SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Another story of the bitter pills of fate


Another story of the bitter pills of fate

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]
http://savepic.ru/5694015.jpg

Jonathan Crane

The Woman

Эта история о том, как познакомились психопат, желающий отравить целый город, и доминантка, мечтающая поставить страну на колени. Встретились два одиночества, скажете вы? Определённо, эти двое стоят друг друга. И именно поэтому у них так много причин для ненависти.

+1

2

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Looks innocent enough, doesn't it?
But sometimes there are dangers involved that never meet the eye.
No matter where you meet a stranger, be careful if they are too friendly.

Кейт входит в комнату еле заметной тенью и ставит на стол чайник, пытаясь не смотреть этому мужчине в глаза. Мисс Адлер, наоборот же, смотрит на него очень пристально, не забывая кокетливо улыбаться.
-Рада твоему визиту, Джимми. Я скучала, - она наклоняется к чайнику, не стесняясь глубоко выреза своего платья, наливает себе чай и снова откидывается на мягкую спинку дивана. У неё приветливый взгляд, хоть за ним скрывается что-то совсем иное. Взгляд мистера Мориарти, напротив, предельно холоден.
-Я здесь по делу, мисс Адлер, вам это прекрасно известно, - он неспешно перемешивает сахар в чае серебряной ложечкой.
-Несомненно, - мисс Адлер улыбается шире и наклоняет голову на бок, - Только вот последнее время у тебя  всё больше и больше дел ко мне… Знаешь,  я начинаю задумываться, а вдруг…
Джеймс прерывает её, не давая договорить:
-Оставьте свои догадки и лучше сосредоточьте своё обаяние вот на этом человеке, – перед мисс Адлер моментально появляется белоснежный планшет со светящейся на нем фотографией какого-то не особо привлекательного пожилого мужчины.
Она не задаёт никаких вопросов вроде «Что мне надо сделать?» или «Кто он?». Ответ на первый вопрос ей уже и так ясен. Ответ на второй вопрос Джимми скажет ей и так, раз уж он за этим пришел, так что женщина лишь вздыхает и берёт с подноса миниатюрное пироженное, украшенное розовым кремом, будто оно способно хоть как-то подсластить предстоящие известие.
- Кармейн Фольконе, по прозвищу «Римлянин», главарь мафии и просто типичный гражданин Готэма, - мистер Мориарти усмехается, - Чудесный город, который я предлагаю вам посетить.
«Готем» - при этом слове мисс Адлер оживляется и смотрит на Джима с большим энтузиазмом, чем до этого.
-Наслышана. – "Хотя, я бы лучше познакомилась с мистером Уейном. Быть может, одно другому не мешает?"И что же мне предстоит у него узнать?
Мистер Мориарти проводит пальцем по экрану планшета, и фотография пожилого мафиози сменяется изображением куда более миловидного мужчины в очках. Мисс Адлер умилённо улыбается, берёт планшет в руки, внимательно изучая будущего клиента.
-Та ещё сволочь, я правильно понимаю? – произносит она, не меняя сладкого тона голоса. Если на первой фотографии она увидела классического мафиози, будто сошедшего со страниц книги Марио Пьюзо, то с этим мужчиной всё как будто бы сложнее. Смотришь ему в глаза, и сразу кажется, что теперь вместо крови по твоим венам течёт чистый яд, разъедающий изнутри. Что-то есть в нём, вызывающее страх, но мисс Адлер лишь улыбается, откладывает планшет и задаёт мистеру Мориарти простой вопрос:
-Его тоже соблазнить?
В ответ Джим разражается смехом. Он смеётся долго и так искренне, что Ирэн даже начинает немного нервничать и задавать сама себе вопрос «Что я не так сказала?».
-Мисс Адлер, я ценю ваши выдающиеся способности, но даже вы не всесильны. – он снова смеётся, тихо покачивая головой, - Мистер Крейн… я не уверен, что его вообще интересует что-то кроме его безумных идей. Доктор Джонотан Крейн специализируется на ядах и токсинах, на его счету не мало преступлений, но как судебный психиатр он прекрасно умеет выкручиваться и обоходить закон. А заодно покрывает других "порядочных граждан", про которых мне было бы интересно узнать поподробнее.
Мистер Мориарти говорит ещё несколько важных ньюансов, и мисс Адлер внимательно его выслушивает, хотя мысли уже заняты чем-то другим. Ирэн Адлер выдерживает паузу, обдумывая заманчивое предложение.
- Если я правильно понимаю, ты предлагаешь мне засунуть руку в террариум с черной мамбой и забрать у неё мышь. Мило. – она пожимает плечами, наконец откусывая кусочек от пироженного.
-Даже от яда черной мамбы есть противоядие, главное успеть принять вовремя,- холодно отвечает Джеймс, протягивая мисс Адлер золотистую визитку – по приезду в Америку свяжитесь с этим человеком, и получите всё необходимое. И для вас, и для ваших новых друзей. С мистером Фольконе проблем возникнуть не должно. Если не хватит обаяния…
-…можно использовать что-нибудь, что развяжет ему язык, я знаю, - кивает мисс Адлер.
-Именно. Только вот, с доктором Крейном того же фокуса не выйдет. Он недоверчив и внимателен, а уж что касается каких-либо препаратов, наркотиков, ядов… - Джим мотает головой из стороны в сторону, как бы говоря «не прокатит».
-Что ж, думаю, я найду к нему подход, - пожимает она в ответ плечами, прекрасно осознавая, что подписывается на что-то очень опасное. Но разве когда-то было иначе? В голове уже мелькают схемы, цветные картинки, весёлые идеи на тему того, как подобраться к доктору-отравителю, кем представиться, какую маску надеть. Столько годных идей, но... но фраза Джима и его смех, вот что не даёт ей покоя.
"С каких пор мне важно ему что-то доказывать?" - возмущенно спрашивает она сама себя, и всё же, её губы задают совсем другой вопрос.
-Джимми, а что если у меня получится его соблазнить?- она поводит бровями и улыбается, глядя на него с вызовом. Теперь уже тот на секунду замирает, обдумывая слова женщины, и взгляд его загорается каким-то недобрым огнём. Криминальный гений встаёт с дивана и медленно, как тигр, подкрадывающийся к жертве, направляется в сторону мисс Адлер. Кейт, снова появившаяся в комнате, так и замирает на пороге с подносом в руках, наблюдая за развернувшимся действием с легкой тревогой.
Мориарти садится рядом с женщиной и накрывает её руку своей, а его губы приближаются к её уху. Он долго что-то шепчет ей,  и с каждым словом выражение лица мисс Адлер меняется, и улыбка становится всё шире, хотя во взгляде заметно удилвение.
-Ты действительно хочешь, что бы я сделала это? - слегка ошарашенно спрашивает она, до сих пор не веря.
-Конечно, - холодный взгляд сменяется ласковым и добрым, но это очередная иллюзия, тут нет никаких сомнений, - Если только ты выиграешь спор. В обратном случае... в общем, я ещё подумаю.
Усмехнувшись, он встаёт с дивана, поправляет пиджак и направляается к выходу, огибая замершую каменной статуей Кейт.
В ответ женщина выдавлиает из себя мрачную улыбку и явно уже не выглядит такой двольной. Нет, она конечно уверенна в своей победе, но осознание серьезности задуманного пугает, проблем со здоровьем не очень-то хочется, а отказывать уже очень-очень поздно...
"Прихватить с собой костюм химзащиты?"

---

I'm adaptable, now I like new role
I'm getting better and better
I have a new goal, I'm changing my ways
Where money applies...this is not a love song

-Это всё что у меня осталось. Я... Я просто не знаю, что мне ещё делать, я никому не нужна, и если я быстро не найду способ заработать хоть немного денег, вся моя семья окажется на улице, я обречена... Нет. Перебор. Никуда не годится.
Отражение в зеркале выглядит каким-то слишком довольным для произносимого монлога, а сами слова слишком наигранны, и мисс Адлер, вздыхая, отходит от зеркала и садится на роскношную кровать в своем гостиничном номере, делая глоток изысканного Cabernet Sauvignon и поправляя только сегодня купленный пеньюар от Victoria's Secret, который просто не терпелось примерить. Женщина откидывается на кровать, размышляя о том, что наверное стоит отложить ненадолго репетицию завтрашнего спектакля, потмоу что сегодняшнюю маленькую победу стоит отметить.
"Это было действительно очень просто," - улыбается она, вспоминая, о чем они говорили с Джеймсом, - "Даже спать с ним не пришлось. По крайней мере, в классическом понимании термина "переспать", благо мистер Фольконе  в полном восторге от разного рода сексуальных девиаций. Даже если он и хотел какого-то продолжения, он, увы и ах, отрубился раньше."
Женщина тихо смеётся, пользуясь тем, что её никто не слышит, и не видит. Она радуется тому, что узнать всё необходимое про доктора Крейна было так легко, а ещё за одно ей удалось сфотографировать кое-какие документы, сделать несколько компромитирующих фото, пошиковать за счет мистера Фольконе, да и вообще, не дурно развлечься. Главное ведь что? Не думать, ни секунды не думать о том, как ей противны все эти люди -  и тогда изображать интерес к ним будет легко и просто. "Будь дружелюбна и мила, и люди к тебе потянутся. И потянут свои грязные руки. Эти люди будут считать тебя своей игрушкой, и это очень-очень грустно, только вот пока они живут в мире своих смелых фантазий, твой разум остаётся не задурманен ничем, а это значит, ты в преимуществе. Ты просто будешь действовать и добиваться своего. Холодно. Без лишних эмоций. Без лишних, никому не нужных чувств."
Мисс Адлер снова пытается улыбнуться, но выходит уже совсем по-другому, более горько, что ли. Женщина задумывыается о том, что если хорошо постараться, всегда можно найти повод пустить слезу, а то и разрыдаться, и как раз для этого надо перестать делать вид, что тебя всё устраивает, и вспомнить, как отвратительны все эти люди, что окружают тебя. А ещё, можно просто мысленно вернуться в прошлое, в какой-нибудь из тех дней, когда тебе было максимально плохо - это поможет настроится на нужный лад. Такие дни никогда не забываются, как ни старайся. Для мисс Адлер особенно примечателен один...
Вспышка - перед глазами всего лишь на секунду появляется мертвенно-бледное лицо с остекляневшими глазами. Тот день...Если бы только такие воспоминания можно было хранить на переносном жестком диске и возвращать в память лишь тогда, когда необходимо, как сейчас, настроится на нужный лад! Если бы! Женщина сама не замечает, как уже слизывает с губ слёзы, придающие вину неприятный привкус.
"Чудесно. Если я завтра буду выглядеть заплаканной, это будет ещё убедительнее," - думает она, не спеша вытирать мокрые дорожки от слёз на щеках. А ещё думает о том, что ей надо снять комнатёнку попроще и купить платье подешевле, что бы при одном только взгляде не оставалось сомнения - это последнее приличное платье в её гардеробе. Остальное она продумала уже давно, и точно знает, кем завтра будет для мистера Крейна, что скажет и чего будет добиваться. И совсем скоро это произойдёт - она робко подойдёт к двери его дома и позвонит в звонок, нервно перекладывая сумочку из руки в руку в ожидании того момента, когда хозяин дома наконец соизволит открыть дверь. Увидев его, она чуть дрожащим голосом спросит: "Мистер... мистер Крейн?"
И, ах да... По возможности, надо попытаться сделать вид, что она влюбилась в него с первого взгляда.

Отредактировано The Woman (2014-08-31 15:56:48)

+2

3

Что общего между женщиной и ядом? Они крайне опасны. Сразу можно и не понять, что ты отравлен - любовью или же смертельным токсином, - но потом будет слишком поздно. Женщины - те еще змеи. Кобры, гадюки, анаконды - безобидные ужи встречаются крайне редко.
Яд течет по их венам, томный взгляд - словно смертельный укус. Улыбка, что сначала покажется обаятельной, надолго пленит. Язык тела - эти попытки убрать выбившуюся прядь волос за ухо, или мимолетное покусывание накрашенных яркой помадой губ - так приковывает внимание, что даже забываешь, как дышать. Женщина играет с мужчиной, как кошка с мышью, хотя сильному полу так часто хочется показать обратное. Вот только доказать они ничего не могут, находясь под властью сладкоголосых сирен с откровенным декольте.
Вот такого мнения был доктор Крейн о женщинах. А потому интересовался ими лишь в целях удовлетворения потребностей. В Готэме с этим проблем не было. Нет места любви в городе порока.  И доверию тоже не должно быть. Но, по каким-то причинам, оно существовало. Многие известные персоны Готэма делили свою жизнь со слабым полом. Чего стоил один Джокер с его безумной подружкой. Нет, Крейну явно не нужна была сумасшедшая влюбленная барышня. И хитрая соблазнительница - тоже.
Вот только твоя жизненная позиция не слишком устойчива в воскресное утро, когда ты, проснувшись и будучи облачен в домашнюю одежду, видишь на пороге своей квартиры очаровательную девушку.
У каждого есть что-то, чем он не слишком любит делиться. Для Джонатана этим была его квартира, адрес которой он предпочитал не называть. Потому что не любил неожиданностей, не любил, когда его застают врасплох. А именно без костюма и надменной улыбки.
И ведь хотелось бы предположить, что леди ошиблась квартирой. Но нет, вряд ли здесь жил еще один "Мистер Крейн".
Голос незнакомки чуть дрожал, видимо, от волнения. Джонатан потер глаза и открыл дверь шире, приглашая девушку внутрь.
Догадок было множество - посетительница могла быть и наивной будущей жертвой, рассчитывающей на помощь психиатра, и любопытной журналисткой, да и наркоманкой, впрочем. В любом случае, за дверью ее оставлять не стоило.
Джонатан не без труда улыбнулся и посмотрел на расплывающийся силуэт девушки. Без очков мир выглядел так же туманно, как и намерения гостьи для доктора Крейна.
- Я обычно не принимаю посетителей дома,  - сообщил мужчина, чуть склонив голову набок.
Девушка чувствовала себя неуютно, и это нравилось Джонатану. Его улыбка стала чуть более хищной.
- Более того, я не совсем понимаю, откуда у вас этот адрес, - Крейн чуть приподнял брови и выжидающе посмотрел на посетительницу. А затем тихо рассмеялся. - Проходите.
Джонатан указал в сторону кухни, что виднелась за приоткрытой дверью. Сам же он на минуту покинул девушку, чтобы привести себя в порядок и надеть очки. Вернувшись, он застал ее сидящей за столом и осматривающей скромный кухонный пейзаж. Действительно, кухня доктора Крейна выглядела так, будто ее только что купили. И связано это было, конечно же, с тем, что мужчина редко бывал дома.
Джонатан быстро налил воды в чайник, достал полупустую банку кофе и через пару минут поставил  две чашки на стол.
Сев напротив гостьи и, наконец, внимательно ее осмотрев, доктор произнес:
- Чем я могу помочь?

Отредактировано Jonathan Crane (2014-08-31 17:38:16)

+2

4

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]"Ладно, с любовью с первого взгляда я может и перегнула," - сказала она сама себе, когда дверь наконец отоворилась. Нет, не то что бы её чем-то разочаровал внешний вид мужчины, открывшего дверь, просто... Просто вживаться в каждую новую роль лучше постепенно, и первые мгновения в "новой шкуре" собственное поведение кажется слишком уж глупым и наигранным. Поэтому лучше уж немного недоиграть, чем превратить происходящее в фарс. В прочем, как могла, мисс Адлер изобразила удивление, причину которого высказала почти сразу, нервно прикусывая губу и оглядывая мистера Крейна, тоже весьма растерянного появлением на его пороге незванной гостьи.
-Я...я представляла вас иначе, - произнесла она, как-то нелепо улыбнувшись, и моментально опустив глаза сразу после осозннания, что она только что сказала какую-то чушь, - Простите, это прозвучало странно, но...
"Но когда тебе говорят такие слова как "судебный психиатр, наркоторговец, взяточник" и так далее, на ум приходит точно не молодой очаровательный мужчина с большими голубыми глазами" -что-то такое  наверное подумала героиня мисс Адлер, но произносить вслух не стала.
Она оборвала свои слова на середине фразы, понимая, что теперь всё ещё более нелепо. Лучшем решением было ничего больше не говорить, ведь её рассуждения никакого значения не имеют. Лучше уж перевести тему на более существенную.
-Ваш адрес я нашла в записях своего покойного отца...- ответила она на не заданный, но явно подразумевавшийся вопрос, глядя на Крейна как нашкодившая школьница на самого строгого учителя. Она, кажется, была настроена сказать что-то ещё и как-то прояснить ситуацию, но мужчина пригласил её внутрь. Немного помедлив, она кивнула и сделала шаг вперёд, переступая порог. "Какие манеры, ну надо же," - подумала она про себя. Она назвала бы назвала его джентельменом, если бы не эта ядовитая улыбка. Та самая, что и на фотографии.
Девушка прошла на кухню, куда и указал Джонатан, по дороге незаметно оглядывая помещение. Её зоркий взгляд пытался найти хоть что-то особенное, но пока всё было тщетно. Камер видео-наблюдения у Крейна в квартире тоже явно не было - всё же, он не настолько параноик, ну или просто пока не привык к незваным гостям.
Мисс Адлер лишь ехидно ухмыльнулась (почти так же, как совсем недавно доктор), оставшись в кухне одна. "Знал бы он, кто я такая, и на секунду бы не оставил одну в своём доме." Из сумочки тут же появился белоснежный платок, объяснение которому при необходимости найти можно было очень просто (заплаканные глаза всё сами говорили за себя). Быстро оглядевшись и бесшумно переместившись к кухонному столу, женщина начала открывать один ящик за другим, пользуясь платком что бы не оставлять отпечатков пальцев - даже если бы никто не стал проверять, данная мелочь уже вошла в привычку. В первом не было ничего особенного - вилки и ложки, как у всех нормальных людей. Второй же...Открыв выдвижной ящик, Ирэн замерла. В глаза сразу бросились два нестандартных шприца, и ещё парочка мелочей "в том же духе". В том числе, какой-то флакон, который рассмотреть подробнее она не успела, так как судя по шагам в коридоре, доктор Крейн возвращался в её сторону. Бесшумно здвинув ящик, она усмехнулась сама себе:"По крайней мере теперь не остаётся никаких сомнений..."
Ирэн быстро направилась к кухоному столу и села за него, изо всех сил делая вид, что никаого обыска не производила и всё это время сидела точно так же, отрешенным взглядом сверля столешницу. Когда мужчина вернулся и принялся заваривать кофе, она почему-то посчитала нужным всё же оправдаться по поводу визита на дом.
-Простите меня, это дейсвтительно очень глупо, я должна была прийти к вам на работу, просто... - она старательно изображала, что слов ей не хватает, что они путаются и теряются в её голове, и вообще она чувствует себя очень неловко, - мне просто очень не хотелось, чтобы...Мне казалось так будет проще.
Наконец, с трудом изобразив что-то вроде завершенного предложения, девушка замолкла. Пока Крейн стоял, повернувшись к ней спиной, она кинула взгляд на лежащую рядом с ней на подоконнике газету и почти сразу заметила какие-то обозначения рядом с одной статьей. Разглядеть подробнее ей не удалось, так как вскоре пришлось повернуться к столу, но эту газету она узнала - она сама совсем недавно читала её, и статью, гласящую о том, что полиция якобы вышла на след крупнейшего распространителя наркотиков в Готэме - в том числе.
Девушка аккуратно коснулась кружки с кофе и наконец подняла глаза на доктора Крейна.
-Меня зовут Кристина Блэкуэлл, - представилась она, - И я... да, мне... мне нужна ваша помощь.
Она пыталась заставить себя говорить уверенно, но слова и предложения все равно рассыпались на части. То, что ей надо сказать, казалось кошмарно глупым, и именно поэтому ей было так сложно.
-Дело в том, что мой отец занимался распространением... наркотических средств. - она произнесла последние два слова так же смущенно, как если бы первколассницу заставили вслух произнести слово "секс". Точно можно было сказать, что Кристина такого понятия как наркотики стеснялась и боялась, но выхода у неё не было.
В этой части повествования мисс Адлер решила сделать небольшую паузу, слегка растянуть время, что бы не вываливать весь заготовленный текст целиком. Тем более, для неё была важна реакция Джонотана.

+2

5

Если бы Крейну давали десять долларов каждый раз, когда кто-то из его новых знакомых говорил "Я представлял вас иначе" - то особо много он бы не заработал. Потому что мужчины (а именно они составляли львиную долю клиентов доктора) вообще не слишком разговорчивы, а про свои впечатления и чувства вовсе предпочитают молчать. Юная леди же высказала все, что думала - затем смутилась, отвела взгляд и даже извинилась. Как мило. Джонатан, признаться, не слишком хорошо понимал особ женского пола - в беседах сталкивался с ними не часто, да и не нужны ему лишние нагрузки на нервную систему. Впрочем, за этой девушкой наблюдать было забавно. Вся такая зажатая, скромная - должно быть, еще и неуклюжая. Просто мечта подростка, который хочет почувствовать себя супергероем. Чересчур идеально, не кажется?
Да еще и адрес, найденный там, где быть ему не положено.
Вот только Крейну было все равно. Полиция жила на деньги от наркотиков, доставляемых в Готэм благодаря Крейну. В суде он мог подкупить любого. А тот, кто не хотел играть по правилам Короля Страха - тот в скором времени оказывался в психиатрической клинике. Так что даже если девушка была не во всем откровенна, волноваться не было причины. Вот еще, параноиком становиться, когда почти весь город у твоих ног, - думал Крейн, стоя перед зеркалом и поправляя взъерошенные волосы. Да, выглядел он действительно не так, как его нужно было представить. А может, это даже интереснее? Теперь девушка откроется ему, о да, ища поддержки и помощи - ведь она за этим пришла? Самодовольно улыбнувшись отражению, Джонатан вернулся на кухню.

Она действительно была очаровательна. Эти заплаканные глазки, дрожащий голос, неловкость, полушепот - все это так нравилось Джонатану! Гостья была просто невинной овечкой, забредшей в логово к волку. А как она извиняется, ох.
Мужчина усмехнулся.
- На работу? - переспросил он, - Вы знаете куда больше, чем мне хотелось бы.
Впрочем, несмотря на то, что в словах Крейна присутствовал некий упрек, даже недоверие - на его лице все равно сияла улыбка.
- Кристина Блэкуэлл, - медленно повторил доктор, словно пытаясь пробудить какие-то воспоминания, связанные с этим именем. В голову ничего не проходило - но ведь это не страшно. Новые люди - новые страхи. Прекрасно.
Малышка Кристина стеснялась - и боялась. И вместо того, чтобы как-то поддержать ее, Крейн наоборот впился в нее насмешливым взглядом. Было действительно забавно.
- Ох, мисс Блэкуэлл, так Вы наследница нарко-империи?
- нарочито громко произнес доктор, чтобы посмотреть, как смущается милая Кристина, как проклинает все на свете из-за того, что явилась к Крейну, как хочет сквозь землю провалиться.
Джонатан отодвигает пустую чашку, встает и медленно подходит к девушке. Одной рукой облокачивается на стол, другой - на спинку стула Кристины. Склоняется над ней, изменяя ядовитую насмешку на заботливый взгляд.
- Дайте-ка угадаю, - вкрадчиво шепчет он, - Вы ненавидели отца за его "бизнес". Он принес столько бед в вашу семью! Сейчас отец погиб, и, как Вам кажется, не случайно. Наверняка он оставил семье в наследство кучу долгов. Может быть, Вас уже посещали его коллеги? Угрожали Вам, Кристина?
Пугало закусывает губу, упиваясь страхом жертвы. Она отворачивается, пытаясь не смотреть в глаза. Но Джонатану это не нравится - а потому он аккуратно берет ее за подбородок и поворачивает к себе.
- Что они хотели с Вами сделать, Кристина? - спрашивает он, и голос полон сочувствия, переживаний, и брови так выгнуты - где он только брал уроки актерского мастерства?
Еще несколько секунд этого напряжения: взгляды искрят, губы приоткрыты.
И Джонатан отпускает ее, словно выбрасывая только что пойманную рыбку обратно в море.
Он отходит к окну, поправляет очки, задумчиво глядя в окно, и спрашивает:
- Думаете, Вы сможете продолжить его дело?
Усмехается собственным словам. Поворачивается к Кристине.
- Да, точно. У Вас нет выбора.

Отредактировано Jonathan Crane (2014-09-08 00:50:52)

+2

6

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Жалость? Сочувствие? Мисс Адлер и не надеялась, что бедняжка Кристина получит что-то из вышеперечисленного - она пришла далеко не к тому человеку, что был способен на проявление доброты и милосердия. Ирэн знала, что это игра в поддавки, это охота на живца,  и в роли "живца" выступает она же, а если точнее, ее беззащитная и немного наивная героиня. Как бы она не пыталась продумать всё заранее, это было невозможно, и в результате каждый новый шаг был импровизацией. Каждый новый шаг надо было совершать очень осторожно, что бы не упасть в бездонную пропасть, и при этом времени на принятие решения почти не было. Впрочем, мисс Адлер уже давно привыкла к таким условиям работы.
И всё же, женщина была слегка удивлена поведению доктора Крейна - по её предположениям он стал бы разговаривать с Кристиной холодно и расчетливо, иногда позволяя себе не самые лестные выражения в её адрес, что бы мягко и аккуратно опустить её ниже плинтуса, или же наоборот сыграл бы роль милейшего человека, что бы потом ударить исподтишка. Но Джонатан превзошел все её ожидания. Он решил добить девушку, которая и так выглядела очень несчастной и вздрагивала от каждого резкого движения. Ирэн чувствовала, что этот человек пьет чужие страхи как изысканный напиток, он любит психологическое давление, любит смотреть, как трепыхается безпомощная жертва, и всё это было отвратительно. С той же стремительностью, с которой доктор Крейн начал опускать свою жертву, мисс Адлер начала испытывать к этому человеку всепоглощающую, лютую ненависть. А от мысли, что ей надо соблюсти условие пари с мистером Мориарти, и вовсе становилось тошно... Когда этот мужчина посмел схватить её за подбородок, соблазн переломать ему пальцы, а потом челюсть, ребра и все остальные кости , был слишком велик. Однако, плюсы в этой ситуации несомненно были - заигравшись в гениального психолога, Джонотан сам придумал Кристине идеальную легенду, которая показалась Ирэн намного лучше и намного трагичнее (что тоже было плюсом) , той, что она придумала сама. Кроме того, эмоции Ирэн и Кристины во многом теперь совпадали - изображать страх и беспомощность, испытывая ненависть, куда легче, чем в таком же состоянии пытаться выдавить из себя влюбленный взгляд или добродушную улыбку. Этого извращенца возбуждает её страх, и этим надо пользоваться. Кроме того, своим психологических давлением он в разы облегчает ей игру - разрыдаться, представляя, что все слова Крейна действительно относятся к ней, не составляет никакого труда. А ещё... Не смотря на отвращение, весь этот накал страстей пробуждает азарт. Доктор Крейн тоже играет - от этого становится ещё интереснее.
"Надо быть хорошей девочкой и дать ему то, чего он хочет" - с этими мыслями Ирэн изображает истинный ужас, и совсем скоро из её глаз крупными каплями стекают слезы. Она бурно реагирует на все происходящее, всхлипывает, нервно кусает губы, слизывает с них соленые слезы - все это доставляет удовольствие её мучителю. И наконец он отпускает её, давая время прийти в себя - вероятнее всего, это передышка перед следующим действием. Что он планирует делать с ней дальше? Кристине страшно даже подумать об этом, а мисс Адлер...ей, откровенно говоря, очень интересно. Но она не собирается упрощать ему игру.
Неосторожное нервное движение - и чашка падает со стола, обливая стол кофе и разбиваясь вдребезги. Кристина замирает, не успевая вскрикнуть, смотрит на то, что только что сделала, а потом медленно поднимает глаза на Крейна. В них - лишь обида, и никакого сожаления о разбитой посуде.
-Было большой глупостью прийти к вам, доктор Крейн - тихо говорит она. Кристина, как обычно, говорит, что думает, откровенно и честно. - Не стоило тратить на вас время. И нервы.
Она грустно хмыкает, встает со стула и разворачивается,  намереваясь уйти.  И в тоже время, Ирэн уверенна, что так просто доктор Страх такую чудесную и аппетитную жертву не отпустит.
Что он сделает дальше?

Отредактировано The Woman (2014-09-13 20:14:48)

+1

7

Ее взгляд метался по комнате, губы дрожали, а слезы оставляли мокрые дорожки на щеках. И в тоже время внутри нее закипала буря - это было видно по рукам, которые она сжимала в кулаки, по нахмуренным бровям. Девушка не хотела сдаваться - просто не могла позволить себе разрыдаться и упасть к ногам Крейна. А так даже лучше - играть с той, в ком еще осталась гордость.
Она выглядела даже разъяренной. Видимо, ждала от доктора Крейна понимания и помощи, но никак не такого представления. Признаться, Крейн сам от себя такого не ждал. В ведении бизнеса он всегда был тактичен и обходителен, ровно до тех пор, пока клиент не начнет чувствовать себя аки Всевышний. Тут уже ничего не оставалось, кроме как познакомить клиента и его чувство собственной важности с беспомощностью перед "Фобосом". Все же, Бог один. И Крейн был уверен, что именно он достоин такого титула.
Однако сейчас Пугало оказался более властен над разумом доктора, нежели он сам Джонатан. Возможно, соблазн был велик: заплаканная девчушка пришла к нему с просьбой о помощи.

Кристина получит ее. Отличную помощь. Психиатрическую.
Но это так. Планы на будущее.

Крейн с равнодушием посмотрел на осколки чашки и разливающийся по кафелю кофе. Цокнул недовольно, смерил Кристину взглядом. Признаться, посуда в доме билась часто - обычно из-за неловких гостей. Ну неужели так трудно поставить чашку на стол, прежде чем упасть в судорогах на пол? Неуважение да и только.
Кристина поспешила прочь. Не так быстро, дорогая. Осторожно обойдя осколки и разлитый кофе, Джонатан подошел к девушке непозволительно близко - она на удивление не сопротивлялась, лишь зачарованно наблюдала за движениями Крейна. Хотя, может, не совсем зачарованно - а чересчур внимательно? Не появится ли в его руке пистолет, или шприц? Впрочем, это не важно.
Крейн аккуратно взял Кристину за руку, не упустив при этом возможность нащупать пульс. Ох, как она распереживалась, бедная.
- Прошу прощения, - прошептал он, - боюсь, это было необходимо. Проверка на прочность, знаете ли. Торговля наркотиками - это вам не лавочка с цветами. Хотя, и там присутствует своя конкуренция.
Джонатан отпустил руку Кристины, понимая, что она не в восторге от такого контакта. Доктор пытался анализировать эмоции, проскальзывающие на ее лице, но не получалось: они резко сменялись, причудливо сочетались и вообще представляли собой нечто сумбурное. Конечно, это можно было списать на волнение, потрясение - да вообще на что угодно. Но факт оставался фактом - Кристина была не проста. И это привлекало Крейна.
- Я готов помочь, - отозвался доктор, - нельзя оставлять такую девушку в беде.
Конечно, это были вовсе не джентльменские побуждения. Мисс Блэкуэлл была конфетой в обертке без названия и состава. И ой как хотелось ее попробовать.
- Как насчет того, чтобы найти более подходящее место для разговора? - нет, Джонатан, конечно, любил свою квартиру, но вот те, кто говорит, будто на "свой территории" чувствуешь себя уверено - нет, определенно они ошиблись. Вряд ли можно чувствовать себя уверенно стоя в клетчатых штанах и растянутой футболке. К тому же сразу после сна. Или это вообще сон...
- Могу я пригласить вас на ужин? - улыбнулся Крейн. - В восемь, в "Марселе".

Отредактировано Jonathan Crane (2014-09-30 00:06:22)

+1

8

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]"Какой же ты молодец, Джонни! Оправдываешь мои надежды," - произнесла про себя Ирэн, когда Крейн подошел к ней. Не пришлось даже считать секунды, пытаясь угадать, как быстро он кинется её останавливать. Впрочем, был и другой вариант - доктор мог оказаться "выше всего этого" и не захотеть бежать следом за строптивой жертвой. У мисс Адлер был план и на этот случай, простой и однозначный - спустя день, или два, явиться к Крейну снова, со словами "Вы конечно сволочь, но вы мне нужны." Не совсем таким текстом, но смысл ясен. К счастью, ничего подобного делать не пришлось, доктор действовал именно так, как Ирэн и хотела. Если не учитывать того, что он снова оказался слишком близко, и снова до неё дотронулся.
"Не слишком ли быстро ты сокращаешь дистанцию?" -ухмыльнулась про себя Ирэн. Такое поведение ей не особо нравилось, она вообще не любила, когда к ней прикасаются без её разрешения, но сейчас не было возможности отхлестать мужчину плёткой за плохое поведение. Увы.
Кристина будто бы в ступоре замерла, не сразу отреагировав на произошедшее - чуть запоздало девушка отвела руку, за которую её держал Джонатан, и отступила назад, опасливо глядя на доктора. Её губы были сжаты, заплаканные глаза смотрели с обидой и капелькой гнева. Что-то не позволяло девушке прямым текстом послать хама куда подальше, накричать, закатить истерику, сказать что его эти психологические штучки пусть использует с кем-нибудь другим... Нет, она определённо не могла себе такого позволить. Быть может, сдержанные колкости в ответ были бы уместны, но Блэкуэлл предпочла просто промолчать, не давая Крейну ни за что зацепиться - любое слово может быть использовано против неё. Так что пока лучше ими не разбрасываться.
-В восемь, - тихо повторила она, будто мысленно записывая время и место в ежедневник, - Хорошо.
Вот и всё, надо было идти, пора было развернуться и снова направиться прочь из этого дома, что бы снова встретиться с Мистером "Я-Буду-Вертеть-Тобой-Как-Хочу" в восемь в "Марселе". Но Ирэн всё же хотелось сделать ещё что-то. Добавить в представление ещё щепотку эмоций. Поэтому она сделала то, что Крейн вряд ли ожидал бы, и что запуганная Кристина вряд ли сама ожидала от себя. Один нервный быстрый шаг снова приблизил её к доктору Крейну, возможно, даже ближе, чем она планировала. Девушка подняла смущенно опущенные глаза, и пристально посмотрела на мужчину - так пристально и так отчаянно, будто не замечала, какой тяжелый у него взгляд, и как под этим взглядом хочется провалиться под землю. Она нервно облизала губы, не сводя с него взгляд, почти такой же жалобный и просящий о помощи, как тогда, когда она только заявилась на его порог, но всё же теперь в нем появилось что-то ещё...Отчаянность. Настойчивость. Целеустремлённость.
-Спасибо за вашу отзывчивость. - тихо произнесла она после короткой паузы и развернувшись направилась прочь.

Ровно в восемь часов вечера Кристина Блэкуэлл была в назначенном месте. В ней с утра мало что  изменилось - то же аккуратное чёрное платье, тот же слегка напуганный взгляд, только прическа чуть более "нарядная", если так можно выразиться.
Ирэн понятия не имела, что произойдёт сейчас, что произойдёт дальше - она , собиралась импровизировать, ведь пока что, всё, что от неё требуется - вжиться в роль Кристины и и делать так, что бы Крейн верил всему,что она говорит. Кристина заинтересовала его - это было очевидно. Конечно, хорошего в этом было мало - такой интерес испытывает хищник к жертве, и не трудно догадаться, чем такая игра заканчивается. Только вот перед Ирэн стояла определённая задача, и она, конечно, была не из лёгких - ей надо было изменить отношение Джонатана к своей клиентке, заставить его забыть про то, что она "жертва". Она должна заставить его чувствовать - что именно, не так важно. Уважение, интерес, симпатию, что-то ещё? Главное ведь остаться рядом с ним подольше, проникнуть в его кабинет и\или лабораторию, раздобыть нужное. Для этого женщине точно требовалась из категории "жертва" перейти в какую-то ещё, ну или же быть жертвой, которую хищник предпочтёт съесть когда-нибудь потом, когда вдоволь наиграется. Быть Шехерезадой, которая жива до тех пор, пока её сказки радуют султана.
Но конечно, чисто из вредности ей хотелось бы задеть все самые тонкие струны его души, запасть в сердце, что бы потом причинить невыносимую боль. Жестоко, отвратительно, но от одной мысли хотелось довольно улыбнуться, чего женщина делать не стала, что бы не быть замеченной.

+1

9

Она не просто согласилась - даже поблагодарила за отзывчивость? Как это очаровательно. Особенно то, что она подошла ближе - как много толкования для этого жеста! Может, она пытается показать, как благодарна за такую сугубо личную услугу? Или благодарность за нее будет весьма интересной? Что ж, увидим. А сейчас нужно дождаться вечера.
День проходит как никогда спокойно. Крейн аккуратно собирает осколки чашки, с равнодушием смотрит на коричневые разводы на кафеле, а думает о том, как будет правильнее вести себя. К Кристине множество вопросов - начиная от сути бизнеса ее отца. Чем именно он занимался? Раз Джонатан не слышал о нем, скорее всего, он был перекупщиком. Таких в городе немало - ведь не будет же Крейн работать со всеми желающими. Впрочем, мисс Блэкуэлл можно включить в свой бизнес. Только вот вряд ли он ей подойдет. Конкуренция, поиски покупателей, да и вообще это грязное дело само по себе - даже не каждый готэмский преступник готов заняться таким. А уж хрупкая девушка и подавно. Хоть и стоит признать, что внутренне она довольно сильна.

Семь часов. Крейн довольно оглядывает свое отражение в зеркале. В костюме намного удобнее - быть наглым и самодовольным, конечно. Подъезжает такси. Не забыв положить в карман свои ядовитые изобретения, Джонатан спускается вниз. Зная готэмские пробки, лучше выехать заранее. Причем лучше на такси. Полицейские становятся чуть более внимательны, когда на уличных камерах замечают автомобиль доктора. Зачем привлекать лишнее внимание?
Крейн подъезжает немного раньше, но Кристина уже стоит у входа. Доктор с беззлобной улыбкой рассматривает ее издалека, прежде чем подойти поближе и согнуть руку в локте, аки настоящий джентльмен. Швейцар, надеющийся на чаевые, с улыбкой открывает перед ними дверь, и действительно получает, что хотел. В обществе богатых людей лучше не выделяться такими вещами.
Зал "Марселя" действительно прекрасен. Изысканные рельефы, покрытые позолотой, шторы и скатерти из красного бархата. Помпезно и бесполезно - как и все атрибуты жизни богачей. Один из официантов, завидев Крейна, не спешит предлагать ему столик. Улыбается, приветствует гостей и ведет их за собой. Заводит за угол, затем по ведущей вниз лестнице. Здесь - совершенно другой мир, пусть и дизайн не слишком изменился. Зал не так залит светом - будто создан для запретных тем и темных делишек. Зато здесь не бывает лишних глаз.
Но этот день стал исключением. Совершенно неясно почему, но сегодня в таинственном втором зале "Марселя" находился никто иной как Фальконе в окружении его приспешников и нескольких девушек, чья профессия была вполне очевидна. Тот факт, что мафиозный босс, коего Крейн ненавидел, но вынужден был на него работать, находился здесь, конечно же, расстроил доктора. Даже разозлил. Вывел из себя. Вот только показывать этого Джонатан и не думал - зачем так радовать и без того счастливого мафиози? Крейн сначала надеялся, что Фальконе не заметит его, но вряд ли вообще возможно было войти в этот зал незамеченным. Что ж, может, получится сесть к нему спиной? Увы, мисс Блэкуэлл уже заняла это место. Вряд ли ей можно было что-то сказать. Крейну ничего не оставалось, кроме как кивнуть мафиози в знак приветствия и сесть напротив своей спутницы. Дружки Фальконе сопроводили такое нахальными улыбками и едкими комментариями. Для них доктор Крейн был очередным мальчиком на побегушках у босса. Он помогал нужным людям избежать тюрьмы, ссылаясь на то, что преступления совершались в состоянии аффекта, или же клиент обладает психическим расстройством. Они не знали других подробностей из жизни Джонатана, а если даже кто-то знал о лаборатории, то не задумывались об этом. А зря. Знакомство уважаемого Фальконе с его собственными страхами входило в ближайшие планы Пугала. Как же его раздражал этот человек! И та власть, которой он незаслуженно обладал. В Готэме должен быть один король, а именно - Король Страха. Фальконе слишком многого хотел, слишком много позволял себе и своим жалким людям. И самым ужасным было то, что он контролировал город. Все думали, что Крейн работает "на Фальконе", а не "с Фальконе". Это раздражало. Для доктора это был огромный удар по самолюбию, но только так он мог работать. Но это пока. Скоро все должно измениться. Зря Фальконе думает, что он главный в этом городе. Скоро он будет вопить от страха.
- Прости, - проговорил Джонатан, улыбнувшись. - Я задумался.
Официант принес меню и удалился. Крейн еще некоторое время бесцельно пялился на различные названия блюд, а затем, наконец, перевел все свое внимание на Кристину.
- Насколько я понял, твой отец работал с перекупщиками. Ты же хочешь сотрудничать напрямую со мной.
Джонатан вновь погрузился в свои мысли, поднес пальцы ко рту и посмотрел куда-то вдаль. Он не мог вести разговор нормально. Ненависть к Фальконе переполняла его. Желание изменить все прямо сейчас. Потанцевать на костях этого нахального непризнанного лидера. А его люди! До чего отвратительное собрание людей, голодные псы, неотесанные, оскорбляющие этот ресторан своим присутствием. Как же хочется...
- Прости, ты что-то сказала? - натянув улыбку, переспросил Крейн. Кажется, Кристина что-то рассказывала ему. Отвечала на вопрос? Что он мог спросить?
Джонатан нервно облизнул губы. Ситуация выходила из-под контроля. Нет, нельзя было показываться кому-либо таким. Этот город привык к вечному спокойствию доктора. Тот, кто спокоен - тот владеет ситуацией. Сейчас Крейн чувствовал, как земля ускользает из-под ног, и он падает вниз - туда, где безумие, ненависть и желание. Желание растерзать, подчинить, поставить весь мир на колени.
Видимо, поговорить не удастся.
Фальконе, черт бы его побрал, вальяжно встает из-за стола, направляясь к выходу, и подходит к столику Крейна и его спутницы. Кристина прячется за меню - еще бы, ведь так неприятно, когда на тебя пялится этот...самовлюбленный...почему он такой довольный?...ну ничего, пусть наслаждается последними минутами власти, ведь совсем скоро он будет за решеткой психиатрической клиники..сделать его существование невыносимым - это моя цель, а со мной лучше не шутить..зря, зря он все это время думал, будто может, будто может..
- Доктор Крейн, не хочу портить Ваш вечер, но есть дело, и очень срочное, - говорит Кармейн с искусственной вежливостью, и так тошнит он его тона, и так хочется взять его за волосы на затылке и познакомить поближе с этим белоснежным кафелем... - Я хочу, чтобы Вы подготовили документы по суду для этого человека.
Джонатан растягивает губы в улыбке, принимая папку из рук мафиози.
- Хорошо, что я встретил Вас здесь. Не мог дозвониться с самого утра. Знаете, я этого не люблю, - улыбается Фальконе, а его люди поглядывают на Крейна как на очередного неисполнительного парнишку, которого требуется научить хорошим манерам.
Мафиози медленно покидает зал, и его люди вереницей следуют за ним. Один из последних - видно, что он совсем недавно попал к Фальконе - позволяет себе непростительную дерзость. Какого-то черта он решает, что будет забавно отвесить доктору Крейну подзатыльник, проходя мимо. Ох как зря. Джонатан реагирует мгновенно - резким движением поднимается, зрачки его увеличены так, что почти не видно голубых глаз, - берет парня за грудки и (откуда только такая сила) валит его на стол, разбивая дорогостоящую посуду и пугая Кристину. Девушка вздрагивает. Гости ресторана замолкают. Люди Фальконе смотрят на Крейна, затем чуть ли не синхронно поворачивают головы в сторону босса. Вынесете вердикт. Некоторые уже тянутся к оружию.
- Оставьте их, - деловито говорит Фальконе, даже не обернувшись. Его ручные зверьки пожимают плечами и следуют за боссом.
Идиот, что решил повеселиться с доктором Крейном, пытается вырваться, но хватка Джонатана на удивление крепка. Пугало наклонятся к жертве и шепчет:
- Лучше бы ты не связывался со мной.
Виртуозно достает из кармана миниатюрный шприц - несмотря на то, что взгляды всех гостей и персонала устремлены на Джонатана и его жертву, никто не видит этого - и вводит медленно действующий яд в ногу жертвы. Игла тонкая - он даже и не почувствует. Зато через несколько часов ему станет очень, очень плохо. Он, возможно, спишет все это на плохой ужин - до тех пор, когда его не вырвет собственными легкими. Очаровательный токсин, в общем.
Пугало отпускает дерзкого парнишку, и тот спешно покидает ресторан. Доктор Крейн поправляет костюм, подзывает официанта и шепчет ему что-то на ухо. Затем берет папку, любезно предоставленную Фальконе, и, наконец, переводит взгляд на Кристину.
- Не уверен, что смогу сказать что-то, что может исправить ситуацию, - признается Джонатан. В его взгляде постепенно меркнет безумие, но вот что интересно: именно сейчас этот взгляд кажется настоящим. Без лжи и искусственных чувств, без надменности. Немного безумия, ненависть к окружающему миру и решительность.
- Как видишь, у меня появилось дело, - говорит Крейн после небольшой паузы, когда голос его становится окончательно спокоен, а взгляд приобретает обыкновенный вид. - Могу предложить встретиться завтра, пообещав, что такого недоразумения не случится.
Она благодарила его за отзывчивость, а он вот уже второй раз переносит встречу? Так не пойдет, так не красиво. Какая же это отзывчивость - скорее, обыкновенная встреча в расписании занятого человека. Нужно показать бедняжке, что она особенная.
- Или же мы можем продолжить разговор, пока я работаю.

Отредактировано Jonathan Crane (2014-10-06 23:37:34)

+2

10

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Изображать лёгкое волнение не так уж сложно - она действительно взволнована, как бы и не хотелось этого признавать. Честно говоря, она волнуется чаще, чем может показаться - все кто знаком с Ирэн Адлер, считают её удивительно хладнокровной и уровновешенной, способной сохранять спокойствие даже под дулом пистолета. На деле, весь секрет в умении притворяться, в умении казаться кем-то ещё, а не самой собой. На самом деле, сейчас она более настоящая, чем обычно, хотя и играет роль - вот так всё непросто. И повод для нервного напряжения действительно есть  - сейчас Крейн хозяин положения, и какую игру он решил вести совершенно неизвестно. Надо играть по его правилам, подстраиваться, приспосабливаться - что бы потом перетянуть одеяло на себя.
Когда он подходит и берёт её под локоть, она даже ничего не говорит - лишь кивает в знак приветствия и улыбается, как обычно немного нервно и растерянно. Она на всякий случай придумывает темы для беседы, способы завязать разговор, в случае если возникнет уж совсем неловкое молчание... Только это оказывается ненужным, как только они спускаются в нижний зал ресторана, который должен вроде как быть менее людным, более интимным, так сказать... Но не тут-то было.
"Ой как неловко-то выходит." - лишь успевает подумать мисс Адлер, заметив Фfльконе, и прежде чем подумать что-то ещё - очень быстро и очень решительно занимает такое место за столиком, что бы сидеть к Кармейну и его шайке спиной. Она действует так, будто от того, сядет она на этот стул, или нет, зависит её жизнь. В целом, именно так и есть. И как хорошо, что при желании можно придумать сотни объяснений этому - нервничает,  боится общества таких людей и не хочет сталкиваться с ними взглядом, или что-нибудь в этом роде. Это всё тоже, кстати, почти правда.
"Как досадно что Джимми сказал его не убивать. У меня были все шансы!" - думала Ирэн. А ещё она думала, что никогда не будет ненавидеть этого человека сильнее, чем тогда, в ту ночь, которую она была вынуждена провести с этим отвратительным животным, но нет - теперь он раздражал её куда больше, и мешал куда больше. "Может обставить всё как несчастный случай? Может ещё не поздно?" - думала она, но голос разума добавлял - "А потом Джим устроит несчастный случай тебе." Сколько раз он угрожал ей, о-о-о, и каждая угроза интереснее предыдущей. То сварить заживо, то кожу содрать, то в бетон закатать. "Эх, Джимми, я по тебе даже соскучилась," - и опять в этой мысли тонны сарказма, ведь по сути... По сути все они совершенно одинаковые. Неприятные, ненавистные, достойные смерти или пожизненных унижений... Если бы одной только силой её ненависти можно было убивать...Если бы. Но всё не так просто, существует множество "но", как например, холодный расчёт и выгода. Ничего, скоро по их постелям и по их кошелькам она как по лестнице заберется на вершину, и тогда уже сможет отомстить в полной мере. Осталось совсем немного, и любые средства стоят такой цели...
- Прости, я задумался. - услышав эти слова, девушка подняла глаза на доктора Крейна, немного растерянно.
"Кто ещё задумался..."
И всё же, она не могла не заметить этого - Крейн тоже был крайне не рад присутствию Фальконе. Он, конечно, пытался это скрывать, но получалось плохо. Крайне плохо. Его раздражение, его негодование и ненависть -  эмоции, просачивающиеся через маску спокойствия, подпитывали Ирэн, и сама она уже чувствовала себя куда увереннее, хоть ситуация всё равно была для неё достаточно рискованная. Но всё же, чужая слабость была для неё лакомством, которое она охотно поглощала, злорадствуя и придумывая разные острые шуточки на этот счёт. А внешне всё так же сохраняла облик запуганной овечки.
- Насколько я понял, твой отец работал с перекупщиками. Ты же хочешь сотрудничать напрямую со мной.
Кристина закивала, обрадовавшись тому, что собеседник наконец начал разговор.
-Да, всё именно так, - она сделала паузу, обдумывая, как бы объяснить свой выбор,- Отец говорил о вас, и c его слов я поняла, что лучше варианта просто не найти... Мистер Крейн?
"Вообще-то я несла какой-то бред, но какая разница - он всё равно меня не слушал. Ему наплевать - это раз. Он слишком занят мыслями о нашем общем неприятеле, это два."
- Прости, ты что-то сказала?
-Вообще-то да, - сказала Кристина, изобразив лёгкое недовольство невниманием собеседника, и в то же время беспокойство, - Что-то не так?
Что-то явно было не так, и ещё хуже стало, когда "дон Карлеоне" ни с того ни с сего решил подойти к их столику. Про себя обругав мафиози всеми самыми отборными ругательствами, мисс Адлер раскрыла меню и скрылась за ним, что было не так уж подозрительно - это очевидно, что таким девушкам, как она, будет неприятно появление этого самодовольного ублюдка, оглядывающего всех кругом как куски мяса. Якобы изучая меню, Ирэн внимательно слушала слова Фальконе и вспоминая, о чём её просил Мориарти. Всё становилось яснее и понятнее с каждой секундой. Только ,вот, произошедшее дальше было ещё более неожиданно чем встреча с мафиози. "Терпеть не могу, когда ситуация не под моим контролем," - недовольно думала женщина, но вела себя как перепуганная девчонка. Да и бояться было чего - люди Фальконе по доставали пушки, как только Крейн не захотел мириться с непозволительным поведением одного из "шестёрок". И она могла его понять, ещё как.
В ужасе Кристина Блэкуэлл закрыла лицо руками и вскочила из-за стола, при всех этих действиях пытаясь не поворачиваться лицом к Фальконе. Конечно, не факт что он её узнал был так просто - он был тогда пьян, а она - разукрашена до неузанавемости яркой косметикой и одета в кричаще безвкусное красное платье. Всё в лучших традициях "девочек на продажу", которые пользовались большим спросом у Фальконе. Для него ей совсем не надо было быть кем-то особенным, и она прилагала все усилия что бы слиться с общей массой, запомниться "одной из". Сейчас же всё было наоборот - почти никакой косметики, простая аккуратная причёска и много эмоций, которые вкладываются в роль, что бы придать своему блеклому с виду персонажу яркую индивидуальность. Кармейну не нужна была её душа, а вот Джонатан...
"Ладно, они не совсем одинаковые. Не совсем. Но суть-то одна и та же..."
Во время заварушки все её участники были взволнованны и напряженны, но мало кто следил за деталями. А вот Ирэн невольно, по чистой случайности, заметила то, что заставило её проникнуться к доктору Крейну уважением, и в то же время увериться в том, что он опаснейший тип. "Надо будет потом разнюхать, что станет с этим беднягой", - подумала она, - "Если я всё поняла правильно, жить ему осталось недолго".
Мгновение - и заварушка утихает, Фальконе отзывает своих псов, Джонатан поправляет пиджак.  Кристина, робко оглянувшись, садится обратно за стол. На последующие слова доктора она ничего не ответила, да и вряд ли надо было. А вот на предложение перенести встречу надо было как-то реагировать. Честно сказать, она была к этому готова - если понадобилось бы, она его обрабатывала бы хоть месяц, пытаясь втереться в доверие, а то и больше... Так что, идея "а давайте перенесём" её не шокировала, не огорчила, но... Но почти сразу же Крейн предложил другой вариант. Куда более интересный. Куда более заманчивый.
"Работа. О-о, как же чудно, что твоя "работа", это как раз то самое, про что мне надо рассказать Джимми. Как прекрасно!" - она еле сдержала самодовольную улыбку.
-Если только я вам не помешаю...- произнесла она с надеждой во взгляде. Да, конечно она хочет поговорить с ним сегодня, и заодно воочию увидеть те документы, ради которых она и приехала в этот город!
"Неужели всё получиться даже раньше, чем я планировала? Какая невероятная удача..."

+2

11

Хмурые городские улицы, видневшиеся из окна такси, несколько расслабляли Джонатана. Несмотря на свое положение, он привык видеть Готэм именно таким - темным и недружелюбным. Все в городе играли по определенным правилам, и тот, кто не соглашался с ними, непременно погибал. Вероятно, поэтому произошедшее в "Марселе" никому не показалось странным. Как только люди Фальконе скрылись, официантки вновь нацепили фальшивые улыбочки, заиграла приятная музыка, и немногочисленные гости заведения вернулись к своим разговорам, скорее всего связанным с оружием, наркотиками и убийствами. Джонатан со своей спутницей в свою очередь покинули заведение без каких-либо объяснений.

Здание Готэмского городского суда скудно освещалось фонарями. Рабочий день давно закончился, на лестнице у здания сидело несколько подростков - больно нравилось им это место. Может, подсознательно они думали, будто, находясь у здания суда, можно почувствовать себя в безопасности? Это вряд ли. Суд, как и полиция, жил на взятки влиятельных преступников. Те же, кто работал в суде "во имя Справедливости" обычно так и заканчивали карьеру, копаясь в бумажках.
- Кто здесь? - настороженно спросил охранник, услышав открывающуюся дверь. Он весь вечер пялился в экран телевизора, а потому его глаза практически ничего не различали в полумраке.
- Добрый вечер, Эрик, - поздоровался Крейн и тут же был узнан по голосу. Охранник встал, проморгался и уставился на доктора.
- Чего Вам, дома не сидится? - посмеялся охранник, зная, как часто Джонатан задерживается после работы. Впрочем, Эрик списывал это на трудолюбие и ответственность.
- Я был на встрече, как неожиданно появилось кое-какое дело, - протянул Крейн с нотками разочарования в голосе, и охранник сочувственно вздохнул. - Ты не против, если я проведу очаровательную девушку?
Эрик посмотрел на спутницу Крейна, прищурившись.
- Работа ведь не помеха веселью, да? - спросил у охранника Джонатан, кивнув в сторону телевизора, где шло шоу "Мистер Бин". Эрик отвел взгляд и кивнул.
- Мне нужно прежде взглянуть на ее документы, - пробубнил он.
Джонатан в ожидании посмотрел на девушку, и она, покопавшись в маленькой сумочке, протянула Эрику документы. Охранник кивнул. Однако перед тем, как Крейн и Кристина прошли в кабинет, сотрудник слегка одернул доктора за рукав пиджака.
- Доктор Крейн, а она не шпионка?
Это был странный вопрос. Но Джонатан слишком хорошо знал Эрика, чтобы удивиться. Эрику было уже за сорок, а он до сих пор верил в Санту, Песочного человека и инопланетян. За первенство в номинации любимого фильма у Эрика боролась "Осьминожка" (его любимая часть бондианы) и "Ночь в музее". Неудивительно, чем его привлекал второй фильм - жаль только, что быть охранником в Суде не так весело. Но Эрик надежды не терял.
- Не волнуйся, - прошептал Крейн, сощурившись. - Я за ней прослежу.
Эрик нахмурился, но поверил доктору, а потому уселся на место.
Кабинет Крейна не обладал богатой отделкой и претензией на дороговизну вообще. Однако он был прибран - на столе не было ни одной бумажки, только ноутбук, который стоял ровно в центре. Джонатан положил на стол папку, любезно помог Кристине снять пальто и включил кофеварку. Та около минуты сердито булькала, прежде чем сварить кофе. Доктор аккуратно поставил две чашки на стол.
- Не разобьешь, надеюсь? - усмехнулся он.
Кристине доктор предложил устроиться на небольшом диване, сам же сел за стол. Открыл папку и внимательно изучил каждый документ.
- Расскажи о себе, - неожиданно попросил (приказал?) Крейн, отложив папку. Признаться, после вопроса Эрика что-то внутри дрогнуло. Черт возьми, он ведь действительно ничего о ней не знает. Даже не удосужился проверить имя. С другой стороны, было интересно узнать о ней. Признаться, Крейн даже не мог определить ее возраст по внешнему виду. Перед ним сидела женщина-загадка, которой Джонатан согласился помочь как-то слишком быстро и необдуманно. Неопытная Кристина вряд ли бы быстро расплатилась с долгами отца, а до элементарной прибыли для самого Крейна было очень далеко.
Доктор включил ноутбук, и пока тот загружался, устало протер глаза. В голове кружились вопросы, догадки и ненавязчивое желание спать. Джонатан потянулся за чашкой кофе, чтобы как-то взбодриться. А затем стал быстро вбивать данные клиента в электронную базу - стандартная процедура. Девушка тем временем нерешительно смотрела на него.

+1

12

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Ирэн больше не боялась. Почему-то сейчас ей казалось, что сегодня удача на её стороне, даже не смотря на риск быть замеченной Кармейном Фальконе. Как-никак, теперь это уже позади, и именно благодаря мафиози сейчас она едет с Джонатаном Крейном к зданию Готэмского суда.
Всю дорогу они молчали - Крейн ни о чем её не спрашивал, и Кристина не решалась начать разговор первой. Ей вроде и было что сказать, но наличие третьего человека в машине немного смущало. Поэтому она ждала того момента, когда они останутся наедине в кабинете мистера Крейна.
Охранник на входе в здание не казался Ирэн значительной угрозой, даже не смотря на его внимательный и настороженный взгляд. Каким бы он не был параноиком, раскусить её ему точно не по зубам...Когда охранник попросил документы, девушка их дала без колебаний, не забыв мило ему улыбнуться. Конечно же, у неё были поддельные документы на имя Кристины Блэкуэлл. Она очень хорошо подготовилась.
-Вы часто водите преступниц в свой кабинет по ночам? - как ни в чем не бывало поинтересовалась Кристина, когда они поднимались по лестнице к кабинету доктора Крейна, - А то охранник посмотрел на меня так, будто я совершила что-то страшное.
Девушка тихо усмехнулась - неизвестно, ожидал ли мужчина от неё подобных шуток, тем не менее она была на них способна.
Тем более, в данной ситуации просто необходимо было невинно отшутиться, показывая, что она не в состоянии воспринимать чьи-то подозрения в свой адрес всерьёз.
"Я же такая милашка, как я могу быть коварной и беспринципной стервой которая просто хочет слить важную информацию заказчику и переспать с тобой на спор?"

Кабинет мистера Крейна отличался от многих кабинетов высокопоставленных лиц, которые видела Ирэн. Никакой бросающейся в глаза роскоши и следов взяток крупного размера, отразившихся на интерьере - всё очень аккуратно и умеренно. Это женщине несомненно нравилось - чистота, порядок и ничего лишнего. "Всё на своих местах, а значит и нужное найти будет не трудно, если понадобится." Но сразу действовать Ирэн не собиралась - сначала надо было изобразить порядочную девочку, последовать какое-то время инструкциям, предоставленным Джонатаном. А тот, посадив девушку на диван, вручил ей чашку кофе и смутил вопросом, напомнившим про их первый разговор.
-Я постараюсь, - ответила она, мягко улыбнувшись, - Спасибо.
"Если ты не будешь снова на меня давить - не разобью"- как бы говорил её взгляд.
Ирэн приготовилась к тому, что ближайшее время она так и проведёт с чашкой кофе в полной тишине, ведь доктору надо работать, но тот предпочел слегка отвлечься что бы задать вопрос, ответ на который у женщины давно уже был подготовлен. И всё же, для виду она слегка растерялась:
-Не думала, что тебя заинтересует... - она прервалась на полуслове, осознавая глупость произнесённого и усмехнулась. "Ну да, дело же не в интересе, ты просто должен знать обо мне что-то для сотрудничества" - примерно так звучало всё то, что Кристина не договорила. По крайней мере, в этот раз она уже не изливала все свои мысли вслух.
-С чего начать...-полушепотом произнесла она, будто пытаясь вычленить из своей скучной биографии всё самое важное и интересное, - Что ж...
Кристина вдохнула аромат кофе и чуть погодя сделала первый глоток.
-На самом деле я привыкла работать с бьющимися стеклянными сосудами, - произнесла она, - и веществами, которые ни в коем случае ни стоит проливать на пол. Просто... обычно у нас обстановка не такая нервная.
Девушка усмехнулась, и по её лицу было видно, что ненадолго она ушла в воспоминания, и достаточно приятные.
-Я уже два года как жонглирую колбами и пробирками , пытаясь вызвать у малолетних оболтусов интерес к химии. - она тихо рассмеялась, явно вспоминая что-то забавное из своей практики, - Да, я преподаю в школе химию и биологию. И честно говоря, я не хотела ничего менять... Дети иногда ведут себя как настоящие монстры, но это не сравнится с тем, что меня ждёт, если... Ох...
"Не то что бы я верила, что это возможно. Что я смогу,"  - опять не договорила Кристина.
-Этот мужчина, с которым ты говорил... Знаешь, он очень похож на тех, что приходили ко мне, и именно поэтому я предпочла иметь дело не с ними. И кстати... - она опять замешкалась, явно желая что-то сказать, но ещё не понимая, как лучше выразиться, - Это было очень...это было круто. Ну, то что ты сделал.
Опять улыбнувшись с выражением лица "я несу какой-то бред, но что поделать, вот такая я нелепая", Кристина отвернулась к стенке и принялась разглядывать единственную картину, украшающую кабинет.

+1

13

-Вы часто водите преступниц в свой кабинет по ночам? - спросила Кристина по дороге к кабинету. Крейн не ответил, лишь загадочно улыбнулся. Об охраннике-параноике и себе, чья жизнь была связана только с работой и лабораторией, рассказывать не сильно хотелось. Все же, это могло испортить сложившееся впечатление. Хоть Джонатан и не знал, что думает о нем Кристина (наверняка ничего хорошего).

Джонатан довольно быстро заполнил основные данные о клиенте, и теперь просматривал информацию о его предыдущих судимостях, параллельно слушая историю мисс Блэкуэлл. Больший интерес он, все же, уделял работе - оказалось, клиент по прозвищу "Зверь" не раз попадал в неприятные ситуации, даже сидел несколько лет в тюрьме. Тогда его обнаружили на месте преступления с оружием в руках - казалось бы, пожизненное, если бы не вмешательство богатого покровителя. Видимо, Фальконе решил взять под крыло этого ублюдка. Такое положение дел не слишком-то устраивало Крейна. Фальконе готовился к чему-то, собирал самых отмороженных преступников Готэма, и предположить было страшно, зачем. Весь город итак находился в руках мафиози. И, признаться, Джонатан уже давно решил с этим покончить. Начинать надо с малого. Сегодня - показать псу Фальконе, где его место. Завтра - проложить Зверю пусть в Аркхэмскую лечебницу, а через неделю - свести с ума самого Кармейна.
Размышления Джонатана были прерваны фразой Кристины. Преподаешь химию и биологию? - от удивления Крейн даже оторвался от монитора. Внимательно посмотрел на мисс Блэкуэлл. Неожиданно.
Вспомнилось прошлое. Время, проведенное в школе и университете. Джонатан хотел получать знания - а ему достались лишь издевательства сверстников и непонимание учителей. Сначала они ценили Крейна за старания и любознательность, но позже пугались этого. Юный Джонатан интересовался действиями различных кислот, созданием ядов и токсинов из самых разных веществ. Однажды, по неосторожности задев кротон, росший в кабинете биологии, Джонатан получил ожог от ядовитого сока растения. Это пробудило в нем интерес, и вскоре он представил преподавателю сильнодействующее вещество из этого сока и кислоты. Мальчик, почему-то, надеялся на похвалу за работу, или хотя бы интерес к ней - но получил только недоумевающий взгляд. С тех пор Джонатан не искал одобрения других людей, сам занимался тем, что было интересно. Иногда даже приходилось проверять действие нового вещества на себе. Изучение кислот и соединений, а так же природных ядов давало огромный простор для фантазии. Вскоре создать нужный яд стало легче, чем приготовить себе поесть. Формулы и побочные действия элементов надолго засели в голове, позволяя экспериментировать.
Не зря говорят: "Если хочешь сделать что-то хорошо - сделай это сам". Поэтому Крейн никогда не винил преподавателей. Это ведь было естественным, что они его не поддерживали и не пытались помочь - только люди увлеченные могут быть полезны. А не те, кто работает за гроши с толпой неадекватных подростков.
- Мне жаль тебя, - ответил доктор. - Если ты слишком добра к детям, они пользуются этим. Если строга - они тебя ненавидят.
Джонатан сделал еще несколько глотков кофе, уже успевшего остыть. Кристина казалась ему действительно несчастной, но сильной женщиной. Неблагодарная работа, семейные долги, угрозы - и пусть с этим столкнулась почти половина Готэма, именно ей хотелось помочь. Город гнил, и не было никакого спасения, но Кристина Блэкуэлл пыталась вылезти из этой трясины. С помощью продажи наркотиков, о, ирония.
- Ты нравишься мне, - проговорил Крейн. - Твоя целеустремленность и желание жить. Не каждый способен обратиться за помощью, ведь все считают, будто смогут все сами.
Джонатан выслушал мнение Кристины о Фальконе и о собственном поступке.
- Круто? - переспросил он, рассмеявшись. - Каждый должен знать свое место. В последнее время Фальконе и его псы делают слишком много непозволительных ошибок. Считают, что им ничего не грозит.
Джонатан, разозлившись, бросил перед Кристиной фотографию очередного обвиняемого.
- Все грехи Содома и Гоморры в одном лице, - прошипел мужчина. Впрочем, он уже решил, что этот человек не проживет больше недели.

+1

14

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Ирэн заметила, как оживился доктор Крейн, стоило ей озвучить выдуманную профессию Кристины. "Ну конечно, повелся" - самодовольно подумала она, но останавливаться на этом не собиралась, всё больше и больше вживаясь в роль. Надо было раствориться в своём вымышленном "я".
- Если ты слишком добра к детям, они пользуются этим. Если строга - они тебя ненавидят.
-Разве со взрослыми не так же? - неуверенно спросила она, снова переводя глаза на Крейна, - Это не то, за что меня стоит жалеть. Я любила свою работу.
Да, для кого-то работа учителя неблагодарная, трудная и непрестижная, но мисс Блэкуэлл так не считала и была полностью отдана своему делу. Мисс Адлер же с ранних лет смотрела на учителей то с презрением, то с ненавистью, то с жалостью, считая профессию учителя в школе - профессией бедных и не успешных людей. В её представлении, серьезные преподаватели были в университетах, а в школе возились с детьми только те, кто на большее не способен. Вот например, почему у преподавателя по экономике такой затасканный дешевый костюм, раз он профессионал в бизнесе? Но сейчас не об этом. Кристина, которую ей надо сыграть, как раз и есть бедная неудачница, только не такая глупая как кажется с первого взгляда.
- Ты нравишься мне, - на этой фразе Кристина чуть вздрогнула, опять отводя взгляд, хотя секунду назад смотрела прямо в глаза Джонатану и чувствовала себя более-менее уверенно. Но как по щелчку, уверенность опять куда-то исчезла. Она не знала, отвечать что-то на дальнейшие слова, или просто промолчать - и поэтому тянула время. К счастью, Крейн снова заговорил, и теперь ей было легче поддержать разговор, хоть Ирэн всё ещё изображала неловкость и смущение.
-Да, именно круто, - она кивнула, - Я с тобой согласна, но... но многие люди боятся чего-то такого, боятся рисковать, менять что-то... А ты...
"Как будто бы совсем не испытываешь страха. Но... так ли это на самом деле?"
-Ты подаешь пример, которому хочется подражать, - Кристина робко улыбнулась, выдержала небольшую паузу и продолжила чуть более твердо, - Так что я больше не буду плакать и пытаться убежать. Так и знай.
Если бы не очаровательная улыбка, которой Кристина завершила свою речь, фразу можно было принять за прямую угрозу. "В следующий раз попробуешь меня напугать - сломаю тебе челюсть" - думала Ирэн. И все же, Кристина выглядела слишком мило и безобидно, и даже это проявление решительности выглядело в её исполнении невероятно трогательно.
Как в награду за её прекрасную актёрскую игру, на стол полетела фотография преступника, которую мисс Адлер тут же предельно внимательно изучила, на всякий случай запоминая лицо на снимке.
-У меня на работе принято ставить в угол того, кто плохо себя вёл, -тихо произнесла Кристина, усмехнувшись, - Я думала, в этих стенах схожий порядок.

+1

15

Кристина была права. Взрослые мало отличаются от детей, разве что чувства становятся не искренними. А еще все эти выдуманные проблемы и бесконечные жалобы. Хотя это, скорее, присуще и тем, и другим. По крайней мере, Крейн был в этом уверен - на основе того огромного количества книг, что прочитал в университете. С практикой все обстояло несколько иначе. Никак.
Удивительно было слышать, что кому-то нравилась работа учителя. Это было нечто в большей мере благотворительное, нежели настоящая карьера. Спокойная и размеренная жизнь, тихая работа с детьми - и тут все переворачивается с ног на голову. Удивительно, что Кристина не сдалась, как это сделали большинство жителей Готэма. Она казалась Крейну выше их всех - может, поэтому хотелось помочь? Джонатан не понимал себя, и это было странное чувство. Действовать вот так - без тщательных проверок, без выгоды, - это всегда казалось доктору глупым. Наивным. Крейн не был таким, и не хотел быть. Но что-то заставило его понять Кристину, и это не могло не пугать. Понимание - совершенно ненужная вещь для того, кто мечтает уничтожить весь Готэм. И что дальше? Сочувствие, может? - усмехнулся доктор. Ему не нравилось происходящее. Он привык чувствовать контроль над ситуацией, а сейчас все куда-то исчезло.
- Ты подаешь пример, которому хочется подражать, - Фраза Кристины вывела Джонатана из лабиринта собственных мыслей. А еще заставила презрительно повести бровями и скривить губы в ухмылке.
- Вот уж не этого я хочу, - прошептал доктор. Для человека, который не ценит чужие жизни, слышать такое было действительно странно. Джонатан всю жизнь не считал себя частью общества, ему казалось, будто он лучше всех остальных - и зачем ему подавать кому-то пример? Лучше уничтожить всё.
- Так что я больше не буду плакать и пытаться убежать. Так и знай, - договорила Блэкуэлл, и Крейн, несколько раз моргнув, согнал с лица непонимающие выражения. О, так ты говоришь о себе? Очень мило.
- В таком случае, тебе будет легче справиться с будущей задачей, - спокойно произнес доктор. Он итак поймал себя на каком-то слишком уж добром отношении к этой девушке - пора было менять что-то. Говорить без снисходительности. Она - новый работник. Ничего большего. Милая улыбка Кристины несколько выводила из себя, поэтому Джонатан поспешил отвести взгляд на монитор. Там как раз происходило нечто очень интересное - на заставке бежали секунды.
- У меня на работе принято ставить в угол того, кто плохо себя вёл, - это фраза прозвучала как-то слишком необычно из уст милашки Кристины. Крейн не был уверен, что она могла кого-то наказать за плохое поведение - а она так говорит. Будто с намеком, угрозой - в общем, всем тем, что ей явно не подходит. Может, конечно, пытается выглядеть в глазах доктора более интересной личностью, которая способна вести опасную игру. Кстати, о самом деле:
- Через пять дней будет новая партия. Прежде, чем начать распространение, я бы советовал изучить все тонкости, - совершенно спокойно проговорил Джонатан, будто речь шла вовсе не о наркотиках. - Оставь мне свой адрес и телефон, чтобы связаться. А еще было бы прекрасным сюрпризом, если бы ты знала, где именно твой отец встречался с покупателями.
Глупо было привозить Кристину сюда. Они толком не поговорили, не обсудили самое важное. Но Крейну почему-то не хотелось продолжать. Он чувствовал какую-то тревогу, и не понимал, почему. Возможно, это было предвкушение перед грядущими событиями - Джонатан собирался на опасный, но привлекательный ход. И начать нужно было в ближайшее время.

* * *

Шаг первый. Позволить Фальконе думать, что все идет согласно плану.
- Мистер Раннер слишком опасен для окружающих, чтобы содержать его в тюрьме. Ему необходимо лечение с последующей реабилитацией в Аркхэме.

Шаг второй. Показать, что в Архкэме собственные порядки.
Вот она, самодовольная усмешка Зверя, который рассчитывает на то, что скоро будет на свободе. Но здесь всё иначе. Фальконе не властен над тем, что происходит за этими стенами. И уж абсолютно точно он не властен над Пугалом.
- Доброе утро, мистер Раннер, как самочувствие?
- Кончай болтать и освободи меня, - шипит Зверь.
- Ответ неверный, - протягивает Пугало и, улыбнувшись и натянув маску, распыляет "Фобос" в сторону преступника.
Фальконе узнает об этом на следующий день, когда явится в Аркхэм, чтобы встретиться с Крейном и вернуть своего пса. И очень удивится, узнав, что доктора нет. А пациент - мёртв.

* * *

Джонатан посмотрел на свое отражение в витрине магазина. Как всегда - идеальный костюм, аккуратные волосы, самодовольная улыбка. А еще букет красных роз. Это задумывалось как некая насмешка - добро пожаловать в Готэм, где свидания проходят на крыше одного из притонов, около которого наркодиллеры как раз встречают своих клиентов. Романтика.
Но жизнь всегда преподносит сюрпризы тогда, когда их совершенно не ждешь. Свернув в небольшой переулок, ведущий к дому мисс Блэкуэлл, Крейн натыкается на трех громил. Очевидно, что это псы Фальконе. И совершенно понятно, зачем они пришли.
- Собрался куда-то, Ромео? - усмехается один из преступников.
Они особо не церемонятся - один сразу бьет под дых, второй мгновенно прикладывает Джонатана к кирпичной стене. Он, вроде бы, даже успевает воткнуть кому-то шприц с транквилизатором, но сам уже чувствует, как путаются мысли. В глазах темнеет, а по лицу стекает теплая струя крови. Крейна хватает еще на пару ударов, и перед тем, как отключится, он слышит:
- Зря ты перешел дорогу боссу.

Крейн открывает глаза. Голова гудит, на лице чувствуется спекшаяся кровь, жутко болит плечо. Доктор смотрит на часы - они оказались на удивление крепкими, и вынесли встречу с кирпичной стеной. И даже те отбросы не забрали их. Приятный сюрприз. Судя по времени, Джонатан находится здесь не так долго - а значит, еще успеет на встречу с Кристиной. Вот только стоит ли заявляться в таком паршивом виде? Доктор смотрит на розы, отброшенные в грязь, и усмехается. Сейчас он больше похож на неудачника, нежели на хозяина этого города. Но скоро все будет иначе.
Доктор встает и с усмешкой наступает на букет, втаптывая цветы в грязь - будто хороня все прекрасное. Именно так поступает Готэм со своими жителями.
Отряхнувшись, Джонатан идет дальше, по направлению к дому Кристины. Поднимается на третий этаж, попутно осматривая уродливые граффити на стенах, и стучит в дверь.
- Привет, - как-то совсем неэмоционально говорит Крейн. - Собирайся, нам пора.
Там, за спиной девушки, небольшое зеркало. Смотреть совершенно не хочется, но краем глаза доктор все же замечает, как много крови на лице. Ему неприятно видеть себя таким, а тем более позволять это кому-то еще. Но почему-то вместо того, чтобы взять такси и отправится домой, Джонатан пришел к Кристине.

Отредактировано Jonathan Crane (2014-11-06 01:53:09)

+1

16

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]"Что ж, начало положено, и пока всё очень даже успешно," - позволить себе такую мысль Ирэн смогла лишь вернувшись в свою квартирку. Рано было ещё говорить о неоспоримом успехе, но по крайней мере, она чувствовала, что уже сумела привлечь внимание Крейна. Конечно, иногда казалось что он смотрит на неё с непониманием или с высокомерием, но тем не менее, и нотки симпатии можно было различить. Если только это не искусно созданная маска... "А это, скорее всего, она и есть." Мисс Адлер верила в собственное очарование, но тем не менее не могла избавиться от мысли, что её соперник не менее коварен и хитер, а потому ни в коем случае не стоит обманываться и обольщаться. Всё может оказаться совсем не так, как выглядит... Тем не менее, они вроде как нашли общий язык и скоро приступят к работе. Разве это не мило?
Те пять дней, которые они не виделись, для Ирэн не прошли даром - в кабинете Крейна ей удалось краем глаза заметить имя подсудимого в бумагах, а после она искала всю информацию, которую только можно было на него нарыть, тут же передавая мистеру Мориарти. Впрочем, были и другие дела, и было ещё много разговоров с Джимом, которому Ирэн сообщила и про стычку в ресторане, и про замеченный шприц, и про то, что по её догадкам, Крейн настроен весьма решительно. Подтверждения не заставили себя ждать - вскоре мисс Адлер узнала о том, что Зверь мёртв. Не было ни малейшего сомнения, кто ему в этом помог. "Как неосторожно. То ли он глупее, чем мне казалось, то ли специально подставляется под удар, то ли что-то третье, чего я просто не могу понять. Тем не менее, неужели он думает, что последствия заставят себя ждать? Это же безумие..." Да, доктор Крейн был безумен, а мисс Адлер стремилась приблизиться к нему, втереться в доверие, и это означало, что его необдуманные поступки нет-нет да и повлияют на неё тоже. Джиму Мориарти зачем-то нужен был Фальконе, а значит, он предупредит (или уже предупредил) его об опасности. Фальконе, скорее всего, на время исчезнет из города, но без мести для Крейна обойтись не сможет - так уж у них заведено. И пронюхай головорезы Кармейна о хоть каких-то отношениях между Крейном и некой милой девушкой, девушка сразу станет мишенью...Именно по этой причине, не смотря на полное соблюдение образа Кристины Блэкуэлл в мельчайших деталях, мисс Адлер всегда носила с собой в сумочке пистолет, держала дома несколько ножей, скальпель, газовый баллончик, шприц с транквилизатором , а так же несколько видов ядов и снотворных. На все случаи жизни, как говорится.
И как на зло, её предположения снова сбылись. Впрочем, это было уж слишком предсказуемо.
В тот день, когда они должны были встретиться, Кристина собралась сильно заранее и хорошо подготовилась к встрече что бы убедиться, что в её квартирке всё выглядит так как и должно и нет ничего подозрительного. Она продумала всё до мелочей. Каждая деталь, от содержимого холодильника до нижнего белья - всё должно подходить под образ бедной учительницы и не выбиваться из общей картины. Именно поэтому в руках Ирэн красовалась старенькая "нокия", на экран которой она смотрела с легким нетерпением - Крейн опаздывал, и не ответил на два её звонка. Это могло означать все что угодно, но Ирэн не оставалось ничего, кроме как просто ждать. И наконец раздался звонок в дверь.
- Привет. Собирайся, нам пора.
Кристина открывает дверь с приветливой улыбкой, но она улетучивается как только девушка понимает, в каком виде к ней явился Крейн. Волнение у неё получается весьма искренее. "Вот же идиот, всё таки нарвался. И тут же попёрся ко мне. Надеюсь, за ним не следили" - внутри всё горело от негодования, и Ирэн просто хотела, что бы худшие подозрения перестали сбываться.
-И... и куда ты собрался в таком виде?! - спросила она в состоянии, близком к шоку. Голос её звучал растерянно, ошарашенно и строго одновременно. Хоть она и с трудом понимала, что теперь делать, но она точно не собиралась идти куда-то с Крейном сейчас в таком виде. Как-никак, по законам жанра она должна его пожалеть, должна позаботится о нём - именно это она и собиралась сделать.
-Джонатан, кто это сделал?! - спросила она , испуганно глядя в его глаза, одновременно затягивая его внутрь квартиры - на пороге обсуждать такие вещи было не лучшей идеей.
-Я никуда не пойду с тобой в таком виде, тебе нужно как минимум умыться, - дрожащим голосом сообщила она, не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос, а затем открыла дверь ванной и принялась искать аптечку.

+1

17

[NIC]Jonathan Crane[/NIC]
[AVA]http://i60.tinypic.com/zo9jxs.png[/AVA]

Она была растеряна, обеспокоена и чуточку рассержена. Последнее, пожалуй, след тяжелого труда школьного учителя. Смотрела на Крейна, будто на нашкодившего ребенка. Только он не ребенок, а очень даже взрослый человек, причем с грандиозными планами, касающимися не кого-то там, а самого дона мафии. Для начала. Ему ведь даже не надо убеждать никого в своей правоте, захватывать власть - зачем, если Готэм неизбежно проваливается в Ад? Нужно лишь подтолкнуть его, и вовсе не обязательно при этом быть признанным и известным криминальным гением. Зачем искать поддержки у людей, когда ты их так ненавидишь и презираешь?
Кристина чуть ли не насильно затащила Джонатана в ванную - маленькую такую комнатку с пожелтевшим потолком, доисторической плиткой и ржавыми кранами. Какой бы хорошей хозяйкой она не была, сложно спасти всё это от старости. Тем более с мизерным окладом и отцовскими долгами. Крейн тоже никогда не жил в роскоши: сначала просто не было возможности, а потом, когда стали появляться грязные деньги, то тратить их на красоту и уют казалось чем-то унизительным. К тому же, в свою квартиру мужчина заглядывал крайне редко.
Джонатан попытался смыть следы крови с лица, и мисс Блэкуэлл тут же стала обрабатывать раны. Намазала чем-то ссадину, приложила лёд к проявляющемуся синяку. Но Крейну будто не было до этого дела: он просто сидел на краю ванны и думал о своей жизни.
И о Кристине.
Смелая и привлекательная девушка, тратящая все свое свободное время на то, чтобы прокормить себя. Она вот-вот свернет на готэмскую тропу и попадет в тот грязный, преступный мир, который Пугало мечтает уничтожить. И кто же, интересно, помогает ей в этом? Неужели тот, кто ненавидит всё это?
- Почему я согласился помочь тебе? - вдруг спросил Джонатан. - Нет. Точнее, почему втягиваю тебя в это?
Быть может, для Блэкуэлл вопрос этот был странным, но Крейн не стремился объясняться. Наоборот, мужчина углубился в собственные мысли. Помощь - это хорошее слово. Торговля наркотиками - это плохое дело. Разве могут эти противоположности быть объединены? Разве то, что делает Джонатан, можно считать помощью? Нет, вовсе нет. Особенно когда знаешь, что она не сможет осуществить задуманного. Всё равно что посылать овечку в вольер к волкам, надеясь, что они вдруг стали вегетарианцами. Кристина заслуживает лучшей жизни.
Крейн резко встал и отстранил от себя девушку, которая всё еще не закончила оказание первой помощи.

Я - опаснейший безумец, желающий уничтожить город.
Я - опаснейший безумец.
Я - опаснейший.
Я.
Я хочу помочь девушке, которую встретил неделю назад.

- Послушай. Я хочу, чтобы ты завтра же уехала из Готэма.
Что может держать её в этом городе? Работа, за которую почти не платят? Может, кто-то из семьи? Страх перед теми, кому задолжал отец? В чем же дело? Почему я вижу на её лице сомнения, желание возразить?
- Я устраню всё твои проблемы. Дам тебе денег, сколько нужно. И новое имя, если ты всё еще боишься, - заверил Джонатан.

When you try your best, but you don't succeed
When you get what you want, but not what you need
When you feel so tired, but you can't sleep
Stuck in reverse
When the tears come streaming down your face
When you lose something you can't replace
When you love someone, but it goes to waste
Could it be worse?
Lights will guide you home
And ignite your bones
And I will try to fix you*

Не хотелось признавать, но Кристина действительно разбудила в Крейне нечто, чего он не чувствовал, кажется, никогда. Своей чистотой, искренностью и добротой она разожгла в нём огонек веры - поэтому он так хотел, чтобы девушка поскорее покинула Готэм. Пока не погибла вместе с ним. Ей не место в этом городе.
А еще в голове одного безумца.

*Coldplay - Fix you

Отредактировано Luna (2015-03-04 23:00:50)

+1

18

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]You say it's not a problem, You say it's meant to be
But love is not an option, our love is never free
And things are not so easy, so cold and we've been burned
I know that I'll have regrets but that's the price of one more lesson learned

[listen]

Ей было тревожно. Вернее, им обоим - и Кристине, и Ирэн. Первая искренне светилась от ужаса и еле-еле сдерживалась, что бы не начать засыпать Крейна вопросами, но предпочитала для начала оказать ему помощь. Вторая догадывалась, что ситуация медленно, но верно выскальзывает из под контроля. Появляются новые детали, отягощающие обстоятельства. Впрочем,  когда бывало иначе? И кто знает, может получится снова всё обернуть в свою пользу...

- Почему я согласился помочь тебе?  Нет. Точнее, почему втягиваю тебя в это?
Кристина убрала пропитанный перекисью ватный диск от ссадины на скуле Джонатана и удивленно посмотрела в его глаза, не зная, что и сказать.
-Потому что...-начала она, выдержав короткую паузу, но снова растерлась. А потом подумала, и договорила как можно сдержанее, не давая волю эмоциям, - Потому что если получилось бы, это было бы выгодно для нас обоих...
Звучало глупо, и Ирэн это понимала. Что там, об этом догадывалась даже Кристина. Да с самого начала было понятно, что у школьной учительницы, робкой как овечка, шансов мало добиться успеха в сфере торговли наркотиков. Сразу было очевидно, что лучшее, что она может сделать - найти мужчину, который согласится сделать всё за неё на устраивающих его условиях. Если задуматься, всё это ужасно цинично. Хотя кто бы сомневался.
Кристина тяжело вздыхает и сжимает губы,явно недовольная и расстроенная собственным ходом мыслей. "Всё это ужасно и неправильно" - она не скажет этого вслух, но это и не требуется, всё понятно и так.
Именно в этот момент мужчина резко встал и отстраниля от неё, будто прочитав её мысли, или, того хуже - прочитав мысли той женщины, которая разыгрывает весь этот спектакль.
Кристина замерла, не зная что говорить, что делать, как себя вести - всё ещё хотелось задать слишком много вопросов, но Джонатан, кажется, не был настроен на разговор.
-Джонатан...Объясни мне, что происходит. Пожалуйста, - выдыхает она почти что шепотом, делая крохотный шажок к нему. Но он её не слышит, он всё ещё в своих мыслях, на своей волне. Остается лишь догадываться, о чем он думает, и почему ему так неспокойно.
- Послушай. Я хочу, чтобы ты завтра же уехала из Готэма. Я устраню всё твои проблемы. Дам тебе денег, сколько нужно. И новое имя, если ты всё еще боишься.
И снова Кристина смотрит на доктора Крейна удивленно - нет, даже скорее ошарашенно.
"Уехать? Сейчас? Джонни, что ты. Я ещё выпила из тебя не всю кровь, я ещё добыла не всё, что могла. Мне всё ещё мало, Джонни. Подожди пока я заберу у тебя всё, что мне нужно - и вот тогда уже выгоняй. Хорошо?"
-Уехать? О боже...Я...я не готова на такие радикальные меры, даже не зная, что происходит! - ответила Кристина, чуть повышая тон голоса, - Я...не понимаю. И я не собираюсь просто уезжать, пока ты мне не объяснишь.
По законам жанра, в детективном триллере или боевике глупая подружка главного героя должна задавать много ненужных вопросов и истерить из-за того, что её не посвещают во все детали. Мы-то знаем, что по законам жанра, такая вот подружка главного героя яйца выеденного не стоит, и самое лучшее, что она может сделать для сюжета - умереть в середине фильма, что бы главный герой потом отчаянно за нее мстил, - но она-то считает себя пупом земли и обязанна всё знать. Именно поэтому Ирэн решила, что её героиня обязательно должна закатить истерику, ну или по крайней мере попытаться - но тут главное остановиться во время. И перегибать палку мисс Адлер всё-таки не хотелось. Лучше добавить немножко лирики.
-Я всё еще боюсь, ты совершенно прав, -произнесла она, замечая тонкую царапину на подбородке Крейна, и тут же приближаясь к мужчине вплотную что бы прикоснуться к ней уже новой ваткой с перекисью.
-Совсем недавно я боялась тебя, - обработав царапину, Кристина откинула ватку в раковину и, сама не зная зачем, снова прикоснулась пальцами к щеке Джонатана. Прикосновение было настолько легким и аккуратным, будто она боится причинить Крейну новую боль. И не смотря на то, что мужчина опредленно был сейчас не в лучшем виде благодаря всем этим синякам и царапинам, она смотрела на него заворожено, хотя все еще очень обеспокоенно.
-Почему же так вышло, что теперь я боюсь за тебя?

Отредактировано The Woman (2015-03-20 14:06:46)

+1

19

[NIC]Jonathan Crane[/NIC]
[AVA]http://i60.tinypic.com/zo9jxs.png[/AVA]

- Потому что если получилось бы, это было бы выгодно для нас обоих... - прошептала она.
Крейн усмехнулся. В голове его одна за одной сменялись картинки: вот здесь наркоторговец предлагает свой товар несовершеннолетней девчонке, здесь - довольные полицейские забирают свои чемоданы со взяткой, на следующей - толпа наркоманов, словно зомби, ждут диллера на одной из темных улочек. Выгода. Крейна тошнит от этого слова. Все эти дела априори не могут быть выгодными для кого-то. Потому что...
- Деньги не имеют никакого значения. Это просто бумага.
Да, конечно, это еще и ступень к власти. И, как многие думают, способ решения многих проблем. Но куда легче забыть всех и вся, даже собственное имя, и свалить к чертям в другую жизнь. Куда-нибудь на необитаемый остров. Быть может, тогда, наконец, перестанет болеть голова. Прекратится это чувство, будто кто-то когтистыми лапами сжимает твои легкие, не давая дышать полной грудью. Может, и сердце вновь оживет, смыв всю ту грязь, что копилась десятилетиями. Это - болезнь. И имя ей - Готэм.
Кристина задавала вопросы. Кристина не понимала. И что-то еще. Такое легкое и незнакомое Джонатану. Будто пение птицы глубоко в лесу. Она вела себя странно. Нет, точнее, то, что она делала, было странным для него. Аспект человеческих отношений, именно таких, теплых и нежных, всегда казался Джонатану чем-то далеким. Есть страх. Есть ненависть. Зависть. Желание. Но Кристина делилась с ним чем-то новым. "Глупым и ненужным," - сказал бы Крейн пару недель назад.
Вот только так получилось, что Крейн-пару-недель-назад и Крейн-прямо-сейчас оказались личностями не слишком схожими.
Кристина давала то, что ему было нужно.
Хоть он и сам не понимал этого.
А она, кажется, понимала.

Она неспокойна. У нее множество проблем. А ее прикосновения говорят: "тише, все хорошо". Но как все может быть хорошо? Откуда она может знать? И почему, черт подери, Крейн пытается прочесть её прикосновения?

Вопросы. Вопросы, вопросы.
Тишина.
Легкое всхлипывание.
И тихое:
-Совсем недавно я боялась тебя, почему же так вышло, что теперь я боюсь за тебя?
Она близко. От нее исходит мягкое тепло и нежный, почти незаметный аромат духов. Она не кажется наивной глупой девчонкой, которые хотят справедливости и жесткого секса, о которых читают в бульварных романах. Крейн хочет решить её проблемы - и сейчас кажется, что она тоже может помочь ему. Она ищет защиты, но одновременно готова заботиться о преступнике. Такая двойственность всем девушкам характерна? Несмотря на свою профессию, он мало чего знает о тонкостях женской натуры. Он привык получать, не заморачиваясь по пустякам. Многие девушки, какие бы сказки они не рассказывали, порой не лучше в этом плане. Секс и деньги - вот, что им нужно. "Пока мы молоды, мы хотим получить от жизни всё."
Что же с тобой не так, Кристина?
Как смогла ты стать другой, когда родилась и выросла здесь? Когда твой отец был частью преступного мира?
Как ты смогла пересилить себя, и пойти сложной, неблагодарной и честной дорогой?
Почему этого не смог я?
Джонатан кладет руку на ее талию - мягко, очерчивая контур тела. Затем проводит ей по спине девушки. И, наконец, резко притягивает её к себе. Чувствует тепло её тела, легкую дрожь, а смотрит - в глаза. Быть может, ей не нравится всё это. Может, она хочет уйти - пробубнить что-то, закрыться в своей комнате и, укрывшись одеялом, думать о том, что происходит. Ведь девушки, не живущие по принципу "ты живешь только один раз" именно так, пожалуй, и делают. Рассуждают, придумывают, страдают. И это мило. Да, наверное, мило.
Мужчина склоняется к лицу Кристины. Она красивая, действительно красивая. Хотя от дешевой туши её ресницы немного слиплись, а под глазами синяки из-за недосыпания, неумело скрытые пудрой. Но ее глаза выглядят такими живыми. И она, обыкновенная учительница Готэмской школы, кажется самым удивительным человеком из когда-либо встреченных Крейном.
Он целует её. Так, будто пытается попробовать на вкус её душу. Будто этот поцелуй сможет объяснить, что в ней такого особенного. 
Ей не место здесь. Как и Джонатану.
Как можно ненавидеть город, если в нем есть такие люди? Которые вкладывают все свои силы в то, чтобы сделать мир лучше. Которые живут скромными жизнями, не пытаясь выделиться. Окружающая действительность заставляет их выбирать Темную сторону силы. И здесь главное, чтобы нашелся человек, способный помочь. Остановить того, кто стоит над бездной.
Крейн был уверен: они остановят друг друга.

- Объяснить? - Джонатан, оторвавшись от поцелуя, усмехнулся. - Хорошо, давай, я попробую тебе это объяснить. Только ты, прежде, сядь. Приготовь платок, или сожми руку в кулак, чтобы смачно врезать мне.
Это, кажется, важно - говорить друг другу правду. У Крейна есть пара историй, которые сложно назвать гуманными. Но ведь ей нужно дать выбор.

+1

20

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]Just put your hand in mine,
Then cast your doubts aside.

Джонатан сомневается - это видно по его глазам, хоть он и пытается казаться уверенным. Думает, что Кристине его прикосновения могут показаться неприятными, но она показывает, что всё точно наоборот. Она не проявляет инициативы, но и убежать не пытается, позволяя мужчине притянуть её к себе. Рука аккуратно скользит по его щеке вверх, изучает острые скулы и поднимается выше. В тот момент, когда Крейн наклоняется что бы поцеловать девушку, её пальцы зарываются в его волосах. Вместо того что бы оттолкнуть, она лишь сильнее прижимается к нему, впивается пальцами свободной руки в ворот его пиджака, будто боится что земля уйдёт из под ног от нахлынувших чувств. Быть может, всего лишь на секунду, и всё же ей удается забыть о проблемах и сосредоточится на своих ощущениях... По крайней мере, так всё выглядит со стороны - Ирен всегда легко давались романтические роли. Ей и в более странных и неприятных ситуациях было достаточно несложно изображать искреннюю влюбленность, а сейчас это вообще проще простого. В конце концов, доктор Крейн молод и красив, его внешний вид может исключительно привлекать, а то, что его темные мысли вызывают у мисс Адлер легкое отвращение, значения не имеет. Она ведь сейчас милая и понимающая Кристина, способная оправдать даже психопата, питающегося страхами других людей. Тем более, о его особенностях она пока не знает. Быть может, догадывается, но строит и из себя дурочку. Точнее, влюбленную дурочку.
"Итак... Прошла всего неделя, а мы уже продвинулись так далеко. Забавно, Джимми говорил, что это будет сложно. Как же он меня недооценивает!"
Ирен радовалась тому, что всё получилось именно так, как она хотела - понадобилось лишь поманить пальчиком, лишь намекнуть - а дальше Крейн со всем справился сам. Всё вышло так легко, так естественно - его никто не соблазнял, никто не принуждал. Он сам сделал первый шаг, потому что хотел этого.
"Что дальше? Перейдем сразу к делу, или вспомним про наши душераздирающе проблемы?" - этот вопрос звучал в голове Ирен насмешливо, потому что, по сути, проблемы были сейчас только у Крейна. Что будет дальше, сейчас зависело лишь от Джонатана. Она совсем не удивилась бы, если бы он воспользовался её эмоциональностью и внезапно нахлынувшими чувствами, просто что бы переспать с ней, а потом пообещать помочь и исчезнуть из её жизни - совсем недавно ей казалось, что Крейн на такое вполне способен. Однако, его поведение говорило о другом - то, что Кристина мастерски изображала, для Джонатана было по-настоящему.
"Просто поверить не могу, что такое возможно," -хмыкнула Ирен про себя, - "Ты казался мне сложной головоломкой, я думала что уйдет больше месяца на попытки разгадать тебя, а ты... Я даже немного разочарована."
- Хорошо, давай, я попробую тебе это объяснить. Только ты, прежде, сядь. Приготовь платок, или сожми руку в кулак, чтобы смачно врезать мне.
Кристина застыла, глядя в глаза Джонатана - она так и не убрала руку с его волос, так и не отстранилась от него, хотя его слова будто бы говорили "Беги, спасайся, совсем скоро ты не то что целовать меня не захочешь, ты смотреть на меня не сможешь от отвращения!". Но Кристина не хотела в это верить и не собиралась.
-Что ж...-выдохнула она, закусив губу, неуверенно глянула на Крейна, а потом снова поцеловала его - порывисто , опасливо, будто боится обжечься. - раз уж ты говоришь, что после твоего рассказа я захочу лишь бросаться на тебя с кулаками, я просто обязана была воспользоваться своим незнанием.
В каждом взгляде, в каждом слове, жесте и движении полная уверенность в том, что Кристина способна понять его, что бы он там ни сказал. Это может показаться глупым - это и есть очень, очень глупо. Но не для Кристины.
Она прижимается к его щеке своей щекой, вдыхает его запах, слушает его сердцебиение - будто хочет запомнить его, будто боится, что всё это закончится слишком быстро и Джонатан сам оттолкнёт её. Но она ведь будет бороться, будет пытаться доказать ему, что это совсем не обязательно, и они смогут справится со всем вместе. Ведь так?
Она легко выскальзывает из его объятий и идёт в гостиную, делая ему жест рукой. "Иди за мной." Садится на диван, берет в руки сумочку и начинает в ней копаться, так невозмутимо, будто все совершенно нормально и никакого животрепещущего разговора им не предстоит. Кристина смотрит на экран телефона, и в этом нет ничего странного - она педантична и пунктуальна до мозга костей, она хочет узнать время, ей важна каждая минута.
-Да уж. Кажется, мы всё равно никуда сегодня не идём, - произносит она и кидает телефон обратно в сумочку. - Так что... я готова тебя слушать.
"А мой диктофон готов записывать."

Отредактировано The Woman (2015-03-28 22:33:35)

+1

21

[NIC]Jonathan Crane[/NIC]
[AVA]http://i60.tinypic.com/zo9jxs.png[/AVA]

Interpol – Rest My Chemistry

Она тянется еще за одним поцелуем. Говорит, что хочет насладиться незнанием - и это вдруг настораживает Джонатана. Он на миг замирает, толком и на поцелуй не ответив, а Кристина прижимается к нему, вдыхает его запах, смотрит как-то уж совсем добродушно. И Крейн спрашивает себя: а куда делась та строгая и правильная учительница? Почему она на глазах превратилась в беззаботную девицу? Почему она не думает о последствиях?
Но она смотрит в глаза. Будто гипнотизируя. Во взгляде покорность, готовность принять правду, какой бы она не была - это действует удушающе. Питон душит мышь. Паук вводит своей жертве парализующий яд. Хотя, казалось бы, Крейн здесь специалист в этой области.
Нечто не дает Джонатану, отбросив сомнения, сделать из мимолетной искры яркое пламя. Призраки прошлого окутывают разум сомнениями. Мимолетный взгляд в окно - а там Готэм. Город, в котором не бывает ничего хорошего. Город, которым правит блядство и деньги.

Человек, к сожалению, очень зависим от общества. Ему необходимо делиться чем-то, обсуждать, узнавать, что думают окружающие о нем и его идеях. Вот почему многие криминальные гении делают ошибки - они хотят, чтобы их поймали. Чтобы о них говорили. Чтобы одни плевались и проклинали, а другие поддерживали. Реакция.

Джонатан проходит в комнату Кристины, с интересом оглядываясь. Много книг - от классики до потрепанных бульварных романов. Может, отсюда эта страсть к малознакомому человеку? Тебе хочется приключений? Старенький ковер. Шаткая мебель. Скромный диванчик, украшенный подушками - возможно, ручной работы. Кристина достает свою сумочку, смотрит на экран телефона и устало вздыхает.
-Да уж. Кажется, мы всё равно никуда сегодня не идём, - произносит она, и Крейн хмурит брови.
Это фраза, вроде бы, совсем обычная - но заставляет психиатра о многом задуматься. Тон Кристины сложно понять: уж не разочарование и легкий упрек ли это? Девушка желает посетить притон? Не сегодня, так завтра, - думает она?
- Мне кажется, или ты слегка разочарована? - спрашивает Джонатан, недобро глядя ей в глаза.
Что-то внутри так и шепчет: "Не верь. Не поддавайся. Уходи." В воображении то и дело рисуются картины: вот Кристина оказывается подружкой Фальконе, а вот она работает на Пингвина, а на этой - она и вовсе член правоохранительных органов.
Другая половина мозга Крейна в это время обвиняла мужчину в излишней паранойе. "Она ведь просто девушка. Милая девушка."

И все же не укладывалось в его голове: почему она готова заняться продажей наркотиков? Добродушные женщины в тяжелом материальном положении, скорее, пойдут на панель, чем станут делать жизнь других адом. К тому же, она еще и учитель. Неужели она сможет продавать наркотики детям, которых сама пытается чему-то в этой жизни научить? Посмотрев на проблему с этой стороны, мисс Блэкуэлл очень сложно оправдать. Какие бы ни были там её долги.
Получается, она не так уж и доброжелательна, как может показаться.
Получается, Готэм свое дело делает.
И не может быть речи о спасении.

Пугало усмехнулся. Почему он не додумался до этого раньше? Ведь мисс Блэкуэлл могла бы пойти работать официанткой в дорогой ресторанчик. Терпеть похотливые взгляды и потные ладони - но при этом не подвергать других верной смерти. О, нет. Мисс Блэкуэлл хочет играть с чужими жизнями, лишь бы злые дяденьки её не трогали.

А Крейн уж было подумал, что нашел луч света.

Пугало вальяжно расселся на диване. Губы искривились в улыбке.
- Я считаю, что этот город не достоин спасения, - проговорил он. - Лучше уничтожить всё. Медленно и мучительно, заставив жителей Готэма пережить Ад на земле, встретившись со своими страхами.
Безумец посмотрел на девушку: интересно, как ей такое?
- В первую нашу встречу мне не дали времени на то, чтобы узнать тебя получше, - прошептал Пугало. - Скажи, чего ты боишься?

Отредактировано Luna (2015-04-02 16:24:37)

+1

22

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]
- Мне кажется, или ты слегка разочарована?
Голос Крейна переменился, когда он задал этот вопрос, но Кристина сделала вид, что не заметила.
-Не шути так, - мрачно хмыкнула девушка, -Ты просто сказал, что мы опаздываем, а опаздывать я не люблю. Знаешь, я думала... думала, что то, что я там увижу заставит меня окончательно отказаться от этой ужасной затеи и придумать путь к отступлению. Но этого уже и не надо - я уже итак жалею, что ввязалась во всё это.
Она тяжело вздохнула, обдумывая свою роль и ругая себя за то, что, кажется, в ней были шероховатости. Были маленькие, но весьма существенные пробелы, на месте которых второй "игрок" мог нарисовать что ему вздумается. Ирэн корила саму себя за свои промахи, и за то, что решила подыграть мистеру Крейну в его отвратительно-сентиментальном порыве. Кажется, он совсем другого от нее ждал. Но разве девушкам не свойственна переменчивость? А уж внезапно нахлынувшая жалость к побитому кавалеру - вообще классика, столько раз упомянутая в кинофильмах и любовных романах. Но она все-таки переиграла, и надо было возвращать себе лицо.
Только вот, посмотрев снова на Крейна, мисс Адлер поняла, что перемены были не только в голосе. Да его как будто подменили! Другой взгляд, даже черты лица будто бы стали жестче - теперь он все больше походил на того мужчину, которого она встретила впервые, и который оставил такое жуткое впечатление. Да, сейчас это был тот самый злой доктор, вызывающий у Кристины панический страх, а у Ирэн - азарт и извращенный, нездоровый интерес. Если бы Ирэн выбирала, с кем из этих двоих милых мальчиков ей заняться сексом что бы выиграть пари с Джимом, она бы точно выбрала второго. Не факт, что выжила бы в процессе, но ведь это уже детали! Тем более, если она всё правильно поняла, как раз этого "второго парня" ни девушки, ни парни, ни кто-либо ещё в сексуальном плане не интересовал. Только в качестве жертв.
"Мне кажется, или у тебя большие проблемы с психическим здоровьем, Джонни?"
Обстановка накалялась, что было, конечно, очень-очень плохо. Им обоим - и Кристине, и Ирэн - было чего бояться. Ирэн понимала, что тот монстр, которого описывал ей Джим, не перед чем не остановится.
Кристина повернула голову к Крейну - она обещала себе отнестись спокойно ко всему, что он скажет, и она сдержала слово. Её глаза смотрели слегка печально, но все же в них виднелась надежда.
-Ты действительно так считаешь? Джонатан, с которым я познакомилась не так давно, хотел справедливости, а не всеобщего геноцида.
Опять тяжелый вздох, лицо становится напряженнее, тревожнее. А следующий вопрос Крейна звучит уже совсем странно. Странно и страшно. Ирэн понимает, что её страх - уже давно не игра, не маска.
-Разве я не сказала об этом совсем недавно? - вопросила Кристина,нервно вцепившись пальцами в ручку сумочки, - Я боюсь многого.

+1

23

[NIC]Jonathan Crane[/NIC]
[AVA]http://i60.tinypic.com/zo9jxs.png[/AVA]
right away, great captain! – gasoline family

Крейн всё равно чувствует. Как меняется все внутри. Будто бы он - часовой механизм, и прямо сейчас кто-то бездумно ломает его, меняя местами шестеренки. Туман окутывает сознание, этот туман везде - в глазах, во рту, в мыслях. Становится тяжело дышать, и не видно ничего, будто бы кто-то надел ему мешок на голову. Окружающий мир доносится до Крейна в беспорядочных обрывках. Как же хочется сбросить с себя цепи и вернуть себе свой разум! Но вместо этого Джонатан тонет - погружается в темноту своего создания, затягиваемый туда липкими нитями. Он больше ничего не помнит. Кто он, где он - все эти людские вопросы кажутся безобразно далекими от него, ведь он, Джонатан, где-то в океана, а берега-то отсюда не видно. И океан этот - подождите, стойте, это ведь не тот океан, здесь так пусто и тяжело. Это ведь не вода, это яд - вот почему так жжет кожу, вот почему нельзя открыть глаза и посмотреть вокруг. Отрава уже давно попала под кожу, и сейчас прямо в сердце, и оно бьется все медленнее, все ленивее. Каждый удар дается с трудом - да и пошло оно все к черту, зачем вообще нужно сердце, зачем жить, бороться, когда ты в океане, и ни одного корабля не проплывет, надежды никакой нет, к чему эти страдания, к чему сопротивляться, все это так наивно и так человечно.

- Это скучно, - вздыхает Пугало, совершенно проигнорировав все эти ненужные слова про Джонатана и справедливость. Страхи - они куда важнее. И куда интереснее. Должны быть, по крайней мере. - Всё это так наигранно звучит. Совсем по-детски, разве нет? "Я боюсь за тебя", "Я боюсь потерять близкого человека" и так далее. Такой страх ты и сама можешь прокормить подозрениями или домыслами. Неужели нет ничего динамичнее? Ну, знаешь, крысы, к примеру.
Кристина сидит смирно, хоть и вцепилась в свою сумочку до побеления пальцев. Пугало чуть улыбается - это даже не насмешка, а нечто более спокойное. Грустное.
Он аккуратно берет Кристину за руку и осматривает ее пальцы - длинные, худые, со скромным маникюром. Что-то есть в этой девушке, что не дает спокойно списать её как испорченную Готэмом девку. И ни Крейн, ни Пугало не могут понять, в чем дело. А кто же тыкает иголками направо и налево, не разобравшись, в чем дело?
Нет. Травить её не хочется. И видеть чрезмерно много страха на этом аккуратном личике. Ей стоит бояться. Но уж точно не биться в конвульсиях.
Мужчина встает с дивана и подходит к окну. С неба льет дождь, ложащийся на грязную землю с отвратительным звуком. Пугало приоткрывает окно и чувствует пронизывающий ветер. Он закрывает глаза.

Джонатан чувствует, как чья-то рука вытягивает его на поверхность. Он жадно глотает воздух и пытается открыть глаза, но яркий свет не дает этого сделать. Лишь спустя какое-то время ему удается, наконец, взглянуть на происходящее. На другом конце маленькой деревянной лодки сидит Кристина и мягко кивает в знак приветствия.

Крейн открывает глаза. Оглядывается и видит, что Кристина ежится от холода. Пробурчав извинение, Джонатан закрывает окно, но на диван не возвращается.
- Моя мать умерла, когда мне было девять. Она сгорела в пожаре. Потому что отец не смог её вовремя вытащить. Он боялся огня. Сколько я себя помню, отец корил себя за это. Но с этой скорбью пришло и безумие. Он решил создать вакцину, чтобы побороть страх. Но, естественно, всё пошло не так. Для того, чтобы получить главный ингредиент, он убивал людей, предварительно заставляя их испытывать страх. Вскоре его нашла полиция. Но перед этим он успел вколоть мне вакцину. Слишком большую дозу. То, что ты видела сейчас - это последствие.
Джонатан горько усмехнулся. Столько времени прошло с тех пор. Позади долгие месяцы реабилитации, попытки избавиться от этого кошмара и, наконец, смирение. Чертово смирение, тождественное потере своей истинной натуры. Всё, конец. Никакой морали, никаких рассуждений - просто плыви по течению.
С Фальконе, наркотиками, грязными делами и убийствами.
А свою сущность и мечты - спрячь.

+1

24

[AVA]http://sh.uploads.ru/XMyRt.png[/AVA]
Кристина сидит неподвижно, выслушивая слова Пугала. Оцепеневшая мышь, всё ещё тщетно надеющаяся слиться с окружающей средой и быть незамеченной удавом. То, что он говорит - в представлении Ирэн просто бред больного человека. Пафосный бред, наигранный (хоть он и сам упоминает это слово) - очень похожий на театральные представления Джеймса Мориарти.
"И повезло же мне окружить себя психами со всех сторон."
-Я боюсь змей, если ты это хотел услышать, - отозвалась она испуганно, но чуть раздраженно. Страх - не повод делать вид, что тебя всё устраивает.
Кристина, как и полагается в данной ситуации, вздрагивает, когда Крейн берет её за руку. Она смотрит на него глазами человека, понятия не имеющего что будет дальше, но уже частично смирившегося со своей судьбой. Странно, но она замечает перемены в его лице, опять. Это все совершенно ненормально, непривычно даже для такой повидавшей виды женщины, как Ирэн Адлер. Сейчас она будто бы пытается понять существо с другой планеты.
Когда мужчина встает с дивана и отходит к окну, Ирэн вздыхает с облегчением. Да, надо признать - это было жутковато. Но теперь же уже все позади, ведь так?
Женщина чуть улыбается уголками губ, пользуясь тем, что Джонатан стоит к ней спиной - как же замечательно, что она включила диктофон! Даже и не верится, что всё, сказанное Крейном, можно будет использовать как компромат. Это же... просто бомба.
"Не радуйся так громко, а то он услышит твои мысли," - усмехнулась Ирэн по себя. А Крейн, тем временем, кажется, снова стал собой.
Ирэн ждала какого угодно продолжения истории, но она совсем не думала, что её новый знакомый вот так вот просто возьмет и расскажет ей историю своей жизни. Расскажет страшные , немыслимые вещи. Слишком много личной информации, которую Ирэн никогда не стала бы выдавать незнакомому человеку. Да что там... Она всегда считала, что некоторые вещи лучше утаивать даже от родных и близких. А тут...
"Это ловушка?" - Ирэн действительно напряглась. Она не понимала, с кем имеет дело - то ли с душевно-больным психопатом, то ли с хитрым манипулятором, то ли с наивным дурачком...То ли со всеми одновременно...
-То, что ты рассказываешь, ужасно...Я...-Кристина закусывает губу. Она хотела сказать что-то вроде "Я соболезную" или "Я сочувствую тебе", но ей почему-то кажется, что это может вызвать новую вспышку гнева и ответ в духе "Ты думаешь, мне нужна жалость?!". А ведь она и вправду никому не нужна. Она всегда лишь мешает. - И что ты собираешься делать дальше?
Последний вопрос она задала совсем тихо. Вот уже "ты", а не "мы" - просто потому что надо было сбавить градус наивности и восторженности собственного персонажа.

+1

25

[NIC]Jonathan Crane[/NIC]
[AVA]http://i60.tinypic.com/zo9jxs.png[/AVA]
Jonsi - Tornado

"Кто ты, черт возьми?" - так и хочется спросить эту девушку, которая, в общем-то, ничего особого не делая, заставляет Джонатана изливать душу, идти на безумные поступки и вспоминать прошлое. Что это: истинная симпатия, или хитрые манипуляции? Кристина, кажется, многое понимает в Крейне - и в то же время совсем ничего не смыслит в жизни Готэма. Неужели все школьные учителя такие проницательные?
- Я думаю, ты очень устала, - говорит мужчина с виной в голосе.
Вряд ли девушке понравился весь этот спектакль с обвинениями, перевоплощением и исповедью. Она выглядит замученной, хоть и пытается держаться, и даже тон ее голоса, когда она спрашивает, наполнен переживанием и сочувствием. Зачем только? Кому тут сочувствовать? Чудовищу?
- Хочу на время исчезнуть, - вздохнув, говорит Джонатан. - Слишком много необдуманных поступков совершил за последние пару недель. Готэм мне этого не простит.
Несмотря на нервозное состояние, Крейн не мечется по комнате туда-сюда, всё стоит у окна. И понимает про себя, что не сможет просто так исчезнуть. Осталось важное дело.
Отец Кристины задолжал опасным парням, которые долго ждать не будут. Им нужны деньги, и, вероятно, девушка в опасной близости ко встрече с ними. Наведя кое-какие справки, можно составить список "подозреваемых" и немного сократить им жизнь, тем самым уберечь девушку. Судя по всему, Джонатану предстоит очередная бессонная ночка. Которую он потратить на доброе дело. Парадокс состоит лишь в том, что эти торговцы - его покупатели. А значит, прощайте тысячи долларов - хотя, конечно, убитым быстро найдется замена. Главное, чтобы они не знали о Кристине.
- Ты тоже не особо светись, - шепчет Крейн, подойдя в дивану. - Останься дома на пару дней и никому не открывай двери. Справишься?
Мужчина наклоняется, опирается рукой о спинку дивана и мягко целует Блэкуэлл - извиняясь за произошедшее и пытаясь успокоить одновременно.
Затем он идет в сторону двери, подавая девушке знак рукой, чтобы она оставалась на месте. Прощания и киношные "я пойду с тобой" были бы сейчас не к месту. Крейн кивает и закрывает за собой дверь, оставляя Кристину наедине со своими мыслями. У него слишком мало времени - нужно действовать, пока собственный рассудок не остановит его, обвинив в идиотизме будущих поступков. И, возможно, во влюбленности.

Чего боится Джонатан Крейн?
Того, как стала важна для него эта девушка.

* * *

Les Friction - Louder than Words

- Забавно, - усмехается Джонатан из-под маски пугала, - значит, никакого семейства Блэкуэлл мы не знаем?
- НЕТ! КЛЯНУСЬ! - кричит один из наркоторговцев по прозвищу "Банни". Вакцина уже начинает действовать, и он, привязанный к стулу, весь мечется, дрожит и давит ногой воображаемых...тараканов? змей? крыс?
- Клятва от наркоторговца - это, безусловно, то, чему я должен верить, - разочарованно вздыхает Крейн. - Даже если ты предельно честен, к сожалению, я уже не могу тебя спасти.
- Пожалуйста...пожалуйста...просто закрой эту коробку, они все лезут...они... - по скривившемуся от ужаса лицу преступника Джонатан понимает, что страх достиг своего апогея. Секунда - крик - и его сердце останавливается.
Крейн снимает маску с противогазом, устало взъерошивает волосы и садится на стул неподалеку от убитого. Это уже третий труп за ночь. Все они были отбросами общества, готовыми продать собственную мать за несколько сотен. Многие ошибочно предполагают, что диллеры крайне успешные люди, не принимающие ту дрянь, которой торгуют. Судя по венам этого парня - он явно был любителем собственного дела.
За окном светлеет. Джонатан чопорно убирает маску и использованный шприц в кейс, поправляет галстук и покидает опустевший притон.
Город встречает его бездомными, развалившимися вдоль домов, изуродованными проститутками, возвращающимися домой, и лаем собак. С каждым шагом, с каждым звуком Джонатан понимает: уничтожить город - это единственное верное решение.

+1

26

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Another story of the bitter pills of fate


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC