SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » weird ways to have fun


weird ways to have fun

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://i.imgur.com/i29U3y1.png
за графику спасибо Магнусу <3

The Real Tuesday Weld - (I Always Kill) The Things I Love

Alpha

Magnus Bane

Что делают люди, когда им становится невыносимо скучно? Кто-то развлекает себя алкоголем и тусовками, кто-то играми, путешествиями, спортом... Способов много, но так уж вышло, что Альфа решил развеять тоску, совершив серию изощренных убийств, а Магнус - занявшись поиском загадочного убийцы. Не каждый разыскиваемый преступник осмелится остановиться, развернуться и заглянуть в глаза преследователю, но Альфе такая игра очень даже по вкусу. В конце концов, не так часто его разыскивает кто-то настолько незаурядный, интересный и интригующий... Так почему бы ему не стать следующей жертвой?

Отредактировано Alpha (2014-11-13 23:08:06)

0

2

Когда София услышала звонок в дверь, она не ожидала увидеть кого-либо, кому она будет искренне рада. Всё просто - в этом городе у неё не было ни друзей, ни родственников. Кто мог потревожить её? Соседка, хозяйка квартиры, какие-нибудь люди, проводящие социологический опрос? София заглянула в глазок и замерла от удивления.
-Роберт...
Роберт, фамилии его она никогда не знала. Уличный художник, которого они с отцом встретили на улицах Лос-Анджелеса около двух лет назад.  Мужчина, в которого она благодаря своей впечатлительной натуре влюбилась с первого взгляда, но если точнее - с первого его взмаха карандашом по желтоватой бумаге. Это её отец попросил Роберта нарисовать Софию, и он всего за несколько минут создал настоящий шедевр. Глупая сентиментальная девочка, которой было сложно не влюбится в того, кто так тонко почувствовал её красоту, и изобразил её так, как ранее никому не удавалось. Её отец тогда ничего не понял, и это к лучшему, наверное. Однако, он тоже не смог игнорировать тот факт, что творение Роберта было уникальным. Он предложил художнику работу, не халтурку вроде просиживания штанов на улице с мольбертом, а настоящую, высокооплачиваемую работу - нарисовать портрет его дочери красками, дабы тот смог потом украсить гостиную в их особняке. Дабы у семьи сохранилось прекрасное воспоминание о Софии тогда, когда она закончит учёбу и начнет самостоятельную жизнь вдали от родителей, и что бы потом, когда-нибудь, её дети, и внуки, и правнуки могли наслаждаться этим великолепным портретом...
Когда работа над картиной была закончена, Роберт исчез из её жизни. Навсегда, как казалось тогда. И вот сейчас он нервно поправляет шарф, оглядывается по сторонам, ожидая, откроет она дверь или нет. Нервничая, что мог ошибиться, что не смотря на все попытки, ему так и не удалось найти её.
"Но как?" - думала она, - "Как он нашел меня?"
Разве это на самом деле имело для неё значение? Нет, конечно же. Не думая больше, она открыла дверь, и посмотрела на него глазами цвета безоблачного неба, чистыми и сияющими от счастья. Она не смогла сдержать улыбки, хоть у неё до сих пор вопросов было больше, чем ответов.
-Роберт? Как ты нашел меня?
-Пришлось поползать на коленях перед твоим отцом, умоляя его. Но это того стоило. - он улыбнулся, и лицо его на мгновение содрогнулось в нервной улыбочке, в то же время в голове пронеслась мысль "ты врёшь". Врал, конечно. Это не он ползал на коленях, умоляя. Всё было немного наоборот. Да и Генри Блэквуд никогда не дал бы адрес своей дочери какой-то кукле, одевшей маску гениального,  но непризнанного художника благодаря его прихоти. Даже если бы он был настоящим, он всё равно был бы не достоин его дочери! Но София не думала о всех этих мелочах. Сейчас ей очень хотелось просто поверить в чудо. Просто потому, что никто не вел себя с ней так, как Роберт. Все её поклонники думали только о том, что бы залезть ей в трусики, на большее их мыслей просто не хватало, а Роберт больше всего на свете любил её душу, а не тело. Глаза называют зеркалом души, не так ли? На его рисунках они получались особенно выразительно. В её голубых очах, нарисованных его кистью, можно было прочитать целую гамму эмоций, и - его чистую, неиспорченную ничем любовь к ней. Любовь, которая не поддавалась никаким объяснениям. Так и сейчас, не прося никаких объяснений, София просто пустила его за свой порог. Она приготовила чай, и весь вечер они увлеченно болтали, и казалось, что тем для разговора у них неисчерпаемое количество. А потом наступил вечер, и он сказал, что ему пора уходить. Она чуть не предложила ему остаться, но поняла, что это, наверное, будет слишком смело. Быть может, не стоит никуда торопится? Она встала на цыпочки и легко поцеловала его - Роберт приобнял её за талию и поцеловал в ответ, напоследок проведя ладонью по её пшеничным локонам.
-До завтра, София, - прошептал он, накидывая пальто.
-До завтра, - она аж светилась от счастья. Завтра. Завтра он вернется со всем, что необходимо, что бы написать её портрет. Он уверял, что этот, новый портрет, будет ещё лучше, чем тот, что красуется в доме её отца. Она не знала, куда ещё лучше, но не стала спорить с ним.
Выйдя за дверь, Роберт содрогнулся и облокотился на перила лестницы.
-Ты не посмеешь...-прошипел он, дрожащими руками хватаясь за виски. - Ты... О да, конечно, не посмею. Ведь я же не могу делать всё, что захочу, я должен слушать какого-то уличного мазилу. Помалкивай, вот что.
"Не посмею? Мы уже убили мистера Блэквуда, Робби, мы уже искромсали в клочья твой шедевр, ты думаешь что сможешь остановить нас сейчас? Ты смешной, Робби."
Художник сидел перед мольбертом в съемной квартире Софии и полными слёз глазами смотрел на свою картину. Роберт весь оцепенел от ужаса, когда всё это произошло. Он был жалок, он был ничтожен - он ничего не мог сделать. Какие-то обрывки мыслей проносились в голове: "Она была так прекрасна, у неё были такие красивые глаза, как ты мог, почему, зачем..." Ещё множество мыслей, отрывков фраз. Он кусал губы, что бы не заплакать, но его лицо исказилось  в скорбной гримасе.
Она сидела за столом, совсем как девочка с персиками с одноименной картины. Она была прекрасна, как в жизни, так и на холсте, её белое платье, её золотистые волосы...И картина, несомненно, была бы совершенной, если бы не одно ма-аленькое "но". На блюдце перед девушкой красовались её чудесные глаза цвета безоблачного неба. Сама София глядела на блюдце пустыми глазницами, и цвет её кожи был мертвенно бледным. На картине не было видно веревки, которой она была привязана к стулу, и без которой она свалилась бы лицом на стол.
-Не плачь, Робби. - не смотря на гримасу отчаяния и ужаса, голос Альфы звучал жестко и цинично, - Мы найдем тебе новую девочку.
Мужчина встал, оглядел квартиру оценивающим взглядом. Ничего лишнего он, вроде бы, не оставил. Накинув шарф, Альфа направился к двери.
-Или мальчика. - он захохотал, издеваясь над Робертом, загнанным куда-то в глубины сознания и рыдающего там в своё удовольствие. Он ведь больше был не нужен. Пока что. Теперь в дело вступали другие - те, кто могли вывести художника из квартиры тихо и незаметно, плавно обходя все препятствия и не натыкаясь на ненужных свидетелей.
"Интересно было бы узреть лица тех, кто найдёт её. Интересно, кого-нибудь вырвет? Кто-нибудь упадёт в оборок? И даже не смотря на это, разве смогут они отрицать мастерство художника? Их будет бросать в дрожь от того, насколько это прекрасно и ужасно одновременно. Что сделают с картиной? Это всё невероятно, невероятно захватывающе!"
Говорят, преступники всегда возвращаются на место преступления. Как ни крути, Альфа удержаться от этого никак не мог, и потому незаметной тенью кружился вокруг дома, в котором проживала София. Он хотел стать свидетелем того момента, когда кто-то обнаружит девушку, когда люди начнут говорить о страшном убийстве, когда на месте появятся люди из полиции. Ведь всё это так увлекательно.

+1

3

В жизни Магнуса люди редко задерживались на продолжительный срок, исключение, пожалуй, составляли его сердечные привязанности, хотя и они не всегда длились долго. Он любил новые знакомства и оживленные компании, но часто общение это было мимолетным, обуславливалось пребыванием в одном городе и заканчивалось с переездом. Не смотря на свою открытость, Магнус редко действительно сближался с кем-то. Слишком многое стояло между ним, отмеченным колдовским знаком, и простыми смертными, часто неподозревающими в каком удивительном мире они живут. Однако бывало что люди, с которыми у него некогда были какие-то дела, вновь давали о себе знать спустя продолжительное время. Так случилось с Ирмой Адельман.
     Магнус познакомился с ней еще в пятидесятых годах, когда, охваченной очередной посетившей его идеей, стал работать детективом. Тогда она была еще совсем молоденькой девушкой, которая обратилась к нему с просьбой отыскать украденные фамильные драгоценности, то немногое, что удалось забрать ее семье из Германии при эмиграции в Америку. Отыскать и вернуть драгоценности не составило для Магнуса большого труда, просьба девушки была выполнена в скорые сроки. После нескольких встреч между ними завязались дружеские отношения: время от времени они встречались друг с другом, совершая походы в кино. Заинтересовавшись его работой, она так же иногда помогала ему в некоторых расследованиях. Подобные отношения продолжались пару лет, после чего Ирма со своим женихом переехала в Лос-Анжелес. С тех пор Магнус ничего не слышал о ней, пока однажды утром ему не пришло письмо от нее.
    В своем письме, на отправку которого ее вынудило безутешное горе, она поведала ему о трагедии, которая произошла в ее семье. Об убийствах младшего брата своего мужа, а после его дочери, Софии, девочки, которую Ирма горячо любила как собственную дочь. Поскольку несчастье коснулось двух ее родственников, она начала считать, что в опасности могут находиться и другие члены ее семьи. Она подозревала, что Генри мог вляпаться в какие-то «темные делишки», однако не имела подтвержденных тому доказательств. В снедаемом ее горе и беспокойстве вспомнила о своем давнем друге и надеялась на его помощь в расследовании этого дела. Ей было неизвестно, что Магнус давно бросил свою карьеру детектива и с тех пор успел попробовать себя в других сферах. Но письмо тронуло его сердце, магу стало жаль женщину, на которое обрушилось такое несчастье.
    Решив навестить ее и больше узнать о том, что же произошло, Магнус, не тратя много времени на сборы, взял с собой небольшую дорожную сумку из последней коллекции Луи Виттона и отправился в аэропорт, где взял билет на ближайший рейс до Лос-Анджелеса. Уже там, перед самой посадкой на самолет, он позвонил Катарине и предупредил ее о своем отсутствии, оставив открытой дату своего возвращения.

    Приземлившись в аэропорту Лос-Анжделеса, Магнус без труда поймал такси и, назвав обратный адрес письма, довольно быстро, без пробок, смог оказаться в нужном ему месте. На территории небольшого коттеджа, в котором проживала Ирма.
    Ирма не знала о его бессмертии и встретив его сейчас, могла бы весьма удивиться тому, годы не оставили и следа на его лице, в то время как ее лицо давно покрылось множеством морщинок, а волосы успели совсем побелеть. В пожилой леди, сидевшей перед ним и кутавшейся в шаль и то и дело растиравшей подрагивающими руками свои плечи, он и сам не сразу узнал ту милую красавицу с сияющей улыбкой. Некогда хрупкая, но обладающая твердым характером, теперь она выглядела сломленной и печальной. Он представился ей собственным сыном. Ложь давно была для него легка и привычна.
   — Да, я совсем не ждала, что он приедет… Но я рада познакомиться с тобой, — слабо улыбнувшись, Ирма взяла его ладонь в свои руки и нежно пожало ее, предлагая отдохнуть с дороги и выпить с ней чаю на террасе.
    Там она повторила ему историю, описанную в письме, добавив больше подробностей и деталей. А так же показала Магнусу папку, в которой были собраны статьи об убийствах. В то время как новость об убийстве Генри была отмечена в небольшой статье местной газеты,  истории Софии было посвящено несколько статей, в одной из которых была опубликована фотография с места преступления. Если бы Магнус не был знаком с демонами, он бы ни за что не подумал, что такое мог совершить обычный человек. Однако же те не были столь изящны в совершаемом ими насилии.
    Магнус так же выслушал все предположения Ирмы о несчастье, свалившемся на ее семью. Многие из них были вызваны пережитым потрясением. Она была стара и не могла принять того, что два члена ее семьи были убиты всего лишь по чьей-то прихоти. Предлагала ему щедрое вознаграждение за завершенное расследование. Хотела знать, почему именно они? Не смотря на различающийся подчерк и то, что убийства произошли в двух разных городах, то, что убийства произошли в совершенно разных местах, еще больше наводило ее на мысль о взаимосвязи, тем самым заставляя тревожиться о семье своего сына проживающего в другом городе.
  Поскольку сделать много для нее он был не в силах, но хотел помочь ей хоть чем-то – своей магией сделал тяготившие ее переживания не такими сильными. Сгладив некоторые воспоминания, заставил позабыть об увиденном теле Софии, которое увидела Ирма, после того как ей сообщили об убийстве девочки, и она поехала в Сиэтл договариваться о перевозке тела в Лос-Анджелес для проведения погребальной церемонии. Он  так же стрел ее воспоминания об изуродованном теле Генри. Будучи ближайшим членом семьи, проживающим с ним в одном городе, ей пришлось присутствовать на опознавании в полицейском участке.
    Задержавшись у Ирмы на вечер, он решил переночевать в городе. Остановился в ближайшей гостинице и полночи пролежал на диване, обдумывая сложившуюся ситуацию. Хотя и в его биографии было место преступлениям, Магнус никогда не совершал поступков, намеренно приносящих вред другим. А так же старался держаться в стороне от конфликтов людей друг с другом. Но последняя фотография Софии все стояла перед его глазами, и хотя дело это не относилось к нему, Нижнему миру или делам Сумеречных Охотников, после встречи с Ирмой чувствовал себя не способным проигнорировать нечто подобное.
    Утром, поискав в интернете статьи о случаях, имевших сходство с тем, что случилось с Софией или Генри, он не нашел информации о более поздних случаях. И решил отправиться в Сиэтл, где жила София в свои последние дни.

    Улочка, на которой снимала квартиру София, располагалась недалеко от центра города. В тихой его части со старенькой невысокой застройкой. С момента происшествия, потрясшего жителей района, прошло две недели и в доме на улице, в той ее части, где располагался дом, где проживала мисс Блэкворд, еще царила мрачная и угнетающая атмосфера. Квартира пустовала. Никто не желал въезжать в место, где совсем недавно была обнаружена кровавая картина. Здесь больше не было ее следов, а в нос ударял едкий запах хлорки. Магнус и сам не знал, что собирается найти в опустевшем помещении, где больше не осталось и следа того, что здесь совсем недавно жила молодая девушка. Часть вещей теперь находилась в полицейском участке в качестве улик, другие же были или выброшены или увезены Ирмой. От Софии не осталось и следа. Теперь это было совершенно безликое пространство.
    Он не задержался там на долго, побродил по пустым комнатам, поспрашивал соседей о молодой девушке, о ее знакомых и друзьях. Люди в доме отнеслись к нему немного настороженно, и устало, а кто-то очень зло. Было видно, что всевозможные вопросы о случившемся рядом с ними, о девушке, которая жила рядом, и которую мало кто из них действительно знал, успели набить им оскомину. Они были напуганы и хотели скорее забыть о том, что случилось совсем рядом. Вернуть свою иллюзию безопасности.
    Вечерело, когда Магнус, имея лишь смутные планы о том, что делать дальше въехал в один из отелей Сиэтла, решив остановиться в городе на несколько дней. После перелетов, поездок и встреч, он чувствовал себя весьма устало. Хотел немного отдохнуть, обдумать навалившуюся на него информацию, которой было не мало, но вся она была разрознена и, казалось, почти не представляла должной ценности.

Отредактировано Magnus Bane (2015-05-14 15:18:09)

0

4

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » weird ways to have fun


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC