SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Нарушенный запрет


Нарушенный запрет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://crossoversempiternal.rusff.ru/img/avatars/0013/cc/73/572-1417371509.jpg
Чингиз

http://s009.radikal.ru/i309/1411/6a/eddd5eb300e2.jpg
Пат

Место действия: недалекое прошлое, Диптаун.
События: Чингиз запретил своим сожителям использовать в Глубине чужие внешности и данные. Может быть, у него не было права кому бы то ни было и что бы то ни было запрещать, но мужчина привык, что его требования выполняются неукоснительно. Что же ему делать, когда он обнаруживает, что самый строгий из запретов нарушен?

0

2

Чингизом владела холодная ярость. Он был подобен Одину, что в порыве злости сметает континенты, плавит ледники и сжигает деревни одним лишь взором. Казалось, под его взглядом расплавился щиток электроподачи, а в доме скакнуло напряжение, так что лампы дневного накаливания зацокали и замигали.
Впрочем, все это лирика. По сути, пожалуй, ему больше всего хотелось выдернуть штекер из розетки и обесточить дип-программу. Посмотрим тогда, как домочадцам удастся порезвиться в сети.
Однако, был и другой вариант. Несмотря на обычную свою миролюбивость, сейчас Чинга мог бы посоперничать в коварстве с самим богом обмана Локи. В его голове зрел план, и чем дальше - тем более черным он становился.
Нет, конечно, в конечном итоге никто не должен пострадать. Но урок обязан быть горьким во избежание повторения ошибок.

Молодость не знает правил. Подростки считают себя правыми во всем и учатся лишь на своих собственных ошибках (если учатся, иные же вынуждены наступать на одни и те же грабли снова и снова).
Чингиз собирался преподнести бесценный урок своему протеже.

Когда тебе всего лишь 16, что ты умеешь? Ты еще не хакер, ты от силы дерьмовенький программист. Чем тебе заняться и куда пойти? Ответ напрашивался сам собой - в красный квартал.
Пат мог скрываться где угодно, но Чингиз бы нашел его везде. Следы пацан не умел заметать с детства, а прятаться от того, с чьего терминала вошел в сеть - последнее дело. За ним тянулся мерцающий неоновый след, видный даже в полной тьме, его не заметил бы разве что слепой, да и тот наткнулся бы не на нить, а на целый канат - и вышел бы точно по адресу.
Чингиз вскинул лицо, щурясь на яркую красную вывеску публичного дома. Отлично, Пат, просто отлично. Проституция в Глубине - плевое дельце и легкая нажива, ведь ты продаешь даже не свое тело, а лишь картинку, что нарисовал, и все же.. Ох, кто-то сегодня станет горько рыдать.
Поправив волосы и галстук, мужчина непринужденной походкой завсегдатая вошел внутрь. Может, Пат его узнает и сам поймет, что вляпался. А, может, решит переть до последнего, как и всегда - и вот тогда ему несдобровать.
- На всю ночь, пожалуйста, - сладко пропел у стойки ресепшена, чиркая виртуальной картой по виртуальному же терминалу оплаты, который с его виртуального счета перевел энную виртуальную сумму в оплату услуг виртуального публичного Дома. Здесь все было такое виртуальное и ненастоящее, что блевать тянуло. Что мальчишка забыл здесь?
- Мне самую вашу новенькую модель, - он не был уверен, под какой личиной скрывается подопечный, поэтому постарался не рисковать. - Я многих здесь перепробовал, - двинул бровями, стараясь играть убедительно, обычно он в такие места не ходил, конечно же, - приелось, знаете ли.

+2

3

Пат не смог. Прошел уже не один год, но он так и не смог стать Дайвером. Это казалось насмешкой судьбы, когда в твоем доме есть один такой уникум, а второй такой еще и является частым гостем в вашем доме. Нет, Пат, конечно, понимал, что дайверам всегда есть что обсудить между собой, но это было просто вселенской несправедливостью! А ведь он так старался, он столько всего перебровал. Начать, хотя бы, с той самой смерти, которая с ним приключилась. Ну чем не психическое потрясение? Но нет, его способностям этого оказалось мало. И после этого Пат честно перепробовал еще много чего, чтобы выскочить из Глубины без всяких специальных штуковин. Не выходило. У него не получалось! И вывод напрашивался сам собой - он должен был придумать что-нибудь еще...
Пацан прекрасно знал про запрет. Но это ничуть не помешало его нарушить - он создал прекраснейшее создание, которое должно было стать одной из его масок в Дип-тауне. Девушка отличалась спокойной, тихой и нетронутой красотой - это была большая редкость в виртуальности, где каждый старался быть ярче и фигуристее. Но на это и был расчет - когда вокруг тебя слишком много красок, рано или поздно тебе захочется чего-то более... настоящего. И вот его Ника и должна была удовлетворять именно таким запросам. И стоило признать - у Пата были отменные таланты в создании внешностей. Невысокая, тонкая черноволосая девушка, которой от силы дашь лет восемнадцать, синие глазища, как и у самого пацана, но главное - это выточенная фигурка без особых выдающихся форм. Да еще и все это одето в скромное коротенькое платье. Да он сам бы такой вслед обернулся!
Остальное было делом техники. Фальшивые документы, по которым он смог устроиться в бордель, фальшивая карточка, которой он смог оплатить комнату с тревожной кнопкой, чтобы вовремя выскочить из Глубины, ну и небольшое наставление самому себе - он просто постарается выскочить из Глубины сам, без всяких доп. средств. Не выйдет - убежит через кнопку выхода. А выйдет - еще и деньжат заработает! В конце концов, он давно уламывал Чингу на новый объем памяти...
Пат некоторое время обкатывал девчонку в уличных знакомствах. Откровенно веселился, конечно, но при этом прекрасно понял, что создал отличный экземпляр. И вот, наконец, он был готов к своему первому вечеру, который должен был его так потрясти, что он станет еще более крутым в Дип-тауне! Что обретет буквально какую-то супер-способность, тоже станет избранным. Будет ровней Чинге.
Кстати, о последнем... Пожалуй, это был последний человек, которого Пат ожидал здесь увидеть. Не то чтобы он проверял его историю, но почему-то был уверен, что мужчина выше этого. А потому когда он вышел на зов своей одноразовой хозяйки, то буквально врос в пол, ловя взгляд своего наставника. Благо, что с ним зашло еще пару новеньких - кто-то с кошачьими ушами, кто-то с такой грудью, что ей можно было накормить всю голодающую Африку, а кто-то как он... Простой и незаметный. Именно на это сейчас отчаянно надеялся Пат - Чинга его не узнает! Даже по округлившимся синим глазам не узнает, потому что Пат не даст деру, даже если очень хочется. Так он себя точно выдаст, а пока еще можно было сделать вид, что все это недоразумение сейчас быстро разрулится. Чинга выберет себе какую-нибудь экзотическую девушку, Пат, когда вырастет, простебет его по этому поводу, а сейчас они тихо-мирно разойдутся. Ну не мог же он его на самом деле выследить? Ну никак не мог! Он вообще... должен быть на работе!
Успокаивая самого себя, уверенный в том, что выйдет сухим из воды, если просто продолжать играть свою роль, Пат поклонился вместе с другими девочками, лелейным тонким голоском пропев:
- Добро пожаловать в Дом грез.
Сейчас ему оставалось только ждать. И держать скрещенными пальцы, чтобы Чинга быстренько кого-нибудь выбрал и увел отсюда. А сам Пат попробует свой эксперимент в следующий раз. Например, когда его наставник улетит на другой континент. В другом часовом поясе. И может быть тогда...

+2

4

Виртуальность - это вседозволенность. Это разнообразие и массовый спрос на любой вкус и цвет.
Перед мужчиной мигом строится ряд красоток сомнительной внешности, они все такие разные, что на секунду начинает рябить в глазах.

- Добро пожаловать в Дом грез, - тянут одновременно и на разные голоса, но Чингиз слышит только один.
Смотрит на девушку в упор.
Она в самом простом платье, плоская будто мальчишка, с длинными ровными ногами и чуть волнистыми смольными волосами. Лицо - очень выразительное, хотя и неброское, но на секунду кажется, что оно настоящее, из реальной жизни. Таких в Глубине не встретишь.

- Эта, - кивком головы обозначает выбор Чингиз и не сомневается. 
Это точно его "клиент". На фоне ушастых нек, фигуристых воительниц и большеглазых тян выбранная девушка кажется лесной нимфой, легкой, будто невесомой, нереальной, ускользающим видением. Наверное, всему виной эти яркие, блестящие глаза какого-то самого обычного цвета - оттенка глубокого моря, высокого неба, он встречается в повседневности каждый божий день, поэтому Чингиз некоторое время не может отвести взгляда, а потом вспоминает, кто прячется за этой маской - и смешливо улыбается.

Холл быстро пустеет, они остаются один на один. Чингиз протягивает руку, безошибочно решая, как действовать.
- Могу я узнать имя чудесной незнакомки?
О, он прекрасно знает, как зовут это восьмое чудо света. Впрочем, это не повод отказывать себе в удовольствии подразнить жертву. К тому же, мужчина готов клясться, что видит животный испуг в глубине синих глаз. К слову, Чин вспоминает, где видел этот насыщенный цвет - у Пата точно такие же. Как иронично, теперь он смотрит в лицо девушки - и будто видит лицо мальчишки, что скрывается за внезапным образом.
"Выпорю, как сидорову козу," - обещает он мысленно то ли ему, то ли себе, а сам подает девушке руку. Пат должен верить, что не узнан. А Чингиз умеет играть галантного кавалера и прекрасно знает о том, что мальчишку подобное поведение напугает еще больше, нежели прилюдное порицание на этом самом месте.

Отредактировано Genghis (2014-12-10 12:54:03)

+2

5

Пату патологически не везет - вот такой каламбур слов. Каждый раз, когда ему кажется, что пронесет, над ним словно загорается неоновая вывеска, возвещающая о том, что это он во всем виноват, вот тут и прячется преступник, хватайте и на плаху его. Именно так себя пацан сейчас и чувствует. И женское тело уже не кажется таким забавным, как всего минут двадцать назад. До того, как его вывели сюда, он увидел Чингиза, а тот, не мудрствуя лукаво, указал своим персом именно на него. В голове мигом забилась паническая мысль - он его узнал! Раскусил! Лазил в его историю и все прочитал! А ведь обещал, что больше не будет так делать! Что они вроде как уважают чужую неприкосновенность!
Впрочем, злиться у него долго не выходит. Потому что страшно все таки больше, чем обидно. Особенно, когда девочки послушно тянутся обратно, оставляя пацана наедине с расплатой. Это очень подло, это он сейчас должен был преспокойно покинуть это комнату и выдохнуть, что обошлось. Но нет, судьба не дает ничего так просто! Пата только удивляет, что он все еще в Глубине. Потому что паника, которая невольно плещется внутри головы, уже должна была бы выкинуть его в реальный и бренный мир. Но нет... И этого тоже мало!
Пату хочется позорно бежать, но его учили не отступать от выбранной линии поведения. И он берет все свое мужество в кулак, чтобы не шарахнуться прочь, когда Чингиз обращается к нему. Тонкие пальцы вцепляются в подол светлого платья, невольно демонстрируя, что не так уж и опытна сия девушка в той профессии, которую решила испробовать. Пат не догадывается, что этот жест очень мил и трогателен, будь он на улице, уже с десяток парней бы предложили свою помощь и одарили бы виртуальными цветами. Но сейчас парень об этом даже не задумывается, ему просто страшно. Очень и очень страшно. И только следующая фраза Чингиза заставляет недоверчиво посмотреть в его лицо. Правда не знает, как ее зовут? Неужели и правда просто случайность? Но ведь так не бывает... Или бывает? А что если еще не все потеряно? Что, если и правда есть шанс выйти сухим из воды? Он должен попробовать! А после больше никогда, а то еще на Падлу так нарвется. Со своей-то везучестью...
- Ника, - чуть хриплым, явно от испуга голосом лопочет, вкладывая маленькую ладошку в руку мужчины. Чингиз никогда не экономил на хорошей технике, а потому Пат будто взаправду ощущает чужое тепло. Чувствует, как сжимаются мужские пальцы, как он чуть тянет его за собой. Господи, спасибо, что пацан додумался снять комнату с тревожной кнопкой! Ему, конечно, придется дать стрекача, когда дело подойдет в главному, он даже придумал банальнейшее "мне нужно освежиться", а после пусть Чин разбирается с хозяйкой публичного дома, куда это делась его покупка. Это уже будет не его беда. А он в это время тщательно почистит свои папки...
- А вас? - уже более спокойно интересуется виртуальный вариант Пата. И вдруг открыто и незатейливо улыбается, кивков головы приглашая пройти к лестнице, а там уже и к самой комнате, где "все фантазии станут явью". Да, яви бы не помешало. Особенно Пату. И как можно скорее.

+2

6

Ника? Мужчина едва сдерживает смешок. Что-то знакомое - или причина совсем не в пережитом? Как бы там ни было, ничто теперь не оправдывает Пата, так как у него был шанс раскаяться и сбежать, но он упрямо шел ва-банк.
Что же, Чингиз ему подыграет. Именно для этого он здесь.
Ладонь девушки маленькая, тонкая. Мужчина держит ее в пальцах и чуть поглаживает, мозг додумывает приятные ощущения типа тепла, бархатистой кожи, нежного ответного пожимания. Он как никогда осознает, что все это не взаправду, но от этого лишь спокойнее. Если думать об этом в реалистичном ключе, он точно не сможет доиграть свою роль, особенно когда знает почти наверняка, кто прячется за миловидным личиком.

- Чингиз, - коротко представляется в ответ.
И смотрит в чужое лицо задумчиво, пронзительно. Наверное, чтобы в очередной раз проверить уверенность мальчишки на прочность. Чтобы лишний раз ему напомнить, что никто из них не врет в Глубине - носит свое лицо, называет свое имя, играет свой же характер. А он? Что делает Пат? Врет ему в глаза и не краснеет.
- Ника - красиво и ёмко, - хвалит выбор подопечного. Но больше не смотрит на него, послушно утягиваясь к лестнице, и становится непонятно, кто из них плетет сеть - то ли мужчина ведется на миловидность девушки, то ли она вынужденно подчиняется его силе и семенит следом. Впрочем, это сейчас не важно. Они поднимаются на второй этаж, где вот-вот уединятся, и Чингиза вновь разбирает холодная ярость - как долго они станут играть в этот балаган? Фарс, да и только.

- О, - цедит мужчина, оказываясь в комнате.
Ему не приходилось шататься по подобным местам, но он наслышан, что внутри комнаты может быть что угодно, от морского берега вплоть до эльфийского леса.
В комнате, внезапно, стены, кровать и покосившаяся тумбочка. То ли пацану в голову не пришло населить комнатушку образами, то ли он находил свою прелесть в обыденном. Как бы там ни было, Чингиз слабо себе представляет, как в этой комнатенке творить любовь да и на что вообще рассчитывал Пат? Боже, зачем вообще все это!
Переводя недоуменный взгляд на Нику и даже не скрывая этого, мужчина с трудом заставляет губы изломиться в улыбке:
- Очень необычно.
И это правда, простая замызганная комнатка - это очень необычно на фоне прочих излишеств. Попутно он размышляет о том, знает ли Пат вообще о том, что происходит в подобных местах, а если знает - откуда и как он не углядел? И куда смотрел Падла, тот самолично блочил все сайты типа .ххх, так - как? Два наикрутейших хакера в одной квартире - и не уследили за малолетним сопляком? Вздор.
- Простите за бестактность, Ника, - ему просто некуда деть руки, тут некуда сесть, кроме кровати, или взять что-то в ладони и подержать, типа бокала с виски или прочей дребедени, поэтому он продолжает держать девушку за руки, - насколько вы опытны?
Вероятно, это выглядит любопытством клиента, он ведь просил товар посвежее, а теперь лишь хочет убедиться. Или прикидывает, что и как можно сотворить с купленной игрушкой. Чингизу же лишь интересно, как много пацан успел почерпнуть в теории - и как много сотворить на практике. И, не скрыть, это его действительно заботит, хотя при ином стечении обстоятельств он бы никогда не задал подобный вопрос, особенно девушке.

+2

7

Чингиз ведет себя так, словно и правда не понимает и не знает, кто перед ним. Верится в это с очень большим трудом, но этого так отчаянно хочется, что Пат все таки ведется.  Заставляет себя поверить, а от того становится самую малость спокойнее. Ему, конечно, приходится за собой следить, но теперь кажется, что все выгорит. У него получится выйти сухим из воды, точно получится! И после он больше никогда, буквально под страхом собственной смерти, но, что еще страшнее, под угрозой разоблачения.
Пат настолько начинает верить в свою победу, что едва удерживает себя от того, чтобы не ляпнуть "Я в курсе". Конечно же он в курсе! А вот Ника нет. И просто быть не может. Ее скорее должно удивить подобное имя. Лично Пата в свое время это изрядно и удивило, и повеселило. И он бы даже прыснул от воспоминаний, но сейчас было не очень подходящее время. И уж точно не подходящее место.
- Какое необычное имя, - признает Ника, стараясь в этот момент не смотреть в глаза мужчины. Чингиз всегда облада тем самым взглядом, под которым хочется выложить всю свою поднаготную, начиная со дня твоего рождения. И даже если ты его не помнишь, ты ВСПОМНИШЬ. И именно поэтому он благоразумно потупил взгляд, вроде как осматривая подол своего светлого короткого платья. В конце концов, мужчина в ответ похвалил ее, вполне покатит за смущение. Именно это же ему и нужно - самая обычная девушка в самой обычной обстановке, поэтому и вести себя должна соответствующе! Не то чтобы у Пата было много опыта общения с девушками, чтобы так уверенно это утверждать, но ему так казалось. А то, что кажется нам в быту молодости, на тот момент является истиной в последней инстанцией. Так что его можно было простить за такие клише.
Пат тихо прикрывает за ними дверь свободной рукой и оглядывает комнату. У него особо не было времени заняться внутренними убранствами, да и слишком долго находиться тут он просто не мог. Но ему это даже нравилось. Так сказать, не настраивало на нужный лад, заставляло скорее понять, что к чему, как-то немного еще неловко поговорить,а уже потом, возможно... И, как видно даже по Чингизу, это оказалось очень умно! И пусть по большей степени случайность и осторожность, но ведь сработало! Вот бы еще он не спрашивал таких смущающихся вещей... Если быть честным, Пат оказался к этому не готов. Совершенно. От слова совсем.
Ладошка ощутимо вздрагивает в мужской руке. Ника все таки вскидывает растерянный взгляд.  Смотрит Чингизу в глаза, а после старательно рассматривает что-то за его плечом. Весь внешний вид уже вполне говорит о том, что опытности здесь ни на грамм, и вообще странно, что девочка до сих пор не разревелась и не попыталась убежать. Вообще о таком, конечно, "мамочки" подобных заведений предупреждают заранее, но этот публичный дом был отнюдь не элитным, так что подобные претензии не принимались. А если даже и принимались, Пату будет только на руку, если Чинга сейчас побежит разбираться с хозяйкой.
- Я... - он честно пытается подобрать подходящий ответ. Не то чтобы он будет влиять на будущее, потому что Пат не собирается надолго здесь оставаться, но ему кажется, что соврать о таком у него получится. Но очень и очень плохо. Что-то вроде бравады малолеток, когда они хвалятся друг перед другом своими победами, а сами даже помидоры еще не целовали. Выглядеть вызывающей, когда у тебя такой образ, или этакой Лолитой не входило в планы Пата. Поэтому он решает быть честным. В конце концов, это подходит его образу. - Я новенькая, и вы мой первый клиент. Если вам это не по нраву, вы все еще можете выбрать другую девушку.
Ника вроде как пытается позаботиться о комфорте и удовольствии клиента. На самом же деле Пат надеется, что именно это Чинга и выберет. Тогда вообще все будет в лучшем виде! И они разойдутся тихо и мирно. Чем не идеальное решение проблемы?

+2

8

Девушка ведет себя почти естественно.
Опускает глаза, мнется, смущается, словно бы всамделишная девушка. Чингизу даже приходится напомнить себе, что это никакая не девушка, не Ника или как ее там, это - Пат, его Сашка, маленький сопляк и отмороженный дурачок. Кому еще, если не малолетнему идиоту, придет в голову под девичьей личиной клеить половозрелых мужиков в ближайшей паршивой подворотенке? И спасибо, что они сейчас действительно не жались в подворотне, это было бы совсем неловко.

- Я новенькая, и вы мой первый клиент.
Мир вокруг переворачивается, а после возвращается на место. Чингиз не уверен, что сдержал вздох облегчения. Он не знает, чего в нем больше - радости от услышанного или все же шока от той откровенной беседы, что они ведут.
"Ох, ты у меня попляшешь. Сидеть не сможешь, когда я найду дедов ремень."
Мужчина почти видит, как порет мальчишку. И как в красках рассказывает Падле. И как тот после гудит и возмущается, нависнув над зареванным пацаном, читая ему невнятные, но оттого не менее устрашающие нотации. Может, из них плохие воспитатели, но - право слово! - они старались. Видит бог, они сделали все, что могли, чтобы уберечь Пата от.. всего этого.
Впрочем, Чингиз ошибается. Пат уже здесь, в этом занюханном извращенном местечке. Они с Падлой где-то ошиблись. Не доглядели. НЕ досмотрели. Со всеми этими дип-приключениями, в конечном итоге, они не уберегли то самое важное, что было им поручено - мальчишку.

- Рад это слышать, - на автомате отзывается и тянет девушку к себе ближе.
Он в самом деле рад и не скрывает этого. К тому же, ложь проще играть, когда она разбавлена правдой.
Тело в его руках кажется совсем тонким и нежным. Собственные руки ощущаются большими, сильными, страшно переломить девчонку пополам. Но все это лишь игры Глубины и его собственной фантазии, на самом деле девушка не такая уж и маленькая. Просто ее признание делает ее нежнее и ранимее, чем есть на самом деле. Чингизу стоит усилий, чтобы справиться с собственным подсознанием.
- В таком случае - доверьтесь мне. Я все сделаю правильно.
О, конечно, он сделает.

До кровати от двери - всего пара шагов.
Два из них они уже сделали, протоптавшись за беседой, еще пару он делает сам, почти неся девушку в своих руках, заставляя спиной отступать к замызганному покрывалу сомнительной свежести. Впрочем, это очередная игра его воображения, и мужчина думает о чем-то чистом и свежем, комнатушка послушно наполняется запахом свежей лаванды. Навряд ли Ника тоже ощущает это, но Чингизу удается хотя бы побороть приступ тошноты.
"Ну и местечко ты выбрал."
Мужчина все еще терзается сомнениями. Почему здесь? Почему так? И зачем все это вообще? То ли Пат собирался навеки вечные отбить себе любовь к половому акту, то ли преследовал некую иную цель, которую ввиду своей ограниченности Чингиз не мог понять. Он в самом деле не видел романтики во всем этом и если Пат ее видел, нуворишу оставалось лишь смириться с собственной ограниченностью, как иначе? Не понимать - не стыдно, главное вовремя это признать.

- Вы когда-нибудь целовались, Ника? - задает очередной вопрос, склоняясь совсем низко к чужому лицу.
Воображение додумывает ее сбитое дыхание, сладковатый запах от губ, трепещущие ресницы. Опасное направление развития ситуации напрягает его ничуть не меньше, чем девушку - впрочем, вероятно, таков план Пата и есть, осталось лишь разгадать причину.
Вопрос весьма прозрачен и ежу понятно, что за ним последует. Угроза озвучена и обозначена, как поступит Пат? Целовать его на самом деле Чингиз не собирался, конечно же, ибо считал это верхом извращения, а потому просто стращал. А еще он хотел успеть понять, что творится в голове пацана, прежде чем рассекретиться и навешать тому люлей за всё это безумие.

+2

9

Он рад? Рад это слышать? Пат едва удерживает себя, чтобы не изогнуть скептически брови и не бросить пацанячье "да ты гонишь?". Ну, во-первых, Чингиз не любил, когда в Пате иногда проскальзывали словечки или жесты из его прошлой жизни. Во-вторых, тогда все его прикрытие коту под хвост. Но как же сложно удержать себя в руках! Чингиз-то, оказывается, любит помоложе да понеопытнее! А сам вроде такой весь приличный, такой весь из себя деловой! Парень не может понять, что именно его так задевает и даже, господи помилуй, злит. Он понимает, что виноват от и до во всей этой ситуации, но сейчас ему кажется, что Чингиз тоже хорош! Тоже виноват, поступает неправильно и вообще... Он не должен был быть здесь. Не должен был так развлекаться. Чего ему в жизни-то не хватает? Дом вон полная чаша, друг лучший, да сам пацан под боком. А нет, посмотрите на него, приперся в бордель...
Пату насилу удается себя успокоить. И то только благодаря тому, что он вдруг чувствует себя в чужих крепких руках. Он так ушел в себя на время, что как-то упустил этот очень важный момент. Вот еще мгновение назад он рвал и метал в своих мыслях, был зол и смертельно обижен, а сейчас испуганно взирает на мужчину, не понимая, как вообще умудрился во все это вляпаться. Блин, надо было бежать раньше! Надо было стараться заплакать и устроить истерику! В их доме не бывало женщин, у самого Пата не было никогда девушки, так что он слабо себе представлял, как это должно выглядеть, но ведь фильмы смотрел, так что у него бы что-нибудь получилось! Буквально секундной раньше...
- Все правильно? - Пат не хотел уточнять, оно просто вылетело. Он рефлекторно делает шаг назад, ноги упираются в край кровати, и вот тогда он упирается ладонями в грудь Чинги. Стоп-стоп, все идет не по плану! Он на самом деле не собирался заходить так далеко! И вообще ему нужно к ванной, там его тревожная кнопка, она выкинет его в старую-добрую реальность, где Пат обязательно все исправит. Прямо таки в мгновение ока! Если только Чингиз отпустит его вот прямо сейчас. Ну не будет же он пугать побледневшую и явно обеспокоенную девушку? Господи правый, да он сам себя ощущает крошечным рядом с ним, кажется, прижмет крепче, и Пат почувствует, как у него селезенка к позвоночнику приклеилась. Интересно, такие ощущения его костюм передает? Кстати, об ощущениях...
Кажется, до пацана только сейчас по-настоящему начинает доходить. Он искренне думал, что в любой момент сможет сбежать. Или его точно выкинет, и вот тогда он станет "дайвером". Но что... что если ему действительно не удастся? Что он будет ощущать? Он же тут в женском обличье... А в реальность он парень! Что с ним произойдет? Он правда все ощутит? Он... ну то есть... как будто...
Глаза невольно распахиваются в неподдельном страхе. И Пат искренне не понимает, почему его не вышвырнуло из Диптауна. Вот он адреналин! Вот когда он повторяет про себя - "все не настоящее, это все нереально!". Но почему-то это не помогает. И он все еще слишком явно чувствует, как чужие пальцы касаются низа спины, как чужие губы почти касаются его, как он ощущает чужое дыхание на своей кожи. И это так чертовски пугающе и завораживающе, что Пат чисто рефлекторно отрицательно качает головой. Когда ему было целоваться? Да и с кем? Что вообще за глупый вопрос? И почему так сразу? Почему бы им сначала не поговорить? Еще с часик-другой??
"Отпусти, Чин, я все понял!"
- Нет, я не... - Пат невольно сбито выдыхает, а после уже откровенно пытается вывернуться из чужих рук. Он неловко улыбается, будто бы слишком смущенный таким быстрым поворотом событий. Жаль, что он не сделал здесь бара, вот бы он сейчас ему пригодился! Отвлек бы хотя бы Чингу, чтоб его... И нет, он не подумал, что вот в следующий раз, потому что уже прекрасно понимал, что никакого следующего раза не будет! Хватит с него стресса.
- Простите. Я на секунду. Освежиться, - оправдание так себе, но он где-то слышал, что именно так девушки просятся в туалет и по делам. А ему всего-то и нужно, что добраться до заветной двери в уборную! И больше никогда он не сунется в подобные места. Вот только бы Чингиз отпустил и перестал так склоняться, а то ведь свершится у Пата первый поцелуй мало того что не в реальности, в чужом женском теле, так еще и с Чингизом! Да уж... Не задался день. Определенно не задался.

+2

10

Конечно же, она не целовалась. Чингизу кажется, что девушка в его руках дрожит от предвкушения и волнения. Но, как и всегда, за него додумывает фантазия. Не дрожит она, уж особенно от предвкушения - разве что от страха, и мужчина может понять, ведь Пат напуган. К тому же, ему самому мысль о поцелуе с этой девушкой мало того, что претит, так еще и вызывает нервную судорогу.
Наверное, Чин никогда не заведет отношений, особенно в Глубине. Просто потому, что никогда не знаешь, кто на самом деле скрывается за маской. Может, действительно роковая красотка, а может Падла или даже Пат - двое самых дорогих ему людей, интимные отношения с которыми не входят в планы нувориша.
Также, никогда не поймешь, где тебе врут, а где говорят правду в этом ненастоящем мирке. И, слава богу, что в этот раз он сумел разглядеть обман загодя.

Как бы там ни было, Чингиз догадывается об экстренной кнопке выхода, а потому лишь крепче стискивает объятия. Нет уж, милый, так просто тебе не сбежать.
- Не волнуйтесь, Ника, в этом нет нужды, - томно бормочет, и к голосу добавляется легкая хрипотца. Обычных девушек это жутко волнует, пацану же должно добавить острых ощущений. Навряд ли в его безумный план действительно входил виртуальный секс с собственным спонсором.
Захват у Чина сильный, профессиональный. Пат наверняка оценит. Как и его Ника, которая уже через секунду беспомощно мельтешит в воздухе ногами. Она совсем легкая, как пушинка, мужчине не составляет труда подхватить ее на руки и опрокинуть на кровать, торопливо взбираясь сверху и прижимая своим весом, а то еще сбежит не дай бог, пацан всегда был изворотливым.
- Просто закройте глаза, - успокаивающе шепчет напоследок..

..а после снимает шлем.
В конце концов, он все еще дайвер.
Чингиз откладывает шлем и встряхивается. Теперь все происходящее в Глубине для него - лишь набор картинок, клавиш на сенсорной панели WASD и стрелок влево-вправо-вверх-вниз. Для Пата, напротив, происходящее остается таким же реальным, как если бы происходило вживую.
Усмехнувшись, мужчина косится в монитор, где его персонаж все еще продолжал двигаться по заданной программе. Ох, и несладко там пацану сейчас..
Стянув перчатки и выбрыкавшись из кресла, нувориш сердито направляется в сторону комнаты подопечного. Та заперта, конечно, но на стороне Чинги праведный гнев и пудовые кулаки. Легко вынося преграду с петель, он яростно выдирает пучок проводов из терминала и сдергивает с головы пацана шлем. Тот неосознанно кривится и дрыгается по инерции, переживая иллюзию виртуальности, да и вообще выглядит не лучшим образом: мутный взгляд, сведенные судорогой над клавиатурой пальцы, приоткрытый рот и сползающая из уголка губ блестящая паутинка слюны. Тоже еще, казанова-любовник нашелся.
- Как тебе не стыдно! - с места в карьер начинает мужчина, упирая руки в бока. У Пата нет времени приходить в себя, Чинга напирает без остановки. Цепляется за спинку кресла, рывком разворачивая пацана к себе лицом. - Это просто отвратительно! О чем ты только думал?!
У него еще так много вопросов, но они все исчерпываются этим самым. О чем Пат думал? Боже, о чем? Что успеет воспользоваться тревожной кнопкой? Что пошутит и вынырнет сухеньким из воды? А вот не получилось. Не прокатило. Гениальный план дал трещину. И что ему теперь остается? Только реветь, похоже.

Отредактировано Genghis (2015-01-07 00:39:04)

+2

11

А вот теперь можно смело сказать - все идет не по плану. Настолько не по плану, что это чертовски пугает. А он ведь и до этого был перепуган, так что сейчас можно сказать, что он просто В УЖАСЕ. Ведь казалось, что он просчитал все, даже самые плохие варианты. Вот только в эти предположения так и не закралась переменная в виде Чингиза. Пат бы никогда, даже в самых страшных кошмарах, не смог бы представить, что такое могло произойти. В каком-то захолустном борделе, на окраинах Диптауна. Это был один шанс на миллион. И почему он действительно выпал? И что ему было делать сейчас? У Пата не было ни одной здравой мысли. Ни единой.
Чин поднимает его так легко, будто Ника ничего не весит. Пацан чувствует, как отрывается от земли, как крепко его держат чужие руки, а после  с такой легкостью бросают на постель. И в этот момент его ненадолго перемыкает. Он смотрит широко распахнутыми от страха глазами, даже не отпирается, замирает, будто это может помочь. И чувствует. Чувствует все с той ужасающей ясностью, которую только могут предоставить самые современные технологии. Чужое дыхание на лице, обжигающие руки на бедрах, пробирающей до костей шепот, вес мужского тела. Пат это чувствует. Ощущает каждой клеточкой своего тела. Это настолько сбивает с толку, настолько ошеломляет, что он понятия не имеет, что ему делать. Как на это реагировать, как спасаться. Он не готов к этому. Оказывается, он вообще не был готов к чему либо подобному!
- Не надо, это... - он почти успевает признаться. Черт с ним с наказанием, просто Пат не хочет всего этого. Не хочет чувствовать свой первый поцелуй виртуально. Не хочет знать, как этим занимается Чингиз. И почему он это делает, ходит в подобные места и выбирает таких девочек. Он бы предпочел ничего этого не знать. И не чувствовать. Но мужчина особо уже его не слушает, он пришел сюда развлечься, и слабые трепыхания девчонки под ним особо не остановят. Ну или... Или он ошибся. И его правда раскрыли с самого начала. И сейчас наказывают самым ужасным из возможных способов. Хуже не придумаешь. Ему даже кажется, что Чингиз перестарался в этот раз...
Костюм Пата чертовски хорош. Даже плохо, что он идеален. У чужих губ в нем есть вкус, тепло и даже сбитое дыхание. А у чужих рук есть мягкая кожа и уверенные прикосновения. И даже если у Пата совершенно мужское тело, это не означает, что что-то будет сбоить. Ничего подобного. Он ощущает сполна. И все еще не может вынырнуть. И все еще вынужден дергаться в Глубине...
Он почти не ощущает, когда с него стаскивают шлем. Пару мгновений взгляд все так же испуган и затуманен, тело несколько раз дергается от слишком резкого возвращения в реальность, а после Пат падает спиной на спинку стула, стараясь отдышаться. Он еще наполовину там, наполовину здесь. И что самое странное, вот прямо сейчас, сию минуту, ему не страшно за собственную шкуру. Он никак не может стряхнуть с себя ощущения Глубины. Он вскидывает на Чингиза более или менее осознанный взгляд и вспоминает его вес. А еще он теперь знает, как его покровитель целуется. И понятия не имеет, как относиться к этому знанию. Пат смотрит хоть и с опаской, но как-то слишком серьезно. В глубине глаз что-то чернеется, вьется, собирается в тугую спираль. Если бы он был девчонкой, точно бы уже ревел в три ручья. Но сейчас только упрямо поджимает губы. Он знает, что виноват! Понимает, что заслужил головомойку... Но то, что произошло в Глубине? Это действительно было так необходимо? А ему теперь как с этим разбираться? Наверяняка Чин все продумал. Но пока еще с Патом не поделился. И у того странные ощущения внутри - опасений, обиды, растерянности. Он не знает, как себя вести. И как выкинуть из головы навязчивые образы. Он знает, что то была Глубина. И поэтому он знает, как много настоящего туда привносят Чин и Падла. Нет, он не винит мужчину в том, что тот сделал это действительно только с тем самым умыслом. Сейчас у него и мысли подобной не возникло. Но это не означает, что действительно все ощущения были ложными. Для его восприятия, по крайней мере.
- Мне... - начинает Пат тихим, едва слышным голосом. Он хочет сказать, что ему дурно. Ему чертовски хочется в душ, а потом забиться в кровать. И пусть Чинга хоть комп ему блокирует, плевать. Сейчас он шлем ни за какие коврижки не натянет. - Не думал...
Признание странное, Пату бы начать отбиваться и защищаться, но ему правда нужно хотя бы пару минут. Ничего адекватного сейчас Чинга от него не добьется при всем своем желании. Ни привычной подростковой агрессии, ни воплей, ни извинений и действительно виноватой морды. Он только пытается приподняться и скрываться в ванной, хотя не уверен, что Чин его действительно отпустит. А потому все так же глухо добавляет: "Зачем же так... Вот так-то... Зачем?". Он знает зачем. И вопрос выходит совершенно детским. Будто ему снова девять. Ну и черт с ним. У него, можно сказать, психическая травма! Справится, конечно... Но минутка-другая не помешает.

+2

12

Чингиз некоторое время молчит и пристально смотрит в лицо мальчишки.
Тому явно трудно переварить случившееся, он растерян и потерян; пытается выбраться из кресла и прошмыгнуть под рукой в сторону ванной. Мужчина некоторое время не пускает его, упрямо преграждая путь, а после выдыхает и, растирая пальцами переносицу, уступает дорогу. Пускай себе идет.. умоется, приведет мозги в порядок, осмыслит произошедшее. Ведь не думает Пат в самом деле, что так легко избежит расправы? Нет уж, ремень просился к его жопе ой как сильно - до сих пор.

Подтягивая к себе кресло мальчишки, Чин устало опускается в него и попутно косится в монитор.
Там уже почти ничего не видно, одна лишь темень. Как знать, что именно пацан успел ощутить и додумать. Мужчина точно уверен, что в программу его бота не входили извращения и прочие неприличные изыски - максимум, повалять по кровати для острастки, пощупать да потрогать. Дабы, так сказать, неповадно было в следующий раз. Но судя по перекошенной роже Пата, для него и подобные шалости стали откровением.
"О, боже," - растирая голову двумя ладонями, мужчина выдыхает себе под нос и откидывается на спинку кресла, на пару мгновений прикрывая глаза. Прислушивается к шуму из колонок, к шипению воды издалека. Не перегнул ли он палку в этой своей шутке? Такими ли методами в самом деле необходимо воспитывать молодежь?
На секунду ему грезится лицо Падлы, который неодобрительно гудит что-то ругательное типа своего памятного пароля, а после добавляет пару крепких эпитетов, но уже не так осуждающе. Пожалуй, Антон бы не одобрил произошедшего. Но подивился необычному способу. Что из этого хуже, Чинга не хочет знать.

- Долго ты там? - когда терпение, наконец, заканчивается, раздраженно кричит в сторону ванной комнаты и даже поднимается, собираясь для острастки постучать в дверь, дабы поторопить мальца. Но остается на месте и осматривает комнату. Это даже не комната подростка, здесь еще так много от ребенка; глупого, безрассудного ребенка, не ведающего, что творит.
Пожалуй, он в самом деле перегнул. Но извиняться не станет, Сашка сам виноват.
- Иди сюда, - меняя гнев на милость, уже тише зовет, не уверенный, что пацан его слышит за шумом воды. - Пороть буду.
Но вместо расчехления дедовского ремня отправляется на кухню и некоторое время возится, готовя большую кружку горячего какао. Если он не будет извиняться, это не значит, что он не может подбодрить мальчика. В конце концов, мы в ответе за тех, кому дали пароль от своего терминала.

Отредактировано Genghis (2015-01-10 23:18:01)

+2

13

Чингиз все таки дает ему прошмыгнуть мимо. Пат точно знает, если бы мужчина не захотел, пацан бы все еще сидел в своем кресле. А если бы подумал продлить свой урок воспитания, то и дергался там же, постыдно напуганный и совершенно сбитый с толку. Поэтому можно сказать, что легко отделался. Ведь так? Не то чтобы он и правда ожидал подобное от своего наставника, но сейчас почему-то увреен, что могло быть и хуже. Насколько хуже - ему не представлялось, он сейчас не мог заставить думать себя и о том, насколько тот оставшийся бот мог продвинуться в своих изысканиях. Мальчишки вполне хватило и того, что он успел прочувствовать, чтобы сейчас чувствовать себя так, будто он и правда едва не лишился невинности. Причем совершенно не так, как должны это делать парни. Совершенно-совершенно не так!
Пат захлопывает за собой дверь в ванную и тут же врубает холодную воду. И сразу же засовывает свою буйную головошку под ледяные струи, чтобы хоть немного привести мысли в порядок. Они не в какую не желают повиноваться даже этому варваскому методу, и вскоре Пат вынужден просто омывать лицо, растирая так, будто сможет этим самым просто таки стереть все воспоминания. Наверное, не будь на этом наборе кодов лицо Чинги, он бы пережил все куда как проще. Возможно, прямо сейчас бы бегал по комнате и возмущался, что какие-то взрослые третируют его и вообще лезут в личные дела и истории, а они ведь все договаривались, что не будут так делать! Да, он бы получил по шее, но все прошло более или менее гладко. Пат бы потом стер свою Нику, Чинга бы еще поподкалывал его месяцок-другой на пару с Падлой, и на этом история бы и завершилась. Но это был Чингиз!
Пат тихо стонет и стнова засовывает голову под воду. Он слишком хорошо знал мужчину, а потому его чертово подсознание додумало совершенно ненужные мелочи. К примеру, что кончики пальцев у Чинги грубые, в свое время тот не чурался и "черной" работы, когда поднимал свой бизнес. Что от него едва ощутимо пахнет Гуччи. И что наверняка у его губ вкус крепкого черного кофе и орехов, которыми тот постоянно перекусывает. Это всего лишь мелочи, которые знаешь про того, с кем живешь под одной крышей. Но как они были некстати во всей этой истории!
Пат все же поднимает лицо и смотрит на себя в зеркало. Все еще бледный, все еще с остатком испуга в глазах, но уже более или менее пришедший с себя. Да и потом, у него не получится прятаться тут вечно. Рано или поздно ему придется выйти. И рано или поздно им придется поговорить с Чингой. Тем более, что тот тоже подал голос, предупреждая о том, что лучше бы мальчишке поскорее явиться под "отчий" взор, иначе будет хуже. Куда уж хуже - сложно представить даже Пату. Что, в реале проведет урок полового воспитания?
Мысль настолько глупая и пошлая, что Пат сам себя хлопает по голове. И пришло же на ум подобное... Он не должен так думать. И, наверное, должен даже признать и понять, что сам во всем виноват. Он это действительно понимает! Просто... просто он совсем подросток. Он даже с девчонками еще не целовался. И точно не был готов ко всему, что сам себе и напридумывал. Чин просто показал ему это. И Пату стоило сказать спасибо. Если вообще сможет хоть что-то сказать.
Пацан выходит из ванны, но в комнате никого нет. И Пат, будто на ниточке привязанный, идет на кухню. Это обычное место сбора всей "семьи", так что не стоило даже и гадать. Как и отсиживаться в своей комнате, потому что Чинга разозлится еще больше. Если, конечно, такое вообще возможно... Пат заходит на кухню и с понурой головой усаживается за высокую стойку. Смотрит на стакан с какао, но даже не притрагивается к нему. Он собирался сказать "прости" или промычать что-то хотя бы отдаленно похожее, но сейчас только нервно тискает ткань на обвисших джинсах. Он не может поднять взгляда и посмотреть в глаза Чинге. И даже скорее не от чувства вины, а от чувства странного стыда, никак не связанного с его нарушением запрета на создание посторонних личностей в Глубине.
- Извини, - почти неслышно выдавливает из себя, но на этом все и заканчивается. У него больше нет слов, и он вряд ли произнесет что-то более членораздельное. Ему бы вообще сейчас в комнату, да в темный угол забиться. Поэтому пусть Чинга побыстрее закончит, и Пат сможет ненадолго спрятаться. А там, авось, все встанет обратно на свои места.

+2

14

Чингиз почти уверен, что за шумом воды Пат его не слышит.
Однако мальчишка появляется довольно скоро и безошибочно находит хозяина дома на кухне. Пожалуй, так и должно быть, они не первый год знают друг друга и могут найти в трехстах квадратных метрах почти с первого раза. К тому же, кухня - негласное место сбора и разбора полетов, а именно оный им сейчас и предстоит.

Сложив руки на груди, Чингиз с самым строгим выражением лица выжидает у ровного ряда тумб, упершись бедром в спинку стоящего рядом стула. Он молчит, покуда молчит Пат; следит за мающимся мальчишкой пытливым взглядом, пытаясь понять, о чем тот думает на самом деле. И о чем думал, когда создавал Нику. Когда надевал ее. Когда шел ею в тот притон.
О, у него столько вопросов! Ответы на которые ему совершенно не хочется услышать.
По крайне мере -  не сейчас.
- Пей, - перебивая его чуть слышное "извини", категорично приказывает. - Остывает.
Ему просто нужно несколько минут, чтобы собрать мысли в кучу. И чтобы придумать достойный аналог извинению. Потому что он не собирается извиняться за то, что сделал; и не хочет слышать, как Пат просит прощения. Урок преподан. Урок выучен. Стоит надеяться, что навсегда.

Отворачиваясь, Чин полощет турку, в которой варил какао.
- Я не зря установил правила. Они достаточно просты. Их легко соблюдать.
Звук воды тихий, чуть шипящий. Он совершенно не заглушает размеренных слов мужчины.
Закончив полоскать турку, Чин закрывает кран, отворачивая вентиль до скрипа, а после вытирает руки об аккуратно сложенное квадратом вафельное полотенце, медлительно обмакивая каждый палец.
- Пат, я хочу, чтобы ты понял одну вещь. Ты под моей ответственностью и я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то ужасное. О чем потом мы оба будем сожалеть.
Все не то.
Откладывая полотенце, он шагает ближе и протягивает руку. Касается тонкого плеча, чуть сжимая в пальцах.
- Это была лишь программа. Я вышел почти сразу и никогда больше этого не повторю.
Наверное, он все же извиняется. Но вид пришибленного мальчишки выбивает из груди весь дух.
Он ведь не испортил все окончательно, верно?
- ..если ты не нарушишь правила вновь, - тихо добавляет и чуть вздергивает уголки губ, показывая, что не сердится. Он и в самом деле не сердится; сердился - но больше нет.
Чингиз никогда не был отцом, но сейчас испытывает набор сродни родительской тревоге и заботе. И в самом деле хочет знать, что был прав и сумел воспитать мальца верно в данном конкретном случае.
- Мир?

Отредактировано Genghis (2015-07-03 12:44:56)

+1

15

Пату сейчас ничего не полезло бы в глотку. Он не хочет ни есть, ни пить, ничего. Но и ослушаться сейчас тоже просто не может. Поэтому обхватывает холодными пальцами свою любимую кружку и притыкается в нее носом, хотя отпить все равно не удается. Он понимает, что ему не избежать головомойки, но словесное воспитание сейчас не кажется таким уж занудным и надоедливым. Пусть лучше Чингиз говорит, что его душе угодно, чем предпримет еще один радикальный шаг в воспитании своего приемыша. Пат не уверен, что выдержит вторую такую неожиданность за день. Правда, пусть лучше говорит... Да хоть кричит! Неважно. В конце концов, парень ведь заслужил...
Когда Чингиз подает голос, Пат как-то разом съеживается на стуле. Да, он знает про правила. И да, они действительно очень просты. Не будь пацан сейчас так подавлен, точно бы нашел сто и один аргумент против "дурацких правил, нарушающих мое право на самовыражение". Например, что не все в этом доме старперы, некоторым все еще хочется немного веселиться и развлекаться в Глубине. Или что нечестно, что в этом доме все круты, а Пат ничем толком не может похвастаться. Или что если Чинга помог ему с дайверством с самого начала, ничего бы такого не произошло. Но все это сейчас бы звучало очень глупо и лишь спровоцировало бы новые ненужные споры. А в планах Пата все еще было поскорее со всем покончить и схорониться в своей комнате, где сможет спокойненько покопаться в себе, заняться подростковым самоедством, а через пару дней быть как новенький. Но если он откроет рот, в скором времени он даже первый пункт выполнить не сможет.
Пат честно слушает Чингиза. Тот говорит про ответственность. То самое слово, которое ненавидит любой подросток - оно для него недосягаемо, оно олицетворяет собой все то скучное и занудное, чем обрастает человек после отрочества. В любой другой день пацан бы закатил глаза и сделал вид, что храпит. А сейчас только кивает - да, он понимает. Да, он все это уже слышал. А теперь ему можно пойти? Он, конечно, вслух не спрашивает, но вся его поза об этом буквально кричит. Ему все еще неловко. И он не справляется с этим так же хорошо, как его взрослый товарищ. Он даже невольно напрягается под привычным прикосновением, вскидывая настороженный взгляд. О нет, не надо ему знать, программа это была или нет. Уже не имеет значения, Пат просто хочет забыть. И думать о том, что виртуальные поцелуи не считаются. И вообще ничего виртуального не считается. Кроме проступков, за которые тебе потом влетает... Но Пат делает над собой усилие и снова кивает - программа, ага, хорошо. Не то чтобы пацану от этого действительно легче - может, для Чинги это был набор кодов, что бежал по экрану, а сам пацан в это время был почти в "реальности", спасибо прекрасной технике. Но по крайней мере он точно знает, что там, за лицом и телом Чингиза, не было его на самом деле. И смотреть в глаза станет возможно чуть раньше, чем планировалось раньше. Он даже вскидывает лицо, скользит быстрым взглядом по лицу мужчины. Успевает поймать неуверенную улыбку. Даже давит улыбку в ответ - все еще виноватую, растерянную, блеклую по сравнению с его обычной задорной улыбкой. Но это все таки победа. Все не так плохо, как могло показаться.
- Да, конечно... Прости, - Пат не может не извиниться еще раз. Он все таки поднимается со стула и крадется к двери. - Я... пойду сотру. Ее... Ну ты понял...
Пат уносит с собой кружку с так и не выпитым какао. Он все еще не пришел в себя, это видно невооруженным взглядом. Пожалуй, впечатление на него "наказание" произвело куда большее, чем планировалось изначально. По крайней мере, Пат не может все это выкинуть из головы. Ни когда удаляет свою идеальную Нику, ни когда прячется под ворохом одеял в своей постели, стараясь заснуть. Ему, как и любому подростку, нужно время. Он добавляет проблем туда, где их можно было избежать. Он смакует свой провал тогда, когда от него лишь нужно отмахнуться. Но он подросток. И можно ему позволить пару дней побыть именно им. В конце концов, не так часто Пат выкидывает подобные штуки. И не так часто Чингизу выпадает шанс на пару дней отдохнуть от вездесущего пацана и его извечной гиперактивности.

+1

16

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Нарушенный запрет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC