SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » holiday nightmare


holiday nightmare

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.org/6593352.jpg

Topher Brink

Alpha

Каждому компьютерному гению, 24 часа в день и 7 дней в неделю проводящему за компом, просто необходимо иногда выбираться за город, на свежий воздух. Птички поют, травка зеленеет, солнышко жизнерадостно выжигает глаза - разве не идиллия? Нет, не идиллия. Особенно если в милый домик у озера тебя вывез психопат, который сам не знает, чего именно он от тебя хочет.

+1

2

У каждого своя судьба, свой путь. Кто-то буквально рожден для чего-то, и ему с пеленок внушают, кто он, и каково его будущее - и это его путь, кто-то находит свое призвание в талантах, развиваемых с ранних лет - и это его путь. Кто-то мечется, пробуя себя во всем и сразу, но не останавливаясь ни на чем конкретном, спешит жить, используя каждую минуту, чтобы изведать что-то новое - и это его путь. Каждый так или иначе, рано или поздно, находит свой путь и встает на него, и только от его смелости, решительности и безрассудства зависит, когда он свернет со своего пути, и свернет ли. Тофер Бринк уже не помнит, как решил заняться наукой, это случилось как-то слишком рано, и тогда это ему казалось просто игрой, очень увлекательной и забавной. Решить тригонометрическое уравнение с тремя неизвестными или наблюдать в микроскоп распад электролита на ионы в результате нехитрой химической реакции - это же так весело! Особенно, когда тебе одиннадцать, и это далеко за пределами школьной программы твоей возрастной группы. Тофер никогда не чувствовал себя особенным. Чужим, другим, не таким, как все - но не особенным. Можете назвать это скромностью, можете - комплексами, не важно, не имеет значения, да и едва ли он в этом нуждался. Он никогда не стремился стать серьезным ученым, совершить великое научное открытие, стать лауреатом Нобелевской премии и далее по списку. Для него всегда это была игра. И доигрался он, как известно, до Кукольного дома. Его никогда не смущал тот факт, что он всегда остается в тени, что его в действительности важные прогрессивные разработки передаются в другие Кукольные дома, а он с этого ничего не имеет. Нет, он не глуп и не настолько наивен, просто ему это не надо. Ему хорошо и уютно в этой маленькой лаборатории, где он царь и бог, где он всех знает, а все знают его. Нет, его определенно никогда не прельщала всемирная известность и все такое, в противном случае, он предпочел бы остаться в Россуме и быть у всех на виду...

- Ты просто обязан там быть, - уверенный тон, пронзительный взгляд и титаническое спокойствие. Эта женщина, кажется, вообще не может быть в чем-то не права. Адель стоит рядом с кукольным креслом, скрестив руки на груди и глядя на ученого сверху-вниз, пока тот крутит в длинных тонких пальцах красивое ламинированное приглашение на какой-то очередной форум.

- Что я там забыл? - недовольно сдвигает брови, читая мелкий шрифт про светил науки со всех уголков света и бла-бла-бла, а после поднимает взгляд на ДэВитт. - Все эти старики, упакованные в одинаковые костюмы, с важным видом толкающие скучные лекции, - закатывает глаза, давая тем самым понять, как там будет скучно и неинтересно, и лениво жестикулирует руками, имитируя ну очень нудный разговор. - Да что я там не видел? - вновь кидает на Адель недовольный взгляд. Приехать и чувствовать себя как мартышка в зоопарке? Тофер прекрасно понимает, какое впечатление производит. Все светила Россума, приезжающие временами к ДэВитт на конференции, принимают его, в лучшем случае, за уборщика, и погладывают на него снисходительно-сочувственно, а временами и презрительно или вовсе игнорируют его существование.

- Твое кресло от тебя никуда не убежит, - безапелляционно заявляет женщина, абсолютно не внимая словам нейропрограммиста, отчего тот нетерпеливо подпрыгивает на стуле, желая перебить начальство, но вовремя осекается, понимая, что если сейчас ее взбесит, то этот разговор закончится тем, что его свяжут, натянут на голову черный пакет и привезут на этот форум вне зависимости от его мнения на этот счет. - Такси до аэропорта, бизнес-класс, номер-люкс четыре звезды, и это всего на один день, - приводит аргументы. которые заставляют Бринка захлопнуть уже открывшийся для возмущения рот, и пересмотреть свою точку зрения. Конечно, просто так Адель не стала бы так его уговаривать и создавать такие условия, ей определенно что-то нужно. Либо, чтобы Тофер узнал что-то важное на этом форуме, либо, чтобы его не было в Доме эти пару дней. В принципе, если бы с этой просьбой подошел к нему мистер Доменик, то ученый наотрез отказался бы чисто из вредности и личной трепетной неприязни к начальнику службы безопасности.

- Ну... - Чувствуя себя крайне важным и востребованным, Тофер поднимается со стула и, скрестив пальцы в замок сзади, медленно прохаживается по лаборатории, лихорадочно соображая, что еще он может выклянчить, пока вырисовывается такая возможность. Дело очень щепетильное, тут главное не переборщить, но и продешевить тоже не хочется. Увы, Адель слишком хорошо его знает и имеет какой-то фантастический нюх на ситуации, в которых ее пытаются развести на что бы то ни было.

- Ладно, не хочешь, я сообщу, что тебя не будет, - выдает быстро, разворачиваясь, доставая из кармана брюк мобильный телефон и уверенно направляясь к двери.

- Нет, стой... - испугавшись, что сейчас его полет в бизнес-классе сорвется, совершенно забывает, с каким грамотным манипулятором имеет дело. ДэВитт лениво поворачивается на каблуках и вопросительно изгибает бровь, как будто бы действительно удивлена тем, что Тофер ее остановил, хотя они оба знают, что это не так. Адель мудрая женщина, и она знает, что никогда не стоит праздновать победу раньше времени. - Я это... - неловко улыбается, почесывая затылок и пытаясь придать себе максимально небрежный и непринужденный вид. Получается плохо, и выглядит он как восьмиклассник на первом свидании. - В общем, я полечу на этот форум, - обреченно вздыхает, понимая, что его не только развели на эту чертову поездку, но еще и обставили все так, будто он сам напросился, и, в случае чего, даже не пожалуешься... Хотя, нет, он то пожалуется в любом случае, и все же.

- Машина будет на входе через час. - И вот она, победная улыбка Адель ДэВитт - женщины, которая не умеет проигрывать, просто потому что никогда не пробовала этого делать. И Тофер даже не успевает праведно возмутиться, мол, как так, а если бы он не согласился... Но он ведь согласился, и начальница, как всегда, своей уверенной женственной походкой покидает кабинет.

Он терпеть не может все эти костюмы с белоснежными рубашками, которые все время боишься заляпать кетчупом, а особенно галстуки. Кто вообще придумал галстуки? Самый глупый и бессмысленный предмет гардероба. В очередной раз завязывая атласное недоразумение в какой-то немыслимый узел, Тофер хмурит брови и вновь бросает взгляд на экран монитора, где открыта инструкция. В очередной раз жалеет, что не записал свой импринт на какую-нибудь из кукол, добавив к записи функцию завязывания галстука. Айви появляется на пороге почти бесшумно и несколько секунд окидывает ученого оценивающим взглядом, прежде чем сообщить, что машина пришла. Швырнув галстук на диван, Бринк пытается быстро закрыть инструкцию на мониторе, сопровождая этот процесс неловкими смешками, после чего хватает свою небольшую дорожную сумку и спешит к лифту, где его ожидает один из охранников. Кабина мягко трогается и направляется вверх. Он и раньше пользовался лифтом, но, в основном, чтобы подняться к Адель, офис который находится на верхнем этаже бизнес-центра, под которым располагается Кукольный дом. На первый этаж он поднимается впервые за много лет, и его преследует странное ощущение дискомфорта, он уже скучает по своей лаборатории, компьютерам, креслу, куклам и даже Айви. Но кабина останавливается, и двери разъезжаются, выпуская ученого.

Машина и правда стоит прямо напротив входа. Тофер на всякий случай оборачивается и смотрит по сторонам, чтобы убедиться, действительно ли этот автомобиль ожидает именно его. Рассеянно улыбается шоферу, помогающему ему убрать сумку в багажник, бросает какую-то нелепую шутку, которая благополучно игнорируется, как и все остальные его слова. Впрочем, Бринк не в обиде, и даже ни капли не расстроен, он садится на заднее сидение и смотрит по сторонам, когда машина начинает движение. Ученый еще пару раз предпринимает попытку завести разговор, но в результате снова поворачивается к окну. Он давно не смотрел на город, на улицы, не говоря уже о том, чтобы гулять, дышать свежим воздухом, чувствовать кожей солнечное тепло. Но пейзажи за стеклом начинают меняться, и вот они уже едут по какой-то трассе, похоже, выехали за город. Тофер невольно хмурит брови. Он давно не ездил в аэропорт, да и вообще не очень-то хорошо ориентируется в Лос-Анжелесе, но сейчас он практически уверен, что они движутся не в том направлении.

- Кхм... Прошу прощения, - вновь пытается привлечь внимание водителя, неуверенно улыбаясь. - А разве аэропорт не в другой стороне? - издает неловкий смешок, показывая пальцами обеих рук в обратную сторону. Похоже, отсутствие всяческого контакта с водителем становится проблемой.

Отредактировано Topher Brink (2014-12-19 11:43:17)

+2

3

- Кхм... Прошу прощения, а разве аэропорт не в другой стороне?
Водитель ответил не сразу - какое-то время он молчал, вероятно, обдумывая ответ, и лишь погодя отозвался:
-Это другой аэропорт, - его голос звучал совершенно безэмоционально, и было ясно, что водитель - просто человек которому дали приказ, просто человек который исполняет свою работу, и болтать много он не настроен. Ещё около пяти минут они продолжали свой путь, и всё это время водителю было совершенно всё равно, что делает Тофер за его спиной - орёт ли, пытается ли выпрыгнуть на ходу из машины (двери, конечно же , были заблокированы) - его это не касалось.
-Приехали, - произнёс водитель наконец, съехав на обочину дороги и затормозив. Кругом был лишь лес и прямая дорога - никаким аэропортом и не пахло.
-Приехали, - повторил водитель, открыв заднюю дверь, и для пущей убедительности предъявив пистолет, до этого скрывавшийся под просторным пиджаком в кобуре. У Тофера, определенно, был лишь один выход из сложившейся ситуации, и он же являлся выходом из машины. Тем более что вся техника, имеющаяся у парня при себе, почему-то перестала работать.
Молчаливый наёмник кивнул в сторону леса, предлагая Тоферу прогуляться вместе с ним по кривой тропинке, ведущей в самую гущу.

За время их увлекательного путешествия, продлившегося в общеq сложности минут двадцать,  ученому удалось ещё раз убедиться в том, что сопровождающему совершенно всё равно на всех и вся, и задавать ему вопросы бесполезно. Да и не особо хочется задавать вопросы, когда на тебя постоянно направлено дуло пистолета... Водитель убедил Тофера и в том, что ему лучше идти самому, иначе потащат силой и это ему понравится ещё меньше - в остальном же сопроводитель был человеком совершенно неинтересным. Окружающая природа, напротив, цвела и пахла, представляя собой увлекательнейшую картину, и уж тем более для того, кто её ранее в глаза не видел. Вскоре водитель вывел ученого к весьма живописному озеру с пристанью, возле которой красовалась моторная лодка.  Даже немного жаль, что в тот момент Тофер Бринк слишком нервничал, что бы полностью оценить открывшуюся ему красоту - солнце украсило водную гладь яркими бликами, а вокруг небольшого островка неторопливо проплывало несколько уток. Определенно, пейзаж был раздражающе умиротворенным, но вскоре идиллию прервала назойливая трель телефона. Наёмник настороженно глянул на Тофера, огляделся по сторонам и взял трубку. В мгновение   взгляд его почти неуловимо изменился ,и всё так же наводя дуло пистолета на Бринка, он подошел к воде рядом с причалом.
-Добро пожаловать, мистер Бринк. Насладитесь своим отпуском в полной мере, - произнёс водитель, на удивление вежливо улыбнувшись. Сразу после этих слов он поднёс пистолет к виску, и, ни секунды не размышляя, выстрелил себе в голову. Бездыханное тело свалилось в воду, потревожив сонных уток.

Кристофер Бринк ещё не успел прийти в себя после увиденного в тот момент, когда на его плечо, облаченное в дорогой костюм, легла чья-то тяжелая рука. В тот же момент в печень с силой упёрлось нечто твёрдое, и щелчок предохранителя подсказал, что именно это было.
-Тебе так идёт костюм, - прошептал на ухо знакомый голос, - Я ужасно соскучился, Тофер. Ужасно. А ты?
Нежно пнув ученого в бок дулом пистолета, Альфа намекнул ему, что им предстоит направиться вперёд, к причалу и лодочке.

Отредактировано Alpha (2014-12-28 12:23:16)

+1

4

Тофер исключительно редко куда-либо выбирается. Как правило, его выковыривает из лаборатории с какой-либо целью Адель, от чего нейропрограммист открещивается всеми возможными и маловероятными способами.  Иногда получается. Но хуже, когда его за шкирку хватает мистер Доменик, когда, скажем, возникли какие-то проблемы с куклами во время выполнения задания, но это скорее экстренный случай, что случалось один, от силы два, раза. В общем, как бы то ни было, в географии Лос-Анжелеса он не слишком силен, что касается ориентирования на местности. За передвижением кукол он обычно следит через спутниковые карты.  И вроде бы у него нет поводов не доверять шофёру, но что-то внутри ученого начинает бешено паниковать. Тофер издает нервный смешок в ответ на реплику водителя и вновь устремляет взгляд в окно. Может, это просто голод? Или волнение перед конференцией? Не, голод вероятнее. И все-таки, это все меньше и меньше похоже на дорогу в аэропорт. Особенно четко формируется эта мысль, когда с трассы машина съезжает на бездорожье.

- А-ээ... А можно я здесь выйду? - спрашивает, подпрыгивая на какой-то кочке, но в ответ слышит лишь молчание. Задает еще несколько вопросов, но ответов так же не получает. Это становится похоже на начало плохого триллера. На кривой тропе, именуемой в этой глуши дорогой, машина значительно снизила скорость, и Тофер решается на отчаянные меры: выпрыгнуть из салона на ходу и укатиться куда-нибудь в густую растительность, откуда можно будет добежать до какого-нибудь селения. Тянется к ручке медленно, как будто бы между прочим, то и дело бросая взгляд на шофера и прикидывая, насколько вероятно, что тот не сразу заметит пропажу и остановит машину. Но гениальные планы не менее гениального нейропрограммиста рушатся о заблокированную дверь, издавшую глухой равнодушный щелчок. Услышав этот звук, Бринк, стиснув зубы, оглядывается на водителя, но тот как будто бы и не заметил попытки бегства. Решив, что надавил на ручку не достаточно сильно, повторяет маневр, потом еще и еще, теперь уже нарочно и громко, чтобы убедиться в своей и без того очевидной теории - его похищают. Прямо сейчас, в эту самую секунду. В панике Тофер вынимает из кармана брюк телефон, думая, кому сообщить сначала Адель или сразу Доменику. Решив, что куда больше вероятности, что ему поверит ДэВитт, нежели начальник службы безопасности, с которым у них не сложилось еще с первых дней знакомства, неуклюже тыкает влажными от волнения пальцами на кнопки, то и дело опасаясь, что шофёр резко обернется и вырвет из рук ученого средство связи, но тот спокоен и невозмутим словно танк. И вскоре Бринк понимает, в чем причина такого титанического спокойствия. Записная книжка у него не большая, к тому же, номер начальницы первый в списке, только вот незадача, мобильный не ловит сеть в этой глуши. - Остановите машину... ээээ... меня укачивает, - придумал достойный аргумент. - Вы же не хотите, чтобы я забрызгал весь салон рвотными мас... - Но предусмотрительный водитель перебивает мужчину, простым движением запуская в него бумажный пакет и все так же без слов продолжая движение. - Спасибо, - только и может буркнуть мужчина, разглядывая брошенный ему пакет. Похоже, выпускать из автомобиля его не собираются... Впрочем, можно попробовать еще один вариант: - Долго нам еще ехать? Я в туалет хочу, - произносит, выпучив глаза для убедительности. В общем-то, на это "собеседник" отвечает лишь красноречивым взглядом в сторону пакета, который Бринк все еще держит в руках. - Понял... - Ощущение собственной безысходности заглушает панику. Ну а что он может сделать? Кидаться на шофёра со спины бессмысленно, весовая категория не позволяет, и это может только усугубить ситуацию. В конце концов, если им нужны деньги, они не убьют его, пока Россум не заплатит за своего гениального сотрудника... А он ведь заплатит, да?

Тофер даже не успевает прикинуть, насколько печальна будет его участь, как вдруг автомобиль останавливается в самой несусветной глуши, в какую только возможно заехать на легковом транспорте представительского класса. Шофёр выходит из машины, и ученый начинает озираться, как он может теперь выскользнуть отсюда. В принципе, если переползти на водительское кресло, шансы есть... Но только выбраться из авто. Даже несмотря на то, что водитель оставил ключи в замке зажигания, водить машину Бринк не умеет... Да что там, у него даже с велосипедом довольно сложные и сомнительные отношения. Но мужчина не успевает даже дернуться по разработанному маршруту, так как дверь с его стороны открывается, и спокойный мужской голос произносит одно лишь слово, от которого мурашки по коже. От неожиданности, Бринк даже не сразу понял, что происходит, и попятился глубже в салон. Впрочем, мужчина оказался подготовлен к такому поведению нейропрограммиста, поэтому повторно Тофера уведомили о том, что они приехали, уже под дулом пистолета. Прекрасно понимая, что с ним не шутят, Бринк начинает медленно выползать из салона без помощи рук, которые он предварительно поднял вверх, подозревая, что так у незнакомца меньше поводов применить оружие по назначению.

- И куда мы идем? - спрашивает, проходя вперед, все так же не опуская руки. Впрочем, ответа он не ждет, и тут же начинает сыпать предположениями и нести всякую отстраненную чушь, говорит быстро, запинаясь, как будто, стоит ему замолчать хоть на секунду, и человек позади него нажмет на курок. Тофер сейчас слишком взволнован, чтобы прийти к мысли, что его болтовня только раздражает. Ему чудовищно страшно, и единственный способ хоть как-то скрыть этот страх - говорить и думать о чем-то, отвлекаться, насколько это возможно, говорить о пользе этих мест, фотосинтезе местной флоры, предположительных обитателях местной фауны и о прочей натуралистической ерунде. Периодически, Бринк смелеет, забывая, что находится на мушке, и начинает задавать вопросы, на которые вновь не получает ответов, на что издает какой-то нервный смешок, в попытке заполнить "неловкое молчание", и продолжает развивать кругозор своего неразговорчивого друга с явно небогатым словарным запасом.

Они идут недолго, и вдруг выворачивают на довольно живописную полянку перед озером. Берег зарос камышами и папоротником, сама полянка небольшая, буквально в нескольких метрах от визитеров, за густыми зарослями сорной травы снова виднелся густой хвойный лес. Рядом с самодельным причалом из прогнившей древесины, выглядевшим среди всей этой девственной природы чем-то инородным, покачивалась небольшая лодка. Водную гладь лениво рассекали утки и снующие из стороны в сторону водомерки. Тофер невольно хмурится, разглядывая пейзаж. Все? Пришли? Здесь его и будут держать до получения выкупа? Подталкиваемый незнакомцем, использующим для этой цели дуло пистолета, Бринк подходит к причалу. И что дальше? Его утопят? Почему тогда не убили раньше? Чтобы не пачкать смесью крови и мозгов салон дорогого автомобиля? Но вдруг раздается телефонный звонок, и Тофер с недовольством наблюдает за тем, как мужчина смотрит на дисплей. Если здесь ловит сеть, то почему ему не удалось связаться с Адель со своего мобильного? Телефонный разговор длится недолго, и дальнейшее уже не вписывается ни в одну логическую схему. Мужчина желает Тоферу приятного отпуска, не отрывая пистолета от его носа. Звучит многообещающе, как "приятно отдохнуть на том свете", но пуля достается не Бринку. Незнакомец с дежурной улыбкой подносит дуло к виску и без колебаний нажимает на курок. Оружие срабатывает безупречно, а ученый успевает только вздрогнуть и застыть с открытым ртом, глядя как труп погружается в воду. В столь экстренной ситуации мозг начинает судорожно соображать, слишком уж атипично поведение мужчины, как будто он и вовсе не преследовал личных интересов, более того, был создан для конкретной цели, а еще точнее - записан. Звонок... Звонок - это код активации программы,  код самоликвидации... Умно, очень умно. Кто мог такое придумать? Нет, не так, кто уже такое придумал? Тофер и придумал, его ноу-хау, секретная разработка - спящая кукла, но ведь об этом не знал никто, ни один из нейропрограммистов других Кукольных домов, да никто и не посмел бы использовать  куклу в личных целях, да еще и с таким исходом... Разве что... Имя пришло на ум одновременно с чьей-то тяжелой ладонью на его плече и сильным тычком под ребра - снова пистолет. И вот знакомый хрипловатый голос у самого уха, от которого все тело застывает в оцепенении липкого ужаса.

- Альфа... Ты... - говорит, запинаясь, не понимая, что именно он может сказать. Однажды он остался в живых, но это была лишь счастливая случайность, везение. Сейчас же шансов на выживание меньше в разы. - Что тебе нужно? наконец, умудряется сформулировать вопрос, теперь отчетливо понимая, что уж явно не выкуп. Но ответом ему служит лишь очередной тычок дулом в бок. Приглушенно пискнув от неожиданности, он послушно ступает в указанном направлении, нервно сглатывая, при взгляде на спокойствие водной глади. Тофер не умеет плавать. Д, в Кукольном доме есть все условия, но как-то Бринк не думал, что ему может это в жизни пригодиться. Он медленно ступает по скрипящим влажным доскам как по эшафоту. Перед лодкой затормаживает, но быстро понимает, что пощады ждать не от кого. Неуверенно залазит в лодку, которая тут же начинает ходить под ногами, заставляя ученого вцепиться в бортики обеими руками, совершенно забыв про Альфу и пистолет, и с ошалелыми глазами пытаться установить равновесие. Уползает на другой конец примитивного речного транспорта, пока бывшая кукла отшвартовывается. За это время Бринк успевает лишь прикинуть, что, пока он недалеко от берега, а значит, тут достаточно мелко. И все же, шансов мало, учитывая, что у Альфа практически идеальная физическая подготовка, в отличие от нейропрограммиста. Проще даже сказать, что их совсем нет. - И... что ты собираешься делать? - спрашивает, провожая удаляющийся берег полным отчаяния взглядом. Возможно, он видит его последний раз в своей жизни. Альфа маньяк, и многие личности в его голове крайне опасны, а во всех своих бедах и несчастьях бывшая кукла винит несомненно его, Тофера Бринка, из-за чьей нелепой ошибки, он теперь вынужден делить это тело с полусотней других людей...

Отредактировано Topher Brink (2015-01-01 23:26:44)

+1

5

- Альфа... Ты... Что тебе нужно?
Его голос дрожал от страха, от чего ученый казался ещё более нелепым, чем обычно. Жалким, уязвимым, хрупким как фарфоровая куколка. "Кукла. Какое чудесное сравнение,"- Альфа ухмыльнулся, искривляя рот в неприятной улыбке при этой мысли.
-Я хочу поиграть в куклы, - произнёс он совершенно неожиданно для себя изменившимся голосом, свойственным скорее ребенку, чем взрослому человеку. Тофер, вполне вероятно, узнал этот голос сразу же. Даррен. Даррен, маленький мальчик, некогда оказавшийся в голове Альфы, и по несчастливой случайности поселившийся там навсегда.
Впрочем, через секунду эта спонтанная мысль забылась, будто её и вовсе не было - лицо Альфы переменилось, выражая искреннее удивление, а голос теперь звучал более привычно, и с присущей Альфе издёвкой.
-Что мне нужно? Тофер, ну что ты? Мы же так давно знакомы. Мы же.. мы же почти одна семья, Тофер! Только не говори, что забыл об этом! - после этой фразы Альфа сжал руку на плече Тофера ещё сильнее и резко рванул на себя, прижимая ученого к себе ещё ближе, на расстояние одного лишь вдавленного в тело пистолета, - Только не говори, что не рад меня видеть.
Последнюю фразу Альфа медленно прошипел в ухо учёного, так чётко и неторопливо выдыхая каждое слово, что даже уровновешенному и спокойному человеку стало бы не по себе. После этого он с силой толкнул Тофера вперёд, так резко, что он вполне мог бы упасть, если бы не сохранил равновесие.
К счастью, приглашения не понадобилось - Тофер с такой покорностью заполз в лодку, что разносортные личности не могли удержаться от комментариев, нашептывая их в уши Альфе. Одним было жалко мальчика, другие считали его жалким и ничтожным, третьи находили его страх невероятно возбуждающим, и к большому счастью Тофера, третьи были в меньшинстве.
Альфа погрузился в лодку вслед за Бринком, и подождал, пока тот удобно устроится перед тем, как завести мотор.
-Ну что ты, совсем не надо так бояться, лодка же не перевернётся! Не веди себя как маленький, - он причитал голосом заботливого старшего брата, и этот тон шел вразрез как с его внешним видом, так и с тем фактом, что на Тофера всё ещё был наведён пистолет. Впрочем, когда они тронулись с места, Альфа аккуратно положил его рядом с собой, логично решив, что ученый вряд ли сейчас куда-нибудь денется. То есть, он мог, конечно же, но Альфу это не смущало - ему даже было интересно, решится ли Тофер. Голоса разделились - 30 личностей считали, что он так напуган и так отчаялся, что способен на всё, а 20 - что он тот ещё слабак, и уж скорее описается от страха, чем предпримет попытку бегства.
-Как тебе моё шоу? - как бы невзначай поинтересовался мужчина - Эффектно, правда?
Альфа пронзительно посмотрел на ученого, и во взгляде читалось, что ему действительно очень нужна оценка и похвала "сенсея".
-Не буду врать - я всегда старался превзойти учителя, я буду стараться и дальше, потому что в этом есть смысл. Это прекрасная цель, наполняющая мою жизнь смыслом. Создавать и разрушать - вот два моих главных хобби.
Альфа снова улыбнулся, и снова эта улыбка была неподобающе лучезарной и жизнерадостной.
-Нет, ну правда, тебе так идёт костюм! - восхитился он, снова переведя тему, а затем оглядел себя, свои затёртые джинсы, стоптанные кроссовки и клетчатую рубашку,  - Даже немного неловко, что я выгляжу рядом с таким красавчиком как какой-то чёртов канадский лесоруб.
Что характерно, ответа на заданный вопрос, Альфа не дал. То ли специально заговаривал зубы, оттягивая момент раскрытия страшной истины... То ли попросту не знал ответа.

Отредактировано Alpha (2015-02-21 13:22:53)

+1

6

Он не ожидал встретить снова этого... человека? Можно ли назвать так существо,  в голову которого загружено около полусотни личностей с разными историями, характерами, навыками, знаниями, воспоминаниями... Тофер никогда не работал на половину, каждая созданная им личность обязательно была полноценной и уникальной, и ужиться им всем в одном теле, вероятно, довольно непросто,  впрочем, Альфу - личность, сформированную куклой самостоятельно  на основе первоначальных данных обладателя тела - весьма сложно назвать психически здоровым. Бринк еще не забыл тот день, когда кукла перекромсала половину обитателей Кукольного дома ножничками для бонсая. После этого случая защита Кукольного дома была усовершенствована минимум втрое, штат службы безопасности так же значительно увеличился, не говоря уже о количестве камер, понатыканных в каждом углу. В своей лаборатории Тофер всегда чувствовал себя комфортно и безопасно, даже осознавая, какими знаниями и навыками наделены личности, загруженные в голову Альфы в результате системного сбоя, и даже понимая, что созданный им монстр ни перед чем не остановится на пути к своей цели - стереть корпорацию Россум и все Кукольные дома с лица Земли. И все же, Бринк считал себя достаточно мелкой сошкой для сверхличности с такими грандиозными планами. Ведь собрать бомбу достаточной мощности и сбросить ее, скажем, в шахту лифта бизнес -центра, под которым располагается Лос-Анжелесский филиал Кукольного дома - раз плюнуть для Альфы, наделенного всеми необходимыми знаниями для этого, включая местоположение непосредственно самого Дома. Но нет, для Альфы это было бы слишком просто, гораздо сложнее выцарапать Тофера из его высоко-технологичной норки.

Ученый невольно вздрагивает, вновь услышав голос Альфы. Конечно, это его голос, сам он не изменился, в конце концов, Бринк не Господь Бог,  как бы ему самому и хотелось утверждать обратное, программировать голосовые связки на данном этапе научно-технического прогресса возможным пока не представляется, да и вряд ли кто-то стал бы уделять пристальное внимание столь сомнительной области. Изменилась интонация, как будто сейчас с ним заговорил совершенно другой человек, и хотя тон кажется дружелюбным и знакомым до боли в сердце, Тоферу от этого становится еще более жутко. Впрочем, привычный Альфа себя ждать не заставил, и Тофер лишь стискивает зубы, чувствуя, как давит в спину дуло пистолета:

- Практически счастлив, - выдавливает из себя, не пытаясь скрыть сарказм. Он уже морально готов к тому, что не доживет до конца сегодняшнего дня, а потому даже страх немного отступает или же парализует  - пока непонятно. Он не пытается анализировать слова про семью, в которые, должно быть, был вложен какой-то глубокий смысл. У Тофера не было семьи  общепринятом смысле, поэтому для него семья - скорее  группа особей одного вида, выбравших друг друга в результате совпадения гормонального фона, имеющих единый инстинкт - продолжение рода. Ведь так гораздо проще принимать действительность, абстрагировавшись от чувства глубокого одиночества, прикрываться навязанными обществом социальными нормами. Тофер ученый, и ему некогда думать о чувствах, альтернативных издержках своей жизни или преследовать какие-то свои личные интересы. У него нет интересов кроме науки, во всяком случае, столь глобальных. Он не думает о будущем, не строит далеко идущих планов, он мечтатель, но весьма своеобразный, он не грезит в пустоту, а старательно воплощает все свои идеи в жизнь. Или правильнее будет сказать "воплощал"? Похоже, настало время платить за свои "эксперименты", даже случайные.

Забравшись в лодку и усевшись на край подальше от Альфы, Бринк поднимает на куклу угрюмый взгляд. Тут он вынужден мрачно согласиться - перевернувшаяся лодка - наверняка отнюдь не самое страшное в сложившейся ситуации. Тофер знает Альфу, как бы странно это ни звучало, всю его жизнь. В каком-то смысле, он принял непосредственное участие в создании этого монстра, этакий Франкенштейн двадцать первого века. Только вот его "чудовище" явно настроено расквитаться ст своим создателем и всем, что его окружает. Ученый невольно хмурит брови, на секунду вновь вспомнив роковой вечер в Кукольном доме, когда десятки кукол были искромсаны в несколько резких движений, когда кровь впитывалась в паркетную доску в гостиной и просачивалась между стыками плитки в душевой. Тофер не знает, что случилось позже с телами, как выкрутились из этой ситуации Адель и Доминик, скорее, он просто не хотел этого знать, ему и так снились кошмары несколько ночей подряд. Не будь он ученым, принципиально не подвергавшим собственным экспериментам свой мозг, удалил бы воспоминания об этом вечере так  же, как они были удалены из голов кукол, и выветрены из стен Дома, чтобы обрести забвение в безмолвии.

Альфа что-то еще говорит, но Бринк предпочитает не реагировать,. После того случая, это первая их встреча, и кукла совершенно непредсказуема, как минимум, потому что сложно контролировать все полсотни личностей в своей голове, тем более, каждая из них желает захватить тело в свое распоряжение, и неизвестно, какая из личностей будет превалировать в тот или иной момент. Тофер внимательно наблюдает, пытаясь отследить насколько Альфа успел адаптироваться. По правде говоря, ученый и не надеялся, что кукла с таким объемом информации в голове сможет прожить более двух-трех недель. Как минимум, первые недели полторы он не мог спать, едва ли вспоминал про еду и иные физиологические потребности, так как все нейроны головного мозга были заняты исключительно усвоением информации. Сегодня же кукла выглядит как нельзя более свыкшейся со своим положением. Только вот зачем Альфе понадобился именно Тофер? Ему ведь нужна Эхо, которую выманить из Кукольного дома гораздо проще, даже невзирая на охрану, следующую за девушкой по пятам. Впрочем, была у нейропрограммиста одна версия - месть. Вот только Бринк,как бы ему ни хотелось утверждать обратное, - лишь лабораторная крыса, такая же, как  прочие. Исчезнет он, на его место придет кто-то другой, вероятно, не такой гениальный и обаятельный, но сам факт замены более чем реален. Россум довольно просто расбрасывается кадрами.

Кукла отвлекается лишь на секунду, чтобы завести мотор лодки, и этого времени ученому вполне достаточно, чтобы сгенерировать в своей голове план побега: если сейчас лодка резко тронется с места, она мгновенно наберет скорость, а значит быстро остановиться и развернуться не получится. Если в нужный момент выпрыгнуть с лодки, то есть шанс выбраться из воды и скрыться в лесу. По идее, рядом с берегом должно быть достаточно мелко. Бринк напряженно ерзает на лавочке, пытаясь выгадать удобный момент. И вот он настает. Альфа уже на так пристально следит за своим пленником, вероятно, решив, что Тоферу бежать уже некуда. Как только лодка заводится и делает рывок вперед, ученый выпрыгивает в сторону противоположную траектории движения сего транспорта. Кажется, что вот он, берег, совсем близко, и он должен почувствовать дно реки под ногами сразу, как только прыгнул в воду, но здесь оказывается неимоверно глубоко, как будто кто-то рыл тут котлован. Не ожидавший такого поворота событий, мужчина сначала погружается с головой под воду, но умудряется быстро  вынырнуть, беспорядочно размахивая конечностями в разные стороны. Помимо того, что водоем неожиданно очень глубокий, он еще и холодный. Ногу сводит в одно мгновение из-за резких движений в ледяной воде. Тофер размахивает руками, гребет, бьет по воде, но это только помогает  ему держать нос над водой. Кажется, еще чуть-чуть, силы покинут его, и он пойдет ко дну. Впрочем, пожалуй, уж лучше умереть так, чем испытать на собственной шкурке некоторые навыки им же записанных личностей..

Отредактировано Topher Brink (2015-01-28 00:55:06)

+1

7

-Почему бы тебе не убить его сразу? Зачем так церемониться?
-Как зачем? Тогда можно было бы сразу взорвать Кукольный Дом, или вообще сразу пустить нам всем пулю в лоб... Было бы проще, знаешь ли...но...
-...но если ты будешь тянуть время, он убьет себя раньше, чем ты успеешь что-то сделать.
-Ой да ла-адно, ты его недооце...
- внутренний диалог прервал громкий всплеск воды. Альфе и поворачиваться не надо было что бы точно сказать, что это было, - М-м. Или это Я его перееоценил. Ладно.
И всё же, сильно удивлен он не был. То есть, часть его личностей конечно недоумевала, но для других это было понятно и очевидно. Альфа не стал останавливаться - просто сделал небольшой круг по озеру и остановил лодку прямо перед барахтающимся Тофером. Был шанс прямо по нему проехаться, но это уже мелочи.
-М-м...я хотел оставить водные процедуры на потом - у меня дома есть надувной круг и очки...и даже нарукавнички... - заявил Альфа тоном обиженного ребенка, - но раз тебе так неймется...Эй, ты что, плавать не умеешь? А зачем тогда в воду лез, глупенький?
Внезапно (даже для самого себя) Альфа зловеще расхохотался.
-Как же ты жалок, как же ты ничтожен на самом деле...Мог бы и себя прокачать как нибудь, что бы не позориться... Ну ладно, давай вылезай - Альфа протянул мужчине руку, но когда тот отказался за нее хвататься, сам силой притянул его за шиворот, прижимая к бортику лодки, но не пытаясь вытянуть из воды. Не сейчас.
-Тебе нравятся водные лыжи? - спросил блондин как бы невзначай, одной рукой нащупывая моток толстой веревки на  дне лодки, - А-а, ты же наверное даже и не знаешь, что это такое...Да и лыж у меня нет...Но примерно продемонстрировать я смогу.
Вместо того, что бы вытащить Тофера из воды и привести в чувства, Альфа крепко связал его руки веревкой - в данных условиях это было не очень-то просто, но у Альфы и не такие кренделя ранее получались.  Оставалось лишь привязать другой конец веревки к корме лодки и снова завести мотор.
-Просто постарайся держать голову над водой! - прокричал Альфа напоследок, - Тут совсем недалеко, скоро будем на месте!
Блондин прекрасно понимал, что до берега Тофер не продержится. Если бы хотел выжить, может потрепыхался бы ещё, но ведь он уже потерял надежду (слишком, слишком быстро!) и уже готов откинуть ласты. Значит, сам постарается захлебнуться. Но так не интересно. Именно поэтому Альфа не гнал на полную скорость и поглядывал на Тофера, внимательно наблюдая за ним, что бы оценить, сколько ещё тот протянет. В тот момент когда он понял, что пациент уже скорее мертв, чем жив, бывший актив Кукольного Домика наконец соизволил закончить свои игры, вытянуть бездыханное тело из воды и предпринять всё необходимое, что бы после короткого сна Тофер всё-таки вернулся к жизни.

Домик на другом конце озера казался безнадежно заброшенным и непригодным для жизни, но это лишь с виду. И Альфу такой вид устраивал - неприметно снаружи, уютно внутри. Ну, у всех конечно разные представления об уюте...но в целом...Если не считать  скрипящего пола, паутины почти в каждом углу и гор пыли, а так же запаха гнили и мокриц, ютящихся по темным сырым углам, тут было очень даже ничего. И тем более, Альфа, как заботливый хозяин, собирался сделать это место чуть лучше.
Когда Тофер пришел в себя, его глазам открылся чудесный вид - горящий в небольшом камине костёр и его собственные мокрые вещи, заботливо развешенные рядом на той самой веревке. Все вещи. Совсем. Все.

+1

8

Говорят, перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. Тофер знал, что в какой-то мере это правда. В экстренной ситуации активность мозга возрастает, а подсознание пытается найти выход, выбрасывая в сознание отрывки былого опыта. Но сейчас все было не так, он слишком готов принять эту гибель. Жалеет ли он, что не научился плавать, когда была такая возможность в Кукольном доме? Едва ли. В жизни невозможно подготовиться ко всему, а Бринк и предположить не мог, что когда-нибудь ему придется удирать от результата своей научной деятельности по воде. Какое-то время он барахтается, в надежде, что ноги нащупают мелкий берег и он сможет передвигаться по дну, но быстро понимает, что чуда не случится. Звук моторной лодки уже совсем рядом, и Тофер в панике, напротив, опускает руки, пытаясь как можно быстрее уйти вниз под воду. Инстинкт самосохранения подсказывает ему, что задохнуться под водой – куда более гуманная смерть, чем то, что уготовил ему Альфа, так «дружелюбно» протягивающий ему руку. А в летальном исходе одного из участников этой встречи в лесу Бринк не сомневается, слишком свежи еще воспоминания той роковой ночи, когда контракт десятков кукол был аннулирован по одному из пунктов, прописанному мелким шрифтом, а несколько работников были освобождены от своих непростых обязанностей. Тогда личности в его голове разрывали его сознание, то и дело одна брала доминирующую роль, выражение лица менялось каждую секунду, глаза то светились яростью, то ужасом и непониманием, то в них отображалась паника, близкая к истерике.  Тофер до сих пор не мог понять, как он остался в живых, ведь он ближе всего находился к креслу, на котором находилась кукла. Крепко досталось всем, кроме него и Адель. Почему? Ведь это они были у истоков всего того, что Альфа так ненавидел, и едва ли он тогда мог строить далеко идущие планы мести, в его голове бесновалась толпа из полусотни совершенно разных людей, одинаково претендующих на тело куклы. Странно, что в какой-то момент на первый план вышла личность маленького мальчика, который погиб практически на руках у ученого…

Бринк уже на несколько сантиметров ушел под воду, он пускает последние пузыри воздуха, готовясь к тому, что на смену кислороду в легкие хлынет вода, поросшая тиной. Но этому было не суждено сбыться, чья-то рука – не сложно догадаться, чья – резко дернула Тофера за ворот пиджака. Уж что-что, а физическая подготовка кукол всегда была на высоте, а Альфа был номером один среди активов мужского пола. Бринк по инерции делает глубокий глоток воздуха, буквально захлебываясь кислородом. Капли воды стекают с волос и ресниц, делая картинку перед ним размытой, он пытается откашляться и восстановить дыхание, даже не вслушиваясь, что говорит ему Альфа. Горло нещадно дерет, вода кажется ужасно холодной, и мужчину начинает трясти, не говоря уже от сведенных от холода конечностях. Внезапно его резко забрасывают корпусом на борт лодки, от чего ребра пронизывает саднящая боль. Тофер кривится, стараясь не издавать лишних звуков на всякий случай. Его запястья обвивают жесткой веревкой, хоть он и пытается одернуть руки и взбрыкнуть, но это бесполезно, его вновь вышвыривают в ледяную воду, и мужчина практически сразу идет ко дну, сквозь воду слышит, как заводится мотор лодки и его резко дергает вперед и вверх. В первые секунды тело нейропрограммиста фактически прыгает по водной глади, но потом он пронзает собой ледяную воду. Как будто миллион мелких иголок впиваются в шею и плечи мужчины, его бросает и крутит из стороны в сторону, лицо то оказывается на поверхности, то утопает в воде, он кашляет и задыхается. Ноги свело судорогой, но это уже не кажется таким нестерпимым. Вновь окунувшись в воду, он делает финальный всхлип, чувствуя, как тело обмякает, а в глазах темнеет…

Он открывает глаза и пару раз неосмысленно моргает, глядя в незнакомый потолок. В комнате тепло, но пахнет затхлостью и сыростью, слышен слабый треск огня в камине. Где он и что это значит?  Он пытается пошевелиться, и все тело пронизывает ноющая боль, как будто оно затекло, а запястья нещадно жжет. Ему не приснилось, он действительно видел Альфу, и все это правда, и мертвый охранник, и «купание» в озере, но… что он делает здесь? Вероятно, его кто-то спас и притащил в эту лачугу в бессознательном состоянии. Во всяком случае, это единственное более или менее логичное объяснение. Тофер садится в кровати и пытается оглядеться. Первое, что бросается в глаза – это веревка, натянутая от одной стены комнаты к другой, прицепленная за два крюка, на которой аккуратно развешена одежда. Его одежда. Такая забота со стороны незнакомца несколько смущает, но в целом, все логично, не складывать же его в мокрой одежде в сухую кровать, и вроде он даже почти смирился с этим фактом, пока не увидел рядом с рубашкой… трусы… Его трусы! С уточками! Нервно сглотнув, Тофер осторожно приподнимает одеяло, и понимает, что альтернативного белья ему не предложили. Где-то за дверью слышится шум. Неприятный холодок пробегает по спине мужчины. Завернувшись в одеяло, он перегибается через спинку кровати и хватает с веревки первое, что попадается под руку. Этим чем-то оказываются трусы и один носок. За дверью слышатся шаги, и он едва успевает натянуть добычу и закутывается в одеяло. Похоже, хозяина дома ему предстоит встречать именно так.

+1

9

-Итак. Пришло время подвести промежуточные итоги. Ты похитил его, так?
-Ага.
-Ты убил человека у него на глазах.
-Верно.
-Ты затащил его в лодку, пригрозив пистолетом.
-Допустим.
-Ты привязал его к лодке и тащил за собой, чуть не утопив.
-Именно.
-Ты затащил его в лодку и сделал ему искусственное дыхание.
-Эй! Мы же договорились не обсуждать это!!
-Ладно. Пропустим этот пункт, но... Затем, ты притащил его домой, раздел до гола и положил в свою кровать. Я даже боюсь спросить...Что дальше?
-Дальше я приготовлю ему пиццу.
-...

Именно пицца, это должна была быть именно пицца. Потому что Альфа и шагу не мог сделать без символизма или отсылок к прошлому, а эта итальянская лепешка имела самое прямое отношение к их с Тофером общим воспоминаниям. Причем, что удивительно, воспоминания эти были по большей части положительные для обоих. Альфа сейчас даже жалел о том, что не может быть только этим 9 летним мальчишкой, который радуется пицце и жвачке как чему-то волшебному и драгоценному. Личности в его дурной башке редко позволяют кому-то вроде Даррена доминировать и полноценно распоряжаться телом - обычно таких как он сразу же отпихивают в сторону при попытке занять место, и лишь изредка разрешают выговориться. А ведь это именно то, чего Даррен хотел ещё когда был глухонемым - говорить и слышать. Теперь он говорит редко, но слышит слишком много чужих голосов, слишком много криков, слишком много стонов - и никто не спрашивает, как это влияет на психику девятилетнего мальчишки.

-Ты пришел в себя, друг мой! Быстро же ты, - восклицает Альфа, заходя в комнату с подносом. -Как себя чувствуешь?
Мужчина ставит перед ученым поднос и быстро окидывает комнату взглядом, что бы оценить обстановку и понять, не задумал ли Тофер что-нибудь снова. А то выглядит он так, будто его застали за чем-то эдаким.
Зоркий взор отметил отсутствие на бельевой веревке трусов. И одного носка.
Пощупав оставшийся на веревке носок, блондин цокнул языком.
-Твоя одежда ещё совсем не высохла. Ты вздумал простудиться? - он качает головой и вздыхает, - Ладно, выпей вот горячий чай. Я и пиццу для тебя разогрел, хотя плита тут дерьмовая и я убил все нервные клетки, пока с ней разобрался. Нервные клетки. Всегда смешило это название, на самом деле. Если задуматься, каждая клетка в моём теле - нервная.
Альфа издал короткий смешок и присел на кровать в ногах Тофера. Несколько минут он молчал, немигающим взглядом глядя на перепуганного ученого. Его страх почувствовался бы и за километр, а они были так близко, что Альфа мог описать буквально всё, что связано с переживаниями его гостя - цвет этого страха, его вкус... Если бы он хотел, он мог бы сыграть мелодию, звучащую точь-в-точь, как его страх. Он мог бы нарисовать картину и запечатлеть на холсте это удивительное буйство красок. Он мог бы многое, но ему хотелось просто смотреть на свою жертву и питаться исходящей от неё энергией.
-Тебе нужен отдых, - наконец произнес он тихо, - Хочешь позвоню Адель и скажу, что назначил тебе отпуск? Ну или больничный...
Губы блондина растянулись в сладкой усмешке.
-Как думаешь, как быстро она найдет тебе замену, когда услышит мой голос в твоей трубке?

+2

10

Тоферу нечасто приходилось просыпаться в незнакомом месте голым в чужой кровати. Впрочем, более подходящее слово – никогда. Пожалуй, это его дебют, который отнюдь не радует. Слабая надежда на то, что он был спасен кем-то и вырван из лап обезумевшей куклы, разбилась вдребезги, когда дверь, наконец, открылась. Тофер изумленно уставился на мужчину с подносом в руках, на котором стояло блюдо с подгоревшей пиццей и чашка с чем-то горячим. Впрочем, аппетит у Тофера не проснулся, скорее, даже напротив. Антураж был настолько жутковатый, что ученый лишь плотнее завернулся в одеяло, явно пытаясь слиться с ним по цвету, что получалось, в общем-то, недурно. Бринк смотрит немигающим взглядом на своего похитителя, не понимая, как и почему он вообще еще жив. Вообще, все происходящее напоминало театр абсурда. Маньяк-психопат, перерезавший больше десятка людей, прежде чем вырваться из Дома, приносит своему «создателю»… хм… завтрак в постель? Похоже на бредовый сон. Или это глупая дань традиции – накормить осужденного перед казнью? Впрочем, едва ли Тоферу сейчас кусок в горло полезет. Мужчина с опаской косится на чашку, от которой исходит пар. Судя по свисающей ниточке с эмблемой, в чашке заварен чай. Альфа спешит подтвердить нехитрые догадки ученого, тараторя о бытовых вещах, как будто не похитил Тофера, а пригласил его на чашечку чая. Голос куклы звучит настолько спокойно и беззлобно, что Бринк непроизвольно напрягается еще сильнее. Настроение актива может меняться с молниеносной скоростью, в зависимости от того, какая личность займет доминирующую позицию в следующий момент.  И глядя сейчас на Альфу, Тофер поражается тому, как быстро тот совладал с полусотней своих личностей. Неужели такое вообще возможно? Обладатели тысяч всевозможных воспоминаний, буквально конкурирующих между собой, должны были разорвать его мозг на атомы в первые несколько часов, но нет… Этого не происходит. В принципе, у Тофера есть одна догадка, но она кажется ему настолько пугающе немыслимой, что он все это время отгонял от себя эту мысль. Но сейчас, похоже, спорить с фактами бесполезно – на первом плане отнюдь не одна из тех личностей, что он записывал собственноручно в своей лаборатории, Альфа сформировал свою собственную личность, что, с одной стороны, является большим открытием, с другой – это открытие вряд ли позволит ему дожить хотя бы до утра.

В ответ на шутку мужчины, Бринк лишь издает нервный смешок. Ему сейчас совсем не до веселья. Ученый пытается незаметно переползти ближе к краю кровати, когда Альфа присаживается с другой стороны и его внимание сконцентрировано на том, чтобы не опрокинуть поднос себе на колени. Конечно, вряд ли это Тофера от чего-нибудь спасет, но инстинкт самосохранения на порядок сильнее здравого смысла. Завернувшись гусеницей в одеяло, Тофер вцепился в него мертвой хваткой как в родное. Это как в детстве, когда тебе кажется, что одеяло способно спасти тебя от любых монстров, притаившихся в темных углах твоей комнаты. Только вот в данном случае, у монстра нет причин прятаться, он сидит и тихим замогильным голосом вещает об отпуске для Бринка и предлагает позвонить Адель. Ученый на секунду замирает, услышав знакомое имя, а мысль, посланная Альфой в его сознание, паразитом закрадывается в мозг. Если бы последней фразы в контексте не было, Тофер даже не задумался о том, хочет  ли, чтобы ДэВитт сообщили, где ее сотрудник. Да, пожалуй, если бы ему удалось заполучить хоть какую-то возможность с кем-нибудь связаться, он, не колеблясь ни секунда, позвонил бы Адель. Но вдруг Альфа прав? Вдруг, он прав, и для нее он всего лишь подчиненный, которого можно заметить на любого другого сообразительного оболтуса из Россума? Ведь, по большому счету, это несложно, работа налажена, а процесс формирования и записи личности упрощен Тофером до невозможности. Вот так просто то, чем он мог бы гордиться может начать работать против него. Но кому еще он может позвонить, кроме начальницы? У него больше никого нет. Совсем.

- Лучше отпуск, - отвечает спокойно и смиренно, вдруг осознав все ничтожество своего существования. – Я никогда не был в отпуске. – Говорит как-то отречено, нахмурив брови и глядя куда-то в противоположную стену. Как будто и нет здесь никакого маньяка с полусотней личностей в голове – вот уж кому не бывает одиноко. Пожалуй, не существует на свете более одинокого человека, чем Тофер Бринк. Ему всегда было комфортно в Кукольном доме, быть может, в большей степени потому что никто не нарушал его личного пространства, там он мог наслаждаться своим одиночеством, не задумываясь, что это такое. Но невозможно сказать, что он бы полностью доволен своей жизнью, что ему не хотелось чего-то настоящего, человеческого. И ведь у него это было однажды, был друг, к которому он успел привязаться как ни к кому на свете за каких-то пару часов, и все то время, что прошло с момента побега Альфы, Бринк ни разу не задумывался о том, что его первый и единственный друг пребывал именно в том теле, что находится совсем рядом, держит на коленях поднос с чаем и пиццей. Пиццей… И тут в мозгу у Тофера что-то щелкнуло. Да, собственная личность пытается контролировать сознание, и у нее это получается, но подсознание подчинить гораздо сложнее. Если вывести подсознательное на первый план на уровне эмоций, то есть шанс спровоцировать доминирование над сознательным одной из личностей. Что может сыграть на руку, так это то, что у большинства «людей» в этой голове с Тофером не связано практически никаких воспоминаний, все очень нейтрально. Шанс невелик, но попробовать стоит. Бринк поворачивается к Альфе, пытаясь совладать с волнением. Нужна правильная интонация, такая, как тогда, когда они общались и играли в приставку. – Даррен, - произносит как будто бы спокойно и непринужденно, с теплотой и осторожностью, которые когда-то испытывал, общаясь с некогда глухонемым мальчиком.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » holiday nightmare


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC