SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Who let the dogs out?


Who let the dogs out?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Место:
Скайхолд
Участники:
Cullen Rutherford & Gwernryen Lavellan
http://savepic.su/5318559.jpg

События:
Обычный день в Скайхолде... Хотя, можно ли дни, проведенные здесь, назвать обычными? В любом случае, никаких странных событий или разборок не наблюдалось, а значит, все было спокойно и хорошо. До того момента, пока Кассандра не попросила Лавеллан переговорить с Калленом, который решил, что не справляется с обязанностями советника. Гверн знала из его же слов, что он не принимает лириум и понимала, что мужчине следовало найти какое-то отвлечение. Не только от лириума и всего вытекающего, но и от работы. Поэтому она решила преподнести ему один маленький презент, который точно должен был ему помочь. Правда встретил ее командор весьма необычно.

0

2

Каллен был одним из тех людей, что неприхотливы в своем месте обитания.
Это было еще с самого далекого детства. Не единственный ребенок в семье, пусть и достаточно состоятельной, но и как все обычные семьи, живущие в тесном и уютном доме, Каллену приходилось делить свою комнату с младшим братом и, конечно же, дети в детстве спать не особо любили. В их комнате часто царил настоящий хаос, от которого мать была в ужасе. А далее теплая кровать его детской сменилась бараками, которые и были его местом отдыха долгие годы. Он привык к тому, что в помещении постоянно гуляют ветра, что крыша протекает, что где-то постоянно бегают грызуны, а запах мха съедается в саму кожу. Казармы у всех народов не особо отличались. Будь то казармы на острове Каленхад, где плавные окружности не спасали от тесноты, или же темные бараки Каземат, в которых хоть ты повесишься, никто не увидит, настолько было темно. Ну а про Убежище и говорить не стоит, ибо приходилось делить даже собственную палатку с беженцами, впрочем, тогда он часто засыпал за столом в Церкви. Собственно, в день нападения он позже задремал, закинув ноги на стол,  наверное трудоголизм спас его жизнь, ведь отправься он к палаткам, точно попал бы под удар первой волны абсолютно неподготовленным.
В Скайхолде все было по другому. Тут нашлось место для многих и Каллен, найдя себе закуток, смог, наконец, обзавестись собственной комнатой, как того советовала Жозефина. Ведь негоже советнику Инквизитора по утрам разлипать глаза в компании своих рекрутов, как-никак, а имидж главнокомандующего держать нужно, правда Резерфорд не особо понимал, для чего.
Башня, которая располагалась чуть дальше зала, в котором Солас так любил проводить время и переругиваться с Дорианом, что постоянно стоял наверху, была повреждена, как и многое в Скайхолде. И если мост и проходы еще смогли восстановить, то до всего остального у строителей, порой, просто не доходили руки. Каллен видел, как рабочие выматываются, расчищая завалы в очередном проходе, как стараются экономить то, что экономить, по сути, просто нельзя. Да и самому Каллену было как-то неудобно просить что-либо, в конечном счете, куда голову положить после тяжелого дня есть, и то хорошо.
Жаловаться ему было не на что, ну, иногда. Мало того, что в его комнате был и рабочий стол и даже несколько шкафов с книгами, на которые можно водрузить ненужный хлам, так еще и обнаружилась довольно объемная кровать, хоть и старая, но удобная, стоило только заменить перину. Ну а некоторые неудобства он мог пережить.
Например мох, который, казалось, рос абсолютно отовсюду, как и плющ, обвивающий тут почти каждую стену. Сложнее было с дырой в потолке. Ведь во время непогоды ничто не могло помочь скрыть как промозглый ветер, так и тяжелые капли дождя. Когда шел снег лучше не было и хоть снеговика катай, столько могло намести. Но Каллен, опять же, не жаловался. В солнечные дни были и свои проблемы. Например птицы. Будь то выпущенные полетать вороны Лелианы или же просто залетевшие ласточки, все они считали своим долгом пробраться через крышу и, нависнув на спинке кровати, начать изливать свои трели и залихватские песни. И тут хоть махай руками, хоть громко возмущайся, птицы не переставали.
Сейчас большую часть времени командор предпочитал проводить в ставке командования или внизу, гоняя рекрутов. Но бедным людям тоже нужен был отдых, которого, тем не менее, сам Резерфорд никак не мог получить. И вот и страдали абсолютно все новобранцы под тяжелым командованием Каллена. Даже Блеквола они так не опасались, хотя тот тоже имел довольно грозный вид. Каллен смотрел на всех взглядом, готовым испепелить и без магии, так что мало кто к нему сегодня решился подходить, разве что Лелиана очень тонко намекнула, что пора бы уже и пойти отдохнуть.
Приходилось соглашаться с их шпионом, отдых был необходим. А иначе он вообще начнет набрасываться на людей. Но как отдыхать там, где вообще жить толком невозможно? Так что вместо башни он сначала направился к их главному каменщику, спрашивая, не знает ли он, где можно раздобыть парочку досок. Гном удивленно поглядел на командора, но, все же, подозвал какого-то мальчишку и приказал дать все, что пожелает Каллен.
В свою башню он вернулся не только с досками, которые даже помогли затащить наверх, но и с инструментами. Распрощавшись с рабочими и убедив их, что он тут справится сам и не нужно так напрягаться, Каллен принялся рассматривать дыру в потолке.
Тут возникала одна очень тонкая деталь, а именно, Резерфорд абсолютно не знал, что и как следует чинить. Конечно многие скажут, что каждый мужчина обязан  и кол в землю вбить, и дом построить, и прочие вещи, которые до этого ему не пригождались. Каллен жил в местах отстроенных до него, в которых все ремонтировали специально нанятые для этого люди. Все что он помнит о починке было из далекого детства, когда он смотрел на отца, латающего крышу. И тогда старик еще и свалился с нее, громко ругаясь и заставляя мать бежать быстрее за лекарем. Так что стоит признать, что никто Каллена тяжелому труду не учил, в том понимании, в котором все привыкли его обозначать. Мечом он махал отменно, тут никто не сомневался, да и над картами корпел как заправский генерал чуть ли не самой императрицы. Все, что было связано с войной было его стезей. Во всем же остальном. Увы.
Громко засопев, но решив, что просто так без боя он не сдастся, Резерфорд схватил лестницу и, приперев ее к стенке покрепче, стал забираться выше, дабы рассмотреть прогнившие доски из которых рос плющ, чуть ли не полностью скрывший его. Бубня что-то себе под нос, он стал вырывать зеленые отростки, что было тяжеловато даже для него.

+1

3

внешний вид
Лавеллан была весьма наслышана о мабари - ферелденцы очень ценили и чтили этих четвероногих друзей. Саму породу собак девушка встречала, но вот наблюдать за их щенками у нее не было возможности. До недавнего времени. В одну из очередных вылазок с командой, Инквизитор и подумать не могла, что найдет щенка мабари. Сомнений по поводу стоит ли его брать с собой, у нее даже не возникало: она сразу же прихватила эту маленьку радость и притащила в Скайхолд. Правда, мыслей куда его пристроить у Инквизитора не нашлось. Хотя она была и не против оставить мабари у себя, но решать это прямо с ходу Гвернриен не спешила. К тому же чуть позже у нее возникла более гениальная (по ее мнению) идея: отдать щенка Каллену. Мужчине явно требовалось на что-то отвлекаться, зная его не легкую ситуацию по отношению к лириуму, да и от работы в том числе. Быть может, у этого милахи получится переключать командора и хоть как-то утомлять его, чтобы он наконец-то нормально отсыпался? Оставалось только на это надеяться. Главное, чтобы Резерфорд не отказался. Впрочем, как говорят, от подарков не отказываются, а эльфийка точно предоставит это как подарок. Да и можно будет надавить на жалость: пристроить бедолагу некуда, командор, только вы последняя надежда этой маленькой прелести! В общем, Лавеллан умела находить нужные слова и делать –грустный-грустный взгляд. Главное, чтобы это сработало.
Мабари радостно тявкал, носясь вокруг то Гверн, то Райго, который, на самом деле, уже успел устать от маленького урагана. Если поначалу волк был даже немного воодушевлен ролью няньки, будучи весьма заинтересованным новым лицом, то когда щенок не давал ему нормально вздремнуть, Райго резко перестала радовать доставшаяся ему роль. Зато щенок был весьма рад обществу волка - кусать его за уши и хвост было, видимо, весьма веселым занятием. Хотя и терпению Райго можно было бы позавидовать, он даже ни разу не рыкнул на это маленькое недоразумение. Как ни крути, это было милое зрелище, и наблюдать за этим - одно удовольствие. Сейчас мабари схватив свою временную няньку за хвост, угрожающе, но все-таки весьма забавно, рычал, пытаясь остановить Райго. Волк же, никак не реагируя на эту дерзость, просто продолжал плестись рядом за эльфийкой, волоча за собой щенка. Проехав несколько метров, держась за волчий хвост зубами, мабари в итоге это надоело и он, отпустив его, побежал уже на своих четырех.
Впрочем, они уже были на месте, так что, оказавшись в новом месте, малец сразу же побежал все вынюхивать, как только девушка открыла дверь и вошла в кабинет Каллена. Которого, правда, не было на месте. По крайней мере, ей показалось так сначала. Доносившийся шум сверху дал понять, что хозяин этого места находится на втором этаже. Что же, ее друзьям придется остаться внизу и подождать Лавеллан, поскольку по лестнице им не взобраться вместе с ней.
-Присмотри за ним, Райго, я скоро вернусь, - обратилась магесса к волку, после чего начала взбираться по лестнице на второй этаж. Оказавшись на нем, эльфийка окинула взглядом помещение. Не заметить командора сразу было трудно, хотя бы по той причине, что привлекал к себе внимание он не только тихим ворчанием, но и тем фактом, что находился под самой крышей, усиленно что-то от нее отдирая. Тогда девушке стало немного стыдно: она делает многое для других людей, спасает всех и вся, но не спрашивала, нужна ли кому-то помощь из тех, кто находится рядом с ней. По крайней мере, у советников так точно. Всему виной была дурная привычка, что троица советников делали все сами и по большей части от какой-либо помощи чаще всего отказывались, потому что если работали в команде, то как слаженный механизм, в котором лишние детали были не нужны. А если одни - просто привыкли делать самостоятельно то, что им было поручено и стоит признать, что получалось у них это великолепно, а потому никаких сомнений по поводу выполнения их работы не было. Вот только дыра в потолке сама себя не заделает. Хотя если так посудить, то эльфийка никогда на втором этаже у советника не была.
"Действительно, что я могу делать в спальне командора?" - неловкая мысль была отогнана сразу же, но на ее место пришла другая. "Не ну в принципе я могу помочь ему залатать крышу, вот что я могу сделать."
-Каллен? - неуверенно окликнула его белобрысая, после чего сразу же спросила. -Может, помощь нужна?

+1

4

И так, что же  в итоге выходило: Каллен беспокоить своими заботами людей не собирался, сам он что-то чинить руками не умел, а делать что-то нужно было. И нет бы попросить помощи, но типичная мужская гордость возобладала над ним. И дело уже даже не в том, что он, если так посудить, единственный мужчина в совете, а решает поди самые малые задачи, он уже давно осознал, что каждому предоставляют делать что-то по мере поступления проблем. Но в том, насколько беспомощным он казался окружающим людям.
Конечно, храмовники стараются не распространятся о своей зависимости, но попробуй умолчи о подобном, когда по окрестностям бродят обросшие красным лириумом существа, раньше бывшие людьми. И это лишь только усугубляло, ведь теперь все знали, насколько уязвимыми могут быть храмовники. И насколько лириум мог быть опасен.
Конечно же Резерфорду было плохо, было плохо настолько, что он не мог об этом даже думать и любая попытка окружающих справиться о его самочувствии приводила лишь к раздражению с его стороны. Какая разница, как он себя чувствует. Лучше-то все-равно не становится. Да и не факт, что со временем станет. Но так уж вышло, что Резарфорд обладал удивительной способностью быть настолько упертым, что не только не просить помощи, но и не соглашаться с самим собой, что дело дрянь. И пусть его мучает бессонница и постоянные судороги сводят тело в самый ответственный момент. И пусть окружающие порой видят в его взгляде что-то дикое и шарахаются. Пусть от этого он даже нормально пообщаться ни с кем не может. Зато он не отступает от собственных принципов.
И сейчас, самостоятельно чиня крышу, он тоже не отступал от правила «я все сделаю сам», вырывая с корнем выросшие в его жилище плющ и мох. За своим занятием и чириканием птиц, которые явно не осознавались, почему в дырке началось какое-то шевеление, он не слышал абсолютно ничего. Даже шума шагов и скрипа лестницы. И, когда его позвали, это было действительно неожиданностью.
- Вашу… - договорить он так и не смог, лестница покачнулась и завалилась на бок, а сам Резерфорд повис на плюще, который так старательно вырывал. Послышался скрип подгнивших досок и растение начало медленно сползать вниз. Благо уцепился за него Каллен знатно, но это не отменяло того факта, что в метре от пола он все же ощутил свободное падение и грохнулся на кого-то, кому не посчастливилось стоять прямо под ним.
- Инквизитор!? – Хотелось добавить «какого хрена?» но он тактично промолчал, негоже было так выражаться при собственной начальнице, тем более, если секунду назад ты придавил ее своим немаленьким весом. – Что-то случилось?
Первая мысль, пронесшаяся в его голове, конечно, была в подозрениях об атаки на Скайхолд, которую сам Резерфорд, в виду своей мнительности, ожидал в любой момент и неустанно следил с крепостной стены за равнинами, даже ночью прислушиваясь, не слышно ли издалека рога противника. Но долийка выглядела спокойно, взволнованной не была, разве что только, приземление самого командора сказалось на ней. Поднявшись с пола и помогая встать Инквизитору, Каллен удивленно воззрился на начальницу. А после и на подведшую его лестницу, прекрасно осознавая, что объясниться все же нужно.
- Я… хотел починить крышу, - Резерфорд ткнул себе за спину, где огромное отверстие в потолке говорило о многом. – А то вороны Лелианы совсем охамели, стали у меня еду таскать.
На самом деле не только вороны, еще и постоянная непогода, морозные ветра, осознание того, что жить тут и нельзя, в общем, много чего заставило Каллена лезть туда.
- А вы что-то хотели? – Официоз приходилось соблюдать всегда, даже наедине. Не мог командор разговаривать с Инквизитором на «ты», это было непрофессионально и полностью рекомендовало его как вальяжного и довольно ненадежного командира, которые не мог отличить профессиональное общение от личного. И ведь сейчас он толком не знал, по какому поводу к нему пришла эльфийка, потому  по инерции вытянулся по струнке, заложив руки за спину, хотя, признаться, без доспехов (не в них же он полезет собственную крышу чинить) выглядел не так подобающе, как следует. Но это его покои, так что ходить он тут имел право, как ему вздумается. Право слово, не будет же Инквизитор лупить его за это палкой, как это делал Грегор, в те времена, когда еще рекрут Каллен позволял себе бунтовать и не слушать приказов.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Who let the dogs out?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC