SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » If u are already 'dead' why are u still breathing?


If u are already 'dead' why are u still breathing?

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

лучший сюжет по мнению читателей
1о/о4/2о15 - 16/о4/2о15

http://savepic.net/4647640.png

Место:
Скайхолд
Участники:

Gwernryen Lavellan
http://savepic.net/6735873m.gif

Garrett Hawke
http://savepic.net/6709249.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/391534UrZU[/audio]

События:
Штурм Адаманта принес куда больше, чем могла себе предположить Лавеллан - ей удалось восстановить те воспоминания, которые у нее забрал демон Кошмара. Но какой ценой? Один из новоиспеченных спутников эльфийки пожертвовал своей жизнью, чтобы дать возможность остальным отступить. Вот только выбор кому жить, а кому умирать, пал на плечи Гверн. Не смотря на то, что Хоук весьма активно рвался пожертвовать собой, выбор девушки пал на Страуда, который жаждал отомстить демону за загубленные жизни собратьев по Ордену. Этот выбор имел свои последствия...

+1

2

Нельзя сказать, что Гаррет был зол. Сложно быть злым, да хотя бы просто ощущать что-то, когда чувствуешь себя, и по факту являешься, живым мертвецом. В переносном смысле, конечно. Наверное, наиболее близким словом будет апатия. Да, Хоук в целом стремился жить, бесспорно, поскольку имел вполне реальную и досягаемую цель. Но события в Тени изрядно разворошили тот клубок тьмы, отголосок всех случившихся с ним событий, буквально выпорошив душу парня, перетряхнув ее, и убрав все. Осталась только пустота.
Пустота и усталость.
Он хотел остаться. Быть может это был бы единственный правильный поступок, совершенный им за последние пару лет, после того как он, будем честны, сбежал из Киркволла. Да, ему определенно стоило остаться там. Закрыть за союзниками дверь в смертельную ловушку и пообщаться по душам с тварью тени. Но Инквизитор рассудила иначе, чуть ли не силком вытащив, из кажущийся такими ласковыми, объятий Тени бывшего защитника.
Вместо него в Тени остался Страуд, и Гаррет не солгал бы сказав, что завидует другу, которого еще недавно желал порвать на клочки, узнав некоторые обстоятельства дела, которое они расследовали. И как-то не тревожила Хоука мысль, что на этой земле еще остались те, кому он не безразличен. Тот же Варрик, например. Или Фенрис, хотя от эльфа вряд ли дождешься чего-то большего чем «проклятый маг». Но к этому рыжеволосый уже привык и даже как-то примирился с нетерпимостью эльфа, несмотря на которую они с Фенрисом даже смогли стать друзьями.
Сразу после того как они вышли из Тени, Хоук, ни сказав не слова ушел; Нет, он не собирался покидать Инквизицию, по-крайней мере пока, но и видеть Лавеллан сил не было.
Ему слишком сильно хотелось съездить девушке по улицу, хотя маг и предпочитал избегать насилия по отношениям к женщинам.
Лучше забыться, как всегда. Надраться до синих чертей и уснуть.
Маг вернулся в Скайхолд, напугав своим зверским выражением итак уже давно не красивого лица стражу на воротах, и рыкнув на посмевшего стать на пути мальчишку, завалился в таверну. Скользнул взглядом по полупустому залу, привычно отметил присутствие Быка, который покидал сие заведение только чтобы подраться, ну и может быть, чтобы порадовать особо симпатичную служанку. Если вы понимаете, о чем я. Мужчина поприветствовал кунари кивком, и примостившись за одним из угловых столов, дернул разносчицу чтобы притащила выпить. Выпивку магу обычно предоставляли очень неохотно, и Гаррет даже знал, кому говорить «спасибо» за такую «заботу», но обычно ему было плевать. В конце концов, достать вино он мог всегда, и желание надраться до полного забытья у него просыпало не так часто.
Но сейчас был не тот случай. Увидев выражение лица мага, ни у девицы-разносчицы, ни у трактирщика не возникло желание с ним спорить. Еще бы: осунувшееся бледное лицо, мертвенного оттенка, и лихорадочно, как у больного, блестящие глаза в которых тем не менее не было не единой мысли. Сумасшедшая пустота. Спорить с такими обычно себе дороже. Лучше уж получить нагоняй от Советников, через которых и была передана просьба «не наливать», чем связываться с явно не адекватным магом, который может учудить тьма знает что.
Гаррет пил.
Именно так. Пил вдумчиво, с расстановкой, выдерживая паузу, чтобы алкоголь побольнее ударил по расшатанным нервам, заволок туманом голову и притупил восприятие, сделав мир приятным и легким на вкус.  Время тянулось мучительно медленно, но так и нужно было. Чтобы ощутить горечь напитка, жар от каждого глотка, безжалостно сжигающий горло, приятное тепло в желудке и ветер медленно, но верно начинающий шуметь в голове.
Прекрасное состояние.
Хоук окинул уже немного мутным осоловелым взглядом стол, и, придя к выводу что следующая бутылка будет равносильна знакомству со столом, принял нелегкое решение отчалить в выделенные ему комнаты, чтобы допиться уже там. Благо что под подушкой, наравне с кинжалом лежала полная фляга с лучшим гномьим пойлом, которое только можно было достать.
Мужчина неприятно усмехнулся. Лицо его в тот момент больше всего напоминало растрескавшуюся старую маску. Некогда, несомненно, красивую, но утратившую былую красоту за истечением времени и нанесенных повреждений. Шрамы итак визуально делили его лицо на несколько частей, но любая эмоция, будь то улыбка или вздернутая бровь, все неизменно выглядело довольно пугающим.
Поднявшись с места, не удосужившись даже дождаться служанку, мужчина не глядя бросил на стол пару монет крупного достоинства, хотя прекрасно знал,  что может уйти не заплатив, покинул таверну.
Не смотря на состояние далекое от трезвого, мужчина шел ровно. Его не шатало как любого забылдугу, сумевшего бы осилить такую же дозу спиртного как принял сам Гаррет. Как там говорят? « В вашем спирту крови не обнаруженно».
Очень точное замечание в отношении мага.
Даже если вызвать его к диалогу, ма будет полностью вменяем и адекватен, разве что сильный запах алкоголя может подсказать собеседнику о том, что бывший защитник на самом деле мертвецки пьян, и в скором времени вырубиться, с благодарностью принимая объятия Морфея.
Но ни диалога, ни общества мужчина не искал, и не думал об этом.
К сожалению Хоука, судьба рассудила иначе.
В одном из коридоров замка, когда до его комнаты оставалась лишь каких-то пара шагов, мужчина заметил стоящую возле его двери Лавеллан.
Хмыкнул.
- И чего же желает леди Инквизитор? – прозвучало менее едко чем должно было, но более ядовито чем следовало бы. Впрочем, мужчине было плевать, о чем прямо говорил насмешливый взгляд и кривая ухмылка искривившая линию губ.

+2

3

Наверное, это была судьба. Судьба принимать те решения, которые она никогда бы не хотела принимать и всячески старалась избегать. Потому что в подобных задачах уже изначально нет правильного выбора - из-за любого на душе остается неприятный осадок, который, возможно, будет преследовать месяц, полгода, а может и всю жизнь. Пусть Гвернриен и стала Инквизитором, но ей не было по душе, что люди взваливали на нее подобные решения. Разве имеет она право решать, кто должен жить, а кто погибнуть? Не может, кем бы она ни была. Будь ее воля, девушка спасала бы всех, но, увы, на войне это невозможно сделать. Как там говорят? Одна загубленная жизнь может спасти сотни тысяч других? Ну, примерно так. Вот только это больше походило на попытку самоубеждения, но, к огромному сожалению Лавеллан, изменить все было не в ее силах. Кто бы сомневался, что сейчас были недовольные ее выбором люди? Серые Стражи так точно, но что-либо говорить и возникать они не рискнули, поскольку именно благодаря Инквизитору они не были вышвырнуты, как последние предатели. Однако все заметили, что Хоук вышел из Тени, в отличие от Страуда. Да и сам Защитник не был рад такому исходу событий. Чем тогда руководствовалась Гвернриен, когда спасала вместо офицера Серых Стражей бывшего Защитника Киркволла, который уже больше прославился тем, что пил каждый день? Победа в войне, Бдительность в мире, Жертвенность в смерти - это ведь девиз Серых Стражей. Рвение Страуда девушка могла понять, ведь он действительно желал отомстить твари за загубленные жизни некоторых Серых Стражей, это был его долг, это был зов чести. А Гаррет... Выглядел еще хуже, чем прежде, как бы он того не пытался скрыть. Пусть мужчина и пытался стойко держаться, но демон Кошмара изрядно прошелся своими когтями по еще кровоточащим ранам уже не-Защитника. Первое, что возникло в голове эльфийки - это то, что она скажет Варрику и Фенрису. А вот гному особенно - ведь он перед штурмом Адаманта попросил девушку присмотреть за "этим оболтусом, а то стоит отвернуться, он уже в пасть дракону сиганет геройствовать". И вновь она поступает как плохой лидер, да? Она думает не головой и с целью пользы для Инквизиции, а думает сердцем и переживает за членов своего отряда. Точно так же она пожертвовала союзом с кунари и происхождением Железного Быка, ради его команды, которых просто не смогла оставить там умирать ради какого-то дредноута. Наверное, одна из причин, почему она не изгнала Серых Стражей, было чувство вины за их командира. Зато в каком-то смысле выполнила просьбу Варрика, но пока что это мало утешало. И уж тем более не оправдывало ее поступка.
И сейчас она не особо понимала, зачем вообще пытается найти эту рыжеволосую пьяницу. Скорее всего, просто попытка и желание увидеть его живым и убедиться, что никаких глупостей он не натворил. Хотя прописать ему несколько ударов посохом по голове было бы полезно - быть может, дурь вышибла бы. Но, не смотря на первоначальный боевой настрой долийки, он быстро пропал, уступая место куче мыслей, которые, если честно, успели неплохо так просверлить Лавеллан мозги. Хоть она и подозревала... Хотя какой там подозревала? Не смотря на то, что девушка точно знала, что Хоук сидит в таверне и вновь заливается алкоголем, идти к нему туда она не стала. Возможно, ей было необходимо больше времени, чтобы подумать и привести свои личные мысли в порядок, да и прекратить пилить себя за кучу поступков, которые она успела совершить. А может, это было сделано ради надежды, что пока Гаррет вернется к своей комнате - успеет протрезветь и немного остыть, после событий в Адаманте.
Облокотившись спиной о стену, эльфийка сложила руки на груди и уставилась на факел, что одиноко потрескивал и заставлял вспоминать произошедшее в Тени снова и снова. Сейчас она даже не чувствовала той эйфории, когда осознала, что оказалась в Тени физически. Взмахом руки она потушила огонь и позволила тьме окутать себя с ног до головы. Вернувшиеся назад воспоминания лишь частично принесли покой в душу Гвернриен, по крайней мере, она пыталась спасти Джустинию изо всех сил и не была убийцей, которой девушку признали изначально. Будь ее воля, девушка осталась бы в Тени, давая возможность уйти Верховной Жрице. Но почему-то было острое ощущение, что Джустиния погибла до того, как девушка вместе с ней оказалась по другую сторону Завесы и потому она пыталась всеми силами спасти единственную выжившую на этом проклятом Конклаве. Из размышлений ее вытягивают приближающиеся шаги и Гверн поворачивает в сторону откуда они доносились. Это был Хоук, что удивительно. Лавеллан думала, что ей придется простоять несколько часов под дверью, чтобы в итоге бросить эту затею и просто уйти, поняв, что раньше утра Защитника в комнате не застать. Но, по крайней мере, сейчас он не бросался на нее и не вопил на весь Скайхолд проклятьями в ее сторону, что уже радовало. Хотя еще не вечер.
"Всего лишь, чтобы Защитник не вел себя как придурок", - было желание сказать это ему вслух, но она пришла сюда не для того, чтобы ссориться. Ах да. Зачем же она пришла? Вот он стоит. Жив. Цел. Хоук. По идее можно было бы разворачиваться и уходить, но... Всегда было какое-то "но".
-Хотела убедиться, что мессир Защитник не натворил глупостей, - просто ответила эльфийка и возвратила свой взгляд на потухший факел, после чего отлипла от стены, которую некоторое время использовала в качестве опоры. -Пока что, видимо, не успели.
Но его внешнему виду Гверн уже перестала верить. Пусть знала она Гаррета не так уж и много, да и по душам они никогда не говорили, но этого времени ей хватило, чтобы она поняла, что его подкосило. И то с какой скоростью он унесся из Адаманта, тонко намекало, что он зол. Или раздосадован. Понять Защитника девушке было тяжело. Возможно, беда была в ней самой, а возможно в этом был виноват сам Хоук, который уже сам запутался, пытаясь заглушить боль алкоголем, но при этом, не разрешая себе доверить кому-то того, что у него на душе. Похоже, теперь цель собственного визита она поняла - попытаться, наконец, его растрясти и заставить выхлестнуть все то, что он держал в себе столько времени, наружу. Разве на эту роль подходил кто-то лучше, чем виновница того, что рыжеволосому так и не удалось совершить героическое самоубийство?
-А если серьезно, нам явно есть о чем поговорить, - дожидаться приглашения девушка даже не стала - просто в наглую открыла дверь и зашла внутрь комнаты, доказывая тем самым, что так просто она отсюда не уйдет. Да и пытаться убежать тоже была глупая затея. К удивлению Лавеллан в его комнате царил порядок – чего не скажешь о самом Защитнике – и это было довольно интересным открытием. Ручная тигрица и верный мабари мирно спали в его комнате, обратив внимание на пришедших практически сразу же, как только те оказались в их поле зрения. Отойдя от прохода, дабы не мешать хозяину комнаты пройти, эльфийка выжидающе посмотрела на Гаррета.

+2

4

- Не зли меня, женщина, - захлопывая за собой дверь, бросил мужчина.
Ничуть не стесняясь присутствия эльфийки, откровенно говоря, ему было плевать,  стянул успевшую осточертеть верхнюю часть доспеха, тут же брошенную на пол, и, оставшись по пояс обнаженным, не глядя отпихнул нагрудник в какой-то угол.
Уши тигрицы недовольно дернулись в ответ на резкий и неприятный звук, с которым железные детали доспеха проскочили по каменному полу, но Триш даже не соизволила открыть глаза. Впрочем, мага это не удивляло: тигрица насторожилась, когда в комнату вошел чужой, но убедившись, что хозяин не торопится спроваживать гостя, тут же успокоилась. Легион, следуя примеру боевой подруги тоже не рыпался.
Снова игнорируя слова эльфийки и ее присутствие в принципе, Гаррет опустился на корточки и с легкой улыбкой, меньше всего похожей на гримассу еще минуту назад сидевшую на его лице, потрепал тигрицу и мабари по холке. Пожалуй, это были самые дорогие для него существа в этом мире.
Мужчина ощутил легкий укол совести: А что было бы с ними, если бы он все же остался в Тени?
Какое-то время он медитировал над этим вопросом, разглядывая своих питомцев, а затем, решив, что выдержанной паузы более чем достаточно, выпрямился в полный рост и обернулся к эльфийке, разглядывая девушку. Очень хотелось сказать какаую-нибудь колкость, ядовитую шпильку или просто гадость, чтобы девушка возмутилась и громко хлопнув дверью ушла, оставив его в одиночестве. Но чутье подсказывало магу, что с Лавеллан такой трюк, который он уже не раз проворачивал с назойливыми представительницам слабого пола, не прокатит. И скорее всего самым легким путем будет выслушать девушку.
Но, кто сказал, что он примет к сведению ее слава?
Сейчас у Гаррета было не то настроение, чтобы внимать хоть кому-то и в особенности этой белобрысой… Белобрысой. Мужчина сощурился наблюдая за алыми сполохами – бликами огня от факелов – в волосах эльфийки.
Ему никогда не нравился этот цвет.
- И что же ты хочешь мне сказать? – никаких приличий, никакой вежливости. Ему совсем не нужен этот разговор и мужчина этого не скрывает, недвусмысленно, и взглядом, и тоном, выражая свое отношение. Да и то, что он самым наглым образом игнорирует девушку, эльфийка должна была уже заметить.

+2

5

Все-таки шемлены - очень странные существа. Эльфы тоже с пушком в носу (у некоторых этот пушок даже походу вместо носа бывает), но людей девушке всегда было сложнее понять. Казалось бы, что такого сделала Лавеллан? Спасла жизнь одному, да, пожертвовала другим, но в тот момент спасти обоих было невозможным. В итоге же к ней относятся так, будто бы она скормила всех своих спутников, вместе со Скайхолдом, демону и не моргнула глазом. Наверное, ударить мага было бы куда действеннее, чем пытаться поговорить с ним, ведь Гаррет всем видом пытался продемонстрировать, что не хочет ее ни видеть, ни слышать. И хоть она злилась, но злилась не из-за этого. А из-за того, что Хоук наотрез отказывался задумываться о последствиях своих решений. Ну конечно, так жить проще, пусть другие разгребают все, что останется после тебя. Но всего этого было недостаточно, чтобы заставить эльфийку начать хотя бы просто повышать голос.
-Злить? Чем? - она искренне не понимала, откуда в нем накопилось столько злости на нее. Ведь они даже толком месяц не знакомы. Да и вообще - это ее замок, где хочет, там и ходит. Но обсуждать это с Защитником Инквизитор никак не планировала. Во-первых, не его дело, а во-вторых, только еще грызться на совершенно посторонние темы не хватало. Проигнорировав то, что мужчина начал переодеваться (или просто раздеваться? Андрасте его пойми), Лавеллан вновь оприходовала очередную стенку, чем была весьма довольна, даже не смотря на то, что выжидала, когда же Гаррет соизволит с ней заговорить сам. Давить на него в этом плане сейчас было бы бессмысленно, все равно же будет игнорировать до тех пор, пока не захочет ответить. А потому девушка просто стояла и выжидала, пока Защитник сделает все, что хотел (может он еще решит тут прибраться, чтоб позлить ее нарочно?), не зная с какого бока подойти начать разговор. Впрочем, в итоге маг сам подтолкнул ее к одному из вариантов. Откровенно говоря, весь этот происходящий бред начал достаточно сильно ее напрягать, а потому Инквизитор решила быть весьма прямолинейной:
-Ты и сам прекрасно знаешь, о чем я хочу с тобой поговорить, потому что именно я тащила тебя чуть ли не за шкирку к выходу из Тени, - наверное, по мнению большинства людей, самое раздражающее в эльфийке был не сколько характер, сколько умение говорить спокойно и не обращать внимание на собеседника, который начинает постепенно повышать тона и переходить на личности. При надобности Гвернриен могла держать на лице одну-единственную эмоцию, но так она поступала с теми, кто ей безразличен и на кого ей, по правде сказано, просто плевать. Но здесь была не та ситуация. Поэтому своего негодования и раздражения она не скрывала. -И если это та вещь, за которую ты злишься на меня, то хотя бы объясни мне, почему я заслужила это. Потому что думала о последствиях твоего выбора? Или может потому, что не хотела видеть Варрика в убитом состоянии? Может быть, пора начать думать о других?
Во время, пока что, монолога, она позволила себе подойти к Гаррету ближе. И плевать на самом деле, если он захочет устроить драку - пускай. Это не те вещи, которые могут испугать прошедшую огонь, холод и человеческую жестокость эльфийку. Ее злила и раздражала его безответственность. Что он так просто был готов оставить тех, кого называет друзьями, только ради того, чтобы ощутить для себя спокойствие. Каковы бы ни были его причины, по которым он сейчас довел себя до такого состояния, а теперь ей большая часть истории раскрылась благодаря демону, это не было поводом, чтобы сдаваться и бросаться все. Это было бы эгоистично по отношению тех, кто погиб и по отношению тех, кто дорожит им и готов прийти на любой его зов. Но видимо это только для нее не было поводом, для Хоука, по всей видимости, все было иначе.

+2

6

-Думать о других? Хватит с меня, надумался, - в отличии от большинства, мужчина не повышал голос, когда его настроение стремительно взлетало до отметки «бешенство». Нет, он мог и наорать, но крики его чаще всего были слышны наоборот, в моменты величайшей радости, а не гнева. В моменты злости же маг наоборот, скатывался почти до змеиного, тихого, но пронзительного шипения,  которое продирало собеседника до костей, заставляя нервно ежится.
- Ты, конечно, понимаешь, что такое ответственность, - и хотя Гаррет говорил это твердо и утвердительно, интонация и шипение вместо нормального голоса, превратили предложение не то в обвинительно-саркастическое, не то просто в язвительное. Но мужчину эти мелочи не заботили.
На плечах эльфийки лежала судьба всей Инквизиции. Несомненно она знала, что такое ответственность и что значит быть лидером, тем за кем последует и тем, кто дарует надежду. Хоук вот тоже, знал, но предпочел бы отказаться от такого сомнительного счастья если бы у него была возможность. Гаррет всегда был таким, без башенным, самовлюбленным, эгоистичным и даже безразличным, по отношению к другим. Исключением всегда были друзья и близкие. Но после смерти Мариан, и друзья стали неважны. 
Да и вообще, вся его жизнь, потеряла всякий смысл.
Хотя порой мужчина задавал сам себе вопрос: а был ли этот смысл вообще?
И есть ли он в принципе?
Ведь для одних его джизнь – пример для подражания. Он был никем, своими руками сковал свое будущее, превратившись из беженца в героя, и лишившись всего самого дорого в жизни. Хотя нет, по большей степени это не было жизнью. Существованием, не больше.
Жизнь не должна строиться на альтруизме и самопожертвовании, жизнь не должна быть направлена на сужение другим, жизнь не должна быть отяжелена неиссякаемыми чужими проблемами, которых с каждой секундой становится все больше. Они как огромный ком летящий с гор, сначала маленькие и незаметные, а затем обретающие мировые масштабы.
Жизнь это удовольствие, личное счастье, тишина, умиротворение, радость от близких и друзей. Это покой.
Эгоистично? Зато правдиво.
И гробить себя на чужие нужды мужчина устал. Хватило десяти лет в Киркволле.
- Мне это не интересно, женщина, - маг был выше эльфийки минимум на голову, а то и больше, чем не постеснялся воспользоваться, нависая над девушкой. – Мне плевать. А Варрик не маленький мальчик, чтобы накручивать сопли на  кулак, от того что я вдруг отброшу копыта, - с каждым словом свистящее шипение вырывавшееся из его уст все больше напоминало утробный рык и мужчина надвигался на девушку, старательно загоняя ее в угол. Как тигр загоняет добычу. – Почему я зол на тебя? Ты мне кто? Мать? Жена? Любовница? Какое  право имела ТЫ решать, кому остаться в Тени, а, блондиночка? – последние слова маг буквально выплевывает в лицо эльфийки, уже не знающей куда отступить, чтобы отстраниться.
Склонившись над девушкой, даже не думая отбрасывать в сторону волосы, что тут же устремились вниз непослушной волной, сопровожденной почти хрустальным звоном, - зазвенели встретившись друг с другом кристаллы вплетенные в косы, - мужчина уперся двумя руками в стену, согнув их в локтях.
- Что ты на это скажешь, Инквизитор?

+2

7

Первое мнение - обманчиво? Иногда да, иногда нет. В случае с Хоуком можно было запутаться. Можно было бы назвать его самым последним словом? Нет. Но и на доброту своим поведением он не особо нарывался. Что-то вроде "пока вы не трогаете меня, я не трогаю вас". Кого-то бы это устроило, но только не Гверн. У нее не было выбора не взаимодействовать с ним, потому что он помогал Инквизиции, потому что он был другом Варрика. Если бы она знала, что подобное произойдет, наотрез бы отказалась брать Гаррета с собой. Но тот слишком уж рвался в Адамант вместе с ними, так что спорить было бесполезно. Да и времени на это не было. Бесспорно, он там очень хорошо им помог, особенно когда поддерживал солдат Инквизиции на стенах, что даже, как показалось эльфийке, оживило его, но произошедшее в Тени все поменяло кардинально. Сейчас же просто следовало принять тот факт, что они мыслят в разрез друг друга от слова совсем, и на этом бы можно было поставить точку. Можно было бы... Но только не сегодня. Несмотря на саркастичный укол в ее сторону, Лавеллан ничего на это не ответила. А что она, собственно, должна была ему ответить? Гверн и без него прекрасно понимала, где она совершила ошибки, а где поступила правильно. Но ведь не существует лидеров, которые будут делать правильно абсолютно все. Если кто-то ждет от долийки великих свершений как от Андрасте - это не ее проблемы. Магесса никогда не пыталась обманывать людей и не прыгала выше своей головы, прекрасно понимая, что любая ошибка может стоить жизни всему Тедасу и что она, не смотря на то, кем ее считали, весьма смертна. Но людям хочется видеть и верить в надежду, в того, кто сможет уничтожить любое зло и принести мир в их дома. Поэтому они сделали ее Вестницей Андрасте. Не она создала себе этот титул и уж тем более не она его поддерживала. Все произошло само собой и людям куда спокойнее спится, когда они знают, что их Инквизитор где-то в Ферелдене или Орлее пытается остановить опасную угрозу. Но девушка сомневалась, что такой человек, как Гаррет сможет это понять. Теперь - точно не поймет.
Разговор с Хоуком был похож на картину, если бы кто-то бился об стену. Стена бы тебе не ответила, лишь просто оставляла на твоем лбу синяки или ссадины. Можешь биться об нее хоть всю свою жизнь, она тебе не ответит, а просто будет стоять дальше. Так же и маг, судя по всему, не собирался менять своего мнения. Имело ли смысл что-то пытаться ему доказать? Не имело. Но она пыталась не это сделать, а заставить его выплеснуть, наконец, все эмоции, что он сдерживал. Конечно, у нее уже зарождались сомнения, что это как-то поможет или что это получится, но она должна была попробовать, раз зашла так далеко. Напрягало сейчас только одно, что мужчина повис над ней, как Демон Желания над хилым магом, пытаясь подбить на какую-то гнусность. Запах алкоголя уже стал отчетливо слышен и это магессе не нравилось, но пока что она терпела. Пока что. Стараясь не опускать взгляд вниз и стараясь поддерживать зрительный контакт со своим слегка неадекватненьким собеседником, Гвернриен пыталась хоть как-то отстраниться от Хоука, но тот явно не собирался делать ей такого одолжения. Шипение рыжеволосого хоть и сигнализировало опасаться его и держаться подальше, но не пугало. Сейчас уже Гаррет поднял ту тему, которую не следовало бы. Это, несомненно, хороший ход, чтобы переложить с больной головы на здоровую, но все равно это не отменит того, зачем сюда пришла эльфийка.
-Думаешь, я об этом просила? По-твоему мне нравится делать подобные выборы? Или я жаждала получить этот чертов маяк? Нравится тебе это или нет - выжил ты и этот выбор сделала я, мне с этим жить всю жизнь, - спокойно ответила Гвернриен и, ощутив весьма большую неловкость в данной ситуации, обеими руками отпихнула от себя мужчину, но от стенки пока не отошла. -Знаешь, я могу спокойно всадить тебе клинок в спину и сделать то, к чему ты так стремишься. Но я этого не сделаю. Потому что там, сумасшедший древний магистр, который хочет стать новым богом, превратить мир в свое королевство. Я видела, что произойдет, если его не остановить и поэтому я сейчас стою здесь, выслушиваю речи человека, у которого при себе осталась только жалость к своей персоне, а не нахожусь где-нибудь в лесах Ферелдена вместе со своим кланом, оставив мир отправляться к демонам.
Теперь уже она начала напирать на Хоука. Правда не особо пыталась куда-то оттеснить мага, просто не побоялась подойти к нему впритык и произносить все это ему в лицо. Пусть она была ниже, слабее физически, но в этом можно было найти и сильную сторону. Да и сама по себе Гверн была не настолько меньшей угрозой, как и стоящий перед ней маг. Уж в магии-то девушка не была новичком.
-Давай же, расскажи мне кто я после этого. Плохой лидер? Я знаю. Дикая долийка? Это не новость. Просто та, кто сейчас тебя достает только по той причине, что хочет помочь? А, дай угадаю. Тебе не нужна помощь и плевать ты на меня хотел. Пускай это так, но я никуда отсюда не уйду, пока не вышибу из тебя всю дурь. Вот тогда можешь хоть со стен Скайхолда в горы нырять, тогда я, по крайней мере, буду уверена, что ты принял взвешенное решение.

+2

8

-Жалостью к себе? – тихий смешок. – Женщина, если бы я страдал к жалостью к себе, меня бы здесь не было. Меня бы вообще ничего не волновало, кроме такого разобиженного и бедного меня, у которого отобрали все. Ты Думаешь я жалею себя, потому что топлю боль в алкоголе? Ошибаешься, в алкоголе я топлю не столько боль, сколько стремительно нарастающее желание выпустить пар, превратив кого-нибудь в огненный столб. Или в ледяную статую. По настроению. – маг раздвинул губы в улыбке. – Но в одном ты права – мне плевать. Плевать на этот мир, на распри в нем, на людей, на Инквизицию. Пле-вать. И не надо попрекать меня безвинными жертвами. Невиновных нет. Все в чем-нибудь да виноваты, так что глупо считать их жертвами. Да и не стоят они того. Ты хочешь спасти мир – вперед, я даже помогу. Но не особо расстроюсь, если не выйдет. Моя цель одна, и в чем-то она схожа с твоей: Корифей. Мне все равно, что будет с Ферелденом, Орлеем, Тедасом, да и всем миром. Я хочу, чтобы эта тварь сдохла.
Хоук говорил спокойно. Напор маленькой эльфийки несколько позабавил его и заставил вспомнить о том, что он все таки не берсеркер, чтобы впадать в ярость от таких мелочей. Да и как-то слишком глупо было пытаться задавить девушку массой. Кому и что он этим доказывал? Себе? Он и так прекрасно знает, что при желании справиться с девушкой даже в магическом поединке, не говоря уже про физический. Тут все просто – мужчина банально сильнее эльфийки в физическом плане. Возможно в магическом, но тут никто не проверял, так что гарантий нет.
Гверн напоминала ему упрямого зверька, маленького, но гордого, готового встречать врага грудью и защищать тех, кто дорого. Вести за собой в бой, будучи и полководцем и знаменем. Полезная черта, надо сказать. Только вот… Мужчина не был уверен, в том, что это хорошо. И в самых сплоченных рядах порой прорастает зависть и предательство, а лучшие друзья втыкают ножи в спину.
« Хах, это что беспокойство?»
Между тем, теперь уже девушка наступала на него. Хотя это не шло ни в какое сравнение с тем, как лихо и быстро мужчина вжал ее в стенку, упрямству эльфийки оставалось только позавидовать. Конечно, ей не удалось сдвинуть мага с места  - Гаррет никогда не был задохликом и в отличии от большинства магов предпочитал держать себя в форме, - но вот отлипнуть от стены, и даже сделать вид полномасштабного наступления, легко.  И хотя Хоук мог бы всего парой движений вернуть ее на прежнюю позицию, и нависнуть как раньше, закрывая собой все доступное девушке пространство, делать это мужчина не спешил. Успеется.
Лучше пока посмотреть, что сделает этот котенок.
«Котенок. Вредный, маленький, светленький. Не люблю светленьких, хотя глаза у нее ничего… хм… что?»
- И как же ты собираешься, «вышибить из меня дурь», позволь узнать? – насмешливо поинтересовался маг, выслушав обрушенную на его голову тираду. Это требование было действительно любопытно, да и забавно, что она сможет ему сделать? Как это маленькое существо, может заставить его излить душу ? Магу было бы интересно понаблюдать за этим.
Пожалуй, он даже не откажет себе в этом маленьком удовольствии.
Но просто так стоять и ждать, пока девушка дозреет и приведет свой план, если он у нее конечно есть, в исполнение – скучно.
А скуку Гаррет очень не любит.
Скользнув оценивающим взглядом по девушке, прищурился. Сколько ей? У этих эльфов возраст никогда не разберешь, но вроде как на подростка не тянет. Что есть замечательно.
Легкий толчок в грудь, которого девушке вполне хватает, что бы отступить назад к стене, вернувшись в прежней положение. Маг криво и предвушающе улыбается, склоняясь над девушкой как и прежде. В тот раз она смогла его оттолкнуть, только потому что сам мужчина это позволил, да и не собирался удерживать Лавеллан. Так, слегка прижать, не более. Сейчас же… оттолкнуть его девушка уже не сможет, только заклятием швырнуть, но это мелочевка.
- И нет, ты отличный лидер, - склонившись и приблизившись в плотную, почти мурлыкнул мужчина на ухо девушке, не отказав себе в удовольствии коснуться его губами, едва ощутимо лизнув мочку. - За неудачниками не ходят толпы, разинув рот, - скользящее движение, мазок губ по гладкой щеке, и вот уже маг с удовольствием впивается в губы девушки, сминая их в жестком поцелуе, в котором нет ничего  жара и жажды.

+2

9

-Какое благородство, - парировала эльфийка. -Не смотря на то, что тебе якобы наплевать, ты пьешь ради того, чтобы обезопасить других. Немного странно для человека, которому плевать. И вообще, мне еще пожить в этом мире хочется, а не быть рабом обезумевшего магистра.
"Наш народ и так этого натерпелся", - мысленно закончила свое предложение девушка и отвела взгляд – она едва ли планировала обсуждать с Хоуком подобные вопросы и уж тем более на его помощь эльфийка не напрашивалась. Вот почему он такой упрямый осел? Неужели его настолько пугала мысль открыться кому-то? Или это банальное нежелание показывать кому-то свои слабости? Непонятно. И вряд ли ей скоро удастся его понять. Но да, упорству и упрямству эльфийки можно было позавидовать. Потому что, не смотря на интуицию, которая сигнализировала уходить отсюда и держаться подальше от Гаррета – она даже не думала этого делать. Пространство мужчина ей ограничил, хоть и соизволил немного отойти от нее, за что спасибо. Хотя все равно она уже привыкла к исходящему от него запаха алкоголя. Гвернриен на его вопрос лишь закатила глаза. Такое ощущение, что ему было только в радость играть с судьбой и провоцировать Лавеллан на какие-либо действия. Желание призвать клинок и хотя бы просто им отшлепать – присутствовало. Но это крайние методы, до которых девушка вряд ли дойдет. Хотя стоило отдать Защитнику должное, у него получалось удивлять Гверн. Она не думала, что очередная попытка прижать ее к стенке закончится чем-то подобным. Несмотря на то, что от Хоука девушка дождалась похвалы, на это внимание она не обратила совершенно, хотя бы по той причине, что мужчина позволил себе оказаться слишком близко к ней. Когда магесса ощутила его губы на своем ухе, то машинально уперлась рукой ему в грудь, но не прикладывала особых усилий, чтобы оттолкнуть. По телу пронесся холодок, который в одно время заставлял ее поежиться, будто бы от холода, но в другое время будоражил. Она ничего не успела сказать или как-то прореагировать на слова мужчины, потому как в следующую секунду Гаррет впился в губы девушки поцелуем. Такое поведение Хоука поставило эльфийку в тупик, потому что понять, что именно им движет, зачем он что-либо делает и как в итоге относится к ней – девушка не могла. Все, что он делал, вызывало сплошные вопросы. Даже свою реакцию Гвернриен не могла сразу понять, потому как смешалось многое: возмущение, смущение и гнев, которые сменяли друг друга со слишком большой скоростью, не давая толком зациклиться на чем-то одном.  Не сказать, что ей это было неприятно - пожалуй, скажи она так, то солгала бы - но ведь изначально Лавеллан пришла сюда не для этого. Наглости Защитника тоже можно было бы позавидовать. Найти в себе силы тоже оказалось не простой задачей. И дело было не в том, чтобы приложить усилия и отпихнуть от себя наглеца, а в том, чтобы самой отстраниться от него. Ей только противоречия на душе не хватало, потому что как именно следовало бы на это отреагировать, магесса просто не знала. Попадать в такие ситуации ей ранее не приходилось, а сейчас ее просто застали врасплох, из-за чего Гверн некоторое время просто ничего не предпринимала. Однако потом позволила себе ответить на поцелуй, но вовремя одернула себя. Силы все-таки в итоге нашлись, а потому слегка отстранившись от Хоука и пытаясь удерживать его при помощи руки, эльфийка кинула на него недовольный взгляд. Пожалуй, говорить по этому поводу она ничего не станет. Пока. Пока не знает, что именно должна сказать.
-И к чему это все? – вздохнув, задала риторический вопрос Гвернриен и переместила руку с груди на шею парня. -Неужели все настолько плохо, что ты просто не можешь довериться кому-то? В одиночку ты не сможешь унести весь этот вес на своих плечах. Рано или поздно он задавит тебя. Хотя, по всей видимости, уже начал.
Мотнув головой, девушка второй рукой обняла Хоука за торс и приблизившись к нему вплотную, крепко обняла. Коснувшись щекой его плеча, эльфийка добавила:
-Мне не все равно, Хоук. И я не желаю тебе зла. Но если ты не доверяешь или просто не хочешь говорить это именно мне, то доверься тем, кого знаешь дольше. Так не должно продолжаться, - рост, к сожалению, не позволял быть с ним на одном уровне и иметь возможность заглянуть прямо в глаза, поэтому, не смотря на это желание, девушка просто осталась стоять так же. -Ты не должен быть один дальше, прекращай изолировать себя от остальных, боясь излить на них свою боль или гнев. Может быть, я и не до конца понимаю тебя, это не отменяет того, что я вижу. И не думай, что мне просто заняться нечем, кроме как речи тебе здесь зачитывать. Я просто хочу помочь.
Оставалось только надеяться, что Защитник не станет вновь язвить и плеваться ядом. Она пытается помочь ему, но как можно помочь тому, кто не хочет спасаться? Это практически невозможная задача. Но разве могла Лавеллан просто стоять и смотреть, как он продолжает себя губить? Каллену тоже было тяжело из-за лириума, но девушка помогла командиру чем могла, чтобы он смог пережить этот период жизни и нашел то, на что можно отвлечься в тяжелые времена. Несомненно, свое плечо эльфийка всегда подставит, если это понадобится, но, пожалуй, у бывшего рыцаря-командора теперь была родственная душа, которая всегда будет рядом и сможет поддержать его. И быть честным - Гверн рада, что смогла найти этого щенка и что он пришелся Каллену по душе. Хоук же был более сложным человеком. Хотя и магесса не искала легких путей, но это последнее, что она могла ему сказать и сделать для него. Если и этого недостаточно, смысла переубеждать его уже не будет, как бы ей того не хотелось.

+2

10

Поведение девушки стало неожиданностью. Гаррет ожидал все что угодно, от удара до заклинания, но никак не объятий и не попытки… утешить?
Мужчина на мгновение замер, превратившись в равнодушную каменную статую, уйдя в себя и оценивая случившееся, а затем, осторожно, можно даже сказать робко, положил спою ладонь на светлую макушку девушки.
«Котенок. Но не ищущий тепла. Скорее наоборот, пытающийся подарить его другому.»
- Дело не в доверии… Гверн, - пожалуй, он первый раз назвал эльфийку по имени. Обычно маг обращался к ней по титулу, или, отвешивая язвительные замечания, называл эльфийкой или девчонкой. Сейчас же не было желания язвить или плеваться ядом.
Так наверно чувствует себя тигр, который уже наметив жертву загнал ее в угол, а вместо страха и агрессии в ответ, получил неожиданную и не нужную ему в общем-то ласку. Что-то вроде замешательства. Попытки осознать логику существа, которое не побоялось попытаться стать ближе, не испугавшись острых клыков и когтей. Так же как и желания убивать.
Чего он добивался, так откровенно и нагло действуя? Маг хотел что бы девушка ушла, оставила его одного, дала время чтобы успокоить бушующие нервы и привести мысли в порядок. Он надеялся на агрессию, обиду, заклинание, резкий хлопок двери и удаляющиеся по коридору шаги. А получил…
Впрочем, наверное в этом он виноват сам.
Не стоило забывать, что женщина, это всегда женщина. Какой бы могущественной и сильной она не была. У них это в крови, на уровне подсознания: утешить, успокоить, поделиться теплом и любовью. Да только нужно ли это ему?
И дело было совсем не в доверии. Хоук не разучился доверять людям и нелюдям, вовсе нет, - в его жизни не было предательств, которые заставили бы его сделать это,  - он боялся привязаться. Доверять, можно испытывая разные чувства, доверять можно даже тому, кого ненавидешь, ведь ненависть она как дружба. Порою нет никого ближе ненавистного врага.
Тут было по-другому. Гаррет легко сходился с людьмы, такой уж был у него нрав, но привязыватся к ним не спешил. А после того как потерял Мариан, по просту говоря боялся. Он не был слабаком, в моральном смысле, но не желал причинять себе новую боль. Хватало уже существующей.
Возможно, при других обстоятельствах этот вопрос бы даже не возник. Но сейчас, когда весь мир стоял на пороге гибели, позволить себе привязаться хоть к кому-то, было непозволительной роскошью.
Маг прекрасно знал себя, знал, к кому может привязаться, даже не успев заметить. К таким как Мариан. Или как эта остроухая девушка, что способна попытаться приручить хищника.
И это мужчине не нравилось.
Война это потери. И кто может сказать, чье тело со следующей битвы вынесут вперед ногами?
Возможно его, а может и ее…
- Моя ноша как раз для моих плеч и делить ее с кем-то не стоит. Да и нет желания, -негромко и спокойно произнес он. – Тебе хватит собственных проблем и не стоит влезать в чужие, особенно когда не просят. Те, кому нужно, те знают, и не лезут, - мужчина хмыкнул, вспомнив, как устроил разнос Варрику попытавшему было влезть в душу мага. Конечно он его не подпустил. Но в тоже время гном был прекрасно осведомлен о том, что именно каменным грузом лежало на сердце у Хоука. – И мне не нужна помощь. Но если тебе так будет проще понять, то что я здесь, и то что мы уже сделали, это все же помощь.

+2

11

Значит, у Защитника все же была та самая другая сторона о которой ей так много рассказывали, но которую ранее еще не удавалось рассмотреть самой Гвернриен. Наверное виной этому были отношения сложившиеся между ними практически сразу же: подколки и язвительные комментарии со стороны Гаррета и не менее язвительные ответы эльфийки, которая, впрочем, со временем решила, что лучше просто игнорировать эти выпады. Когда настроение было хорошим, а ситуация располагала, то Лавеллан за милую душу могла обменяться парой-тройкой колкостей с Хоуком. Но чаще всего этого не было. Возможно, что проблема была именно в этом - они не пытались поговорить о чем-то другом, кроме как проблем с Корифеем. Хотя магесса и пыталась получше узнать мужчину, попытки были тщетны, поскольку общество бутылки алкоголя для него были предпочтительнее. Сама же магесса уставала все время говорить о Корифее и его преспешниках. Для нее было важным отвлекаться от этих дел, наверное, именно поэтому ей было легко и просто в компании Железного Быка и его команды, Дориана или Сэры. Хотя она могла практически с каждым своим товарищем по оружию найти любую иную тему для разговоров, помимо тех вещей, что могут уничтожить весь Тедас. С Гарретом так почему-то не получалось. Скорее всего беда была в том, что он сам не открывал другие свои стороны и волновался только о том, как прихлопнуть древнего магистра. В итоге девушка оставила попытки и просто приняла его как временного союзника, не более. Но как говорится, чем дальше в лес... Со временем она начала замечать, что с Защитником что-то не так. Вроде как и живой, вроде как и дышит, но взгляд был таким, словно он мертв. Однако навязываться тогда Гвернриен не решалась. События в Тени уже заставили сделать этот шаг, поскольку несмотря на отстраненное общение с ним, они сражались бок о бок не раз и пусть на какие-то крохи, но узнавать рыжеволосого мага ей удалось. Человек, что пытался оградить себя от мира при помощи стены, которую возвел сам. Или это он пытался оградить мир от себя? Если верить его словам, то, по всей видимости, подходил именно последний вариант. В любом случае видеть его другим, таким каким он был сейчас - было приятным открытием и ее усилия того стоили.
Рядом с ним было тепло, что впрочем, логично, но в данной ситуации тепло иного характера. Однако углубляться в эти мысли Лавеллан не стала. Это был небольшой шаг, но достаточно весомый. Она и не надеялась сегодня услышать четкий рассказ, для этого явно понадобится время. По крайней мере, девушка надеялась, что со временем он сможет открыться и отпустить то, что копил в себе так долго. На слова мужчины магесса пока что ничего не ответила, лишь разомкнула объятия и наконец-то подняла взгляд.
-В таком случае не буду досаждать тебе. Если все же передумаешь, то ты знаешь, где меня найти, мои двери для тебя всегда открыты, - с этими словами Гверн направилась к двери, которую сразу же открыла, но задержавшись в проходе, оглянулась через плечо и добавила. -Нет ничего страшного в том, чтобы впустить в свою жизнь новых людей. Доброй ночи, Гаррет.
Выйдя из комнаты, Лавеллан закрыла за собой дверь, ненадолго облокотившись о нее, тяжело вздохнув. Все могло быть куда хуже. А может самое худшее уже произошло? Проведя пальцами по все еще слегка опухшим губам, эльфийка ощутила разливающееся в груди приятное тепло, но на душе сразу же образовалась тоска: спустя какое-то время, это чувство испарится и уже не вернется. Она не могла позволить себе такую роскошь. В этой войне каждый чем-то жертвует, магессе, видимо, придется пожертвовать тем, чего она никогда не испытывала всерьез. Направившись в сторону главного зала замка Скайхолда, девушка быстро в нем оказалась. Не смотря на то, что в комнате Хоука Лавеллан держалась стойко, сейчас ее полностью накрыло смущение, после осознания того, что там произошло. На самом деле, Гвернриен от себя такого не ожидала, но что-то внутри нее подтолкнуло магессу к подобным действиям. Впрочем, неважно. Оставалось надеяться, что ей удастся помочь Гаррету, остальное не имело значения. Да, вот так просто. Бескорыстная помощь тем, кто рядом с ней, кто в каком-то смысле следует за ней или идет бок о бок с ней. А может даже и забота. Эльфийка заботилась о каждом члене Инквизиции и потому всегда была рада ходить вместе с Коулом по замку и помогать ему понять, как люди справляются с теми или иными проблемами; рассказывала, как стоит лучше поступить в той или иной ситуации; в итоге парню было проще помогать нуждающимся, он был рад, что девушка помогала ему понять те вещи, которые ему было трудно осознать в одиночку. Гверн же просто была рада помочь и сама узнавала достаточно не только о духах, но и о людях, понять которых ей тоже было не всегда просто.
Поскольку уже было довольно поздно, народу в коридорах и залах практически не было. Это было к лучшему: хорошо, что никто не увидел, как она навещала Защитника Киркволла в такое позднее время. Еще бы слухи ненужные поползли. Не то, чтобы ее волновали сплетни, но создавать лишнюю суматоху вокруг своей персоны, эльфийке не хотелось. Приветственно кивнув сидящему в своем любимом кресле и читавшему книгу Соласу, Гверн прошла дальше, надеясь подняться наверх и поговорить с Лелианой.
"Фен'Харел! Теперь я должна поговорить с Лелианой," - подумала девушка и набрав в легкие воздух, начала подниматься вверх по лестнице. Солас, продолжающий сидеть в своем кресле, подозрительно икнул. Она могла бы упростить себе жизнь и передать послание Джустинии в другой день... Но, если честно, магесса хотела сделать все сегодня, после чего забыть этот поход в Тень как о кошмарном сне. Этот огромный паук еще долго будет сниться эльфийке в кошмарах.
Взобравшись на нужный этаж, где обычно большую часть времени обитала рыжеволосая советница, Лавеллан на самом деле уже и не надеялась, что увидит ее в такое позднее время на этом месте. Но может и к лучшему, что они здесь будут только вдвоем. Женщина явно слышала приближающиеся шаги за своей спиной и Гвернриен могла бы поклясться, что сестра Соловей имеет на затылке глаза, не иначе, потому что всегда узнавала того, кто к ней приближался.
-Лелиана? Джустиния просила передать тебе кое-что... - услышав свое имя, советница обернулась, выжидающе посмотрев на Инквизитора.

Следующие несколько дней Инквизитору пришлось провести в пути. Отдохнуть, как она надеялась, у нее не выйдет. После ее последнего визита Крествуда (когда она пересекалась со Страудом), разрывы не на шутку там разбушевались. Поэтому в срочном порядке пришлось отправляться туда и наводить порядок. Впрочем, эта поездка принесла пользу для Инквизиции: крепость Каэр Бронак теперь принадлежала им и могла использоваться в качестве штаба. А приятным бонусом была благодарность деревни, которая наконец-то не будет страдать от нападков разбойников, которые до этого гнездились в этой крепости. И конечно же был завербован один агент.
Но только разве Гверн дали возможность отдохнуть? Жозефина сообщила, что практически все готово для посещения бала Орлея и до него остались считанные дни, а потому Инквизитор была просто обязана готовиться к этому событию. И эльфийка даже не знала, что ее пугало больше: очередной мастер класс или поиск платья с леди Монтелье. Нет, последнее все-таки пугало больше, ведь Лавеллан никогда и не носила такие вещи. А это означало только одно - она будет настаивать на исключении платья, чего явно не одобрит советница. Да и прием там обещает быть веселым, ведь все-таки Инквизитор – эльф.
Итогом магесса приняла решение, что на сегодня с нее хватит и потому как только ее отпустили, она сразу же ушла в свою комнату, попросив советников переносить все планы на завтра. Пожалуй, Гвернриен был просто необходим один свободный вечер. Потому что впереди ее ожидал ад и Тень вместе с демоном Кошмара уже не казалась настолько плохим вариантов. Уж лучше она проведет весь день в компании демонов, чем среди знати Орлея. Но, к сожалению, о покушении на Селину было известно только им. А на предупреждения Инквизиции императрица не обратила внимания. Либо ей их не посчитали нужным передать.

+1

12

Мужчина едва слышно выдохнул, и, наконец, позволил себе немного расслабиться, отпустив вожжи, державшие его в рамках. Почему он не сделал этого раньше?  Ну, скорее всего потому, что магу все-таки не хотелось наживать себе серьезного врага. Потому что он сильнее девчонки. Потому что скрутить ее проще простого. Так же как и получить то, что ему так мимолетно пожелалось – ее тело.
Но Гаррет стремился лишь избавиться от общества этого ребенка, а вовсе не превратить ее в своего врага, поэтому держал себя в руках. Ну, отчасти.
Хоук насмешливо фыркнул в ответ на собственные мысли и покачал головой.
Как он вообще мог покуситься на такое? Она же ребенок. Нет, мужчина вполне четко осознавал, что девушка его ровесница и вовсе не пытался выставить ее в неприглядном свете, называя ребенком. Ребенком, наивной девочкой, она была потому что ЭТУ сторону жизни никогда не видела. В этом Гаррет был уверен. Он не ставил под сомнение ее умение руководить, колдовать, находить общий язык с потенциальными союзниками и прочие навыки, которыми Инквизитор пользовалась, дабы достичь своей цели. Но вот в чувственной стороне жизни девушка явно не ориентировалась. Да, она могла быть отличным другом, чутким слушателем и прекрасным собеседником, но не более.
Ну, в конце концов, она сама напоролась, а он не сделал ничего противозаконного.
« А, дьявол!»
Спать резко перехотелось. Конечно, идея вернуться к заброшенным, в результате поиска Страуда и беготни по Тени, экспериментам, была не лучшей, но магу нужно было себя чем-то занять, чтобы выбросить лишние мысли из головы, да и просто вернуть жизнь в привычное русло. В конце концов, ничего экстраординарного не произошло.
Поднявшись на ноги, мужчина подошел к небольшому шкафу, и вытащил до этого небрежно сложенную рубашку. М-да, словно корова пожевала. Хмыкнув, маг надел рубашку, не особо заботясь о своем внешнем виде, - опрятным в данный момент его назвать было невозможно, - и вышел из комнаты.
Его кабинет, вернее сказать лаборатория, находилась в подземелье. Видимо кто-то, - не будем тыкать пальцем в одного наглого самоуверенного гнома, - успел сообщить Инквизитору, чем порой кончаются эксперименты Хоука и девушка, от греха подальше, выделила ему помещение в подвале, там же где обитала мастерица из рода гномов. Гаррета, в общем-то, такое положение дел не смущало, но смутное недоверие к его персоне, вызванное опять же всем известным писателем, он ощущал четко.
В отличии от его комнаты, столь любезно выделенной Инквизитором, кабинет мага пребывал в полном хаосе. Создавалось ощущение что по небольшому помещению, по меньшей мере прошелся ураган: разбросанные бумаги, книги валяющиеся на полу и пятна от реагентов повсюду, выставляли лабораторию не в лучшем свете. Лично мага этот бардак мало волновал - Хоук никогда не был чистюлей, чтобы испытывать дискомфорт от этого. Пускать же кого-то на свою территорию, дабы этот кто-то прибрался, маг не собирался. И причина была проста: даже в этом хаосе маг мог в течении минуты найти то, что ему было нужно. В случае же уборки посторонним лицом... на поиски того или иного ингредиента, свитка или другой вещи уходило куда больше времени. Проверенно на опыте.
Нет, периодически ему надоедал этот хаос и Гаррет собственноручно приводил лабораторию в удобоваримый вид, но сейчас настроения на глобальную уборку у мага не было.
Привычно устроившись за рабочим столом, Хоук скользнул взглядом по исписанным расчетами листам. Невольно хмыкнул, вспомнив как заполучил такую великолепную шевелюру, - избавить от которой потом не смог, ибо волосы с волшебной скоростью отрастали до прежней длинны, - и вздохнул. Сердце кольнуло болью, но она была приглушенной, словно прикосновение через ткань.
Возможно дело было в алкоголе, возможно в том, что время все же лечит.
Взяв в руки один из листов, маг отстранился от реальности, погружаясь в написанное. Чтобы забыться не обязательно напиваться в стельку, любимое дело способно отвлечь от проблем намного лучше любого алкоголя.

Из лаборатории маг не вылезал почти неделю. Нет, выползал пару раз за день, что бы удовлетворить естественные потребности, но так чтобы надолго отлучаться нет. Спал он тоже в лаборатории, по привычке складывая руки на столе и укладываясь щекой на бумаги. В итоге к концу работы, маг выглядел не ахти: потрепанный, перепачканный чернилами и реагентами, но безумно довольный.
Оставалась самая малость - провести сам эксперимент. Поскольку искать подопотных магу было откровенно лень, да и он сомневался, что кто-то согласиться помочь ему в этом деликатном деле, испытывать полученную сыворотку мужчина собирался на себе. В очередной раз.
Задумка была проста: Хоук хотел создать эликсир, способный обострить все чувства человека, - в особенности зрение, слух и обоняние, - при этом без побочных эффектов. Такой "сиропчик" мог стать отличным подспорьем разведчикам, повысив их эффективность.
Задумчиво разглядывая наполненную немного вязкой, бледно-фиолетовой жидкостью колбу, Хоук медлил. Все таки разумные опасения у него были: Далеко не все эксперименты мага проходили удачно, - вспомнить хотя бы ту злосчастную сывороотку роста, результат которой его пышная грива, - и был риск, что что-нибудь пойдет не так. Наверное, будь маг менее взбудоражен наконец получившимся зельем, он бы не стал сразу брать быка за рога, а провел бы пару тестов, но...
Слишком уж мужчине хотелось проверить результат своих трудов.
Поднеся колбу к лицу, маг принюхался. Запах у его творения был своеобразный - зелье пахло сливами.
- Подстать цвету, - мужчина фыркнул и выдохнув, опрокинул содержимое колбы в себя.
Пару мгновений ничего не происходило, Хоук прислушался к себе и не почувствовав никаких изменений, уже было разочарованно вздохнул, решив что эксперимент провалился, когда мир внезапно поплыл у него перед глазами.
"Точно что-то не так."- обреченно подумалось магу, прежде чем он рухнул в небытие.
пробуждение было похоже на резкий толчок. Всего мгновение назад он пребывал в блаженной темной тишине, и вдруг мир заполнился звуками. Шелестом, скрипами, шуршанием.
"И на сколько я отрубился?" - маг поднялся с пола, брезгливо отряхнув с рукава рубашки мелкие стеклянный осколки. Колба знакомства с каменными плитами полы не выдержала.
Странное ощущение. Привычное мировосприятие словно стерлось: мир был наполнен звуками, запахами, которых внезапно оказалось слишком много. И почему-то комната казалась слишком тусклой, словно кто-то с легкой руки приглушил все цвета, постаравшись свести их к оттенкам одного единственного.
Нет, зрение по-прежнему было цветным, но иначе, чем мужчина привык.
Прошипев сквозь зубы не самое приличное ругательство, маг инстинктивно, словно так и должно быть, прижал уши к голове.
СТОП. УШИ?!
На случай непредвиденных ситуаций, в лаборатории было зеркало в полный рост. Пряталось оно на внутренней стороне дверцы большого шкафа, в котором маг хранил необходимую ему для работы с алхимическими ингредиентами посуду. Буквально подскочив к шкафу, мужчина рывком распахнул его, во все глаза уставившись на свое отражение.
- Твою мать...
Да, по сравнению с этим, роскошная рыжая грива была сущим пустяком.
На голове мага красовались приличных размеров кошачьи уши, подрагивающие и периодически поворачивающиеся в разные стороны, реагируя на малейших шорох. Зрачок вытянулся, став вертикальным. Ну, хотя бы понятно, почему цветовосприятие изменилось - кошки как известно видят мир хоть и цветным, но иначе чем люди.
"Перебор..." - маг глубоко вдохнул, успокаиваясь и приводя мысли в порядок. Возможно это удалось бы ему с первой попытки, если бы не внезапно мелькнувший хвост, нервно покачивающийся из стороны в сторону.
М-да.. Он то хотел лишь приблизить параметры человеческих чувств к более высокой планке, а в итоге магия поступила по-своему, создав гибрид. Вот ведь...
Мужчина сделал зарубку в памяти: никогда больше не приплетать магию к алхимии. Результаты слишком уж не предсказуемы, хотя и довольно безопасны.
Взъерошив волосы, мужчина задумался над тем, что ему теперь делать. Если рассуждать здраво, продолжительность эффекта зелья рассчитана на пару суток. Пережить несколько дней в такой форме? Переживет. Главное чтобы с прекращением действия эликсира исчезло и это кошачье добро, иначе придется думать как избавиться от неожиданно свалившихся на голову ушей и хвоста иными способами.
Маг тряхнул головой и со скорбной душой принялся убирать оставшееся после работы реагенты, так, на всякий случай. Большую колбу с оставшимся зельем, мужчина подумав убрал подальше. Побочные эффекты, как выяснилось на практике, все же имеются, но даже в таком виде эликсир может пригодится. Мало ли.
Когда с небольшой уборкой было покончено, маг вернулся к зеркалу. Гулять по замку в таком виде было не самой лучшей идеей, хотя бы потому что Варрик точно не пропустит подобное, но... Делать что-то магу было откровенно лень. Поэтому повздыхав, скорее наигранно нежели серьезно, над своей несчастной судьбой, Гаррет плюнул на возможность маскировки, и закрыв шкаф вышел из кабинета.
На сегодня у него было запланировано еще одно дельце, которое он старательно откладывал всю неделю, а именно - поговорить таки с Инквизитором. Маг уже достаточно пришел в себя, чтобы не  нарычать на девчонку и, возможно, все таки поговорить с ней по душам.
Ставший уже привычным замок словно преобразился: слишком много звуков, запахов, движения.Под действием зелья Гаррет не только видел, но и вообще воспринимал мир несколько иначе, что впрочем  не делало передвижение по замку сложнее. Отнюдь, слыша то, что обычно не доступно человеческому уху, маг легко избегал все возможные на его пути встречи. Да и двигаться мужчина стал чуть иначе, более мягко и осторожно, в тоже время не потеряв ни скорости, ни реакции. Что тоже радовало.
Бесшумно и по возможности незаметно передвигаясь по коридорам, - главный зал он прошел незамеченным даже учитывая ту толпу, что в нем находилась, - маг добрался до покоев эльфийки. Чуткий слух подсказал Гаррету, что девушка в своих покоях: он отчетливо слышал как она движется по комнате, хотя еще не мог разобрать, что именно делает девушка. Но, маг предполагал, что спустя какое-то время сможет и это.
- Надо поговорить, - маг скользнул в комнату не скрываясь, и аккуратно прикрыл за собой дверь. Рыжий, под стать его гриве, хвост, напряженно покачивался из стороны в сторону, выдавая волнение, которое маг испытывал, не смотря на то, что говорил совершенно спокойно.
" А вот это не хорошо, если эта конечность будет выдавать эмоции хозяина, ни к чему хорошему это не приведет. Будем думать как его убрать."

+2

13

Уже который час эльфийка не отрывалась от книг. Несмотря на желание отдохнуть от всех и всего - в четырех стенах было весьма скучно. Спать еще пока что не хотелось, да и Райго занял большую часть кровати, а спихивать его сейчас Гверн не хотела. Поэтому она решила провести остаток времени с пользой, к тому же магесса давно не бралась за книги и упускать такой шанс было крайне глупо. Лавеллан, не смотря на внушительное количество книг по Тени на ее полках, которые она планировала прочесть, выбрала сегодняшним чтивом для себя книги про Орлей. История Империи, ее политика, отношения с другими странами, о ее правителях... Словом, Инквизитор полным ходом готовилась к предстоящему посещению Зимнего Дворца. Первое время Гвернриен занимала оставшийся участок кровати, но после ей становилось неудобно, поэтому она потихоньку начинала менять места для чтения. Первым таким местом оказался пол, рядом с кроватью. Волк, последовавший примеру девушки, так же менял место "дислокации" и по большей части находился рядом с Гверн. Их дуэт всегда был весьма забавным, хотя бы по той причине, что волк был намного крупнее самой эльфийки. Впрочем, крупнее и обычных волков. Райго принадлежал к иной породе и превосходил своих младших собратьев размерами, хотя о нем такого нельзя было сказать, когда он был щенком. Если верить Ильврану, то он был намного меньше себе подобным, а ведь они, как правило, даже в таком возрасте были крупнее обычных волчат. Однако несмотря на это, ее верный друг неплохо вымахал и назвать его сейчас маленьким язык не повернется. Особенно, когда он налетал на своих противников: с таким весом он мог сбить с ног здорового и крепкого мужчину. Поэтому неудивительно, что многие удивлялись, как такое сильное и независимое существо может находиться рядом с ней - маленькой и, казалось бы, слабой. Само собой Райго все прекрасно понимал и был не глупее людей (если не умнее), а потому осознавал, кто о нем заботился, кто дарил ему свою ласку и кто действительно его ценил и любил. К тому же между ними образовалась весьма крепкая связь и дело было не только в том, что эльфийка до потери пульса обожала волков. Ильвран, когда навещал те места, где когда-то обитал клан Фен'Сулана, нашел Райго еще волчонком. Как и остатки его стаи... Поскольку родной клан девушки выращивали этих волков, какой-то части из них удалось уцелеть и прожить столько лет, после произошедшей трагедии. Но такие существа были весьма лакомым кусочком для охотников или любого другого, кто хотел нажиться, снимая шкуру с животных. Поэтому, видимо, со временем и они исчезли с лица этой земли. Все, кроме Райго. Его Лавеллан подарили на ее двадцати пятилетие, и, пожалуй, это был лучший подарок. За последние два года волк вымахал до таких размеров, что удивил даже девушку. Он был хорошим помощником в бою и просто верным другом, когда магессе было одиноко. Райго многое понимал и это было видно по его глазам, по его реакции. Но стоит думать, что волка можно сравнить с собакой или даже мабари. Он все так же был гордым и диким хищником, а потому Гвернриен никогда не пресекала его желание уйти куда-то прогуляться или сходить на охоту. Она не приносила ему еду, особенно если у Райго было желание находить пропитание самостоятельно, Инквизитор позволяла ему это делать, можно даже сказать, что она это одобряла. А о силе эльфийки лучше не стоило сомневаться, потому как, несмотря на дружелюбие и желание помогать нуждающимся, Гверн сама была не менее дикой. Кочевая жизнь долийца вполне может научить выживанию и единению с природой. А если ты хочешь стать с ней единой - живи по ее законам. Каковы законы природы, известны всем. В магии и фехтовании девушка тоже не была слаба, а потому самоуверенные противники, считающие ее слабой, чаще всего удивлялись. Перед смертью, потому что недооценили Лавеллан. Конечно, она убивала и, само собой, будет убивать - разве будет все так просто, когда ты Инквизитор? Ох, все куда сложнее...
Уже устав сидеть и лежать, девушка принялась ходить по комнате, продолжая читать книгу. Правда уже другую, предыдущую она успела дочитать. Орлей и Долы*... Конечно же, она и ранее знала об этих событиях, что произошло. Когда из-за непонимания двух рас - произошла роковая ошибка. Большинство долийских кланов предпочитают не рассказывать об этой трагедии, но у клана Фен'Сулан было другое мнение. Эта история была доказательством того, что упрямство и чрезмерная гордость, а еще плюс ко всему и религия, могут уничтожить все: любовь, мир, жизни, историю. В те времена Орлей пытался одним разом захватить Долы, но эта попытка не увенчалась успехом. Отношения долийцев с людьми тогда не были дружелюбными. Особенно когда оказалось, что объединение с ними понизило продолжительность жизни длинноухой расы. Эльфы становились все более замкнутыми и не хотели даже договариваться о взаимовыгодной торговле. Но когда они позволили порождениям тьмы унести с собой жизнь целого города, не пытаясь им как-то помочь (хотя возможность была) - Орлей не собирался прощать им такого предательства. Периодические стычки хоть и происходили, но не предвещали какой-либо беды. А потом Эландрин и человеческая девушка Адалена полюбили друг друга. Когда его клан узнал об этом, они хотели остановить собрата, но.. Девушка погибла от стрелы сестры Эландрина. А сам он был убит жителями деревни, которые заметили пропажу Адалены. Собратья нашли его тело в реке, а тело его возлюбленной люди забрали к себе. Из-за этого ожесточенно воевали с Орлеем и потом появился Тевинтер. Что было дальше - известно уже всем. Тевинтер, воспользовавшись моментом, уничтожил их величайшие города и забрал в рабство большую часть эльфов. После этого и сама раса раскололась на две части: городские эльфы и долийцы. Но во всей этой истории были некоторые несостыковки, альтернативы которым найти Гвернриен не удалось. Но зато историю Эландрина и Адалена ее в клане Лавеллан просили рассказывать очень часто. Особенно молодые эльфийки, которые находили их историю любви прекрасной, пусть и трагичной, но, по их мнению, оттого она становилась еще красивее.
-"... Какое мне дело до богов, которых я не видел, и до Создателя, которого не знаю? Пусть эти высокие дела заботят других. Я знаю только эту жизнь, видел только этот мир и люблю только тебя." - оторвавшись от книги, магесса уставилась взглядом на стеллаж с книгами, цитируя отрывок из письма, который был найден в руках погибшей Адалены. Их историю Лавеллан знала наизусть, как и письмо, которое Эландрин написал своей возлюбленной. Но, пожалуй, сама Гверн находила в ней не сколько романтику, сколько жестокость этого мира. Люди пытались захватить то, что принадлежало не им, а эльфы в ответ бросили на произвол судьбы город, отдав его Мору. А после пали сами под гнетом Тевинтерской Империи. Гверн никогда не хотела идти по пути, по которому шли многие долийцы: они винили людей в своих бедах. Но виноваты здесь были все.
"Именно поэтому я готова помогать любому: будь это эльф, человек или даже гном. Какое мне дело до их происхождения? Друзья познаются в беде, разве это не так? Пятый Мор тому прекрасное доказательство", - на этой мысли, девушка махнула головой и вернулась в чтение книги далее. Само собой Орлей пересказывал события, которые происходили между ними и Долами, иначе, но легче от этого не становилось. Наверное, именно поэтому там не особо жалуют эльфов. Правда с того момента прошло много веков, быть может, все будет не так уж и плохо? Того, что к ней в комнату нагрянул посетитель, Лавеллан не сразу заметила, пусть и стояла к двери лицом. Обратила внимание на вошедшего она лишь тогда, когда он к ней обратился - и то сделано это было отчасти, поскольку магесса была сосредоточена на чтении. Подняв взгляд на Хоука и уставившись на его уши, эльфийка выдала следующую фразу:
-Я не особо сильна в алхимии, - после чего уткнулась обратно в книгу. И лишь потом, когда дочитала до точки, до конца осознала, что только что увидела. Теперь сосредоточенность на лице сменилось удивлением, а после и вовсе улыбкой на лице, которая не хотела сползать с ее лица, несмотря на все старания. Желание рассмеяться в голос присутствовало, но Гвернриен сдерживала себя. Не только уши на голове мужчины были новым его украшением: зрачки глаз стали вертикальными, а позади... Из стороны в сторону дергался в хвост. Звонкий смешок вырвался наружу, поэтому Лавеллан поспешила закрыть свое лицо книгой, пытаясь себя успокоить. Волк, склонив голову набок и навострив уши, с непониманием уставился на посетителя, после чего перевел взгляд на тихо хихикающую девушку, будто бы надеясь, что та ему все объяснит, что за существо перед ним находилось. Успокоившись, Гверн положила книгу на стол, предварительно запихнув в нее листок бумаги в качестве закладки, и обратилась к Гаррету:
-Извини. Это было... Неожиданно. О чем ты хотел поговорить? - почти всю эту неделю девушка не виделась с ним, так же как и он не принимал участия в их походах. До Лавеллан доходили слухи, что Защитник оккупировал свой кабинет в подвале, чтобы позаниматься экспериментами и что он сидел там, на протяжении всей недели, даже толком не выходя оттуда. Но правдивость этих слухов она не проверяла. Да и как оказалось - не пришлось. Доказательство того, что он этим действительно занимался, был у него на лице. Ну и еще на... Неважно. Но если отвлечься от этого, было немного удивительным, что мужчина сам пришел к ней. Гвернриен не думала, что он вообще когда-нибудь придет к ней просто говорить. Их общение, не смотря на произошедшее неделю назад, грозилось остаться все таким же деловым: Корифей и его смерть. Но, может, Гаррет умудрится еще чем-то удивить эльфийку?

* История Эландрина и Адалены достоверна, а вот захват Тевинтером - нет. Но пока что мы этого по сюжету не должны знать хд

+2

14

Реакция девушки мужчину изрядно позабавила, и маг позволил себе усмехнуться, на удивление, по-доброму, хотя и насмешливо. Да и сама ситуация была весьма забавной и необычной - кто еще может похвастаться наличием хвоста и ушей, за исключением конечно племени кошачьих? - так что можно было и над собой посмеяться. Если бы это не было настолько невероятно, что даже не смешно.
Хотя то, как девушка отреагировала изначально, было еще занятнее: видимо эльфийка была настолько увлечена книгой, что во-первых не сразу сообразила кто именно заявился к ней; а во-вторых не заметила маленьких деталей, ныне дополнявших обычную внешность Хоука. Но когда же до нее дошло...
Глядя на сдерживающую смех девушку, мужчина и сам улыбнулся, решив, что обижаться на такой детсад будет просто глупо. К тому же девушка старалась скрыть свои потуги, и даже спрятала личико в книгу, продолжая впрочем, давится смехом и бросать на него полные лукавства взгляды.
- Давай ты уже нормально рассмеешься и перестанешь давиться воздухом? - закатив глаза и делая вид, что ему безумно интересно рассматривать потолок, предложил мужчина. Ну правда, чем быстрее девушка успокоится тем будет лучше. Хотя она так мило хихикает,  что можно было бы и потянуть время.
Как-нибудь в другой раз.
Дав девушке некоторое время, чтобы та успокоилась и пришла в себя, мужчина отошел от двери, заняв привычную позицию у стены, оперевшись на нее спиной. Пока девушка приходила в себя, маг занимался тем, что играл в гляделки с ее питомцем. Хотя волков сложно причислить к семейству "ручных" животных, впрочем как и тигров, леди Инквизитор держала при себе именно волка, причем не обычного, если судить по масти и размерам. Если собак Хоук не переносил на дух никогда, вполне обоснованно считая их слишком громкими, надоедливыми и неудобными, - Легион не в счет по ряду поскольку это подарок отца, не столько Гаррету, сколько Мариан и за много лет маг сумел к нему не только привыкнуть, но и подружиться с мабари, а друзья к животным не относятся, - то волков он, несмотря на некую доли неприязни, все таки уважал, как сильных, гордых и независимых существ. Почему? Потому что собаку можно приручить, она будет носить тебе тапочки и лаять по команде. Пресмыкаться перед тобой. Волка нет, с ним, так же как и с любой кошкой, можно только дружить на РАВНЫХ условиях. И за это Гаррет лесное племя уважал.
Но в данный момент едва сдерживал желание запустить в лохматого лесного зверя какой-нибудь дрянью и разряда атакующих заклинаний. Похоже обострились не только зрение, слух и обоняние, но и некоторые другие, раньше не доставлявшие проблем черты.
- Вообще-то поговорить хотела ты, еще неделю назад, - скользнув взглядом по лицу девушки заметил Гаррет. Внешне мужчина выглядел совершенно спокойно, да и голос его звучал ровно и уверенно, не выдавая ни грамма волнения, которое все же присутствовало. Волнение мага с головой выдавала новая деталь его тела, именуемая пушистым рыжим хвостом, который уже не стегал воздух, мотаясь из стороны в сторону, но нервно подрагивал на кончике. Самым ужасным для мага было то, что этой частью своего тела он не мог управлять. Хвост жил своей отдельной жизнью, не желая подчиняться. У мужчины даже возникло детское желание схватить его руками и держать так, не позволяя дергаться, но маг удержался.
- И не обращай внимание на это, - маг выразительно пошевелил вновь приобретенными кошачьими ушами, привлекая к ним внимание эльфийки,  - Не все результаты соответствуют ожиданиям, через пару дней исчезнут, - " Я надеюсь" мысленно закончил маг.
И хотя Хоук был действительно уверен, что через пару дней все придет в норму, некая скептически настроенная по отношению ко всему происходящему часть его души, так и вопрошала, - " А ты уверен?" - подбивая мага нервничать и волноваться.
Вот она, противоречивая человеческая натура.
Большинство проблем люди создают себе сами.
- Думаю, тебе известно, что в Киркволле, вопреки традициям, Защитников было двое, - выдержав паузу, взятую на раздумье, начал маг. Он боялся, в чем откровенно признавался, говорить об этом.  И не по каким-то эфемерным причинам, не существующим в реальности, а потому что не мог предсказать как сам поведет себя во время повествования. Не смотря на прошедшее время, боль была все еще сильна в нем, так же как и горечь, так же как и злость, так же как и ненависть. Гаррет не мог сказать, чем именно закончиться этот разговор и вполне справедливо опасался. Не за себя, нет. За девушку, которая может  пострадать  в результате его действий. - Мы прибыли в Киркволл как простые беженцы, разве что немного более везучие: мы не только добрались до города, но и сумели в нем остаться, заплатив за это годом жизни. Но это детали. Я думаю, ты не раз слышала историю становления Защитника, сомневаюсь, что Варрик не поведал тебе об этом в лучших традициях, то есть кое-где приумножив, кое-где приукрасив... Суть, не в этом. Под недовольные вопли Мариан, - имя Хоук выговорил без заминки, хотя четко ощутил как сжалось в болезненном спазме сердце, - из серии " Возьми на себя ответственность!" мы пережили все те неприятности, что подкидывала нам судьба. Выжили в столкновении с кунари, одержали верх в противостоянии магов и храмовников. Правда изначально выступали на стороне храмовников... Не смотри на меня так! Я не люблю магов, да... Казалось бы, жизнь должна была наладиться, после того волнения в городе улеглись, а мне на шею, как камень утопленника, повесили титул наместника. Но... Мариан продолжала ввязываться во все что ей подворачивалось, предпочтя жизнь авантюриста, сидению в четырех стенах. Я не мог ее в этом винить, мне самому было невыносимо жить вот так, как обычный человек, - маг оторвался от стенки, и начал наворачивать по комнате круги, сжимая и разжимая кулаки. Мужчина злился и не скрывал этого: хвост нервно хлестал его по ногам, уши прижаты, на лице не самое доброе выражение.  - Я должен был остановить ее. Удержать, запереть дома в конце-концов! Спасти любой ценой. Но не стал... Слишком верил в нее и в лучшее будущее. За что и поплатился, - мужчина глубоко вдохнул, и продолжил внезапно осипшим голосом. - Ей встретилось то, с чем она не смогла справиться. То, чего не ожидала увидеть. То, что и я и она считали уже исчезнувшим из этого мира. На ее пути возник Корифей, которого мы считали мертвым. И эта тварь не упустила случая отомстить, за свою мнимую смерть.
Мужчине не осталось ничего, ни клочка одежды, ни куска кости сестры. Только обгоревший осколок посоха сестры, и черное выжженное пятно там, где она погибла.
- Ну как тебе моя ноша, тяжелая? - подойдя к эльфийке вплотную резко осведомился маг, и вглядевшись в лицо девушки, схватил ее за плечи, со злостью выдохнув: - Только посмей сказать что-то вроде " Ты не виноват", "Ты не мог ничего сделать", " Это не твоя вина"... Так же легко как в прошлый раз не отделаешься.
Стало ли мужчине легче, от того, что он наконец высказался?
Ни капли.
Лишь уже чуть стихшее пламя ненависти получило новую порцию масла.

+2

15

"Давай же Инквизитор, соберись, ты же серьезная личность как никак и должна держать себя я руках", - мысленно пыталась себя утихомирить Гверн, но попытка не сразу увенчалась успехом. Стоило просто посмотреть на всю эту картину целиком и удержать смех становилось крайне тяжело. Ну не вязался у нее образ хмурого, вечно пьяного и ворчливого Защитника с этими милыми ушами и хвостом. Поэтому подобная комбинация вызывала такую реакцию. По крайней мере, до момента пока Хоук не улыбнулся. Причем не привычно криво усмехнулся, как часто делал до этого, тут было что-то другое. Опять те стороны, которые ранее эльфийке не доводилось видеть в нем, но сейчас рассматривать их было не менее интересно, чем изучать Тень. Замечание мужчины заставило Лавеллан задуматься о том, что такая смерть была бы крайне глупой – подавиться воздухом и отдать душу богам от вида Защитника Киркволла. А потом ее имя внесли бы в книги: "Какая-то эльфийка, которая была Инквизитором, умерла от вида беженца из Лотеринга. Ее управление Инквизицией было самым коротким за всю историю." Какой бред и кошмар. Особенно для Инквизитора. Поэтому спустя какое-то время ей удалось привыкнуть к новому образу Гаррета и перестать смеяться, смотря на него. За это время Защитник и Райго успели обменяться взглядами, хотя не сказать, что волк испытывал к гостю что-то кроме любопытства. Но да, отходя от всей этой ситуации, девушке объяснили суть визита к ней: разговор, которого она добивалась от Хоука еще неделю назад. Плюс еще одна неожиданность… Эльфийка и не надеялась, что он в итоге с ней поговорит по душам. Это заявление уже полностью вернуло ее в норму, а потому она была готова слушать Гаррета. Кивнув на его слова по поводу результатов, магесса ответила:
-Не волнуйся, я смогу настроиться на серьезный разговор. Вернее, уже настроилась, - произнесла Гвернриен и облокотилась о стол, в ожидании рассказа. На риторический вопрос по поводу двух Защитников, Лавеллан коротко кивнула – ей не хотелось отвлекать или перебивать мужчину, а потому никак не прокомментировала свое действие. Конечно, она слышала. Причем слышала достаточно много, особенно когда находилась с кланом недалеко от Киркволла. Вот только возможности пойти в город и узнать где приукрашено, а где правда, не было. Но тогда ее волновали другие вещи и потому она не особо вдумывалась во все то, что до нее доходило. Сделав паузу, Защитник начал свой рассказ. Несмотря на довольно поверхностный рассказ, основную суть было сложно не уловить. Мариан Хоук. Это имя эльфийке уже приходилось слышать. Не только от людей или кого-то еще постороннего, но и от Варрика. Фенрис же в отличие от гнома по имени девушку не называл, но вполне мог упомянуть о каких-либо событиях в которых она явно активно участвовала. Значит, основная проблема была именно в этом? В потере сестры? Конечно же, девушка слышала от некого писаки, что Защитник потерял много родственников... Но, по всей видимости, эта ударила по нему сильнее всего. Приподняв брови от удивления, когда Гаррет рассказал о поддержке храмовников, Инквизитор ничего не ответила. Она и так знала, что Защитник поддержал храмовников. Просто это был неожиданное решение. Хотя чего уж там, сама Лавеллан хотела больше заключить союз с храмовниками... Но что-то заставило ее отправиться именно к магам. В любом случае этот выбор был сделан давно, а ее не было там, чтобы судить о том, какой союз был бы лучше. И не в нем заключался их сегодняшний разговор. Правда, удержать серьезную гримасу на лице ей далось с трудом. Ну сами подумайте - собеседник вам что-то увлеченно рассказывает, а при этом выросшие на его голове кошачьи уши начинают дергаться, прижиматься, так же как и хвост дергаться из стороны в сторону. Не смотря на серьезную тему все эти финты новых конечностей смотрелись весьма забавно. Они с одной стороны подчеркивали диалог говорящего, но с другой все это выглядело так нелепо, что нужно иметь титаническую силу воли, чтобы не начать истерически смеяться. Благо, у что у эльфийки воли хватило, чтобы остаться серьезной, иначе ей бы этого явно не простили. Приходилось смотреть куда угодно, только не на уши или хвост Хоука. Лучше всего - лицо. Глаза пусть и изменились, но скорее выглядели устрашающе, чем смешно. Чего не скажешь об остальных деталях... Защитник, тем временем, отлипнув от стены начал нарезать по комнате круги. В покоях Инквизитора было, пожалуй, чересчур много места, так что простора для этих движений у мужчины было хоть отбавляй. Но если говорить о размерах комнаты - магесса не видела смысла жить в такой огромной комнате. По крайней мере, для себя. Кто-то, возможно, нашел бы этому пространству множество применений. Однако сейчас не следовало отвлекаться. По поведению и голосу можно было понять, что Гаррет начинал злиться. На Корифея ли, на себя ли, а может даже на сестру? Возможно, что и все сразу, этого нельзя было исключать. Теперь-то уже эльфийка совершенно не обращала внимания на нелепый вид мужчины, сложив руки на груди. На душе стало до жути тоскливо и грустно. Грустно было смотреть на эту картину: загнанного и раненного зверя. Кто загнал его? Он сам. Несмотря на то, что Защитник вновь приблизился к ней слишком близко и был примерно в том же состоянии, что и при прошлом их разговоре один на один, ситуация несколько отличалась. Хоук так говорил с ней, будто бы всерьез считал, что она не понимает какого это - потерять близкого и родного человека, а то и сразу нескольких. Какого это винить себя, что ничего не сделал, что не был достаточно силен или быстр, чтобы обмануть смерть. Или какого это злиться от бессилия на самого себя за то, что ты все еще дышишь, а важный тебе человек уже больше никогда этого не сможет сделать. А может ты зол на себя за то, что при вашем последнем разговоре ты был груб или не сказал приятного слова, не сказал, как дорожишь этим человеком, что любишь его. Да и даже невозможность нормально проститься – убивала. Но сегодня речь не о ней. Если ему проще думать, что Гвернриен выросла среди радуги, единорогов и каждые выходные ходила собирать ромашки в поле, то пусть продолжает это делать. Проблема ведь была не в этом. И вновь это ощущение, будто бы тебя схватили за шею и в любую минуту могут лишь одним небрежным движением ее сломать. Угроза, исходящая от Гаррета каждый раз, когда он был в таком состоянии, сигнализировала быть весьма аккуратной в ответах и советовала давать то, чего он желает. Но вот только этим ему не поможешь. И судя по всему, он сам не понимает, чего хочет. А может и вовсе не знает. Она, как и в прошлый раз, посмотрела ему в глаза, совершенно не опасаясь ни его, ни его реакции. Разве можно бояться серьезно раненного хищника? Если вы идиот или Гверн, то несомненно. Даже в таком состоянии он может ранить вас, а может просто прихватить вас с собой на тот свет. Большинство из них предпочитают сражаться до последнего вздоха. Тут уж как получится. Но если вы не боитесь боли или распрощаться со своей жизнью, то все в ваших руках - можете попробовать его подлатать.
-Такая ноша всегда тяжелая, Гаррет, - наконец-то отозвалась эльфийка и переместила руку со своего предплечья выше, накрывая ею лишь часть руки мужчины. - И, конечно же, ты решил взять на себя ответственность именно тогда, когда от тебя ничего не зависело и когда этим уже ничего не изменишь. Что я могу сказать? Само собой ты виноват в том, что не обладаешь даром ясновидения; что не держал взаперти сестру, которая, скорее всего, нашла бы способ сбежать. По всей видимости, когда эти способности раздавали, ты был увлечен вином или элем. Серьезно? Тебе пора смириться с тем, что ты просто человек, а не всесильный Защитник, который может спасти всех и каждого. Никто не властен над жизнью и смертью. А те, кто пытаются их обмануть, в итоге за это поплатятся сполна. Прекрати злиться на себя за то, что тебе не подвластно. Я более чем уверена, что ты был и остаешься хорошим братом, который готов сделать многое для своей сестры. Лучшее, что ты теперь можешь сделать для нее - заставить Корифея заплатить и продолжать жить дальше. Двигаться вперед. Я не знала Мариан, но ты - да. И ты лучше, чем кто-либо знаешь, чего она хотела бы для тебя. Начни жить заново, для себя. Найди то, ради чего стоит продолжать дышать. Никто не говорит, что боль уйдет быстро, что тебе сразу же станет легче. Возможно, с какой-то ее долей тебе придется прожить всю жизнь, но время лечит и я знаю это. Достаточно позволить ему это сделать.
Не смотря на то, что часть ее слов были пропитаны сарказмом, она вовсе не издевалась. Скорее пыталась показать Хоуку то, как он выглядит со стороны, продолжая снова и снова заниматься самобичеванием. Пожалуй, о реакции мужчины на эти слова можно было только догадываться, но физическая или моральная боль уже не были страшны для Гвернриен. Если от этого ему полегчает... Она готова какое-то время побыть грушей для битья. Но недолго. Потом в наступление девушка пойдет сама.

+2

16

-" Найти то, ради чего стоит дышать"? Женщина, у меня есть ради чего жить и дышать. И именно поэтому я сейчас стою здесь, а шатаюсь по свету подобно бродяге, - Гаррет раздраженно  мотнул головой, чуть сдавливая пальцами тонкие плечи девушки. Хватка у мужчины была, конечно, не медвежья, но синяки после него точно останутся. - Время не лечит, время просто стирает из памяти лица и чувства, - хмыкнул маг, нависая над девушкой и глядя ей прямо в глаза. - Хотя многие не делают между этим разницы.
Мужчина понимал, что в общем-то девушка права. И ее слова были верны от и до, но...
Просто "но".
Одно дело, быть сторонним свидетелем, знать о произошедшем только со слов и пытаться облегчить чужую ношу. Ведь и ты, и тот кого ты утешаешь, знаете, что все правильно, что именно эти слова должны звучать. Но они не помогают. Наоборот, приводят в бешенство, поскольку ты чутко ощущаешь свое бессилие и слабость. И если в жизни Гверн были такие потери, маг готов был ставить серебряк, на то что девушка чувствовала тоже что и он. Но для нее это уже прошло. Стих шторм чувств, а время истерло детали из памяти.
Его же рана все еще была свежа. И все слова, какими бы правильными они не были, не могли приглушить его боль в тот миг. Они лишь раздражали его, а жаждующее крови сердце отрекалось от рассудка, что просил прислушаться к эльфийке. Пожалуй, Гаррет теперь в полной мере осознавал, что значит слушать, но не слышать.
Не укрылось от него и то, с какой интонацией произносила девушка свою речь. Особенно первые фразы, пропитанные ядовитым сарказмом. Такие вот, звучащие от противного, слова, обычно и бьют больнее всего, поскольку понимаешь насколько они правдивы. А Хоук... Хоук не хотел это понимать и тем более принимать. Конечно он знал, что в сущности ему не в чем себя обвинить. Но маг принадлежал к тому типу людей, которые не смотря на все крики и бесконечное бегство от ответственности, если уж приходится, взваливают весь груз на свои плечи. Будь он слабой личностью, он бы жалел себя и свою судьбу, обвиняя во всех грехах кого-нибудь еще, друзей, врагов, весь мир в конце концов. Но у Гаррета виновник всегда был один: он сам. Недосмотрел, не учел, не сумел предугадать.
Пускай в большей части случаев это и было не так.
- Я говорил о том, чего не следует говорить? - мужчина медленно разжал пальцы, стряхнул чужую ладонь с собственной, и еще сильнее нависая над девушкой, оперся руками о столешницу, на краю которой примостилась эльфийка. У Хоука была одна черта, за которою одни его уважали, а другие ненавидели: он всегда предупреждал. Если это было что-то что нужно было просчитывать или то, что он еще не решил свершить, виновник, ну или жертва, всегда получали предупреждение. Возможно, не всегда понятное, но оно было всегда.
И сейчас. Он честно, не прячась за кружевом слов, едва рассмотрев на лице Гверн намек на ее чувства, буквально прочтя в глазах девушки ее сочувствие, которое не нравилось ему так же как и жалость, которой, к счастью, эльфийка не показала, предупредил ее, что будет если эти слова таки сорвутся с ее губ. Девушка его услышала, но, видимо, не до конца, потому что тот сарказм, которым она так щедро с ним поделилась, передавал именно то, что он не хотел слушать. Именно те слова.
Что ж, он предупреждал.
На этот раз прикосновение было иным. Ему не хотелось, что бы остроухая ушла хлопнув дверью и избавила его от своего общества,  наоборот. Поэтому поцелуй вышел мягким, осторожным, почти ласковым, хотя и дразнящим; Кусаться было пока рано, поэтому мужчина всего лишь скользнул язык по инстинктивно сжавшимся губам эльфийки и резко отстранился, лукаво щуря синие глаза.
- Соленая. Я люблю соленое, - мужчина улыбнулся уголками губ и показательно облизнулся.

+2

17

-И это, безусловно, радует, - сразу же подхватила Гвернриен, ощутив боль на плечах. Не сильную, но достаточную для того, чтобы на ее теле остались синяки. И косяк тут не только в том, что Лавеллан была девушкой, меньше Защитника, но и потому, что являлась эльфом. Поэтому подобные действия обычно сопровождались таким вот неприятным последствием. Да даже далеко ходить не надо - тот же Райго, на радостях мог повалить девушку на землю, оставляя приличные такие синяки. А ведь он обычно старается быть аккуратным, прекрасно осознавая, что небрежными действиями может навредить близкому существу. Но она отвлеклась. О чем там говорил Гаррет? -Оно стирает только в том случае, если ты этого хочешь. А если ты хочешь оставить приятные воспоминания и лица тех, кого потерял, время никогда не сможет стереть этого. Но если совсем уж придираться, со временем ты лишь привыкаешь жить без них.
О, она прекрасно понимала, что играет с огнем и ее это совершенно не беспокоило. Это было в характере Гверн: говорить правду, не приуменьшая, не приумножая. В большинстве случаев, само собой, ей это приносило больше проблем, чем пользы... Но мы трудностей не боимся. Если из десяти случаев хотя бы в одном девушка принесет пользу и поможет кому-то - эти усилия и хождения по граблям того стоили. Хотя, само собой, в такой ситуации слова мало что могли решить, пока Хоук того не захочет сам. Зачем она тогда пытается вообще с ним говорить? Ну, когда тебя достает кто-то со стороны, проезжается по мозгам настолько сильно, что морально изматывает или просто злит - невольно переключаешься на эту личность. Такое долго помогать не будет, но хотя бы позволит Защитнику отвлечься. Впрочем, он и так это уже делал, ведь все-таки он пришел сюда в итоге, заговорил с ней, пусть и говорил на больную тему. Но постепенно это должно возыметь положительный эффект. По крайней мере, она надеялась на это. Однако была еще вероятность, что  маг был здесь не только по этой причине. По крайней мере, последующие его действия заставляли думать именно так. На его вопрос Лавеллан ответить не успела, поскольку своими действиями Гаррет привлекал к себе все внимание эльфийки. И вновь он наглейшим образом вторгся в ее личное пространство, совершенно не интересуясь, а нужно ли это ей? Хотя Гвернриен уже начинала понимать, что Хоук не был из тех людей, которые спрашивали. Он принадлежал к тем, кто действовал. Поцелуй на этот раз отличался и, не смотря на то, что это было не менее приятно, а скорее даже наоборот, подобное пугало куда больше. Хотя бы по той причине, что магесса не хотела, чтобы он привязался к ней подобным образом. Как и сама она к нему. Если это была попытка найти утешение в подобном, то мужчина явно выбрал не того человека. Инквизитор, которая будет в случае чего обязана отдать свою жизнь ради победы над Корифеем? Либо он был мазохистом, либо эльфийка слишком далеко забежала. Возможно, что здесь все было довольно просто и без какого-либо дальнейшего развития. Вот только это не устраивало уже ее, поскольку к людям Гверн привязывалась очень быстро. А подобное лишь добавит масла в огонь и будет сильно отвлекать девушку в предстоящей войне. Третий вариант Гвернриен рассматривать не хотела, а потому постаралась прервать этот поцелуй, сжав губы и машинально положив руку ему на грудь.
-Ты всегда делаешь подобное, когда злишься? – с насмешкой поинтересовалась эльфийка, после чего отвела взгляд, сложив руки на груди, добавляя. -И связываться со смертниками у тебя тоже вошло в привычку?
Не сказать, что первое слишком сильно уж не нравилось Лавеллан. И именно это останавливало ее: поскольку пересекать черту дозволенного, она не спешила. К тому же Гвернриен уже начинала понимать, в чем была основная проблема. Хотя нет, это была не проблема. А причина, по которой мужчина так злился на нее все это время. Потому что она говорила ему правду и не боялась этого делать, не смотря на его злость и поведения в подобные моменты. Возможно, что Гверн была одной из немногих - а то и вовсе единственная? - кто делал это. Соответственно на нее была подобная реакция, как на существо, которое ранее Защитник не встречал. А если и встречал, то мог пресечь подобные разговоры, а собеседник не был чересчур настойчив. Вот только это не относилось к упрямой как галла Лавеллан. Но что-то подсказывало Инквизитору, что Хоук и сам неплохо догадывался, что девушка будет говорить ему всегда правду, чтобы он ей не сказал. И при этом пришел, при этом предупреждал, хоть и знал, что это не произведет на нее никакого эффекта.
-Прости, Хоук, но я всегда говорю правду, даже если ее слышать не хотят, - она наконец-то рискнула поднять взгляд на него и нет, не потому, что не хотела встречаться с ним взглядом или боялась его. Скорее боялась себя: натворить глупостей эльфийка вполне могла. -Поэтому и хочу сказать, что последствия от твоих действий могут оказаться весьма сомнительными. И неизвестно к чему нас приведет.
Если так подумать, то почему она должна была жертвовать тем, от чего не хотела бы отказываться? Но, само собой, магесса знала ответ: так будет лучше для других. То, что будет лучше для нее, не имело значения и так она себя настроила с самого начала пути в рядах Инквизиции. Сейчас же на ее плечах был больший груз и большая ответственность, а потому это было для нее препятствием. На которое хотело плюнуть и обойти. Потому что желаемое было слишком близко и достаточно потянуться навстречу, чтобы оказаться рядом. Но Гверн не могла. Не имела права, как лидер.

+2

18

Мужчина внимательно посмотрел на девушку, вглядываясь в ее спокойное лицо, и хмыкнув, чуть подался назад. Желание подчинить немного отступило, под натиском волшебного и мимолетного слова «мы». Гаррету нравилось это слово, оно словно создавало некую общность, некую взаимосвязь между людьми, скрепляя их невидимыми глазу узами.
И это было чертовски приятно. Не смотря на то, что боль от потери таких уз периодически переходила все границы.
- Тебе просто страшно, Инквизитор, - он смотрел на нее прямо и спокойно, будто не было других его действий до этого момента. Словно это был другой разговор о том, чего еще не было. Но что очень хотелось иметь.
Потому что один клин, можно выбить лишь другим.
И к несчастью, а может и нет, Гверн, она и была именно таким клином.
Мужчина в принципе понимал, что могло тревожить девушку. То, отчего он вполне успешно бегал большую часть сознательной жизни. Ответственность. Страшное слово ложащееся неподъемным грузом на плечи любого, кто решится встать во главе. Не важно семьи, клана, города, королевства. Любой, кто решит вести за собой людей, принимать решения и строить новый мир будет нести ответственность.
И от этой участи не убежать.
Гаррет знал это по себе. Ведь в свое время именно на его плечи пал этот тяжкий груз. Впрочем, мужчина был слишком эгоистом, а так же свободолюбивым, чтобы принять эту ношу. Он спихнул ее на сестру, более ответственную, правильную, в чем-то более разумную, способную размышлять не под напором чувств, а трезво. В отличии от него самого.
Да, он сумел избавиться от этого мертвого груза.
Но в этот раз, ему почему-то не хочется убегать.
- Ты боишься повторить мою судьбу, - легкое и аккуратное движение. Пальцы мага несильно сжимают подбородок девушки, приподнимая ее голову так, чтобы их взгляды встречали. – Боишься допустить, что кто-то став тебе дорогим, исчезнет, оставив тебя страдать в одиночестве.
Он знал что он прав. Потому что когда эльфийка только-только полезла читать ему морали, он думал тоже самое. Вот только…. Гаррет не привык отказывать себе ни в чем, даже зная, что потом возможно снова будет страдать, утоляя свое горя алкоголем и бесконечными боями, пока не падет в одном из них. Но ему было все равно.
Гверн. Она была шансом, лучиком света, который мог бы подарить ему давно забытое тепло и желание жить не ради мести, не ради удовлетворения собственного горя, но ради кого-то еще. Ради того, чтобы другой улыбался и был счастлив. Маг знал, что путь мести, на который он встал после смерти сестры в конечном счете сожжет его дотла, оставив пустую оболочку, вместо человека. Но он думал, что оно того стоит.
Но Судьба распорядилась иначе.
- Боишься, что выбирая между долгом и привязанностью сердца, пожалеешь о своем выборе, даже зная, что он будет правильным.
От его усталой злости не осталось ничего. Мужчина успокоился и вместо желания обладать, пришло желание защитить и согреть. Порой маг сам не понимал скачков своего настроения, хотя осознавал, что виной тому расшатанные нервы и алкоголь. Но менять что-то ему было не с руки.
Даже сейчас.
Гаррет мягко, но решительно, не допуская сопротивления, привлек девушку к себе, сжимая в объятиях, сильно отличавшихся от той жесткой хватки, которой он успел наградить эльфийку до этого.  О своих импульсивных действиях, маг, как обычно, запоздало пожалел, и послал легкий импульс целительной магии, чтобы исправить ситуацию. Он прекрасно знал, насколько хрупкими могут быть эльфы, тем более что от его хватки синяки остались бы и у обычного человека, а оставлять свои отпечатки, в виде синяков на теле девушки ему не хотелось. Тем более что существуют куда более приятные «метки» в значении которых не усомниться никто.
- Говорят девушки любят кошек. Не знаю получиться ли мурлыкать, но уши и хвост в наличии точно имеются, - маг усмехнулся и словно в подтверждение своих слов, обнял девушку еще и хвостом, прижимая к себе всеми доступными конечностями.
- Хорошее слово « нас»… Поговорим о нем?

+2

19

Она была уже готова встретить очередной приступ агрессии или кучу весьма не лестных слов в свой адрес из-за сказанных ею слов (хотя, казалось бы, что такого она сказала?), но ничего из этого не произошло. Или это можно было считать затишьем перед бурей? Лавеллан не знала. Ей трудно было предугадать действия Защитника, поскольку знала она его недостаточно хорошо и не настолько давно, чтобы у нее была возможность его изучить. Но из того, что знала - он был непредсказуем. Однако могли ли с уверенностью друзья рыжеволосого мага сказать наверняка как Гаррет поступил бы в тот или иной момент? Надо будет как-то уточнить этот вопрос у кого-то из них...
-Гверн, - поправила его эльфийка и слабо усмехнулась. -Инквизитор не боится ничего, а долийка, как и все простые смертные, вполне может чего-то бояться. Например, пауков.
Любой человек, который ценит свою семью или близких людей, само собой, боится их потерять в один день. Но что было у нее? Ее семья была вырезана и единственным, кто остался рядом с ней с тех пор - это Ильвран, который смог заменить ей брата. Клан Лавеллан? Да, она любила их, дорожила ими, но в данном случае они не рисковали своими жизнями. И смогут прожить без нее, как не крути. Иные привязанности - это уже совсем другая ответственность, с которой ей и сталкиваться толком не доводилось. Так же как и брать на себя. Но раньше и волноваться по этому поводу было не обязательно, ведь она не была Инквизитором. Сейчас же все стало куда сложнее... Смотря на Гаррета, Варрика и Фенриса, понимая, что они потеряли близкого человека, магесса уже жалела, что позволила тем наладить с ней дружеский контакт, да и привязаться самой. Но и быть дикой, не общаться ни с кем из своей команды все-таки было невозможным. Но если вернуться к сказанному Хоуком то, само собой, ей было чего бояться. На ней лежала огромная ответственность и поставленные перед ней задачи являлись первоочередными. Если Гвернриен сможет выбраться из всей этой истории живой, то тогда она позволит себе подумать о каких-либо привязанностях. А сейчас это было чересчур огромной роскошью. По крайней мере, Лавеллан пыталась заставить себя принять это и следовать подобной установке до конца. На деле же все шло не так, как ей хотелось бы. И далеко не каждую ситуацию эльфийка могла контролировать. Она это прекрасно понимала, не пыталась обмануть себя, но, пожалуй, и правда боялась. Тихо вздохнув, Гверн ненадолго прикрыла глаза. Вообще-то изначально этот диалог задумывался ради того, чтобы у Хоука была возможность высказаться и отпустить то, что он успел накопить за несколько лет, но уж никак не копание в душе самого Инквизитора. Эльфийка понимала, что ей тоже не помешало бы отпустить какой-нибудь груз, позволить себе расслабиться, ведь она прилично устала за десятки лет. Она даже забыла, когда в последний раз позволяла себе отдохнуть и не пытаться делать что-то ради кого-то. И речь сейчас идет не об Инквизиции, а о времени, когда девушка была в клане. Первая клана, кто должен заменить Хранительницу. Разве у нее могло быть свободное время? Попытка изучать историю своего народа, потраченное время на поиски различных артефактов, изучение Тени и еще множество всяких мелочей заставили ее забыть об отдыхе. А в нем Гвернриен нуждалась больше всего. Приятное прикосновение и спокойный, ровный голос ласкал слух, магесса более не ощущала опасности, которая исходила от мужчины ранее. Открыв глаза, она посмотрела на стоящего перед ней Защитника, пытаясь угомонить участившееся сердцебиение.
-Больше всего я боюсь оставить кого-то, - выдавила из себя через силу Лавеллан. Все-таки слушать других всегда проще, чем говорить самому. Хотя, возможно, так казалось только ей. -Но и не скрою, что боюсь потерять кого-то еще.
Рука невольно касается чужой кисти и мягко обхватывает ее пальцами, но не пытаясь убрать от себя. Тепло. Отказать себе в возможности испытать эти ощущения оказалось куда сложнее, чем на первый взгляд. Не то чтобы у нее не было поклонников за столько-то лет своей жизни. Просто было довольно странным осознавать тот факт, что прикосновения Хоука воспринимались ею более остро и ярко, чем любого другого мужчины, кто ранее попытал счастья подобное провернуть. Но Гверн никогда не была мечтательницей и в отличие от многих эльфиек стремилась к знаниям, чем к сомнительной романтике. Магесса никогда не понимала традиции принести понравившейся девушке шкуру убитого на охоте волка. Последнего ухажера, который притащил подобное Гвернриен, чуть не постигла судьба убитого им же зверя. Нет, она понимала, что избежать убийств животных ради выживания не получится, но доказывать свою симпатию, любовь или серьезные намерения подобным образом?.. Нет уж, спасибо, Лавеллан больше предпочтет любоваться на живого волка, чем на содранную с него шкуру. У людей, вроде бы, таких традиций не было. И если это так - слава богу. Однако вопрос в другом. Почему ее тянет к Гаррету? С первого дня встречи их диалоги были пропитаны ехидством и ядовитыми шутками, иногда стычками и недопониманием. Так что же эльфийку привлекало в этом маге? Поймать нужную мысль ей не удалось, поскольку она отвлеклась на очередную фразу Защитника.
"Я уже начинаю сомневаться, что правильный выбор вообще существует", - не очень радостно подумала она, вспоминая некоторые из своих решений. Принимать их было на тот момент легко, девушка поддавалась зову сердца. Но вот последствия или дальнейшие размышления на тему "А было ли это правильным выбором?" разгребать было тяжелее. Гвернриен не знала, что ответить ему, а потому промолчала, выдавая свои эмоции. Впрочем и скрывать девушка их не пыталась. Ощутив крепкие мужские руки, которыми Хоук решительно притянул к себе эльфийку, Лавеллан напряглась, поскольку данное действие оказалось несколько неожиданным. Она помнила, что сама однажды обняла его, пытаясь успокоить и разговорить, что маг ответил на них, но сейчас все было несколько иначе. Другая ситуация, другие ощущения. Гверн сдалась и, обхватив Гаррета обеими руками, коснулась щекой его груди. Стало теплее. Напряжение спадало с каждым ударом чужого сердца, которое эльфийка слышала, прижимаясь к Хоуку. Ей показалось  или он отдаленно пах сливами?
"Поговорить о "нас"?" - она не спешила отвечать магу на его слова. Взвешивала и думала над тем, стоит ли это вообще делать. Хотя, само собой, Гвернриен знала, что хочет это сделать. С другой стороны могла ли?
-От кошек не несет алкоголем за версту, - весело проговорила Лавеллан, поднимая на мужчину шутливый взгляд, который, впрочем, чуть позже сменился на более серьезный. -Ma nuvenin*. Только я... не знаю, что в таких случаях нужно говорить.

* Как пожелаешь.

+1

20

- О, поверь мне, этого не знает никто, - мужчина чуть улыбнулся, приподняв уголки губ, и чуть наклонился, прижимаясь лбом ко лбу девушки.
Невероятным счастьем было просто стоять вот так, обнявшись, ощущая чужое тепло, дыхание и сердцебиение. Чувствовать, что ты не одинок в своей боли, до которой так старался никого не допустить. Гаррету представлялось, как его сердце, до этого якобы молчавшее, медленно и неуверенно возобновляет свой бег, разнося по венам не только кровь, но и жизнь. Его сердце, конечно, не останавливалось, но оно было мертво, и это был факт.
Можно было бы начать с чего-то произаичного и банального, повести себя так же, как и все, но маг всегда был персоной особого нрава и просто не мог сделать это. Ему почти физически было сложно сказать что-нибудь вроде "ты мне нравишься" или " я люблю тебя". Это было больно, это было страшно. И хотя он уже позволил себе слабость и привязанность, пойдя на поводу у собственного эгоизма, он боялся говорить такое. Точно бы опасался вспугнуть вдруг усевшееся в ладони возможное счастье, призвать неосторожным словом злой рок.
Ведь как известно Судьба любит плохие финалы.
- Ты нужна мне, - Коротко и ясно. Он смотрит ей прямо в глаза, пытаясь взглядом передать все то, что не в силах сказать словами. Ту нежностью, что скребется у него в душе при взгляде на эльфийку, привязанность, симпатию, которую еще нельзя назвать любовью, но вполне можно представить как влюбленность, заботу и желание защищать. Он действительно мог бы сказать ей многое, сказать, что будет защищать ее, оберегать, помогать в любом начинании. Но не станет, верит, что она увидит это в его взгляде и почувствует сердцем. Иначе не стоит и пытаться начать эти отношения.
Голос мага тих и спокоен, он не шепчет, но говорит негромко. Ему не хочется разрушать тихое умиротворение момента своими словами. Ведь вся магия и прелесть этого мига, может исчезнуть от банальных и слишком громких слов. Лучше так, тихо, осторожно и мягко. Надеясь, хотя бы на понимание.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » If u are already 'dead' why are u still breathing?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC