SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » What are you looking for?


What are you looking for?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://i61.tinypic.com/20ux1kp.jpg http://i62.tinypic.com/25p5rwh.jpg

Luna

Keynven

Далекий малонаселенный край, где царят снежные метели. Маленькая таверна с неприветливым хозяином. Два небезызвестных эльфа. И общая цель. Звучит, как веселое приключение, не так ли?

Отредактировано Luna (2015-07-02 13:51:12)

+2

2

Песнь вольных ветров
В тишине звёздных ночей,
Средь снежных лесов
И долов.
Вновь млечным путём мне лететь
В стае звёздной от заката
До рассвета.

Луна и не помнит, когда в последний раз покидала Серебряный лес. С тех пор, как она стала служить Селемин, о путешествиях, которые женщина так любила, оставалось только мечтать. Но воину совсем не до этого, особенно когда на священные земли мчатся новые враги, черт бы их побрал. В одном из таких сражений как раз и случилось нечто, из-за чего Луна сейчас идет по сугробам вдали от Серебряного леса: Нова была ранена.
Дикая кошка была не просто питомцем (как, например, Саган для принцессы Мираны), но настоящим другом. За долгие годы совместных сражений, Луна и Нова научились понимать друг друга на подсознательном уровне, чувствовать друг друга на расстоянии. Вряд ли кто-то другой из воинов Селемин мог похвастаться таким достижением. Луна всегда смеялась над теми, кто называл ее одиночкой - нет, глупцы, просто с таким верным другом, как Нова, не нужны ни лучники, ни маги. От этой кошки невозможно было убежать, но те, кто пытался это сделать, погибали особо жестоким образом. Луна ненавидела трусов. И готова была нещадно истреблять тех, кто назвался воином, а затем бросил оружие и попытался спрятаться.
Но о битвах пришлось забыть на время. Последнее сражение принесло не мало потерь, и особенно это затронуло лунную всадницу - ни один целитель Серебряного леса не мог помочь Нове. Рана, внезапно появившаяся на передней лапе, была не похожа ни на след от стрелы, ни на удар каким-либо известным оружием или ловушкой. Кроме того, никто из воевавших в ту ночь не получил подобного ранения. Не только происхождение осталось загадкой, но и метаморфозы, происходящие с Новой. По началу казалось, что все в порядке, но позже кошка стала отказываться от пищи, а затем глаза ее налились кровью, и она вдруг накинулась на лекарей, что пытались помочь. Но хуже всего то, что Нова не признала даже свою хозяйку. Она лишь рычала и пыталась броситься на всех, кто был рядом.
Луна молилась Селемин, пытаясь скрыть выступающие слезы. Но Богиня молчала. Все в лагере лишь пожимали плечами. Им тяжело было понять, кем является Нова для лунной всадницы: они видели лишь обезумевшего зверя, ставшего обузой. Помощь пришла откуда не ждали: однажды вечером к Луне наведалась сама принцесса, и поведала ей историю о древнем тотеме друидов, находящимся далеко на Севере:
- Я слышала эту историю еще в детстве. Будто бы этот тотем источает жидкость, чья природа необъяснима, способную как убить, так и воскресить из мертвых.
В другой ситуации Луна, услышав такое, хмыкнула бы и посмотрела на собеседника, как на ребенка, верящего в сказки. Хотя и мир, окружающий их, был полон магии, нечасто Луне доводилось слышать о чем-то всесильном. Но если лекари Серебряного леса ничем не могли помочь, выхода не было. Кроме как отправиться туда, не зная куда, искать то, не зная что.
Впрочем, кое-кто мог помочь в этом деле.

Найти Силлу - задача не из легких. Луна встречала жреца Клана Медведя лишь однажды, еще до того, как стала защитницей Серебряного леса. Она смутно помнит свое прошлое, но образ всезнающего друида сразу же пришел в ее голову, как только принцесса Мирана поделилась древней легендой. Силла был стар, очень стар, и за свои несколько тысячелетий многое повидал. Как же может он не знать эту легенду, ведь он хранитель памяти о древнем народе! Луна мчалась по древнему лесу, где когда-то и встретила друида. Отправляться за пределы Серебряного леса было непривычно, а тем более своим ходом, но женщину ничто не могло остановить, ведь на кону была жизнь Новы.

Кажется, Селемин была на стороне своей защитницы в этот день. Ведь именно так можно объяснить то, что Луна встретила друида так быстро. Показалось даже, что земля не такая уж и бескрайняя. Удивительно и то, что Силла узнал странницу - хоть и назвал другим именем. Тем, которое было у женщины в прошлом.

Они сидели у костра. Силла помешивал ароматный отвар в небольшом котелке, пока Луна рассказывала ему о произошедшем. На морщинистом лице друида показалась улыбка - будто бы от приятных воспоминаний.
- Не бывает чистого вымысла, моя дорогая, - проговорил Силла, - во всем всегда доля правды есть. Тотем этот действительно существует, и создали его первые жрецы Клана Медведя.
Луна вздрогнула и упала на колени перед друидом.
- Твой клан! - воскликнула Луна. - Значит, всё это правда. И ты знаешь, где он!
- Великое благо не дается так просто.
И Силла поведал историю. О том, как Великая Медведица оплакивала жрецов клана, пытающихся просветить невежественных воинов, губящих Природу и собственные души. После смерти Великая Медведица обратилась в деревянное изваяние, и каждый раз, когда воин Клана Медведя погибает, оно источает слезу, обладающую великой силой.
Вот, в чем загвоздка. Луна не стала задавать этот вопрос вслух - но Силла ведь единственный из этого клана.

Ночью хладом, лунным светом,
Ночь окутала травы росами,
Зорями алыми небо ранено,
Звёздной россыпью ночь расколота.

Звезды сияли на головами. Силла предложил своей гостье флягу с настоем из трав. Сказал, что путь на Север долгий. И попытался объяснить, как именно добраться туда. Но зачем он говорит мне это? Ведь нет никаких шансов, что Медведица заплачет. Но и выбора нет. Вернуться в лагерь и смотреть, как Нова сходит с ума и погибает? Ну, нет. Я воин, и буду бороться до конца. Хоть с самой Смертью.

Ты - воин! Вставай, рассвета сын,
Зов сердца в твои руки меч вложил.

* * *

Здесь очень холодно. И даже купленная у торговца шуба не спасает от этого холода, проникающего под кожу, да кажется, в саму душу. Но Луна не может позволить себе остановиться. Не сейчас. Ею уже пройдет длинный путь, и чует сердце - Нова еще жива, хоть и связь с ней становится менее прочной с каждым днем.
Северные земли неприветливы. Но именно в таком климате выковываются сильные личности: когда метели сбивают с ног, а добыть себе пищу практически невозможно. Чтобы приспособиться к такой жизни, нужно преодолеть множество трудностей. И тогда станешь непобедим. Крепок, словно сталь. И с сердцем настолько теплым, что оно будет растапливать лёд вокруг.
Луна ела два дня назад, когда ей удалось убить зазевавшуюся куницу. Впрочем, два дня без еды - не самое худшее, что испытывала женщина. К тому же желание помочь верной Нове горело внутри пламенем - и ничего не могло помешать. Ни метели, ни голод, ни тяжесть подъема на большую высоту. В округе было пустынно - вот уже неделю Луна не встречала ни души. Поэтому таверна, увиденная женщиной на приличной высоте, удивляла. Небольшое помещение выглядело старым и шатким - как же оно выдерживает все эти метели? да и вообще, какой толк открывать таверну в таком безлюдном месте? Однако от желания войти и выпить чего-нибудь согревающего Луна не отказалась. Каково же было ее удивление, когда внутри были посетители. Причем их сложно было назвать жителями этого края...

Отредактировано Luna (2015-04-16 16:20:53)

+1

3

Эльфийка тяжело вздохнула и, передернув плечами от резкого порыва ветра, поплотнее закуталась в теплый плащ на меху. Кейнвен откровенно не любила холод, хотя и была способна выдержать температуру, намного превышающую людской предел. Но зачем делать это, если нет особого смысла? Увы, смысл был, и жрица сама на него подписалась.
Как и все приключения девушки, как бы она того не отрицала, этот путь начался с чужой проблемы и просьбы. И хотя темную ничто не обязывало не столько помогать, сколько даже пытаться это сделать, девушка все равно согласилась попытаться. Потому что ей было скучно. Опять.
Вечно.
Люди грезят о бесконечно долгой жизни, вечной молодости, богатстве и славе. Что ж, у Кейнвен было все из вышеперечисленного, но ничего кроме тоски она по этому поводу не испытывала. Ей было скучно. После того как ее спокойная и мирная жизнь превратилась в стремительно летящий в ад калейдоскоп из смертельно опасный приключений, девушка мечтала о покое. Казалось бы, смерть после величайшей победы стала бы достойной платой, ведь темная прекрасно понимала - ее никто не отпустит, королям и странам всегда нужны такие как она, авантюристы, готовые сломя голову идти в бой если нужно. Даже если нет желания. Поэтому, еще тогда, в бытность простым, пусть и слегка выдающимся Рыцарем-Капитаном, когда она узнала, что обратной дороги из логова Короля Теней не будет, девушка, пожалуй впервые за очень долгое время, обрадовалась. Смерть означала покой, умиротворение и забвение. И это было именно то, чего желала темная, особенно после предательства столь близкого сердцу человека. Нет, эльфийка не была слабой и не желала сдаваться - иначе с легкостью покончила бы жизнь самоубийством, - но пасть в бою, завершив миссию... Чем не подарок судьбы?
Однако, жизнь повернулась иначе.
Девушку спасли. И если бы это были ее соратники, все было бы не так страшно, но к несчастью, вытащить девушку из под падающих камней пришли совсем другие твари, которым просто нужен был сосуд, чтобы совершить то, что планировалось больше тысячи лет. И девушку против воли вовлекли в эти события, превратив в порождение больной фантазии давно сгинувшего бога. Можете ли вы представить себе ощущение, когда вместо своей души ощущаешь темный, злой, вечно голодный сгусток тьмы, который рвется наружу. Не дает спать, и думать о чем-то кроме утоления нескончаемого голода, который, не получив пищи срок, начинает пожирать своего владельца.
Но Кейнвен справилась и с этим, смогла победить проклятье и вернуть свою душу обратно. Только вот... темная изменилась. Наверное так меняется человек, познавший божественное могущество, на мгновение ставший властелином мира и тут же покинувший этот пьедестал. Нет, дроу не жаждала власти, не стремилась к могуществу. Все это стало просто бессмысленным, после прогулки по городу мертвых.
Могущество, власть, сила это все у нее было и так, единственный дар,- или проклятие, это еще как посмотреть, - богов, заключался в том, что отныне темная могла посещать множество миров, в которые вели тысячи дорог из Города Мертвых. И больше У кейнвен не было места, в котором она могла бы осесть и жить спокойно и размеренно. Да и не хотела она этого. Ее сердце звало ее вперед, навстречу очередному опасному приключению.
Подальше от беспощадной скуки.
Тряхнув головой, чтобы отогнать упаднические мысли, девушка скользнула взглядом по медленно, но верно затягивающемуся свинцовыми тучами горизонту: приближалась метель. И хотя, дроу с чистой душой могла сказать, что предпочтет вьюгу тому ослепительно, а в ее случае это не игра слов, голубому небу и яркому северному солнцу, ей следовало поторопиться. Спастись от снежной бури, куда сложнее чем от самого умелого врага. Природа беспощадна, и темной совершенно не хотелось проверять ее милость по отношений к себе.
С некоторым облегчением сбросив капюшон, - наконец-то убрав с глаз мешающий видеть, но все же защищающий от ослепляющего света, мех которым был подбит плащ, - девушка вглядывалась в однообразную снежную равнину, раскинувшуюся на много лиг вперед. Для жрицы было загадкой, как люди могли добровольно жить в такой местности, но сейчас темная испытывала к этим смельчакам что-то вроде благодарности - над белоснежной равниной поднимался отчетливо видимый столб дыма.
Где-то там впереди было жилье, в котором можно было найти убежище от ненастья.
Возможно, эльфийке стоило бы задуматься о том, пустят ли ее на порог, - все же она была подземной жительницей, дроу, которых мягко говоря не любит простой народ, - но в этом мире, как она успела уже выяснить, к дроу отношение было иным. Здесь их звали ночными эльфами, и, как лучница обнаружила, сражались они на стороне "светлых" сил. А то что выглядела она не совсем как они... Ну мало ли какие причуды бывают в природе?
Но, признаться честно, отношение к своей персоне девушку волновало мало, да и жалости в ней было немного, поэтому в случае отказа в приюте, дроу не раздумывая бы убила отказавшего, все равно получив бы кров и пищу.
Да, у темной совершенно нет совести. Хотя есть разумность - поэтому такие ситуации эльфийка все же предпочитала улаживать миром.
Во избежание ненужных проблем.
В который раз дроу пожалела о том, что взялась за эту работу, привычно сыграв роль наемницы. Хотя прекрасно знала, что вздумай кто переписать последнюю неделю ее жизни, позволив начать заново знакомство с этим миром, поступила бы точно так же. Но это не мешало ей ворчать на саму себя и изредка поминая по матери "трепетно любимый" пантеон богов, "осчастлививший" ее своим даром Дороги.
Очередной раз четырхнувшись, темная мысленно пообещала самой себе больше никогда не соваться на север, и решительно потопала, - идти по нормально по такому снегу не выходило, - в направлении предполагаемого жилья.
Поднималась вьюга.

***
На это дельце девушка подписалась случайно, но вполне ожидаемо: как это и бывает, в одном из густо забитых трактиров к девушке подсел обычный парень с непримечательной внешностью. В толпе таких из ста сотня. Мягко попытался выяснить, чем девушка промышляет на жизнь и искренне обрадовался, обнаружив вольного наемника. Правда дроу было как-то непривычно получать снотворное, - Неизвестное, в потому и не распознанное, - в пищу и просыпаться привязанной к стулу, да еще почти ослепленной от яркого света бьющего прямо в глаза. В первый миг темная было уже подписала смертный приговор решившимся такое провернуть, но ее остановило любопытство: Зачем прибегать к таким крайним мерам, чтобы заполучить наемника для выполнения задания?
Ее любопытство было удовлетворенно, к сожалению, лишь частично, но и этого хватило чтобы девушка передумала проводить кровавую расправу. История нанимателя была проста и красива, и так же лжива: Совсем недавно он, наниматель то есть, соединил себя узами брака со своей возлюбленной; Молодые были счастливы, пока однажды любовь всей его жизни не стала чахнуть прямо не глазах; Не в силах смотреть на то, как умирает любимая, мужчина искал способ чтобы спасти ее; Но увы, никакой лекарь не мог сказать ему от какой хвори умирает его жена, и тогда отчаявшийся муж обратился к мифам; Мол, есть на далеком севере тотем медведицы, что может исцелить любую болезнь; Сам он, конечно, не может отправиться на поиски, он должен быть рядом с супругой, а потому просит помощи, у нее, Кейнвен, в этом деле.
Дроу честно держала лицо кирпичем, периодически кивая и делая грустные глаза, изо всех сил пытаясь не рассмеяться. Ложь девушка чувствовала так же хорошо, как и острые специи в еде, поэтому обмануть ее было задачей не из легких. Тем более выдумав такую сопливую и грустную историю, до которых так падки женщины. Видимо на это и ориентировался наниматель, после того как выяснил, что именно женщина будет выполнять эту работу. Дроу от души повеселилась, наблюдая неумелую игру плохого актера в исполнении своего заказчика.
На самом деле, она могла бы мгновенно порвать или разрезать те путы, которым была скованно и спокойно убить всех присутствовавших при разговоре. Но не стала. Потому что даже полученное таким образом задание показалось ей довольно забавным и интересным.
Нет, она вовсе не собиралась отдавать тотем, - если конечно найдет его, - этому человеку. Перебьется. Но такая вещица могла бы пригодиться ей самой. Мало ли что может случится в жизни.
Поэтому на задание она согласилась. Конечно, просто так, на слово, девушке никто не поверил. Наниматель потребовал клятву. Дроу с легкостью ее дала, немного переформулировав и тем самым обманув магию клятвы. Хотя не солгала ни словом - иначе бы клятва не была заключена.
Все же, в умении играть словами и красиво говорить, полученном в бытность при дворе в качестве политической фигуры, были определенные плюсы. Хотя минусы ситуации, при которой данные навыки были получены, существенно превышали их пользу.
Но, что ни делается, все к лучшему.
Убедившись, ( ну-ну!) что наемница "на крючке" наниматель щедро выдал дроу аванс и "отпустил". То что от мучительной смерти мужчину спасло лишь любопытство эльфийки он так и не узнал.
Впрочем, еще будет время.
***

Когда за спиной эльфийки захлопнулась массивная дверь и ледяной ветер перестал бить в спину, девушка облегченно перевела дух, и с удовольствие вытряхнула набившийся в капюшон снег. Хотя температура тела дроу была на порядок выше чем у любого другого существа, - эльфийка не чувствовала особой разницы в колебаниях температуры от плюс двадцати до минус двадцати, - даже ей было не комфортно в таких условиях. Впрочем, она и так пошла на уступки самой себе сменив привычный плащ-невидимку на теплый, подбитый мехом, зимний вариант.
Обычно на нее странно косились, видя как темнокожая эльфийка спокойно разгуливает в одном лишь, далеком от теплого и закрытого, доспехе, когда температура опускалась ниже минусовой отметки.
В таверне ей уделили лишь толику внимания, положенную любому пришедшему: в этом мире в дроу не было ничего удивительного. Разве что, история ее появления в этих местах. Поэтому быстро пробежавшись взглядом по вновь прибывшей, обыватели вернулись к прерванным ради подобного приветствия делам. Дроу такое положение вещей более чем устраивало, и девушка более не обращая внимания на окружение направилась прямиком к трактирщику, маячившему за высокой стойкой.
- Комнату, горячий ужин, - по потемневшему от времени дереву прокатилась золотая монета, небрежно извлеченная эльфийкой из кошелька.
- Оружие? - ловко смахивая монету в ладонь, и делая знак служанке, спокойно осведомился трактирщик.
- Только лук и рукоять, - Кейнвен спокойно извлекла из-под плаща рукоятку меча Гит, продемонстрировав ее мужчине. Сняла с плеча лук, и отстегнула от бедра колчан со стрелами.
Хмуро оглядев представленное ему оружие, мужчина неодобрительно хмыкнул, но спорить не стал, хотя был уверен, что эльфийка выдала ему далеко не весь свой арсенал. Но спорить не стал, придя к выводу, что раз эльфийка не стала упрямится с оружием, то и выхватывать его попусту не станет.
- Лук оставьте у двери, в этом заведении не принято трапезничать с оружием, - кивнув в сторону небольшой стойки для оружия произнес трактирщик, - Чего желает леди?
- Красное вино к ужину, подогретое, - правильно истолковать последний вопрос мужчины эльфийке не составило труда. Дождавшись кивка-подтверждения, дроу соблюдая местные правила, вернулась к двери, оставляя его на предназначенной для этого оружейной стойке, и отправив туда же колчан, направилась к приглянувшемуся ей столику, в темном углу. По привычке устроившись спиной к стойке трактирщика и лицом к двери, эльфийка сбросила с плеч потяжелевший от снега плащ, и бережно повесив его на спинку соседнего стула, принялась лениво разглядывать зал, краем уха прислушиваясь к болтовне.
Сплетни всегда полезны, даже в другом мире.
Спустя десяток минут, одна из девчонок- служанок, - скорее всего дочерей хозяина, - опустила на стол перед Кейнвен поднос с дымящейся жаренной картошкой и мясом. Следом на стол перекочевала довольно объемная деревянная чаша, от которой приятно пахло специями.
" Глинтвейн!" - эльфийка любила этот напиток, но не ожидала его получить. Впрочем, поразмыслив, пришла к выводу, что о каком бы мире не шла речь, не стоит забывать, что: везде небо как небо, и люди как люди. Нет ничего удивительного, что и в этой мире известен этот напиток. Название, он, конечно, может носить иное, но разве это важно?
Кивком головы отпустив девчушку, темная обеими руками взяла чашу, грея пальцы о успевший нагреться деревянные бока, и сделала первый маленький глоток, наслаждаясь теплом, тут же окутавшим все тело.
От задумчивого созерцания стены Кейн отвлек резкий скрип и порыв холодного ветра, прилетевшего с улицы. Переведя взгляд,
дроу с интересом взглянула на вновь прибывшую... соплеменницу? Пожалуй. Она уже видела представителей другой фракции, тоже ушастых и наглых, но к ним вошедшую в таверну эльфийка не относилась. Значит, ночная. Значит, как бы сородич.
"И что же привело тебя в такую даль, на сервер?".
Кейнвен на мгновение встретилась взглядом с эльфийкой и отчетливо поняла, что встреча не случайно. Словно щелкнул в голове маленький рычажок, отвечающий за дар предвидения.
Дроу, вполне искренне пожелала ночной удачи, в каком бы деле она ее не преследовала.
Слишком знакомая боль промелькнула на дне аметистовых глаз незнакомки.

+1

4

Войдя в таверну, Луна сразу же встретилась взглядом с дроу, что вызвало у нее бурю мыслей. Дроу редко шлялись без дела, а основным их занятием было заказное убийство. Не отводя взгляда, женщина будто пыталась прочитать мысли незнакомки. Что она здесь делает? Неужто по мою душу? Впрочем, враждебных действий не последовало, да и вообще лучница выглядела довольно уставшей. Закрыв, наконец, дверь, Луна генеральским шагом направилась к барной стойке, положила на столешницу замерзший чакрум и смерила взглядом владельца таверны, бурчащего о недопустимости такого поведения. Впрочем, церемониться не было времени.
- Дам один золотой за крепкую настойку. И еще пять, если знаешь что-нибудь о Тотеме Клана Медведя, - женщина пыталась говорить как можно тише, но вряд ли ее отработанный четкий голос остался бы не услышан лучницей.
Трактирщик замялся: его терзало желание заработать легкие деньги, но ни о каком Тотеме он знать не знал. А потому лишь открывал и закрывал рот, будто рыбешка, выброшенная на берег. Он пропыхтел еще с полминуты, а затем пожал плечами и удалился, вернувшись через минуту с кружкой.
Еловая настойка обжигала горло, а по спине бежали мурашки. Обе посетительницы таверны явно были заинтересованы в друг друге: точнее, в цели нахождения здесь. Луна фыркнула, с облегчением почувствовав, как ослабевает чёртов насморк. Холодина была несносная.

Я пел о богах, и пел о героях, о звоне клинков, и кровавых битвах;
Покуда сокол мой был со мною, мне клекот его заменял молитвы.
Но вот уже год, как он улетел - его унесла колдовская метель,
Милого друга похитила вьюга, пришедшая из далеких земель.

* * *

- Ты слышала это, Нова? - с беспокойством спросила Луна, пытаясь уловить источник шума в кронах деревьев. Пантера, замерев, приподняла одну лапу и помотала головой.
- Ладно, идем.
Бескрайние владения Селемин не могли не удивлять. Лес был по истине огромен и густо заселен разными существами: естественно, лишь теми, кому было позволено находится здесь. В основном это были дриады, лесные девы, ухаживающие за лесом. Луне редко удавалось удивить дриад: уж больно не любили они показываться на глаза. Порой сюда захаживали друиды: иногда просто так, иногда на встречу с принцессой Мираной. Жизнь в Серебряном лесу кипела: войны Селемин всегда были на страже границ, а Древние безмятежно занимались своими делами.
Женщина ехала верхом на своей пантере, патрулируя территорию. Солнечные лучи мягко гладили землю, проникая между пышными кронами. Звук, исходящий сверху, повторился. Нахмурив брови, Луна остановила зверя и спешилась. Поднеся ладонь ко лбу, она пыталась рассмотреть, что прячется там, наверху. Неожиданно перед ней появилась дриада Аюшта - единственная, которая не боялась слуг Селемен.
- Здравствуй, Луна. Здравствуй, Нова - звонко поздоровалась Аюшта, махнув рукой, отчего раздался звон ее браслетов.
Женщина приветливо кивнула и указала на крону дерева, под которым стояла.
- Там кто-то есть, - заверила воительница.
Аюшта кивнула.
- Безмолвная лучница дроу. Ей нужно отдохнуть немного. Я как раз собрала для нее ягод. Хочешь, и ты угощайся! - проговорила дриада, протянув небольшую плетеную корзину с ароматными ягодами.
Луна отрицательно покачала головой.
- Аюшта, чужакам нельзя в Серебряный лес!
Дриада нахмурила брови и протянула:
- Не говори так! Наш лес рад каждому. Поверь мне, она добрая. Я чувствую это.
Лунная всадница нахмурилась: воинские обязанности не сочетались с голосом сердца. Дриаде, как и всем Древним, можно было верить. Пойдя против воли хранительницы леса, можно навлечь гнев Селемин. Кивнув на прощание, Луна удалилась, бросив еще один взгляд наверх. Никого не было видно.

* * *

Резким шагом женщина направилась к столику дроу и спросила прямо, не в силах более гадать:
- Что ты делаешь здесь, на Севере?

+1

5

Темная медленно, с достоинством столь присущим всем представителям ее народа, подняла голову, прямо встречая направленный на нее взгляд. И хотя слова девушки можно было посчитать угрозой, поскольку звучание их было весьма грубым, Кейнвен не торопилась оскаливать в ответ клыки.
- Полагаю, тоже что и ты, - темная едва заметно улыбнулась, приподняв уголки губ, но не обнажая клыков. Обоснованно это было скорее привычными в ее мире традициями: обнажать клыки было не слишком культурно и вежливо, к тому же такой жест мог быть расценен как акт агрессии и начало конфликта. Конфликтовать жрица не желала, она слишком устала от пешего перехода по заснеженной равнине, а холод, не смотря на ее происхождение, все же сумел добраться до сердца девушки. Возможно, будь темная в ином расположении духа и в лучшей форме, она бы и устроила драку, просто так, размяться после застоя, но не теперь.
Кейнвен прекрасно слышала о чем спросила трактирщика незнакомка, и поразмыслив, решила не лгать ночной. Ей, по сути, артефакт был не нужен. Несомненно, она взяла на него заказ, но ее не связывало ни клятва, ни деньги, только ее собственной желанеи выполнить его. А такого желания у эльфийки не было.
В тоже время, Кей определенно заинтересовалась своей неожиданной собеседницей.  В глазах той, которая сейчас стояла перед ней, была слишком знакомая самой темной боль: такие глаза могут быть только у тех, у кого умирает кто-то близкий.
Близкий настолько, что разлука с ним может сломать.
- Присаживайся, - темная кивком голвоы указала на свободный стул напротив. Девушка не сомневалась в том, что соискательница артефакта захочет поговорить. Хотя бы для того чтобы выяснить, что известно ей, Кейнвен, об искомом тотеме. А дроу была совсем не прочь поделиться информацией.
Как бы не судили темных эльфов, в каких бы грехах не обвиняли, - вполне оправдано по большей части, - Кей все же сильно отличалась от своих собратьев по крови. Выросшая на поверхности, она знала не только жестокость, злобу, предательство и ненависть, что правили в подземных городах дроу, но и то, что так присуще всем дартиирам*: заботу, любовь, сочувствие, сожаления. В ней удивительным образом переплетались жесткость и темперамент дроу и мягкое, ласковое понимание служителя света. Иногда такая двойственность играла ей на руку, иногда нет, но эльфийка совершенно не жалела о своей особенности.
Ей, как истинной дроу, нравилось быть особенной.
Будь на ее месте другой представитель этой расы, он бы не задумываясь вытянул из столь опрометчиво откровенной собеседницы всю информацию, а затем тихо убил, спрятав тело среди вечных снегов и льда. Потому что так было бы правильно: избавиться от конкурента, получив от него все, что только можно было.
Кей была иной. Рассуждая про себя о будущем, она все больше склонялась к варианту, де окажет помощь этой незнакомке. Во-первых, потому что ей было любопытно, - Зачем ночной понадобился этот артефакт? Во-вторых, потому что девушка любила компанию, путешествие в одиночестве навевло на нее скуку, которую обычно могла развеять только чужая кровь.
Но настроения убивать у жрицы тоже не было.
- Зачем ты ищешь Тотем? – негромко поинтересовалась дроу, делая очередной глоток из чаши и не торопясь приступать к трапезе. Сначала стоило согреться. К тому же, воспитанной в лучших традициях светлых эльфов, девушке казалось невежливым приступать к трапезе, пока ее собеседник сидит голодным. – Меня наняли, чтобы найти его. Кто – без понятия. Имя, которым представился наниматель совершенно точно вымышленное. Обстоятельства, которые вынудили его искать артефакт тоже. Учитывая, как он перестраховался, взяв с меня клятву, думаю, вещичка ему очень нужна, так что нужно быть осторожней. Ах да, клятвой я с ним не связана, - темная довольно улыбнулась, насмешливо щурясь и вспоминая, как мгновенно успокоился наниматель, стоило ей якобы принести клятву, - На этой земле еще не родился человек, способный переиграть меня на этом поле.
Выкладывая эту информацию, эльфийка пыталась наладить контакт. Определившись с дальнейшими действиями, то есть выбрав совместное путешествие с незнакомкой, она стремилась если не завоевать доверие, то хотя бы сгладить возможные «углы».
- Мое имя Кейнвен, можно просто Кей, - темная кивком обозначила приветствие и выжидательно рассматривала собеседницу.

*Дартиир - на языке дроу эльфы живущие на поверхности.

+1

6

Удивленная спокойствием дроу, Луна растерялась, приоткрыла рот от удивления, но рядом все же села. Она знала, что алчность и самолюбие - черта всех подземных эльфов, и своей наглостью она может лишь спровоцировать сражение. Впрочем, Луна к этому была готова: а как иначе дела делаются?
Опасения подтвердились: дроу тоже искала мифический Тотем. Луна напряженно сжала кулаки: О нем забыли на тысячелетия, но как только он понадобился мне, появились и другие желающие?! И так всегда, черт побери. Как оказалось, не дроу ищет артефакт - а её наниматель. И несмотря на все эти разговоры о несостоявшейся клятве, Луну не покидало чувство беспокойства.
- Сколько он платит? Я дам больше, если вопрос в этом. Эта вещь слишком нужна мне.
Обычная дроу, противно ухмыльнувшись, тут же бы попыталась убить собеседника, услышав такую фразу. Даже если дело действительно было в деньгах, дроу сказала бы: "Думаешь, меня можно так просто купить?" - и, достав из голенища сапога кинжал, тут же воткнула бы его в сердце оппонента.
Обычная дроу. Но не та, что сидела сейчас напротив. Она была на удивление спокойной и разговорчивой - ни первого, ни второго, Луна бы от дроу не ждала.
Впрочем, что за расизм? - укорила себя женщина. Как-никак, они были представительницами древнейшей расы эльфов. Ночные, темные, кровавые, лесные - это ведь не так важно, правда? Она, кажется, довольна честна сейчас. Стоит ответить тем же. Или это ловушка?
- Мой близкий друг попал в беду, - решилась поделиться слуга Селемин. - Неизвестное оружие, заражение. Все это очень сложно. Целители и маги бессильны. Мне нужно найти этот Тотем.
Если он, конечно, существует.
Живот предательски заурчал, почувствовав аромат картофеля и мяса. Луна пыталась не отвлекаться - но она не ела уже несколько дней. Я не должна тратить время зря. Что я вообще тут сижу?

* * *

Луна распахнула глаза, и увидела перед собой обеспокоенное лицо волшебницы. А еще недовольную морду Новы.
- Вы в порядке, наконец, - протянула волшебница. - Вы потеряли сознание, но кошка привезла Вас в лагерь.
- Что?! Мне нельзя здесь находиться, идет война! - вскрикнула Луна, пытаясь встать с кровати. Однако обнаружила, что не может. У нее совершенно нет сил.
- Вы уже взрослая, а совершенно не понимаете очевидных вещей. Нельзя оставлять организм без пищи так долго! Тем более, пить при этом зелья, которые весьма токсичны на голодный желудок! - девчушка почти что кричала.
- Не было времени, - пробубнила Луна.
- Это не то, что можно попросту отложить на несколько дней, - недовольно проговорила волшебница и подвинула к кровати поднос с небольшим количеством еды. - Много сразу нельзя. Организм должен восстановиться.
Луна прошептала слова благодарности, и волшебница вышла из палаты. А Нова сидела и сверлила хозяйку недовольным взглядом.

* * *

- Луна, - сухо представилась воительница, понимая, однако, что слишком резка. Женщина вообще была не из разговорчивых. Позвав хозяина таверны, который все это время наблюдал за посетительницами, Луна заказала сытный ужин. Однако, после него нужно было выдвигаться.

+1

7

- За знакомство, - эльфийка отсалютовала собеседнице деревянной чашей и сделала несколько глотков.
« Значит друг. Я не ошиблась.» - лениво катая на языке приятную пряность напитка, темная внимательно разглядывала собеседницу, подмечая малейшие изминения в глазах и мимике Луны. Не даром Кейвен была приближенной Лорда Нашера. Жизнь при дворе обучила девушку множеству вещей, в том числе и умению, читать собеседников, подмечая, как они воспринимают те или иные слова, новости, жесты. Это помогало найти союзников и иобличить врагов.
Луну было не просто прочесть: ночная держалась спокойно и даже отстраненно, но все же в едва заметно расширившихся зрачках, легкому сомнению в голосе, дроу прочла удивление собеседницы.
- Удивлена? Я сирота, меня вырастил лесной эльф, - постороннему, не знавшему всех тонкостей культуры разных ветвей народа эльфов, эти слова не сказали бы ни о чем. Но тот, кто был в курсе, разбирался в менталитете и морали, легко бы вычленил главное: иная. Не такая как другие, кто приходится ей родней по крови.
Зачем она открылась? Доверие и еще раз доверие. Дроу могла бы согласиться встать на сторону Луны как та и предлагала, хотя такое предложение само по себе было оскорбительно: верность дроу нельзя купить за деньги. Будь Кейнвен не столь расслаблена и довольна жизнью, собеседница бы напоролась как минимум на соответствующее оскорбление, - забирать жизнь ночной не входило в планы жрицы, - но немного отогревшись в тепле девушка расслабилась и предпочла сделать вид, что не слышала оскорбительного предложения.
- Не так много, чтобы стоило переться в такую даль. Всего полтысячи монет. Золотом, - для темной это действительно были мелочи. Да что там говорить, если только на то, чтобы отстроить заного свою крепость у нее ушло почти четыреста тысяч. Все тем же золотом, ценность которого во всех мирах была одинакова.
О коллекции любимого оружия, где каждый клинок стоил не менее двадцати тысяч говорить и вовсе не приходилось.
Но посвящать в такие детали новую знакомую дроу не собиралась. Да и незачем было. Хотя Луна была интересна жрице, темная отчетливо понимала, что вряд ли с ней еще когда-нибудь пересечется. Город Мертвых нечасто позволял ей дважды побывать в одном и том же месте, к тому же ход времени в разных мирах был абсолютно различным. В ее родном мире мог пройти всего час, а где-нибудь в другом куске реальности уже прошло несколько веков.
Впрочем, эльфы почти вечные существа, может быть когда-нибудь и пересекуться вновь их дорожки жизни.
Заметив, что сотрапезнице тоже принесли ужин, темная негромко выдохнула пожелание приятной трапезы на языке дроу, и на некоторое время отстранилась от реальности занимаясь исключительно поглощением пищи. Впрочем, это не мешало девушке строить план дальнейших действий.
« Если диалог сложиться удачно, дальше двинемся вместе. Плюс.» - девушка чуть нахмурила брови, раздумывая, - « Отправиться дальше сейчас – невозможно. Минус».
Идти дальше в снега сейчас и правда было самоубийством: за окнами выла метель. НА равнину налетела пурга, которую так старалась обогнать Кейнвен пока была в пути. Можно конечно рискнуть и двинуться дальше, но это глупо. Тем более что ни она, ни ее новая знакомая не знают куда конкретно следует отправиться. А Север огромен…
« Раз дороги не знаем мы, нужно искать проводника.»
Мысль была более чем разумной, но это могло немного подождать, хотя бы пока девушки не закончат трапезу.
Расправившись со своей порцией, дроу взглянула на торопливо доедающую свою Луну.
- Не торопись, идти прямо сейчас нет смыла, - дроу говорила спокойно и твердо, но ее слова звучали подобно просьбе. – Я понимаю, тебе кажется, что нельзя медлить ни секунды, но подумай сама: Как далеко мы уйдем в такую метель? А главное куда? Ни ты, ни я не знаем где искать артефакт, а Север – слишком расплывчатое обозначение.
Говоря все это эльфийка больше не смотрела на собеседницу ее внимательный и цепкий взгляд скользил по рассредоточившимся за столами людям. Что она искала? Подсказку. Что-то что выдаст того, кто может им помочь. И дроу не ошиблась.
Ее внимание привлек немолодой мужчина, так же пристально разглядывавший ее и Луну. Во взгляде мужчины не было ни единой мысли или отголоска эмоций, но губы его, кривила насмешливая ухмылка, в которой дроу буквально прочитала  - « Ну-ну, посмотрим как долго вы будете его искать!».
Знакомая ухмылка. Она уже видела человека, который ухмылялся точно так же и нагло лгал глядя прямо в ее глаза. Этого человека она убила лично, сама, за то, что тот не то что разбил, разорвал ее сердце на маленькие куски и втоптал их в грязь.
Прощать темная умела плохо. Прощать предательство не умела вовсе.
Девушка недвусмысленно оскалилась: такое отношения она не любила, и снисхождения этот человек не получит никогда.
Возможно, ее осудят за бессмысленное убийство. Пусть. Ей все равно плевать.
- Видишь его, - темная кивком головы указала Луне на столь неприятного ей человека. – Он что-то знает, но делиться знаниями не собирается. Насмехается. Я бы поговорила с ним. Так, как умеют только представители моего рода. Позволишь?
Дроу не просила разрешения в буквальном смысле. Не спрашивала одобрения. Ей нужно было знать, как отнесется ночная к подобному предложению: отвергнет, примет, попробует предложить иной выход? В совместном путешествие допустимы шероховатости и трения, но не открытая конфронтация в вопросах морали.

+1

8

Луна, кивнув, приподняла кружку и в миг управилась с настойкой. Мысли размылись, женщина взглянула на бокал дроу, наполненный теплым вином, судя по цвету и аромату. Луна вино не признавала: либо пиво в воинской компании, либо что-то крепкое для разогрева. То, как Кейнвен держала чашу, говорило о знании придворного этикета: темные пальцы изящно охватывали даже неровную поверхность дерева. Осанку она так же держала ровно, что было не слишком характерно для дроу, привыкших горбиться, пролезая по подземным пещерам. Поэтому, услышав о лесных эльфах, Луна ухмыльнулась. Да, они-то любят соблюдать манеры. Впрочем, дроу есть дроу: лесным эльфийкам, водящим хороводы под веселые песни, не удалось избавить Кейнвен от любви к оружию. И от привычки заговорщически скалить зубки. Украдкой посмотрев туда, куда был уже несколько минут направлен взгляд дроу, Луна фыркнула. Мужчина этот был ей знаком - быть может, еще до посвящения в воины Селемин, потому как Луна не помнила ни его имени, ни обстоятельств прошлой встречи. Как не вспомнит солнца земля зимою, так не вспомнить и мне его... Впрочем, слуга Селемин давно смирилась с частичной потерей памяти. По крайней мере, в ее жизни появилась цель. И появился друг.
За окном выла метель. Хозяин то и дело беспокойно глядел на крышу и прикусывал губу, будто бы укоряя себя, что не починил её во время потепления. Хижина трещала, будто ветки в костре.
- Эта метель - верный признак того, что мы на верном пути, - не согласилась Луна. - Будто бы Природа защищает эти скалы.
Тотем Клана Медведя - часть истории друидов. А они, хоть и кажутся приветливыми мудрецами, не признающими конфликтов, всегда готовы встать на защиту своего наследия. Силла был единственным друидом названного клана, но были и другие - возможно, они не хотели, чтобы кто-то нашел святыню их сородичей. Луна была твердо уверена - останавливаться нельзя.
- Он в горных пещерах. Где-то рядом. Я чувствую это, - процедила женщина.
Быть может отвар, которым несколько недель назад Силла угостил свою гостью, действительно обострял её интуицию. А может, она просто хотела надеяться на это.
Луна уставилась на Кейнвен. Что таить, девушка и сама решала большинство споров с помощью грубой силы. Однако сейчас её терзало следующее противоречие: сидеть в сторонке, зная, что за углом будет хорошенькая драка, она не могла; но если бы она приняла участие, силы были бы явно не равны, и победа была бы не слишком заслуженной. Лоб в лоб, один на один - Луна всегда следовала этому принципу со своей стороны. Враги, конечно, нет: те подкрадывались за спину в Невидимости, спрыгивали с деревьев, или же ходили кучками. Жалкое зрелище. Впрочем, дроу вряд ли волновал рыцарский кодекс новой знакомой. А потому Луна лишь пожала плечами:
- Как пожелаешь. Но ты ведь тоже поняла, что он маг? Может быть неприятно.
Луна не любила магов.
Точнее, ненавидела всей душой.
Да, безусловно, те милые девчушки, что ухаживали за воинами после боя или лечили во время сражения, были полезны. Но Луна не могла смирится с тем, что десятки лет они обучаются в своих Академиях, зарываясь в книги, теряя силу и здоровье. И выходят: тощие, бледные, не умеющие держать оружие в руках.
Женщина в очередной раз фыркнула.

+1

9

- Да хоть магистр, - пренебрежительно  фыркнула дроу, скосив взгляд на собеседницу и раздумывая, стоит ли раскрывать одну из своих способностей. Пожалуй, все же, стоило. - Ни одному магу не справиться со жрецом, которого поддерживает его божество.
И это было правдой: маг, насколько бы могущественнен он не был имеет определённый запас силы, исчерпав которую более будет неспособен применять свой дар. Жрецы же, по сути, ограничены лишь мощью своего божества и его желанием помогать. Расположение Миеликки, которой служила темная не вызывало сомнений, а это значило, что ограничений в силе у девушки почти не было. А уж учитывая причину, по которой девушка собиралась обратиться к покровительнице и зная сострадающую натуру богини, Кей не сомневалась в поддержке божества.
- Допустим, я доверюсь твоему чутью, - помедлив заметила тёмная, имея в виду ранее сказанное Луной. - Но информация никогда не бывает лишней. Дай мне десять минут. Я вернусь и мы отправимся.
Не дожидаясь ответа девушка чуть отодвинулась от стола и выпрямилась. Пружинистой похдкой хищника, готового в любой момент броситься к добыче отправилась в сторону предполагаемого информатора. Кей не ссутулилась и пригибалась выросшая среди людей и эльфов одно время она очень переживала о своём невысоком росте и старалась казаться как можно выше. Именно из-за этого у девушки выработалась привычка всегда держать спину идеально прямо. Будто кол проглотила.
- Доброго вечера, уважаемый,- тёмная бесцеремонно опустилась на свободный стул за столиком мужчины. Ответом ей была вопросительно вскинутая бровь. Тёмная слегка улыбнулась: самообладание у этого человека было на высоте.
- Чем могу служить?...
- Тотем Клана Медведя, - просто ответила девушка, продолжая улыбаться. - Все что вы знаете о нем.
Мужчина не ответил. Он буравил эльфийку тяжёлым взглядом, а затем девушка почувствовала как вокруг ещё головы сжался раскаленый обруч. Ментальная магия. Пытается выяснить кто она и откуда? наивно.
Не прилагая особых усилий, жрица разорвала чужое заклинание, и покачала головой:
- Не стоит так делать, я же могу и обидеться.
Оскал тёмной никто не назвал бы дружелюбным.
Заметив как удивленно расширились зрачки человека, тёмная фыркнула: Что, никогда не встречал отпора, смертный?
- Не люблю долго ходить вокруг да около. Либо ты сейчас добровольно делишься со мной информацией, и мы мирно расходимся, либо я вытяну ещё из тебя очень неприятным способом и ты умрёшь. Решай.
В доказательство своих слов тёмная на пару секунд спустила с цепи Голод, позволив его жадным щупальцвм дотронуться до мужчины. Как пища для проклятия человек был не лучшим вариантом, но подобный исход был вполне возможен. Тёмная аура проклятия опутала эльфийку, и должно быть все присутствующие в трактире почувствовали ее.
Мужчина вздрогнул, попытался отшатнуться, встать и сбежать, но Кей ловко спеленала его чарами, заставляя остаться на месте.
- Что... что это?!
- Голод это ужин, знакомься, - тёмная негромко рассмеялась, отчего человек передернул плечами.
- Я скажу...
- Умница, - девушка довольно улыбнулась и привычным волевым училищем нацепила мысленный поводок на проклятие, загоняя его обратно в тёмный уголок души. Узоры на коже девушки, до этого выделявшиеся лишь более светлым оттенком, на мгновение вспыхнули бирюзовым: Голод был не согласен с таким поворотом событий.
- Я слушаю.
Мужчина говорил негромко, быстро и сбивчиво, стремясь побыстрее избавиться от общества столь опасного для его здоровья. Тёмная была разочарована: человек почти ничего не знал, а те сведения что имелись у него, уже были озвучены Луной.
- Живи, - на прощание бросила эльфийка и поднявшись с места, вернулась к новой знакомой, обращаясь уже к ней. - Пустышка, сказал тоже самое что и ты.

Отредактировано Keynven (2015-07-03 15:57:53)

+1

10

Безусловно, дроу была права - с необходимой информацией можно было сэкономить время. Но, с другой стороны, Луна ведь общалась с друидом из Клана Медведя - а кто, как не он, должен был обладать самыми полными сведениями?

♪ Godspeed You! Black Emperor – The Dead Flag Blues

В мгновение воздух в таверне стал тяжелым и липким. Луна, приоткрыла рот, чтобы сделать глубокий вдох, но ей стало только хуже. Повернувшись в сторону дроу, она быстро поняла, что происходит: потустороннее вмешательство. Признаться, когда Кейнвен сказала "я поговорю с ним так, как умеют лишь представители моего народа", Луна представила совсем другую картину: вождение острием стрелы вдоль шеи, игра с кинжалом и пальцами оппонента, - но уж точно не это.
Хозяин таверны повалился без чувств - видимо, темная аура оказалась для него невыносимой. Некоторые посетители таверны закашлялись. Луна отвернулась от новой знакомой и прикрыла лицо руками. Чувствовала она себя паршиво: помимо легкой тошноты и головной боли, женщина ощущала летающую в воздухе безысходность и апатию. Впрочем, магу было в сотни раз хуже.
Сложно сказать, как Лунная Всадница относилась к пыткам. Она смутно помнила, как в былые времена, во время непрекращающихся войн, вполне могла выудить нужную информацию при помощи кулаков или меча. Но еще тогда она встречала людей, считающих пытки искусством. Обычно они были довольно щуплого телосложения, с неприятной ухмылкой и запасом самых странных инструментов. "Дайте мне пять минут, и вы получите всю необходимую информацию", - говорили они. Порой, морщась в отвращении, войны соглашались на такие услуги. В войне не до морали.
Но то, что сейчас происходило с магом, было пыткой разума - такое Луна уж точно никогда бы не одобрила. Проникновение в голову - это всегда больно, а тем более если твоя магия прочнее меча. И что это за Боги у нее такие? - спросила себя Луна. Она, конечно, знала легенды о Ллос, Паучьей Королеве, матери всех дроу - та была жестока и кровожадна. Но воительница успела подумать, что раз Кейнвен была выращена среди лесных эльфов, они привили ей свой пантеон, куда менее жестокий.
Жрецы Селемин не обладали такими способностями. Богиня одаривала своих воинов огромной силой: возможностью наносить раны с помощью лунных лучей, призывать звездных дождь, видеть в темноте и в определенные моменты становиться невидимыми. Впрочем, все это годилось исключительно для боя в Серебряном Лесу. За его приделами же Луна была обыкновенным воином.

Словно по щелчку пальцев, гнетущая аура развеялась. Мужики за соседними столами стали глупо хохотать, недовольный хозяин таверны уже потирал ушибленную голову, а маг - маг обессилено положил голову на стол и зажмурил глаза. Луна, хоть и не любила магов, внутренне посочувствовала ему. А Кейнвен, как ни в чем не бывало, возвратилась за стол. Действительно оказалось, что маг ничего не знал. Получается, он стал жертвой дроу из-за своей глупой ухмылочки и нахальства, свойственного всем кровавым эльфам. Луна глубоко вздохнула.
- Не делай так больше, - проговорила она. - Он не враг, просто глупец. А теперь может остаться сумасшедшим на оставшуюся жизнь.
Воительница не раз встречала людей, которые помешались после магического вмешательства. Невольно Луна подумала: а что, если она сделает то же самое со мной, когда мы найдем пещеру?
От мыслей отвлекло...торнадо. Поднявший вверх всех посетителей таверны, всю мебель и утварь, резкий поток ветра сорвал крышу. Последним, что увидела Луна, прежде чем грохнуться с пятнадцати метров в сугроб, было лицо мага, искаженное гневом.

Отредактировано Luna (2015-07-07 10:54:28)

+1

11

- Сойти с ума? Ты серьезно? - дроу удивленно вскинула брови, глядя на собеседницу. Для девушки было непонятно как от такого легкого воздействия, - она лишь чуть ослабила контроль над проклятьем, позволяя проявится ауре, - можно было сойти с ума. Вот если бы она действительно желала свести мужчину с ума, или, что вероятнее, убить, девушка бы не стала церемониться и разводить подобные спектакли. Она бы просто отпустила "поводок" полностью. Мужчина бы не успел даже понять, что стало бы его концом, мгновение безысходного страза и голода, а затем  - здравствуй, Город Мертвых. Или куда там отправляются все разумные после смерти по здешним поверьям?
Эльфийка фыркнула. Либо Луна недооценивал психическое состояние мага, либо подобное воздействие, - да дроу даже "шупальца" Голода не выпустила! - здесь были настолько в новинку, что... Хотя, какая ей разница?
К тому же, у темный были большие сомнения в том, что здесь нет менталов. А раз они есть, любое воздействие на психику должно быть не так уж удивительно и тем более не должно нести таких последствий.
М-да, как-то это странно...
Но высказать свои мысли по поводу произошедшего темная не успела. Похоже, маг не умел проигрывать и столь унизительное поражение вышибло у него последние мозги. Жрица не любила таких антропоморфных: их нельзя было оставлять в живых ни при каких условиях, так же как и проявлять милосердие. Почему? Потому что они никогда не могли смирить с проигрышем, искали пути отомстить и часто эти пути были столь темны и мерзки, что передергивало даже видавшую многое Кей.
Стоило сразу его убить.
Девушка почувствовала возмущение воздуха, закручивающего в вихрь и не стала сопротивляться, хотя могла бы. Ей необходимо было лишь пара мгновений, чтобы ответить ударом на удар.
Обычной Кей избегала подобных малебнов, полагая их слишком грязными и неприятными. Девушка предпочитала пользоваться боевыми плетениями, на подобии молнии, огненного шара, ледяного заряда. Подобные же этому заклинанию, она использовала крайне редко. Только когда хотела убить. Причем убить мучительно и медленно. Например, в этот раз.
Разложение скользнуло с пальцев быстро и легко. Девушка не любила это заклинание еще и по той причине, что предугадать эффект от него было нельзя: это мог быть взрыв легких, отек головного мозга, или то самое разложение плоти, в честь которого и назван молебн.
Конечно, темная могла ударить чем-то по-проще, например превратить мага в головешку, но это было бы слишком просто и быстро. В настоящем бою или битве, она непременно так и поступила бы. Но по отношению к магу девушка испытывала только одну эмоцию - брезгливость. Тратить хорошее боевое заклятие на такого? Перебьется, с него достаточно и простенького по уровню, но не менее убойного, а главное мучительного Разложения.
Все действия заняли не больше секунды. Темная мстительно улыбнулась - результат в любом случае оправдает ее ожидания.
- Ssussun pholor dos! Ssussun! - сдавленно прорычаал эльфийка, отплевываясь от попавшего в рот снега. Конечно проклинать светом в ее случае было довольно странно, но звучание этого ругательства неизменно поднимало девушке настроение, что и являлось причиной его использования.
Тряхнув головой, девушка огляделась, пытаясь выяснить куда забросил ее телепорт мага. Дроу успела пожалеть о том, что оставила в трактире оружие: оказавшись в незнакомой местности, без своего клинка жрица чувствовала себя крайне не комфортно.
Надо было оставить рукоять при себе.
Дроу вздохнула и найдя глазами временную соратницу, поинтересовалась:
- И что дальше? - то что сама она, так же как Луна, сидела в сугробе, темную не смущало. Но глядя на немного нелепо выглядящую попутчицу ей очень хотелось рассмеяться.

+1

12

Отвечать Луна не стала, не её это была компетенция. Впрочем, женщина осталась при своем мнении: магия - дело крайне неприятно, пытать человека из-за его кривой ухмылочки - непрофессионально. Была ли в этой дроу великая сила, или Луна просто редко встречала такие способности, - нельзя было точно сказать. Но факт оставался фактом: эту силу почувствовали все присутствующие в таверне. А еще она разозлила мага.
Женщине повезло, что приземлилась она в мягкий сугроб, потому что в метре от себя она нащупала каменную глыбу, чуть присыпленную снегом. Селемин сегодня со мной, - с облегчение вздохнула Луна. Судя по раздавшемуся крику, кому-то из посетителей чертовой таверны повезло меньше. Так же женщина услышала Кейнвен, которая произнесла что-то на незнакомом для Луны языке. Дроу приземлилась рядом, видимо, так же мягко.
Воительница стряхнула с волос хлопья снега, которые уже начинали таять. Луна попыталась встать, но снег явно был против этой затеи - сугрубы довольно прочно сковали ноги женщины, поэтому в результате она повалилась вперед. Раздраженно фыркнув, она принялась раскачиваться, чтобы выбраться из цепких лап стихии. Когда с этим было покончено, Луна встала на камень, чтобы осмотреть местность. Благодаря дарам Селемин, во тьме она видела идеально. В сотне метров, судя по всему, блестел её чакрам, а совсем рядом валялся пьяница, чьи руки и ноги были в неестественном положении. Снег вокруг становился алым. Мужчина стонал от боли.
Повернувшись к Кейнвен, Луна спросила:
- Ты, случаем, не лечишь открытые переломы?
Вопрос был задан приличия ради. Луна прекрасно понимала, что такие раны не лечатся по щелчку пальцев, поэтому беднягу ждет мучительная смерть. Именно поэтому женщина хотела добраться до чакрама и закончить муки незнакомца.
- А что случилось с магом? - спросила Луна, шагая к оружию. Слуга Селемин догадывалась, что фраза, произнесенная Кейнвен ранее, вполне могла быть каким-то заклинанием. Наверняка неприятным. Луна не хотела знать подробности, но вот убедится, что маг мертв, было необходимо. Еще одного торнадо женщина бы не желала. С другой стороны, сейчас они были в горах, несколько выше уровня, где находилась таверна. Они стали чуточку ближе к цели. Держись, Нова. Я сделаю всё, чтобы ты была в порядке.

+1

13

- Случаем - нет. А вот молебном вполне могу, - темная пожала плечами, и выбравшись из холодных объятий снега, направилась к стонущему мужчине. Можно было бы конечно и не заморачиваться: добить беднягу дабы не мучался и с чистой совестью, - совестью темная вообще не пользовалась, - отправиться дальше, но... Забирать чужую жизнь, даже из милосердия, дроу не желала. Нет, вы не подумайте, она вовсе не жалела о том, что фактически прибила неудачливого колдуна, что зашвырнул ее с Луной, а заодно половину таверны, в телепорт. Было за что убивать. А вот это... жизнь, что никоим образом не навредила ей. Просто человек оказался не в том месте и не в то время, неудача, печальное стечение обстоятельств. Забирать такую жизнь было неприятно и бессмысленно. Тем более когда она могла спасти ее.
Девушка опустилась на корточки рядом с раненым, изучая переломы.
Нехило же тебе досталось, мужик.
Дроу присвистнула, оценив масштаб ущерба, потянулась к божественной силе. В отличии от заклинаний, молебны не было нужды произносить вслух. В принципе, та же магия, только без вербального компонента. Руки девушки едва заметно засветились изумрудным светом. Дроу нахмурилась, обычно богиня с избытком дарила ей свою силу, даже с учетом области в которой обычно ее применяла жрица - бой. Сейчас же сила будто сочилась по капле, словно богиня не желала помогать своей жрице.
Миеликки! Будь же милосердной коей и должна быть и поделись своей силой! - мысленно обратилась темная к божеству. Отношения с покровительницей у дроу были немного иными чем следовало бы, да и то, что девушка была вхожа в Город Мертвых накладывало свои отпечатки, позволяя фамильярничать с существом, стоящим много выше тебя.
Богиня не откликнулась, дроу уже было смирилась с тем, что придется просто добить мужчину, - той силы исцеления, что была у нее сейчас, просто не хватило бы, - но Богиня видимо все же сжалилась над своей последовательницей. Сила бурным поток потекла по венам, а бледное свечение сменилось на яркий изумрудный свет.
Темная мысленно поблагодарила покровительницу за понимание, и направила полученную силу в тело мужчины.
Исцеление болезненный процесс, но в тоже время исцелить можно и такие отвратительные раны как здесь. Под воздействием божественной силы покореженная плоть обретала изначальный вид. Не самое приятно зрелище надо сказать. Смотреть как по кусочкам складывается кость, ее оплетает причудливый узор вен,а затем на ней буквально нарастает плоть.
Не то чтобы темная страдала излишним альтруизмом и любила помогать незнакомцам, - ха! Приключения в Невервинтере не в счет, - но и бесполезные смерти девушке были не по нраву.
Закончив с исцелением, - чтоб тебя Миеликки и твою вредность! - темная перевела дух и отступила в сторону. Переломы она срастила, а дальше мужик уж как-нибудь сам справиться. В конце концов пьяному и море по колено, так что проблем быть не должно.
Немного пошатываясь от большого расхода сил, пусть и не совсем своих поскольку жрец это проводник бога, дроу вернулась к Луне, которая уже подбирала свое оружие. Заметив чакрам в руках эльфийки, жрица задумчиво прислушалась к себе: пусть в ее груди уже не было осколка меча Гит, она по-прежнему ощущала его как часть самой себя. Да, по приданию, серебрянный меч не может дважды использовать одни и те же ножны, - а ножнами его была сама Кей, - но разорвать связь между темной и мечом не мог никто. Место где был осколок, а ныне лишь уродливый шрам, оставшийся после того как осколок вырвали из ее груди, а рану небрежно зашили, девушка с радостью ощутила отклик. Этот серебристый перезвон, мелодию своего клинка, она не спутает ни с чем. Ведомая зовом песни, темная не раздумывая направилась в сторону откуда он исходил. Шаг, десять, пятнадцать. Темная проваливалась в снег уже по колено, но ее это не останавливало. Наконец, звон стал оглушительным. Закрыв глаза, дроу протянула руку, взывая к клинку. Мгновение, другое, томительное ожидание неприятным предчувствием сдавливая сердце. Но нет, опасения были напрасны: спустя пару мгновений эльфийка сжимала в ладони до боли знакомую рукоятку.
Довольно улыбнувшись, девушка оглянулась и найдя глазами Луну направилась к ней.
- Вот тоже нашла свое оружие, - темная продемонстрировала рукоятку меча. Ей было немного жаль, что таким же образом она не может найти свою любимый лук, а искать его в ослепительно белых снегах слишком тяжело.
- Маг считай что мертв, - темная пожала плечами. Судьба неудачника ей был совершенно безразлична. Она почти на сто процентов была уверена, что мужчина не сумеет вовремя найти достаточно квалифицированного целителя, способного снять ее проклятье.
- Ты его чувствуешь, артефакт? - медленно, сомневаясь в каждом слове, поинтересовалась темная. Странности в поведении Луны не укрылись от дроу. Впрочем, ее этот вопрос интересовал исключительно из любознательности. Влезать в чужие секреты, если они есть, девушка не собиралась. - Ты знаешь, куда нам идти?

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » What are you looking for?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC