SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » One day I'll return wreaking chaos


One day I'll return wreaking chaos

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

лучший сюжет по мнению читателей
24/о4/2о15 - о7/о5/2о15

http://savepic.net/4647640.png

Место:
Тедас
Участники:

Anders
http://i.imgur.com/3Sv0stQ.gif

Marian Hawke
http://i.imgur.com/DS0tPS2.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/4656490RzxM[/audio]
События:
Для Андерса жизнь началась с чистого листа. Новая, не испачканная кровью и борьбой за собственное тело и разум, страница. Он пришел к тому, чего хотел бы больше всего. Как так получилось? Справедливость успокоился после того, как он, Андерс, выполнял свою роль? Он не знал. Да и хотел ли знать? Оставалось только благодарить судьбу за такой щедрый подарок. И, возможно, узнавать правду мужчина вряд ли бы захотел.
Для Хоук же прошло слишком много времени, этот мир для нее стал чужим. Еще бы, два века не быть здесь. Хотя по событиям и тому, что она успела услышать - в Тедасе прошло не так уж и много времени. Три года? Где-то так. Впрочем произошло не многое. Инквизиция, что пытается бороться с Корифеем. Не стихающая борьба магов и храмовников. Она могла бы прийти и показать, что такое настоящий хаос; она могла бы отомстить своему убийце, но зачем? У нее была другая цель. Навестить старых друзей. Конечно же ее больше всего интересовал Андерс - ведь именно благодаря ее жертве он не сошел с ума из-за своего демонического друга. А сам Справедливость ушел в Тень, целый и здоровый, исцеленный от той ненависти, которой он стал сам. Все счастливы. Вот только Мариан Хоук была мертва. До сегодняшнего дня.

Отредактировано Marian Hawke (2015-05-09 02:28:35)

0

2

внешний вид
О, Тедас. Как давно она здесь не была. Место, где магию боятся и тех, кто может ею пользоваться презирают и боятся не меньше. Место, где мечты и надежды становятся прахом и в воздухе слишком ярко ощущается отчаяние. И хоть большинство магов стараются жить и наслаждаться тем малым, что у них есть (или чем им позволяют жить) - родившись с таким даром, они становятся прокляты. Прокляты тем, что будут терять и страдать, станут изгоями общества, а когда провинится кто-то один, то пострадают все. Потому что в понимании остальных маги - это опасные хищники, которых, вроде как, можно и приручить, но в один день они все равно перегрызут тебе глотку. Хотя не так уж и далеки от истины те, кто так считает. Вот только заблуждаются они в одном: каждый человек сам по себе хищник. Кто-то вполне способен перебить кучу людей не прибегая к магии. Некоторые это, собственно говоря, и делают. Просто контроль над магами был нужен лишь по той причине, что не каждый был способен контролировать дарованную им силу. Или развить ее на благо своей страны или людей. Те, кто легко поддается демонам или не может им сопротивляться - потенциально опасен. И если он хочет жить, то будет жить, но лишенный чувств. Лишенный того без чего и жить не имеет смысла. Впрочем, лишь после смерти для Хоук открылась истина - демоны, которых все так боятся, никчемные существа. Неспособные самостоятельно выбраться из мира Тени, они пытаются подговорить магов, чтобы воспользоваться ими. И лишь сейчас разрывы помогаю им выходить в мир физически. Но даже при таком раскладе, при обладании достаточной силы, можно их подчинить своей воле. Разве можно таких демонов боятся? Ну, если вы не обладаете достаточной силой, чтобы убить их или подчинить - можете. Однако даже если бояться этих тварей, то это лишь очередная подпитка для них и их ненасытного эго. Не было бы у Мариан сейчас определенной цели, она, возможно, позабавилась бы с парочкой демонов, поставив их на место магов, заставив ощутить на собственной шкуре какого это, когда тебе предлагают варианты, но ты прекрасно понимаешь, что ведет это все к одному концу - смерти. Но пока что тварям повезло, у Хоук были более интересные дела, которыми ей бы очень хотелось заняться.
Собственно найти Андерса оказалось не так уж и сложно для той, кто приловчился за сотню лет искать тех, кто не хочет быть найденными. Целитель же явно наслаждался жизнью, а пока это могло подбивать только на одну мысль: что он все-таки избавился от Справедливости. Хотя это всего лишь гипотеза и он, возможно, устроил разгульную жизнь перед смертью, ощущая, как Месть забирает из него последние остатки разума и жизненных сил? Нет, вряд ли. Будь он в таком состоянии, скорее замкнулся в четырех стенах и ждал неизбежного. Или погиб бы в бою. Но уж точно не был в самой гуще людей. Впрочем таверну в небольшом городке и не назовешь местом, где может толпиться много народу. Благоразумие до конца маг явно не растерял: если кто-то его знал и помнил в лицо (и уж тем более то, что он устроил в Киркволле), то светиться среди кучи людей было опасно. Но если так посмотреть... Все были слишком увлечены Корифеем и тем, что он творил в мире. Вооружился игрушкой и стал махать ей направо и налево? Какой цирк. Ватар бы посмеялся над этим представлением. Даже немного жаль, что он не смог отправиться сюда вместе с Хоук. Они бы могли устроить веселье на пару, но, увы, Предки во главе с Алекто не дадут ему так просто оставить его войска. Дрег`атар, если быть честными, без умного лидера - просто кучка пушечного мяса, которое нужно направлять во благо личным целям. Им плевать за кем следовать и что делать, они готовы выполнять любую работу, лишь бы ты был силен и достоин называться их хозяином. А потому оставишь их наедине против Предков, они тут же будут сокрушены, даже не смотря на их внушающее количество. Лишь "Отряд" содержал в себе чемпионов, которые помогали Ватару возглавлять огромную армию, и за которых Мариан могла поручиться - они не идиоты. Вместе с самой брюнеткой они проходили множество испытаний и добывали желаемое Мордессе, что, несомненно, закалило их. Именно поэтому у Хоук была возможность устроить себе небольшую передышку. Правда, все эти масштабные сражения, завоевание мира. Это утомляло. Хотелось сменить эту повседневность на что-то новое. Или на что-то старое...
Она сидела в этой таверне уже около десяти минут, выбрав, конечно же, столик в самом углу, куда и свет-то особо не падал. А учитывая ее любимый наряд - рассмотреть ее лицо было крайне сложной задачей. Но Хоук с интересом наблюдала за происходящим в таверне. Особенный интерес у нее вызвал блондинистый маг-отступник, что очень быстро успел завоевать внимание женской аудитории, что окружили его, чуть ли не со всех сторон (утрированно, конечно) и глупо хихикали на его рассказы, шутки и вообще какие-либо комментарии. Какое-то время Мариан позволила себе посидеть в стороне, слушая происходящее в центре таверны и попивая при этом весьма дерьмовый на вкус эль.
"Мне очень стыдно, что я позволила убить себя такому никчемному магистру. Он пытается стать богом этого мира, но при этом не смог вселить страх во всех жителей Тедаса? Разве об этих простушках скажешь, что они обеспокоены фактом, что смерть может постучать в их дверь?" - подумала магесса, поставив опустошенный лишь наполовину бокал. На самом деле вся эта свора щебечущих девиц жутко напрягала: они были слишком шумными, да и вообще сам факт того, что они ведут себя как кучка шлюх, стоит только оказаться в их небольшом городке симпатичному путнику, дико раздражал. А это притом, что где-то их мужья и сыновья отдают жизни, вступив в ряды Инквизиции. Хотя нет, сыновья вряд ли, уж больно эти барышни были молоды. Особо шумные личности заставляли вспоминать эту истеричку Джазиндру. Противно. Именно поэтому Мариан нравилось запугивать всех и каждого, чтобы стоило ей оказаться рядом, все как трусливые и загнанные в угол тигром кролики, поджимали уши и забивались в угол, ожидая своей смерти. Поймав момент, когда большинство девушек утихнут, Хоук громко подала голос:
-Приятно видеть, что хоть кто-то наслаждается жизнью и не размазывает сопли над моим гниющим трупом, - она усмехнулась, правда, вряд ли это кто-то мог увидеть. На нее сразу же обратились парочка девичьих глаз, некоторые из них были весьма удивлены таким заявлением, а другие скорее недовольны, что внимание их предмета обожания так нагло переманили. И говорила Мариан, как ни странно, искренне. Девушку и вправду воротило от осознания, что могут быть те, кто на ее появление отреагировали бы реками слез. Именно поэтому она очень любила своего брата: приди брюнетка к нему, то получила бы вместо радостных объятий фаерболлом в лицо. Причем оправданно. Ведь магесса посмела умереть и оставить его одного разгребать все дерьмо. Ну не стерва ли? И Мариан бы с удовольствием навестила Гаррета, чтобы устроить хорошую семейную драку, но показываться ему и давать понять, что она жива, девушка не планировала. Так же как и к Фенрису. Они были в ее списке под первым номером, кого ей следовало бы избегать и обходить десятой дорогой. Как же, дадут они ей спокойно жить той жизнью, которая у нее была сейчас. И ведь она полностью устраивала Хоук. Аккуратно сняв со своей головы весьма экзотический капюшон, магесса наконец открыла свое лицо - не все время же ей держать интригу? Теперь-то ее ухмылку можно было хорошо разглядеть. Но вопрос еще был в том, узнает ли Андерс свою старую подругу? В конце концов, в последний раз, когда они виделись, ее волосы были ярко-рыжими, а не черные как кровь порождений тьмы. Но новая жизнь требовала новый образ. Да и самой девушке хотелось каких-то перемен. -Быть может, уделишь мне немного своего внимания, Блондинчик?

Отредактировано Marian Hawke (2015-05-07 03:35:39)

+2

3

Никакой ответственности, никаких запретов, никакой вины.
После бесчисленных ночей без сна, многолетнего прозябания в Клоаке, вечного напряжения, ограничений и лишений, Андерс наконец-то узрел истину. В Киркволле он жил как святой, отдавал всем себя, ничего не прося взамен. Ел только тогда, когда живот буквально прилипал к спине, спал только тогда, когда был уверен, что помог каждому страждущему. Андерс в симбиозе с Справедливостью жил для того чтобы выполнять свой долг перед людьми, жил для всех кроме себя. Он никогда не задавал себе вопрос, счастлив ли он. Он просто выполнял свою работу.
После того как дух Справедливости покинул тело Андерса, маг понял, что все это самопожертвование совсем несвойственно ему. По привычке первые полгода Андерс лечил каждого нуждающегося, открывал свои лечебницы, но потом осознал, что помогать людям, оказавшимся в беде, это прекрасно, быть отзывчивым и доброжелательным - тоже. Но нельзя посвящать все свое существование благотворительности. События примерно двухлетней давности представали перед Андерсом словно в тумане. Манифесты, терзания совести, взрыв Церкви, гибель сотен людей. За свою жизнь он уберег многих больных от смерти, но и сам принес многим погибель. Ну уж нет, не будет он больше воротить судьбами людей, с него хватит. 
Больше никакой ответственности.

Андерс чувствовал себя опять 20-летним, на несколько месяцев сбежавшим из Круга на свободу. Вот только на этот раз за ним никто не гнался. Конечно, надо было время от времени кочевать из одного городка в другой, сменить имя и не кричать на каждом углу, что он тот самый парень, взорвавший церковь. Поэтому сейчас, сидя в таверне в окружении пяти девиц и попивая эль, Андерс ощущал себя молодым и прекрасным. Он представился девушкам как лекарь Финиан из  Андерфелса, те в свою очередь строили ему глазки и стали наперебой расспрашивать о его жизни там и путешествиях. Андерс же с готовностью удовлетворял их любопытство,
-Андерфелс находится где-то очень далеко, да?
Там ведь и говорят на другом языке, да?
А где девушки красивее, в Вашем далеком Андерфелсе или здесь, в Ферелдене?

Андерс кивнул и, с легкой улыбкой окинув компанию девушек ласковым взглядом, принялся отвечать на их вопросы, убеждая в том, что с красотой Ферелденских барышень не может сравниться ни одна прелестница, не только из Андерфелса, но и из всего Тедаса.
-Милейший Финиан, будьте так любезны, скажите мне на ушко что-нибудь на Вашем языке!, - прощебетала брюнетка с пышным бюстом и вызывающим вырезом, сидевшая по правую руку от него.
-Кажется, ее зовут Эбигейл, - вскользь подумал Андерс.
Андерс ухмыльнулся и кивнул девушке, затем наклонился к ней и проникновенно прошептал: Du gefällst mir, mein Herzсhen. Перед тем как отстраниться, он слегка прикусил мочку уха красавицы.
Та вздрогнула, в ее серо-зеленых глазах заиграло желание. 
Внезапно Андерс почувствовал, что девушка с веснушками, сидящая от него слева, коснулась своей мягкой рукой его правой ноги и начала плавно и игриво поглаживать бедро мага, медленно двигаясь в направлении его члена. Андерс улыбнулся Веснушке, которая, робко хихикнув, и не думала останавливаться. Ночь обещала быть интересной. 

Приятно видеть, что хоть кто-то наслаждается жизнью и не размазывает сопли над моим гниющим трупом, - раздался громкий женский голос поодаль от него. 
Андерс быстро повернул голову. Фраза явно была обращена к нему. На мага пристально смотрела девушка в капюшоне. Андерс сразу же почувствовал магическую энергию, исходящую из нее. 
Ведьма.
Что-то безумно знакомое было в чертах лица девушки.
Мариан?, - промелькнула шальная мысль. На секунду сердце Андерса замерло. - Нет, показалось!
В таверне было полутемно, лишь тени от огня плясали на лице незнакомки. Игра света чуть не обманула его. Когда девушка сняла свой причудливый капюшон, Андерс вновь убедился в том, что первое впечатление было обманчиво. У девушки были черные как ночь длинные волосы, придающие ее лицу холодное очарование.
-Ведьма, возможно маг крови, - пронеслось в голове у Андерса. Мариан из его прошлого была эдаким огоньком, теплым, рыжим котенком, вечно вляпывающимся в неприятности. Несмотря на то, что она возглавляла всю их компанию неудачников и была довольно-таки сильной личностью, Андерсу всегда хотелось оградить ее от всех хлопот и превратностей жизни. О теперешней жизни Мариан, так же как и о судьбах всех своих старых друзей он ничего не знал. После освобождения от Справедливости первое, что пришло в голову Андерсу - это обрубить все связи с бывшими знакомыми, испариться. Мага Андерса, взорвавшего Церковь и начавшего войну, которая унесла и еще унесет тысячи жизней, никто бы по головке не погладил. Поэтому его больше не существовало. Существовал лекарь Финиан, маг из Круга Киран, Бреннан из Неварры, но только не Андерс из Киркволла.
-Нет, точно не она, - в конец убедился маг.
Тогда кто эта девушка? Что могло понадобится этой ведьме от него, зачем она упомянула про свой труп, почему она говорит с ним так, как будто они знакомы?
-Быть может, уделишь мне немного своего внимания, Блондинчик?
Мысли проносились у Андерса в голове с безумной скоростью. Скорее всего, эта девушка знает, кто он, а значит, знает, какую роль он сыграл в конфликте между магами и храмовниками. Может быть, она одна из тех людей, погибших при взрыве Киркволльской церкви. Тогда как эта девушка может сидеть перед ним здесь и сейчас, если она давно мертва? Дух ли это, демон? Зачем она искала его? Угрожает ли ему опасность?
Андерс быстро встал из-за стола.
- Все в порядке, Финиан?
- Что это за девушка?
- Ну куда же Вы, дорогой лекарь?

Андерс заставил себя улыбнуться любопытным и явно обиженным девушкам. - Появились срочные дела, мне надо проверить пациентку. Не скучайте без меня, дамы. Я скоро вернусь. Tschüss!
Андерс отошел от своего стола и двинулся навстречу незнакомой девушке. Та не сводила с него насмешливого, но слегка беспокойного взгляда. Подойдя к ней так близко, что можно было услышать ее дыхание, Андерс сжал запястье девушки, отчасти для того, чтобы проверить, не видение ли это, отчасти, чтобы взять ситуацию под контроль.
-Кто Вы, что Вы обо мне знаете и зачем Вы здесь? - смотря в глаза магессе, негромко, но властно спросил Андерс.

Отредактировано Anders (2015-05-08 13:43:40)

+2

4

Наблюдать за тем, как он смотрел на нее и, казалось бы, что не узнавал - было весьма забавно. Настроение у нее пока что было хорошее, а это означало, что марать руки в крови этих надоедливых девиц она не станет. Правда, если они будут мешаться под ногами и докучать, настроение Хоук может резко перемениться. Нет уж, хватит с нее. Она помогала всем и каждому в прошлой жизни и отплатили ей за это кровью ее семьи. Все кого брюнетка защищала и помогала, закрывали глаза, когда в ее семье происходила трагедия. Как же все потом ходили вокруг нее и брата, когда погибла их мать, высказывали лестные комплименты, когда буквально пару лет назад даже говорить с ней и всем семейством Хоуков не желали. А все почему? Что вы, как аристократы могут на равных говорить с беженкой? Пусть и знатного происхождения. Никто не протянул Лиандре руку помощи, когда ей с тремя детьми и братом приходилось тесниться в маленьком доме в Нижнем Городе. Зато стоило близнецам выкупить имение и выполнять поручения наместника - "друзей" резко поприбавилось. Поэтому сейчас никаких самопожертвований, никакой помощи. Она живет ради себя и если на пути к ее цели решают встать... Ну что ж, они сами сделали свой выбор. В отличие от Гаррета, который имел привычку предупреждать любого, кто действовал ему на нервы, Мариан не была столь снисходительна. Люди должны ощущать опасность на уровне инстинктов и если их инстинкты не срабатывают – это не ее проблема. Оставалось надеяться, что здесь народец не такой тугой, чтобы пытаться лезть к незнакомцу, выяснять отношения.
Несмотря на то, что на лице Андерса не читалось удивления или радости, он решил принять предложение магессы и перекочевал от одного столика к другому, успев оправдаться перед своими слушателями. Последующие его действия заставили Хоук удивленно вскинуть обе брови. Он серьезно решил проверить ее пульс? Кинув быстрый взгляд на девушек, что внимательно наблюдали за всем этим действом, Мариан выдохнула, выпуская на волю из легких воздух и посмотрела на целителя. Для них это что, представление какое? Коль хочется поглазеть на кого-то, пусть сходят выступления всякие посмотрят, песнопения бардов послушают, в конце концов, но не пытаются подслушать разговор других людей.
-То есть, ты серьезно хочешь поиграть со мной в лечебницу? Ладно, допустим, - говорила она тихо, чтобы слышал ее только блондин. Видимо, он ее не узнал. Или не хотел узнавать. Бежал от той жизни, которой он жил в Киркволле? Решил забыть их всех? Это магесса могла одобрить и понять. Но, увы, на этом этапе их планы не совпали и она уже здесь, проделала такой путь не ради того, чтобы уйти отсюда просто обменявшись парой непонятных фраз со старым другом. -Неужели мне было достаточно изменить цвет волос, чтобы ты не узнал меня? Мариан Хоук, собственной персоной. Помнишь такую? Вечно вляпывалась в неприятности, затащила тебя на Глубинные Тропы, помогала тебе собирать селитру и драконий камень... Говорю, что в последнее время часто голова кружится, аппетита нет. Давление, наверное?
Последнюю фразу она нарочно произнесла слишком громко, чтобы ее услышала чуть ли не вся таверна. Склонив голову набок, она впилась пристальным взглядом в лицо мужчины, наблюдая за его эмоциями, и как они изменятся. Если изменятся, конечно. Сейчас девушке было трудно сказать, что это тот самый Андерс, которого она знала. Конечно, в начале их знакомства он был веселым и похожим на того, кто до недавних пор развлекал женскую аудиторию... Но потом он сильно изменился. И пришлось привыкать к новому Андерсу. Но изменился ли он опять? Это хороший вопрос.
-Я, надеюсь, ты не заставишь меня перечислять все события из моей жизни, которые известны только нам с тобой? Я проделала такой путь не ради этого, - она кивнула на пустой стул, что стоял рядом с ней, как бы приглашая своего друга сесть. Вряд ли сказанное ею будет хорошими новостями для него. Стул ему пригодится. -Просто мне любопытно. Это сработало? Справедливость и ты... Вы не одно целое?
Любопытство - это, пожалуй, одна из немногих черт Хоук, которая не изменилась ни на грамм. Ей все так же было интересно совать нос, куда не следует, узнавать о каких-то вещах или магии больше, чем было известно по сей день. Как она могла не поинтересоваться о таком? Брюнетка продала свою душу, два века служила силам тьмы и если все это напрасно, то она начнет охоту за демоном, который решил ее обмануть. Она не прощает предательств. А потому заставит пожалеть эту тварь, если он решил нажиться за ее счет.

+2

5

Андерс все еще держал девушку за запястье. Та смотрела прямо ему в глаза и ждала от него какой-то реакции. Мариан, Мариан, Мариан. Если это действительно была она, то с ней произошло что-то очень недоброе.
-Она говорила тебе про свой гниющий труп, дурень, вот что «недоброе» с ней произошло , - Андерс отмахнулся от навязчивой мысли. - Такое не может быть, только не с Хоук.
Подобные разговоры с самим собой происходили в голове Андерса довольно часто. Сожительство с взбалмошным духом в одном тесном теле формирует новые привычки. Мозг, привыкнув к тому, что мысли Андерса и Справедливости надо разделять, продолжал самостоятельно делать это, даже когда последний сменил местожительство. Отсюда у мага и возникла потребность комментировать свои мысли и спорить с самим собой. 
- Рыжик, дорогая моя, я так рад тебя видеть..Не мог поверить, что это ты, вот и решил тебя проверить, я знаю, тебе пришлось бы по нраву, если бы я захотел играть с тобой в лечебницу, - смеясь прошептал целитель и, притянув ее к себе за руку, стиснул в дружеских объятиях.
В этот момент воспоминания нахлынули на него со страшной силой. Андерс не кривил душой, говоря, что очень рад видеть старую-добрую Хоук, дружбы с которой ему не хватало эти два года. Омрачало радость встречи только несколько фактов. Во-первых, расстались старые друзья совсем не на доброй ноте. Андерс вдруг отчетливо вспомнил тот переломный день, положивший начало восстанию магов, вспомнил, как Мариан смотрела на него, когда он, а вернее Справедливость в нем, говорил о невозможности компромиссов, когда Церковь взорвалась у нее на глазах. В ее глазах была смесь удивления, горечи, непонимания. Андерс почувствовал себя предателем и даже протесты Справедливости в голове не могли его в этом переубедить. Андерс вспомнил, как близнецы Хоук встали на сторону храмовников в той битве. Он думал в ту пору, что они это сделали специально, чтобы деморализовать его окончательно, вынудив драться против магов, защита которых была смыслом его существования. После этой битвы, где он убивал своих собратьев, а потом смотрел, как Хоуков с почестями встречают храмовники, как они склоняют перед ними колено, как просят стать наместниками этого безумного городка, Андерс думал о самоубийстве. Точнее опять же не он, а Справедливость, который считал, что раз их затея провалилась, лучшим выходом для них обоих будет самоуничтожение.
-Я ведь не видел ее с того самого дня, я не хотел ненавидеть ее за то, что она и ее брат сделали с моей итак покалеченной Местью душой, ведь я сам был причиной всего произошедшего. Бежать было лучшим решением, которое мы с Справедливостью приняли, бежать, куда глаза глядят, чтобы спасти свою шкуру. Но теперь это все в прошлом. За эти два года я стал самим собой, а вот у Хоук, видимо, наоборот потеряла себя. 
Андерс отпустил Мариан и сел напротив нее, жадно вглядываясь в черты ее лица. Она была совсем-совсем другая. Пожалуй, по-прежнему красивая, но чужая. Это был уже не тот рыжий котенок, который вызывал желание защищать его от злого и коварного окружающего мира. И дело было далеко не в цвете ее волос.
Хватит пялиться, очнись, она вообще-то пришла спросить, правда ли то, что мы с духом больше не единое целое - пробурчал голос, очень напоминающий голос Справедливости. Андерс в который раз обматерил свой мозг.
Откуда..откуда ты знаешь? Неужели я больше не выгляжу привлекательным измученным магом? - сделал попытку пошутить Андерс. Почему-то на Хоук его природный магнетизм и очарование почти никогда не действовали. - Мы со Справедливостью больше не вместе это так, однажды ночью он ушел, оставив меня совсем одного. Вот подлец, да? Так что теперь я официально свободен и открыт для всего нового, как ты могла заметить.
Андерс широко улыбнулся девушке. - Я рассказал тебе свои главные новости, теперь черед за тобой, милая. Я куплю тебе кружку самой крепкой медовухи, а ты в благодарность расскажешь мне все свои секреты.
-Да дело в Фенрисе, как пить дать. Скорее всего этот подлец опять причинил ей боль. Отсюда и волосы себе покрасила, он ушел, а без эльфа-я-люблю-драматизировать и жизнь не мила, и тело - труп. Может же ведь так получится? Хорошее же объяснение. И никому при этом не надо умирать, ну кроме Фенриса, с ним мы потом разберемся.
- Ох и дурак же ты, Андерс.

- Солнышко, не могла бы ты принести нам бутылочку медовухи? - окликнул официантку маг и та, кивнув, с готовностью побежала к барной стойке.

Отредактировано Anders (2015-05-08 01:53:32)

+2

6

Ее, наконец-то, узнали. И реакция мужчины была довольно милой, учитывая тот факт, что Мариан после событий в Киркволле чувствовала свою вину перед ним, даже не надеясь, что тот простит ее. Но видимо время заставляет забывать подобного рода обиды и глупости. Нет, чушь. Просто если кто и мог вселить в целителя обиду на девушку, так это Справедливость. Сам Андерс явно понимал, что натворил. И, возможно, именно поэтому он был здесь, а не где-то с их общими друзьями, пытаясь спасти мир от очередной бездны. Не ответить на столь радужный прием Хоук не могла, а потому позволила себе обнять мужчину в ответ. Как ни крути, но они практически сразу легко нашли общий язык и только дурак мог не заметить между ними особенной связи. Поначалу, конечно, это больше походило на простые заигрывания между молодыми людьми, но в итоге это преобразовалось в крепкую и, можно даже не побояться этого слова, нежную дружбу. И все могло бы продолжаться так же радужно и позитивно, если бы не дух, который потихоньку начинал менять Андерса. Не сказать, что менял в хорошую сторону. Их отношения точно пострадали и итог всем известен: вроде как и близки, но между ними была стена. От этой ностальгии даже как-то забавно стало, но это всего лишь прошлое, которое для нее уже слишком далекое. А что будет сейчас... Это узнается после.
-Ну, это смотря как в нее играть. Варианты могут быть разные, - лукаво сощурившись, отозвалась брюнетка и когда ее выпустили из объятий, она устроилась на стуле удобнее. А конкретнее закинула ногу на ногу и облокотилась локтем о невысокую спинку стула. Да-а-а, все было куда более запущено, чем она предполагала. Неужели их болтливый гном не смог найти Блондинчика? Вот уж так новость. Видимо, Андерс умел хорошо прятаться. Не иначе как поднатаскал свой уровень скрытности в Киркволле, когда пришлось прятаться от храмовников, которые даже на чих мага сбегались толпой и вопили про магию крови, тыча в того пальцем или клинком. -Когда ты не измученный маг, то выглядишь куда более привлекательнее. Улыбка тебе больше идет. Нам мрачности и от Фенриса хватало.
На этот раз на ее лице появилась довольная улыбка - было бы глупо отрицать, что ей не нравится то, что она видит. К тому же одну месть из своего черного списка можно смело стирать. Не то, чтобы Мариан не могла или боялась бы (очень смешно) отыскать того самого демона, просто тратить время на того, кто этого не достоин - глупо. И раз он выполнил часть своей сделки, то оставалось только в уме отметить галочкой, что с ним возможно в дальнейшем сотрудничать. О, нет, свою душу вновь продавать она не станет, но вот подсказать кому-то... Никто не отменял такой возможности. Выгодно будет и ей, и демону.
-И поэтому ты запиваешь свою тоску по другу алкоголем и жаркими ночами с девицами? Хороший способ, но не всегда работает, - Мариан взяла свой бокал и вновь отпила немного эля, лишь мысленно скривившись. Какая же это все-таки была гадость... -Все секреты за медовуху? Неужто ты меня приравниваешь к простушкам, которых можно просто подцепить в таверне? Этого будет маловато.
Она тихо рассмеялась, убрав от себя бокал подальше. Но отказываться от медовухи девушка не станет. Быть может она куда лучше на вкус, чем этот мерзкий эль? Владельцу этой таверны следовало позаботиться об этом, потому что в итоге в магессе проснется жажда крови. И желание объяснить, что смешивать воду с такими шикарными напитками - богохульство. Но не будем отвлекаться... Выдержав паузу, а соответственно и интригу, пока Хоук наблюдала за мужчиной, что крутился около барной стойки, она решила вернуть все свое внимание к магу.
-Сделаем этот вечер веселее. Я начну рассказывать тебе свои секреты, а взамен тебе нужно мне что-то дать. И чем сильнее тебя шокирует и/или удивит сказанное мной, тем дороже цена этой тайны. Честная сделка, не так ли? - не смотря на то, что речь пойдет о ее смерти и временном рабстве, говорила она с веселой ноткой в голосе, не переставая легко улыбаться. Будто бы это было не более чем совместное буйство друзей во время попойки. -Не буду ходить кругами и рассказывать тебе нудные предыстории каждого события. Начнем по порядку: я умерла от руки Корифея. Но не стоит такую заслугу приписывать этому дряхлому магистру, он всего лишь инструмент, который исполнил мое желание. Я не хотела ждать, пока смерть сама придет за мной, я хотела умереть в бою. Корифей очень удачно оказался на моем пути. И он, как ни странно, скорее жив, чем мертв, но пусть геройствуют другие. Мне было суждено умереть после заключения сделки с демоном. Нет, не с нашими демонами, они - ничтожны по сравнению с тем, с кем я заключила договор. А договор заключался в следующем: демон получает мою душу в обмен на то, что он разделит тебя и Справедливость. С условием, что никто из вас не умрет и не пострадает. Учитывая сложность и невозможность для нашего мира подобных махинаций, он потребовал мою душу сразу, а не спустя десять лет, как положено по его контракту. Вернее не так, он дал мне три дня на то, чтобы я простилась со всеми. Но я этого не сделала. Просто пошла искать смерти сама; Варрик чисто случайно увязался следом за мной и тогда мы наткнулись на Корифея. В каком-то смысле он единственный свидетель моей смерти, так что если не поверишь мне, можешь узнать у него. Я дала возможность Тетрасу убежать, а сама... Ну, думаю, ты понял. Что было дальше? Может быть, я расскажу, но как минимум мне для этого нужен алкоголь. И что-нибудь еще взамен. Ах да, давай обойдемся без угрызений совести, что я умерла из-за тебя и все такое. Я нисколько об этом не жалею. И еще мне бы не хотелось, чтобы кто-то кроме тебя знал о том, что я жива.
Завершив первую часть рассказа, девушка выдохнула, ощущая острую необходимость выпить, потому как в горле неприятно пересохло. Подошедшая официантка с медовухой пришла очень вовремя и кстати: благодарно ей кивнув, магесса сразу же открыв бутылку и сделала из горла несколько больших глотков. Довольно облизав губы, Хоук пришла к выводу, что людям в этом городе чрезвычайно везет, пока что никто из них не заработал пропуск на тот свет. Медовуха была куда лучше эля и не оказалась разбавлена водой.
"Прекрасно."
-Выпьешь? - поинтересовалась Мариан и протянула бутылку Андерсу. Ему это сейчас явно больше пригодится, чем ей.

+2

7

Андерс еще раз улыбнулся.
-Все для тебя, милая, все для тебя. - промурлыкал маг, подмигивая подруге. - Пожалуй, темные волосы идут ей все же больше,  - решил Андерс и кинул быстрый взгляд на Эбигейл и ее подружек за соседним столиком. Мариан явно выглядела прелестнее девиц, с которыми он намеревался провести сегодня ночь.
- Ты просто смешон, какая разница, как она выглядит, вопрос в том, зачем она здесь и это нам надо выяснить
- Зануда, - мысленно пнув самого себя, огрызнулся Андерс. Порой он скучал по Справедливости, тот хоть не насмехался над ним.
- Да, они помогают мне пережить разлуку. Ты хочешь предложить, какой-то другой способ оправиться от мучительного разрыва?, - глаза Андерса смеялись, заигрывать с Мариан было забавно, а мысль о том, что это может разозлить ее мрачного эльфа радовала его еще больше. С Фенрисом у него со Справедливостью были сложные отношения, несмотря на то, что по сути своей маг и эльф были очень похожи. У обоих была тяжелая жизнь, оба были рабами и заключенными, не подвластными сами себе. Вот только если свободу Фенриса забрали тевинтерские маги, то Андерс в своем заключении винил храмовников и Церковь. Это все Андерс понимал еще и во время своего проживание в Киркволле. Справедливость внутри него рвал и метал, когда оказалось, что Фенрис совсем не стремится освободить остальных эльфов-рабов. Андерс ухмыльнулся, представив, что бы было, если бы именно Фенриса встретил в своих странствиях Справедливость и убедил бороться за свободу эльфов. Думать о том, как одержимый эльф с лириумными татуировками взрывает тевинторские церкви и магистериумы было смешно.
Пока Андерс представлял разъяренного Фенриса, Мариан предложила ему сыграть в игру. Вспомнив попойки с Изабеллой, Мариан и Варриком в Висельнике во времена, когда Справедливость еще не полностью завладел его мозгом, Андерс заинтересовался. Он любил игры. Маг кивнул подруге, соглашаясь с правилами и готовый наконец-то узнать, что привело ее в эту Создателем забытую таверну и что с ней произошло за эти два года. Пока девушка рассказывала, лицо Андерса бледнело. Он уже не был уверен в том, что хочет слышать то, что Мариан говорит. Информация просто не укладывалась у него в голове. Мариан Хоук отдала свою душу демону, чтобы спасти его от Справедливости. Благодаря ей он может жить свободно, благодаря ей он не предпринимает никаких попыток самоубийства и может не принимать никакого участия в конфликте магов и храмовников. Вместо этого он может сидеть здесь, в этой таверне, пьянствуя и предаваясь разврату и наслаждениям.
Но зачем? Что двигало ей? Неужели он был так для нее дорог, что она решилась на этот шаг? Зачем она оставила мир, оставила своего любимого Фенриса и обожаемого брата? Зачем она умерла ради него?
- Глупая, глупая, бесконечно глупая Мариан, зачем ты в который раз решила погеройствовать?
В душе Андерса боролось желание еще раз обнять магессу и прижать к своей груди и желание отвесить ей подзатыльник за то, что она так просто продала свою бесценную душу в рабство какому-то демону и позволила себя убить.
-Выпьешь?
Андерс тупо уставился на Хоук. Та вела себя как ни в чем не бывало, она улыбалась, шутила и веселилась.
-Что демон сделал с ее душой?
Андерс молча кивнул и одним глотком осушил полбутылки медовухи, даже не чувствуя ее на вкус. Затем быстро поднял руку и отвесил Мариан щелбан. Та удивленно посмотрела на целителя.
-Я просто выполняю правила игры. Даю тебе кое-что взамен на полученную информацию. Ты выжила из ума, Мариан. Зачем ты это сделала, глупая ты девочка?, - громко выдохнул Андерс. Теперь ему точно надо напиться вдрызг, чтобы забыть всю эту историю хотя бы на время. Однако это ведь еще далеко не конец, а только начало рассказа Хоук.
-Что ты желаешь получить от меня, радость? - устало спросил маг, теряясь в догадках. - Смотри, у меня есть эта прекрасная мантия, я знаю, тебе она всегда нравилась, особенно перья, еще у меня есть немного денег, которые купят нам с тобой столько медовухи и вина, сколько ты пожелаешь, а еще в твоем распоряжении есть очаровательный целитель и все его способности. Выбирай, что тебе придется по нраву, милая, и продолжай свой рассказ. Обещаю не перебивать.
- Она ведь продала душу демону, идиот, зачем ты заключаешь с ней какие-то сделки?
- Заткнись, просто заткнись.

Отредактировано Anders (2015-05-08 15:49:06)

+2

8

На вопрос мага Хоук загадочно улыбнулась, но ответила не сразу, какое-то время изучая трещины на деревянном столе таверны. Постучав пальцами по нему, она отрицательно мотнула головой:
-Боюсь, что мои способы не придутся тебе по вкусу, - и говорила она на полном серьезе. Вряд ли Андерс станет устраивать резню в первом попавшемся городе только потому, что ему стало скучно или нужно было заполнить хоть чем-то пустоту внутри себя. Но пока что посвящать мужчину в свои... темные стороны, она не спешила.
Рассказ Мариан подействовал на мага не совсем так, как девушка могла бы представить. Хотя... Это же Андерс. Было бы странно, если бы он это воспринял так, будто бы она ему предложила сбегать отпинать разбойников на Рваном Берегу. Предложение выпить было принято сразу же, да и целитель побил рекорд магессы, осушив в один присест половину бутылки медовухи. Кажется, что одной такой им будет маловато... Вот только последующее его действие Хоук не ожидала ощутить, более того, она не особо была рада такому повороту. И пусть сначала девушка была удивлена, получив щелбан, ее тело инстинктивно заставило ее действовать: буквально сразу же Мариан схватила мага за запястье и удивление на лице бывшей Защитницы сменилось недовольством, а глаза недобро сверкнули. Привычка. За столько лет, реакция Хоук стала отточенной, но не сказать, что это было хорошо. Любой, кто посмел бы прикоснуться к ней, рисковал остаться без руки. Но Андерсу повезло, ведь он был ее старым другом и потому в мыслях магессы не было желания наносить ему какие-либо увечья.
-Осторожнее, Андерс. У меня, как-никак, реакция срабатывает и все такое, - кашлянув, Мариан отпустила его руку и отобрала у того бутылку, сделав небольшой глоток. -Но это было жульничество с твоей стороны, знаешь ли. Хотя хитро, так что пока я это зачту.
Черты лица вновь смягчились и улыбка вернулась обратно. Кто бы что не думал, но Хоук не являлась монстром. У нее были личные правила, которыми она иногда (не всегда) предпочитала себя сдерживать. Однако учитывая, что рамки ей осточертели, порой она забывала о них, с удовольствием устраивая хаос. Но и назвать ее бездумным убийцей было нельзя. У нее всегда была причина.
-Вот именно! Прошлая версия меня была чрезвычайно глупой и самоотверженной, вечно делала все ради других и ничего ради себя. Жизнь и смерть научили меня ценить собственное счастье, так что, не переживай, я уже не та глупая девчушка из Лотеринга, что бежала от Мора. А отвечая на твой вопрос: полагаю, что мной двигало чувство вины и я прекрасно понимала, что долго ты не протянешь вместе со Справедливостью. Но как я уже говорила, я ни о чем не жалею. Ты получил свободу и возможность нормально жить, а я... Море жизненных уроков, знаний и силу. В конце концов, я же нахожусь перед тобой, вполне живая и жизнерадостная. Все в выигрыше, - она расслабленно облокотилась о стул, выслушав мага. Ненадолго задумавшись, Мариан ответила. -Ох, что ты. Эта мантия идет только тебе. К тому же мне подарили одни доспехи, в них такие очаровательные вороньи перья! Когда-нибудь я их тебе обязательно покажу - ты явно оценишь такую красоту. Хмм, даже не знаю. Выпивку купить себе я и сама способна, ломать кости и напарываться на острые предметы я как-то тоже не планирую. Так что мне придется подумать, что именно просить взамен. Хотя, возможно...
С этими словами она облокотилась одной рукой о стол и, приблизив свое лицо к мужчине как можно ближе, весьма нагло вторгаясь в его личное пространство, обдав своим теплым дыханием, начав с интересом рассматривать его ближе.
-... не каждый день за меня кто-то платит. Почему хотя бы раз мне не побыть нахлебницей? - хмыкнув, Хоук отдала Андерсу бутылку, которую до сих пор держала в другой руке и отодвинулась от мага, полностью усевшись на свое место. Ладно, она вроде как должна рассказать историю дальше? -Ты мог раньше подозревать о том, что помимо Тедаса существует множество других миров? Незнакомых, непонятных, но безумно интересных? Я сама об этом узнала лишь по воле случая. Мою душу в итоге призвали, чтобы я участвовала в весомом для другого мира сражении. Уйти оттуда по своей воле я не могла: я должна была выполнить договор, которым меня связали, принести победу тому, кто вернул меня к жизни. И я его выполнила, после чего мне была дарована свобода, новая сила и вечная жизнь. Оу, кстати, ты должен мне подарки за все пропущенные мои сто девяносто три дня рождения. Создатель, какая же я старая.
Она чересчур наигранно изобразила на своем лице ужас, но и без того было понятно, что она шутит, не иначе. Разве может волновать такая мелочь, как возраст, если ты ни капли не стареешь внешне?
-И теперь я здесь. Мне интересно было, выполнил ли демон часть своей сделки. В ином случае, его бы ожидал мой гнев, не люблю, когда меня предают и используют. Но, я повторюсь, я получила многое. За столько лет моей жизни я поняла многие вещи и впитала в себя множество интересных знаний. Если хочешь, я могу показать тебе другие миры. Я научилась находить прозрачные тропы между ними и перемещаться между ними. Можешь себе представить мир, где магов не притесняют и где магия - основа, которую почитают и уважают? Где нет никаких Кругов, храмовников, где нет демонов, что пытаются взять под контроль магов; где тот у кого есть талант к магии - становится почитаемой личностью, имеет возможность пробиться в самую верхушку и быть свободным? Да даже служить советниками при королях и императорах. Я видела такие.
Конечно же, Хоук совершенно не собиралась посвящать Андерса в свои великие подвиги во имя Ватара, огромное количество дорожек из трупов, что ей пришлось оставить позади себя. Что именно она обрекла один из миров на рабство демону и даже больше - подарила тому бессмертие, добыв для него столь необходимую древнюю магию, которую он впитал в себя. Играть роль той же Мариан, которую все знали и любили, пусть и слегка поумневшую, было нечестным по отношению к мужчине, но разве ее могло подобное волновать? Ему это знать совсем не обязательно. Это испортит вечер.

+2

9

-Это не Мариан, наивный ты дурень, это совсем не та Хоук, которую ты знал и любил. Эта ведьма обладает большой силой, она опасна, посмотри, как она реагирует на простые прикосновения.
-Она просто хотела спасти нас. - Андерс на мгновение закрыл глаза. Что с ними стало?
На секунду магу показалось, что Хоук сломает ему руку. В выражении ее лица читалось что-то жестокое, враждебное, совсем не от мира сего. Одумавшись, девушка отпустила его руку и вернулась к своему любимому занятию, к выпивке.
Андерсу же надо было многое обдумать. Итак, что он знал об этой ведьме, что сидела напротив и так нахально смотрела на него? Она была мертва - это раз, он был причиной ее смерти - это два, судя по поведению, новая Хоук была резка, цинична, самодостаточна, уверенная в собственном превосходстве. Она прошла через многое, она ожесточилась, она обрела силу, она ни о чем не жалеет.
Что он, простой смертный, может для нее сделать? Читать морали, пытаться очеловечить ее, пробудить в Мариан какие-то чувства? Нет, все не то. Это было также бесполезно, как пытаться перевоспитать демона Гнева. Чисто теоретически его можно посадить к себе на коленки, ласково гладить по головке, обучить специальной технике, которая помогает прервать очередной приступ ярости, рассказать о том, как важно уметь расслабляться и прощать. Но даже самый наивный маг понимает, что приручить и спасти можно далеко не всех. Да впрочем из демона в любом случае домашний питомец так себе. Поэтому Андерс и предпочитал кошек. Кошки пушистые и теплые, они не пытаются тебя убить и сломать руку.
Так что же он может сделать для своей старой подруги? Пожалуй, не осуждать, уважать ее выбор, не показывать, как глубоко его ранит ее самопожертвование. Мариан все еще нужен был друг и собутыльник. Он сделает все, что в его силах, чтобы быть и тем, и другим.
Вдруг совершенно внезапно лицо Хоук оказалось совсем близко к его собственному. Что она задумала? Затуманенный алкоголем мозг Андерса вдруг отчетливо представил, как просто было бы сейчас схватить девушку за подбородок, приближая ее еще ближе и почувствовать ее губы на вкус. Она была вся такая самоуверенная, дерзкая и вызывающая, что во рту у Андерса пересохло, сердце отчаянно забилось. Но момент прошел, Мариан усмехнулась и резко отодвинулась от него. Рука Андерса снова потянулась к бутылке.
- Радость, принеси нам все, что у Вас есть., - позвал официантку целитель.
Другой мир, демоны, договор, битвы, сто девяносто три года..Не такой судьбы он желал для своей подруги Хоук.
- Миры без храмовников и демонов? Заманчиво, девочка моя, очень заманчиво. Звучит как сказка. Почему же ты там не осталась? Лириумный эльф был против и кричал, что магам нельзя доверять?
Андерсу было интересно, как Фенрис воспринял бы новую Хоук, судя по всему, она не спешила предстать перед ним в своем новом обличии. И, скорее всего, это было умно. Любит ли Мариан своего мрачного эльфа после того, что с ней произошло? Способна ли она на какие-то чувства?
-Или твое сердце теперь занято кем-то другим? Готов поспорить, что у такой эффектной леди, как ты, моя дорогая, за двести лет появилось море поклонников.
Мессир, я принесла все, что у нас было! Надеюсь, Вы останетесь довольны., - прощебетала миленькая официантка, ставя на стол две бутылки вина, орлесианскую персиковую настойку, четыре рюмки Аква магуса (водки с лириумом) и бутылку бренди.
Андерс залпом опустошил две рюмки лириумного напитка и откинулся на спинку стула. Пить не пьянея маг не умел, ему внезапно захотелось веселья, пира во время чумы.
-Судя по твоим рассказам ты много путешествовала, сражалась и воевала. Неужели ты ни капельки не устала от всей этой тяжелой работы? Мне кажется, тебе надо отдохнуть, расслабиться, ты вся такая напряженная со своей крутой реакцией и холодными руками., - сболтнул маг, с интересом уставившись на Мариан и пододвигаясь к ней поближе. - А я знаю парочку любопытных штук с электричеством, - подмигнул лекарь, в уме прикидывая, каковы его шансы получить пощечину или сломанные части тела.

Отредактировано Anders (2015-05-09 15:26:55)

+2

10

Момент, когда Хоук подумала, что начинает становиться скучно, маг озвучил официантке очередной заказ. Все? Почему-то закрадывалось сомнение, что они это самое "все" осилят. И тут девушка говорила не о себе, поскольку сама Мариан пьянела не так быстро, как раньше. И на самом деле это было печально, потому что для того, чтобы напиться вусмерть, приходилось слишком много пить. И сейчас девушка могла с уверенностью заявить, что после второй бутылки ей бы уже хватило и она была весьма пьяна. Хотя, может, опьянение лишь медленнее ее догоняет и дело не в нужном количестве алкоголя? Раньше брюнетка об этом особо не задумывалась, поскольку и пить-то было не то, что не с кем, некогда. Но у нее явно будет возможность не раз это проверить. Сейчас именно тот момент. Андерс, судя по всему, уже начинал потихоньку пьянеть.
-Ну, мне интересно узнать и другие миры. Не в одном же торчать, в поисках сказочной жизни? Быстро надоедает, - ответила Хоук и опустила взгляд на стол. Был бы против Фенрис? Нет. За то время, что они были знакомы, ей удалось, пусть и отчасти, но выбить эту дурь из его головы. По крайней мере, теперь он не кидался обвинениями в каждого мага, а наблюдал за ними и лишь потом делал выводы. Доверял ли он магии? Это вряд ли. Но он свыкся с мыслью, что не все маги могут быть плохими и не каждая магия несет зло, что люди с магическим даром в первую очередь люди и только после этого маги. А несет ли их магия добро или зло - каждый решает в силу своего мировоззрения и характера. -Он бы не стал кричать этого. Но что он сказал бы наверняка - не могу сказать. Для него и остальных я мертва уже как три года. Пожалуй, так и должно остаться. Они все не маленькие дети, чтобы рыдать ночами напролет о моей смерти и не иметь возможности двигаться дальше. Этого времени достаточно, чтобы они смирились с тем, что меня уже нет.
Совсем наоборот. Мариан прекрасно знала, что Варрик с головой мог кинуться спасать мир, что, скорее всего, начал бороться с красным лириумом, боясь повтора той же трагедии, что случилась с его братом и Мередит. Гаррет явно нашел утешение и смысл жизни в мести Корифею. Фенрис... Хм, скорее всего, продолжил борьбу с работорговцами и/или с магами. Про остальных и говорить не особо имело смысла: Изабелла, может быть, погоревала бы о подруге, выпила бы с десяток бутылок в память о ней, но в итоге вернулась бы покорять моря. У Авелин есть ради чего жить и велика вероятность, что Донник нашел бы способ утешить свою жену. Мерриль... Они никогда не были настолько близки, чтобы их можно было назвать друзьями. Она бы погоревала, но нашла бы занятие интереснее. Себастьян, пожалуй, единственный, кто будет помнить о ней всегда и читать молитвы за упокой ее души. Но по кому сама Хоук скучала очень сильно - это ее верный мабари Легион, который вместе с ее братом тяжело пережили такую потерю. Оставалось надеяться, что Гаррет позаботиться о нем и не позволит себе натворить глупостей. Но заставить магессу вернуться в их жизни могло только что-то из ряда вон выходящее. Мариан вполне устраивало, что для них она умерла. Ее не будут искать, ее не будут пытаться перевоспитать или, того и гляди, убить. Потому что случись второй вариант, победитель будет только один. Захочет ли брюнетка умирать? Вот уж нет. А смерть старых друзей и близких оставляет не самые приятные отпечатки. Но это не означает, что напади они на нее, она бы оставила их в живых. Нападут один раз, сделают это снова.
"Пожалуй, вопрос правильнее звучал так: есть ли оно у меня?"
-Ты мне льстишь, - подпирая руку головой и чуть ли не укладываясь на стол, ответила Мариан, награждая целителя умиротворенным взглядом. На данный момент она была всем довольна. -Мне интересно: а как ты думаешь?
С одной стороны, брюнетка специально избежала прямого ответа на его вопрос, но с другой ей и правда было интересно послушать другие варианты. Подлетевшая к ним официантка не вызвала интереса у Хоук, к тому же девушке было банально лень менять позу только ради того, чтобы кинуть взгляд на девицу, на которую ей, откровенно плевать. Мариан только-только удобно устроилась. Зато ее интерес оказался прикован к четырем рюмкам, две из которых успел осушить Андерс.
-Что это? - несмотря на вопрос, свободная рука уже потянулась к выпивке. В Киркволле девушка особо не баловалась различными напитками, ее фаворитами были эль из "Висельника" и вино, которое она часто отбирала у брата или Фенриса. Не потому, что запрещала тем пить, а потому, что ей самой хотелось выпить. К тому же ушастый беглец хранил у себя превосходное вино, грех было не упереть бутылку-другую. Поднеся рюмку к лицу и недоверчиво принюхавшись, Мариан все-таки рискнула попробовать и осушила рюмку сразу же. После чего поперхнулась и закашлялась, прокомментировав это событие ругательством. -Сиськи Андрасте, кто же знал.
Забавно, но, видимо, даже прожив столько лет, она не имела иммунитета от подобных казусов. Ну и пусть, так она хотя бы может ощутить себя простой девчушкой, что не умеет пить. И это весьма забавное чувство, если вспоминать о том, кем ты стал.
-Тяжелой ли? Мы часто это делали, когда жили в Киркволле. Не сказать, что я сильно уставала от зачистки пещер, Клоаки, Рванного Берега от работорговцев, разбойников и магов крови. К тому же это было весело в такой-то компании. Ууу, я даже помню, что однажды Изабеллу прокляла неудачами завистливая магесса, которую она умудрилась обыграть в карты. А я, не зная этого, взяла ее на задание, где нужно было тихо прокрасться в дом одного аристократа и вернуть украденную им у одной женщины из Нижнего Города старинную брошь. Конечно же "тихо" не получилось - Изабелла разбила в имении кучу древних вещей. И даже умудрилась уронить мне на голову раритетную вазу. Ну, это ты точно должен помнить, именно тебе пришлось вытаскивать из моих волос осколки и исцелять ранки, - она, с интересом рассматривая пустую рюмку, спустя какое-то время, отставила ее в сторону и рискнула выпить вторую. В этот раз она уже не закашлялась. А потом, осведомившись, уставилась на свою руку. Холодные? Этого она знать не могла, но ему, видимо, виднее. Напряжена ли? С этим не поспоришь, магесса уже и не могла вспомнить, когда могла себе позволить расслабиться, не ожидая при этом удара в спину. Проследив за действиями Андерса, брюнетка отставила очередную пустую рюмку, после чего с интересом посмотрела на него. Последний напиток ощутимо прибавил баллов к шкале опьянения. Протянув руку, она коснулась ею шеи мужчины и, понизив тон, произнесла. -Холодные руки, говоришь? Насколько я помню, лед плохо проводит электричество. Тут понадобится огонь.
Было бы крайне глупым упускать возможность ответить на столь открытое предложение и отказаться позлить дамочек, что уже явно проклинали по второму кругу помешавшей их приятному времяпровождению магессу. Хотя алкоголя у нее с Андерсом было еще предостаточно, было бы жаль все это оставлять...
-Нет Справедливости - нет ограничений, да? - насколько тонким это был намек на те далекие времена, когда они только познакомились, оценить Мариан сейчас не могла, но и это было не важным.

+2

11

орнамент на потолке

Обычное бодрствующее сознание - это очень полезное и в большинстве случаев не допускающее исключений состояние разума. Но это никоим обpазом не единственная фоpма сознания, и  далеко не во всех обстоятельствах она является наилучшей. Например, при встрече со старой подругой, успевшей за время их разлуки умереть и воскреснуть, прожить сто девяносто три года и увидеть другие миры, Андерсу было необходимо расширить свое видение для того, чтобы переварить услышанное. Алкоголь медленно тек по венам, окутывая тело мага приятной теплотой. Чувство напряжения и чувство спокойствия быстро сменяли друг друга, как волны, то накатывая с полной силой, то совсем исчезая. Прибой и отлив, отлив и прибой.
Андерсу показалось, что упоминание Фенриса расстроило подругу, та глубоко задумалась и отвела от него взгляд. Целитель решил больше не поднимать эту тему. У всех у них есть прошлое, архивы которого ворошить не стоит.
Андерс посмотрел вверх, внимание его привлек замысловатый узор на потолке таверны. Хитрые переплетения орнамента не отпускали его, взгляд Андерса бессмысленно блуждал   от одного завитка к другому. Разум стягивался в один большой узел.
-Мне интересно: а как ты думаешь?
- По-моему ответ очевиден, милая. Ты же пришла увидеть меня, что еще я должен думать? , - обольстительно молвил целитель, старый узор на потолке таверны больше не владел его мозгом. Наблюдая, как девушка пьет лириумную настойку, Андерс не смог удержаться от смеха. Даже у этой новой видоизмененной Мариан были свои слабости, даже такую как она еще могло что-то удивить.  - Это Аква магус, прошу любить и жаловать. Он несложен в приготовлении, состоит из лириума и любого крепкого алкоголя, поэтому вариаций этого напитка множество. Я предпочитаю его вперемешку с бренди, здесь же его традиционно подают с водкой. Ах да, забыл добавить, в больших количествах подобного рода настойки опасны для жизни. - последняя фраза была сказана тихо, почти шепотом, глаза Андерса заговорщически блестели.
Лириум с водкой продолжали вытворять с Андерсом странные вещи. Ему начало казаться, что стены таверны перестали образовывать прямые углы. Андерс вновь посмотрел на потолок. Переплетения постоянно видоизменялись, узоры плыли, переходя из одного состояние в другое, из одной формы великолепия во все более глубокое великолепие. Узор становился похож на змей, пытающихся поймать друг друга за хвост. Эдакое изумительное зрелище. Змеи шипели и кривлялись, но Андерс не мог отвести от них глаз. Таверна расплылась, остался лишь узор, Мариан и он, Андерс. Пространство утратило свое господство.
Мариан что-то говорила, что-то про то, о том,  как Изабеллу сглазили. Андерс смог уловить только последнюю фразу. В голове возникали образы. Рыжее пламя волос, зеленые пятна осколков, запекшаяся кровь. Андерса всегда влекли красивые и яркие сочетания. Он вдруг отчетливо вспомнил, как вытаскивал эти самые осколки, как наполнял целительной силой израненный затылок девушки. Ему нравилось врачевать, нравилось чувствовать как одна лишь сила его мысли штопала раны, срастала ткани, приносила покой и умиротворение. Что двигало им, почему он стал лекарем? Ради мира во всем мире или ради осознания собственного могущества? Способности давали Андерсу чувствовать себя самим великим Создателем, сверхчеловеком. От его решений зависел исход человеческой жизни. Будет ли больной жить или умрет, все было в руках Андерса. Он венец творения. Власть опьяняла, власть дарила свободу.
Рука Мариан оказалась на его шее. Холодные пальцы кружили, слегка касаясь кожи. Огня ей захотелось, значит. Ну что же, она его получит.
-Нет Справедливости - нет ограничений, да?
Она права, ограничений больше не было, не было угрызений совести, не было сожалений, не было чувства вины. Андерс больше не знал, что такое добро, что такое зло, не понимал, что можно, а что нельзя. Маг быстро встал, обнаружив, что может это сделать относительно нормально, не путаясь в расположении предметов. Он обошел стол, который показался бесконечно длинным и очутился подле Мариан.
- Ты права, радость. Ограничения придуманы никчемными и малодушными людьми. Мы, дорогая моя, венец творения природы. Мы можем делать все то, что захотим. - прошептал Андерс, обдавая шею Хоук горячим дыханиям и горя желанием покончить с этими дурацкими, но не лишенными очарования прелюдиями. Коснувшись теплыми губами ее тонкой шеи, он медленно, но чувственно начал осыпать ее поцелуями, растягивая удовольствие. Затем коснувшись большим пальцем губ Мариан и держа ее другой рукой за подбородок, Андерс притянул ее к себе. Их губы переплетались, боролись словно змеи из орнамета на потолке. Андерс в очередной раз потерял ощущение времени и пространства. Он находился в каком-то нескончаемом настоящем, неопределенной действительности, которая при этом непрерывно менялась.
Спустя какой-то промежуток времени, Андерс не был уверен через сколько именно, минуту, десять минут, час, он отстранился.
- Лириум и алкоголь в больших количествах могут отправить нас в такие миры, в каких, могу поспорить, даже такая опытная странница как ты не была. - доставая из кармана своей робы бутылочку с переливающей голубоватой жидкостью, проговорил маг.

Отредактировано Anders (2015-05-10 16:28:14)

+2

12

Мотнув головой и протерев глаза, Хоук могла поклясться, что минуту назад, у нее все поплыло перед ними. Но как-то отпустило. Вроде? Подняв взгляд на потолок, который почему-то очень внимательно и увлеченно рассматривал целитель, магесса нахмурилась. То ли он и правда нашел там что-то интересное, то ли пытался этим жестом показать, что ему очень интересно ее слушать. Или он задумался над поставленным ею вопросом? Пойди пойми, а лезть в его голову было бы бессмысленным занятием, в таком состоянии она его едва ли смогла понять, даже если бы ее магия позволяла читать чужие мысли. Да и он был уже далеко не трезв, а какие мысли могут быть у пьяного человека? Даже и узнавать не хотелось, Мариан и своих мыслей хватало, которые менялись через случайное количество времени и образовывали кашу. Хотя алкоголь догонял ее медленно, поэтому поначалу даже ощущалась скука, которая развеивалась только во время диалогов. Хоук и раньше любила поговорить, а если говорить о выпивке, то пьяную магессу всегда было тяжело заткнуть. И хорошо, если петь не начинала...
-Мне расценивать данный ответ как предложение? - с интересом склонив голову набок, поинтересовалась девушка. Она хотела было добавить что-то еще, но после выпитого ею странного напитка, Мариан была отвлечена тем, чтобы прийти в норму и ткнуть в целителя локтем за то, что тот смеялся над ней. Обидно не было, но это не означало, что за насмехательство он не получит. Но, по крайней мере, ей объяснили, что да как. Водка и лириум? Ой-ой, очень ядерное сочетание. Зато теперь было ясно, почему горлу брюнетки это не пришлось по вкусу, но не сказать, что напиток был плохим. Просто к нему Хоук должна была быть готова морально. -Это хотя бы законно?
Вообще-то если быть честными, она никогда не разбиралась в алкоголе. Совсем. Магесса никогда не страдала интересом к разному роду выпивке и была довольна малым. Поэтому все эти замысловатые комбинации алкоголя и лириума для нее были в новинку. А вопрос про законность... Не то чтобы брюнетку волновал этот вопрос, скорее чистое любопытство. Даже если это нарушало закон - ее это не смутило бы ни разу. Но наместникам и королям явно не до выпивки в тавернах, а вот стражники порой сами были не против принять экзотические напитки, поэтому частенько закрывали глаза на все эти махинации. Так что подобный бизнес всегда процветал. Как и бордели. А если это совмещать, то можно купаться в золоте вечно. Но лавочка рисковала оказаться прикрытой, если происходил какой-то казус, который мог загубить какого-нибудь алкоголика. От передозировки все-таки умереть можно. Особенно если баловаться с лириумом - так и зависимыми стать не долго. В любом случае, думать об этом она перестал ровно в тот момент, как Андерс сократил между ними расстояние, которым для них оказался стол. С интересом проследив за его передвижениями, девушка отметила про себя, что выпивка приятно согревала, либо создавала такое впечатление. Пожалуй, те слова, который далее произнес мужчина, оказались своего рода разрешением для нее. И они приятно удивили. Не мудрено, что они сразу же нашли общий язык еще в Киркволле.
-Весьма громкое заявление. Но насколько далеко ты готов зайти? - вопрос, скорее всего, останется риторическим, но это уже зависело не от нее. Просто появились вещи... Поинтереснее. Ощутив на своей шее пламенное дыхание целителя, а после его губы, которые заставили ее блаженно прикрыть глаза и наслаждаться этим моментом, Хоук мысленно про себя отметила, что хоть это и не входило в ее планы, она не была против кардинально их изменить. Подобное прикосновение хорошенько раздразнило брюнетку, а потому девушка охотно поддалась вперед, отвечая на поцелуй Андерса страстно, не скрывая своих желаний и уж тем более не стыдясь их. Маг был прав, сейчас они ничем не были ограничены и могли делать, что хотели. Рука Мариан медленно прошлась по груди мужчины, едва касаясь его кожи на шее, перемещаясь выше и зарываясь в его волосы на затылке. Хотя по большей части это было сделано ради того, чтобы взять ситуацию под свой контроль. Для образовавшейся пустоты в ней, которую Мариан чаще старалась просто игнорировать, требовалось получаемое умножать надвое. Как и для голода, который был куда сильнее, чем ранее. Но целитель, судя по всему, не на много отставал от нее, поскольку сам не торопился отрываться от этого приятного занятия. А Хоук не отказывала себе в удовольствии иногда покусывать губы мужчины, правда не сильно и не до крови. Однако в определенный момент им пришлось прерваться. Проследив за тем, как Андерс изымает из своей робы бутылочку с жидким лириумом, магесса хмыкнув, вскинула брови:
-На тот свет, например? - она не могла не пошутить на этот счет. Особенно если учесть тот факт, что мгновения назад они как раз обсуждали об опасности для жизни большого количества всяких настоек... -Ты меня пытаешься напоить еще сильнее? Это совсем не обязательно. И что ты там говорил на счет передозировки?
Хотя вряд ли он подозревал, где Мариан умудрилась побывать... Были весьма милые миры, а были крайне недоброжелательные. И ведь ее однажды чуть не спалили на костре за магию. Церковь в Тедасе еще поступала весьма мирно с магами. Встав со своего нагретого места, брюнетка вплотную прильнула к Андерсу, обхватывая его одной рукой. Скорее ради того, чтобы случайно не потерять равновесие, чем от попытки сыграть на его желаниях. Хотя со стороны могло показаться совершенно иначе.
-Итак, мы остаемся здесь, продолжая напиваться в драбадан, при этом наслаждаясь обществом друг друга, - она взяла свободной рукой со стола бутылку вина и слегка помахала ею перед носом целителя. -Или же мы находим более уединенное место, чтобы, опять же, напиться в драбадан, но насладиться более близким обществом друг друга?

Отредактировано Marian Hawke (2015-05-11 01:56:01)

+2

13

Андерс чувствовал, как его тело заполнялось маной, лириум растворялся в нем, маг ощущал себя живым и полным сил. Даже нет, не так. Магическая мощь распирала его, желание применить силу завладело его разумом. Настойки с лириумом разительно отличались от обычного алкоголя хотя бы потому, что состояния после их принятия были абсолютно различны. Алкоголь делал Андерса развязным, менее осторожным, при активном его употреблении маг обычно впадал в депрессию или же устраивал дебош, а бывало и то, и другое вперемешку. При злоупотреблении алкоголем менялся только внешний мир, теряя привычные очертания, менялись предметы, их признаки. В таком состоянии Андерсу сложно было определить, какой формы стол, круглый ли, прямоугольный.  Интерес к самому пространству и времени падал до нуля, не все ли равно, где он находится, важен оставался лишь тот факт, что он есть, что он, Андерс, существует.
Лириум же открывает и даже меняет сознание. Тот, кто принимает лириум с алкоголем внезапно обнаруживает, что большинство причин, по которым он обычно готов был действовать, страдать больше не имеют смысла, они становятся ему глубоко безразличны. Появляется нечто лучшее, о чем можно думать. Сознание раскрывается, выводя наружу все потаенные желания.
Андерс все еще держал в своих руках склянку с лириумом. Голубоватая жидкость содержала в себе всю Вселенную. Маг же ощущал бесконечную ценность и значимость собственного существования. Мариан сидела подле него, теперь Андерс будто бы видел, какой силой обладала магесса. Лириум в крови целителя соблазнительно шептал о том, как просто было бы подчинить ее своей воле. Близость Хоук пленила.
-На тот свет, например?
Андерс моргнул. Гремучая смесь лириума и алкоголя действительно была опасной, в случае передозировки мог наступить и летальный исход. Но целитель любил рисковать.
- Доверься мне, дорогая. В отличие от тебя я много лет жил взаперти и был лишен всех прелестей жизни, в том числе и алкогольного забытья. Знаешь, в чем я находил отдушину? - Маг многозначительно посмотрел на Хоук и облизнул губы. - Я потратил не один год, изучая магические ингредиенты и их свойства. Когда у меня набралось достаточно знаний, я принялся смешивать различные травы, тестируя полученные смеси на себе. Больше всего меня, конечно же, интересовал лириум. Этот загадочный минерал и безграничные возможности, которые он открывал, сводили меня с ума. Таить не буду, в своих экспериментах я порой заходил далеко. Но ведь в этом же и есть смысл, разве нет? Последствия бывали самые разные, но я всегда знал меру. Я знаю ее и сейчас. - откупоривая бутылку бренди, проговорил Андерс. Разливая алкоголь по стопкам и добавляя туда буквально по капле лириума, маг был уверен в том, что он делает. Движения его были сосредоточенными и спокойными, но в глазах  горело что-то недоброе. Опустошив еще одну стопку, целитель почувствовал, как Мариан оказалась еще ближе, ее руки обхватили его разгоряченное тело. Возбуждение постепенно окутывало Андерса с ног до головы. Как будто невзначай коснувшись упругой груди Хоук, маг пустил небольшой импульс электрической энергии и обнял девушку за талию. Нескромное предложение Хоук позабавило его. Мысль об уединении с этой черноволосой прелестницей осталась единственной мыслью в его голове. Его мозг порождал все новые и новые интригующие образы. Как приятно было бы раздеть Мариан до гола, наконец-то узнать, что же спрятано под этим замысловатым нарядом, долгую ночь изучать ее тело, заставить стонать от наслаждения.
- Глупо было бы упускать возможность узнать тебя поближе, милая. - Все чувства Андерса были обострены до предела. Захватив с собой бутылку бренди и по-прежнему держа девушку за талию, он уверенно направился к лестнице. По крайней мере он очень  надеялся, что это была лестница. Таверна плыла перед глазами, маг мог улавливать только выборочные предметы. Например, он видел странные золотисто-коричневые одеяния хозяина таверны, но не смог бы даже при острой необходимости описать, как выглядит лицо мужчины. Андерс видел картину, изображавшую какое-то морское божество с красными щупальцами, но не был уверен, где относительно него она находится. Справа, слева, наверху, на полу?
Ощутив под ногами ступеньки, Андерс порадовался своей интуиции и поплыл по ним, стараясь не отпустить из рук Мариан и бутылку. Затащив девушку в первую же попавшуюся комнату, маг был приятно удивлен, что комната оказалась пустой. Не теряя ни секунды, он принялся страстно целовать магессу. Однако вдруг в комнате раздался пронзительный крик, обладательницей которого была невысокая, коренастая женщина. Впрочем вполне возможно, что это была и не женщина, а гномиха.
- Дыхание Создателя! Это еще что такое? А ну-ка проваливаете отсюда, сукины вы дети!
От неожиданности Андерс выронил из руки бутылку бренди, та не пережила падения и разбилась вдребезги. Маг покатился со смеху. Не говоря ни слова, он с хохотом вывалился из комнаты, увлекая за собой Мариан.
- Надеюсь, тут нам повезет больше,  - все еще смеясь пробормотал Андерс, открывая следующую дверь.

Отредактировано Anders (2015-05-11 16:31:34)

+3

14

Нет ну, послушать поучительную лекцию от Андерса было весьма забавно и интересно, но все-таки лириуму Хоук особо никогда не доверяла. Сейчас ей хотелось бы сохранять более-менее трезвый рассудок, ведь ее в обычном состоянии тянет крушить и уничтожать, а если она позволит лириуму усилить ее порывы, то это будет плохо. И не потому, что она не хотела нести ответственность за содеянное или не хотела кому-то навредить. Мариан если и сделает это, то в здравом уме, полностью насладившись моментом и страданием других, чем под каким-либо опьянением. Но что-то ей это напоминало... Еще один любитель поэкспериментировать? Будто бы ей брата не хватало, который однажды чуть не взорвал к Создателю свою лабораторию.
-Тебе я доверяю, Андерс. А вот лириуму - нет, - отозвалась магесса. Она уважала то, что мужчина не боялся рисковать и изучал этот минерал путем экспериментов, но сама Хоук относилась к нему весьма скептически и с недоверием. Но было бы глупым скрывать то, что девушка уже не раз задумалась принять предложение. Однако не спешила этого делать. В любом случае это всегда успеется. По крайней мере, брюнетка надеялась, что целитель не решит принять все это один. -Значит, ты все время изучал магические ингредиенты и смешивал их с лириумом? Это все? Или было что-то еще интересное?
Она следила за тем, как целитель начал разливать бренди и следом добавлять туда лириум. Девушка так же пронаблюдала за тем, как Андерс выпил этот коктейль, но сама как-то не спешила повторять этот подвиг. Наблюдать за этим, чем участвовать, пока что казалось Хоук веселее. К тому же ее и так начинало накрывать от предыдущей порции алкоголя и лириума. Ей даже показалось, что по ее телу прошелся электрический импульс... Или это был маг, а нее воображение? Это заставило брюнетку глубоко задуматься, из-за чего она вопросительно уставилась на целителя, но не озвучила своего вопроса (наверное, думая, что Андерс мысли читать умеет). В любом случае долго задерживаться здесь уже не входило в их планы – мужчина выбрал второй вариант, а Мариан даже не думала сопротивляться, поэтому она, дождавшись Андерса, направилась к лестнице вместе с ним. Почему-то закралось подозрение, что в случае чего удерживание равновесия и мужчины на ногах, легли на ее плечи, а потому Хоук старалась не отставать и так же не выпускала из объятий своего спутника. И само собой удерживала в руках драгоценную бутылку вина - она им точно еще пригодится. Подъем по лестнице оказался не таким длинным, каким мог показаться на первый взгляд, а на первый взгляд магессе подумалось, что они будут идти по этой лестнице бесконечно. Но та оказалась куда короче, а потому брюнетка даже опомниться не успела, как оказалась уже в одной из комнат рядом с Андерсом, который совершенно не терял времени и сразу же начал целовать девушку. Та в свою очередь не стала заставлять целителя ждать и отвечала ему взаимностью. Ровно до того момента, пока позади нее не раздался жуткий визг, что заставил Хоук оторваться от мужчины и обернуться.
- Дыхание Создателя! Это еще что такое? А ну-ка проваливаете отсюда, сукины вы дети! - выпалила им странная и недовольная женщина, а следом за этим раздался звук разбитого стекла - к предкам отправилась бутылка бренди, а Андерс начал смеяться. Вот только брюнетка совсем не оценила того, что им посмели помешать. Собиравшаяся выдать в ответ коротышке как минимум парочку угроз сломанных конечностей и смерти, Мариан не успела хоть что-то озвучить, поскольку оказалась утянута из комнаты все тем же Андерсом. На его слова что-то ответить магесса не успела, поскольку они уже пытались попасть в другую комнату. Разочарованием стал тот факт, что и она оказалась занята, но судя по всему, занята недавно. Мужчина явно не старше спутника девушки, удивленно уставился на внезапных посетителей, а Хоук раздраженно выдохнула ноздрями воздух. Во взгляде четко читался немой вопрос: "Да вы издеваетесь?". Нет уж, на этот раз она так просто все это не оставит.
-Один вопрос и десять секунд, чтобы на него ответить: почему я должна оставлять тебя в живых, добрый человек? – впившись, не предвещающим ничего хорошего, взглядом на пытавшегося распаковать свой походной рюкзак мужчину, поинтересовалась Мариан. Первый ответ поступил спустя две секунды ,после неловкого молчания.
-Потому что это моя комната?... - удивленно вопросом на вопрос ответили ей. Закатив глаза, она добродушно усмехнулась и нехотя отлипнув от Андерса, вскинула освободившуюся руку в сторону своего собеседника, пришпилив того при помощи элементарным основам магии (в данной ситуации телекинезом) к стене.
-Нет, глупый, меня это не волнует. Пять секунд, – осведомилась Хоук. Теперь девушка могла ощущать исходящий от ее жертвы страх, который каждый раз пьянил магессу не хуже алкоголя. Держать в своих руках чужую жизнь - это очень прекрасное ощущение, которое оценить дано далеко не всем. На этот раз ответа не поступила даже спустя три секунды, а потому Мариан решила слегка поторопить непонимающего намеков мужчину, сильнее прижимая того к стене.
-Потому что я одолжу эту комнату вам? - было немного обидно, что до него в итоге дошло, поскольку накопившееся раздражение хотелось вылить куда-нибудь и желательно, чтобы этим "куда-нибудь" оказалось чье-то убийство.
-Как это мило с твоей стороны, - перестав давить на мужчину магией, она отошла в сторону от двери, давая тому возможность уйти. Озвучивать это разрешение не было смысла, ее и без того поняли: прихватив свои вещи, недавний хозяин этой комнаты быстро выскочил за дверь, оставляя брюнетку наедине с Андерсом вновь. Поставив бутылку вина на стол, девушка повернулась к целителю и обратилась к нему. -Да я всегда была мастером переговоров!
Радостное заявление она подкрепила улыбкой, Мариан была весьма довольна собой. Но в голове всплыло воспоминание, что однажды она нелепо озвучила расистскую шутку лидеру одной банды головорезов и в итоге Хоук с ее спутниками пришлось отбиваться от разъяренной и уязвленной ее чувством юмора толпы. Впрочем, это было уже неважным. Они нашли то, что искали и вероятность того, что им рискнут помешать, была крайне мала. Отстегнув свой коричневый пояс и сняв следом накидку с капюшоном, в которой уже становилось слишком жарко, она повесила их на стул, что стоял рядом со столом. Медленно стянув со своей шеи пурпурный платок, девушка ощутила на ней приятный холодок сквозняка, который гулял по комнате из-за не до конца закрытой двери. Не смотря на желание подразнить мужчину тем, как она снимает с себя одежду, Мариан одернула себя: лишать его удовольствия это сделать самому, магесса не собиралась. Отчасти брюнетка упростила ему задачу, лишив себя пусть и мелких, но очень вредных деталей одежды, в которых можно было бы и запутаться. Впрочем, оставшийся черный пояс на ее талии и корсет, который был надет поверх рубашки, могли тоже принести проблемы. Если, конечно, ранее целитель не имел дела с корсетами. Но что-то Хоук подсказывало совершенно обратное. Оказавшись рядом с мужчиной вновь, брюнетка обняла его обеими руками, коснулась губами его шеи, слегка прикусив на ней кожу, после чего поднялась поцелуями вверх и ненадолго зажав между зубами мочку его уха, произнесла:
-К сожалению, у нас осталось только вино. Пить его будем сейчас или после? - поинтересовалась она, слегка отстранившись и посмотрев ему в глаза.

+2

15

Все закрутилось как-то очень быстро. Вспоминая эту странную ночь несколько дней спустя, Андерс не мог составить полную картину того, что происходило. Он был в состоянии различить только лишь кадры, которые всплывали в его голове, сменяя и постепенно дополняя друг друга. Раз - он добавляет лириум в бренди, наверняка разливая при этом добрую часть жидкого минерала на пол. Мариан неодобрительно качает головой, в ее глазах недоверие, но девушка вроде заинтересованна.  Два - и они вместе отправляются в путешествие по волнам таверны. Он капитан, который руководит их маленьким судном, отважно двигаясь в понятном лишь ему направлении. Обрывки незаконченных разговоров, чье-то громкое, неистовое пение, громыхающий хохот, пестрые одежды - все это кружится вокруг Андерса, раскачивая и сбивая с курса. И только девушка, крепко держащая его за талию, становится для него тем самым ориентиром, за который можно уцепиться, которая удержит на плаву. Она придает ему уверенности, ради нее Андерс вновь готов продолжать свою борьбу против этого безжалостного океана из звуков и цветов. Вдруг из ниоткуда перед ним появляется Изабелла. Уж кто как ни эта пиратка знает, какого это попасть в шторм на море! Она что-то говорит, но Андерс ничего не слышит. Он идет за ней, ведя за собой Мариан.
- Помни, Блондинчик, всё в конце концов возвращается море, Море весьма любопытная штука, у него нет ни начала, ни конца., -  пропела Изабелла и подмигнув, щелкнула двумя пальцами, и пропала.
- Гореть мне в заднице Андрасте, что это было? - только и успел подумать Андерс.
Три - маг не совсем понимая, что происходит, слышит звук разбивающегося стекла и свой смех. На этом этапе важно было удержать две вещи: себя на ногах, которые так и намеревались подогнуться и дать Андерсу упасть от смеха на пол, а также недовольную Мариан, которая была готова как разъяренная кошка кинуться в бой. 
Четыре - перед глазами Андерса разворачивалась еще одна комичная сцена. Незнакомый мужчина прибитый к стене одной лишь силой мысли, его полные ноги безвольно болтались в воздухе, прямо перед ним стояла Мариан. Хоук и впрямь была похожа на кошку, эдакую хищницу, ее длинные черные волосы развивались, на лице играла угрожающая улыбка. Андерсу расхотелось смеяться. Он невольно залюбовался подругой. Ее четкий аккуратный профиль представлялся магу самим совершенством. Рядом с ее красивым и ясным лицом все другие лица казались неопределенными, какими-то одинаковыми и безжизненными. Все происходящее определенно приносило Хоук наслаждение. Андерс прекрасно понимал, что она испытывает. Могущество, власть, превосходство. Он вновь почувствовал навязчивое желание применить распирающую его силу. Может быть помочь этой прелестной девушке в ее веселье?
- Оставь его мне, радость, я всегда хотел побыть скульптором, а у него такой чудный нос, - задумчиво протянул целитель, уже прикидывая в голове как обратит незадачливого мужчину в камень и куда его впоследствии можно будет поставить. Но кадр уже успел смениться.
Пять.
- Да я всегда была мастером переговоров!
Все происходило слишком быстро. Или он соображал слишком туго. Андерс удивленно мотнул головой, понимая, что комната опустела и видимо теперь принадлежит только им двоим. Мужчина успел убраться восвояси, а жаль. Магия бушевала внутри целителя, плескалась в нем, того и гляди перельется за край.
Андерс окинул взглядом комнату. Та, хотя и плыла, как все остальные, обладала приятным темно-зеленым оттенком. В глубине комнаты (хотя вполне возможно, что и где-то сбоку) стояла массивная кровать из темно-коричневого дуба. Кровать была простая без всяких новомодных узоров и росписей, что не могло не успокоить мага. Мысль об орнаменте на потолке таверны до сих пор не давала ему покоя, а провести весь вечер изучая резьбу, явно было бы не самой лучшей идеей. Из всех предметов, присутствующих в их временном жилище, Андерс особенно выделил для себя старинное высокое зеркало, так похожее на Элувиан, который он когда-то видел в доме Мерилл. Разве эта древняя эльфийская реликвия могла быть здесь? Или это все выдумки его воображения? Андерс так и не смог понять, но на секунду ему показалось, что из-за зеркала виднеются чьи-то длинные эльфийские уши.
Моргнув, Андерс перевел взгляд на Хоук. Та улыбалась и была явно довольна тем, что они наконец-то остались одни. Андерс улыбнулся в ответ и даже почувствовал себя слегка отрезвевшим. Девушка медленно начала стягивать с себя элементы одежды. Маг с одобрением наблюдал за процессом, чувствуя как желание вновь охватывает его. Однако внезапно Мариан остановилась. Cердце Андерса упало. Неужели она только дразнит его, неужели она передумала? К его счастью, последующие действия девушки говорили об обратном. Что может быть прекраснее Хоук в его объятиях, так страстно касающейся его шеи? Шея и мочки ушей всегда были самыми чувствительными частями тела, за исключением его члена, конечно. Эта ведьма сама того не ведая (а может и ведая, Создатель знает, что она там узнала в своих путешествиях и какие способности обрела, вполне возможно одна из них: знать эрогенные зоны Андерса), нащупала слабые места целителя и тот издал сдавленный стон.
- К сожалению, у нас осталось только вино. Пить его будем сейчас или после? После этих слов Хоук вновь слегка отстранилась.
Андерс больше не мог сдерживать похоть и магию, внутри себя. Все эти резкие приближения и отдаления сводили его с ума. Зачем она издевается над ним? Он ведь всего лишь мужчина, в конце-то концов.
- Ну уж нет, девочка моя. Отставь свое вино, у меня есть кое-что другое на уме. - тихо и спокойно сказал маг, видя по взгляду Мариан, что та была заинтригованна.
- Я тоже знаю основы телекинеза. Через секунду Хоук оказалась на другом конце комнаты, прижатая к той же стене, где недавно болтался мужчина. Возможно во время полета и не самого мягкого приземления девушка что-то повредила, но не просто же так Андерс был целителем. Залечит и поцелует. Но потом. Удерживая магессу на месте одним лишь взглядом, Андерс медленно направился к ней, стараясь не обращать внимание на проклятое зеркало, которое по-прежнему маячило где-то перед глазами. Вместо этого он продолжал любоваться плавными линиями ее тела. Ох, до чего же она была хороша! Однако, пожалуй, на ней было слишком много одежды. Андерс неодобрительно покачал головой и принялся исправлять сию досадную оплошность. Дело застопорилось на корсете. Обычно его расшнуровка не занимала у него много времени. Годы тренировок давали о себе знать. Сегодня же обычно ловкие пальцы отказывались слушаться мага. Затрудняло задачу и то, что Андерс не рисковал разорвать контакт с глазами Мариан, чтобы не потерять над ней власть. Телекинез все же не был основной его специальностью. Не желая ждать больше не минуты и отчаявшись победить корсет, который расплывался перед его глазами, Андерс со всей дури рванул его на себя, тем самым наконец-то освободив Хоук от лишней одежды.
- Упс. , развел руками Андерс. Маг отошел чуть поодаль, чтобы насладиться возбуждающей картиной, открывшейся перед ним. Мариан Хоук абсолютно голая и находится всего в нескольких сантиметрах от него. Разве он мог подумать о таком повороте событий, сидя с Эбигейл и ее подружками всего парой часов ранее?
Андерс взял лицо девушки за подбородок и медленно-медленно начал осыпать ее тело поцелуями, стараясь не оставить ни одного свободного места. Параллельно с этим, на кончиках пальцев мага рождались электрические заряды. Не щадя девушку и ее нервную систему, он касался ими самых чувствительных мест и испытывал определенное удовлетворение, ощущая, как магические импульсы покидают его тело и передаются ей. Внезапно слишком увлекшись этим процессом, Андерс отвел от Хоук взгляд. Та с гулким звуком упала на пол.
- Твой ход, Мариан - усмехнулся маг, гадая, что обо всем происходящем думает девушка.

+3

16

Кажется, девушка только что лишила Андерса возможности поразвлекаться с недавним хозяином комнаты. Даже как-то было непривычно видеть его таким. Непривычно, но приятно. Жалела ли Хоук, что не дала ему возможности это сделать? Совершенно нет. Они бы отвлеклись на ненужные вещи, привлекли бы к себе лишнее внимание, а сейчас этого хотелось меньше всего, уж точно не тогда, когда им удалось уединиться. Если ему так захочется перейти черту, снять с себя все ограничения и делать то, что хочется - Мариан обязательно ему в этом поможет, но это будет, скорее всего, завтра. Сегодня же... В голове промелькнула мысль, что надо бы дать ему право выбора: у него есть возможность передумать, развернуться и уйти. Она совершенно не та Хоук, которой была раньше и далеко не каждый способен принять ту, которой брюнетка стала. Чего стоил хотя бы тот факт, что теперь Мариан стала полноценным магом крови? Хотя до своей смерти даже в мыслях не позволяла себе думать о том, чтобы пользоваться ею хоть как-то. Но потом девушка осознала полезность данной магии и не пожалела времени на ее углубленном изучении. А приплюсовать к этому сверху магию тьмы, которой ее наделил Ватар - это весьма опасная и, даже можно сказать, по-своему мерзкая и вредная комбинация. Именно поэтому ей бы следовало предупредить мужчину, что с интересом наблюдал за тем, как она медленно лишает себя мелких деталей одежды. Но Хоук не станет. Ведь предупреждать не в ее стиле и если уж она возьмется за дело, то доведет его до конца. Поэтому в данной ситуации Андерсу оставалось лишь посоветовать расслабляться и получать удовольствие. Впрочем, пока что он это и делал, девушка отчетливо слышала его сдавленный стон рядом со своим ухом. Это было очень полезное знание для сегодняшней ночи. Но это будет потом. Пока что же ей явно приготовили какой-то сюрприз. Мариан выжидающе и с интересом уставилась на целителя и стоило признать, от него магесса не ожидала подобного действия. Ощутив как в нее буквально врезается магическая сила и подхватывая уносит в другую часть комнаты, Хоук встретилась спиной со стенкой, недовольно зашипев. Учитывая расстояние и скорость полета, не слабая боль в плечах и спине отрезвили ее сознание, как бы тонко намекая, что сейчас она заработала парочку синяков и ушиб. Ему удалось удивить брюнетку, что было плюсом. Волновали ли ее последствия? Ну, девушка ранения и пострашнее получала на поле битвы, какие-то синяки и ушибы едва ли смогут заставить ее волноваться. К тому же при надобности у нее есть две возможности исцеления - магия крови или же сам Андерс, который в целительстве был лучшим на ее памяти. Быть под чьим-либо контролем магесса не любила, по большей части это вызывало неприятные воспоминания из ее молодости. Но сколь быстро они всплывали в ее голове, столь быстро исчезали. Она не была уже тем беззащитным подростком, который только недавно начал практиковать магию и не был способен себя защитить. В ее теле была заключена страшная сила, контролировать которую было под силу только ей самой и при надобности девушка всегда сможет защитить себя. А если же магия окажется бессильной, у нее остается хитрость, ум и кинжал, с которым она практически не расстается. Впрочем, в критической ситуации любой предмет можно сделать оружием... Но, наверное, об этом пора перестать думать, в конце концов, перед ней был не какой-то чужак, а Андерс, того, кого она знала девять лет. Или думала, что знает. 
Учитывая, что Хоук, судя по всему, совершенно не собирались отпускать, ей оставалось только и делать, как ожидать, пока мужчина доберется до нее, скользнет взглядом по ее телу и примется избавляться от одежды Мариан. Забавно было наблюдать за тем, как он лишал ее одежды, стараясь не потерять с ней зрительного контакта - это просто часть игры или он боялся, что она может передумать? Как знать. Но спрашивать что-либо у него девушка не спешила, все-таки целитель очень мило старался держать ее под контролем и она не хотела ему в этом мешать. Но расшнуровать корсет вслепую оказалось проблемно. Особенно когда ты смешал алкоголь с лириумом. Оставалось только догадываться и гадать, как Андерс все еще держался так уверенно на ногах и не менее уверенно пытался избавиться ото всей одежды Хоук. В конце концов, корсет победил, пусть и мужчине удалось убрать его при помощи силы. Было отчасти жаль вещицу, но учитывая, что за время путешествия и сегодняшнего дня он успел ей надоесть (дискомфорт имел место быть), долго Мариан его не оплакивала. К тому же все внимание магессы занимал стоящий недалеко от нее целитель, от которого грех было бы отвлекаться. Если большинство девушек чувствовали себя некомфортно, когда оказывались полностью раздетые перед мужчинами, ощущая свою беззащитность, то брюнетка испытывала совершенно иное. По крайней мере, после смерти. При желании женское тело могло завораживать и контролировать мужчин не хуже магии. Правда, если девушке повезло с красотой своего тела и она умела, а так же хотела, этим пользоваться. Хоук повезло, для ее телосложения и роста, у нее была не дурная фигура. Пусть у магессы не была такая же большая грудь как у Изабеллы, ее тело было привлекательным и приятным глазу. Если, конечно, не считать приличное количество шрамов на теле, которые она успела собрать за свою жизнь и которые для некоторых мужчин (или женщин) могли оказаться отталкивающими. Тонкие, словно паутина, линии - доставшиеся ей от клинков противников - невольно вырисовывали случайные узоры на ее теле. Один из более выразительных шрамов покоился на левом бедре, когда ее зацепили двуручным мечом, оставив внушительную рану, что спускалась по ноге до уровня колена. Следующие два шрама были на лице Хоук. Первый: тот самый, который ей достался во время побега из Лотеринга, что  перечеркивал переносицу и левую щеку. Второй же был маленьким, но находясь рядом с девушкой, его просто заметить, ведь он бросался в глаза: шрам на нижней губе с левой стороны. Она могла бы избавиться от них в свое время, но не стала. Каждый из них напоминал ей о каких-либо событиях в ее жизни, пусть они и остались позади. Да и если быть честными, они нравились самой Мариан. Магесса посмотрела на Андерса, который тем временем с интересом разглядывал ее обнаженное тело.
"И насколько тебе нравится то, что ты видишь? А ведь мог увидеть все это и двенадцать лет назад", - мысленно усмехнувшись, девушка отметила про себя еще и тот факт, что ей тоже будет на что посмотреть. Но только явно не сейчас. Целитель не стал зря терять время и принялся медленно покрывать ее тело поцелуями - везде, куда мог достать; его руки приятно ласкали кожу, а электрические импульсы безжалостно гуляли по телу и заставляли ее вздрагивать каждый раз, когда мужчина прикасался к ней. Ровное до недавнего момента дыхание Мариан начинало сбиваться, когда она с полным наслаждением выпускала из легких воздух и издала приглушенный стон, прикрыв глаза. Она вновь начинала пьянеть, но уже не от алкоголя, а от действий Андерса. Который, впрочем, довольно жестоко вернул ее в реальность, уронив на пол. Кинув на мага испепеляющий взгляд, девушка поднялась с пола, но быстро сменила гнев на милость, когда оказалась рядом с ним, едва заметно улыбаясь. Но ничего хорошего в этой улыбке не было. Первым делом Хоук решила избавиться от мантии, что будет дальше лишь мешаться, а потому расстегнув ее застежки, брюнетка довольно быстро избавилась от первого препятствия, бесцеремонно отбрасывая одежду куда-то в сторону от себя. Сделав ровно один толчок мужчине в грудь, Мариан задала Андерсу направление в сторону кровати, которая оказалась недалеко от них. Конечно, все эти игры около стены были весьма возбуждающими и прекрасными, но Хоук было необходимо полное удобство. Для себя, естественно. Ведь в ее голове зародилась кое-какая шальная мысль. Усадив Андерса на кровать, Мариан не спешила опускаться к нему на колени. Подойдя ближе, девушка коснулась указательным пальцем его подбородка и подняла повыше, внимательно всматриваясь в его глаза, начав бродить взглядом по его лицу. Она любила изучать чужие лица, ища на них различные эмоции и не обязательно исключительно страх. Склонив голову набок, она, наконец-то, заговорила:
-Весьма опасно давать мне свободу. Ведь в итоге забрать ее у меня уже будет куда сложнее, милый, - ее рука переместилась к нему на плечо, а сама Мариан оказалась сверху, удобнее устраиваясь на коленях мужчины. Она коснулась своими губами губ целителя, даря ему поначалу ничем не приметным поцелуй, но который постепенно становился более страстным. Рука скользнула по груди Андерса, находя пуговицы на его рубашке, что девушка сразу же начала расстегивать, дабы совместить приятное с полезным. Оторвавшись от губы мужчины, Хоук расправила рубашку, обвивая своими руками торс мужчины и прижавшись к нему своим телом, прильнула к его шее. Начав покрывать ее неспешными поцелуями, брюнетка обеими руками принялась стягивать с Андерса рубашку, попутно целуя открывающиеся участки кожи. Ненадолго задержавшись около плеча целителя и весьма ощутимо прикусив там кожу, Мариан полностью стянула с него рубашку, убирая ее на пол позади себя. После этого брюнетка, полностью навалившись на целителя, опрокинула того на кровать, падая следом за ним. Нависнув над мужчиной и не особо заботясь, что большая часть ее гривы опустилась прямиком на него, Мариан стала целовать подбородок мага, постепенно спускаясь вниз, к его шее. На ней она задержалась куда дольше, покрывала поцелуями с одной стороны, а после переходила к другой, которую лишь слегка покусывала. Одна рука магессы скользнула по его животу к груди, едва касаясь кожи. Хоук совершенно не пыталась как-то ограничивать Андерса в действиях, позволяла ему делать то, что он считает нужным, пока она покрывала его тело ленивыми поцелуями. Но в них чувствовался жар и брюнетка совершенно не пыталась скрывать своих желаний, оставляя их на поверхности. Опустив руку с целью начать избавляться от единственного оставшегося элемента одежды, Мариан нарочно зацепила пах мужчины, после чего ненадолго задержалась там, начав ощутимо его поглаживать. Но хорошего понемножку, попытавшись подразнить подобным образом целителя, девушка вернулась к первоначальной задумке. Руки принялись работать с брюками Андерса, расстегивая их. Хоук тем временем скользила губами по животу мага, едва касаясь ими его кожи, после чего спустилась к низу живота и, зацепившись двумя пальцами обеих рук за последние остатки одежды, девушка приспустила штаны целителя. Резкое движение и брюнетка со всей силы проводит ногтями по коже на его руках, расцарапывая их до крови. Секунда и она уже взяла под контроль его тело, не позволяя двигаться. Маленькая месть за ушибленную спину и громкое заявление о том, что при надобности девушка будет способна взять его под свой контроль. Немного сосредоточения и при помощи магии крови брюнетка слегка возбудила рецепторы целителя, что увеличивало чувствительность его кожи в несколько раз. Оставалось нанести решающий удар. Решив не тянуть с этим, магесса избавилась от штанов сразу же, как и от обуви. Теперь была ее очередь осматривать его тело: подтянутое, крепкое, Андерс был тем самым представителем магов, которые напрочь разбивали мнение о том, что все маги "задохлики". И это лишь сильнее привлекало ее в нем. Потихоньку ослабляя свой магический контроль над Андерсом, но так, чтобы это было понятно и заметно не сразу, Мариан вернулась обратно к нему, чтобы осыпать его тело поцелуями, но теперь они были страстными и чувственными. Подобрав, по ее мнению, удачный момент, Хоук опустила руку, вновь дразня и поглаживая член мужчины, а после, спустилась вниз и сама, чтобы провести несколько раз языком по нему. Все это приносило ей и самой удовольствие, она наслаждалась происходящим и ощущала, как разгоревшийся внутри нее пожар был готов вырваться на свободу. Но пока что эти порывы магесса сдерживала, прекрасно зная, что вскоре у нее будет возможность выпустить их. Выпрямившись, девушка одной рукой собрала волосы, запрокидывая их назад и не сводя при этом взгляда с Андерса, заявила:
-Думаю, для начала, с тебя хватит.

+2

17

Уверенная, нахальная, пьянящая. В глазах Мариан Андерс видел вызов, желание и страсть. Создатель знает, в какие дебри заведут их эти игры в подчинение. Хоук явно не оставит выходку целителя без внимания и то, что она может сделать с ним волновало его. Лириум все еще не хотел оставлять его тело и сознание. Напротив, с каждой минутой он все сильнее врезался в его мозг, обволакивал организм, играл с его мыслями. Движения Андерса уже нельзя было назвать четкими и сосредоточенными, маг еле стоял на ногах. В голове его происходила революция. Люди, эльфы, гномы, все те, к кому еще недавно так влекло его сердце и те, кого он хотел спасать, теперь казались Андерсу всего лишь крошками, растерявшими свою душу и свой стержень. Он испытывал чувство сродни презрению к этим размельчавшим существам, прогнившим насквозь и погрязшим в грехах и бесконечной борьбе за власть.
Еще одной мыслью, которая буквально горела в пропитанном лириумом сознании Андерса, была мысль о том, что он как маг сильно превосходит всех остальных людей вокруг. Он высшая точка в развитии человечества. Андерс не знал, кто наделил его этим даром, Создатель ли, сверхъестественные силы или же он был каким-то образом отобран для того, чтобы стать сверхчеловеком. Он был счастливым, уникальным и особенно удачным экземпляром всего человеческого рода. Магические способности, его особая связь с Тенью, его мана только продолжали убеждать Андерса в своем превосходстве над остальными представителями человечества. Разве может он общаться с ними на равных? Это ведь все равно, что общаться с неразумным существом, со зверем. Он может находить их либо смешными и милыми, как например маленьких котят, отмахиваться от них как от назойливых мух или же без сожаления истреблять как паразитов. В любом случае они ему не ровня.
В глазах мага мелькали молнии, лицо Андерса изменялось, все более ожесточаясь. В его чертах уже не было ничего доброго, сострадательного, сопереживающего. Он больше не был двадцатилетним Андерсом, боровшимся за свою свободу, он не был и симбиозом Андерса и Справедливости, приносящим людям покой и помощь. Да и от Мести в нем ничего не осталось, ему было абсолютно безразлично, как остальные маги позиционируют себя. Если они недостаточно умны для того, чтобы осознать себя венцом природы, не бояться своих сил и спасти себя от всех напастей сами, то они недостойны совершенно никакого сострадания. Он же, Андерс, достоен всех благ на свете, потому что смог понять свое значение в этом мире. Голая Хоук, которая тихонько постанывала от его поцелуев, являлась лучшим доказательством его теории. Разве Андерс из прошлого, озабоченный только здоровьем своих пациентов и своим предназначением, мог такое себе позволить?
Конечно нет. Он старался избегать даже мыслей об этом, не говоря о том, чтобы претворить его желания в действительность. Хотя глупо было бы утверждать, что он всегда думал о Мариан только в дружеском ключе. Однажды увидев, как Защитница напивается в Висельнике с Изабеллой, периодически шепча пиратке что-то на ухо и хихикая, Андерс долго не мог избавиться от непрошенных картин, которые как будто назло подсовывало ему его собственное сознание.
Он больше не будет тихо мечтать, осуждая себя за свои слабости, ну уж нет. Он будет брать то, что он желает. Он будет жить, а не существовать на благо обществу.
Хоук стащила с него мантию и толкнула мага в сторону кровати. Что же, он подыграет ей, конечно, если не упадет по пути. Удача явно улыбалась Андерсу сегодня. Вот он уже сидел на кровати, не смея отвести взгляда от потрясающей груди девушки. Она гипнотизировала, завораживала своим округлым совершенством.
-Весьма опасно давать мне свободу. Ведь в итоге забрать ее у меня уже будет куда сложнее, милый.
Андерс любил сложности. А еще больше любил девушек, которые могли бросить ему вызов. И которые так соблазнительно избавляли его от одежды. Член Андерса незамедлительно отреагировал на бурную деятельность Мариан, утыкаясь в ее живот. Губы девушки уже путешествовали по его телу, то нежно касаясь кожи, то оставляя сладкие укусы. Когда магесса добралась до его шеи, Андерс понял, что больше не может сдерживать себя. Он запустил пальцы в волосы Мариан и издал звук больше похожий на звериный рык, нежели на человеческий. Другой рукой он ласкал соски девушки, сжимая их между пальцами и слегка закручивая. Мариан же водила рукой около его набухшего члена, при этом специально не касаясь его. Андерс прикусил губу и позволил девушке и дальше продолжать эту проклятую игру, которая постепенно сводила его с ума.
Внезапно что-то пошло не так. Вместо наслаждения на него нахлынула волна боли. Что эта чертова ведьма с ним сделала? В ноздри ударил пряный запах крови. Его руки пульсировали и горели. Андерс пытался приподняться на кровати, чтобы откинуть от себя Хоук и залечить раны на руках, но неожиданно ощутил, что сделать этого он не может. Тело отказывалось слушаться его. Мозг бесился, снова и снова посылая другим частям тела приказы. Но все было тщетно. Маг не мог пошевелить ни чем, не мог даже закрыть глаза или выругаться. Боль в теле начала ощущаться сильнее, Андерс со злостью уставился на Хоук, которой доставляло удовольствие мучать его. Не имея возможности пошевельнуться, целитель смотрел, как девушка продолжает раздевать его и в свою очередь любуется им. Злость в нем начала утихать по мере того, как контроль над телом постепенно начал к нему возвращаться. Однако кожа по-прежнему была слишком чувствительна к прикосновениям, Мариан явно знала, что делает. В голове Андерса рождались маленькие оргазмы. Маг покорно лежал на кровати и наслаждался тем, что делает с ним Хоук. Но когда она несколько раз игриво коснулась языком его члена, Андерс потерял все остатки контроля над собой. Взяв ведьму за ее длинные черные волосы, маг с силой направил ее в сторону своего члена, заставляя взять его в рот. Она сама начала все это. Удовольствие рекой разлилось по его телу.
Ладони целителя все еще кровоточили, капли крови стекали по кистям и смешивались с длинными волосами девушки. Черно-красное сочетание застилало ему глаза. Напряжение внутри него продолжало разрастаться, но он не даст Хоук просто так отделаться от него. Понимая, что еще немного и он не сможет больше сдерживать себя, Андерс скрутил волосы девушки в кулак и дернул ее на себя. Когда лицо Мариан наконец-то оказалось над его лицом, он коснулся ее губ большим пальцем.
- Что-то мне подсказывает, что ты всегда мечтала узнать, что именно я умею делать с электричеством, - усмехнувшись, прошептал маг. Раз - и он уже возвышался над Мариан, продолжая поглаживать ее манящие пухлые губы.
Два - и он уже очутился около ее лобка, чертя на нем едва заметные круги. На кончиках пальцев заиграли молнии. Андерс дотронулся внутренней части бедра Мариан сначала без магии, принявшись рисовать на нем различные узоры, которые отчасти повторяли чертов орнамент на потолке таверны. Затем он проделал тоже самое еще раз, но уже подключая электрические импульсы. Энергия просачивала тело Хоук, того и гляди, заискрится. Пальцы кружили вокруг ее клитора. Андерс удовлетворенно улыбнулся и слегка отстранился. Одним пальцем, наделенным электрической магией, Андерс коснулся пупка девушки и начал медленно двигаться им вниз, отправляя крошечные вибрации через живот Мариан. Наконец-то достигнув клитора, Андерс в несколько раз увеличил подачу тока, наблюдая за реакцией девушки. По его расчетам, перед глазами Хоук уже давно должны были плясать искры. Однако целитель отнюдь не хотел, чтобы Мариан достигла критической точки. Видя, что дыхание девушки начинает сбиваться, Андерс отстранился и улыбнулся.
Не так скоро. - проговорил он и опять оказался в изголовье кровати, нависая над лицом девушки, - Если ты хочешь продолжения, тебе придется меня об этом попросить.

+2

18

Тяжело было не заметить и почувствовать, как маг реагировал на ее решительные и вместе с тем наглые действия, ее прикосновения, ее поцелуи и, казалось, даже мысли, которые сейчас были посвящены лишь одному и самому желанному. А уж как реагировало его тело - это Хоук ощутила практически сразу, стоило ей оказаться на коленях мужчины. И она соврала, сказав, что ей не нравится доставлять кому-то подобное наслаждение. Скорее уж наоборот. И не смотря на то, что в Мариан теперь было больше эгоизма, чем ранее, девушка не забывала, где и как именно стоит его приглушать. Да и далеко ведь не всегда обязательно что-то брать силой или принуждать другого сделать то, чего хочешь ты. Иногда нужно самому что-то дать, чтобы взамен получить если не меньше, то намного больше. Так было и будет всегда. А уж если речь идет о сексе, то тут принуждения должно быть в меру. Оно должно быть частью общей игры, лишь еще одним способом стимуляции, возможностью подстегнуть собственные чувства, но и не более. Да и к тому же Хоук самой нравилось все это делать: покрывать поцелуями крепкое тело мага, прикусывать его кожу прихватывая губами более восприимчивые участки кожи, дразнить прикосновениями, которые вызывали дрожь не только в чужом теле, но и в её собственном. А уж зная слабости целителя, делать это становилось значительно проще и интереснее. Создатель, да стоило ей только добраться до шеи Андерса, как он тут же перестал себя сдерживать и начал отвечать на ее ласки, постепенно отпуская остатки самоконтроля. Именно этого ты хотел когда-то? Или хотел все это время? Признайся, скажи это вслух. А если не можешь, то расскажи об этом через прикосновения, передай слова и ощущения через кончики своих пальцев, что оставят или уже, возможно, оставили синяки на теле брюнетки и еще оставят. Да и теперь ведь была его очередь узнавать ее слабые места, не так ли? Да, именно так. И каждое прикосновение Андерса к груди девушки, каждый поцелуй и сорвавшийся с губ вздох, что касался кожи, доставляло ей наслаждение, которое заставляло магессу смело ненавидеть свое тело становившееся более податливым от ласк целителя. Оно хотело большего, просило об этом и тут же получало, словно кое-кто мог читать мысли и ничуть не противился им. Да, можно было бы возненавидеть себя за такое поведение, такую покорность, но какой смысл? Подобные слабости можно себе и простить, им можно отдаться и подчиниться. Да и почему бы нет, если они были приятными и желанными, отдававшимися дрожью в руках и сжимали грудную клетку в приятном томлении. Да и как этому можно противиться в руках такого мужчины? Нет, никак, к тому же желания не было. На этот раз Хоук уступит и не сказать, что пожалеет об этом. Но впрочем, нельзя было и слишком сильно отвлекаться, позволить себе поддаться. Потерять контроль над ситуацией так скоро и быстро девушке не хотелось. И поэтому магесса в свою очередь не собиралась останавливаться и позволять целителю расслабляться, причем расслабляться даже под ее ласками: именно поэтому Мариан решила немного разбавить мёд ложкой дегтя, когда поцарапала и с чувством разодрала блондину руки. Правда, сделано это было еще и ради крови, при помощи которой ей удалось взять его под свой контроль, но все время его контролировать было бы крайне скучно. Да и кому хочется контролировать мужчину даже в этом? Разве это не глупо? Он не ребенок. К тому же Андерс был именно тем человеком от которого хотелось получать отдачу, гадая над тем, что он сделает далее. Хотелось непредсказуемости и, демон возьми, от него хотелось даже грубости и напора, в котором он умело сочетал и страсть, и неконтролируемое желание. И он не переставал удивлять девушку. Делал ли мужчина это намеренно или нет, хороший вопрос, но в один из моментов целитель просто перестал терпеть ее провокации и игры, заставляя сделать то, чего он желал в данный момент. Станет ли девушка его за это винить? Совсем нет. Да и, в конце концов, это именно Хоук дразнила его, не давая в полной мере насладиться всеми ее ласками и вниманием. Хотя не сказать, что магессе понравилось столь грубое обращение с ее волосами, которое позволил себе этот мужчина. А впрочем... Она ведь с ним тоже не была нежна, не так ли? Кровь за кровь и все дела. В общем, ерунда всякая, которая сейчас находит свой отголосок через затмевающую разум страсть. И подчиняясь этой самой страсти, которая была сейчас посильнее магии крови, Мариан не сопротивлялась и сделала то, чего Андерс желал в данный момент: взяла его член в рот. Не боишься? Собственно, забудем об этом, да и брюнетке не хотелось заставлять мужчину ждать. И вроде бы в этом нет ничего такого, но.... Пухлые губы касаются напряженной плоти и она ехидно улыбается, но лишь на мгновение. Проходит буквально лишь секунда, ограниченная прикосновением горячего языка к выступающим венам и девушка уже начинает двигать головой вверх и вниз, удерживая не торопливый, но и не слишком медленный темп. Зачем? Ну... Ведь если Андерс быстро достигнет предела, то это будет не очень хорошо, пускай и, с какой-то стороны, приятно. Впрочем, и сильно баловать его какими-то ласками Хоук не спешила, да и не собиралась, просто совершая простые движения, которые постепенно начала ускорять. Остальное еще успеется – это магесса могла гарантировать точно. Все так же ощущая, что пальцы целителя с силой удерживают ее волосы, брюнетка продолжала быстро двигать головой, но продолжала она это делать не долго, чтобы лишь побаловать его напоследок и подключила руку. Касаясь ноготками его члена и ласково, виновато поглаживая, когда позволяла себе чуть выпустить зубки, чтобы изменить ощущения и тот спектр эмоций, которые сейчас получал от нее маг. Пускай не расслабляется и отдается ей, просит продолжить и не сдерживает стонов ведь... его голос, тембр и окрас это очень важно. В какой-то момент Андерс вновь потянул ее за волосы, заставляя прерваться. Желания расставаться с частью своей гривы у девушки не было, а потому она практически сразу же отстранилась и выпрямилась, оказываясь на одном уровне с лицом мужчины. Ощутив его палец на своих губах, Мариан едва ощутимо прикусила его зубами и чуть обхватила губами, позволяя ему коснуться её неба, да хитро сощурилась на сказанное целителем.
-Что-то мне подсказывает, что ты всегда мечтал продемонстрировать мне, что именно ты умеешь делать с электричеством, - парировала магесса, передразнив Андерса, с удовольствием передавая эстафету ему и укладываясь на кровать. Довольно интересно было узнать целителя с этой, порочной стороны и, пожалуй, это знание не скоро покинет голову Хоук, если вообще хоть когда-нибудь покинет. Сейчас была очередь брюнетки наслаждаться тем, что ей преподнесет Андерс. А целитель начал вновь играть магией, заставляя ту помогать ему. Тело и без того было натянуто словно струна, а прикосновения блондина лишь усиливали эти ощущения. И девушке даже не нужно было прибегать к магии крови, чтобы улучшать чувствительность своей кожи, ведь она была достаточно сильно повышена из-за накопившегося возбуждения, которое Мариан сдерживала в себе все это время и которое, по правде говоря, больше не хотелось сдерживать. Каждое прикосновение Андерса приносило странное, но по-своему приятное наслаждение. Его теплые пальцы приятно щекотали кожу, тем самым раздражая ее сильнее и зарождая в голове мысль, что Хоук совершенно не хочет, чтобы он останавливался. Когда по ее телу пробежался первый электрический импульс, девушка не выдержала и застонала от наслаждения, едва сдерживая внезапно вырвавшийся из груди приятный и задорный смешок, теперь уже точно обнажаясь перед целителем полностью. С каждым таким прикосновением, магесса ощущала, как постепенно теряет чувство реальности, пьянея от охватывающего ее всю упоения. Палец Андерса, что уверенно опускался от ее пупка постепенно вниз, заставлял девушку ощущать слабые электрические заряды, чего будто бы было недостаточно для тела, которое требовало большего. И когда более мощная волна электричества прошлась по ее телу, Мариан вновь издала сладостный стон, кусая губы и довольно улыбаясь. О, а он действительно умеет обращаться с электричеством... Неужели ты уже проделывал такие трюки, Андерс? В Круге такому учат? Или это импровизация? Что ж, если так, то ты чертовски изобретальный маг. Брюнетка ощущала, как ее дыхание второй раз за эту ночь начинает сбиваться, как по телу постепенно разносится приятное тепло, вызывающее легкую дрожь и как она теряет последние остатки самообладания и разума. Напряжение внизу живота с каждым движением целителя росло все сильнее, оно скручивало её тело, заставляло выгибаться, демонстрируя ровные и выступающие ребра, но Андерс не позволил магессе ощутить оргазм до которого осталось так мало, так просто. Раздосадованная столь наглым издевательством над ней, Хоук постаралась уравновесить свое дыхание и с укором посмотрела на целителя. Вместо ответа на слова мужчины, девушка обняла его обеими руками за шею, ненадолго с удовлетворением зарывшись одной из них в его светлые волосы и после начала притягивать к себе. Укладывая мага на свое место и вновь оказываясь сверху, брюнетка коснулась губами его носа, после чего слегка скользнув по губам мужчины своими, прошептала:
-Я думаю, что ты и сам захочешь продолжить. Но это будет потом, - ох, ей не избавиться от этого игривого и нагловатого тона сегодня. Хотя... Мариан Хоук всегда была наглой. Даже если характер девушки менялся, наглость всегда оставалась при ней. Пожалуй, это было семейное. Но довольно отвлекаться. Рука магессы вновь прошлась по груди и подтянутому животу мужчины, опускаясь ниже, касаясь его напряженного члена, начиная его поглаживать и слегка, будто бы нарочно, задевать ногтями. Но не с намерением причинить боль, не в этот раз. Движения и действия уже были более твердыми и ощутимыми, что ясно давало понять: теперь она не будет ходить вокруг да около, дразнить его слабыми прикосновениями. Теперь Мариан будет прикасаться к нему в полной мере, заставляя ощутить каждое ее действие. Не отказав себе перед этим в удовольствии пройтись губами по его телу вновь, Хоук медленно прошлась языком по всей длине члена целителя. Проделав это несколько раз, как и ранее, брюнетка сразу же взяв его в рот, не заставила Андерса долго ждать. И вновь начав совершать медленные, но тщательные движения, она периодами останавливалась, чтобы поласкать языком головку члена мужчины, нарочно изучая ее мучительно долго, дразня и не забывая при этом бросать заинтересованные взгляды на мужчину, после чего продолжала двигать головой вверх-вниз. Левая рука прошлась по животу, лаская и поглаживая его, иногда так же зацепляя кожу ногтями, два пальца правой руки мягко обвили член целителя, сразу же уловив такт, в котором им нужно двигаться. Движения магесса постепенно начала ускорять, иногда все-таки позволяя себе подразнить Андерса, замедляя их в подобный момент, но длилось такое недолго. К двум пальцам тем временем присоединились оставшиеся, и теперь рука Мариан полностью обхватывала член целителя, а девушка удерживала быстрый темп движений, уже не позволяя себе прерываться, желая заставить мага достигнуть высшей точки наслаждения.

Отредактировано Marian Hawke (2015-05-27 06:57:20)

+2

19

В жизни Андерсу часто приходилось себя контролировать. Скрывать свой страх, когда его, испуганного десятилетнего мальчугана, забирали от плачущей матери в Круг. Сдерживать злость, когда храмовники в очередной раз пользовались своим положением и издевались над магами. Бороться со сном и усталостью, когда очередной больной приходил на исходе дня в лечебницу. И конечно же, целителю слишком часто приходилось подавлять свои желания, которые как змеи-искусители норовили опутать его изможденное от работы и сражений тело, едва маг давал слабину. Андерс всегда старался контролировать себя сам, по большей степени дабы не дать это сделать окружающим. До недавнего времени это была единственная свобода, которая была ему доступна.

Голая Хоук возвышалась над ним, ее прекрасная грудь эротично вздымалась от частых вздохов. Девушка изо всех сил пыталась восстановить сбившееся дыхание. Ее аккуратные темные соски уже успели набухнуть от возбуждения. Глаза пьяные, все еще слегка замутненные после недавних действий Андерса. Видеть Мариан такой страстной, такой раскрывшейся, такой манящей доставляло магу не меньшее удовольствие, чем ее прохладные пальцы, блуждающие по его напряженному торсу. Видимо, его маленький электрический трюк все же пришелся магессе по нраву. Это льстило. 
-Я думаю, что ты и сам захочешь продолжить. Но это будет потом
Мор бы побрал эту ведьму, он уже итак еле сдерживал себя, чтобы не перевернуть ее на живот и не овладеть ей со всей грубостью, на которую он был способен. А она все еще вела эту мучительную игру. Опять самоконтроль, опять ограничения. Тело дрожало от поцелуев, которыми она щедро одаривала его шею, его грудь, его живот. Член же уже давно горел от возбуждения, и умелый язычок Хоук, который дразняще касался его, играл в этом далеко не последнюю роль. Андерсу не терпелось наконец-то выпустить всю страсть, все то желание, которое он испытывал при виде Мариан на протяжении долгих лет.
Интересно, чувствует ли она сейчас тоже самое? Думает ли о своем лириумном эльфе, так сладко ублажая его, Андерса? Маг заводился все больше и больше. Напряжение и удовольствие смешивались в один большой узел, который, казалось бы, уже никогда никому не суждено распутать. Когда магесса подключила к своему языку, который продолжал скользить по головке его члена и облизывать его, еще и руку, Андерс прикусил нижнюю губу и сдавленно выдохнул. Руки непроизвольно сжались в кулаки, комкая простыни. Костяшки на пальцах побелели. Ему казалось, что он никогда еще не был так возбужден. И он не был до конца уверен, что играло бóльшую роль: то, что именно Хоук делала с ним все эти вещи или же дело в лириуме, разведенным с алкоголем и все еще не оставляющим в покое его сознание.
Впрочем скорее всего именно удачное стечение обстоятельств (и Мариан, и лириумная водка в один вечер!) делало все ощущения, что он испытывал в данную минуту, все более острыми.
Движения Мариан учащались. Сердцебиение Андерса тоже. Он хотел было закрыть глаза, чтобы хоть на секунду остыть и сдержать напор эмоций, но просто не мог отвести взгляда от темноволосой девушки, которая так старательно делала ему минет. Слишком уж соблазнительная вырисовывалась картинка.
И тут в голове у целителя что-то щелкнуло. Он достиг точки невозврата. Он больше не мог, более того, не желал контролировать себя. Что-то темное, все что давно копилось в его душе было готово выбраться на свободу. Свобода! Зачем он так упорно старается держать все под контролем? Он всесилен, он больше не нуждается в постоянных ограничениях и запретах. В Бездну этот хваленый самоконтроль.
Андерс издал хриплый звук и грубо схватил Хоук за шею, притягивая к себе. Эти долгие заигрывания и прелюдии довели его до точки кипения. Он хотел ее. Хотел прочувствовать ее всю, наконец-то быть в ней. Страсть ослепляла, он больше не мог и не хотел продолжать эту игру. Если это было соревнование на выдержку, то он проиграл. Но сейчас заберет свой долгожданный приз.

Оказавшись сверху девушки, маг слегка остыл. Все же он не мог закончить это прямо сейчас. Есть удовольствие, в котором он не мог себе отказать. Целитель наклонился к уху магессы и прошептал: - Ты знаешь, что было время, когда я не мог спать по ночам? Каждый раз я ложился в кровать, думая о тебе и обо всем, что я хочу сделать с тобой. Теперь мне ничто не помешает воплотить свои фантазии в реальность.
Левой рукой Андерс сжал подбородок Мариан, оставляя на губах быстрый, страстный поцелуй. Затем он поймал обе ее руки и завел их ей за голову, в спешке бормоча заклинание. Через мгновение запястья девушки стянула небольшая веревка, излучающая электричество при каждом резком движении. На губах мага заиграла улыбка. Все же его способности были воистину универсальны.
- А ты? Ты думала обо мне?
Рука мага уже поглаживала клитор Мариан. Его прикосновения к ее разгоряченной плоти были медленными и размеренными. Однако ненадолго.
Через несколько мгновений палец Андерса грубо и бесцеремонно проник внутрь магессы, явно застав ее врасплох. Спустя секунду маг подключил и второй палец, вводя его на всю длину. Ощущая жар ее тела, Андерс резкими движениями начал двигать пальцами внутри. Это было прекрасное зрелище. Впрочем, как говорится, все лучше с электричеством. Целитель усмехнулся. На кончиках пальцев вновь заиграла магия.
Создатель, как он ее хотел.
Наконец-то решив, что с Мариан на сегодня хватит подобных острых ощущений, Андерс вывел из нее намокшие пальцы. А затем облизал ее промежность, ощущая сладкий привкус смазки. Хоук пахла просто восхитительно. И так покорно лежала, извиваясь от его прикосновений.
В голове у Андерса опять помутнело.
- Всё.
Он прижал свой член к ее промежности и потерся им о клитор. Нет, он больше не может здесь надолго задерживаться. Андерс сделал паузу и посмотрел на Хоук, чтобы еще раз насладиться прелестями темноволосой девушки, лежащей прямо перед ним. Он должен во чтобы то ни стало запомнить этот момент.
- Да, - выдохнул он, слегка дрожа от желания и наконец-то вводя в девушку свой напряженный член.

+2

20

Каждый раз, когда предоставлялась возможность покрыть поцелуями его тело, девушка не позволяла себе ее упустить. И дело было не только в том, что ей хотелось раздразнить мага или просто доставить ему наслаждение. Хотелось изучить его тело, запомнить его вкус и запах. В какой-то момент брюнетке даже начинало казаться, что она смогла дорваться до чего-то запретного и оттого эти моменты казались еще более сладостными. Нарушать запреты или вовсе от них избавляться - это всегда чертовски приятно. В данной ситуации... Все приумножалось в несколько раз. Если так подумать, то ранее они оба, и правда, загнали себя в рамки, которые не могли нарушить. Потому что так было бы лучше или правильнее. В чем Мариан тогда не была уверена, но особо сопротивляться не стала. Хотя не сказать, что она планировала подобный исход событий при встрече с Андерсом, когда искала его и, нарвавшись на след, шла сюда. Но жаловаться было бы глупо с ее стороны. Чего она, собственно, не будет делать. Пожалеет ли Хоук об этом потом? Нет. Пусть алкоголь помог привычно раскрепоститься и зайти столь далеко, но этого было недостаточно, чтобы девушка в итоге не смогла принимать решения. Заставить ее уговорить на что-либо, что ей не по душе, даже если она выпила, было очень сложной задачей. Что сейчас, что раньше. Поэтому отдавая себе отчет, пусть разум и затмевала страсть, а алкоголь и чуток лириума лишь обостряли происходящее, девушка осознавала происходящее. Осознавала, но не особо над этим задумывалась – если ей захочется поразмышлять об этом, то это брюнетка сделает на следующий день, а может и через неделю, но не сейчас. В данный момент следовало сосредоточиться на происходящем, вырезать этот день на своей памяти и запомнить ту палитру эмоций, что она успела испытать за этот вечер и ночь. Они дразнили, играли друг с другом, постепенно начиная терять контроль над собой и над ситуацией, вследствие чего каждый раз кто-то из них делал что-то внезапное, неожиданное. Причем не только для своего партнера, но и для самого себя. По крайней мере, сама Мариан не контролировала свои желания и то, как быстро они сменивались один за другим. Хотелось многого и отдать хотелось  не меньше, будто бы это их последняя встреча. Но если так подумать – это было не так. Наверное. Тут уж за себя магесса не могла ручаться, поскольку ее новая жизнь не предназначена для того, чтобы долго засиживаться в одном месте. Или мире. Но уж если Андерс каждый раз будет так встречать подругу, то поводов возвращаться в Тедас станет больше. Происходящим магесса наслаждалась и ловила себя на мысли, что так даже лучше. Огромный путь был проделан не зря уже по ряду причин. Это весьма забавное чувство, когда внутри тебя пробуждается что-то настолько древнее и старое... Те ощущения и чувства, что Хоук испытывала, когда она находилась рядом с целителем в Киркволле, сейчас казались такими далекими, будто чужими. По крайней мере, так ей казалось, когда они общались внизу. Речь шла не только о той симпатии, которую она изначально испытывала к блондину, речь идет даже об элементарной дружбе, которая, несмотря на множество преград, проблем и недосказанностей, не могла сломиться. Но сейчас это ощущение притупилось и, возможно, вовсе исчезло, поскольку теперь Мариан ощущала все более остро и будто бы все события, которые им пришлось пережить, произошли только вчера. Но в этом можно было смело винить алкоголь и страсть, которые в подобной комбинации могли заставить даже ее вспомнить о былых временах. Хотя нет, не так. Большую роль играл сейчас маг и у него хорошо получалось заставлять девушку припоминать те дни в Киркволле.
Магесса ощущала и видела его реакцию на ее действия и соврала, если бы сказала, что ей не нравится то, что она видит. Но Андерс вновь прервал ее, куда более грубо, чем в прошлый раз. Пальцы мужчины сжали ее шею, заставляя повиноваться и вновь оказаться рядом с ним. Встретившись с ним взглядом, Хоук поняла, что Андерс достиг предела и уже не мог сдерживать себя от того, чего желали сейчас они оба. Мариан сама не понимала, как до сих пор держалась и продолжала разжигать огонь между ними сильнее. Целитель не отставал от нее в этом деле. Хотя ответ был и он лежал на поверхности: стоило ей переключить все свое внимание на мужчину и сдерживать свои желания становилось легче. Но когда девушка оказывалась в его руках, то все менялось не в ее пользу. Каждый раз, когда его дыхание обдавало ее ухо, Хоук ощущала какое-то странное наслаждение и приятную дрожь, проходящую по телу. Эта близость сводила магессу с ума. Слова же целителя заставили появиться на ее лице очередной игривой улыбке
"Тебе недостаточно того, что я думаю о тебе сейчас, мм?" - пронеслось в голове Мариан. Хотя она прекрасно понимала, что мужчины любят слышать подтверждение своих мыслей. Приятных, само собой. В очередной раз, поймав себя на мысли, что те времена казались ей настолько далекими, что даже иногда казалось, будто они принадлежат не ей, а кому-то другому, она попыталась вспомнить. Первый год в Киркволле... Они быстро нашли общий язык, а Андерс был весьма симпатичным мужчиной – не симпатизировать ему, было трудной задачей с самого начала, и своего отношения к нему магесса никогда не пыталась скрыть. К тому же она не была из тех девушек, что мнется и мямлит, не зная, чего хочет. Хоук всегда была прямолинейна, лишь изредка позволяя себе играючи увиливать, но если она говорила о серьезных вещах, то говорила прямо. И Мариан едва бы испугала Справедливость, но, как говорится, насильно мил не будешь, настаивать она не стала. Вопрос был решен и поднимать его после никто из них не пытался. В конце концов, были вещи, которые куда важнее и их следовало ценить не меньше. Именно это в итоге магесса и делала. Хотя тогда рыжеволосая не раз задумывалась о том, что по какой бы дороге она не пошла, какой бы упрямо не придерживалась сама – ей было бы больно в любом случае. Видимо это была ее личная карма. Или проклятие, которое на нее навлек Киркволл. Да и со временем пришло простое осознание: в жизни нельзя прожить без боли, она вечный спутник каждого человека. Вопрос только в том у кого ее в жизни больше, а у кого меньше. Но не об этом речь. Быстрый поцелуй лишь сильнее завел брюнетку, потому как ей этого было недостаточно, но возмутиться по этому поводу она не успела, поскольку была заинтересована тем фактом, что ее руки сковала магическая веревка. Целитель был тем еще озорником, как оказалось. Наступила его очередь, а это означало, что Мариан должна играть по его правилам. Смириться с этим было чересчур просто.
-Возможно. Но ты ведь... – договорить она не смогла, ощутив как его пальцы скользят по ее клитору, который и без того сейчас был чересчур чувствителен. А его медленные прикосновения приумножали эти ощущения на два, поэтому прикусив нижнюю губу, Хоук сдержала стон. Лишь сладко выдохнув, магесса продолжила. –... дал ясно понять, что мне не стоит этого делать.
Девушка не могла не кольнуть его на этот счет, а ведь сколько времени и возможностей они потеряли? Даже как-то смешно становилось, они пришли к этому спустя столько лет... И благодаря чему? Ее смерти. Вот уж кому расскажешь – не поверят. Впрочем, с другой стороны, это играло на руку им обоим. Она могла еще много чего сказать ему, но как бы уже не старалась, не смогла бы. Да и не хотелось попусту сотрясать воздух, по крайней мере, не сейчас. Его палец резко оказался внутри, а спустя мгновение подключился и второй, чего в данную минуту брюнетка не ожидала. Непроизвольно цепляясь пальцами за подушку и прикрывая глаза, Мариан ощутила, как по ее телу прошелся заряд электричества, из-за чего с ее губ сорвался стон. Количество функций, которые выполняла веревка, увеличивались. Каждое движение Андерса сводило с ума сильнее, но, несмотря на столь приятные ощущения и то удовольствие, что она от этого получала, хотелось большего. Ощутить его в себе, скинув все ограничения, которыми они опутали себя еще давно, и на какое-то мгновение забыться в его объятьях. Очередной магический импульс, но уже посланный самим целителем, заставил Хоук выгнуться и сильнее сжать пальцами подушки, после чего получить дополнительный заряд электричества, из-за которого магесса не смогла удержать в себе очередной стон. Но, по правде говоря, она уже и не пыталась. Его язык лишь обострил то желание, что уже достигло высшей точки и приглушить которое уже не представлялось возможным, так же как и восстановить сбившееся дыхание. Теперь уже и Мариан сдалась, оттягивать то, чего хотели они оба, было невозможно. Это было несложно понять, встретившись взглядом с Андерсом, в глазах которого было нескрываемое желание. Впрочем, понять тоже самое по ее глазам было ничуть не сложнее. Ощутив его член около своей промежности, девушка с трудом выдержала эту паузу, которая показалась ей вечностью, поддаваясь лишь одному желанию – чтобы он вошел в нее. И в итоге мужчина сделал это, отчего Хоук блаженно выдохнула, плененная сладостью этого момента. Согнув ноги в коленях, она медленно, но крепко, обхватила его бедра, предвкушая дальнейшее развитие событий.

+2

21

А Вы когда-нибудь занимались сексом под лириумом?

Это абсолютно новые, ни на что не похожие ощущения. Их даже сложно с чем-то сравнить. Если бы Андерса кто-нибудь когда-нибудь попросил описать, что чувствует человек, находящийся под воздействием алкогольного опьянения вперемешку с лириумом, во время секса, он бы, скорее всего, ответил следующим образом: «Прилив, человек чувствует нескончаемый прилив».
Прилив сил, прилив воодушевления, восприятия реальности, ощущений. В голове зарождаются только яркие, чистые, первозданные эмоции. Все чувства лишены каких-либо примесей, посторонних оттенков, они не были подвергнуты анализу, не были зафиксированы или обдуманы. Незапачканные, не затуманенные сложным человеческим восприятием, представали они перед Андерсом в своем совершенном, первозданном виде.
Острые, накаленные, они всей гурьбой обрушились на него, заполнили все его тело, вытесняя все мысли, лишая способности думать трезво, размышлять непредвзято. Да разве можно было сейчас сохранять здравый рассудок?

Все вокруг пустилось в пляс, плыло, растворялось в нем, в Мариан, в их маленькой бухточке посреди бушующего океана. Внезапно стало ясно, что чувствовать себя живым, очень просто. Нужно просто перестать контролировать себя. Дать волю чувствам, отдать им бразды правления, отключить свое сознание, и, самое важное, не останавливаться, ни за что не останавливаться.
Сегодня Хоук была вся его. И что удивительно, он тоже принадлежал ей. Эта ночь была только их - никто никогда не сможет ее отнять. Волнующие прикосновения Мариан, ее тихие, сдавленные стоны, ее безмятежная улыбка, ее роскошные темные волосы - сейчас он жил ради них, дышал ради них. Здесь и сейчас, в этой Создателем забытой таверне, в их пьяной постели не было никакой войны, не было никаких смертей, не было никаких сожалений.
Существовали только они, голодные, жадные, страстные, ненасытные. Свободные. Живые. Никому ничем не обязанные.
Понятие времени расплывалось, давно утратив значимость, комната теряла очертания. Все вокруг было сюрреалистичным, неправильным, нереальным, но в тоже время абсолютно неважным. Только он и она. Нет, больше не в одиночку. Вместе.

Андерс схватил бедра девушки и прижал ее к себе, желая оказаться так близко к ней, на сколько это вообще было возможно. Вошел в нее он медленно, проходя за один толчок не больше дюйма. Маг хотел, чтобы Хоук смогла прочувствовать его всего, каждое отдельное движение. Входить в ее тугое, разливающееся тепло неспешно, будто неторопливо, было до одурения приятно. Резкие, но медленные проникновения разносили по его телу импульсы мучительного, извращенного наслаждения.
Маг ускорил темп, его толчки стали мощнее, все быстрее, все чаще. Хоук лежала под ним, возбужденная, такая естественная в своем желании. Вспомнив, что руки девушки все еще сковывает его магическая веревка, целитель поспешил от нее избавиться. Пусть ее руки будут свободны и вольны касаться его в любых местах, в которых она только пожелает. Если у нее еще останутся на это силы. Обхватив магессу за талию, Андерс коснулся губами ее возбужденного соска, слегка сжав его между губами, а затем принялся облизывать его, начиная с острого окончания. Руками мужчина обхватывал ее груди, водя по разгоряченной коже любопытными пальцами, сдавливая грудь и поглаживая ее поочередно. Женская грудь всегда была слабым местом Андерса. Округлая, упругая, податливая, она раскаляла в целителе все большее желание.
Следующий толчок маг направил прямо вдоль тела Мариан, вводя член как можно глубже, так, что своим пахом он мог коснуться ее промежности.

Волнительно. Сладко. Потрясающе.

Андерс уткнулся носом в копну шелковистых волос, лаская губами нежную, белую шею девушки. Хоук пахла свежими, слегка горьковатыми весенними цветами. Определенно розами и чем-то еще неуловимым со сливочным, лимонным оттенком. Аромат пьянил не хуже лириума и водки, будучи дразнящим и дарящим гармонию одновременно.

Андерс был близок, предательски близок к тому, чтобы кончить.
Оторвавшись от шеи девушки, маг обхватил ее за талию и, резко выйдя из нее, перевернул на живот. Если смена позиции не поможет ему продержаться дольше, то ничто не поможет.
Держа девушку за ягодицы, Андерс вновь вошел в нее. И не смог удержаться от того, чтобы не шлепнуть Хоук по ее чертовски соблазнительной упругой попе, все еще пытаясь избавиться от плена горьковатых цветочных духов. Эта ведьма одурманила его, даже лежа под ним перехватила контроль, заставила его на какое-то время отдать власть в ее руки, потерять остатки рассудка и воли.
Андерс быстро двигался в ней, иногда прерываясь на то, чтобы погладить ее невероятно прелестные ягодицы и вновь оставить на чувствительной коже магессы пару шлепков.
От мысли о том, что в бытность их жизни в Киркволле, Мариан думала о нем не только, как о друге, распаляла его больше и больше. Андерс представил себе, как абсолютно голая Хоук лежит в своей постели, одной рукой массируя грудь, другой спускаясь все ниже и ниже, чертя своими изящными пальчиками мучительные круги на животе и бедрах. А затем дотрагивается до своих самых чувствительных мест и, ускоряя движения, водит пальцем по клитору. Вздыхает от наслаждения и думает о нем. Закрывает глаза, покусывает губы, и, отбрасывая голову назад, вздрагивает, и наконец сотрясается от неожиданного удовольствия и шепчет: «Андерс». И думает, без конца думает о нем.

-Разрази меня гром!
Схватив Мариан за грудь, Андерс двигался все быстрее и быстрее, прорываясь все глубже и глубже.
- Сегодня стоит делать все, Мариан, - сбивающимся голосом проговорил он, чувствуя, что находится на пределе. По телу разлились первые признаки скорой кульминации.
Еще одна пара глубоких толчков - и по телу мага прошлась волна наслаждения, которая вскоре сменилась еще одной, оплетая его тело, унося в вихрь сладких неповторимых ощущений. В голове что-то замкнуло. Андерс закрыл глаза и почувствовал, что искрящий, долгожданный оргазм начал охватывать его тело.

- Создатель, да.

+2

22

Кровать под ними жалобно скрипнула, когда Андерс рывком прижал Хоук к себе. Хоть эта мебель была весьма прочной, но ей уже был явно не один год. Девушка громко выдохнула, ощутив жар его тела так близко. Его кожа пылала так же, как и ее, она и без того чувствовала разгорающееся в теле пламя, а эта близость лишь усиливала его. В ней проснулось острое желание, чтобы он ускорил свои движения и не томил ее ожиданием - они и так слишком сильно раздразнили друг друга - но подавила это в себе. Нет, если все закончится слишком быстро, это будет не лучшим финалом при таком разогреве. От каждого его движения по ее телу проходила волна наслаждения, поэтому, когда целитель начал ускоряться, магесса не пыталась сдерживать свои стоны. Тело было чересчур чувствительным после всех тех игр и ласк, которыми они оба так сильно увлеклись и наградили друг друга. Чувства обострялись, а оттого каждое, хоть и медленное, но ощутимое движение, приносило ей неописуемое удовольствие. Но куда больше будоражила близость с Андерсом, ей определенно понравилось узнавать целителя с такой стороны. Хоук наслаждалась каждым этим моментом - его руками, что придерживали ее за бедра; его движения, что все так же дразнили ее, пробуждая желание рычать от удовольствия; ощущение того, что он был в ней. Однако были и небольшие минусы. А если точнее, то только один. Веревка на руках настойчиво отвлекала неприятными ощущениями, не давая сосредоточиться на более приятных вещах. К тому же иногда электрические заряды нещадно напоминали о себе, заставляя девушку прикусывать губу и сдерживать немой стон в своей груди. Маленькая пытка вскоре закончилась благодаря блондину, который таки избавился от проклятой веревки. Не то чтобы ей не нравилось быть в его власти вот так, ощущая себя в какой-то мере беззащитной перед ним, скорее наоборот, это даже как-то сильнее возбуждало. Но сейчас куда больше хотелось прикасаться к нему, отплачивать той же монетой, дарить несказанное наслаждение так же, как и он ей, когда касался ее груди языком и губами, ласкал их руками. Да, сегодня точно кто-то нагло читал ее мысли, не иначе, но было бы грех жаловаться. Чувство реальности уже давно покинуло их обоих и им ничего не оставалось, кроме как упиваться друг другом настолько, насколько это было возможно. Одной рукой Хоук приобняла Андерса за шею, а второй зарылась в его золотистые волосы. Очередной стон сорвался с ее губ, когда мужчина вошел в нее как можно глубже. Накапливающееся тепло внизу живота приятно согревало, напоминая о том, что вскоре все закончится, но Мариан попыталась отвлечься от этих мыслей. Еще было рано и она знала, что это лишь своеобразное напоминание. Пальцы зарываются в чужие волосы, неаккуратно сгребая их, но и не принося боли, а вторая рука перемещается на грудь целителя, исследуя рельефность его тела, слегка щекоча кожу. Его горячее дыхание обжигало ее кожу, а губы доставляли наслаждение. В какой-то момент брюнетке показалось, что ее пробила приятная дрожь. Руки начали блуждать по его телу, то опасно царапая кожу ногтями, то нежно касаясь, извиняюще поглаживая ее покрасневшие участки подушечками пальцев. Но в какой-то момент, она заключила его в объятья, прижимаясь к нему насколько это было возможно. А губы, скользнув по уху мужчины, тихо, но четко выдохнули:
-Андерс, - пусть Хоук и знала, что большинство мужчин любили, когда в такой момент их имя произносили со страстью, или выкрикивали от получаемого наслаждения, она же сделала это не только ради того, чтобы польстить целителю. Ей хотелось произнести его имя, узнать какие ощущения она испытает сама и какое оно на вкус в сравнении, если бы магесса просто позвала его при обычном диалоге. Что же она почувствовала? Хоук нравилось. Не только то, как звучит его имя, но и оно само. И девушка никогда особо не задумывалась над тем, настоящее ли у него имя вообще, есть ли у него фамилия? Почему-то со дня знакомства, услышав его имя, она быстро привыкла к нему. Оно ей нравилось: рычащее, необычное и если целитель не называл настоящего имени, значит, считал это необходимым, не ей было спорить. Но, пожалуй, то, что его нынешнее имя было рычащим - самое главное. Мариан обожала такие имена, их всегда хотелось произносить, при этом рыча словно тигр. И, наверное, скажи Андерс, как его по-настоящему зовут, она не смогла бы принять и воспринимать это имя. Для нее он всегда будет Андерсом. Зубы девушки игриво и ласково прикусили мочку уха мужчины, слегка зацепив ее языком. А губы стали покрывать его шею страстными поцелуями, когда пальцы одной руки повторили путь по позвоночнику целителя к пояснице, после чего вернулись, поглаживая кожу, на плечо, крепко ухватываясь за него.
Смена позы встретилась девушкой охотно, а потому она покорно перевернулась на живот, удобнее устраиваясь на кровати и облокачиваясь на локти. Судорожно выдохнув, когда член мужчины вновь оказался в ней, Хоук удивилась, когда кожа на ягодице начала пылать от шлепка. Но стоит признать, что приятно удивилась, о чем свидетельствовала заигравшая на ее лице улыбка, которую мужчина вряд ли смог увидеть. Движения целителя уже не замедлялись и были быстрыми, заставляя ее время от времени стонать от наслаждения, крепко сжимая пальцами подушку. Мариан ощущала, как постепенно растет тепло внизу живота, как учащенно бьется сердце, она знала, что скоро ее тело накроет волна оргазма. Как и Андерса. Ведь именно поэтому мужчина двигался быстро, проникая каждый раз глубже, заставляя девушку стонать громче, а она и не пыталась сдерживаться, ощущая, как подступает столь желанное наслаждение. На его слова брюнетка не успела ничего ответить - да и что она могла ответить сейчас? - поскольку в один момент все напряжение скопилось внизу живота, после чего резко отпустило, разливая по телу приятное тепло, оставляя после себя слабую пульсацию. Последние движения мага лишь усилили полученный оргазм, из-за чего Хоук в последний раз издала блаженный стон. Дав себе какое-то время отдышаться, Мариан осознала, как сильно она устала за последние несколько суток. Тело окутала дикая усталость, организм требовал полноценного отдыха. Магесса была готова поклясться, что после столь насыщенных приключений, она проспит целые сутки. Перевернувшись на спину, девушка обняла мужчину обеими руками, притягивая того к себе и награждая целителя благодарным поцелуем. Вслед за усталостью потихоньку начал накатывать сон, но Хоук откинула это желание, ложиться спать прямо сейчас она не планировала. Отстранившись от мага, девушка, усмехнувшись, выскользнула из его объятий, вставая с кровати. Добравшись до стола и взяв с него бутылку вина, она открыла ее и сделала пару жадных глотков, смачивая сухое горло, после чего направилась обратно, протягивая напиток Андерсу, уверенная в том, что он не отказался бы последовать ее примеру.
-Я определенно не жалею, что вернулась в Тедас, - промурлыкала Мариан, усаживаясь рядом с ним и облокачиваясь о спинку кровати. Ну не могла же она не повысить самооценку друга? К тому же, стоит заметить, весьма заслуженно. Взгляд брюнетки упал на поцарапанные руки мужчины, отчего на ее лице появилась легкая улыбка. Поймав руку мага, Хоук притянула ее к себе, нежно пройдясь губами по всей длине царапин и слегка проведя по ним языком. Ей нравились мужчины со шрамами. Это возбуждало. Нравилось повторять узоры, которые оставляли сталь или магия на чьем-то теле. Магессу даже не раздражали ее собственные шрамы. Они нравились девушке, именно по этой причине она не позволила брату исцелить свое лицо после столкновения с огром. Не пыталась вернуть коже первоначальный вид, когда ее бедро рассек меч Мередит. Каждый шрам имел свою историю и мог поведать о своем носителе немало. Но царапины все-таки вещь менее приятная. Порой казалось, что даже глубокое ранение не приносит столько дискомфорта, как царапины. Мелкие, вредные, они цеплялись за ткань одежды, горели, когда на них попадала соль, а в том же Лотеринге Мариан часто приходилось помогать матери в готовке. Поэтому встреча с солью была неизбежна. По этой причине она хотела исправить ситуацию. Но если уж Андерсу захочется их вернуть - она не откажет ему в этом удовольствии и исцарапает ему руки снова. Лениво притянув к себе с помощью магии свой кинжал,что валялся где-то вместе с ее одеждой, девушка, не задумываясь, сделала легкий надрез на своей ладони, после чего направила поток своей крови к ранкам на руках мага, которые сразу же начали заживать. Вспомнив его недавнюю реплику, магесса поинтересовалась. -Так чтобы ты хотел сделать еще, Андерс?

Отредактировано Marian Hawke (2015-06-16 05:18:16)

+2

23

Андерс рухнул на кровать, все еще дрожа от только что испытанного наслаждения. Волны счастья растекались по нему как клякса по бумаге. Судя по всему, Мариан чувствовала себя примерно так же. Ее сладкие стоны и его имя на ее губах все еще звенели у него в ушах. 10 лет. 10 лет он неосознанно жаждал этой ночи, стыдясь своих желаний и коря себя за них. И вот, это свершилось. Он был на пике, он достиг блаженства.
Однако мысли о том, что все это закончилось, слегка подпортили ему настроение, скидывая с вершины горы и возвращая в реальность. Андерс сильнее прижал к себе девушку, желая еще ненадолго остановить то сладкое мгновение близости, растворяясь в ее поцелуях. Но та вдруг поспешно вырвалась из его объятий и направилась куда-то вдаль комнаты. Скоро вернулась. Причем с бутылкой. 
При виде вина маг почувствовал свойственное алкоголикам беглым магам-отступникам воодушевление и резво последовал примеру Мариан, приложившись к бутылке и ощущая, как его тело вновь наполняется приятным, согревающим теплом.
-Я определенно не жалею, что вернулась в Тедас
Маг довольно замурлыкал, поначалу до конца не осознавая смысл сказанных девушкой слов. Когда понимание все же пришло, в душе у Андерса как будто вновь открылась свежая рана, которую он недавно обильно поливал обезболивающим, наивно надеясь на время забыть о ее существовании, отсрочить тот самый момент, когда ему вновь придется столкнуться с ней лицом к лицу.
- Я подумаю об этом завтра - решил маг, делая еще пару глотков, и на мгновение закрыл глаза, пытаясь запихнуть в самую дальнюю часть своего мозга мысли о том, что Мариан, сидящая в сантиметре от него, отдала свою жизнь в обмен на его свободу.
Что-что, а игнорировать навязчивые мысли целитель за годы жизни со Справедливостью, умел хорошо. Алкоголь, струящийся по венам, даже упрощал задачу. Вместо того, чтобы думать о смерти Хоук и дать чувству вины сожрать его заживо, Андерс вдруг вспомнил витиеватый узор на потолке таверны, который еще в начале вечера привлек его внимание.
Вспомнил и внезапно ощутил, что он по-прежнему далек от своего обычного трезвого состояния. Маг посмотрел на свои руки. Они плыли перед глазами, саднили и вообще представлялись Андерсу каким-то большим кроваво-алым пятном. Плененный ярким очертанием целитель попытался поводить руками в воздухе, приблизить их к глазам, чтобы рассмотреть этот странный цвет поближе. Мариан опередила его, нежно коснулась языком кисти и облизала его руки цвета пурпура. Кожа защипала, неприятно покалывая. Тут маг наконец-то вспомнил, что во время их безусловно возбуждающих игр, девушка
в кровь разодрала ему руки, тем самым подчиняя его своей воле и захватывая контроль над его телом. С удивлением наблюдая как Хоук проводит кинжалом по своей ладони, Андерс вдруг почувствовал прилив сил и энергии, руки перестали гореть, кожа мгновенно затянулась. Наверное, примерно такие чувства ощущали его пациенты, когда он штопал им раны. Легкость в теле, ласковая, окутывающая теплота, безмятежность. С одним лишь исключением, целитель никогда не лечил людей с помощью магии крови.
Возможно, не будь маг столь пьян, расслаблен и доволен жизнью, он бы воспротивился действиям девушки и даже прочитал бы ей лекцию о том, как нежелательно пользоваться магией крови, что пытался когда-то безуспешно втолковать ее брату в бытность их жизни в Киркволле. А быть может, это были не его слова и порывы, а Справедливости?
Внезапно мага охватила паника. А что если Справедливость все-таки не оставил его тело? Вдруг он притаился где-то в потаенном уголке его мозга, чего-то выжидает, накапливает силы и желает застать его, Андерса, врасплох? Готовит засаду, чтобы в один прекрасный дел полностью получить контроль над его телом?
От этих мыслей магу поплохело. Он вновь сделал пару глотков, чувствуя как спасительный эликсир наполняет его и растворяет параноидальные мысли. Для пущей уверенности в том, что теории заговора больше не владеют его мозгом, Андерс вновь подумал о таинственном узоре, стараясь мысленно вычертить его совершенные волнистые линии.
Завиток там, завиток здесь. Пересечение, дуга, четыре повторяющихся сплетения. И..
Андерс оценивающе уставился куда-то перед собой, пытаясь понять, чего же не хватает его узору. Может быть, соединения были чуть правее. Или левее? А на этом месте должно быть какая-то другая фигура?
Мозг целителя потихоньку закипал, Андерс осознавал, что его орнамент не идеален и в подметки не годится тому совершенству, которое ждало его где-то внизу, на потолке. Злясь на себя и отчаянно пытаясь воссоздать увиденное, маг вскочил с кровати, судорожно накидывая на себя помятую робу и пытаясь попасть ногой в штаны. Затем обернулся в сторону Мариан, которая, должно быть, не понимала, что происходит. Зато Андерс все отлично понимал. Ему нужно было вновь увидеть тот мудреный рисунок, чтобы разузнать, чего же все-таки не хватало его мысленному узору.
-Так чтобы ты хотел сделать еще, Андерс?
Мариан, я должен тебе кое-что показать! - возбужденно проговорил маг, подзывая рукой ничего не понимающую магессу. - Там, внизу, есть кое-что интересное, пойдем же!
Осознав, что голой девушка точно никуда не пойдет, Андерс начал лихорадочно собирать по полу разбросанную одежду Мариан. Обнаружив разорванный в порыве страсти корсет, маг второпях протянул девушке свою рубашку, поверх которой обычно носил мантию. - Вот держи, милая.
Взяв Хоук за руку и осыпав каждый ее палец мягкими поцелуями, маг посмотрел прямо в глаза девушки, стараясь при этом выглядеть спокойным и не напугать Мариан своим пылом. А так же надеясь, что она согласится спустится с ним на первый этаж таверны. Идти без подруги маг не хотел, опасаясь, что волшебство забытия испарится, он протрезвеет, а их ночь вдвоем закончится. И, скорее всего, закончится навсегда.

Тем временем узор вновь замаячил у него перед глазами, оставляя в голове только одну мысль: орнамент нужно было срочно найти.

+1

24

Вино потихоньку начинало действовать, усыпляя Мариан еще сильнее. Собственно пару небольших глотков она ради этого и сделала: весьма насыщенный день заканчивался на теплой и согревающей ноте, а алкоголь лишь быстрее усыплял магессу. Пить еще она не стала, сегодня с нее хватило, а потому бутылка осталась в полном распоряжении блондина. Сама же Хоук, обвив руку мага обеими руками, положила голову ему на плечо и прикрыла глаза. Отдаленно девушка слышала, как он замурлыкал словно довольный кот, но постепенно проваливаясь в сон, брюнетка практически не обращала внимания на какой-либо звук. Мариан даже толком и вспомнить не могла, когда она в последний раз так сильно выматывалась и ощущала такую дикую усталость. Даже изнурительные бои уже стали для нее привычным делом, но перемещение между мирами, длинный путь, а после страстная ночь с Андерсом - все это накладывалось сверху друг на друга, что опускалось на плечи неподъемным весом. У нее совершенно не было желания делать что-нибудь еще. Сейчас, когда она не должна была что-либо делать, вести войска в бой или проникать в чужой форт с целью убийства всего отряда, Хоук старалась насладиться этими моментами. Совместить полезное с приятным. Она позволяла себе отсыпаться, сколько душе угодно, идти туда, куда хочется ей, делать то, что хочется. Забавно, но жажда крови и раздражительность значительно уменьшилась, когда Мариан позволила себе расслабиться. Хотя может просто везло? И не появилось еще тех людей, которые заставили бы пробудиться в ее душе чему-то темному? Как знать. Магесса как-то наткнулась по дороге сюда на группу мужчин, которые умудрились как-то задеть девушку. Она уже толком и не помнила, чем именно. Возможно, позволили себе быть излишне самоуверенными, за что и поплатились. Но вот в чем была загвоздка: парочка из них выжила. Добивать их всех у нее просто не было желания, что было не особо в ее характере, но что сделано, то сделано. В конце концов, они не были какими-то важными птицами, чтобы следовало беспокоиться на их счет. И уж тем более не были опасными для нее, неудивительно, что она даже не запомнила стычки с ними.
Сладкую дрему Хоук резко прервали. Точнее прервал Андерс, подскочив с кровати, заставив девушку вздрогнуть. Непонимающе наблюдая за тем, как мужчина начал одеваться, Мариан осмотрела комнату, пытаясь прикинуть, насколько она задремала, но прошло максимум минут десять от силы. Ничего нового или чего-то, что могло заставить целителя так резко сорваться с места, в помещении не присутствовало. Оставалось только надеяться, что маг все сам объяснит. Он и объяснил. Только как-то поверхностно и странно, заставляя брюнетку лишь сильнее удивляться сложившейся ситуации. На предложение спуститься вниз магесса уже заранее знала, что ответит. Желание упасть на кровать, закутаться в простынь, согреться, сладко уснуть и проспать если не сутки, то как минимум до обеда, было куда сильнее любопытства в этот раз. Да и что такого там могло быть, что заставило целителя так оживиться?
-Это не может подождать до утра? - устало поинтересовалась Мариан, усаживаясь на кровати и закидывая ногу на ногу. Но судя по тому, что ее одежду быстро собрали и в следующую секунду свалили на кровать рядом с ней, ее вопрос можно было смело переводить в категорию риторических. Взяв из рук Андерса его рубашку, брюнетка осмотрела ее оценивающим взглядом. Великовата на нее будет, но пояса и кое-какие хитрости могут сотворить чудеса, но не прокомментировать данный жест она не могла. -Довольно мило с твоей стороны. Это можно считать подарком?
А вот последующие действия Андерса Хоук встретила тяжелым вздохом. Этот взгляд, эти поцелуи - точно попытка сломить ее сопротивление.
-Андеррррс, - скрипнув зубами, прорычала Мариан. Она действительно не хотела идти. Чтобы там внизу такого ни было - да даже если бы Ватар пришел, магесса ни за что бы не спустилась вниз, чтобы встретить его - это едва ли стоило внимания брюнетки. Не сейчас, когда она так сильно хотела спать. И несмотря на то, что девушка твердо решила для себя, что никуда не пойдет и останется здесь, рубашку на себя сверху все-таки накинула. Не сводя глаз с мужчины и не скрывая легкого раздражения, Хоук насмешливым тоном потребовала. -Отвернись.
Само собой она шутила и отчасти издевалась - за сегодняшнюю ночь целитель явно увидел все, что можно было только увидеть. Поэтому, не дожидаясь пока на ее просьбу хоть как-то отреагируют, магесса начала одеваться. Делала это весьма медленно и лениво - не потому, что хотела заставить блондина ждать, а потому, что и правда ощущала себя чересчур уставшей. Желание упасть обратно в кровать явно собиралось ее преследовать до момента, пока они не выйдут из этой комнаты. Немного повозившись с рубашкой, а именно закатывая рукава до локтей и надевая на себя свои пояса, которые не позволяли девушке утонуть в новой вещице и демонстрировали ее фигуру, она уже была во всеоружии. Поняв, что сюда они уже не вернутся, она следом накинула на свои плечи и накидку. Оставлять такую прекрасную вещь здесь Мариан ни за что не стала бы.
-Ладно, веди. Надеюсь, оно стоит моего сна, - ворчливо произнесла магесса и первая вышла из комнаты, дожидаясь, когда ее буквально поведут куда следует, потому что она действительно не понимала, что именно ей хотят показать и где это находится, а желания гадать у нее не наблюдалось.

+2

25

Маг нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ощущая, что стоять спокойно на месте он не способен. Надо было действовать, куда-то идти, двигаться. Сердце громко стучало, того и гляди вырвется из груди. Несмотря на то, что было уже далеко за полночь, мужчина не чувствовал сонливости вперемешку с усталостью, напротив, ему казалось, что он бодр как никогда и готов выполнить все, что давно откладывал, причем в кратчайшие сроки. Например, написать трактат о магии и одержимости за одну ночь. Посетовав на то, что Справедливость запрещал ему употреблять лириум, целитель представил, сколько бы манифестов он успел написать в свое время в Киркволле, если бы время от времени баловался травами и алкоголем.
Увлеченный идеей увековечить свое имя в рукописях, а быть может даже написать мемуары, чтобы очистить свое доброе имя, Андерс чуть было не бросил всю свою затею с изучением орнамента и отправился на поиски пергамента и чернил, как вдруг заметил на себе усталый взгляд Мариан, которая приподнялась в кровати, явно раздраженная его странным поведением.
- Точно, сначала узор, трактат подождет. Время еще есть, время еще есть. - мысли появлялись в голове так быстро, что маг постепенно потерял надежду уловить все те задумки, которые рождались в его голове. Сложно было вычленить что-то одно, все неслось куда-то, неслось.
Андерс изо всех сил пытался сфокусироваться на чем-то одном и сделать это как можно скорее. Все нужно было делать быстрее. Но Хоук, которая лениво и издевательски медленно натягивала на себя рубашку, явно не разделяла его убеждений.
Довольно мило с твоей стороны. Это можно считать подарком?
Маг моргнул. Мариан закатывала рукава на его рубашке. Рубашка слегка видоизменилась, ее дополняли какие-то веревки, то ли цепочки, то ли пояса.
Да, конечно.. - смущенно пробормотал целитель, изо всех сил пытаясь вспомнить в какой момент их страстной ночи он отдал девушке свою рубашку. Он не помнил. Совсем не помнил.
На просьбу Мариан отвернуться, которая скорее звучала как приказ, нежели как просьба, Андерс решил никак не реагировать, нагло и открыто любуясь соблазнительной фигурой девушки. Несмотря на то, что за эту ночь целитель постарался изучить каждую линию ее податливого тела, лишать себя удовольствия лишний раз пробежаться глазами по ее прелестным округлостям, маг не хотел. Быть может, какие-то моменты этого вечера все-таки исчезнут из его памяти, растворятся в лириумно-алкогольном тумане, но ее силуэт - никогда.
- Если бы не этот чудесный узор, что въелся в мой мозг, быть может.. - маг облизнулся, но одернул себя и решил сначала найти манящий орнамент, запомнить его и только потом вновь раздеть Хоук и разрисовать ей всю спину сказочным узором с помощью пальцев или даже слабых зарядов электричества.
- Тебе понравится, радость. - подмигнул маг и взял девушку за руку, показывая путь.
Маг не был уверен в том, где именно они с Хоук начали свой вечер и где таится загадочный орнамент, поэтому, спустившись вниз по лестнице и споткнувшись всего раза четыре, он принял решение обойти всю таверну, начиная с ее правого угла. Несмотря на поздний час, посетители таверны и не думали расползаться по домам, хотя народу и стало на порядок меньше, чем пару часов назад. Андерс шатался от столика к столику, бесцеремонно пододвигая рассевшихся на лавках и пьющих эль крестьян, эльфов, странствующих рыцарей и еще мор побери кого. Публика здесь, в этой таверне на краю света, была довольно-таки разношерстная.
Пройдя добрую половину таверны и не обнаружив на потолке предмет своих поисков, целитель слегка пригорюнил, но затею не оставил.
За очередным столиком сидела шумная братия бородатых гномов, резво перекидывающихся в карты. Подвинув их и не дождавшись согласия на осмотр потолка, маг высоко поднял голову и в который раз принялся изучать потолок на наличие орнамента. Неожиданная боль в области поясницы отвлекла целителя от его исследований.
- Что это еще за пыль? А ну-ка пошел прочь, вонючий нагоеб! Ишь чего удумал, игру нам сорвать решил? Проваливай, кому говорю, моровый выродок!
Опешив от столь нелицеприятных высказываний, маг инстинктивно сжал руки в кулаки и готовился было наброситься на хамоватых гномов-обидчиков, но внезапно увидел за соседним столиком компанию знакомых девушек. Вспомнив, что, где девушки, там и орнамент, Андерс, не отвечая на агрессию гнома, двинулся в сторону их столика.
- Вот же трусливый сукин сын.
- Мы почти пришли, милая. Это стоит того, ты увидишь! - со всей убедительностью, на которою был способен, сообщил маг девушке, все еще держа ее за руку и ведя за собой.
И верно, где девушки, там и тот прекрасный узор - довольный собой маг наконец-то обнаружил столик, за которым они сидели. Вот только, чтобы туда добраться, нужно было пройти мимо стола его приятельниц. Не осознавая нависшей над ним угрозы, маг как ни в чем ни бывало направился к своей цели. Путь ему преградила Эбигейл.
- Целитель Финиан! - укоризненно произнесла она, надувая губы. - А вот и Вы! Как Ваша пациентка? Надеюсь, здорова?
Андерс растерянно посмотрел на Мариан. К таким вопросам жизнь его не готовила.
- Да, я ее.. вылечил. - едва сдерживая себя от смеха, проговорил маг. Он и правда вылечил Мариан. В каком-то смысле. Темноволосая Эбигейл подозрительно посмотрела на них, но, как ни в чем ни бывало, продолжила кокетничать. - Замечательно! Вы просто прелесть, а не врач. - промурлыкала она, напирая на него своим хорошеньким бюстом. - Милый Финиан, мы так по Вам скучали, возвращайтесь же к нам. Я не приму никаких отговорок. - прощебетала девушка, кладя руку ему на плечо.
В любой другой ситуации Андерс был бы польщен и доволен таким поворотом событий. Но сейчас поведение Эбигейл скорее раздражало, нежели соблазняло. Со всей выдержкой, на которую он был способен, маг смахнул ее теплую руку с его плеча. Девушке это явно пришлось не по нраву, она нахмурилась, в глазах заблестели слезы.
- Только не сейчас, только не эти душераздирающие женские всхлипывания. - простонал маг и, не говоря больше ни слова, улыбнулся, поцеловал девушке руку, и тактично отодвигая ее от себя, двинулся дальше в надежде на то, что Мариан разберется с возникшей перед ними проблемой.

Не обращая больше внимания ни на что на свете, он, добрался до стола, который, к счастью, никем не был занят и на котором еще стояли недопитые им и Мариан бутылки, поднял глаза вверх и - о, чудо - увидел Его.
Орнамент сиял во тьме, переливался, будоражил воображения своими совершенными чертами. Андерс чуть не утонул в этом великолепии. Он водил глазами из одной части узора в другую, впитывая, запоминая, восхищаясь.
- Мариан, смотри! - задыхаясь от гордости и счастья воскликнул маг, радуясь так, как будто орнамент был его собственным детищем, взращенным непосредственно им. - Вот оно, искусство!

Отредактировано Anders (2015-06-24 21:32:57)

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » One day I'll return wreaking chaos


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC