SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Sorry for your disappointment


Sorry for your disappointment

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место:
Тедас; Лотеринг
Участники:

Marian Hawke
http://i.imgur.com/ytZHsyV.gif

Fenris
http://i.imgur.com/qw34ryL.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/13253012wDFw[/audio]
События:
Ему пришлось многое пережить и вытерпеть, не надеясь уже встретить того, по кому горевал три года. Но каково это - увидеть ее вновь живой? Радость? Счастье? Вернувшаяся надежда? О нет, все не так просто. Хоук теперь другая и совершенно не искала встречи с тем, кого теперь боялась как огня - кто как не Фенрис попробует ее вернуть на путь истинный, если узнает какой она стала? Куда печальнее будет, если он решит убить ее собственными руками и избавить мир от очередного "демона". Или Мариан убьет его. У этой истории не может быть счастливого конца. Хотя можем ли мы знать наперед, что уготовит нам жизнь?

Отредактировано Marian Hawke (2015-05-10 03:39:22)

+1

2

внешний вид

Чего еще можно было ожидать от Тедаса, кроме как очередной катастрофы, конца света? Несмотря на то, что в мире творился хаос и разрушения, которые в обычные дни приносили девушке радость, сейчас это дико напрягало. Она пыталась уйти из этого мира, продолжить свои путешествия... Или вернуться к Ватару? До конца еще не определилась. Главное - уйти отсюда. Встреча с Андерсом прошла не так, как Мариан планировала и она осознала, что лишь зря разворошила свои старые раны. По крайней мере, теперь она могла с уверенностью сказать, почему стала такой; почему ей приносила радость смерть других людей и их страдания. Злость, ненависть. Она ненавидела этот мир, она ненавидела людей живущих в этом мире. И эта ненависть распространялась на любого, кого девушка встречала на своем пути: будь то враг или простой житель какого-нибудь городишки. Ей всегда было все равно кого убивать и зачем. Ну кроме, разве что, детей и стариков, которых могут убивать только слабаки и трусы, неспособные сразить более сильных противников. Или это все еще теплился в ней тот луч света, который Хоук так отчаянно пыталась спрятать во тьме, что зародилась в ней с того момента, как она воскресла? Но магесса все равно убивала. От скуки, по приказу - неважно. Но оказывшись в Тедасе, у нее совершенно не было настроения убивать. Разом накрывали паршивые воспоминания, все то дерьмо, которое ей пришлось пережить. Именно поэтому она спешила убежать отсюда, желая оставить все позади, боясь вспоминать. Она изменилась, стала другой и возвращаться к той жизни, что у нее была, девушка не хотела. Ей удавалось находить счастье в малом, да в целом, если быть честными, брюнетка была довольна своей жизнью, пока не встретила того демона. Не повстречай она его, то прожила бы счастливую, но короткую жизнь. Однако судьба как всегда решала все сама. Разве могла Мариан упустить тот шанс, который позволил бы другу начать жизнь заново? Исправить его роковую ошибку? Не могла. Поэтому привычно пожертвовала собой и своим счастьем, не задумываясь. Глупо, наивно - это было в ее стиле. И не смотря на то, что новой жизнью Хоук наслаждалась, сейчас она могла лишь ощущать пустоту внутри себя, которая лишь сильнее пожирала ее с каждым днем, что бывшая Защитница проводила в Тедасе. Поэтому проще было убивать и заставлять других страдать - это отвлекало от истины. Но значило ли это, что магесса хотела вернуться к прошлой жизни? Нет, совершенно нет. Чувство вины захлестнет ее, если она позволит себе стать прежней, а жить так - это не назовешь жизнью.
Споткнувшись о камень, Мариан недовольно зашипела, бок отозвался острой болью, заставляя девушку сильнее прижать руку к кровоточащей ране. Чертовы храмовники. Даже сейчас они умудрились испортить ей жизнь. Причем храмовники оказались не простыми, а под влиянием красного лириума. Он буквально рос из них. Неужели это более запущенная стадия влияния?.. Их уже тяжело было назвать людьми - это уродливые монстры. И девушка соврала бы, если бы сказала, что завидует им. Однако ей "повезло" наткнуться на весьма большую группу, в которой оказалась пара весьма прытких храмовников. Их способности мало того, что позволяли им развеивать и прерывать заклинания магессы, так они еще и получили новые благодаря красному лириуму. Именно поэтому Хоук пропустила несколько приличных ударов, когда один из них стал невидимым. Будь у них бой один на один, она бы не позволила себя зацепить, но крайне сложно отбиваться от опасного противника, когда тебя окружил с десяток других. Часть отряда ей удалось положить, но продолжать битву было опасно, а потому она скрылась и поскорее отправилась к месту, где должен был проход между мирами. Ирония, что путь к нему проходил через Лотеринг. Брюнетка искренне надеялась, что сможет найти в деревне людей и одолжит у тех парочку литров крови, чтобы исцелить свои раны. Пользоваться кровью поверженных храмовников под красным лириумом Мариан не рискнула. И вот она пришла к своему дому... Пока что людей ей так и не удалось встретить. Если ей не изменяла память, когда она с семьей жила в Киркволле, ее матери писали из Лотеринга, говорили, что его отстроили и начали здесь новую жизнь. По крайней мере, на счет первого точно не соврали - некоторые дома были отстроены и выглядели куда лучше, чем когда Хоук убегала отсюда со своей семьей. Наверное, после начавшегося хаоса в мире, люди решили от греха подальше убраться из деревни, которую в случае атаки, уж точно не отстоять. Да и разве у них было войско? Если кто и мог защитить Лотеринг, то только сами жители. Но большая их часть не были пригодны для подобного. К тому же после Мора население здесь резко поубавилось... Магесса остановилась, уставившись на полуразвалившийся дом. Их дом. Ее дом. Который был им когда-то. Выглянув из-за здания, девушка медленно обогнула дом, оказавшись на заднем дворе, где все так же стояла одинокая могила и на удивление она не была разрушена. Как назло в голову сразу же начали лезть ядовитые мысли: "А как бы отец отреагировал на то, кем ты стала? Оценил бы он, что его дочь - убийца?". Но эти жалкие попытки совести пробудить в ней хоть каплю сострадания были сразу же пресечены. Но избавить ее от тоски, которую Хоук испытывала стоя здесь, не мог никто, даже она сама. Малкольм был для нее тем, кого она боготворила и на кого хотела равняться, стать такой же как он. Отец всегда поддерживал дочь и в самый ужасный период ее детства был рядом, понимал ее и вытащил из пропасти, в которую она грозилась упасть. Вот только... В итоге брюнетка все равно там оказалась, пусть и спустя тридцать лет. Мариан все равно поглотила злость, ненависть и жажда крови. И начало этому было положено именно в тот день. Возможно, будь Малкольм жив, то этого бы никогда не произошло... Да и вся их семья была бы в полном составе.
"Возможно я и стала твоим разочарованием. Но прости, отец, быть героем - это не мое," - мысленно обратилась девушка к могиле и к тому, кто был похоронен в ней. Но услышав какой-то шум сбоку от себя, резко повернула голову. Показалось? Возможно, но лучше быть осторожной. Присмотревшись к тому, что может скрывать тьма между домами и деревьями, она сощурилась, пытаясь увидеть источник шума. Но никто не появлялся. А может это разыгралась ее фантазия? Надо было уходить, искать дальше. Но ей почему-то не хотелось. Она устала идти и ей нужен был отдых, да хоть какая-то перевязка. Однако пробудь брюнетка здесь дольше, то рискует удариться в воспоминания, а это ничем хорошим не закончится.

+1

3

внешний вид
Скайхолд - величественная, затерянная в горах крепость. Один лишь Создатель знает о том, как много могли бы рассказать её стены новым гостям, будь у них возможность говорить. Пускай она была не в лучшем состоянии, но под чутким руководством леди инквизитора и её верных друзей, товарищей, с помощью солдат и мирных жителей, нашедших здесь укрытие, Скайхолд вновь обретал своё былое величие. Многие называли его своим домом, но только не Фенрис. В стенах крепости он чувствовал себя так будто его заперли в клетку. Эльф день ото дня сидел в подвальном, до сих пор не обжитом помещении. По всей видимости, ранее оно использовалось в качестве малой обеденной залы, а в маленьких комнатках по бокам хранили спиртное, которое, к великому удивлению лириумного там ещё осталось.
Наружу воин выходил лишь чтобы поесть и тогда, когда была возможность отбыть из Скайхолда с очередным заданием от Гвернриен и трёх её советников. В остальное же время находиться в окружении других людей, эльфов и кунари, несмотря на то, что в крепости находилось ещё двое представителей "банды" Хоука, а именно Варрик и Гаррет, Фенрису было тошно. Удивительно, но с тех пор, как исчезла Мариан, находиться долго в кругу её и его друзей эльф попросту не мог. Ему и так хватало острых как бритва воспоминаний, которые периодически врезались в его разум и сердце, неся с собой лишь обжигающую холодом пустоту. А сколько раз бывший раб хотел выбросить фамильный герб Аммелов, меч Милосердия и красный платок, и вовсе не сосчитать. Но как бы сильно он этого не хотел, руки просто не поднимались это сделать. Эти вещи лириумный по-прежнему хранит у себя. Вот только символ семьи Мариан давно выцвел и краска с него слезла местами. Края платка были ободраны и с него выбивались красные шёлковые нити, а кое-где виднелись дырки и следы въевшейся в ткань крови. Меч - подарок магессы время тоже не жалело. Оружие уже давно притупилось. Но разве это важно, когда его обладатель владеет просто чудовищной силой? Эх, чего уж там говорить. Рыжеволосая была единственным человеком, подарившим ему смысл в жизни. Не смотря на все неприятности и боль, которые он ей причинил, Хоук всегда была рядом с ним. Она научила его читать и писать, доверять другим, дружить, сострадать, в конце-концов - любить. Она была для него всем... Но когда гном принёс дурные вести, то лириумный чуть ли не в буквальном смысле на мгновение превратился в обезумевшего матёрого волка, который возжелал утопить своё горе в крови других. И первым, кого он всей душой захотел убить был - Варрик. Тогда Фенрис во всём винил именно его и его драгоценную Бьянку. Воин рвал и метал, он упрекал гнома во всём, бранил его на общем и кунарийском языках за то, что он никому не сообщил о том, что Мариан пошла искать "приключения".  В общем, в тот самый момент лириумный разнёс добрую половину "Висельника" и покинул Кирквол. Возможно - навсегда.
А сейчас... Сейчас всё иначе. Не один год прошёл, и немало воды утекло с тех пор. Пускай Фенрис больше не злится на Тетраса, но простить его, тем не менее, до сих пор не может. Да и сам Варрик выглядит не так как раньше. Жизнь его тоже не пожалела. И где-то в глубине души, эльфу было даже его жаль. Всё-таки жить с таким грузом на душе, какой взял на себя гном не каждый сможет.
- Прибыли, - коротко и ясно произнёс лириумный, давая понять солдатам инквизиции, что те могут собирать оставшихся в живых людей для эскорта их в Скайхолд. Уж там они будут в безопасности. Крепость станет их домом, если, конечно, они не захотят основать новое поселение где-то на севере или востоке после того, так закончится война с Корифеем. Но это уже не заботило Фенриса. Он выполнил данное ему поручение и теперь был готов возвращаться обратно в Скайхолд, чтобы снова забиться в свой тёмный угол и ждать момента, когда ему выпадет шанс сойтись с Корифеем лицом к лицу и убить тевинтерского магистра собственными руками, дабы отомстить за ту, которую он навсегда потерял. Или не навсегда?
Долго находиться в Лотеринге Фенрису не хотелось. Эта маленькая деревушка была родиной Мариан. Здесь она выросла, научилась использовать магию, потеряла отца, а после сбежала вместе с семьёй в Кирквол когда начался мор.Не трудно догадаться, что это место напоминало эльфу о любимой. Быть может, раньше, когда Хоук была ещё жива, и окажись они здесь, Фенрис задавал бы ей множество вопросов о том где её дом, где она играла со своими братьями и сестрой. А сейчас эльфу хотелось убраться подальше отсюда, чтобы не тревожить лишний раз светлую память о рыжеволосой магессе. Поэтому, чтобы не допустить этого, эльф решил заняться делом и помочь солдатам инквизиции найти всех людей и проверить не остался ли кто на окраинах деревни.
Бум! Громко стукнуло сердце в груди внезапно оцепеневшего то ли от страха, то ли от счастья воина. Лириумный бледнел буквально на глазах, и если бы его волосы не побелели бы во время ритуала, проведённого когда-то Данариусом, то они побелели бы сейчас. Большие зелёные глаза Фенриса раскрылись ещё шире, будто бы она увидел перед собой призрака. Нижняя челюсть отвисла, но эльф не мог произнести ни единого слова.
Нет... Нет! Не может быть! - мысленно кричал сам себе воин, сделав шаг вперёд, затем ещё один, а потом ещё. Лириумный постепенно возвращал контроль над своими движениями, идя вперёд всё увереннее и быстрее. Однако с каждым шагом его била жуткая дрожь. Черты Мариан становились всё отчётливее. Глаза, нос, брови, губы, волосы, пускай они и были тёмными, шрам, рост, телосложение - всё было таким похожим. Уж кому как не Фенрису знать Хоук с ног до кончиков пальцев? Местами клейма вспыхивали ярко синим светом из-за бушевавших внутри эльфа чувств.
И вот он стоит перед магессой на расстоянии вытянутой руки, не решаясь сделать следующий шаг. Он до сих пор не верил, что перед ним стояла настоящая Мариан. Ну не бывает таких чудес! Внутри него одновременно боролись ненависть Хоук и любовь к ней. Лириумный боялся, что видит перед собой мираж, что женщина перед ним вот-вот исчезнет прикоснись он к ней. Хотя, может быть это действительно она? Ведь оставалась ещё надежда. Никто не видел её трупа. Лишь кусочек посоха.
- Мариан, - только и смог вымолвить эльф, сделав последний шаг в её сторону, приблизившись вплотную к ней. А затем, схватив магессу в свои крепкие объятия, не взирая на пронзившую от прикосновения к её телу адскую боль в лириумных клеймах, эльф поцеловал её. Да.Это была именно она. Вкус губ Мариан бывший раб не мог спутать ни с чем другим в этом мире или в другом. Вместе с поцелуем его снова наполняла жизнь, чтобы рано или поздно оторвать от Фенриса ещё один кусок его души.

Отредактировано Fenris (2015-05-11 09:17:51)

+1

4

Она бы могла простоять тут много времени, просто смотря на каменное надгробие, заросшую травой кучу земли, вспоминая старые времена и лишь сильнее загоняя себя в клетку. Но это ничего бы не изменило в ее жизни. Разве что Хоук ощутила на душе тоску и грусть, а потом потеряла бы сознание из-за потери крови, а этого допускать было нельзя. Становилось холоднее и магесса ощущала, как замерзает, как по коже проносится неприятный холодок, заставляя ее ежиться и обнимать саму себя руками. Надо было собраться взять себя в руки. Она пережила множество вещей на своем пути, стала сильнее. Разве могло нечто подобное выбить ее из колеи? Не могло. Просто Мариан следовало следить за собой и не позволять выбираться на свободу тому, что она прятала глубоко в себе. Однако было бы все так просто... Не сразу заметив незваного гостя, брюнетку удалось застать врасплох. Расширенными от удивления глазами, девушка тупо уставилась на Фенриса, будто перед ней был призрак или иллюзия, который стоял рядом с ней на расстоянии вытянутой руки. Но отреагировать Хоук не успела, она не ожидала, что может встретить его здесь. Услышав свое имя, ощутив объятия эльфа и его губы на своих, Мариан резко очнулась от ступора. Рана на боку разразилась дикой болью, заставляя магессу действовать. Отталкивая мужчину от себя обеими руками, брюнетка добавила сверху еще и телекинеза, откинув наглеца от себя подальше, вцепившись в свой бок рукой снова.
-Да чтоб тебя! - рыкнула она слишком громко, понимая, что причиной повышенного голоса была не сколько боль от раны, сколько досада. Дрег'атар его дери, почему именно он?! Какого демона Фенрис был здесь, в Лотеринге? Судьбе так нравится злить Хоук? У нее это прекрасно получается! Девушка не желала пересекаться с эльфом лишь по одной причине: он не поймет и не примет ее такой, какой она стала. Мужчина начнет приносить ей проблемы, возможно, что даже попытается убить ее, а заниматься перевоспитанием лириумного беглеца у Мариан желания совершенно не было. Быть может, он и скучал по ней, желал бы встретиться и быть с ней рядом вновь, у магессы этого желания не было. Лет сто сорок три назад брюнетка ощущала бы тоже самое, что и он. Но то время прошло и теперь она научилась жить без него. Без брата. Без всех. Все они - рано или поздно умрут, в отличие от нее. Встреча с Андерсом лишь доказала, что Хоук становится слишком уязвимой находясь с кем-либо из ее прошлого. В ней начинает просыпаться до жути раздражающая ностальгия, заставляя действовать так, как бы это делала старая Мариан, пусть и с прибавкой испорченности. Привязанность. Она понимает, что если продолжить терзать свои старые раны, швы на них разойдутся, начав заново кровоточить. Стоит им умереть - ей будет больно. А чувствовать боль девушка не желала совершенно. Все эти годы брюнетка страдала, терпела и прогрызала себе путь к свободе не ради того, чтобы пустить это все коту под хвост из-за чьего-то эгоистичного желания сделать ее старой доброй Хоук.
-Не подходи ко мне, Фенрис, - угрожающе прошипела магесса. Ей не нужно было все это. Разве что только... Нахмурившись, она наградила мужчину недовольным, но задумчивым взглядом. Мариан нуждалась в крови, чтобы исцелить свои раны. Если ему так хочется помочь, то пусть одолжит ей немного своей крови. Но, конечно же, эльфу будет противно то, что его святая Хоук внезапно стала магом крови и вовсю пользуется ею. Но, может быть, это было и к лучшему? -Если ты хочешь мне помочь, одолжи немного своей крови, чтобы исцелиться. Ах да, прошу любить и жаловать: Мариан Хоук, воскресшая чуть ли не из пепла. Но давай проясним сразу и без лишних вопросов: да, я жива. Мне двести двадцать три года и я благополучно жила все это время без вас, не жалуюсь. Да, я стала магом крови, потому что мне так захотелось. Я больше не та наивная девчушка, которая жертвовала всем ради других, поэтому попытка вырвать мое сердце закончится смертью. Само собой, не моей. А теперь позволь покончить с прелюдиями, исцелиться и уйти - я хочу свалить из этого проклятого мира и больше не возвращаться сюда. Порежешься сам или это сделать мне?

+1

5

Судьба... Ей всегда нравилась играться с Мариан и Гарретом, а вместе с ними и с их друзьями. Вот и сейчас эта "обворожительная" госпожа свела вместе тех, кого разлучила смерть - Хоук и Фенриса. Каждый из них по-своему боялся этой встречи. Магесса по всей видимости не желала видеть эльфа потому, что раньше их связывало, то, чему сейчас нет места в её жизни. А воин просто не представлял, как он будет жить дальше, случись с ним такое.
И вот, они столкнулись. Ни Фенрис, ни Мариан, здесь никак не ожидали встретить друг друга. И если лириумный, чуть ли не сразу бросился к девушке и поцеловал её, то магесса - наоборот. Она всеми силами постаралась оттолкнуть от себя бывшего раба, поддавшегося внезапному порыву чувств, подкрепив свои действия телекинезом. Фенрис не был готов к такому повороту событий. Он не ожидал, что Хоук, никогда ранее не применявшая в отношении него магию, вдруг прибегнет к ней, от чего воина отбросило назад на метра полтора от девушки, а может быть и два.
Эльф непонимающе уставился на стоявшую перед ним магессу. Он ещё раз оглядел её с головы до ног, но уже более пристально. На лице виднелся всё тот же шрам, подаренный девушке гигантским огром во время их побега из Лотеринга. Были ещё и другие, более мелкие шрамики, например, возле нижней её губы и на шее. Волосы были такими же, пусть и другого цвета, а глаза остались такими же  жёлтыми, какими их запомнил Фенрис. Одежда на теле Мариан, правда, была довольно таки странной, будто бы её привезли из-за морей или от варваров с юга.
Вот взгляд эльфа опустился ещё ниже, и он заметил, как девушка прижимает к своему кровоточащему боку руку. Рана, по всей видимости, была серьёзной, и открылась вновь, когда Хоук приложила слишком много силы, дабы оттолкнуть от себя бывшего раба, которой уже был готов броситься к раненной в очередной раз, но уже с целью обработать и перевязать её ранение. Но не тут-то было. Лириумный остановился, не сделав и полушага вперёд. Голос, магессы звучал угрожающе, чего раньше за ней призрак никогда не замечал. Да, Мариан могла разогнаться, обозвать кого-то, обвинить в чём-то, поставить на место, но чтобы вот так вот угрожать - никогда. Эльф даже начинал задумываться о том, а действительно ли перед ним стоит именно та девушка, мысли и воспоминания о которой он хранил в себе и лелеял в течение нескольких лет со дня её исчезновения? Нет... ошибка была исключена. Во-первых, большинство внешних признаков совпадали, во-вторых, совпадал и тембр голоса, а в-третьих, сейчас Фенрис доверял своим ощущениям больше чем своим глазам.
- Я помогу с раной,   - не унимался воин, попробовав в очередной раз сблизиться с Хоук, но был остановлен уже не одной, а целым потоком фраз. Несмотря на то, что каждая из них была буквально вырвана из контекста, она несла в себе отдельный смысл, который бывшему рабу стоило понять и принять. Или же не принимать и попытаться добиться от девушки куда более чёткого объяснения. В любом случае, слышать подобный бред мечнику было крайне неприятно, даже, несмотря на тот факт, что Мариан говорила всё это на полном серьёзе. И эльф это знал. Знал, но не хотел верить. Он отказывался верить в правдивость слов, которые говорили ему о том, что магесса, стоявшая перед ним прожила двести с лишним лет, что она теперь маг крови, что она прекрасно живёт безо всех её бывших друзей: Изабеллы, Андерса, Мерриль, самого Фенриса, Варрика, Авелин, Себастьяна, родных братьев и, даже, мабари - Легиона. Но и это было ещё не всё. Хоук предложила эльфу, который презирал магию крови, поделиться той самой алой жидкостью, дабы с её помощью исцелить раненный бок. Разум эльфа кипел, трещал по швам. Его обуревали противоречивые чувства. Сейчас он не знал чему верить, а чему - нет. С одной стороны весов находилась светлая память о прежней жизнерадостной Защитница Кирквола, которая, несмотря на все невзгоды, старалась подарить людям добро, сделать этот мир чуточку лучше. А с другой - холодная как лёд новая Мариан, отрешившаяся от своих давнишних друзей.
Неужели она так изменилась после встречи с Корифеем? Вдруг он поработил её? - пронеслась пара мыслей в голове Фенриса, за которые он незамедлительно ухватился, напрочь забыв о том, что его бывшей партнёрше сейчас всего лишь двести двадцать три года. Появление Корифея и Хоук располагались во временной цепочке так близко, что не попытаться связать их между собой, было бы просто глупо. Тем более призрак знал, что именно этот обезумевший тевинтерский магистр был её последним врагом.
- Объясни! - потребовал эльф, в то время как лириумные клейма на его теле загорелись синим пламенем, от чего могло показаться со стороны, что воин горит.
- Я не верю в то, что ты сейчас сказала. Мариан, которую я знал, никогда бы не отреклась от своих друзей и семьи ни ради силы, ни ради власти, ни ради денег. Она бы никогда этого не сделала! - зло произнёс Фенрис, повысив на девушку голос. Затем стремительно сократив расстояние между ним самим и магессой, бывший раб схватил девушку за плечи, посмотрев ей в глаза.
- Очнись Мариан! Только послушай, что ты несёшь! - пытался достучаться до прежней Хоук эльф, продолжая полыхать от негодования, от чего лириумная энергия бесконтрольно вырывалась из его тела высушивала траву под его ногами, заставляла в некоторых местах трескаться землю, а затем стала обволакивать не только его, но и магессу.

Отредактировано Fenris (2015-05-29 10:25:52)

+1

6

Девушка настороженно наблюдала за эльфом, изучая его эмоции, следя за его движениями и действиями. Иногда Фенрис бывал весьма непредсказуем и если раньше Хоук могла не волноваться, что он решит ее убить, то сейчас таковой уверенности не было. Хотя... Нет, это же Фенрис – он не посмеет убить Мариан раньше, пока не получит весомые доказательства того, что она потеряна. И то присутствовала вероятность, что лириумный призрак не решится это сделать. Как минимум несколько раз он будет пытаться достучаться до нее, пока не обожжется достаточно сильно, чтобы осознать, что не в силах что-либо изменить. Но давать ему это осознать до конца брюнетка не позволит, ей не нужно, чтобы эльф начал преследовать ее в попытке убить. Хоук и без того хватало забот, а каждая встреча с людьми из ее прошлого, как показала практика, ничем хорошим не заканчивается. Вот мужчина встал и уставился на девушку непонимающим взглядом, начав осматривать ту с головы до ног. Несмотря на боль в боку, на лице Мариан появилась ухмылка – он уже был озадачен. Не ожидал такого радушного приема, малыш? Ну что поделать, ты сам не хочешь верить и пытаешься всеми силами переубеждать себя в том, что слышишь и видишь. А теперь он предложил помощь с раной. Неужели он и правда думает, что ей нужна его помощь? Что он может сделать? Обработать рану (при условии, что есть чем), перевязать оторванным клочком одежды? Нет уж, спасибо, магия крови была куда более действенной в этом плане. Рука магессы на автомате потянулась к кинжалу, когда эльф попытался к ней подойти. Но после потока фраз Хоук, его пыл слегка поостыл. Либо он просто пытался переварить полученную информацию. Мариан мысленно выругалась и отступила на шаг назад, не став доставать кинжал из ножен, однако она знала, что ей придется это сделать. Вряд ли Фенрис добровольно одолжит ей свою кровь. В этом был весь он. Даже было интересно, как сильно изменится его отношение к ней, когда он поймет, что это не шутки и не бред какого-нибудь параноидального храмовника, который видел магию крови практически везде? Брюнетка лишь хмыкнула на требование тевинтерского беглеца. Объяснить? Она и так это уже сделала.
-Я объяснила. Но как выразился ты сам: ты не веришь. Разве это мои проблемы? - специально сделав ударение на столь часто используемую в прошлом фразу, поинтересовалась Хоук. Довольно часто она задавала этот вопрос Фенрису в прошлом, если он был чем-то недоволен или не мог принять правду, которую ему открывала Мариан. Это ведь не ее проблемы, что он не хочет верить. Она же говорила с ним достаточно открыто. Посвящать его во все слишком долго. К тому же желания это делать у магессы совершенно не было. Что это изменит? Для нее - ничего, а значит, причин вдаваться в детали не было. Но раз Фенрис забыл, ему следовало напомнить. -Мариан, которую ты знал, умерла. Знаешь ли, смерть меняет людей.
Произнеся это мечнику, Хоук не успела среагировать, когда он вновь оказался слишком близко и схватил ее за плечи, что естественно брюнетке совершенно не пришлось по вкусу. Но стиснув зубы, она выдержала и попыталась выдавить из себя самую что ни на есть добродушную и ласковую улыбку. Ту, которой девушка часто улыбалась, смотря на многих своих спутников много лет назад.
-Извини, - поддавшись вперед и коснувшись своими губами губ лириумного воина, даря ему поцелуй, Мариан нагло воспользовалась известной его слабостью, чтобы притупить бдительность. Рука, что так удачно находилась рядом с кинжалом, медленно обхватила его рукоятку, вторая же уверенно обняла мужчину. Резкое движение и лезвие полоснуло ногу эльфа. Куда лучше было бы, конечно, ранить руку, но та была защищена железной перчаткой, что несколько осложняло данную задачу. Не став терять драгоценное время, Хоук быстро исцелила свою рану, украв чужую кровь, после чего быстро отскочила от тевинтерского беглеца, выставляя перед собой окровавленный кинжал. Вытерев кровь о ткань своей одежды, брюнетка полоснула свою ладонь и, направив ее в сторону Фенриса, исцелила его рану. И магессе было откровенно плевать хотел он того или нет. Если не хотел - так даже лучше. Быть может, это отрезвит его, даст понять, что она действительно маг крови. Впрочем... Он мирился с тем, что ее брат являлся таковым, вряд ли его сильно покоробит тот факт, что Мариан пользуется этой магией для исцеления. Хотя как знать? В отличие от Гаррета, Хоук периодически не гнушалась брать под свой контроль кого-либо. Между прочим, очень полезная штука, которая может не раз и не два спасти тебе жизнь на поле боя. Но только дико изнурительная и если не хочешь сильно тратить силы - бери под контроль не много целей. Желательно вообще одну. -Благодарю за кровь, мне намного лучше теперь. Возможно, что я даже передумаю и поговорю с тобой какое-то время. Но, извини, я тороплюсь. Что ты хочешь знать, Фенрис? У тебя есть возможность задать мне только три вопроса, так что успокойся и хорошенько подумай. Воспользуйся ею с умом. Ах да, очень прошу, сохраняй дистанцию. За столько лет я стала слишком нервной, не люблю, когда влезают в мое личное пространство без моего разрешения.
Конечно же, она играла. Не могла не начать эту игру. Ограничивать в вопросах, прекрасно зная, что он хочет закидать ее как минимум добрым десятком - может оказаться весьма забавным. Пожалуй, Тедас заслуживает того, чтобы она задержалась тут еще ненадолго.

+1

7

Фенрис был на грани. Его мысли и образы прошлого переплетались, смешивались с настоящим. То, что происходило сейчас между ним и Хоук было слишком, даже для такого стойкой стойкой личности как он. Быть может, если бы на месте Мариан был кто-то другой, тот же Гаррет или Варриак, то мечник перенёс бы это не так болезненно, потому что ни с кем другим из всей их компании лириумный не был близок настолько, насколько их с магессой сблизили их проблемы и те редкие дни, когда им удавалось побыть наедине друг с другом, а не в компании рассказывающего байки Варрика или Изабеллы в лучшем случае. Память об этих моментах, когда-то приносивших ему радость, после ухода Мариан превратилась в нескончаемый источник боли, который эльф старался не трогать, чтобы лишний раз не ворошить прошлое, о котором ему напоминало в последнее время чуть ли не каждая вещь.
"Мои проблемы", - мысленно повторил Фенрис,фразу, которая так часто звучала именно в его адрес. Она звучала всегда, когда эльф просил девушку об одолжении. И не важно, что воин порой помогал магессе с её делами куда чаще, чем просил её об этом сам. Рыжеволосой просто нравилось его дразнить, видеть то, как он терпит и непонятно почему борется с собой, чтобы не развернуться и не уйти прочь из её имения. И сейчас она просто дразнит его в очередной раз будто не понимая или не принимая того факта, что о ней думали, не находили себе место после её исчезновения, что в своих самых безнадёжных фантазиях её появления очень ждали. А может быть, теперь ей просто на всё и на всех наплевать?
- Извини.
Это слово подобно острому ножу вонзилось в сердце воина, обезоруженного той самой улыбкой, от которой раньше по её телу расплывалось тепло, которая могла в мгновение ока превратить любую бушевавшую в душе лириумного бурю пусть и не в полный штиль, но в лёгкий морской бриз точно. И вот, лириумное пламя начало стремительно угасать. А когда сладкие губы девушки коснулись губ эльфа, Фенрис понял, что полностью разгромлен, что сопротивляться происходящему он просто не в силах даже не смотря на то, что произошло в первые мгновения их встречи. Неужели он ошибался? Неужели всё, что было до этого это лишь жестокая шутка, за которую сейчас Хоук извинилась? Рука девушки обняла его и эльф, потерявший бдительность наслаждался сладким поцелуем. Воину вдруг стало так хорошо. Весь окружающий мир с его Инквизицией, магами и храмовниками, Орлеем и Ферелденом, а также Корифеем, перестали существовать. Три года, проведённые без Мариан вдруг сжались и ощущались так, словно это был всего лишь один день, а может быть и одна полная кошмаров ночь.  Лириумный добавил в поцелуй ещё больше страсти, жара  и... обжёгся. Жгучая боль на мгновение пронзила всё тело Фенриса, но он как обычно не издал ни единого звука, а лишь сильно стиснул зубы. Нога вдруг подкосилась и воин едва не упал, вовремя перенеся вес с больной ноги на здоровую. Прижав руку к кровоточащей ране, мечник непонимающе взглянул на Хоук не понимая, чем он заслужил подобное отношение. Мариан же в свою очередь уже во всю колдовала, исцеляя свою рану с помощью крови, что обильно сочилась из глубокого пореза на ноге. Остолбенев, эльф потерял дар речи, так как получил неопровержимые доказательства того, что если не все, то хотя бы половина слов, сказанных магессой раньше являлись правдой.
Фенрис зашёл в тупик. Он не знал что делать и что думать. Надежды на то, что Хоук ещё можно спасти становилось всё меньше. Но тем не менее она ещё не исчезла. Опустив голову, воин усилием воли встал ровно, стойко перенося боль, которая почему-то стала утихать. Одного взгляда на магессу хватило, чтобы понять, что и это чудесное исцеление её руку дело. Воин чувствовал себя так, будто его только что предали и предала его та, кому он больше всего доверял. Кулаки эльфа сжались, а на лице его начал появляться оскал.
- Хватит, - зло взглянул Фенрис на Мариан. - Мне надоели эти твои шуточки, издевки и твои игры. И я не буду в них участвовать. И сейчас не место ни играм ни шуткам. Ты мне расскажешь всё от начала и до конца, здесь и сейчас  - зло проговорил воин, надвигаясь на магессу. Тело его вновь загорелось синим пламенем, которое должно было защитить эльфа от магии, которую по всей видимости Хоук вновь не погнушается применить против мечника. Правда защитит ли это пламя его от магии крови он не знал. Быть может следующее заклинание Мариан просто-напросто убьёт его ибо не известно какую силу получила эта девушка за три года своего отсутствия. А магия крови, как известно, способна на многое. Но что толку было бояться, когда на кону жизнь дорогого человека? Быть может ещё не до конца потеряна.
- Если потребуется, я силой заберу тебя в Скайхолд, где выбью всю дурь из твоей головы, - перешёл на угрозы Фенрис, показывая тем самым, что с играми покончено раз и навсегда, что он больше не намерен мириться с выходками Мариан.

+1

8

архив по обоюдному согласию игроков.

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Sorry for your disappointment


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC