SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Здравствуй... Дед?


Здравствуй... Дед?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://firepic.org/images/2015-05/12/ucng5u9vlu71.jpg

http://firepic.org/images/2015-05/12/qk0mxhl59760.jpg

Loki Laufeyson

Fenris

Описание
Вольная Марка, Кирквол. Обычный морозный день, который не предвещал ничего плохого, и уж тем более не предвещал никаких безумных новостей о том, что, Фенрис - сын самого Фенрира. Видите ли этот волк явился из другого мира, погулял в Тедасе, а потом эльфийская женщина родила от него Фенриса, которого назвали в честь отца. Так это ещё полбеды. Выходит, что эльф, который всем своим нутром не переваривал магию, сам пропитан ею с головы до ног, и это только верхняя часть айсберга! Сказал ему эту новость его дед собственной персоной. Так что из сироты и магоненавистника, лириумный по словами Локи в миг превратился в полубога, владеющего ужасными способностями, да к тому же ещё и с многочисленными родственными связями в другом измерении - Асгарде. Ну не бред ли?! Вот и Фенрис думает, что - бред.

Отредактировано Fenris (2015-05-12 23:38:03)

+1

2

От шерсти Фенрира больше не пахнет морозом и лесом – волк слишком долго сидел на привязи, так долго, что Локи уже и упомнить не мог, когда они в последний раз неслись сквозь вьюгу Ётунхейма или бесшумно крались сквозь мидгардскую чащу, или… Лучше не думать о тех далеких временах – они были, да прошли. Теперь на шее Фенрира тонкая нить Глейпнир*, но ее не порвать и не снять – даже магия Локи не способна разрушить то, чего нет. Асы перехитрили Волка, и без руки Локи тут не обошлось, но Фенриру лучше об этом не знать. Тогда пророчество вёльвы было слишком свежо в памяти, слишком странно было Локи слышать о своей роли в нем, и слишком заманчиво выглядела идея отсрочить неизбежное – просто быть где-нибудь далеко, не прийти, не помочь и не предупредить.
С тех пор много воды утекло, многое прояснилось, многое из слов вёльвы стало реальностью. Локи не жалел, что дал усмирить Волка – ётун успел натворить много дел, да и сейчас заточение Фенрира позволяло выиграть время прежде, чем грянет Фимбульвинтер – но скитаться по мирам с сыном было интереснее, благо отцом бог огня никогда себя толком и не ощущал. Не ему было учить Фенрира, и не Фенриру было подчиняться ётуну. Они были на одной стороне, но никогда не были семьей, и Локи, по правде говоря, это устраивало гораздо больше. Он когда-то давно выбрал себе Одина в побратимы, и сейчас с горьким сожалением наблюдал за тем, чем это обернулось.
- Я искал тебя, - Фенрир говорит так, будто на его шее не мотается волшебная веревка, которая не позволяет ему даже выбежать с псарни.
- Скучал по семейным объятиям? – Локи смеется, как всегда, но его взгляд серьезен, ибо Фенрир не будет ждать понапрасну.
- У меня есть сын, - коротко, как бы невзначай, бросает Волк – этому он, без сомнений, научился у отца, но так и не понял, как правильно использовать. Локи ждет, что Фенрир скажет что-нибудь еще, но тот молчит, оставляя ётуна в недоумении.
- Весь волчий род – твои сыновья.
- Но я не о них – с ними все решено. Есть другой, далеко в Тедасе – его мать была эльфийкой и рабыней, но в жилах многих ее предков текла магия. Мальчишке же вживили под кожу лириум, и он выжил.
Локи молчит, раздумывая. Тедас – далекий, странный мир, созданный асами еще в те далекие времена, когда они лелеяли надежду сотворить ручное подобие Асгарда, населив его простыми смертными. Он мог стать воплощением всего того, что так любил Локи – магии и веселья – но эксперименты богов завели их слишком далеко, заразив Тедас лириумом, скверной и непомерной гордыней. В итоге асы оставили этот мир, предоставив местным жителям самим решать проблемы, которые не под силу было решить даже богам. Ётун удивлен, услышав, что мир неудавшейся утопии все еще не уничтожил сам себя, как и удивлен тем фактом, что Фенрир наведывался туда – обычно боги предпочитали не вспоминать о своих ошибках. Но Волк – не бог, а Локи не из тех, кто отказывается видеть собственные просчеты.
- Должно быть он силен, как волк, - Локи радуется невольной игре слов. – И поэтому ты хочешь, чтобы я нашел его, - догадывается ётун, хотя все еще не видит разумной причины сыновьей просьбы – Фенрир не из тех, кто ищет семейного счастья, даром, что Волк рос без отца.
Фенрир долго молчит, глядя на бога огня янтарными глазами, в которых даже Локи не может ничего прочесть. У Волка что-то на уме, что-то важное, что он пока не готов сказать вслух. И через мгновение ётуна осеняет:
- Глейпнир слабеет, - он низко шепчет, и его голос звучит словно слабый треск поленьев в камине, но только Фенрир и Локи знают что это – лишь начало того пожара чистейшей ненависти, что поглотит все миры. Пожара, что начнет битву двух непримиримых войск, в рядах одного из которых Волк хочет видеть своего сына.

Локи было удивительно идти по улицам Кирквола: на его памяти в Тедасе не строили таких городов – узких и примитивных, когда-то здесь все было пропитано величием асгардской архитектуры, до которой сейчас даже в Золотом городе никому нет дела. Бог огня с грустью подумал об осыпающейся Вальхалле и застроенном убогими лачугами Асгарде, и Кирквол внезапно показался ему вполне сносным городом, в котором хотя бы ничего не рушилось и в котором царил относительный порядок. Тедас был обречен погибнуть, но он выстоял перед хаосом, в котором его оставили асы, и сохранил хотя бы крупицы того лучшего, что ему дали боги. Боги же не сумели сохранить свое величие и чем дальше, тем больше Локи убеждался в том, что Рагнарёк близок. Великолепная вспышка перед концом, но именно она должна была изменить все.
От волнительных мыслей о конце света Локи отвлекла горстка рыцарей, куда-то тащивших сопротивляющуюся женщину. «Храмовники», - мелькнуло у ётуна в голове. У норн** все-таки было весьма специфическое чувство юмора – в мире, сотканном из магии богов, магия была запрещена и каралась заточением, если не чем-то похуже. Бог огня хотел бы вмешаться, но не ему было ломать старые клятвы, сила которых сдерживала асов от вмешательства. Хотя никаких попыток вмешаться Локи у асов и не замечал. «Пусть хоть какие-то клятвы останутся нерушимыми».
Через несколько минут бог огня остановился у одной – пожалуй самой неопрятной – двери в Верхнем городе. Если то, что Фенрир сказал отцу и что Локи удалось выудить у Хеймдаля, верно, то Фенрис – какая занятная ирония! – живет именно здесь. Ётун постучал.
__________________________________________
* - Глейпнир – магические путы, сотканные из шума кошачьих шагов, женской борода, корней гор, медвежьих жилы, рыбьего дыхания и птичьей слюны. И этой фигнёй пленили бедного Фенрира!
** - «богини» судьбы
[AVA]http://firepic.org/images/2015-05/13/pnb8lktw3twv.jpg[/AVA]
[NIC]Loki[/NIC]
[SGN]http://firepic.org/images/2015-05/13/iyfu86nqnzwf.jpg[/SGN]
[STA]in fire we trust[/STA]

Отредактировано Loki Laufeyson (2015-05-13 23:45:08)

+2

3

К сожалению, а может быть и к счастью эльф и никто другой не знал и, даже, никоим образом не догадывался о том, что мир Тедаса был создан асами тысячелетия, а может быть и десятки тысячелетий назад, о том, что этот мир был всего лишь экспериментом, как, возможно, и множество других миров. Можно было только догадываться о том, какой хаос мог бы поглотить весь Тедас, узнай религиозное население правду о Создателе. Тот, в кого верили люди в один момент перестал бы иметь всякую духовную ценность и веровавшие могли обозлиться на церковь за то, что она обманывала их, могли организовывать свои новые верования, создавать секты, культы. Царила бы анархия. Впрочем мир и так уже несколько лет стоял одной ногой за чертой хаоса и беспорядка, и имя которой - Киркволл. Именно здесь от противоборства между магами и храмовниками, хрупкая ткань мира готова была порваться, словно завеса между мирами, и выпустить на волю всё то скрытое от глаз простых смертных зло, что столетиями копилось по другую её сторону.
Подумать только, - приложившись к бутылке вина размышлял Фенрис. Он и представить себе не мог, что двое беженцев, у которых мор отобрал практически всё, смогли бы в течении нескольких лет стойко переносить все потери и лишения, и принимать на себя всю ту ненависть мира, средоточием которой стал этот город. Казалось, что они должны были стать чудовищами. Эгоистами, которые борются лишь за свою жизнь, за своё счастье и может быть иногда за своих друзей. Но нет. Их стойкость была достойна восхищения, как и то, что никто из них не потерял себя в этом круговороте смерти и ужаса. Они оставались такими же, какими их впервые повстречал воин. Наверное, окажись эльфна месте Гаррета или Мариан, то сдался бы уже через пару лет, а может быть и раньше. Поэтому, лириумный восхищался своими друзьями. В глубине души он, даже, хотел в чём-то походить на них. И за те годы, что провёл в компании Хоуков действительно смог чему-то да научиться.
Однако он не мог заглянуть в их душу, не мог понять и осознать то, какую цену платил каждый из семьи Хоук за свою доброту. И, может быть, узнай он это, почувствуй он это хоть однажды, Фенрис изменился бы навсегда. И каким бы стал тогда эльф мог знать лишь Создатель. Да и то навряд ли. Всё же бывший раб не был одним из тех, кто готов был пожертвовать собой ради блага окружающих. Ради друзей - возможно, но никак не ради других незнакомых ему людей. Или может быть это он так сейчас думает?
Так, хватит! - огрызнулся сам на себя лириумный, понимая, что его несёт и несёт на философские и душещипательные темы. Нужно было срочно допить остатки вина в бутылке и выйти прогуляться на улицу. Уж там-то морозный воздух быстро избавит его разум от подобный мыслей. Также в качестве первой помощи можно было использовать Изабеллу и Варрика. Уж с ними то точно времени на всякие раздумья не останется, ибо эти двое разбойников так умело жульничают в "Алмазный ромб", что за ними глаз да глаз нужен. В противном же случае риск остаться без штанов очень велик, а этого в присутствии пиратки с большой грудью делать лучше не следовало. Также в этом мог помочь и Себастьян, который загрузит Фенриса проповедями и рассказами о целомудрии, вере и верности, а также о многом другом, чему его только научили в церкви. К андерсу и Мерриль лириумный бы принципиально не пошёл, так как они - маги. Причём одна маг крови, а второй впустил в себя демона, и не важно, что этот демон был когда-то добрым духом, которого извратила жизнь в мире людей. Оставались ещё Хоуки, но к ним воину тоже не хотелось заглядывать, дабы дать родственникам насладиться обществом друг друга и спокойно отдохнуть от забот.
Решение не заставило себя долго ждать. Поход в "Висельник" был лучшем вариантом. Так что, допив залпом остатки вина в бутылке, немного опьяневший эльф вылез из кресла, стоявшего возле разожжённого камина и спустился на первый этаж, где его уже ждал сюрприз в качестве незваного гостя, который к тому же являлся ещё и его родственником. Стук в дверь разделся в тот самый момент, когда Фенрис хотел её открыть, и это остановило лириумного. Он сразу понял, что это кто-то не из своих, ибо все его товарищи знали, что зачастую дверь всегда была открыта и заходить можно было и без стука.
Кого это занесла нелёгкая?! - раздражённо подумал Фенрис, рывком открыв дверь. По виду бывшего раба можно было сразу понять, что долго ждать он не будет и лучше незнакомцу рассказать всё, что он хочет, как можно быстрее.

+1

4

Уж что-что, а заговаривать зубы Локи умел и любил. Слывший самым говорливым из асов, он мог часами травить байки и рассказывать истории, от которых асиньи были в восторге, а их мужи – в ярости. Бог огня мог заставить смеяться даже суровых ётунских женщин, не говоря уже о ванах-хохотушках. Никогда для бога огня не было проблемой найти к другому подход, и уж тем более для него не было проблемой воспользоваться оказанным доверием. Но был один, всего один, тип людей, с которым у Локи возникали трудности – подозрительные, угрюмые, топорные и чаще всего глупые существа, которые били быстрее, чем соображали. Именно поэтому Локи никогда не ладил с Тором, не без оснований считая его безмозглым орудием в руках Одина. Над Тором было неинтересно подшучивать,  потому что бог грома не понимал шуток и богу огня они потом дорого обходились. Все разговоры между ними сводились к паре фраз и обоих это вполне устраивало. Локи встречал не так уж много представителей этой подозрительной и молчаливой породы, но и с ними предпочитал не иметь дела.
Каково же было его разочарование, когда дверь особняка в Верхнем городе ему открыл мрачный, слегка подвыпивший эльф, взглянувший на Локи так, словно все зло Тедаса сосредоточилось в нем. Это конечно отчасти было правдой, но Фенрис этого знать никак не мог, а значит и причин так глядеть на бога огня у него не должно было быть. И тем не менее, он буквально стремился прожечь в Локи дыру одним взглядом, что трикстеру совсем не нравилось. Такой не просто не захочет участвовать не в своей войне и не поверит в свое божественное происхождение, такой даже выслушивать не станет, если у него в голове что-нибудь не так ляжет. Или если сразу не найти нужных, правильных слов.
Локи быстро окинул эльфа взглядом, пытаясь определить, какие слова могут оказаться правильными. На долгие раздумья времени не было, но бог огня много повидал на своем веку, чтобы пары секунд было достаточно, чтобы определить, чем занимается человек или чего боится. Из этого правила бывали исключения, но Фенрис не показался Локи одним из них. У угрюмых и агрессивных людей всегда были слабые места – это бог огня знал точно. Они потому и злились, что им казалось, что им сделают больно, стоит только поделиться своей слабостью. Но всегда было что-то, что выдавало их секреты, и это что-то как правило, лежало на поверхности. Другое дело спокойные, безразличные люди – с ними всегда нужно было долго возиться, чтобы узнать хоть что-то, но для Локи это была самая интересная игра на свете, чем-то сродни магии. Выпытывание секретов у таких как Фенрис скорее напоминало бой двуручным мечом: один хорошо выверенный удар – и противник мертв. Разумеется, если ты достаточно силен и знаешь, как нанести такой удар. Локи знал, но все равно предпочитал магию – изящнее, тоньше, незаметнее. Опутываешь противника тонкой паутинкой лжи и легкой лести, подкрадываешься к нему с дружелюбной улыбкой и шуткой, незаметно пробираешься внутрь его крепости из спокойствия и холода, а потом забираешь какой-нибудь горячо лелеемый секрет и убегаешь с ним, закидывая жертву любезностями и заверениями в вечной дружбе.
Но сегодня был не тот случай. Локи видел, что Фенрис куда-то собирался – хотя бы по тому, что слишком уж быстро он открыл дверь, и догадаться куда богу огня не составляло труда. «Пьянство, безделье и меч за спиной – разве таким должен быть сын Волка?», - с досадой думал Локи, прикидывая, куда же все-таки нанести удар. «Что тебе было бы дороже: обрести магию или отца?». Сам бог огня не раздумывая выбрал бы первое, но перед ним стояла полная противоположность ему самому, и в итоге Локи списал мрачность эльфа на сиротское детство.
- У меня есть для тебя кое-что о твоем отце, - бог огня сделал шаг вперед, надеясь, что фраза попала в цель, и Фенрис сейчас отступит обратно в комнату и даст рассказать все по порядку.

[AVA]http://firepic.org/images/2015-05/13/pnb8lktw3twv.jpg[/AVA]
[NIC]Loki[/NIC]
[SGN]http://firepic.org/images/2015-05/13/iyfu86nqnzwf.jpg[/SGN]
[STA]in fire we trust[/STA]

Отредактировано Loki Laufeyson (2015-05-22 01:56:48)

+1

5

Ожидание затягивалось и Фенрис, не проронивший ни единого слова постепенно терял терпение. Похоже, что человеку, стоявшему перед ним ничего не было нужно от эльфа и он просто ошибся дверью. Что ж, в этом случае воина действительно ничего здесь не задерживало и он мог без зазрения совести вытолкать неожиданного гостя прямо с порога дома и пойти в "Висельник" немного развлечься в компании Варрика или Изабеллы. Лириумный очень наделся на то, что разбойники не разбегутся по своим "важным" делам.
- У меня есть для тебя кое-что о твоем отце, - наконец, ожил подал голос незнакомец, чем, признаться, удивил мечника. Получается, что ему нужен был всё таки эльф. Вот только сам Фенрис в это не верил и по прежнему думал, что вестник у него на пороге ошибся адресом. Ибо, согласитесь, кому может понадобиться рассказывать эльфу про его отца, которого он совсем не помнит и не знает? Может быть до того, как мечник потерял помять, у него была семья: мать, отец, сестра или брат, а может быть и оба. Но тогда они бы обязательно попытались снова встретиться с воином, пока он являлся телохранителем магистра из Тевинтера. Конечно, вполне возможно, что это Данариус не подпускал к своему волчонку никого из его прошлого, чтобы не обременять столь ценного раба лишними мыслями и заботами, которые могли помешать ему быть послушной марионеткой в руках мага. Да и потом, разве найдётся в этом мире у эльфов, которые вероятнее всего были ещё и рабами, средства на частного сыщика, который бы нашёл лириумного где бы тот ни был?
Шаг, сделанный незнакомцем, был явно лишним. Рука Фенриса тут же легла на грудь нарушителя, остановив его. Такие действия, производимые неизвестными воину людьми очень ему не нравились и настораживали. Эльф предпочитал держать безопасную дистанцию, так как никогда не знаешь, что скрывает у себя в рукаве новый знакомый. Хорошо, если там ничего нет и его намерения чисты. А что если там нож? Мечник слишком долго бегал от работорговцев и досконально изучил если не все их трюки, то по крайней мере большую их часть. Среди них были и ловушки, и куртизанки, и подкупы трактирщиков, и маги отступники, и даже мабари. Таким образом, имя за плечами такой не малый опыт, разве мог беглый раб сейчас вот так просто позволять кому-то усыпить свою бдительность одним лишь разговором об его отце? На что вообще рассчитывали эти работорговцы?
- Ни шагу, - предупредил Фенрис, не торопясь выходить за порог своего дома и оглядываясь по сторонам. Рядом с ним кроме странного вестника никого не было. Однако это не означало, что гость пришёл один. Вполне возможно, что кто-то из сновавших туда сюда людей в богатых одеждах мог быть одним из сообщников этого работорговца. Эльф нахмурился. Глаза его явно обманывали. Что-то здесь было не так. Либо пришелец действительно был один, либо это была чертовски хорошо спланированная засада. Опасаясь нападения и вражеской стрелы, которая может быть пущена откуда-то с крыши, эльф рывком затащил незнакомца в дом, сразу же захлопнув за ним дверь. Лучше было лишний раз перестраховаться, чем глупо попасться в лапы торговцев рабами. Да и потом, начни Фенрис выяснять отношения на улице, могло бы произойти "случайное" кровопролитие, из-за чего в Верхний город стянулась бы чуть ли не вся стража. Конечно, в последствии с помощью Авелин происшествие удалось бы замять, но лириумному никак не хотелось выслушивать многочасовые лекции воительницы о том, что ему нужно быть осторожнее и вообще жить в Нижнем городе в Эльфинаже, а не в замусоренном поместье Данариуса, которое досталось мечнику как трофей.
- Где остальные и сколько вас? - достав из-за спины меч поинтересовался воин и приставил кончик лезвия к горлу своего гостья. Надо же было чем то его занять пока его товарищи думают, как вызволить союзника из когтистых лап призрака.
- Говори, - поторопил мужчину Фенрис, прислушиваясь к звукам, что доносились с другой стороны двери. Как ни странно кроме привычного гула, создаваемого разговаривающими друг с другом людьми, чьи голоса накладывались друг на друга, слышно не было. Никакой возни. Даже по крыше никто не бегал с целью отыскать вход на чердак. Неужели беглый раб и вправду ошибся в своих подозрениях?

+1

6

«Маленький, подозрительный, насупленный эльф». Хотя с маленьким Локи пожалуй погорячился – для своей расы Фенрис был высоким, даже очень. Помимо роста, из толпы сородичей его выделял и выбор оружия – еще бы, ведь было бы глупо растрачивать силу, полученную с помощью ритуала, на защиту каким-нибудь хлипеньким щитом или стрельбу из лука. А то, что этой самой силы в эльфе предостаточно Локи ощутил еще даже до того, как его насильно затащили внутрь дома, одного прикосновения ладони в стальной перчатке было достаточно, чтобы учуять и магию лириума, и клокочущую внутри физическую мощь. Это лишь доказывало, что Фенрир был прав относительно своего отпрыска,  и с ним не все так просто. Впрочем, о том, что у эльфа не только сложное биологическое строение организма, но и трудный характер легко было догадаться и не зная его родословной. Меч у горла очень наглядно это демонстрировал. Локи конечно было не впервой, он едва сдержался, чтобы не улыбнуться – знай эльф сколько раз бог огня выкручивался из ситуаций похуже и сколько раз уходил от куда большего числа клинков, он бы не смотрел так хмуро и уверенно. Но на этот раз у Локи не было цели сбежать, даже наоборот, он был доволен, что сумел попасть в дом, не прибегая ни к словесным изысканиям (которые явно были бы бесполезны),  ни к магии, которую пришлось бы неоправданно потратить.
- Очень пространные вопросы ты задаешь, Фенрис, я бы мог на славу развлечься, отвечая на них, но не буду притворяться идиотом, ибо вижу, что твой меч – отнюдь не шутки. Я пришел один и не собираюсь уводить тебя силой. Но сперва дай мне показать тебе... кое-что.
Но дожидаться позволения Локи не собирался – если лириумный эльф был столь неосторожен, чтобы коснуться мага по доброй воле, то так тому и быть. Едва заметное движение пальцев и короткий импульс магической силы побежал от потеплевшей ладони к руке в холодной стальной перчатке, расширился, схватил эльфа, проник под кожу, соприкоснулся с лириумом  под кожей и моментально среагировал – глаза Фенриса затуманились, взгляд расфокусировался, рука, крепко державшая меч, ослабла. Локи глубоко вздохнул и начал творить – образы, лица, места и имена людей, которых он никогда не знал, а Фенрис не помнил.

На нее никто никогда так не смотрел. Пронизывающе, обжигающе и в то же время... холодно. Откровенно оценивая, но не как рабыню – слугу, товар или объект для экспериментов, а как нечто большее. Как? Филиция не знала таких слов, но то, что говорил стальной взгляд мужчины, понимала отлично. Поэтому продолжала под покровом ночи приходить в их тайное место, хотя наказание за подобное поведение, узнай о нем кто-то посторонний, она едва могла себе вообразить – Данариус и мокрого места бы от нее не оставил.

Она прождала до самого рассвета и наверное задремала, потому что вздрогнула всем телом от звука приближающихся шагов, хотя именно их так жаждала услышать всю ночь. Серые волосы мужчины были встрепаны, а в глазах плясали всполохи. Или это были отблески взошедшего солнца? Это уже не имело значения – она знала, что он уходит. В слепом порыве Фелиции хотелось попросить оставить что-то на память, но в последний момент она сдержалась и смиренно ответила на прощальный поцелуй. Она уже знала, что он дал ей что-то несоизмеримо большее, чем любая безделушка.

От тяжелых корзин болели руки, те дни, когда она носила их, не замечая тяжести, давно прошли. Фелиция остановилась в тени особняка Данариуса, который так долго был ее домом. Из-за живой изгороди вышли несколько магов, за ними бывший хозяин. А за ним – Лето. Сероволосый, как отец, слегка сутулый из-за своего необычайно высокого, для эльфа, роста и с жуткими голубоватыми клеймами по всему телу. Он внимательно осмотрелся, задержался взглядом на каждом прохожем, посмотрел на мать и равнодушно отвернулся. Как и в прошлый раз, как и месяц, и год назад. Он не был зол или холоден, он просто не помнил.

В уличной толпе что-то мелькнуло, Фелиция сначала и не поняла что именно – вроде все было обычно: рабы, спешащие по делам своих хозяев, свободные граждане-торговцы, богатые гномы и тут же рядом с ними бедняки, выпрашивающие милостыню, чтобы вернуть долги и не угодить в рабство. Но что-то мелькнуло, и она поняла что – серая макушка прошла вдоль палаток с пряностями и скрылась в переулке. Бросив корзину, она помчалась вслед. А затем были долгие поцелую и рыдания у него на плече по всему тому, что накопилось: по тяжелой жизни, по неудачам дочери, по одиночеству и по Лето – их сыну.

Локи тяжело вздохнул, переводя дух между иллюзиями. «Насколько было бы проще вытащить воспоминания, если бы не предосторожность Данариуса – этот гад многое предусмотрел. Но не все». Эта игривая мысль придала богу огня сил, и последняя иллюзия вышла особенно реалистичной, настолько, что капельки воды заструились по его колдующим рукам.

В сизой мгле леса было холодно, по земле крался липкий, густой туман, а прямо за ним – гигантский волк. Его серая шкура была едва различима, он двигался бесшумно, но Локи, стоявший к зверю спиной, даже не вздрогнул, спокойно бросил через плечо: «Ну здравствуй, сын», когда нос волка почти что коснулся его огненно-рыжих волос. Зверь едва заметно фыркнул и, замерев на мгновение, превратился в сероволосого мужчину – того самого, из прошлого Фелиции.

Локи медленно отвел руку, возвращая потоки магии в положенное им русло. Очень помельчавшие потоки, надо сказать – даже богу лжи и обмана требовались немалые силы, чтобы творить иллюзии, способные передать любовь, тревогу и отчаянную надежду, не говоря уже легком бризе или пробирающем до костей тумане. Настолько немалые, что Локи знал – не поверь эльф Фенрис его представлению, он сможет только защитить голову от смертельного удара двуручным мечом и больше ничего.
[AVA]http://firepic.org/images/2015-05/13/pnb8lktw3twv.jpg[/AVA]
[NIC]Loki[/NIC]
[SGN]http://firepic.org/images/2015-05/13/iyfu86nqnzwf.jpg[/SGN]
[STA]in fire we trust[/STA]

Отредактировано Loki Laufeyson (2015-07-26 21:58:20)

+1

7

То, что незнакомец знал как зовут эльфа не было удивительным. Всё-таки успех работы исполнителя в таком деле, как охота за головами, очень часто напрямую зависел от количества информации об объекте, которого предстояло устранить или захватить. Так, если заказчик утаивал какие-то очень важные детали, которые бы он не хотел, чтобы знали другие, то это могло обернуться неприятными сюрпризами для наёмников и привести к провалу их плана. Так что, эльфу оставалось только догадываться о том, что же теперь Данариус поведал этому странному незнакомцу с мечом у горла и его товарищам, так как в прошлый раз сила лириумный клейм, мягко говоря, сильно удивила наёмников от чего они едва не обратились в бегство. По крайней мере теперь Фенрис точно знал, что странный человек появился на пороге имения не просто так и отпускать его было сейчас ни в коем случае нельзя.
Вопреки ожиданиям Фенриса, незнакомец, оказавшийся по всей видимости магом, не стал отвечать на прямые вопросы воина, даже не смотря на то, что ему угрожала серьёзная опасность, исходящая от пока что рассерженного эльфа. Наоборот, он будто бы играл с незаконным владельцем этого имения, тянул, как говорится, время. Сие лириумному очень не нравилось. Обычно это не предвещало ничего хорошего. Бросив слушать наёмника на середине, мечник прислушался к происходящему вокруг него. Однако никаких подозрительных шумов не наблюдалось. Крики детей и их плач, людской гул и ничего больше. В доме точно никого не было. Стало быть он просто пытается заговорить эльфу зубы и оттянуть неизбежное.
- ...показать тебе... кое-что, - уловил последние слова Фенрис. Но не успев среагировать на происходящее, воин оказался в плену иллюзий, не в силах вырваться из них. Любые попытки пошевелиться заканчивались провалом. Тело не слушалось. Оно будто окаменело. Эльф не мог не то что повернуть голову, даже взгляд перевести в сторону. Свободными остались лишь его мысли,  это ему очень сильно не нравилось. Злость на самого себя, на то, что он так просто попался в лапы мага, угодил в его западню не давала покоя лириумному, от чего он практически не замечал мелькающие перед ним картины. Ему была не интересна ни женщина, ни мужчина, которых видел впервые, и ничто другое. Даже знакомый до боли особняк Данариуса не помог эльфу понять, что речь идёт о его прошлом.
Единственное, что, пожалуй ненадолго привлекло его внимание - это его собственный образ, который Фенрис тут же отверг, полагая, что маг, в чью ловушку он попал, пытается что-то навязать ему, пользуясь воспоминаниями самого мечника, создаёт на основе них ложные картины прошлого, а может быть и будущего. И от этого правдивость показанных лириумному иллюзий становилась с каждым разом всё меньше и меньше. Абсурдность последнего же образа лишь поставила точку в твёрдом намерении воина не верить тому, что он видит. Разве может быть человек отцом гигантского волка? Да и потом, разве существуют в мире настолько большие волки?
В конце-концов, всё дошло до того, что стоило иллюзии развеяться, лириумные клейма на теле ярко вспыхнули. Полный злобы взгляд буквально прожигал мага насквозь. Он не понимал как так случилось, что завеса иллюзий спала, но сейчас это не имело никакого значения. Оставалось лишь осознание того, что маг дал слабину и этим нужно было воспользоваться здесь и сейчас, так как другой возможности может уже не быть, так как незнакомец, собравшись с силами вполне возможно сбежит или же применит другое, более разрушительно заклинание, чем иллюзия.
- Маг... - протянул с ненавистью Фенрис, после чего он со всей силы обрушил удар, направленный сверху вниз на незнакомца.

0

8

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » Здравствуй... Дед?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC