SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » Tell me the truth!


Tell me the truth!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

лучший сюжет по мнению читателей
22/о5/2о15 - 28/о5/2о15

http://savepic.net/4647640.png


Anders

Fenris

Описание

В узде Андерса и Фенриса всегда держали Мариан и Гаррет Хоук. Без них эти двое бы просто-напросто уже давно бы глотки друг другу перегрызли. Они просто не переваривали друг друга из-за своих разных взглядов на положение магов в обществе. Порой вечные споры и ссоры мага и воина утомляли окружающих настолько, что, даже, та же Изабелла или Авелин встревали в их перепалки дабы побыть хотя бы на время в тишине и покое. Однако, их профессионализму стоило отдавать должное. В бою ни бывший раб и беглый маг не смотря ни на что, действовали слаженно.
Но когда прогремел тот самый взрыв в церкви, дороги Андерса и Фенриса разошлись, казалось, навсегда. До сего момента, когда восставшая из мёртвых Хоук вновь свела вместе двух соперников. Быть может, если бы не осталось абсолютно никаких свидетелей встречи двух магов, то лириумный никогда бы и не пересёкся с Андерсом вновь. Но когда один из очевидцев рассказал ему о том, что произошло и, что он видел очень похожую по описанию девушку в компании целителя, внешность которого также описал, Фенрис сразу же понял кого ему нужно искать. И, если раньше ни у кого из них не было весомого повода для рукоприкладства, то теперь причин хоть отбавляй. Особенно у Фенриса, винившего Андерса абсолютно во всём, что произошло не только с Мариан, её братом, её друзьями, Киркволлом, но и со всем Тедасом.

+2

2

Андерс пришел в себя. Темнота. Повсюду липкая, всепоглощающая темнота. Запах сырой земли ударил в ноздри. Он был настолько острым и едким, что у мага закружилась голова. Земля была повсюду.
Андерсу потребовалось всего пару мгновений, чтобы понять одну жизненно важную вещь. Это не земля была вокруг него, отнюдь нет. Это он сам, Андерс, был вылеплен из земли. Маг попытался открыть рот и сказать хоть что-нибудь, позвать на помощь, но губы его не слушались. Повернуть голову тоже не удавалось. Наверное так чувствовали себя те, кого он обращал в камень. Ужасное, леденящее кровь чувство.
Андерс продолжал тщетные попытки пошевельнуться. С каждой его неудачей отчаяние нарастало. Не имея возможности осязать, видеть или слышать, маг начинал сходить с ума. Кто сделал это с ним? Как давно он находится в таком состоянии? Где он? Что, черт побери, происходит?
Спустя неопределенный промежуток времени что-то сверкнуло прямо перед глазами мага. Неужели зрение возвращается к нему? Или ему мерещится? Да нет, это точно не его воображение. Оранжево-красные искры отчетливо полыхали в темноте прямо перед носом целителя. Но зрение возвращалось не одно. Вместе с ним пришла жуткая боль во всем теле. Похоже светящиеся искры перед глазами были ничем иным, как огнем. Он, Андерс, горел заживо.
Страх захлестнул его с ног до головы. Мысли путались, мешались. В панике маг пытался применить магию, дабы потушить огонь и залечить свои ожоги, но ему не хватало маны, ее просто неоткуда было черпать.
Пламя. Жар. Агония.
А потом все закончилось.

Целитель открыл глаза. Подобные кошмары являлись ему во сне каждую ночь уже последние две недели. Сначала это вселяло в него ужас. Все началось с  чешуйчатой головы дракона, порождений тьмы и Глубоких Троп, которые постоянно мелькали перед глазами - напоминание о том, что несмотря на все то, что произошло, Андерс был и остается Серым Стражем. Его призвание уничтожить Архидемона, не допустить следующего Мора. Такие сны уже снились ему. В первые дни после посвящения в орден. Однако с тех пор прошел уже добрый десяток лет. С чего бы этим снам появиться снова? Неужели то, что с ним происходит сейчас ничто иное как призыв? Значит ли это, что он, Андерс, скоро умрет?
Надо было действовать. С сожалением оставив свою разгульную и свободную жизнь, маг принял решение двинуться в путь. Он точно не был уверен, куда направляется, но почему-то знал, что все уже не может быть так, как раньше.

Спустя две недели скитаний Андерс больше не испытывал страх. Все, что он чувствовал - это усталость и раздражение. Вместе с кошмарами появилась головная боль, которая с каждым днем становилась все более невыносимой. Разве честно, что все это должно происходить именно с ним? С ним, который как никто другой просто хотел свободы? Круги, Стражи, Справедливость, Призыв. Чем он заслужил все это? Почему это все происходит с ним?
Тяжело вздохнув, целитель поднялся и огляделся. Костер давно потух, наспех разбитая палатка закосилась, того и гляди упадет. Нельзя было останавливаться.Надо было идти дальше. Вот только куда?
Откуда-то слева доносились голоса. Андерс прислушался.
- Отправьте людей на разведку. Найдите все ближайшие лесопилки. Инквизиция нуждается в дополнительных поставках древесины.
- Будет исполнено, сир Интендант.

Где-то поблизости явно был разбит лагерь Инквизиции. Что же, пути Андерса и представителей этой славной организации пересекались уже не раз. Чего стоит хотя бы встреча с Кассандрой Пентагаст.
- Сие сложно назвать встречей, хотя, впрочем, какая разница.
Инквизитор уже должна быть осведомлена о том, что печально известный Андерс из Киркволла все еще жив и как ни в чем ни бывало разгуливает по Тедасу. Несмотря на это никаких преследований с ее стороны замечено не было, что не могло не удивить беглого мага.
- Что ж, если бы они хотели меня поймать и казнить, то давно бы уже это сделали.
Мозг Андерса усиленно работал. Инквизиция - могущественная и влиятельная организация с сотнями агентов по всему Тедасу. Быть может она сможет ему помочь? Возможно, было глупо и наивно так полагать, но голод и нескончаемые головные боли делали свое дело. Появилась хоть какая-то возможность остановить кошмары и мучения, и маг с радостью за нее ухватился.
Столько лет он скрывался от Инквизиции, а теперь сам идет в ее логово? Неужели он до такой степени отчаялся?
Андерс грустно усмехнулся, быстро собрал свои скудные пожитки и двинулся в сторону лагеря.

Отредактировано Anders (2015-05-24 16:11:32)

+2

3

Фенрис потерял счёт дням, которые он тратил на поиски той девушки, что когда-то, казалось, навсегда исчезла из его жизни. Но нет. Не так давно они встретились вновь, и эта встреча была подобна ужасающему по силе урагану, смывающему всё на своём пути цунами или разрушительному землетрясению. Этот миг, в течении которого они умудрились перекинуться парой фраз, некоторые из которых были, признаться, очень неприятны, перевернул жизнь эльфа с ног на голову подобно тем самым природным катаклизмам. Жажда отмщения Корифею уступила главенствующие позиции другой цели - цели, во что бы то ни стало вновь встретиться с Мариан. Фенрис не мог позволить себе вот так просто взять, и снова потерять её на неопределённый срок, а может быть и на всю оставшуюся жизнь. Во всяком случае, не сейчас, когда у него осталось ещё очень много вопросов к этой, выводящей его из себя, магессе. И оставлять терзающие его чувства и разум вопросы он не собирался.
Не щадя ни лошадей ни себя, сбивая в кровь босые ноги, уделяя сну лишь несколько часов, воин странствовал по городам и деревням. Нужно было найти хоть какие-то зацепки, пока память тех, кто мог видеть Хоук, была ещё свежа. Фенрис расспрашивал буквально каждого жителя о том, видели ли они желтоглазую брюнетку, одетую в странные тёмные одежды, похожие на одежды варваров, и с посохом за спиной. Но никто не мог дать внятного ответа. Никто никогда не встречал той, кого описывал эльф.
Вашедан! Она не могла вот так просто провалиться сквозь землю! - ругался в мыслях бывший раб, стараясь не поддаваться отчаянию, которое то и дело норовило накрыть его с головой. Иногда голос разума говорил эльфу, что прошло уже слишком много времени и уже нет никакой надежды её отыскать, особенно в больших городах. Но нет, воин никогда не сдавался раньше, и сейчас не сдастся, пока не достигнет своей цели.
Создатель! И почему я вообще это делаю?  – корил себя Фенрис. И, правда. Он не понимал, почему он так рьяно пытается найти магессу? Она исчезла из его жизни, бросила его, не взяв тогда с собой. А теперь объявилась, заявляя, что ей никто не нужен! И это было меньшее из зол. Мало того, что в прошлом из-за ненависти лириумного призрака к магам, между ними часто возникали ссоры потому, что Хоук сама была наделена эти проклятым даром, так она ещё стала магом крови! Стала тем, кого эльф ненавидел ещё больше. Мечник не понимал, как ему быть.
Может я ошибался? – в очередной раз спросил себя воин, вспоминая последнюю встречу с Мариан. Неужели он действительно ошибся в ней, и она ничем не отличается от тевинтерских магистров, готовых утопить в крови полмира, лишь бы заполучить в свои руки безграничную власть и силу? Нет, такого просто не может быть. Пускай эта девушка всю жизнь отравляла лириумному жизнь своей неисправимой упёртостью, непредсказуемостью, подколками в его адрес и этот список можно продолжать вечно, но она не могла стать такой. Иначе бы Фенрис не смог переносить её все те девять лет, что они жили в Киркволле и вырвал бы её сердце из груди. К тому же, мечник видел, что поступала Мариан, прежде всего по совести. Она была доброй и отзывчивой, помогала жителям города независимо от их расовой принадлежности или статуса, будь то бедняк или богач, эльф, человек или гном, а то и вовсе кунари. А ещё у неё были такие красивые глаза и такая очаровательная улыбка, от которой в одночасье испарялась вся ненависть, что бушевала в сердце эльфа. Жаль только, что в последнее месяцы перед тем, как магесса уме... исчезла, она практически не улыбалась.
- Демоны бы побрали эту ведьму! – прошипел эльф, пытаясь понять, почему он до сих пор продолжает нянчиться с магами. Он получил свою свободу шесть лет назад. И что с тех пор он делал? Связал свою жизнь с магессой, у которой брат был магом и они оба помогали магам. Вздохнув, Фенрис не стал прогонять из головы мысль, что не смотря на эти размышления, он не может поступить иначе.
Наконец, будто бы в награду за своё чудовищное упорство, лириумный смог услышать то, что хотел - Мариан была здесь, в маленьком далёком городке. Она была в таверне и общалась с каким-то мужчиной, описание которого, к счастью, очевидцы всё-таки запомнили, а затем они сожгли несчастное заведение и сбежали вместе по дороге, ведущей в близлежащий город. Признаться, эльф был шокирован тем, что ему рассказали. Воин никак не ожидал услышать о том, что Хоук сожгла таверну вместе с посетителями внутри своими собственными руками. Поначалу, Фенрис не верил этому, и готов был убить лжеца, но когда он своими глазами увидел пепелище, то в его душе зародилось ещё больше сомнений. Полученная ценная информация давала лириумному надежду найти девушку, но вместе с тем она же пробуждала в нём дикую, необузданную ярость и злобу, которая когда-то до встречи с Хоук составляла чуть ли не всё его существо. И сейчас она возвращается. 
В описании светловолосого посетителя таверны, эльфу не составило труда узнать того самого одержимого демоном мщения мага, который своими руками разрушил ту силу, которая вместе с Гарретом и Мариан поддерживала хрупкий мир между магами и храмовниками. И сделал он это, убив ни в чём неповинных людей: обычных прихожан, служительниц церкви. Да и тех же храмовников, в конце концов. За такое, будь лириумный призрак на месте магессы, не задумываясь, казнил бы этого предателя, который ко всему прочему, обманом заставил Хоуков помочь ему в его грязных делах. Впрочем, Фенрис не зря сомневался в способности мага контролировать своё второе «Я».
Снова он! – гневался воин, жалея, что ему не довелось вырвать сердце Андерса ещё тогда, в Киркволле. Быть может это решило бы многие проблемы, а некоторые бы вообще не были бы созданы. Эльф был свято уверен, что таверну сжег Андерс, а не Хоук. Ведь это у него была тяга взрывать что-либо, а не у Мариан. Из-за всего произошедшего, вопросов у бывшего раба стало ещё больше, чем было, что начинало лишь отвлекать. Поэтому, выбросив из головы все ненужные мысли, бывший раб решил сосредоточиться на поиске Андерса. Быть может, если он сможет найти его, то узнает о том, где сейчас находится Хоук. Тем более найти этого «целителя» было куда проще. Он не исчезал бесследно на Глубинных тропах в сражении с тевинтерским магистром, который уже дважды вернулся к жизни. Также он, вполне возможно, мог кого-то, да исцелить… Или угробить своей магией. А это расширяло круг людей, которые могли его видеть.
Из-за всего вышеперечисленного Андерс, как и ожидалось, оставлял за собой слишком много следов. Вот только, смотря на свою походную карту, лириумный не понимал, передвижений мага. Они были какими-то странными, можно было даже сказать – хаотичными. А в один момент путь фанатика вовсе резко изменился, и он направлялся в сторону гор, разделявших Ферелден и Орлей. Там-то Фенрис и потерял его. Проклятые демоны распугали мирное население до такой степени, что те порой не могли вспомнить, что вчера делали. Чего уж там о событиях недельной давности говорить?
Эльфу не очень хотелось просить помощи у разведки Инквизиции, но выбора не было. Теперь надежда была лишь на них. Всё-таки здесь располагалось куда больше её лагерей, чем где-либо ещё, и может быть кто-то из разведчиков таки сможет пересечься с Андерсом, и отследить его передвижение. Но прежде всего Фенрису нужно было как следует отдохнуть после долгой дороги. И он даже представить себе не мог, что придя в этот лагерь, хорошенько отдохнув, он получит от судьбы такой подарок. Выйдя из палатки, эльф уставился на блондина, сначала не особо поверив своим глазам. Он до сих пор спит? Или это шутка такая? Порой Фенрис не знал, что ненавидит больше: шутки Мариан или шутки судьбы.
- А вот и ты, - злорадно прошептал себе под нос бывший раб, уверенно двинувшись в сторону старого знакомого. Безусловно, то, что Андерс был здесь в лагере, удивило эльфа. Но это уже было не важно. Его не интересовали рутинные вопросы вроде «Как дела?» или  «Что ты здесь забыл?». Призрак хотел услышать лишь одно - где Мариан Хоук и что маг знает о ней. Мысленно воин отметил, что был готов начинать экзекуцию. Жаль, конечно, что сейчас их разделяло друг от друга пол лагеря, и незаметно приблизиться к магу эльф не мог, но разве это когда-нибудь его останавливало?
- Я знаю, что ты был с ней. Где Мариан? И не вздумай бежать и врать мне, - быстро надвигаясь на Андерса, рявкнул Фенрис. И хоть он старался сдерживать бушующую ярость, скрыть проступившие на лбу морщины и ярко вспыхнувшие клейма, эльф не смог. Все это сигналило о том, что обладатель лириумных татуировок был в не лучшем расположении духа. А когда он был в таком состоянии... Ничего хорошего это не приносило, в общем.
- Отвечай, маг, – зло и нетерпеливо произнёс лириумный, подойдя чуть ли не вплотную к целителю, вкладывая в слово "маг" всё своё презрение и ненависть.- Или я вырву твоё сердце прямо здесь.
В подтверждение своих слов, руки Фенриса на автомате с силой сжались в кулаки, пылающие синим пламенем.

+1

4

- Утро доброе, достопочтенные господа! Я прослышал, что Инквизиции необходимы целители. Меня зовут Финиан, я лекарь из соседней деревни. И я к Вашим услугам.
- Проходите, уважаемый лекарь, и располагайтесь. Я сообщу о Вашем прибытии сиру Интенданту. Как только сир освободится, он Вас примет и распределит в ту лечебницу, в которой не хватает опытных целителей. 
Маг улыбнулся солдату и кивнул. Пока все шло как нельзя лучше, его напоят и накормят. Быть может, скоро он сможет даже поговорить с самой Инквизиторшей и раскрыть ей свою истинную сущность. Пока же для всех он останется Финианом. Ох, и успел же он за годы прикипеть к этому имени. Даже жалко будет с ним расставаться.
Андерс принялся было выискивать глазами костер, подле которого можно было спокойно перекусить, как внезапно его взгляд наткнулся на лицо из прошлого, возникшее в нескольких шагах от него. Лицо того, кого он совсем не ожидал здесь увидеть. Лириумный, вечно раздражающий своим занудством эльф, шел прямо на него. Сомнений быть не могло. То был его старый киркволльский знакомый. Ни капельки не изменился. Глаза Фенриса бушевали, лицо горело. Неужели после стольких лет эльф все еще так ненавидит магов и его в частности? Неужели он еще не остыл? Помнится, Хоук в конечном итоге отучила своего дикого эльфа бросаться на любого мага, который оказывался поблизости. Вполне возможно после того как Мариан покинула его и этот мир, в голове Фенриса что-то замкнуло, вновь зарождая неприязнь к посохам и мантиям. Впрочем, скорее всего дело все же было именно в нем, в Андерсе.
По мнению целителя у людей было две причины ненавидеть магов: страх и зависть. Страх оказаться слишком слабым перед чародеем, призывающим на свою сторону саму природу, и конечно же тайное желание самому обладать магией на кончиках пальцев. Вот вам и все истоки ненависти. Видя, что приближающийся эльф настроен более, чем агрессивно, Андерс остался стоять на месте, пытаясь предугадать дальнейшие действия старого знакомого. Неужто эльф опять будет его провоцировать? В их бытность в Киркволле эльф исправно вставлял свои три копейки по каждому мажьему вопросу, сопровождая свои соображения нелестными комментариями по отношению к чародеям. И если раньше Справедливость, обитающий в теле Андерса, будучи хоть и изначально добрым, но чересчур уж наивным духом, всегда поддавался на подобные провокации, теперешнего мужчину не так-то просто было сбить столку и вывести из себя. Он будет умнее и постарается избежать их до поры до времени. Проклятый эльф подвернулся совсем не кстати, в желудке было пусто, и магу просто необходимо было подкрепиться. Да еще и эти головные боли. Мор бы побрал этого эльфа, которому по всей видимости не терпелось начать очередные разборки. Не ради же того, чтобы пожать ему руку и поинтересоваться, как идут дела, тот так грозно надвигался на него. 
- Я знаю, что ты был с ней. Где Мариан? И не вздумай бежать и врать мне.
Мариан. Так, ситуация проясняется, он знает, что она жива. Более того, по всей видимости эльф до такой степени отчаялся, что устроил за ней слежку. Значит, вот куда пропала Хоук после их бурной ночи вместе. Решила проведать своего эльфа. Эта мысль пришлась магу не по душе, его мужское самолюбие было почти задето. Да нет, вряд ли она тотчас же направилась на поиски старого возлюбленного, скорее всего наткнулась на него случайно. Да и судя по поведению магессы в ту ночь, она явно старалась забыть все, что когда-либо было между ней и эльфом, а так же явно не торопилась встретиться с ним, равно как и с братом, а так же с остальными их бывшими приятелями. С другой стороны, Мариан ведь могла почувствовать определенную неловкость за свою раскованность и то, что произошло между ними. Быть может, девушка раскаялась в содеянном и поспешила в объятия своего лириумного? Нет, ерунда какая-то. Так могла поступить любая другая девушка, но только не та Хоук, которую Андерсу довелось повстречать несколько недель назад. Впрочем, да кто этих женщин разберет!
И кстати, интересно, знает ли Фенрис о том, что, а вернее кто, стало причиной ее ранней смерти? Если нет, то пожалуй, пока все же не стоит поднимать эту тему.
Судя по всему терпение эльфа неумолимо иссякало, и он вновь задал свой вопрос, намереваясь в случае дальнейшего молчания Андерса, лишить его сердца здесь и сейчас. И его угрозы совсем не походили на шутку. На сколько помнил целитель, эльф шутил редко. Больше нудел и излучал ненависть. Расставаться с сердцем в ближайшее время маг не планировал, поэтому решил, что в данном случае не стоит испытывать мечника, продолжая молчать и дальше. Эльф все равно никуда не испарится. 
- И тебе доброго утра, эльф., - устало вздохнув, протянул Андерс, уставившись на горящие синим пламенем лирумные татуировки последнего. Ничего хорошего они не предвещали. Вполне вероятно, что Фенрис отыграется на нем в любом случае, чтобы он сейчас ни сказал. - Да, ты абсолютно прав. Я был с ней. - делая ударения на слово «был» проговорил маг. Улыбка расплылась на его лице. Злить эльфа еще больше было так же забавно, как и опасно. Ну что же, он уже не раз испытывал судьбу и выживал несмотря ни на что. А посмотреть на бурлящего от ярости Фенриса - точно стоило возможных телесных повреждений
- Я голоден, пройдем к костру, и я, так и быть, расскажу тебе все пикантные подробности нашей встречи. 
Может быть, маг и был чересчур жесток к беглому рабу, потерявшему любовь всей своей жизни, но он не мог припомнить ни единого случая, когда эльф проявлял хоть каплю сочувствия к нему самому, когда тот был одержим Справедливостью. Нет, Фенрис не дождется от него никакой жалости или уважения. А тем более помощи в поисках ведьмы. 
Скорее всего через пару секунд лицо Андерса встретит кулак разъяренного эльфа, но разве это имеет значение? Постоянные головные боли, истощение, Призыв, а возможно и скорая смерть делали мага равнодушным к физической боли. К тому же при крайней надобности целитель все же смог бы себя защитить, достаточно было оглушить ненавистного эльфа и скрыться. Но это было бы низко, не по-мужски как-то. Если лириумный думает его запугать, то он очень ошибается. Андерс больше ничего не боялся. 

Отредактировано Anders (2015-05-31 23:45:14)

+1

5

Андерс... Физиономия этого мерзавца не изменилась, даже спустя три года после того, что он учинил в Киркволле. Лицом он может немного и постарел, но вот этот его измученный, почти щенячий взгляд остался всё таким же раздражающим. Фенрис не мог ручаться за отношение к нему всех друзей Хоук, но лично воину всегда хотелось, а порой, и получалось, проехаться кулаком, скованным стальной перчаткой, по его "мужественной" щеке. Этот хвалёный Серый Страж... Эльфу всегда было интересно узнать причину, по которой целитель бросил столь почётный пост. А как же священный долг? Да и потом, в Стражи, насколько было известно лириумному, не берут всех подряд. Неужто одержимый настолько сильно выделялся среди остальных магов Круга, что его решили завербовать? Хотя, о каком Круге идёт речь? Этот слабак просто сбежал оттуда. Не выдержал тамошней жизни, видите ли. Да и то побег получился не сразу. Сколько там Андерс говорил он пытался устроить побег? Раз десять? Вряд ли в Ферелденской башне магов жизнь была хуже, чем Кирквольских казематах. Да ещё и эта история со Справедливостью. Как может маг в здравом уме согласиться на то, чтобы поселить в своём теле существо из Тени, и не важно зовётся оно духом или же демоном. Для Фенриса эти понятия были одинаковы, и Справедливость не редко подтверждал это своими поступками, захватывая тело Андерса. А так называемое целительство, которым занимался маг, по мнению Фенриса, было лишь жалкой попыткой мага доказать свою полезность. Вот только непонятно кому нужны были эти доказательства: себе любимому или же окружающим, а может и Справедливости вовсе? И это была лишь верхушка айсберга почему эльф люто ненавидел мага, и не убил его только ради Хоук.
Сначала ему нужно было добиться от одержимого ответа, с которым он явно не торопился, корча из себя страдальца, которого ни капельки не жалеет жизнь. Эльф хотел было уже повторить свой вопрос в третий и в последний раз, но Андерс заговорил, расплывшись в улыбке. От его слов по телу Фенриса пробежал холод и что-то защемило в груди. Фенрис нахмурился и злость начинала бурлить в нём её сильнее. Верить или не верить этому подонку у эльфа не было никаких оснований. Маг мог специально очернять Мариан таким образом, чтобы в очередной раз навредить призраку. И принимать произошедшее эльф не хотел. Ему нужно было во что бы то ни стало спросить об этом саму Мариан, услышать ответ на этот вопрос из её уст, потому что она никогда особо не пыталась ему врать и была с ним прямолинейна. Даже сейчас, после всех изменений, магесса не прибегала ко лжи, даже если её ответ причинит самому мечнику боль. Но её не было рядом, и где искать Хоук воин не знал. Единственной его зацепкой был одержимый, который не прекращал говорить. Его слова доносились до эльфийских ушей медленно, будто кто-то замедлил время.
Маги... Они преследовали эльфа всю его жизнь. Сначала лишили его свободной жизни и сделали рабом. Он прислуживал хозяину, терпел унижения, но был не в силах сделать с этим что-либо. Затем его тело превратили в оружие, призванное уничтожать любого, кто осмелится противиться воли хозяина, будь то простой воин или же маг. Стёрли память, отняв у него прошлое, не оставив даже имени. Андерс своим поступком забрал у тысяч людей, в том числе и у Фенриса, мирное небо над головой. Корифей же отнял у эльфа Хоук. А теперь одержимый пытается очернить Мариан, отнять у Фенриса всякую надежду на то, что она хотя бы немного, но осталась прежней. Нет, Фенрис больше не собирался терпеть все эти лишения и унижение.
"Пикантные подробности..." - мысленно повторил эльф вынырнув из потока обуревавших его разум мыслей. Короткое и без того терпение эльфа лопнуло, будто натянутая струна. Целитель уже давно стоял ему поперёк горла. И сейчас мечник не собирался вот так просто пропускать его слова мимо ушей. Фенрису было достаточно того, что на протяжении всей жизни в Киркволле он то и дело получал от целителя палки в колёса, завидовал тому, как у этого Стража с лёгкость получилось наладить дружеские отношения с Хоук, на что у самого эльфа и магессы ушёл не один и, даже, не два года. Помимо всего остального Фенрис также боялся потерять Мариан и жутко ревновал её всякий раз, когда она проводила время с кем-то другим несмотря на то, что свободного времени, которое можно было уделить друг другу, у них было не так много. Нет, он ему заплатит за всё, за каждую мелочь.
- Ублюдок! - крикнул Фенрис. В ту же секунду рука, скованная стальной перчаткой, что было силы понеслась вперёд по направлению к челюсти Андерса, чтобы заставить мага прекратить нести всякую чушь и наказать его за сказанные им уже слова. И это было только начало. Эльф был готов сию же секунду ринуться на мага, чтобы разорвать его в клочья. Но вместе с этим, он не терял бдительности и наблюдал за каждым движением своего противника. Он  безусловно начнёт использовать магию, потому что сражаться по-другому он не может, что уже неоднократно доказывал.
Выражение лица лириумного призрака сейчас больше всего походило на волчий оскал. Неиссякаемый источник ненависти, подобно не утихающему ни на секунду гейзеру, бил в душе эльфа. Если бы только ненависть могла окрашивать всё вокруг в красный цвет, то синее лириумное пламя, которым полыхало тело эльфа, стало бы ярко красным. И, тем не менее, сейчас для всех окружающих эльф выглядел как самый настоящий призрак. Он был похож на духа, которые являлись к магам во время их путешествия по Тени. Только вот не приведи Создатель кому-либо из магов повстречать такого духа ненависти, созданного их же руками, в своих снах.
- Не неси чушь, - холодно, с нескрываемым презрением начал говорить Фенрис. - Ты мне расскажешь подробности. Все до единой. Расскажешь всё, что тебе известно о Хоук и где её найти, - чуть ли не вдалбливая слова в голову ненавистного ему человека, подытожил Фенрис. Он понимал, что их "разговор" может затянуться надолго, и способен продлиться до тех пор, пока один из них не будет лежать на земле полумёртвым или же пока не прибудет подкрепление ближайших лагерей Инквизиции, чтобы разнять сцепившихся.

+1

6

Удар.
На секунду в голове все померкло. Зрение затуманилось.
Открыв глаза и прийдя в себя, Андерс увидел самодовольную физиономию эльфа, его угрожающую, наглую ухмылку. Мужчина не заставил себя ждать, отреагировал на нападение на автомате. Прошептал заклинание, зашвырнул в эльфа молнией. Та, словно стрела, воткнулась Фенрису чуть ниже плеча, жаля и разрывая кожу. Маг не пытался целиться в сердце, убивать эльфа явно не было в его планах. Предупреждение, простое предупреждение. По крайней мере до тех пор пока лириумный сам не решит перейти к более радикальным действиям.
Голод и вновь разболевшаяся голова выматывали. От упадка сил и усталости мага почему-то пробрало на смех, который, должно быть, в данной ситуации казался абсурдным. Смех был горький, едкий, злой, непродолжительный. Какой-то глупый и отчаянный. Лицо целителя неприятно скривилось
Почему все постоянно чего-то от него хотели? Перед глазами опять промелькнуло воинственное лицо железной леди, Кассандры Пентагаст, которой вздумалось обманом напасть на него под покровом ночи, обвинить его во всех бедах Тедаса и допрашивать, угрожая снести ему голову в случае отказа отвечать на ее вопросы.
Судя по свирепому выражению лица эльфа, тот тоже был склонен вменять ему в вину всю дрянь, что произошла с ним. Стоило оступиться всего один раз и то, не по своей воле, и он, Андерс, уже враг народа номер один, на него можно вешать все грехи, называть малефикаром, одержимым, террористом. Каждый не упускал возможность напомнить целителю о том, что тот совершил три года назад. И не было ни единой души во всем этом распроклятом мире, который не осуждал бы мага за его поступок, понимая, что это было ультимативным решением, причем принятым не им, а духом, захватившим его тело. Поступки же храмовников, измывающихся над магами, забирая остатки их воли, мародерствующих бандитов, которые вырезали целые деревни, не щадя никого, даже женщин и детей, или же жестокие законы королей, сжигающих своих врагов заживо, подвергая немыслимым истязаниям и пыткам, -  все эти злодеяние в умах людей меркли перед тем кощунством, что совершил он. И где справедливость?
Да, Андерс любил себя жалеть. И да, жизнь с духом в одном теле оставила свои отпечатки: бывали дни, когда несправедливость, которую он видел на каждом шагу, грызла, удручала, призывала к ответным действиям против незаслуженных, кошмарных человеческих поступков.
Вспомнив то, что совсем недавно случилось в таверне, которой не посчастливилось стать свидетельницей его и Хоук встречи, маг поежился. Несправедливость, страдания и вина всегда будут частью этого мира, от них нельзя было никуда убежать, от них негде было прятаться. Так же как нельзя было никуда убежать от себя. Кому как ни Андерсу знать это.

Сгорающий от злости эльф хотел найти свою прекрасную мертвую возлюбленную, которая даже после смерти не захотела его видеть. Какая душераздирающая история о несчастной любви, трубадуры и барды давно должны были сложить о ней балладу и играть в каждой таверне, собирая слезы мягкосердечных крестьянок и немалые премиальные.
Должно быть, лириумный воображает себя героем, хочет вырвать Хоук из лап смерти, демонов, посторонних миров и мор пойми кого еще. На какой-то момент Андерсу почти стало жалко этого беглого эльфа, живущего фантазиями и наивно желающего вернуть сказку, в которой они с Мариан жили пару лет в Киркволле. Почти.
- Мариан пришла ко мне. - лениво растягивая слова продолжал маг. - Соскучилась, решила проведать. Обидно, наверное, что она сначала не послала весточку о своем возвращении тебе. Вы ведь были когда-то близки.
Челюсть неприятно заныла, видимо эльф и его стальная перчатка все же сместили ему костные отломки. Целитель непроизвольно коснулся травмы и провел подушечками пальцев по повреждению, пытаясь оценить масштаб ущерба, нанесенного ему лириумным. Повреждение было несмертельным, посему залечивать его маг не спешил. Это может отвлечь его от следующих выпадов проклятого эльфа,да и истощение, вызванное голодом, заставляло экономить силы и не расходовать ману впустую.
Ну то, что она умерла, тебе, верно, уже известно. - внимательно изучая реакцию беглого раба на эти слова, проговорил Андерс. Так и есть, Фенрис не имел ни малейшего понятия, ради кого Хоук отдала свою жизнь и дала себя убить практически без боя. Пусть это останется их с Мариан маленьким секретом, магессе бы вряд ли пришлось по нраву, если бы Андерс кому-то рассказал о ее самопожертвовании. Да и самого мага невзлюбили бы еще больше, как косвенного виновника ее смерти. Хватит с него и собственных переживаний вперемешку с грузом вины, раздирающих его изнутри. Незачем настырному эльфу это знать, абсолютно незачем.
- Так, что еще? Она что-то говорила о том, что продала свою душу, лет 200 была в рабстве. О, кстати, эта часть тебе должна быть знакома не понаслышке. - не смог не съязвить Андерс. Этот упорный, ненавистный эльф вызывал в нем самые неприятные, темные черты, заставляя говорить такие слова, которые он никому бы другому и не смел сказать. - Однако Мариан, выполнив какой-то важный договор, была отпущена на свободу. Ей даже даровали вечную жизнь, насколько я припоминаю из ее рассказа. - целитель сделал небольшую паузу, делая вид, что пытается вспомнить что-то еще.
- Хотя, знаешь что? Мы были к этому моменту уже прилично пьяны и вскоре нашли занятия поинтереснее, чем делиться друг с другом последними новостями. Поэтому я могу что-то и попутать, ты не обессудь.- насмешливо добавил маг, вспоминая ту ночь, как будто она была вчера. Андерс и правда не хотел знать тогда подробности прошлой жизни магессы, шок, чувство вины и боль от осознания того, что его Рыжика из Киркволла, какой он ее знал, больше нет, было невыносимо. Гораздо проще было представить, что всего этого кошмара не было. Алкоголь и лириум всегда помогали отвлечься. А то, что произошло с ним и с Хоук вскоре, маг еще не скоро сможет выкинуть из головы. Горьковатый аромат розы, ее непослушные черные волосы, ночь, принадлежащая только им двоим, ночь, лишенная вины, боли и раскаяния. Больше всего на свете Андерсу сейчас хотелось вернуть в тот миг забвения и сладкого забытия.
Но шлейф из весенних цветов растаял, неумолимо испарился в воздухе. Перед ним стоял разъяренный эльф, жаждущий ответов на вопросы, желающий узнать всю правду. Забавно, сам Андерс совсем не хотел ее знать.

Отредактировано Anders (2015-06-17 17:24:26)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » Tell me the truth!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC