SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Если


Если

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://2.firepic.org/2/images/2015-05/25/6bgdegd2spzr.png

Vince Pope - "Into the Storm"

http://2.firepic.org/2/images/2015-05/25/qi9ecmupc4xc.gif

http://2.firepic.org/2/images/2015-05/25/bdm56mcp2icv.gif

Rudy Wade

Steve Rogers

Меня зовут Фридрик Хирш. Я родился в Берлине в 1935 году. Когда евреев начали переселять в гетто, меня по поддельным документам отдали на усыновление в немецкую семью. Вскоре после этого моих родителей сослали в трудовые лагеря. Больше я их никогда не видел.

Мои приёмные родители боялись, что меня разоблачат. Каждый день они повторяли мне: "Ничего не говори. Ничего не делай". Я улыбался, салютовал и...

...ничего не делал, тогда как всех, кого я знал, обрекали на смерть.

Но теперь у меня появился шанс всё исправить. Я отправлюсь в прошлое и убью Адольфа Гитлера.

Если мне не удастся, я хочу, чтобы тот, кто найдёт это письмо, знал: я попытался. Я что-то сделал.

Отредактировано Rudy Wade (2015-05-25 23:27:58)

+1

2

Бар был маленьким и ничем не отличался от сотен и тысяч других уютных местечковых баров по всей Англии. Пять столиков, прижатых узкой стороной к стене; кожаные диванчики, стоящие спинка к спинке, на каждом с удобством может разместиться по два человека, а без удобства - да сколько угодно, нам ли привыкать тесниться; барная стойка во всю длину комнаты, у которой выстроились рядком высокие стулья на одной ноге; ничем не запоминающиеся типовые украшения на стенах: какие-то цветочки, какие-то картинки... У Руди даже не получалось сфокусировать на них взгляд, настолько они были ничем не примечательны. Барную стойку со стульями и столы с диванами разделял широкий - ну, для этого помещения широкий, конечно, чуть больше метра - проход, тянувшийся от входа и до неприметной двери в противоположном конце комнаты. За ней был сортир, это Руди тоже уже выяснил.
Ещё была лестница; она располагалась за стойкой и была малозаметна из бара. Вела лестница на второй этаж, к живым комнатам и складу.
Ничего, в общем, интересного, но всё лучше, чем торчать на улице. От улицы Руди привык не ждать ничего хорошего.
В смысле, одно дело - если ты знаешь, что за тобой охотятся, да ещё охотятся только потому, что из тебя вылезает второй ты; и совсем другое - когда ты открываешь дверь и натыкаешься на штурмовой отряд, с защитными шлемами, нашитыми на рукава свастиками и всем таким.
И оружием, конечно, самым настоящим оружием.
Эдак, прямо скажем, и совсем ебануться можно.
(Первое, что сделал Кёртис - тоже наставил на него оружие, судя по весу и глазам Кёртиса - тоже вполне настоящее, но Кёртис был на его стороне, на стороне Руди, так что ему такие мелочи можно было простить.)
(Второе, что сделал Кёртис - это свалил куда-то по делам Сопротивления, бросив на прощание, что гораздо более безопасным ему кажется грохнуть Руди и запереть бар на сто замков, но такую мелочь тоже вполне можно было простить - тем более, что Руди пока ещё никто не грохнул.)
(Пока ещё.)
(Пока ещё.)
(За тобой охотятся.)
(Ой, завали ебало.)
Ну и вообще улицы производили на Руди гнетущее впечатление. И до того, как охота на него стала такой явной,
(открыл дверь, а за ней - штурмовой отряд)
(многим ли такое приходится испытать)
(ну не клёво ли?)
и даже до грозы, и даже в детстве: всё такое чистенькое и мрачненькое, все ходят по струночке с такими рожами, будто у каждого второго понос, а у каждого первого - запор, все эти красные флаги, вся эта музыка - и, конечно же, все эти люди.
Люди с оружием и поджарыми чёрными собаками.
Люди, которые не побоятся пустить в ход ни первое, ни второе - это было ясно по им лицам, это было ясно по собственному опыту, когда сопротивляющихся могли пристрелить прямо на улице или спустить на него всех собак.
В буквальном смысле.
- Бр-рр.
Руди передёрнуло. Он облокотился о барную стойку и, перевесившись так, что захрустел позвоночник, подставил кружку под пивной кран.
Неплохо тут вообще-то.
Штаб Сопротивления могли организовать, например, в канализации.
Или в зоопарке.
Или в библиотеке.
Так что бар - лучший вариант из имеющихся.
Наполнив кружку так, что пенная шапка начала переливаться через края, Руди завинтил кран и сделал щедрый глоток пива и облизнул губы.
Да, определённо.
И пиво тут неплохое.
Что там Кёртис говорил?
Не подходи к бару?
Всё шутки шутит. Как владельцу бара может быть жалко пива для своего другана?

Отредактировано Rudy Wade (2015-05-26 03:44:15)

+1

3

Arch Enemy - Rise of the Tyrant

Проснись.

Глаза открываются с усилием, что не удивительно, ведь последнее, что Стив видел - это разбитое лобовое стекло самолета и стремительно приближающиеся льды. Затем удар и темнота, он даже не успел понять, что произошло. Странно, что сейчас совсем не больно. Да и не холодно совсем. Всё?..
"Где я?.." - рассматривая наконец сфокусировавшимся взглядом окружающую обстановку, Роджерс отметил, что потолок незнакомый, а вот остальное напоминает подземный бункер какой-то малообеспеченной базы. Впрочем, судя по едва уловимому запаху, здесь раньше был погреб с картошкой. Карты, бумаги, кто-то тихо переговаривается, и в разговоре то и дело мелькают "данные разведки" и "наши люди". То, что "наши" говорят по-английски, уже радует.
Кстати, почему он здесь, а не в госпитале? Хотя лекарствами пахнет. Жаль, что нет рядом Пегги, а то, право слово, даже неловко отрывать военных от важного разговора. Интересно, опоздал он на свидание или время еще есть? Не мог же он провести без сознания неделю только для того, чтобы услышать от любимой женщины убийственное "ты опоздал!". Но об этом чуть позже. Узнать бы, каков сейчас ход войны...

Почуявшие неладное собеседники застали Стива стоящим перед висящей на стене картой.
- Капитан Роджерс? Как самочувствие? - обратился к нему высокий мужчина с поседевшими висками и приметным шрамом над левой бровью. Кэп его не знал, ровно как и второго. Правда второй уже успел куда-то испариться, пробормотав что-то про срочные дела, так что рассмотреть его детальнее не представилось возможности.
- Что это за место? - холодно спросил Стив, не сводя взгляда с карты.
"Может, я все еще сплю?" - от количества приколотых булавками флажков, обозначающих местонахождение нацистских баз и сотрудничающих с ними баз Гидры, едва ли не рябило в глазах: "Просто кошмар... Галлюцинация от недостатка кислорода, ведь я иду ко дну вместе с самолетом...".
- Мой дом и один из пунктов Сопротивления по совместительству, капитан. И мне есть, что вам рассказать.
"Это сон...".
- Вы были в коме. Почти семьдесят лет.
Стив обнаружил, что сосредоточенно рассматривает свою руку. Стало быть, если это правда, снова можно сказать спасибо сыворотке за то, что замедлила старение, и ему повезло очнуться не глубоким стариком?..
А так и не представившийся человек продолжал вываливать на него информацию о том, что за эти годы произошло. Захотелось сесть на пол и обхватить голову руками, или убежать отсюда без оглядки, не взирая на протесты и попытки его задержать, но Стив бы в жизни не позволил себе этого сделать. Даже если День Победы, который все так ждали, не случился. Даже если все его друзья мертвы. Даже если Пегги больше никогда не будет рядом. Даже если от родного Нью-Йорка остались одни развалины, а кровожадная Гидра продолжает оплетать своими щупальцами весь мир.
- Можно мне взглянуть?..
- Не верите? - по лицу собеседника скользнула грустная улыбка, - Понимаю.
Он кивнул на стоящий возле кровати стул, на котором была по военному аккуратно развешана одежда, отнюдь не капитанская форма, а что-то неброское, в чем легко было затеряться в толпе и вообще не привлекать к себе лишнего внимания.
- Думаю, не мне вам объяснять, как себя вести, как только мы выйдем отсюда. Да, нам нужно будет кое-кого навестить. Но позже. Ходить по барам в полдень до сих пор считается дурным тоном.
- Так же дурным тоном считается начать разговор, не представившись, - ответил Стив, рассматривая куртку, в которую предстает облачиться. Вытянув за уголок из кармана наверняка поддельный паспорт, мужчина рассеянно его пролистал и положил обратно. Англия, значит… Ладно. Могло быть и хуже. Например, если бы он очнулся на базе Гидры от бьющего в глаза яркого света ламп, привязанным к операционному столу, и неминуемо повторил бы судьбу тех несчастных, что попали в руки Арнима Золы. А так у Стива хотя бы есть шанс что-то сделать для свободы людей, даже если за это придется умереть.
-Ник, - таки изволил представиться собеседник, - Собирайтесь, кэп, нам нужно еще многое обсудить, подготовиться к визиту, да и пообедать будет неплохо. Зовите, если что-то понадобится.
Шаги затихли, и Стив остался наедине с самим собой.
"Я обещал сражаться до тех пор, пока Гидра не станет пеплом. И я это выполню".

- Почти пришли, - сообщил Ник хмурому от избытка впечатлений Стиву, - Там здорово, мне нравится.
Якобы обычный разговор двух работяг, что идут расслабиться и пропустить кружечку пива. Мало ли, вдруг услышит кто-то лишний. Этого "лишнего" даже удалось увидеть разок во время прогулки, и оптимизма это не прибавило.
Днем Ник успел рассказать о причинах установившегося режима, о горстке людей, называющих себя Сопротивлением и даже немного о тайной экспедиции в Антарктиду.
Впереди уже показался тот самый бар. Судя по отсутствию толкучки, присущей подобным местам, заведение было не очень популярно. Может, выпивка там дрянная? Ну или еще просто слишком рано.
Ник толкнул дверь и вошел, приглашая Стива за собой.

+1

4

Пиво слегка горчит и пощипывает язык. Пиво щедро пенится; если не углядишь, то белоснежная шапка будет всё подниматься и подниматься над кромкой кружки, пока не станет слишком высокой и жидкость не потечёт по холодным стеклянным граням, пачкая пальцы.
И, что гораздо важнее, пиво мягкое. Пиво успокаивает.
Да, блин, Руди всё-таки всерьёз пересрал.
Первый литр пива он выдул почти мгновенно, прервавшись только однажды, между ноль-пять и ноль-пять, чтобы вновь наполнить кружку. Тогда он торопился, вздрагивал, когда слышал за дверями шаги,
(особенно - чеканные, с чёткими ударами каблуков о брусчатку)
или голоса,
(особенно - резкие окрики, в которых даже сквозь дверь, стены и расстояние в несколько метров слышался приказ)
или шелест шин и визг тормозов
(особенно - если они сопровождались воем сирены).
Ладно, происходило это не так часто, но дёргаться изредка нихера не лучше. Даже хуже. Само ожидание гораздо тяжелее, чем то, чего, собственно, ждёшь, или как-то так.
Вот почему Руди так налегал на пиво.
И пиво не подвело.
Нет, Руди не пьян, конечно. Но хмель уже слегка ударил в голову, зашумел, и накатило этакое сонливое спокойствие, когда ты всё ещё веришь в нацистов, которые штурмуют дверь обычной квартиры; нацистов, которые могут схватить человека в его собственном доме или прямо на улице и утащить в застенки; нацистов, которые пытают и убивают; нацистов, для которых люди - только они, а те, кто вокруг - скот, с которым и обращаться следует по-скотски; ты всё ещё веришь во всё это - но уже не веришь, что эти вот нацисты могут случиться и с тобой.
Восславим же бухло, чтоб оно долго жило.
И третью кружку Руди цедил уже неторопливо, смакуя каждый мелкий глоток и полуприкрыв глаза от удовольствия. Для полного счастья не хватало, конечно же, какого-нибудь супергероя, из тех, кто за всё хорошее и против всего плохого, чтоб прилетел он такой, надавал нацикам по мордасам да и сверг этот сраный нацизм - но будем реалистами. Про супергероев комиксы читать хорошо. А простые люди пока могут и сигареткой удовлетвориться.
Вот тоже, кстати, забавно: о том, можно ли здесь курить, всегда задумываешься после того, как тихонько щёлкнет зажигалка, а в лёгкие устремится первая порция никотиновой отравы.
Руди запрокинул голову и выдохнул дым в потолок. Понаблюдал с несколько секунд, как клубятся в воздухе белёсые струи, отхлебнул ещё пива и улыбнулся.
Хорошо.
За дверью снова послышались шаги, но в этот раз Руди не обратил на это особого внимания. Он был расслаблен, он был один на один с пивным краном, и лучшей участи желать было нельзя.
И когда дверь всё-таки распахнулась, для Руди это стало полнейшей неожиданностью.
- Бля!
Кружка выскользнула из пальцев, грохнулась об пол и разбилась. Уцелевшее донышко, звеня, покатилось куда-то к ногам вошедших, а Руди, матерясь себе под нос, растёр по рубашке выплеснутое пиво и быстро затушил сигарету об стойку.
- Всё нормально, нормальненько! - крикнул он, оглядываясь в поисках чего-то, чем можно было бы ликвидировать беспорядок. Краем глаза он заметил, что вошедших было двое, оба - незнакомые. Свастики на плече ни у одного не было, так что волноваться не о чем.
Наверное.
- Я щас уберу, в общем. - Он хохотнул - чуть громче, чем следовало. - А вы присаживайтесь, чего там!

+1

5

"Кажется, Ник говорил, что это штаб Сопротивления..." - подняв взгляд от осколков стекла к молодому человеку, что только что по неосторожности разбил кружку, Стив нахмурился.
"Неужели у них все так плохо, что берут к себе кого попало?" - подумал он и тут же обругал себя за столь предвзятое отношение.
Эта мысль уже была непростительной, ведь у парня могло случиться что угодно, побудившее его залить свое волнение, страх или апатию пивом. Все-таки, они теперь не в свободной стране, где ты свободен в своих мыслях, словах, и поступках, если они не нарушают законы, а твое происхождение и внешние данные никого не волнуют.
"Ну, он хотя бы может напиться, если уж так этого хочет," - и, судя по малость захмелевшему виду, Руди это удавалось. Будь у Стива сейчас меньше серьезности, он бы ему даже позавидовал.

Хотелось верить, что нацистскому режиму осталось недолго, какой бы наивной не казалась эта мысль, ведь прошло уже столько десятков лет, а не год, и не два. Нужен просто грамотный план. И хорошо просчитанный, чтобы больше никого не потерять. Посидеть над картами и бумагами со сведениями и хорошенько над всем этим подумать. Выход есть всегда, если только не случилось самое страшное. Если люди привыкли или до смерти запуганы, они воспримут революцию в штыки, они растерзают тебя и позовут людей в форме обратно, только бы их мнимое спокойствие больше не нарушалось жаждущей свободы "шпаной". Но, раз уж Сопротивление до сих пор живет и здравствует, то можно смело надеяться на лучшее.
-Может, помочь? - спросил Роджерс, чуточку сомневаясь в успехе затеянного незнакомым парнем мероприятия. Отсутствие сомнений было только в мыслях насчет того, что уборка будет щедро сдобрена матом. Чтоб дело спорилось, не иначе.

Кстати, в дневном разговоре был упомянут некий Кёртис. Это, скорее всего, не он, как-то уж слишком не вязалось описание с пытавшимся собрать осколки незнакомцем. В таком случае, где он?

+1

6

Однажды ты устаёшь на работе: в лаборатории произойдёт взрыв, у всех разводимых тобой беременных сумчатых крыс случится выкидыш, а начальник выебет тебе все мозги, как будто теперь залететь и выносить беременных сумчатых крысят должна твоя башка, типа как у Зевса, и по глазам начальника и сослуживцев будет видно, что они с удовольствием разнесли бы тебе череп. Как у Зевса было. Только ты не Зевс, и от такой хуеты скорее кончишься. Тогда ты приходишь в бар.
Однажды ты ссоришься с женой: купил монгольскую подделку китайской подделки какой-нибудь навороченной сумки или туфель, забыл день, в который её мама первый раз пошла в школу и был застукан за дрочкой с помощью любимого папиного зонтика. Тогда ты приходишь в бар.
Однажды тебя подставляет друг: кидает на деньги и пропадает, а через несколько месяцев его находят на каком-нибудь вокзале, где он сутенёр с парой девочкой, который продолжает кидать на деньги, только на этот раз своих клиентов; когда ты видишь его в следующий раз, он закатывает глаза и говорит, что это было лучшее время в его жизни, и ты понимаешь, как много ты пропустил, не сбежав вовремя на вокзал и не предоставив своё покровительство каким-нибудь шлюшкам. Тогда ты приходишь в бар.
Бар - это место утешения.
Почти как храм, только здесь наливают больше.
Иисусу бы понравилось.
Руди чувствует, как у него перехватывает дыхание от свалившейся на него ответственности. Ему никогда не приходилось быть соплевытирателем, уборщиком блевоты и осуществителем всех прочих священнодействий, какие выпадают на долю бармена. А в таких делах нужно быть на высоте, чтобы, так сказать, не опозорить честное имя.
Поэтому вопрос одного из вошедших Руди воспринимает почти как личное оскорбление.
- Нет! - орёт он через плечо. Он понятия не имеет, где здесь взять предметы для уборки, и сгребает осколки в кучу ногой. Перевешивается через стойку: со стороны бармена лежит упаковка мусорных пакетов. Руди отрывает один и кое-как запихивает осколки в него; если быть внимательным, то можно даже не порезаться.
(Впрочем, Руди, конечно же, немного пьян.)
(Совсем немного.)
(Вполне достаточно для того, чтобы в подушечках пальцев слегка защипало.)
Руди перебрасывает наполненных мешок через стойку - он звенит при падении, но вот уж на что похуй, на то похуй, с этим можно и потом разобраться. После секундного размышления хватает фартук и вытирает им разлитое пиво - к счастью, его не так уж много.
Фартук отправляется вслед за пакетом.
Руди, улыбаясь во весь рот, поворачивается к вошедшим.
- Ну, типа, добро пожаловать! Вы чего стоите?

+1

7

Какие все серьезные...
Подумал человек с, как там это было на жаргоне, мордой кирпичом, ну просто эталоном серьезности, усиленным, вдобавок, не шибко приятными впечатлениями от наступившего будущего. Совсем не такого будущего, каким кэп его когда-то представлял, отправляясь в бой и ведя за собой солдат, прекрасно при этом понимая, что не все могут вернуться домой. И ради чего были эти жертвы? Стив отвел взгляд от окна, вид из которого был настолько чинным, благородным и ненастоящим, что зубы сводило. Не за это они воевали. Как жаль, что ребята погибли зазря. Но уже ничего не вернуть.
Тут бы и выпить можно, ведь бар - идеальное место для того, чтобы залить алкоголем угрызения совести и хандру. Вот только... Толку от этого? К тому же, это, вроде как, необычный бар. И сюда приходят чаще всего по делам. Тот, кто в курсе, разумеется. Да разве бывают здесь те, кто не в курсе?

Роджерс осматривался, скорее, как профессионал, а не как человек, пришедший в бар, чтобы расслабиться. Куда в случае чего, бежать, чтобы вывести мирных выпивох в количестве двух штук без риска для их жизней, где можно укрыться от обстрела, и прочее, и прочее. Кто знает, что от этого места можно ожидать. Вдруг, обладатели чеканных шагов, что иногда раздавались по ту сторону двери, заглянут на огонек.
Но, чтобы не выказывать нечаянно неуважения к бармену (или не бармену вовсе?), Стив все-таки уселся рядом с Ником, который, похоже, чувствовал себя как дома.
-Вообще мы к Кёртису. Тут у Стива день рожденья, и он так боялся его пропустить, что мы пришли к нему сами, - мужчина похлопал Роджерса по плечу. Роджерс с трудом выдавил из себя улыбку.
-Но, пока мы его ждем, можно немного выпить.  Стив, ну чего ты такой кислый? Груз прожитых лет давит? - Ник продолжал непринужденно болтать. То ли он знал Руди, что так свободно чувствовал себя в его компании, то ли просто у него был такой общительный нрав. Что ж, болтовня была не напряжная, и на том спасибо.
-Да все в порядке, - отозвался он.
"Надеюсь, этого вашего Кёртиса не сцапали в каком-нибудь переулке пренеприятнейшие личности, и он скоро придет..." - подумал кэп, буравя взглядом наполненную кружку.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Если


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC