SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » All depends on... If u wanna slay or lay me.


All depends on... If u wanna slay or lay me.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://static.diary.ru/userdir/1/7/9/6/1796272/69038985.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/4401145fvTC[/audio]
[audio]http://pleer.com/tracks/13272964DbRr[/audio]

Tyki Mikk

Allen Walker| Neah Walker

Описание
Казалось бы мир устроен просто и понятно: добро ведет бесконечную войну со злом. У тебя есть цель в жизни, друзья, враги, сила что бы сражаться. Вот только жизнь не любит простые и понятные сюжеты, а судьба совсем не прочь перевернуть все с ног на голову. Итак, что же делать, если враги вдруг стали даже не друзьями, а семьей, а друзья отвернулись; Идеалы были преданы, а цель растоптана теми, кто так ее жаждал? И кто бы еще подсказал, кем стал ты сам, после всего случившегося.
Все еще человек? Пока еще Аллен Уолкер?
Или уже древний ной?
Кто знает... Впрочем, есть те кто готов помочь тебе понять себя. Или обмануть окончательно, тут уж как получится...


[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s56.radikal.ru/i151/1505/f0/0c282b215fbb.png[/AVA]

+1

2

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Вообще-то. у каждого в этом мире бывали свои недостатки и свои маленькие, практически безобидные грешки. Кому-то нравится ходить по борделям, кто-то прикладывается к бутылке, а у кого-то пагубное пристрастие к картам или, например, убийствам.  Тики был из тех людей (ладно, уточним - Ноев) что умудрялись талантливо в себе эти пагубные пристрастия, в сущности, сочетать. Другое дело, что они не были его грехами. Надо признать, что грех у Микка был совершенно другой, и имя ему - любопытство. Уточнение - заинтересованность. С самой первой встречи, мальчишка, что по какому-то недоразумению, не иначе, - оказался тем, кто носил в себе сознание Четырнадцатого, заинтересовал его, и продолжал подогревать этот интерес с каждой новой раскрывавшейся мужчине гранью. Это занимательно, надо признать, ибо люди по самой своей сущности - довольно скучные создания. Ну скажите, как много из вас действительно заинтересовывались кем-либо? Люди - далеко не книги, чтобы их читать. Скорее люди - это карты. Роль есть у каждого, и дальше этой роли, как дальше собственной головы, не прыгнешь.
Мальчишка был Джокером - неразыграной картой, за которую, оказывается, велась борьба. И это тоже... интриговало. В контексте некоторых обстоятельств - весьма, надо сказать.
Например, явление Апокрифа.
И если сама тюрьма Ордена не являлась такой уж сильной проблемой, то Хранитель Сердца определенно мог помешать. Baralhar as cartas,* выражаясь идиоматически. В конце-концов, между ними война и пропасть - длинной в семь тысяч лет.
Так или иначе, но - была задача, был противник, было решение проблемы.
А еще была заинтересованность, просто дьявольское любопытство пополам с поставленной задачей.
У каждого живого существа есть свои маленькие порочные слабости, верно? Так почему бы и у него не быть маленькой порочной слабости в лице Уолкера? В конце концов, не так уж часто во Вселенной появляются люди, у которых столь...неоднозначная история жизни. И два сознания на одну голову.
Интересно, как долго будет сопротивляться Ною Человек, и Человек - Ною? Ведь рано или поздно, но остается только одно? Ной уже успел окончательно в нем пробудиться, а значит... Значит, это неизбежность.
Впрочем, мальчишка умеет удивлять.
Иначе с ним было бы скучно, не так ли?

На поверку, Апокриф оказывается весьма и весьма... Неприятным зрелищем. Не то, чтобы микк отличался особенной брезгливостью, но данное существо вызывало у него некоторую неприязнь - и черт его пойми, был ли это уровень памяти, так как существо-ключ, которое, в сущности, ближе по природе к чему-то между, само по себе вызывает отторжение, либо банальное отторжение, которое чувствуют люди, когда видят некое отвратительное насекомое. Так или иначе, но поле его зрения отвлекалось абсолютно так же, как и любое другое - а потому мельтешащие перед глазами противника тизы дали Ною неплохую возможность оказаться у того за спиной - быстро и без особого напряжения - особенно, если учитывать наличие Роад.
Взрыв явно вызывает у мужчины недоумение и удивление - эффект неожиданности работает. И это более, чем удовлетворяет его. В конце-конов, если не терять фактор внезапности, то и драка выходит куда интереснее.
Жаль - но именно сейчас эту самую битву не помешало бы свернуть побыстрее. Как можно быстрее.
-Что, опять попал в переделку, малыш?
Ах, воспоминания. Ах, ностальгия. Ах, беснующаяся живая Чистая Сила, являющаяся ключом к Сердцу и жаждущая уничтожить ко всем чертям собачьим столь необходимый элемент, именуемый Четырнадцатым... В общем-то, не самое плохое времяпровождение в тюрьме Ордена, не находите?
-Впрочем, даже с этого вышел толк, не находишь?
Люди - существа малоинтересные. А вот если люди умеют притягивать к себе неприятности, и обладают набором заинтересовывающих ноя качеств...Почему бы и нет?
Любопытство, все же, не порок.
Пусть и принадлежит не ему.
Тушка Уолкера, однако, не ответила - да и не нужно было ему что-то делать. Основная задача состояла не в этом.  Поэтому, не интересуясь мнением самой тушки, он просто перехватывает его поудобнее.
Дверь Роад, однако, совершенно неожиданно заводит...в лес.
-Замечательно, - он закатывает глаза, и просто скидывает мальчишку с себя, - Поздравляю тебя. Мы вляпались.

[AVA]http://savepic.net/6938559.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]

+1

3

- Тикки, ты… - начал было подросток, но тут же стушевался, услышав собственный голос. Он звучал не так, совершенно не так как хотел Уолкер: в голосе мальчишки отчетливо проскакивали нотки растерянности и неуверенности, тогда как он собирался высказать Ною, - не в самом мягком тоне, добавим, - все что думает о нем и его семейке, являющейся корнем всех зол.
Но высказывать это срывающимся голосом?
И куда только делись хваленные актерские способности?
Аллен хмыкнул: Как обычно. В этом мире было всего два человека, - ладно, уговорили, человек и Ной, - в присутствии которых Уолкер, не смотря на все свои привычки и ухищрения, был самим собой, а не улыбающейся, до тошнотворности вежливой куклой.
В чем их секрет? О…
Они оба бесили проклятого до состояния нервно дергающегося глаза.
Смерив недовольным взглядом оглядывающегося вокруг мужчину, Аллен вздохнул и привалился спиной к дереву, возле которого его так любезно сбросил Ной. Говорить, даже гадости, совершенно не хотелось. Оно и не удивительно: мысли подростка занимал не его злейший враг, Ной, уже два раза почти заставивший сыграть парня в ящик, а вовсе даже Невинность. Не его Клоун, и не возможное сердце, а то существо, что напало, - а в том что это было нападение Уолкер ни на мгновение не сомневался, - на него в камере.
Устремленный в никуда взгляд экзорциста, на мгновение вновь вернулся к фигуре Ноя, и в серых глаз проскользнуло что-то отдаленно напоминающее благодарность.
Но большего всего Аллена волновало даже не нападение, а то, что Апокриф, - кажется так его назвал Тикки Микк, - сказал, и сделал, правда последнее не относилось к Уолкеру непосредственно. Он видел, непонятно как, но все же видел, как это существо застрелило его учителя. И хотя, диалог предварительно произошедший между Кроссом и Невинностью, звучал крайне неприятно для Аллена, он отчего-то был отчетливо уверен, что слова этого существа – ложь. Даже то, что его собственная Невинность, Коронованный Клоун, была совсем не против действий твари, экзорциста не переубедила.
Аллен устало прикрыл глаза. В голове шумело. Не смотря на все произошедшее, он был уверен, что от этой твари, Апокрифа, нужно держаться как можно дальше. 
Но был ли побег выходом?
С одной стороны  - несомненно.  Не смотря на то, что проклятый считал себя экзорцистом, а Орден был для него домом, даже от друзей, у него были тайны. Что уж говорить об отцах Ордена? Даже то, что он  доверял тем, с кем не раз сражался плечом к плечу,не позволяло ему раскрывать им то, что он помнил каждую секунду, проведенную в состоянии Ноя, - он слишком хорошо помнил приветствие, которое передал Графу через того Акуму во Франции, чтобы отрицать факт своей причастности к Семье. Помнил, как мгновение назад отрицал то, что именно ему суждено стать Четырнадцатым, а в следующим миг, уже приветствовал Графа, обещая закончить то, что не получилось сделать в прошлый раз.
Убить.
Убить Первого Апостола.
Убить и занять его место.
Это не было похоже не пробуждение, как о нем говорили в Ордене. Аллен не терял своего я, не исчезал, ему наоборот казалось, что к нему возвращается что-то давно утерянное. Это как прозрение после амнезии, когда ты вспоминаешь то, что успел забыть.
Или забыл намеренно.
« Какого дьявола, Уолкер? Сейчас не время и не места для подобных размышлений.  Возьми себя в руки, идиот!»
- И что ты собираешься делать? – подозрительно осведомился парень, сверля фигуру Ноя недобрым взглядом. Мальчишка уже относительно пришел в себя, по крайней мере первый шок от случившегося уже прошел, и теперь на сцену планомерно вылез, так называемый Темный Аллен, которому и море по колено и Ной на один удар. На редкость иррациональное, самоуверенное, наглое существо, без тормозов. -  Какого дьявола вообще происходит, Тикки?! С чего вдруг ты заявился в Орден?! …Хотя признаюсь вовремя… Вообще, какого черта я сижу здесь с тобой, вместо того что бы раскатать тебя по земле?! Вляпались, говоришь?! Да это все твоя вина! Твоя и гребанного Тысячелетнего! – парень на мгновение умолк, набирая в легкие побольше воздуха, и завершил свой монолог. – Я не знаю что за цели ты преследовал, да и плевать мне, поскольку я с Тимом возвращаюсь в Орден, а ты можешь катиться на все четыре стороны!
«Ну вот, высказался, легче стало?»
«Ничуть» - парень был на взводе и вовсе не собирался это скрывать. Каким чудом, учитывая его состояния, не активировался Клоун, оставалось загадкой. Хотя Аллен был рад тому, что Невинность не реагировала на Ноя – мальчишка был не в том состоянии, чтобы сражаться хоть  с кем-то. Так. Пару ударов на чистых рефлексах он сделать сможет. Но не больше.
По закону подлости, или в силу плохого чувства юмора судьбы, то, что не случилось и чему еще мгновение назад радовался проклятый, все таки произошло. Вот только вины Аллена, да и самого Шута в этом не было. Невинность активировалась, но совершенно не так, как привычно, и почему это произошло, парень понял, едва только взглянув на свою руку, покрывшуюся перьями.
Апокриф.
Уолкер попытался угомонить разбушевавшуюся силу, но Невинность не слушала своего хозяина, не желая возвращается в нормальное состояние.
- Черт! Она меня не слушается! – отчаянно пытаясь смирить собственную силу, воскликнул подросток, бросив почти беспомощный взгляд на Ноя.

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s56.radikal.ru/i151/1505/f0/0c282b215fbb.png[/AVA]

+1

4

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Первым делом Тикки осматривается - вообще-то, сам факт, что они оказались в лесах, причем черте знает где - то ли недалеко от Ордена, то ли далеко, - вызывал недоумение. Произойти, в идеале, должно было все не так - ну, по крайней мере, они должны были бы попасть туда, откуда он с Роад и пришел - то есть, на Ковчег. Но, похоже, проблема находилась где-то глубже, чем ожидалось, и выбираться из заварушки придется пока что своими силами и умениями. Вернее, тем, что могло бы хоть немного на них сойти. Мда. Задачка. Спасибо хоть, что Уолкер прямо сейчас не устраивал сцен и ушел куда-то в собственные мысли, не мешая самому Ною думать о том, как бы выбраться из переделки. Выживание в лесах, конечно, навык полезный бесспорно, а уж тимбилдинг в стиле "отправься на расслабляющий променад, когда у тебя на хвосте Ключ к Сердцу, жаждущий слияния с чистой силой Уолкера" был вообще вне конкуренции... Только вот совершенно не к месту. Прямо скажем - сейчас просто было не то время и не то место для того, чтобы прохлаждаться.
Микк запускает руку в волосы и вздыхает. Да уж, ситуация, давайте говорит на чистоту, сейчас была практически карикатурной, если бы не тот факт, что вся эта кутерьма - вполне себе реальная.
Эх, малыш, и почему от тебя столько проблем?
Впрочем, в этом была определенная польза - держало в тонусе, и позволяло задумываться над тем, что не мешало бы специально на такие случаи иметь хотя бы минимальный запасной план. А то сейчас-то его и не было. А не помешало бы.
Пока Ной находился в своих собственных мыслях, еще одна красавица, любящая побыть наедине со своим сознанием, изволила подать голос - причем подать голос очень громко, до отвратительного, до одуряюще, до головной боли громко. Точнее, не громко - а очень самоуверенно. Но ощущения от этого совершенно не поменялись - Тикки даже не знал, чего ему хочется больше - удивиться наивности мальчишки, или скрипнуть зубами.
В результате оказалось, что больше всего на свете он хочет заткнуть уши, чтобы хоть как-то уменьшить децибелы голоса Уолкера. Похоже, он действительно решил, что сорваться на Микке будет хорошей и самой логичной идеей. Ну, не разубеждать же его в этом. Поэтому, морщась и зажимая уши, он просто слушает тираду, периодически вздергивая бровь на особенно любопытные, брошенные в запале фразочки.
Спустя пару минут, запал малыша исчезает - и он наконец-то изволит замолчать. Глупость сморозил, и, вероятнее всего,  ему от этого не слишком-то полегчало, ибо парень не глупый - он должен понимать, что для него дорога в Орден теперь заказана.
- Все сказал? - Микк коротко улыбается и устраивается на камне, чуть склонив голову на бок, - а теперь и пораскинь мозгами: ты для них - официальный дезертир. Ной, если хочешь, упрощу. И, боюсь, малыш, что тебя там с распростертыми объятьями будут ждать только ради того, чтобы убить. Впрочем, можешь возвращаться - тебя никто не держит.
Усмешка становится чуть шире - и тут же меркнет, когда Тикки больше чувствует изменения, чем видит - видит он их долей мгновения позже - Чистая Сила Уолкера активировалась. Но активировалась совершенно не так, как должна была.
Он цыкает сквозь сжатые зубы.
Кажется, Чистая Сила выдаст их Апокрифу.
Вот дерьмо.
В одно мгновение он оказывается за спиной мальчишки - повезло, что тот умудрился отойти от дерева, у которого стоял, - и перехватывает того за руку.
- Ради тебя самого - ее нужно отрезать, - вообще-то, не только ради него самого, но еще и ради вопроса конспирации, ибо, как бы странно это не звучало, а пожить Тикки еще хотелось, даже несмотря на то, что его поведение практически всегда уверенно доказывало обратное, - Иначе нас найдут. Так что стой смирно, я все сделаю.
[AVA]http://savepic.net/6905799.jpg[/AVA]
[SGN]https://38.media.tumblr.com/a127c4963228606fc7afc636105d2e90/tumblr_n6t93pJIWC1sognjso3_400.gif[/SGN]

+1

5

Может быть Аллена и не устраивал тот факт, что благодаря Клоуну, Апокриф был способен их обнаружить, но лишаться из-за этого Невинности и левой руки не желал. Хватило одного раза, когда все тот же Тикки Микк, безжалостно лишил его руки. И почти жизни.
Какой бы не была угроза исходящая от той твари, забрать свою силу Аллен не позволит.
Клоун, до этого игнорировавший приказы хозяина, наконец-то откликнулся и Невинность активировалась. Возможно потому, что Апокриф успел отследить их местоположение и отпустил контроль, а может и потому, что Ной, внезапно оказался слишком близко и с не самыми добрыми намерениями.
Уолкер был готов, вернее уже понимал, мотивы поступка, а именно очередной попытки оторвать ему руку, от Ноя, но не собирался позволять ему сделать это. Невинность ударила по Ною, заставляя его убрать руки и убраться немного в сторону, освобождая пространство вокруг проклятого от своего присутствия.
- Убери от меня руки, - не смотря на кипевшее в нем негодование и злость, Уолкер говорил довольно спокойно. Свое бешенство он выдавал только тем, что буквально сцеживал слова.
Плащ накрыл плечи парня, а сам он отскочил в сторону, стремясь увеличить расстояние между собой и Ноем. Хотя Аллен прекрасно понимал, если Тикки начнет упорствовать в своем стремлении избавить экзорциста от Невинности, а заодно и от левой руки, противопоставить мужчине он не сможет ровным счетом ничего. Совсем. В первый миг на его стороне было преимущество в виде неожиданности атаки, - Микк явно не ожидал, что парень сможет активировать Невинность после вторжения Апокрифа, - но второй раз такого не будет. А в бою сейчас Аллен будет просто бесполезен. Слишком измотан и устал, что бы быть в форме.
Да и голодовка сказывается.
За несколько дней он съел только то, что любезно притащил Линк перед самым нападением Апокрифа.
Не отрывая напряженного взгляда от Ноя, Аллен почти по детски спрятал левую руку за спину, будто стараясь укрыть ее от внимания Удовольствия.
" А ведь он прав."
" Заткнись, без тебя знаю."
" Знаешь. Но не согласен."
- Я сказал -  заткнись! - рявкнул проклятый, не особо разделяя к кому обращается. К другому "я" внутри себя, или к Тикки, явно с удовольствием отзывающемуся об умственных способностях экзорциста.
- Монстры, вокруг одни монстры. Эта тварь, вы Нои, на счету которых много тысяч невинных жертв и создания тысяч Акума. Вы все ничем не отличаетесь друг от друга! - держать привычную маску вежливого спокойствия Уолкер не мог. Она буквально соскальзывала с его лица, оголяя истинную сущность: агрессивную, жесткую, прямолинейную. Да к тому же растревоженную внутренними диалогами и недопониманием со своим же подсознанием.
Больше всего парню хотелось съездить по наглой, ухмыляющейся роже Ноя, судя по улыбочке уже задумавшего какую пакость сказать ему в ответ, но Аллен не мог. Физически не мог его ударить. Провоцировать на драку такого противника в его состоянии было просто самоубийством. А умирать Аллен в ближайшее время не планировал. Поэтому парень просто сверлил Ноя взглядом, страстно желая добавить к ранам на теле Микка, нанесенным кстати мечом самого Аллена, еще одну дырку.
[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i624/1505/c8/236eb461bfd4.png[/AVA]

+1

6

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Удар от парня вышел безболезненный, но неприятны - и результатом стало то, что неведома зверушка, просто-напросто разорвала расстояние. Ну разумеется! Если Тикки ожидал, что мальчишка спокойно примет свою судьбу как Ноя и просто позволит ему избавиться от его Чистой Силы, то, кажется он невнимательно слушал инструкцию по эксплуатации Уолкера. Только вот сейчас ему еще и за свою шкурку было обидно - ибо драться с Апокрифом Микку сейчас хотелось если и не в последнюю очередь, то точно где-то в районе последних приоритетов для себя лично. Удовольствие вздыхает, глядя на Аллена взглядом, полностью отражающим его невысказанное, повисшее в воздухе "ты что, совсем дурной?" Вообще-то, при большом желании, он мог бы просто наплевать на столь активное сопротивление мальчишки - во-первых, на его стороне опыт, а во-вторых, он прекрасно видел, что физическое состояние Уолкера оставляет желать лучшего - ну, вы знаете, голодовки вообще не способствуют хорошей форме.
-Убери от меня руки
Тикки демонстративно поднимает руки, всем своим видом показывая, что свои конечности он держит при себе, и они пока что не имеют намерения устраивать поползновений на экзорциста-Ноя.
- знаешь, если бы я действительно не интересовался твоим мнением, то сейчас бы у тебя не было руки, - замечает он невзначай, - Но, кроме того, что нас, скорее всего, уже обнаружили... - на этой фразе он демонстративно закатывает глаза, - Я все же поинтересуюсь - почему ты так за это цепляешься?
Хотя, как раз это-то он и понимал. Просто.. Понимал, потому что у него был некий похожий опыт. Только вот не с чем-то столь физическим и материальным, как Чистая Сила. Его понимание было основано на привязанности к абстрактному понятию человека, его эмоций, чувств и, собственно, того, чем он является. На жизненных привязанностях, которые сами по себе бессмысленны для Ноя.
Трудно поверить в то, что сейчас он ситуацию действительно осознавал лучше, чем казалось. Жизненный опыт, называйте это так, если удобно.
Можно почти сказать, что в нем проснулось человеческое сочувствие - но мальчишка умеет портить момент. Во-первых, рявкнуть на молчащего человека - это, конечно, верх логичности, а второе... Ну, довольно неосторожно заявлять о том, кто тут монстр, а кто нет, когда сам, в сущности, являешься таковым. Если, разумеется, не хуже.
Тикки вздыхает и выслушивает тираду мальчишки с непроницаемым выражением лица, после чего нарочито-медленно делает несколько шагов к мальчишке. В глазах можно заметить искру чего-то темного, глубинного, того, от чего кровь у обычных людей стынет в жилах. Животное. Первобытное. Тихое, словно ночной зверь.
-Ты что, совсем тупой? Монстры... В тебе память Ноя и Чистая сила, в тебе два монстра - и ты при этом обвиняешь меня? Ты даже не знаешь, что ты такое, не выполняешь свои обязательства, и сеешь хаос вокруг себя, куда бы не пшел. И ты называешь монстром меня?
Тикки усмехается,
-Настоящий монстр среди нас - ты, Аллен Уолкер. Два монстра внутри.
[AVA]http://savepic.net/6905799.jpg[/AVA]
[SGN]https://38.media.tumblr.com/a127c4963228606fc7afc636105d2e90/tumblr_n6t93pJIWC1sognjso3_400.gif[/SGN]

+1

7

"А вот и не правда"
"Ну да, у меня всего лишь раздвоение личности и миловидный внутренний диалог" - парень скривился, точно от горечи. В чем-то Ной был прав: вокруг Аллена всегда происходили не самые приятные события, да и двойственность его натуры тоже не подлежала сомнения. Только вот Уолкер не был носителем Ноя - нет, это не попытка обелить себя, - он был им. Уже. Как минимум с момента когда Канда не заботясь о последствия пронзил его Мугеном.
Но как бы Уолкер не сопротивлялся, слова Удовольствия больно прошлись по старым ранам, никак не желавшим заживать. Мальчишка в бессильной ярости сжал кулаки, являя миру свою беспомощность. На мгновение отбросил неизменную маску равнодушие, позволив горечи и отчаянью отразится на лице.
Больше всего на свете Аллену хотелось стереть эту мерзкую усмешку с лица Ноя, и доказать, что Тикки не прав.
К сожалению, оба знали, что это не так.
" Скажешь ему?"
" С какой стати?"
" Ну Семья все же..."
" Вот еще. Перебьется."
Стоило Микку попытаться приблизиться к парню, как экзорцист шарахнулся в сторону. И дело было даже не во взгляде Ноя, в котором от человеческого ни осталось ровным счетом ничего. Нет, он не раз видел и Удовольствие, и Мечты, с такими взглядами, но они его не пугали. Ни капли. Аллен и сам мог бы изобразить что-то подобное. Легко.
Чуть скривить губы в презрительной усмешке, и вытащить из глубины души свою темную часть, пробуждавшуюся обычно при слове "долги". Один в один. Можно ставить рядом с Семейством и сравниать, у кого больше кровожадности и дикости во взгляде.
" А говорил не скажешь."
" Я и не сказал."

Первое время Аллен так и порывался ответить своей персональной шизофрении вслух, но парочку раз словив откровенно пугливые взгляды друзей и искателей, старался контролировать свою речь. Ему и так хватало проблем и подозрений, чтобы давать лишний повод усомниться в нем. Хотя в минуты перевозбуждения, - держите свои мысли при себе и не портите ребенка, - парень порой забывался, и начинал разговаривать со своим альтер-эго вслух. Совсем недавно он рявкнул на самого себя, вовсе не заботясь о том, что вокруг есть посторонние.
Хотя Тикки....
Семья все ж таки.
Размышлять на эту тему было довольно забавно. Почему-то Аллен не испытывал внутреннего противоречия, осознавая, что Нои теперь его Семья, а сам он по-прежнему, - кстати удивительный факт, - оставался экзорцистом. Чистая сила его слушалась как и раньше, пока он не пытался порезать сам себя. Впрочем после одного эксперимента, на такие рискованные действия Аллен не решался. Расставаться с жизнью он пока не собирался. Возможно причиной такого странного внутреннего равновесия было то, что целью Четырнадцатого было убийство как минимум Графа, как максимум всех ноев. Помниться, в прошлый раз он не добил, - или пощадил? - исключительно Роад.
Кто знает.
Ну по крайней мере цели у Аллена не изменились.
Хоть какое-то постоянство.
- Ну, и что дальше? - откидывая с лица волосы, поинтересовался Уолкер, в очередной раз сменив маску. Все его раздражение, злость и боль, тут бы не помогли. Скорее наоборот, могли лишь ухудшить ситуацию. Значит надо было что-то менять. Например, загнать не вовремя разбушевавшиеся чувства подальше и посмотреть на ситуацию трезво.
Тикки вытащил его из тюрьмы, весьма вовремя явившись наперерез Апокрифу. Это было плюсом. Минусом было то, что этот чертов Апокриф теперь сидит на хвосте у Аллена и избавиться от него будет трудно. Хотя...
Есть один вариант.
Смерив португальца задумчивым взглядом, и посчитав того в какой-то мере полезным, парень мысленно махнул рукой на все, и спокойно, будто так и надо, открыл врата Белого Ковчега.
Вообще он мог открыть их сразу же, как только они выбрались за пределы Ордена и его перестал блокировать Линк. Но то ли природная вредность, то ли желание поскандалить, сделали свое дело, и драгоценное время было слегка... упущено.
Действовать теперь придется быстрее.
Придя к выводу, что Ноя конечно можно бросить тут, - в том что Тикки легко может сбежать Аллен не сомневался, - но выгоднее будет держать при себе в качестве источника информации, юноша, дезактивировав Невинность, бесцеремонно схватил за руку слегка ошарашенного таким поведением Ноя, и молча протащил за собой во врата.
Уолкер не был уверен, что Апокриф не найдет способ проникнуть в Ковчег, но по крайней мере проклятый может изрядно испортить и усложнить ему жизнь, закрыв все действующие на данный момент врата. И Аллена совсем не волновало, что с собой, в комнату Исполнителя, которой по идее существовать не должно, он тащит того, кто вполне может наябедничать Графу.
Пусть ябедничает, в семье не без урода.
Схлопнув за собой врата, парень юркнул к пианино, уже привычно наигрывая звучащую в сердце мелодию. Петь не стал, аудитория не та. Буквально спустя пару минут открытых врат Белого Ковчега больше не было.
Позволив себе немного перевести дух, Уолкер слез с табурета у музыкального инструмента, и устало развалился на диване, краем глаза наблюдая за своим... гостем?

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

+1

8

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Иногда Тикки ловил себя на мысли, что с Уолкером ему куда проще, чем с тем же Шерилом. Почему? Все просто - Шерил хотя бы вызывал однозначные эмоции, не имеющие лишних трактовок. Если Микк на него злился - он злился, если чувствовал, что не получит по шапке за издевки - издевался. С Алленом все было куда... Сложнее. Он даже не знал, что конкретно сейчас хочет с ним сделать - то ли причинить как можно боли, чтобы стереть это выражения с его мордашки, то ли просто свернуть шею и сказать, что носителя Четырнадцатого при побеге просто-напросто убили, или... Или ничего не делать. Это было слишком сложное размышление для тех обстоятельств, в которых они оказались, а потому, быстро взяв себя в руки, Ной просто воззрился на Аллена, - не Четырнадцатого, - тонкости характеров и личностей обоих он знал, причем черт знает, на каком уровне - то ли памяти ноя, то ли опыта общения с чистой, вполне себе единственной личностью Уолкера, на тот момент, что они умудрились познакомиться.
Мысль о том, что у малыша некое подобие шизофрении, стоило Микку придти в себя, стала более очевидной, вспоминая его ор молчащему. Значит, говорит сам с собой.
Весьма и весьма занимательно. Вечеринка внутри собственного разума? С подобными проявлениями пробуждения гена Ноя он не сталкивался. Хотя, о чем тут говорить? Четырнадцатый вообще сам по себе был зверушкой очень странной. Крайне странной.
-Ничего, малыш. Просто демоны - штука весьма непокорная.
Он тихо смеется. Да уж. Демоны? Нет. Скорее, это просто... Особенности личности. Но, раз уж тот упорно сопротивлялся собственной судьбе, даже если и принимал ее где-то внутри - пускай побудет ненадолго в собственных иллюзиях. Так или иначе, рано или поздно, жизнь щелкнет того по носу и заставит выбирать.
Не бывает счастливых концов, если ты - Ной. Не бывает компромиссов с самим собой. Пора было бы уже это запомнить, вызубрить и заучить, словно молитву того самого Бога, который, вероятнее всего, насмехается сейчас где-то там, глядя на все это.
Войны - это вообще весьма любимое занятие Всевышнего, если так посудить.
[AVA]http://savepic.net/6938559.jpg[/AVA]
Пока он задумчиво смотрел на Уолкера, тот не менее задумчиво смотрел на него в ответ, и в глубине темных зрачков мальчишки явственно отражались какие-то его собственные мысли, черными тенями плавающие и тонущие в серебре. Что у него за мысли, увы, Тикки было недоступно - но, судя по этому взгляду, касались они чего-то, что связанно с выживанием. Интересно, ты гонишься за чем-то — или пытаешься убежать, Аллен Уолкер? Что лежит внутри? Это любопытно, но, увы, уже не так уж и важно. Все равно не заглянуть в чужую душу, не вывернуть ее наизнанку и не распотрошить, словно тушку какого-нибудь маленького зверька. Так сделать с сознанием, увы, нельзя. С телом - можно. Вот только зачем? не сейчас.
Когда-нибудь, когда наступит время. Ибо время всегда наступает - свое или чужое.
Он тихо усмехается себе под нос, и в своей собственной задумчивости не замечает, как экзорцист срывается с места - и Микк совершенно не успевает на это среагировать, как и на то, что его вот так вот просто и бесцеремонно куда-то тащат, причем тащат как мешок мяса и костей. Ну не наглость ли, а?
Поэтому, когда он оказывается в весьма и весьма... Занятном помещении, поначалу Тикки ведет себя, как самый обыкновенный турист - он осматривается. Да уж... Местечко, надо сказать, слишком... белое, пожалуй. И яркое. А еще весьма и весьма очевидно знакомое, скорее на уровне смутных воспоминаний. Помнится, вообще-то этого места быть не должно.
Но Тикки сейчас настолько плевать, что под уровнем его пофигизма можно было утонуть раз пять, не меньше. К тому же, не все ли равно, что сейчас происходит, если это дает возможность избежать неприятных обстоятельств в виде битвы с Апокрифом, например?
- Миленько устроился, - он усмехается, и, лениво потянувшись, прикрывает глаза. Он не идиот и понимал, что без разрешения он покинуть сие местечко не сможет - то есть, без позволения на это Аллена. Так что, можно сказать, они застряли в одной лодке. Семейный ужин практически. Только без остальных двенадцати членов, - Не боишься?
Тикки со смешком устраивается на спинке диванчика, подтянув к себе ногу - кажется, ему в такой позе вполне комфортно.
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]

+1

9

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]
- Тебе напомнить как работает Ковчег? - юноша запрокинул голову, чтобы смотреть в лицо своему собеседнику и выразительно, чуть иронично, приподнял бровь, выражая свое отношении к словам Ноя. Угрожать Исполнителю в полностью ему подчиненном пространстве в высшей мере идиотизм. Это для того что бы сдвинуть Ковчег, или как только что сделала Аллен, закрыть ВСЕ двери, необходимо пианино. Для того что бы вышвырнуть куда-нибудь в подпространство одного наглого Ноя, достаточно просто желания проклятого.
Это как щелкнуть пальцами.
Аллен хмыкнул, и прикрыл глаза, впрочем продолжая наблюдать за мужчиной из-под ресниц. Забавно. Он и не помнил, в какой момент, они перешли на "ты". Да и было ли другое обращение с момента их самой первой встречи, там в поезде, где Уолкер без малейшего зазрения совести раздел Удовольствие до трусов.
На лице парня нарисвалась мечтательная улыбка - чудные были времена!
Так странно осозновать, что с этим нечеловеком ег связывает столь многое. Такие дикие отношения, замешанные на ненависти, боли и сладковатом запахе смерти.
Но тем не менее, Аллен позволяет называть себя "малышем". Хотя Канде, которого считает другом, которому в бою не побоится показать спину, он такого обращения бы не простил. Да что там говорить, японец с их первого знакомства наградил англичанина разнообразными и не слишком приятными кличками, в ответ  на которые Аллен усиленно огрызался, частенько нарываясь на взбучку. Особенно его бесило "мояши".
Вроде и смысл тот же, да только... от Тикки это не воспринималось как оскорбление, или попытка поддеть. Скорее... Как домашнее прозвище?
"Какие странные у тебя мысли."
" У нас."
Парень тряхнул головой, мысли и правда были довольно таки странными, но почему бы и нет? В краткий момент передышки можно было позволить себе немного расслабиться.
Только вот... Почему-то вместо покоя Уолкеру хотелось шалить. Ну как шалят маленькие дети, строя каверзы и всячески доставая взрослых. Вызвано это было стрессом естественно. Не каждый день твоя жизнь встает с ног на голову, и так не являясь образцом разумности и адекватности.
Разные люди по разному справляются с эмоциональной перегрузкой организма, кто-то пьет, - "Надеюсь Кросс подавился!" - кто-то развлекается с женщинами, - " И второй раз подавился" - травится сигаретами, убивает... Да мало ли хобби у людей?
Бросив короткий взгляд в сторону Микка в довольно странной позе устроившегося на спинке дивана, Уолкер подумал что тот пожалуй совмещает в себе все выше перечисленные способы снятия напряжения.
" В женщинах точно отбоя нет~~"
" Родинка?"
" В яблочко!
" - согласилось альтер-эго, насмешливо щуря на мгновения блеснувшие золотом глаза. За алкоголем Удовольствие правда Уолкер за руку не ловил, зато сигареты были неизменными спутниками ноя. Как и убийства.
Кстати о птичках...
- Не курить, - не то что бы парень имел что-то против пагубных привычек, - угу, после пары лет с Кроссом только пренебрегать такими мелочами, - просто не переносил запах табака в закрытых помещениях. На улице - другое дело. Например, когда эта самоуверенная сволочь оторвала ему руку и засунула Тиза в сердце, табачный запах Аллена нисколько не смущал.
Было ли следующее действие парня некой местью, или же просто продиктовалось шаловливым настроением, - как опасный враг Тикки воспринимался исключительно при наличии рядом с Уолкером как минимум пары друзей, - проклятый не знал. Ему просто захотелось, совершенно по детски, столкнуть только-только устроившегося Ноя на пол. Что он с успехом и провернул, встав коленями на диван, и толкнув португальца в бок.
" Ты смеешься как ненормальный."
" А ты хочешь сказать мы совершенно адекватны?..."

+1

10

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
-Не стоит, я в курсе.
Тикки пожимает плечами - в конце концов, он всего лишь спросил, а не делал из этого угрозу - угрозы Удовольствие произносил другим тоном, и, определенно, не занимался бы этим в замкнутом пространстве, подчиненном чужой воле, ибо тягой к самоубийствам он не страдал совершенно, равно как и отсутствием минимальной логики и инстинкта самосохранения. Конечно, на счет последнего еще можно было поспорить, а вот в остальном... В остальном он продолжал придерживаться мысли, что убивать его невыгодно совершенно. И не просто не выгодно - это еще и крайне нежелательно. Как ни странно, но Четырнадцатый, увы и ах, был членом семейства, а, соответственно, на него распространялись ровно те же правила - с поправкой на то, что у "младшенького" желание истребить всех Ноев на корню.
Но, до тех пор, пока они друг другу не угрожали вцепиться в глотки, ситуация была в меньшей или большей степени... Стабильной, если можно так выразиться. Микк хмыкнул и положил голову на колено, прикрывая глаза.
Тишина между ними была ровной и спокойной - не угрожающий треск электричества между злейшими врагами, не ощутимое чувство радости, а самая обыкновенная, ровная тишина с тонким запахом крови и привкусом далекой горечи. Это только сейчас. Это только сейчас, в силу обстоятельств, они не убивают друг друга. И в силу нежелания.
В сущности, они вообще сейчас ничего не делают. Лишь молчат.
И это молчание кажется до смешного правильным именно в этот самый момент времени, когда никого и ничего нет, кроме белизны и двух не-людей, связанных, как ни странно, общими обстоятельствами.
Тикки задумывается над тем, что сейчас творится в голове Уолкера - и ловит себя на том, что ему сейчас просто-напросто об этом не хочется думать - мысли слишком тяжело складываются в нечто связное и адекватное, и труд при попытках свести их вместе, напоминает Сизифов - катить камень на гору, лишь для того, чтобы тот рухнул вниз, и все начиналось по новой. Поэтому Микк встряхивает головой и отгоняет от себя эти смутные призраки пустоты и бессмысленности, именуемые "ничем". Но долго расслабляться ему не дают.
- Не курить? - в голосе Ноя звучит смесь недоумения, удивления и легкий налет обиды, - Хорошо, не буду.
Не то, чтобы ему очень хотелось, да и сигарет при себе сейчас не было, но сам факт запрета!.. Впрочем, это совершенно ничего не меняет в ситуации. Совершенно.
А потом... А потом его самым наглым образом спихивают с насиженного места - падение вышло коротким и безболезненным в виду роста самого Микка и потрясающей реакции, но.. но обидным, если можно так выразиться. А Уолкера, похоже, это забавляло - и Четырнадцатого тоже, судя по золотистым отблескам в глубине серых глаз. Тикки собрал себя всего, чтобы взглянуть на подростка самым убийственным своим взглядом, намекая всем-всем своим видом, что он шутку не оценил. Вот только предательская усмешка все равно появляется. Черт, детский сад на выгуле, версия - семейство Ноя, не иначе.
Он поднимается, и, хмыкнув, просто треплет мелкого по волосам.
- Очень смешно. А главное - так по-взрослому!.. - Тикки фыркает и... И одним скачком оказывается над ним, просто повалив мальчишку на диван и заглядывая в глаза, - Только вот я тоже умею так делать.
Тихий смешок, взгляд - сверху вниз, заинтересованный, почти спокойный.
-Ты боишься щекотки, малыш?
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]
[AVA]http://savepic.net/6938559.jpg[/AVA]

+1

11

Положение в котором оказывался Аллен было не самым выгодным, но свободным: Ной никак не удерживал парня на месте, разве что препятствие в виде собственного тела. Но вырываться, скидывать нависающего сверху мужчину совершенно не хотелось.
"Какая интересная поза~"
" Тебе стоило меньше подглядывать за Кроссом"

Но в чем-то Четырнадцатый был прав, поза действительно была довольно.. двусмысленной. Особенно учитывая тот факт, что видеть подобное положение..хм... тел, Аллену доводилось довольно часто. Например, когда он возвращался с очередной работы, на которую был вынужден устроится, дабы оплатить росшие в геометрической прогрессии счета своего учителя. Экзорцист множество раз видел, как Кросс подобным образом нависает над своими жертвами, точнее над наивными дурочками, польстившимися на слога генерала. Правда, подоплека ситуаций в тех случаях была из другого контекста, но сам факт.
" Если ты скажешь хоть слово, я скормлю тебя Апокрифу."
" Какая страшная угроза... Ладно, убедил, буду молчать."
- согласилось альтер-эго, вот только Аллен ни на грош ему не поверил. Как можно доверять такое неоднозначной, способной на любую пакость личности? Хотя тут возникает вопрос, доверяет ли Аллен сам себе, но это уже не важно.
Внезапно для подростка, ощущение собственного тела притупилось. Словно его обернули в некий кокон, который мешал воспринимать мир, тактильный, в привычном объеме. Уолкер прекрасно знал, уже успел выяснить на опыте, что означала подобная нечувствительность. Кое-кто решил высунуть нос из подсознания, выйдя на первый план.
Такое периодически случалось, и не только в моменты, когда рядом присутствовало Семество, - там явление было показательным и намеренным, - но и в повседневной жизни обычного экзорциста. Неа вылезал погулять, перехватывая управление, но ничем не выдавая себя: кожа Уолкера не темнела, не появлялись стигматы и глаза не наливались расплавленным золотом.
Раскрываться раньше времени Ною-внутри-него было не выгодно.
" Это как-то странно носить два имени одновременно."
" Ты предлагаешь мне называть тебя, я-из-зеркала?"
" Упрек принят."

Это было даже забавно, следить за действиями своего же тела, находясь в стороне от его управления. Видеть как бы со стороны, как Аллен воспринимается окружающими, и в какой-то мере понимать, что никто из его друзей его не знает по-настоящему. Никто не способен ощутить разницу, когда они с Четырнадцатым менялись местами. Хотя нет, Канда мог. На каком-то подсознательном уровне. по неведомым ни Ною, ни Аллену признакам, японец всегда ощущал кто где. Правда, не мог объяснить почему в конкретные моменты времени, его постоянное желание прибить "мояши", меняло тональность с привычно-спокойной, на убийственною.
Неа задумчиво закусил губу, нацепляя на лицо маску вселенской задумчивости и едва сдерживаясь от смеха. Кто бы знал, что Удовольствие Ноя, способно на такие детские забавы. То что Уолкер в некоторых вопросах абсолютное дитя, -"Эй, кто бы говорил!" - Четырнадцатый прекрасно знал, и даже одобрял. Если бы мальчишка всегда был серьезен, он бы просто сошел с ума. А участи сумасшедшего самому себе Уолкер не желал.
- Щекотки, говоришь? - серые глаза мальчишки сощурились, насмешливо разглядывая португальца. - Это вот так? - Неа медленно поднял руку, кладя ладонь на внутреннюю сторону предплечья Ноя, быстро и невесомо перебирая пальцами по темной коже.
" Следовало сказать, что бы ты еще и ничего не делал."
" Э нет, радость моя, бревном нам быть я не позволю! "

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

0

12

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Вообще-то, если подумать, то месть Удовольствию не слишком-то удалась - во-первых потому, что поза была не удачной с точки зрения сделать что-либо, а во-вторых, в общем-то, он давал возможность сбежать, не удерживая мальчишку ничем, кроме того, что опирался над ним на руках. В сущности, при большом желании, тот мог бы просто вывернуться, и на этом детские забавы были бы закончены, но, что удивительно, тот ничего подобного не делает и пару секунд лежит настолько тихо, что у Микка возникает невольная мысль о том, что перед ним оказывается труп. Но нет - очень быстро тот приходит в себя, и Тикки внутренним чутьем, если быть точнее, собственной памятью и предыдущим опытом общения, - узнает момент, когда двое меняются местами. Не сказать. чтобы это было таким уж огромным достижением - знать, когда человек меняется местами с Ноем, но настолько  близко он умудрился увидеть впервые - буквально смену взглядов. Занятно, крайне занятно.
Что же у тебя на уме, Четырнадцатый? О чем ты думаешь сейчас? И в какие игры играешь?
Чужие пальцы на коже вызывают дрожь - удивительно, но кончики у Четырнадцатого (Хотя, в сущности, и у Аллена тоже - тело-то одно), прохладные, и чувство легкой щекотки все же появляется, заставляя Микка усмехнуться чуть жире. Интересно, что именно сейчас движет младшим их Ноев? Развлечение, желание поддразнить или какая-то другая, одному ему известная мотивация? Трудно сказать, но внутри мужчины просыпается почти охотничий азарт - он чуть щурится, и медленно пригнувшись нише, опаляет дыханием кожу уха мальчишки.
-Вроде того, - тихий смешок на ухо, и легкое касание пальцами кожи на боку мальчишки - снизу вверх, едва дотрагиваясь, впрочем. тут же убирая руку, - Но не совсем.
Тихий, на грани слышимости, шепот:
-Здравствуй, Четырнадцатый.
Странно, но именно этот ной вызывал у Удовольствия непередаваемое желание свернуть ему шею прямо здесь и сейчас, а графу сказать, что так и было. Но при этом... при этом и другие эмоции - тоже. Странное противоречие.
Очень, очень странное. И занятное.
- Кажется, мы давно не виделись, верно?  - Тикки берет ситуацию под контроль банальнейшим образом - он просто страивается поудобнее на коленях мальчишки, придавливая к дивану своим весом - пока у того не пробужден ген, или не активирована чистая сила, сам Микк был, по крайней мере, в безопасности. да и вряд ли кто-то станет устраивать драку внутри Ковчега - по крайней мере, ни один из них. Ему в этом не было ни резона, ни удовольствия, а Четырнадцатому, вероятнее всего, просто-напросто плевать. Или что там у него в голове происходит? Да кто его знает, он же Четырнадцатый. Проще узнать, в каком настроении находится Граф, чем это опознать.
-Похоже. скучать тебе не пришлось...
Микк щурится и, хмыкнув, легко касается пальцами горла паренька - тела, если уточнять, - медленно проводя по линии кадыка до ключиц.
- Возможно, мне стоило бы убить тебя. Или тебе - стоило бы убить меня. Но мы оба знаем, что этого не сделаем. К тому же...
Тихий смешок на грани слышимости перемежается с темным блеском в золотистых глазах.
-К тому же, я все еще не отомстил за то самое падение.
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]
[AVA]http://savepic.net/6938559.jpg[/AVA]

+1

13

" Он тебя узнал."
" Еще бы отличить меня от тебя недотроги не может только слепой"
" Что значит в моем окружении слепые почти все."

Ной растягивает губы в усмешке.
- И тебе не хворать, Удовольствие, - от тихого, на грани слышимости шепота в самое ушко, по телу парня пробегает рой мурашек. Не то что бы Неа ожидал, что португалец распознает их с Алленом маленькую махинацию, но он не удивлен. Пожалуй это было предсказуемо; Кому как не члену Семьи угадать кто из них кто?
" Вот теперь это точно напоминает ситуации с Кроссом." - голос Аллена внезапно тихий, даже не смотря на звучание в мыслях. А еще он.. смущен? Ба, кажется наивный экзорцист совсем не опытный в таких играх. А уж когда в противниках такой мастер... Не зря же Тикки Микк, третий Апостол, носит имя Удовольствие. Тут и у опытного зазвенит в ушах, а мысли потеряют четкость, даже от таких казалось бы легких и простых прикосновений.
Они чувствуют их. Оба. Да, Аллен ощущает все, ведущая позиция Четырнадцатого в данный момент, вовсе не мешает ему чувствовать собственное тело. Пусть и менее четко, чем обычно.
Четырнадцатый же держит пограничное состояние. Он уже полностью проснулся, пробудился, как принято говорить, и легко может войти в привычную всем Ноям форму и воспользоваться своей силой. Ему не помешает ни усталость, ни вынужденная голодовка Аллена. Даже Невинность не станет препятствием, поскольку за долгое совместное сосуществование, эти двое умудрились смириться друг с другом и прийти к согласию. Пока Клоун не ранит собственного владельца, противоречий между тьмой и светом нет: они оба стремятся защитить Аллена, так к чему вражда?
Неа внимательно прислушивается к Аллену, ощущает малейшие отголоски чувств проклятого, готовый в любой момент прервать эту милую игру, отшвырнув Удовольствие от себя и от экзорциста соответственно. Для него такие игры ничто, они привычны в какой-то мере, приятны и позволяют немного расслабиться, получив удовольствие. Аллен не такой, и Четырнадцатый прекрасно это понимает. И, как не странно, ставит чувства и интересы человека выше своих собственных. Потому что не может иначе, потому что защитить свое другое "я" его приоритетная цель. Ведь именно Аллен это самое светлое, хотя и с примесями, что было в нем, на момент смерти.
Это же так естественно, защищать самого себя. Простой инстинкт самосохранения.
К удивлению Неа, на прикосновения Удовольствия Аллен реагирует довольно спокойно. Да, ему не привычны такие действия, но они не вызывают в нем отторжения. Ему любопытно, приятно и интересно что будет дальше.
" Не боишься, что все зайдет слишком далеко?"
" Что ты имеешь в виду?
"
Не желая подавлять свои эмоции, Неа вскидывает до этого безвольно лежавшую руку, заслоняя запястьем глаза.
- Ты такой наивный ребенок, Аллен, - едва слышимые слова соскальзывают с губ подростка и Ной тихо смеется, над невинностью своего отражения. Это так странно, понимать, что ты одновременно и искушен и нет. Удивительно осознавать, что не смотря на годы с Кроссом, дальше "пестиков и тычинок" знания Аллена не зашли.
Какая приятная и странная двойственность.
Пожалуй, ее стоит оставить насовсем. Оставшись всего лишь раздвоением личности одного седовласого подростка.
Ной заинтересованно слушает Микка, откровенно наслаждаясь легкими прикосновениями, и не забывая слушать чувства Аллена. Но проклятый по прежнему не подает признаков неудовольствия и Неа легкомысленно позволяет руке Микка скользить по телу подростка, вызывая стаи мурашек на коже, и непривычное для Уолкера ощущение легкого жара.
- Сколько лет прошло, двадцать? Тридцать? Признаться это твое воплощение мне пока импонирует больше. Будь ты таким в те времена, возможно выжила бы не только Роад, - поднимая руку от глаз, произнес Ной, с долей насмешки глядя на нависшего над ними мужчину. Не прекращая одной рукой поглаживать внутреннюю сторону предплечья португальца, Неа положил вторую руку, на грудь Тикки, чуть надавливая пальцами, отчего острые коготки Невинности слегка пропороли кожу, в том месте где оставил шрам меч Клоуна. - Не знал, что тебе характерная мстительность, - взгляд серых глаз, затягивается мутной золотой пленкой, скорее для того, что бы подчеркнуть насмешку, затаившуюся в нем. Левая рука Уолкера скользит вверх, на мгновение обхватывает и сдавливает шею Ноя, но спустя мгновение разжимается и поднимается выше. Пальцы, осторожно, что бы не поранить, исследуют подбородок, губы, скользят вверх и в сторону, замирая на щеке. Неа чуть меняя положение руки, что бы большой палец оказался как раз на примечательной черте этого воплощения Удовольствия, слегка надавливая на маленькую родинку под левым глазом Микка.
- Забавно, мы сошлись в том, что она нам нравиться, - Уолкер издает негромкий смешок, относящийся не только к его действиям и словам снаружи, но и диалогу внутри.
" И что ты делаешь?"
" Думаю в чьи бы руки тебя пристроить, радость моя. Как тебе эти? Вроде подходят?"

- И как же ты собираешься мстить, а, Удовольствие? - на языке Ноя крутиться язвительное и откровенное продолжение вопроса, но он не спешит его озвучивать. Боится спугнуть неожиданно разомлевшего от прикосновений Аллена. Благо что далеко не все мысли Четырнадцатого доступны для проклятого. Пусть так и будет.
Сам Неа совсем не против того, что крутиться у него в мыслях.
А если Микк постарается, - пусть соответствует своему имени, - то и Аллен согласиться.
Он просто не успеет осознать когда простая, пусть и будоражащая чувства игра перерастет в нечто большей и куда более интересное.
И приятное, несомненно приятное.
На губах Уолкера немного хитрая и вызывающая улыбка. В глазах - вызов. Да он намеренно дразнит Удовольствие.
Впрочем, если бы третий апостол сам того не желал, он бы не повелся. И Неа отлично это знает.
[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Crown Clown[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

+1

14

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Тикки даже не старается притворяться, даже не пытается сделать вид, что не заметил очевидных реакций тела мальчишки - тот вздрагивает, но не так, как это делает загнанный в силки зверек, в ужасе смотрящий на охотника - о, нет, эта дрожь была другая дрожь, и он прекрасное ее знал - с обоих сторон. Потому, что жизненный опыт у него был чуть-чуть, самую малость больше, чем у Уолкера и его карманного Ноя в голове. Впрочем, на тему Четырнадцатого еще можно поспорить - а вот на тему малыша говорить было, увы, не о чем, ибо все слишком очевидно - так же ловко, как он играет в карты, так же хреново он ориентируется в тонкостях игр на грани, когда ходишь по лезвию бритвы, рискуя сорваться, когда грань между угрозой и страстью смывается. Мальчишка не умел флиртовать, и мальчишка не знал, как много он теряет ввиду отсутствия опыта.
Впрочем, недостаток опыта человека компенсирует  сущность Ноя - похоже, Четырнадцатого подобные реакции забавляют - это видно в жесте, столь небрежном и удивительно знакомом где-то на уровне генов, слышно в тихом, вкрадчивом голосе, это вплавлено в его сущность. Туда, где не достать. Туда, откуда трудно выбраться.
Когда Четырнадцатый, наконец, позволяет себе на него взгляд - серебро и кровь, сталь и пепел, - Микк ловит себя на мысли, что его эта насмешка откровенно забавляет. Они не играют в кошки-мышки - это охота на охотника, это танец на стекле. Они оба знают, что ходят по тонкому льду, по той самой грани... И, кажется, это нравилось обоим.
Не то, чтобы самому Удовольствию это было угрозой, о нет.
Ему такие игры нравились.
- Кажется, около двадцати.. Может, чуть больше, - тонкая усмешка, которую держать без изменений стоит немалых усилий - особенно, когда кое-чьи нахальные руки касаются шрама, еще побаливающего и ноющего, но меньше, чем раньше, - Ты многого не знаешь обо мне, Четырнадцатый. Помнится, ты задавал не слишком много вопросов в предыдущую нашу встречу... Или я ошибаюсь?
Пальцы Удовольствия, до сей поры без дела замершие на ключицах, приходят в движение - и Ной, посмеиваясь, легко царапает нежную кожу - достаточно, чтобы раздразнить, но не причинять боли.
Он все же, профессионал своего дела, если это можно так называть.
Столь близкий контакт с Чистой силой, даже деактивированной, заставлял что-то внутри замирать - но куда больше его волновал тот факт, что что сейчас чужая рука была в опасной близости от глаз. Не то, чтобы его это пугало - о, нет, ничуть, - просто это было странно. Удивительно, если можно так назвать. Однако, ответ приходит быстрее, чем он думает.
Хриплый, тихий смешок вырывается откуда-то из горла. Но куда больше самого факта фиксации на самом обычном человеческом, телесном несовершенстве (а вернее, особенности), его интересует нечто куда более... Занимательное. По крайней мере, с точки зрения Ноя.
- Кажется, нас здесь одновременно трое, не так ли? - он кончиком языка проводит по пересохшим губам и как бы невзначай проходится ладонью по груди подростка, чуть надавливая, заставляя ощущать ребрами собственное сердцебиение, гулко отдающее внутри, - Ты, Я, и маленький Уолкер...
Микка ситуация начинает забавлять еще сильнее, и он хмыкает.
- Как бы там ни было, - он опять наклоняется, рассматривая Четырнадцатого темным золотом с каплей алого - азарт внутри бушует, плещется и наполняет до краев, - А у мести - множество методов...
Непослушные волосы лезут в глаза, и он одним небрежным жестом заправляет их за ухо, - и тихо-тихо, на самой границе слышимости, замечает:
- Но не каждому дано понять всю их... прелесть
Соврешенно по-кошачье склонив голову чуть на бок, португалец позволяет себе рассмотреть свою жертву-охотника, целиком. После чего, шипит:
-Но мы с тобой оба знаем, верно?
И без предупреждения, без знака, пригнувшись ниже, несильно кусает Уолкера-Четырнадцатого в изгиб шеи, ногтями пройдясь по боку.
Игры на грани - потрясающи сами по себе. Так почему бы не поддразнить еще немного?..
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]
[AVA]http://savepic.net/6938559.jpg[/AVA]

+1

15

" Это больно."
" Ну, мы же умеем бить в ответ, не так ли?"
Было бы слишком жестоко бить по глазам, хотя такая идея мелькнула в светловолосой голове парня, в конкретный момент времени бывшего Неа. Поэтому рука подростка скользнула дальше, очертив большим пальцем скулу и зарываясь в мягкие черные пряди, чтобы затем сжаться в кулак и болезненно оттянуть волосы.
Ничего опасного, просто немного болезненности и укол самолюбию.
Аллен не любит боль и Неа разделяет эту не любовь.
- Кажется нас раскрыли, - Уолкер тихо смеется с силой дергая Микка за волосы и заставляя оторваться, от столь приглянувшейся ему шеи. Ему нужен взгляд Удовольствия, его лицо перед глазами. Мгновения ядовито-золотой взгляд в котором усмешка смешалась с предвкушением, встречается с таким же золотом чужих глаз. Секунда и стальная серость, слегка испуганная, невинная и мягкая в своем испуге, сменяет ее, точно в калейдоскопе. Вместе со взглядом меняет и лицо. Исчезает выражение насмешки и налет превосходства, - самомнение Четырнадцатого поистине велико и неубиваемо, - смущенный румянец заливает щеки, а потрескавшиеся губы приоткрываются в изумлении. Высшая степень смущения и растерянности.
Аллен не ожидал мгновенной смены. Впрочем, Неа не собирается отдавать ему контроль на долго.
- Как тебе это выражения лица? - в золотых глазах уже нет насмешки, любопытство и вызов. У Четырнадцатого довольно богатый опыт в таких играх, да и в более серьезных, но он сам никогда не оказывался в подобной ситуации. Битва, игра. В ней три личности, - хотя тут как посмотреть, - но всего два тела. Какого это знать, что под твоими руками не только тот, на чьих чувствах ты успешно играешь, но и еще кто-то. Кто-то почти такой же как ты сам?
Самого Неа это мысль будоражила. Пожалуй, он бы не отказался поменяться с Тикки местами.
Вопросы Ной предпочитает игнорировать. Зачем облекать в слова очевидные вещи. Он соскучился, он проголодался до действий, не важно каких, от приносящих боль, до дарящих наслаждение. И его единственным желанием было утолить этот голод. Слишком долго он был в забытьи, уснув глубоко внутри разума своего альтер-эго. Конечно после пробуждения он легко мог отстранить Аллена от контроля над телом, причем полностью, а не так как сейчас. Заставить сознание проклятого уснуть, а затем самостоятельно искать утоления своего голода. Но это было не правильным, ведь истинная, желанная полнота чувств была возможна только таким способом; Они были вместе, Неа и Аллен, и чувства, ощущения от всех прикосновений испытывали оба. Неа словно познавал этот мир через призму другого существа, ведь реакции и восприятие Аллена так отличались от его собственных.
И это было волшебно.
Восхитительно прекрасно.
" Тебе нравится."
" Нам. Ты же не думал, что я не замечу?"
- с нотками превосходства замечает Ной. Для Аллена есть только его собственные чувства и мысли, в то время как Неа чувствует помимо собственных еще и его реакции и ощущения. Ведь именно он был изначальным, а Аллен был его личным отражением и шизофренией. Никак не наоборот. Для Ноя Аллен открытая книга, приятное дополнение, средство разнообразить привычный мир.
Хотя Неа искренне любит свое второе "я".
Можно было бы сказать, что в совсем не платоническом плане.
Реакции Уолкера забавляют Ноя. Он тонко ощущает как мелькнувший в начале страх перерастает в удивление, а затем робкое и неуверенное наслаждение. Мальчишке нравятся болезненные прикосновения Микка, несмотря на все абсурдность ситуации.
Лучшее доказательство, что они одно целое: Какой нормальный человек допустил бы до своего тела смертельно опасного врага, способного в любой момент убить. Тем более когда он уже пытался это сделать.
Да, реакция Аллена вполне однозначна, и это радует Ноя. Значит эту игру можно продолжать, и углублять.
Потому что самому Неа хочется много больше, чем простых прикосновений. Но об этом пока говорить рано, поскольку если Аллен передумает, Четырнадцатый остановиться сразу же.
Парень отпускает волосы Удовольствия, скользящим движением перемещая руку ему на спину. Тонкая ткань этого подобия туники не способна защитить от когтей невинности, оставляющих длинные узкие царапины на темной коже.
В этой игре нет хищника и жертвы, в том понимании в котором это принято признавать. Два хищника, и жертва, спрятавшаяся, вернее даже спрятанная, за спиной одно из них.
Правая рука Уолкера тоже меняет свое положения, оставляя в покое руку Ноя. Неа призывно улыбается, ощущая нетерпение, как свое собственное, так и принадлежащее Аллену. Он обхватывает руками шею Удовольствия, сцепляя их в замок, и притягивает мужчину к себе.
" Радость моя, попробуем кое-что новое?"
Держать контроль на середине сложно, это требует огромных усилий, но игра стоит свеч. Правда, длиться двойной контроль, когда и Неа и Аллен одновременно управляют телом, недолго, но его вполне хватает на взгляд и единственное слово:
- Тиккиии....
Это должно быть изумительное зрелище: Левый глаз мутно-серый от эмоций, смотрящий с робким ожиданием и надеждой; Правый, словно расплавленное золото, а взгляд голодный и ожидающий. И голос, звучащий так по разному в один и тот же миг: жалобно просящий и властно призывающий.
[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Neah[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

+1

16

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Тикки не любил. когда его волосы трогали - на каком-то внутреннем, подсознательном практически, уровне, да и на уровне ощущений - с тех самых пор, как шевелюра стала длиннее привычного, от нее было весьма много проблем, ибо волосы мешались в бою, волосы требовали постоянного внимания, а еще... А еще ему просто было больно от минимального на них воздействия - ощущение, мягко скажем, не самые приятные. Хотя, в сравнении с тем , что уже доводилось неоднократно испытывать, это не самые печальные ощущения, но, так или иначе, прикасаться к своим волосам сейчас он позволял весьма ограниченному количеству людей.
Четырнадцатый, надо сказать, вообще в круг людей, с которыми Тикки имел хотя бы нейтральные отношения, не входил, не говоря уж о том, чтобы позволять ему лезть в собственную шевелюру.
Но, кажется, младшему из Ноев на мнение самого Микка в этом вопросе было плевать - а потому, когда Удовольствие оттягивают за волосы, словно кошку за шкирку - не слишком резко, но достаточно неприятно, чтобы он зашипел, походя на потревоженную змею, - португалец про себя отмечает, что если подобное повторится, он точно оторвет мальчишке руку. Жаль его будет, конечно, но таковы правила взаимодействия с хищником - можно дразнить, но вот за усы дергать тигра - уже сверх меры, верно?
Впрочем, потерпеть немного определенно стоило того, чтобы увидеть это выражение в серых глазах мальчишки. уловить его эмоции и реакции - Тикки запоминает их, вырезает в памяти, позволяет себе наслаждаться моментом - потому. что если все пойдет так, как оно движется, игра пойдет по совершенно другому сценарию, и тонкая грань между дозволенным и недозволенным оборвется, лишая возможности ступить назад.  Довольно странное ощущение - когда перед тобой сразу двое, и один из них - твой враг, другой - семья. Впрочем, тот, что семья, тоже был врагом. Причем даже не ясно, кто из них был страшнее. Но, чьи бы пальцы не сжимали горло и чьи бы клыки не разрывали плоть, что бы не происходило в этой войне - сейчас они находились совершенно в другой, иной плоскости борьбы.
И не сказать, что это ему мешало.
Прикосновения когтей, смертельно опасных, способных уничтожить - и он прекрасно знал это, - оставляют мелкие, неприятно тянущие царапины - Тикки буквально чувствует, как на этих метках выступают маленькие капельки крови. Надо же, зверь выпускает свои коготки в прямом смысле... Это сравнение вызывает у Ноя тонкую, острую усмешку - он знает, зверь живет в каждом из них, и четырнадцатый апостол - не исключение, в нем тоже есть это дикое и темное, блуждающее внутри златоглазым зверем, полным жажды крови, способное в одно мгновение уничтожить и раздавить человека, то, что не беспокоится о чужой жизни.
И все же, было у них с Четырнадцатым кое-что общее. Например, тот странный факт, что их звериная сущность очеловечилась куда больше, чем следовало бы.
А дальнейшее представление заставляет Микка замереть и наблюдать.
Человек и Ной могут сосуществовать в одном теле - проверенно собственным опытом, - но вот чтобы проявляться одновременно... Об этом он никогда до сей поры не слышал, и наблюдать нечто подобное ему так же не удавалось. Само по себе зрелище завораживающе-странное, безумное... и в какой-то степени прекрасное, как смотреть на танец воды и огня. Что-то внутри противится этому всем своим существом, но с другой стороны... С другой стороны, это безумно заводит - хищник и жертва едины, и в золоте плещется темнота, в серебре - бьется напуганной птицей страх ожидания, словно замержий во вгляде змеи мышонок.
Тикки хрипло смеется и, резко притянув мальчишку к себе, заставляя приподняться, жестко его целует, зная, что в собственных глазах у него сейчас - лихорадка из удивления, желания и странного, почти животного чувства собственничества.
Нет, они с Шерилом, кажется, определенно были родственниками - иначе откуда такие замашки и желание обладать?
Но пока - держаться границ. Держать себя в руках и не спугнуть птичку.
С Четырнадцатым проще. Он сам - кровь и едкий запах смерти.
Но их трое, не так ли?
С желаниями третьего надо считать.
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]
[AVA]http://savepic.net/6901597.png[/AVA]

Отредактировано Scott McCall (2015-06-04 05:07:52)

+1

17

Аллен удивлен, смущен, растерян. Именно Аллен, а не Неа, ловко перекинувший бразды управления телом на своего Исполнителя, чтобы в полной мере ощутить всю ту гамму эмоций, испытываемых его альтер-эго. Ведь Неа давно уже забыл, какого это, быть невинным, неискушенным, нетронутым. Таким как Аллен.
Он чувствовал за двоих, впитывая эти ощущения как губка, с наслаждением ловя каждую эмоцию исходившую от экзорциста. Было ли приятно ему самому? Несомненно. Но ощущать одно и тоже с двух разных сторон, было прекраснее, чем слышать только собственные чувства.
Мгновенная смена. Ной, вновь отстраняя Аллена, - слабо понимающего происходящее и улавливающего только то, что ему нравиться, - отвечая на поцелуй. Ему нужны эти прикосновения, ему не требуется нежность и ласка, хотя он был бы рад им, ему хочется всего лишь ощущать.
Но подобный напор Удовольствия может вспугнуть Аллена...
Неа усмехается сквозь, резко прикусывает чужую губу, и ощущая солоноватый привкус на языке, разрывает поцелуй. Всего мгновение, золотые глаза с мягкой угрозой и предупреждением смотрят в лихорадочно сверкающие глаза напротив, а затем Ной отступает, тихо мурлыча от удовольствия.
Аллену страшно. Но его страх не заставляет его вырываться или бежать, скорее наоборот, ждать, надеется на что-то, что последует дальше. Когда в их с Четырнадцатым тандеме верховодит он, его чувства обостряются до невыразимого предела, - впрочем, Ной всегда контролирует степень чувствительности парня, не позволяя причинить ему слишком много боли, - но простые прикосновения, даже без подтекста... Пожатие руки, дружеские объятия. Каждый раз Аллену кажется что его прошибает током, даже от таких простых жестов. Что уж говорить сейчас?
Действия Тикки странные, непривычные, но приятные. Его руки совсем не нежны, а поцелуй обещает только одно - покорить, сделать своим. Уолкер не уверен, что это его собственные мысли, а не мурлыкающий шепот Четырнадцатого, подсказывающий ему мотивацию действий Удовольствия.
Вот только...
И в самом Аллене есть тьма, и она довольно сжимается внутри: Они его поймали.
" Ну как говориться, как бы сильно не была затрахана женщина под насильником, она всегда будет победителем. Упс, радость моя, ты этого не слышал!" - Ной чарующе смеется, ощущая как вздрагивает Уолкер, которого он только что, одним предложением, вогнал в куда более сильную краску, чем Удовольствие всеми своими действиями.
А еще...Аллен, к своему, и даже Ноеву, удивлению был совсем не против.
" Радость моя, а ты оказывается ат еще штучка~~"
" Просто яблочко от яблоньки... ну ты сам понимаешь!"
" В таком случае я откровенно удивлен, что тебе еще не... Ай ладно, расслабься и получай удовольствие"

И опять смех. Такой родной, мягкий и теплый. В то же время Аллен откуда-то точно знает, что стоит Микку перегнуть палку, пойдя дальше чем позволит Неа, или ему самому испугаться всерьез, и Ной без церемоний и раздумий прервет эту странную, но восхитительную ситуацию.
Аллену хочется зарыться пальцами в длинные черные пряди, чтобы ощутить их мягкость в своих руках, но вместо этого водит ладонями по спине Удовольствия, почти ласково перебирая пальцами. Ему немного обидно, - тихий смех на задворках сознания, - что Неа так быстро разорвал этот поцелуй, не дав толком распробовать эту новинку самому Аллену.
-Тикки...
Мальчишка сам тянется к Ною и притягивая мужчину к себе. Прижимается грудью к теплому телу и неуверенно, боязливо целует. Робкость и собственная неуверенность, понимание того, что он совершенно не умеет целоваться, заставляет мальчишку смутиться. Бледные щеки заливаются ярким румянцем, и Уолкер старательно отводит взгляд в сторону, чтобы не смотреть в эти напоминающие жидкое золото глаза.
В голове у парня нет ни одной рациональной мысли, принадлежащей ему, - Неа то точно способен мыслить трезво в такой ситуации. Он чувствует как по телу разливается жар и начинает мучительно тянуть внизу живота.
" Радость моя, уверен что не пожалеешь?"
" Иди к Графу, я-из-зеркала!"
" К графу точно не пойду, а вот Удовольствие меня вполне устроит!"

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Neah[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

+1

18

[NIC]Tyki Mikk[/NIC]
[STA]Pleasure of Noah[/STA]
Удивительно, насколько легко и без единой запинки Тикки мог определить реакции этих двоих - звериные, дикие, определенные и, если можно так сказать, более логичные, принадлежащие более искушенному и опытному - это Четырнадцатый, робкие, испуганные реакции зашуганного, загнанного в угол зверька, застывшего под взглядом змеи - это Аллен. Странно, но эти "щелчки тумблера" происходили практически моментально, однако он все равно умудрялся определять их - по теням, по мимолетным движениям, по взглядам, по атмосфере и воздуху, черт возьми - Микк ощущал себя в буквальном смысле рептилией. Странное, до дрожи приятное, надо сказать, чувство - и трудно понять, что именно заставляло его себя так ощущать - то ли откровенный страх ожидающего мальчишки, то ли его ведет от самого факта наличия в этой занятной игре "третьего лишнего". Или не лишнего? Смотря как рассматривать эту странною, до дрожи прошибающую ситуацию.
Укус добавляет поцелую терпкий и острый привкус крови - действительно, звери, хищники всегда жаждут крови, пусть даже и так.  В глазах Удовольствия поблескивает совершенно животный огонек - что-то внутри него буквально требует отметить мальчишку как что-то свою, оставить на нем след из крови и страха, из похоти и боли - но он сдерживается. Только пока. Потому, что знает - рано или поздно, его маленькая жертва захочет этого сам.  Он будет об этом умолять.
Есть что-то магическое в том, чтобы разрушать нечто столь хрупкое, осквернять нечто столь прекрасное в своей чистоте - если, разумеется, не считать внутреннего жильца-из-подсознания, что периодически выглядывал из глаз паренька. Но этот жилец, похоже, совершенно не против. А утянуть в порочную, липкую тьму Уолкера - в конце-концов, не так уж и сложно по двум причинам. Первая - это отсутствие мало-мальского опыта, наложенное на гормоны. А второе... Второе было куда как веселее.
Темная сторона есть у каждого живого существа без исключения - нужно лишь научить человека слушать ее искусительный шепот, всматриваться в посылаемые образы...
Он знал это как никто. А потому даже не сомневался - играя на этом, он сможет достичь того, чего он хочет.
Усмешка едва трогает губы. Да, определенно - это стоило того, чтобы попробовать сыграть в подобные кошки-мышки.
Много ли, в общем-то, нужно сделать умеючи?
А мальчишка, кажется, постепенно пытается изучать столь непривычную ему территорию - робкие, неуверенные прикосновения, очаровательные в своей невинности взгляды - он уже и не помнил, когда в последний раз видел нечто подобное в своей весьма длинной и насыщенной на события жизни Ноя. С трудом вспоминалось - даже прикинуть про предыдущие воплощения вот так вот сходу, не получалось.
Да уж, кажется, такое случается только раз в жизни, верно? Или с определенными любопытными зверьками, попавшими под змеиные чары.
Аллен целует его настолько робко и неловко, что собственное сознание мечется между противоречивыми чувствами жажды и странного недоумения. Да уж, опыта у Уолкера не было от слова "совсем".
Нет, не так - у Уолкера опыта не было от слова "я абсолютнейший девственник. Во всех смыслах."
Ну, ничего. Опыт - это вещь вполне себе нарабатываемая, верно? А какой же опыт без обучения?
Именно поэтому Удовольствие легко перехватывает инициативу -удивительно аккуратно забирает лидерство в поцелуе себе, на наглядном примере демонстрируя мальчишке, что тот делает не так.
Пальцами -  по бледной коже, очерчивая выступающие косточки аккуратно, ненавязчивыми росчерками - он еще успеет показать клыки, успеет показать ему, что такое удовольствие на грани боли.
он еще успеет продемонстрировать все, на что способен.
Пока что - пусть чувствует. Вникает.
С головой уходит в темное и глубокое, самое странное человеческое и при этом - кристально-чистое чувство похоти.
[SGN]http://savepic.net/6935487.gif[/SGN]
[AVA]http://savepic.net/6901597.png[/AVA]

+1

19

Это довольно забавно.
Хотя Аллена забавляет, уж простите за тухлый каламбур, сам факт того, что подобная мысль пришла к нему в голову. Да еще в такой момент. Казалось, как можно ожидать осторожности, от такого существа как Ной? Привыкшего получать все что ему хочется силой, не разменивающегося на чувства окружающих. Но тем не менее. Удовольствие аккуратен, почти ласков в своих действиях и это удивляет Аллена даже сильнее чем вся сложившаяся ситуация. Рассуждая трезво, стоило бы прекратить этот абсурд и вышвырнуть Ноя из Ковчега, забыв о случившемся как о страшном сне. Но ему совсем не хочется. Не хочется прерывать эти, внезапно, ласковые руки и губы.
Это странно, очень странно. Особенно учитывая тот факт, что начиналось все совсем в иной манере.
" Ну он же не дурак. На тебе буквально табличка висит - "Не влезай - убьет".
" В смысле?"
" Радость моя, как только он пересечет определенные границы, его не спасет даже Ноево наследие. И он это знает. Поэтому осторожничает."

Все это Неа сообщает будничным тоном человека, ежедневно употребляющего на завтра невозможное, вместе с яичницей и беконом.
С одной стороны, Аллена греет мысль о том, что Четырнадцатый, в какой-то мере, на его стороне. Парень не строит радужных иллюзий на счет намерений Неа и не обеляет его: Ной как был чудовищем, так им и остается. Но это чудовище...родное, знакомое, понятное. Даже учитывая факт, что замыслы Четырнадцатого остаются для него закрыты и узнает о них он только в момент исполнения. Но все же. Неа заботиться о нем, странно, непонятно, но все же, защищает в какой-то мере, можно даже сказать - любит. Только его любовь, как и следовало ожидать от Ноя, темная, непонятная, жуткая.
Впрочем, и сам Аллен совсем не ангел, чтобы пугаться подобного.
Для Уолкера странно понимать, что есть кто-то, способный действительно его защитить. Он не сомневается в словах Четырнадцатого, что-то ему подсказывает, что если Тикки оступиться, все будет именно так как сказал Ной. Хотя Аллену в это трудно поверить: он видел могущество которым обладает Удовольствие, что уж там говорить, он сам высвободил ту тьму, что держал под контролем Микк.
Вот только кажется в Неа скрывается не меньше мрака.
Если не больше.
" Верно мыслишь, радость моя"
" Ну иначе ты бы не смог перебить почти всю Семью, верно?"

Мысли у Аллена откровенно плавают, и вот так четко формулировать то, что он хочет сказать ему трудно. Его сбивают ласковые прикосновения, на удивление мягкие губы. Тикки действительно осторожен, он не напирает, как при первом поцелуе, скорее мягко просит пустить, и Аллен позволяет это.
Почему? Потому что ему так хочется.
Неа же упивается чувствами своего Исполнителя, этой непередаваемой гаммой эмоций, наполняющих мальчишку. Но ему, как всегда, мало. Недостаточно, хочется большего. И вроде бы Четырнадцатый понимает, что Аллену нужно время, чтобы привыкнуть, принять всю ситуацию в целом, осознать, в конце концов, но... Просто "но". Возможно потом Неа пожалеет о своей торопливости и нетерпении, но это будет потом.
Сейчас он слишком голоден.
- Как тебе? - насмешливо сверкая золотыми глазами интересуется Уолкер, отстраняясь и возвращаясь в прежнее положение: расслабленно опускаясь на диван. Руки парня, отпускают Микка, скользят по плечам, а затем падают на живот юноши. C легким шелестом сминают ткань жилета, нащупывая пуговицу. Пуговица поддается неохотно, но Неа предпочитает на смотреть на собственные руки, вглядываясь в лицо Удовольствия.
Первая, вторая, третья... Одну за одной, он расстегивает застежки, пока наконец не вынимает из маленькой петельки последнюю, расположившуюся на горле. Резким и рваным движением распахивает жилетку, обнажая белую кожу, едва ли видевшую солнце. Из общей картины выбивается шрам на правой стороне груди, такой же как шрамы Микка, оставленный Коронованным Клоуном в форме меча.
Неа криво улыбается и на несколько секунд "выключает" Аллена. Не следует проклятому слышать то, что он собирается сказать.
- Нравиться? Знаешь, я удивлен тем, что его еще не оприходовал никто из Ордена, - руки Уолкера скользят по его же обнаженному животу, выписывая пальцами узоры. - Например тот мечник, Канда, кажется?
Неа улыбается. Это провокация, откровенная и грубая, но ему не с руки плести витиеватые фразы, и маскировать намеки за ширмой вежливости. Зачем? Ведь так куда веселее.
" Радость моя, если что - кричи."
" Что ты опять натворил, ирод?!"

[NIC]Allen Walker[/NIC]
[STA]Neah[/STA]
[AVA]http://s009.radikal.ru/i310/1506/99/8a3f79e08d15.png[/AVA]

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » All depends on... If u wanna slay or lay me.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC