SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Je préfère mourir dans tes bras que de vivre sans toi


Je préfère mourir dans tes bras que de vivre sans toi

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

лучший сюжет по мнению читателей
19.о6.15- 25.о6.15

http://savepic.net/4647640.png

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA]
[SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]
будет графика

https://33.media.tumblr.com/6ca6f26fffebf98b2b9c85943b8a7e90/tumblr_np65txEQYn1tkyzj6o4_250.gif
Henley Reeves
as Emma Swan

https://38.media.tumblr.com/1f183b627661851509d98e33383ddaf9/tumblr_np65txEQYn1tkyzj6o2_250.gif
Alex Vause
as Regina Mills


Сложная штука - доверие. Оно делает тебя уязвимым. Кто-то может пренебречь твоим доверием, кто-то может предать его, думая, что делает это тебе же во благо. Но бывают в жизни случаи, когда довериться необходимо, и от этого зависит не только твоя жизнь. Как поступить женщине, которая знала в своей жизни лишь предательство? Которая закрывалась и пряталась ото всех, видя в каждом угрозу, а после и сама становилась угрозой? Только рискнуть.

Отредактировано Henley Reeves (2015-06-12 20:14:59)

+1

2

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Шаг, другой, третий. Её чёрные бархатные туфли выделялись на фоне серой неприметности подъездных ступенек, по которым каблуки глухо выстукивали ритм. Наверх подниматься всегда сложно - куда как быстрее и проще кубарем катиться вниз. Но Регина это уже столько раз проделывала, что ради разнообразия, в очередной раз, стоило всё же попытаться хоть как-то вытянуть себя на поверхность. Тем более, когда иного выхода у неё больше не оставалось. И это было самое раздражающее и тоскливое в данной ситуации.
В кармане пальто, завёрнутое в тёмный тканевый мешочек, в такт каблукам Королевы выстукивало её собственное сердце. Удар. Второй. Третий. Регина качнула головой, опуская глаза. Пальчики, облачённые в красную мягкую кожу перчатки, на секунды сжались в кулак, метнулись было к перилам. Что она делала? Когда Спасительница стала тем человеком, которому она может довериться? Нет, не так. Когда мисс Свон неожиданно стала для неё Эммой? Тем единственным человеком, которому Регина сейчас могла доверить ... собственное сердце? От этой мысли в кармане пульсировало чаще, а сама мисс Миллс в очередной раз думала об абсурдности всего происходящего в последнее время. Но окончательно развернуться и сбежать со ступенек вниз, вновь, ей мешало собственное упрямство. Признаться в собственных страхах - означало сдаться и проиграть. Она не могла дать сестре победить, а рано или поздно, та найдёт сердце Королевы с помощью своей волшебной цепной собачки - Голда. Против Тёмного, и тем более против Зелены, Регина точно не смогла бы пойти, и она это понимала яснее, чем видела собственное отражение в зеркале по утрам. И даже бог с ней, с её никчёмной жизнью, с которой она уже почти окончательно отчаялась что-то сделать - жизнь Генри, вот ради чего каблуки мадам мэр сейчас обивали ступеньки дома Прекрасных. Если всё вернётся назад, в прошлое, и изменится, с лёгкой руки Зелены, Генри никогда не будет существовать, потому что не будет существовать ни Регина, ни Белоснежка, ни, тем более, Эмма.
Глубоко вздохнув, будто силой оторвавшись от перил и сунув руку в карман, Регина с мрачной решительностью направилась выше. Пара пролётов - и вот изящная фигурка мисс Миллс уже стоит напротив знакомой двери. Стоит, замерев, не шелохнувшись, словно решаясь, потому что когда она постучит - обратного пути уже не будет.
Она постучала. Один выдох, три решительных удара. Взгляд всё ещё взволнованный, насколько это было возможно для человека без сердца в груди. Чувства Королевы остались, но отдавались в груди приглушённо, старательно пробиваясь сквозь давящую толщину пустоты, что царила там. Она не страшила, она была привычна.
Регина покорно замерла у двери, невольно прислушиваясь к шагам за ней. Она знала, что Спасительница дома. Не следила - упаси господь снова следить за семейством Прекрасных, набивших Королеве знатную оскомину, но всё же  на удивление занимавших неотъемлемую частичку её чёрного сердца (Пожалуй, она никогда себе в этом не признавалась и до сих пор не желала). Просто было в Сторибруке такое место, где можно было узнать все последние сплетни даже особенно не напрягаясь - кафе "У Бабушки". Оттуда Регина и направилась прямиком к дому Белоснежки и сейчас искренне надеялась, что ни падчерицы, ни её Распрекрасного нет в квартире. Сердечные разговоры с их дочерью лучше было вести наедине...

+1

3

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA]
[SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]

Сказки. Сколько их придумано и написано, но вот сколько из них берут свое начало из других миров? Неужели, все волшебные и захватывающие истории - это не плод воображения и не результат кропотливого труда, а всего лишь своя трактовка реальной истории? Ганс Кристиан Андерсен, Братья Гримм, Шарль Перро, даже Фрэнк Баум, написавший одну из некогда любимых сказок Эммы. Сейчас эта сказка оборачивается против нее самой. Впрочем, как выяснилось, большинство сказок - лишь красивая интерпретация чего-то некогда реального, искаженная будто бы в кривых зеркалах. Свон сидит на полу, скрестив ноги, и перелистывает одну книгу сказок за другой, выискивая какие-то параллели, помечая что-то на полях и загибая странички, в попытке отыскать ответы или хоть какие-то намеки на возможность получения преимущества в борьбе с сестрицей Реджины. Она вспоминает как сын называл свою приемную маму главной сказочной злодейкой после Румпельштильцхена, видимо, мальчик тогда не догадывался о существовании первой дочери Коры. Сейчас же ребенок об этом даже не помнит, и Эмма готова на многое, лишь бы он не узнал, что такое магия, и, уж тем более, не столкнулся с ее расценками. Эгоистично, быть может, но время, проведенное с ним в Нью-Йорке, всего лишь год, который они жили фальшивой жизнью, оказался лучшим периодом в ее жизни, если исключить из него роман с крылатой обезьяной... Впрочем, даже роман был неплох, пока "жених" не раскрыл своей сущности.

Глубоко вздохнув, Эмма захлопывает очередной сборник сказок. Накануне Бэлль снабдила ее всеми сказочными произведениями, какие только сумела найти в библиотеке. Блондинка берет в руки очередную потрепанную книжку, уже чувствуя, насколько бесполезно и бессмысленно это дело. Но Свон не успевает открыть оглавление, когда слышит стук в дверь. На секунду она теряется, лихорадочно пытаясь придумать оправдание для сына, почему по всей комнате разбросаны книги с детскими сказками. Успеть спрятать это все быстро - никаких шансов, но сказать правду еще сложнее. И все же, деваться некуда. Отложив книжку, Свон поднимается с пола и направляется к двери. Она ожидает увидеть кого угодно: Снежку с Дэвидом, Генри, Генри с Крюком, Бэлль с очередной стопкой книг, но не Реджину... Когда дверь распахивается, Эмма встречается взглядом с королевой. Как непривычно ей видеть эту растерянность, отсутствие ледяной колкости во взгляде, как будто она только что преодолела некий барьер, который дался ей так нелегко.

- Реджина... Это ты, - в голосе проскальзывают нотки радости и облегчения, что это не Генри, и не придется снова врать. Кто бы знал, как она от этого устала... В той другой жизни они друг от друга не скрывали ничего, всегда говорили правду, и это были идеальные отношения, они стали лучшими друзьями, но сейчас эта иллюзия становится такой хрупкой, что грозится вот-вот рассыпаться от малейшего соприкосновения с магией. Понимая, что уже пару секунд смотрит на нее, Эмма убирает волосы за ухо и отходит в сторону, пропуская брюнетку в квартиру. - Я тут... - кивает в сторону разбросанных по комнате книг со сказками. - Мне кажется, если бы Генри все помнил, он начал бы именно с этого, - поджимает губы, поднимая взгляд на Реджину. Она знает, как ей больно от того, что сын не помнит, кем они приходились друг другу, и, пожалуй, это главная причина угрызений совести от ее желания дать мальчику его нормальную жизнь. - Ты, должно быть, хотела увидеться с ним? - спешит перевести тему с недалекого прошлого на актуальное настоящее. - Он сейчас с Крюком на набережной, - сообщает, собирая с пола книги и тем самым освобождая Реджине путь к дивану. - Но ты можешь подождать его здесь, они должны скоро вернуться, - делает пригласительный жест. Впрочем, едва ли ее гостеприимство имеет смысл, обычно уверенная в себе и спокойная женщина сейчас напоминает десятилетнюю девчонку, готовую убежать. - Чай? - вопросительно изгибает бровь, хоть и догадывается, что ответ будет отрицательным. 

+1

4

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Дверь, наконец, открылась, и Регина, с некоторым для себя удивлением, даже слегка растерялась, что её встретило не недоумение, не враждебность, какую Королева всегда невольно по привычке ожидала, а некое облегчение и даже, она боялась себе в этом признаться, радость. Кто может быть рад её появлению?
- Это всего лишь я, - невозмутимо подтвердила Регина слова Эммы, стараясь скрыть неловкость, стоя на пороге и с достоинством выдерживая на себе довольно долгий взгляд блондинки. Или он только таким казался. Свон, наконец, отступила. Пропустила внутрь. Регина уловила тонкую грань такой же неловкости, как была и у неё самой, сквозь обычную решительность Эммы. Но прежде, чем Королева успела что-то сказать, зайдя внутрь и наткнувшись на беспорядочный филиал городской библиотеки, блондинка поспешила прояснить ситуацию.
Регина только потерянно кивнула, приподняв уголки губ в горькой улыбке. Она бы и хотела съязвить, что Эмма уже слегка выросла из подобной литературы, и что хватается за совсем тонкую соломинку, но ссылки на Генри хватило, чтобы закрыть мадам мэр рот. Навязчивые болезненные образы Генри, настаивающего на правах сказок на жизнь, закрутились в голове, заставляя предательски встать ком в горле. Она слегка сжала собственное сердце в кармане, опустив туда одну руку, словно хотела почувствовать себя ещё живой. Она была жива - слабая боль отдалась по телу, приводя  в сознание.
- С Крюком, - уточнила Королева не слишком довольно, взглянув на Эмму и останавливаясь посреди прихожей. - Ты уже отпускаешь нашего сына с пиратом? Ты настолько уверена в нём?
Едва ощутимый укол ревности донёсся откуда-то изнутри. При чём Регина не понимала точно, к чему именно так относилась - к тому, что Генри доверен какому-то пирату, в то время, когда она сама не имеет к собственному сыну почти никакого безболезненного доступа, или  к тому, что Эмма настолько доверяет этому однорукому, едва знакомому, человеку, и доверяет самое важное в их жизни.
- Нет, - Регина попыталась отмахнуться от всего, что мешало ей сейчас мыслить трезво. - Это всё ещё... слишком.., - она явно держалась довольно стойко для своего положения, лишь позволив себе на секунду опустить глаза в минутной слабости. Сердце протяжно ёкнуло в ладошке, и мисс Миллс поспешила вытащить её из кармана. - Это слишком тяжело - видеть, как он не узнаёт меня, смотрит, как на чужую... - Королева метнулась загнанным взглядом по полу и стенам, но они совсем не помогали.
- Я пришла к тебе. И не на чай. - коротко и чётко озвучила она, возвращаясь тёмными глазами к блондинке и откидывая волосы назад, словно морально готовясь к чему-то, беря себя в руки.
Удивительный для Королевы момент, когда страх разъедает твою усталую опустевшую душу, но ты вынужден идти сквозь него напролом. Не прятать за злостью и гневом, как привыкла, не убегать, заточая глубоко внутри и заменяя любыми иными чувствами, способными заглушить этот рёв. У тебя просто нет выхода, кроме как идти сквозь пламя или погибнуть в задымлённой комнате. Регина не была бы самой собой, просто так сдавшись и позволив сломить себя. Путь был сложен, категорически непривычен, но, по крайней мере, гордость и достоинство она хоть как-то сохранит, какой бы исход не был.
- Мне нужна твоя помощь, Эмма, - выдохнула Регина почти залпом, мельком смерив шагами пространство комнаты и остановившись взглядом на Свон, будто бы оценивая её реакцию. - Зелене нужно моё сердце, и я должна спрятать его как можно лучше. Ты - последняя, к кому она пойдёт в поисках, - Регина напряжённо замерла, не сводя с Эммы взгляда. - И у тебя есть магия, - добавила она проникновенно, делая некий акцент на этом немаловажном факте. План казался Регине идеальным. Слова - возможно не теми, что хотелось бы на самом деле озвучить. Но сказать, что Спасительница - единственная, кому она настолько доверяет, было выше сил мисс Миллс.

Отредактировано Alex Vause (2015-06-13 11:16:16)

+1

5

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]
За время проживания в Сторибруке Эмме довольно часто приходилось оставаться с Реджиной наедине, но, как правило, это общение носило довольно напряженный характер, и каждый раз Свон была готова к тому, что ей придется защищаться, что-то отстаивать, отражать все нападки, поэтому сейчас, когда мисс Миллс смотрит на Спасительницу без колкости и недоверия во взгляде, Эмма несколько теряется. Она прекрасно помнит тот самый момент, когда они решили навсегда зарыть топор войны, в те мгновения они думали, что видятся в последний раз в своей жизни, и буквально через минуту Свон забудет мадам мэр навсегда. Но у судьбы были другие планы, и то, что происходит теперь, вызывает неловкость у обеих. Как вести себя? Как все это время со скрытым презрением и недоверием или как в секунды прощания, когда все обиды были забыты, и оставалось подумать лишь о самом главном, о том, что все время, сколько они знают друг друга, невольно делало их двоих чем-то единым целым. Генри. В отличие от Эммы, мальчик до сих пор не помнит женщину, которую любил десять лет и называл мамой. Пожалуй, этот факт лишь добавляет неловкости в их общение. Свон опускает взгляд, заметив эту печальную улыбку. Именно печальную, не злую, не презренную, а грустную и горькую, настоящую как никогда. Обычно, когда видишь такое выражение лица, хочется коснуться руки и ободряюще улыбнуться, но нет, это будет не понято, они не в тех отношениях. Сильная гордая Королева, которая видела слабость в проявлении эмоций, вместо них она выстраивала непробиваемую защиту ненависти и агрессии. Эмма всегда видела за этой стеной что-то еще, знала, что там еще есть, за что бороться, так думал и Генри, хоть и забыл об этом. И теперь эта тема для нее настолько болезненна, с какой стороны не подойди, обязательно зацепишь свежую рану. Но обойти в их общении разговоров о сыне практически не представляется возможным, не смотря на результат очередного проклятия, Реджина беспокоится о Генри. И вот сейчас, она мгновенно выхватывает из контекста фразу, которая вызывает у нее недовольно.

- Уверена, – отвечает твердо, глядя ей в глаза. Конечно, она помнит, что мисс Миллс не в самых теплых отношениях с пиратом, да и знает его не с самой положительной стороны. Но он помогал Эмме все время, он отправился в Неверленд, рискуя собственной жизнью ради нее и ее родных, он последовал за ней в Нью-Йорк, как только узнал, что ее близким грозит опасность. Собственно, только благодаря Крюку Эмма здесь сейчас в Сторибруке, и благодаря ему же, мальчик пока не столкнулся лицом к лицу с волшебством, а в частности, с Зеленой. По большому счету, это их протекция, пока колдунья не знает, насколько для Реджины важен Генри, ребенок вне опасности. Благо, Реджина не спорит, видимо, пират не вызывает у нее таких опасений, как другие события, происходящие в Сторибруке.

Эмма уже собиралась было пойти искать в книжных завалах свой телефон, чтобы позвонить сыну, но Реджина останавливает ее. Что ж, весьма успешно, потому что Эмма замирает на месте и недоверчиво сдвигает брови, удивленно глядя на брюнетку. Если она пришла не к Генри, то к кому? Несмотря на внешний мир, с Белоснежкой и Дэвидом отношения у нее весьма напряженные, едва ли её заинтересовал рецепт фирменного кекса Мери Маргарет. Мэр Миллс говорит, что пришла к Спасительнице, и, похоже, что она сама не меньше удивилась своим словам, чем Эмма. Они явно дались ей непросто.

- А что же? – Скрестив руки на груди, спрашивает осторожно. Конечно, она сделает все возможное, чтобы помочь ей в борьбе с Зеленой, но что, если Реджина попросит рассказать Генри про магию и про нее? Не то что бы Свон категорически против притязаний мадам мэр на их сына, скорее, она хорошо знает Генри. В конце концов, у мальчишки ее гены и ее характер, он, в лучшем случае, посчитает, что его мать тронулась умом. Реджина просит о помощи, и это вновь звучит неопределенно. Напряжение между ними можно ножом резать. Свон опасается просьбы раскрыть правду ребенку, Миллс – вероятно, услышать отказ. И Эмма уже готова была облегченно вздохнуть, услышав не то, чего опасалась, но воздух цементной массой застывает в легких. - Сердце? Но я не… – она не сразу понимает, что происходит. Реджина доверяет свое сердце той, кого опасалась и ненавидела с самого ее рождения? Она могла бы отдать его кому-то другому. К примеру… а, ну да. Никто в этом городе не ценит ее жизнь высоко настолько, чтобы рисковать своей ради ее защиты. Аргументы она приводит как будто для отвода глаз, но Эмма в них не нуждается. Она сделает это, оправдает ее доверие. Прикрывает глаза, как будто бы это поможет ей набраться смелости. - Хорошо, – кивает, глядя ей в глаза. - Ты можешь отдать его мне, я сохраню его любой ценой, – заявляет, должно быть, слишком самонадеянно, но быстро осекается. - Почти любой… – говорит чуть тише, опуская взгляд, но тут же поднимает его на Королеву. Они обе знают, о чем идет речь. Есть на этом свете нечто, ради чего они обе пожертвуют своими сердцами, не раздумывая, и это именно то, что делает эти самые сердца чище и светлее – любовь к сыну. Вот так и ломается их такая удачная протекция, теперь Зелена, сама того не подозревая, может добраться до самого дорогого, что есть у ее сестры. Остается надеяться, что Реджина права, и к Эмме колдунья не наведается.

Отредактировано Henley Reeves (2015-06-13 11:19:58)

+1

6

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Честно говоря, у Регины были смешанные ожидания от ответа Эммы. Как Спасительница, она врят ли могла отказать тому, кому требуется её помощь. Но учитывая, что перед ней стояла Злая Королева... Регина не привыкла, чтобы ей доверяли. Чтобы ей пытались помочь. Как ни старалась она это успешно скрыть внешне прекрасно выдерживаемыми масками и, зачастую, излишне агрессивным поведением, внутри у недолюбленной всю жизнь Королевы сидели огромные комплексы. Она не верила, что кто-то может по настоящему желать ей добра, заботиться о ней хоть как-то и верить в неё. Зачем бы это кому-то делать?
Поэтому, сейчас мисс Миллс ожидала, если и не отказ, то не слишком охотное согласие. И уж точно согласие не ради неё, а скорее ради их сына. Они обе знали, что для Генри пойдут абсолютно на всё.
Ответ Свон немного выбил Королеву из колеи. Не само согласие, а те слова, ту уверенность и готовность, с которыми она озвучила их, когда осознала, что именно Регина от неё просит. Было в глазах Спасительницы что-то ещё. Что-то такое, к чему Регина не привыкла. Она слегка растерянно смотрела на Эмму, и затем, когда та смущённо уточнила одну маленькую деталь, впрочем, не озвучивая её вслух, приподняла уголки губ в короткой понимающей улыбке и легко кивнула. Конечно же. Это и не стоило даже оговаривать. Жизнь Генри была дороже всего свете.
Регина опустила руку в карман пальто и шагнула к Эмме вплотную. Сердце в мешочке отчего-то стучало чаще. Оно никогда не думало оказаться в руках у такой ненавистной раньше Спасительницы. Регина слегка помедлила, будто в последний раз решаясь, убеждаясь в правильности своего поступка.  Но, кажется, все эти мысли уже были по десять раз передуманы, пока она поднималась сюда. Оставалось только самой довериться себе. Королева решительно вытащила из кармана чёрный кожаный мешочек и вложила его в руку Эммы. Ощущение, будто прыгнула в ледяную воду.
Её сердце  теперь билось у них обеих в руках. Регина мягко накрыла второй рукой тыльную сторону ладони мисс Свон, в которую вложила мешочек, и убедительней прижала её пальчики к сердцу, как будто удостовериваясь, что держит его Спасительница надёжно.
- Спасибо, - проговорила Королева без тени улыбки, глядя Эмме в глаза. Она действительно была ей благодарна, в любом случае, ради чего бы та это не делала. Раньше, когда Генри ещё впервые попал в шахту, и Регина пришла к выводу, что сыграть на собственной слабости будет выгоднее и плодотворнее, она проделала то же самое. Тот же пронзительный взгляд блестящих тёмно-карих глаз, такое же проникновенное "спасибо", надломленно слетающее с губ - из неё всегда была прекрасная актриса. Но сейчас мадам мэр на самом деле оказалась не такой сильной, как всегда рассчитывала, не способной справиться в одиночку, и была почти насильно вынуждена это признать.  И, возможно, теперь, после всего, через что им довелось пройти вместе со Свон, признать это оказалось на удивление легче, чем она всегда считала.

+1

7

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]
Они никогда не были подругами. Да что там, они только недавно перестали друг друга ненавидеть. Нет, не так, ненависть - слишком громкое слово. Эмма никогда не испытывала этого очерняющего чувства, она Спасительница, она не имеет права ненавидеть, хотя Реджину было, за что. Но это другое, Свон испытывала целый каскад негативных эмоций по отношению к мадам мэр, но сейчас она даже не сможет вспомнить, чем они были вызваны. Вся их борьба за сына была бессмысленной, еще когда мальчику были нужны они обе. Теперь ему нужна только Эмма, и, казалось бы, Злая Королева должна ненавидеть Спасительницу в разы сильнее, чем раньше, ведь ей все-таки удалось это - забрать у нее Генри. Но нет, в карих глазах нет ни следа ненависти, более того, в ладонь Свон ложится кожаный мешочек, внутри которого что-то пульсирует. 11 Глухие удары королевского сердца становятся все чаще, и ритм сердцебиения Эммы как будто пытается сравняться. Она стоит на одном месте, затаив дыхание, как будто, стоит ей сделать глоток кислорода, как Реджина передумает. Она сама не понимает, почему ей так важно и ценно доверие этой женщины. Чье-либо сердце - это огромная ответственность, но Эмма мягко обнимает пальцами вложенный в них драгоценный мешочек, чувствуя на тыльной стороне ладони холодные пальцы мисс Миллс.

Это трогательное "спасибо" заставляет что-то екнуть в груди. Эмма смущенно опускает взгляд, не зная, что ответить, чтобы не испортить момент. Она знает, как легко меняется настроение этой женщины, как быстро она может изменить свое решение. Так же, прекрасно знает, как тяжело дался ей этот шаг, прыжок веры. Когда-то давно она доверила Белоснежке свою тайну, после чего всю жизнь положила на месть за предательство. И теперь она обнимает ладонями руку дочери своей падчерицы, доверяя той собственную жизнь, и наверняка думает, не совершает ли ошибку. Эмма никогда раньше не держала в руках ничьего сердца, и от этого становится немного жутковато. Помнится, в Зачарованном лесу... Выражение лица шерифа меняется в одну секунду со смущенного на растерянно-сосредоточенное. Она поднимает взгляд и смотрит в карие глаза женщины.

- Реджина, я... - она не знает, как толком начать, ведь речь пойдет о покойной матери ее Величества. - Я, наверное, должна кое-что тебе рассказать, - произносит уже увереннее, но тут же понимает, что Реджина может расценить такое начало как отказ, поэтому спешит продолжить. - Когда мы с Мэри Маргарет были в Зачарованном лесу, Кора... она пыталась вырвать мое сердце, - Она касается свободной ладонью груди в том месте, куда прошла кисть Коры. - Я чувствовала, как ее пальцы сжимают мое сердце, все тело как будто парализует, - сдвинув брови, смотрит как будто сквозь Реджину. Она помнит все, как будто это было вчера, настолько свежи в памяти все ощущения. - А потом... потом ее отбросило на несколько метров. Я тогда не поняла, что произошло, это что-то... внутри меня, - ей сложно говорить, сложно произнести это проклятое слово "магия". - Я не знаю, как это можно использовать, но Зелена ведь не может быть могущественнее Коры. Ты знаешь этот мир лучше, чем я, может, ты сможешь придумать, как это можно использовать... - на секунду она заминается, как будто бы соображая, уместна ли будет следующая фраза. Но сказано и так слишком много, и она готова к тому, что Королева рассмеется над ее глупостью, так что, терять нечего. ... чтобы помочь тебе. - Она понимает, как несуразно это звучит - одолжить сердце на поединок. Едва ли вообще такая практика использовалась когда-либо. Но она та, кто она есть, Эмма Свон не может не убедиться, что сделала все, чтобы защитить семью и жителей Сторибрука.

+1

8

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Что-то пошло не так. Этот, такой внезапно откровенный, такой непривычно греющий тёмную душу момент вдруг омрачился резкой сменой выражения лица Спасительницы. Регина мгновенно напряглась и буквально сверлила настороженным взглядом Эмму, начавшую свою фразу с того, что каждый человек так боится услышать. "Я должна кое-что тебе сказать", да ещё таким тоном и с таким... неуверенным и даже виноватым видом - Королева почувствовала, как её сердце в их с Эммой ладонях почти перестало биться. Замерло, в ожидании того, что её изначальная хозяйка может сейчас услышать. И она услышала. Не то, что боялась - отказ, какое-либо вечное "но", которое могла ожидать от Спасительницы, условия, сделку в конце концов - Регина действительно не знала в этот момент, что и думать. Но услышанное заставило её сердце болезненно сжаться. Было не по себе, оттого, что кто-то может видеть, чувствовать Королеву, как на ладони, но упоминания о матери всегда отдавались в ней множеством эмоций. Особенно теперь, после того, как та умерла на руках дочери, только перед смертью поняв, что ей было бы достаточно для счастья всего лишь самой Регины.
Королева невольно отвела взгляд - было достаточно того, что мисс Свон могла прекрасно понимать, что чувствует Регина, за счёт её сердца - не хватало ещё того, чтобы всё подтверждали и её глаза. Она убрала руки, сиротливо оставляя мешочек в ладони Эммы и чувствуя, как в горле встал знакомый ком. Регина не была удивлена или впечатлена тем, что её мать пыталась сделать с Эммой - нет, это как раз-таки было именно то, что следовало от неё ожидать. То, к чему Королева уже настолько привыкла за всю свою жизнь, что те последние мгновения, которые Кора провела, так счастливо смотря на свою дочь, с такой любовью и искренним удивлением в глазах, ещё больше отравляли горечью все обычные воспоминания о матери.
"А потом... потом ее отбросило на несколько метров." - Регина вскинула голову на Эмму, тут же отодвигая свои чувства на второй план, и непонимающе сдвинула брови. Блондинке было явно сложно говорить - некоторые вещи, очевидно, всё ещё казались ей дикостью, но она честно пыталась. Сложно и глупо не признавать то, что происходит на твоих собственных глазах и с твоим собственным телом.
Слова и фразы Эммы постепенно складывались для Регины в одну более ли менее целостную картинку.
- Ты - Спасительница..! - протянула она с каким-то удивлённым осознанием этого всеобще известного факта. Факта, который Регина привыкла принимать, как должное и неизбежное, но никогда не думала попробовать использовать его в своих целях. - Дитя истинной любви, - мисс Миллс задумчиво сделала пару шагов в сторону, произнося это словно самой себе, чтобы уложить в голове то, что сейчас в неё приходило. Это казалось невероятным при другом раскладе, но учитывая то, что Эмма была особенной... это могло сработать. Призрачная надежда, с которой Королева пришла в квартиру Мэри Маргарет, обретала всё более реальные очертания.
- Возможно есть способ защитить нас обеих, - вывела Регина, в очередной раз поднимая глаза на Свон. - Я не знаю, насколько сильнее или нет была моя мать, но если это не сработает, то мы сможем хотя бы запутать мою сестру. Способ рискованный, - признала она сразу, внимательно смотря на Эмму, и чувствуя в душе внезапное, давно забытое воодушевление, - Но он может помочь или хотя бы дать нам лишнее время, чтобы придумать что-то ещё.
Сейчас было явно не время тянуть кота за хвост, поэтому Королева продолжила.
- Я не могу просить тебя поменяться сердцами, хотя, возможно, это первое, что могло придти тебе в голову. Человек не выживет с чужим сердцем в груди, - категорично заявила Регина, - быть может, только истинная любовь сможет пережить такое, - предположила она и тряхнула волосами, - Я не знаю, насколько это возможно, но... - она слегка возбуждённо снова прошлась по пространству холла, остановилась и взглянула на Свон. - Ты - дитя истинной любви, Эмма, ты - её воплощение. И если ... - словно очередной прыжок в холодную воду. Голос звучит взволнованно, старается не сорваться, -  если смешать наши сердца - Зелена не сможет отыскать моё. Теоретически, их можно разделить и поменять половинки. - пояснила Королева, сдержанно жестикулируя, словно Эмме так было бы проще принять то, что ей сейчас предлагают. Она примолкла, опуская руки, и задержала беспокойный взгляд на Свон, ожидая её решения. Каким бы диким это предложение не казалось бы в любом другом случае, мысли о том, что Генри и все они могут скоро перестать существовать, сподвергали Регину идти на самые невероятные крайности и цепляться за все соломинки.

+1

9

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]
Она не хотела причинить Реджине боль, особенно сейчас, когда та решила измениться, сделала шаг навстречу свету, который напротив призван избавлять от этой самой боли. Но жизнь не делится на черное и белое, и Эмме странно осознавать, что сейчас придется говорить о женщине, которую погубила родная мать Спасительницы. Это была не их с Реджиной война, но обе они чувствуют себя причастными к чему-то неправильному. Свон понимает, как больно осознавать себя сиротой, ведь она сама столько лет прожила с этой мыслью, поэтому спешит быстрее перейти к сути, чтобы не бередить истерзанную несчастиями душу той, чье сердце сейчас лежит в ее ладонях, то гулко пульсируя, то и вовсе замирая. И хотя пальцы Спасительницы заботливо обнимают мешочек c основным источником чувств Королевы, Эмма по привычке пытается отыскать ответы на ее лице. О чем она думает? Как отреагирует? Закатит глаза? Усмехнется? Укоризненно покачает головой? Свон и сама сейчас понимает, что это все очень глупо, да и вообще что-то из области фантастики, но что-то внутри подсказывало ей, что она должна была рассказать это Реджине давно. Да вот как-то не было подходящего момента. Сейчас момент тоже был специфический, но что-то промелькнуло в карих глазах, что-то похожее на озарение, и Эмма выжидательно смотрит на собеседницу в надежде, что в голову той пришла грандиозная идея. Но чуда не случилось, и то, что произносит вслух брюнетка так удивленно, как будто делая для себя открытие, известно всему городу уже пару лет как.

- Да неужели… - с сарказмом отвечает в тон ей. Вывод не оригинален. Даже Эмма уже смирилась с тем, что она Спасительница, хотя и сопротивлялась довольно долго. Но Реджина как будто бы ее не слышит, продолжая бормотать что-то себе под нос, ступая по комнате. Свон опускает взгляд в пол, но после вновь недоверчиво смотрит на брюнетку, а вернее, на ее задумчивый профиль. Видимо, что-то все-таки пришло ей в голову. Эмма благоразумно молчит, пока Королева загадочно смотрит в пустоту. Оживает она так же внезапно, как и в первый раз. - Возможно? - цепляется за слово, которое не внушает особого доверия. Конечно, вряд ли в войне кто-то может дать стопроцентные гарантии чего-либо, ведь Зелена действительно сильна. Только вот оставить Генри круглым сиротой при двух то матерях – не самая радужная перспектива. - В смысле… Продолжай. - Нет времени говорить о смысле, это сейчас не важно. Она сама предложила помощь, и от своих слов отказываться не намерена.

Реджина продолжает говорить, тут же подтверждая мысли Эммы касательно рисков, и Свон лишь закусывает нижнюю губу, как будто заставляя себя промолчать. «Время, чтобы придумать что-то еще» - звучит как-то особенно жидко. Что они могут придумать, если даже сейчас, когда время еще есть, они не могут придумать ничего стоящего. Эмма почти уверена, что речь идет об обмене сердцами, и разговоры о риске вполне оправданы: Зелена может уничтожить сердце Эммы и продолжить охотиться на Реджину. Конечно, время они выиграют, но какой ценой… Да и спасет ли кого-нибудь это время? Но женщина, как будто прочитав мысли Спасительницы, тут же опровергает все то, что она себе напридумывала. Обмен сердцами не состоится, и это интригует. Свон склоняет голову набок, ожидая продолжения их предполагаемого плана действий. К слову, идея впечатляет и кажется какой-то фантастической и нереальной.

- Смешать сердца? Такое разве возможно? - спрашивает, недоверчиво тряхнув головой. Эта мысль кажется еще более нереальной, чем поменяться сердцами на время. Она опускает взгляд на мешочек в своих руках, он часто пульсирует с гулким стуком. Реджина волнуется не меньше, чем Эмма. - Ты когда-нибудь делала что-либо подобное? Откуда тебе знать, что, разделив сердце надвое, ты его не уничтожишь? - Эмма делает шаг вперед, как будто это как-то поможет донести ее опасения. - Быть может, есть еще какой-то способ? Что-нибудь... - Они обе сейчас понимают, что, даже если сердце Королевы превратится в пыль, Зелене ничто не помешает в кратчайшие сроки

+1

10

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Регина едва сдержалась от того, чтобы неуютно поёжиться, когда взгляд Эммы упал на мешочек со взволнованно стучащим сердцем Злой Королевы в её руках. Не такой уж и Злой, как оказалось, но, бесспорно, до сих пор Королевы. Всегда закрытой и неприступной, для которой чувствовать себя теперь как на ладони, было настолько же странно и угнетающе, как и ощущать собственную принадлежность кому-то. Вечно рвущаяся к свободе, Регина всегда была пленницей того или иного человека или обстоятельства. И с тех пор, как она попыталась освободиться от всех оков, любое явное ограничение её свободы, всегда болезненно в ней отзывалось. А что может сделать пленницей сильнее, чем собственное сердце в чужих руках?..
Мисс Миллс подняла взгляд, невольно приковавшийся к мешочку с собственным сердцем, на шагнувшую к ней ближе Эмму. Когда её карие глаза встретились со светлыми, справедливо сомневающимися глазами Спасительницы, Королева приоткрыла было рот, чтобы ответить ей. Ответить уверенно и твёрдо. Но нужные слова не спешили оказаться на её кроваво-алых губах, поэтому мадам мэр лишь пространно качнула головой, сопроводив этот жест лёгким пожатием плеча.
- Я слышала об этом, но никогда не пробовала, - призналась она и слабо усмехнулась, - Я была Злой Королевой, мисс Свон, а не доктором Франкенштейном - я желала подчинять и властвовать, а не проводить эксперименты над вырванными сердцами, - Регина сдержанно вздохнула, не сводя взгляда со Свон, и развела руками, - Если другой способ и есть, то времени на его поиски у нас почти нет.
Это был большой риск, и Королева сама это понимала. Понимала и колебания Эммы. Предложение Регины основывалось лишь на её теоретических выводах, сделанных исходя из того, что она вообще знала и понимала в алхимии и принципах магического действия. И если они хоть в чём-то были не верны, то Генри грозило остаться без обеих матерей. Однако, не равнялся ли этот риск тому, что не попробуй они сейчас этот единственный способ, их сын вообще может в итоге не появиться на свет ни в одном из миров? Лишь один этот довод убивал в Королеве все видимые сомнения, придавая ей решительности.
- Я не могу дать никаких гарантий, но знаю одно. Если твоё сердце настолько сильное, что не дало моей матери вырвать его у тебя, то оно должно выдержать соединение с другим сердцем, - пояснила Регина, - Истинная любовь разрушает любые заклятия и преодолевает всё на своём пути, а твоё сердце, Эмма, само по себе является воплощением этой любви. В ней твоя сила. Если нам повезёт - даже его половинка сможет защитить от нападения Зелены так же, как защитила тебя от моей матери. Если нет - то мы хотя бы запутаем её... - на мгновение замолкнув, Регина поджала губы и с тихим отчаянием взглянула на Эмму. - Если мне и суждено умереть, то я хочу сделать это в попытке спасти жизнь собственного сына, - голос-таки съехал на тон ниже и прозвучал предательски надтреснуто. Мисс Миллс тряхнула волосами, чуть замявшись - пусть и притуплённые, чувства туманно отдавались отзвуками в её груди. Сейчас это казалось как нельзя некстати. Крайне неверный момент, чтобы показывать таящуюся в мадам мэр слабость. - ...а не от руки своей чокнутой сестрицы, смиренно ожидая её прихода и ничего не предпринимая. - закончила она начатую фразу, невозмутимо выравнивая голос в прежнюю тональность.
Мрачный смешок скользнул по губам Королевы, неприятно скривившимся на её лице. Для идеального плана в её словах было слишком много "если". Они резали слух и горчили во рту, но от них было невозможно избавиться. Был ли у Эммы выбор? Сейчас Регина считала, что нет.

+1

11

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]

Из любой ситуации всегда есть выход, главное, действовать так, как подсказывает сердце. А что сейчас подсказывает сердце Эмме Свон? Ей не разобрать, оно слишком громко стучит, отдавая гулом в ушах и легким головокружением. То, что предлагает Реджина – огромный риск на грани безумия. Эмма не знает, что сказать, лишь внимательно слушает, и, чем больше она узнает, тем больше сомнений порождает ее сознание. А вдруг ничего не выйдет? Вдруг соединенные половинки не приживутся в одном теле? Вдруг вообще вся эта теория ошибочна? Вдруг магии половины сердца окажется недостаточно, чтобы не позволить Зелене до него добраться? Вдруг при уничтожении одного такого сдвоенного сердца рассыпется пылью и второе? Нет, дело не только в защите Генри, руководствоваться только этим было бы глупо, ведь, если они обе пожертвуют собой ради него, это не будет гарантией того, что ведьма не завершит начатое. Почему-то Свон сейчас особенно ясно понимает, что судьба настоящего  в их с Реджиной руках, и если они не сумеют одолеть Зелену, то уже ничто не сможет ее остановить.

Эмма выслушивает женщину до конца, для себя осознавая, что этот план трещит по швам. Но другого у них нет. Она понятия не имеет, каковы реальные возможности этого магического мира, но если ему подвластно даровать жизнь одному, забрав ее у другого, может, и идея с сердцами не такая уж бредовая? Что-то в этой ситуации настораживает, но времени на раздумья у Спасительницы сейчас нет, а просить совета не у кого, слишком уж деликатный вопрос, не говоря уже о том, что отговаривать ее будут все, даже не пытаясь предположить, что подобная операция может оказаться действенной. Быть может, они даже будут правы. Единственный способ для Свон решить, готова ли она на такой рискованный шаг как частичный обмен сердцами – это на секунду попытаться представить себе, что бы сказал на это Генри, что бы посоветовал, как бы поступил сам. Он всегда хотел быть героем , поступать как герой, и говорил, что герои никогда не идут против чести и совести. Но это далеко не все, чему сын научил ее, он вернул ей то, что Эмма, казалось, навсегда утратила давным-давно – веру в людей. И сейчас мальчик наверняка дал бы ей только один совет – довериться. Конечно, сейчас, расскажи Свон ему всю историю от начала до конца, ребенок решил бы, что его мать окончательно тронулась умом.

- Хорошо, – выдыхает, решившись. Реджина пришла сюда, чтобы доверить Эмме собственное сердце – все, целиком и полностью. И это будет справедливым ответным жестом – доверить ей половинку своего. - Если это наш единственный оптимальный шанс, я готова рискнуть, – Свон аккуратно кладет кожаный мешочек на диван, чтобы случайно не выронить его из рук и не повредить драгоценное содержимое, пока Королева отработанным жестом будет вырывать сердце из груди Спасительницы. Должно быть, она долго об этом мечтала с момента появления Эммы в Сторибруке. Блондинка встает почти вплотную к Реджине. - Только одна просьба – сделай это быстро, – произносит, глядя ей в глаза. Это сердце еще ни разу не покидало грудную клетку женщины. К такому непросто подготовиться морально. Эмма закусывает губу и и делает глубокий вдох. - Давай.

Отредактировано Henley Reeves (2015-06-17 21:36:34)

+1

12

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
Регина почувствовала, как невольно выдохнула вслед за Эммой. Про себя, дабы не показать того, что в действительности опасалась отказа Спасительницы. Что бы тогда сделала Злая Королева? Она не представляла. Тоннель из возможных ходов неотвратимо сужался, и поставь ей Эмма шах, Зелена не преминула бы как можно скорее поставить мат. К счастью, дочь Белоснежки и Прекрасного Принца была именно такой, какой от неё и ожидалось быть.
Аккуратно втянув носом воздух, Регина лишь сдержанно склонила голову, дожидаясь, пока Спасительница уложит драгоценный, судя по всему уже почти для всего Сторибрука, мешочек на диван. На душе стало чуть легче, когда "Хорошо" слетело с губ Эммы и прокатилось по комнате в разы насыщенней, чем должно было. По крайней мере в ушах Регины оно раздалось громом, принёсшим с собой долгожданное облегчение и прохладу от знойной духоты.
Невозможность испытывать чувства в полной мере восполнилась повышенной внимательностью к деталям. Словно за счёт напряжения, повисшего в воздухе, мягком запахе их духов, сплетающихся воедино, мимолётным изменениям лица Спасительницы, Регина чувствовала себя всё ещё живой, обычной, способной ощущать то, что и должна была бы в данный момент.
- Только одна просьба – сделай это быстро, - Регина подняла свои тёмно-карие глаза на решительно вставшую перед ней Эмму. Запах духов стал отчётливо сильнее, слишком интимно ощутим для обычного взаимодействия двух посторонних людей. Впрочем, что может быть интимнее того, что они сейчас собираются сделать? И насколько посторонними могут быть две женщины, у которых общий ребёнок?
Королева коротко кивнула. Сразу же за этим кивком её рука, одним коротким профессиональным жестом, ринулась в грудь блондинки, без труда выдёргивая на свет ярко-алое, пульсирующее сердце. Цепкие пальчики Регины крепко держали его, тем не менее не причиняя вреда обладательнице этого сердца. Эмма просила сделать всё быстро, что не могло не иметь более сильных болевых последствий, чем если бы Регина провернула всё медленней и аккуратней, хоть Королева и старалась сделать этот неприятный для Спасительницы акт как можно менее болезненным.
На этот раз, когда мерцающее ярким светом сердце в ладони оказалось перед глазами у мисс Миллс, на её лице не могло не промелькнуть откровенного облегчения. У Регины был риск повторить печальный опыт своей матери, пытавшейся сделать то же самое со Спасительницей, но расчёт на то, что если Эмма сама добровольно разрешила взять собственное сердце, то сделать это будет вполне возможно - оказался верным. Королева оторвалась от тёплого средоточия жизни в своей ладони и подняла  взгляд на Эмму. В нём невольно сквозила вина - то ли от того, что ей пришлось это сделать, то ли от того, что где-то, в самой глубине души, это принесло мадам мэр лёгкое чувство удовлетворения. О, с каким наслаждением бы раньше она сжала в своих безжалостных пальцах этот хрупкий механизм всей жизни блондинки. Но сейчас... уже давно многое поменялось между Региной Миллс и Эммой Свон...
- Извини, - неумело произнесла Регина, казалось бы, уже давно привычное слово. Слишком часто она произносила его после снятия проклятия. А сейчас, оно казалось как-то особенно бессмысленным, но тем не менее навязчиво вертящемся на языке. Регина опустила глаза на сердце всё с той же неловкостью во всём своём существе, чувствуя, как это ощущение распространяется по всему пространству вокруг неё, не давая ни шанса быть незамеченным, и поспешно шагнула к дивану, опускаясь рядом с мешочком с собственным сердцем внутри.
Она старалась не смотреть более на Эмму, сосредоточившись на двух сердцах. Вынутое из кожаного мешочка было откровенно чёрным, обречённым на вечную тьму, в то время, как второе, Эммы Свон - неприлично алое, во всей своей полноте излучающее жизнь. Регина невольно задержалась взглядом на этом контрасте. Чёрное с красным. Отчаяние и надежда в равных пропорциях. Принесёт ли Королева сейчас им обеим смерть, или же Эмма поможет частичкой своего сердца вдохнуть в Регину новую жизнь?
Собравшись с мыслями, мисс Миллс не заставила мисс Свон долго ждать. Жалобный хруст первого сердца отдался дрожью в коленях и слабостью по всему телу мадам мэр. Вполне естественная и закономерная боль расползлась из груди ядовитым пятном, выбивая из Регины сдавленный стон и заставляя её невольно согнуться, дабы не показать себя ещё более слабой, чем она выглядела в данный момент. На мгновение дыхание сдавило тяжестью, и отчаянно захотелось вобрать в грудь больше воздуха, которого перестало хватать. Сердце ёкнуло и на миг замерло, разделяясь пополам...
Вопреки страхам и опасениям эксперимент удался - две половинки продолжали биться в ладонях Королевы, поддерживая в ней жизнь. Странную по ощущениям, неполноценную, но всё-таки жизнь. Если бы сейчас оно рассыпалось в прах или погасло последним алеющим огоньком, то хотя бы Эмма осталась жива, чтобы заботиться об их сыне. Возможно, лучшим выходом и было лишить Королеву жизни - её несчастного сердца - и тем самым оставить Зелену без нужного ингредиента для совершения своего злодейского колдовства?..
Регина тряхнула головой, нахмурившись и с трудом выравнивая дыхание. Слишком глупые и слабые мысли. Она гордо подняла голову, откидывая с лица тёмные пряди волос, и предупреждающе взглянула-таки Эмме в глаза. Наставал черёд Спасительницы. Осторожно отделив обе половинки этого большого и крепкого сердца друг от друга, Регина уверенными движениями поменяла части сердец, прикрепив к тёмным половинкам по одной светлой.  Со стороны могло сложиться впечатление, будто она только и делала, что всю жизнь играла в пятнашки с чужими сердцами, однако, стоило присмотреться, и можно было увидеть, как тонкие длинные пальцы Королевы бьёт мелкая дрожь.

Отредактировано Alex Vause (2015-06-21 02:24:20)

+1

13

Это похоже на какой-то странный сон. Еще несколько минут назад Эмма рылась в детских книжках, опасаясь, что вот-вот придет Генри и начнет задавать вопросы. Ей бы пришлось что-то выдумывать, к примеру, про "клад", спрятанный в одну из книг со  сказкой о Стране Оз. Возможно, они превратили бы это в увлекательную игру и продолжили бы искать "клад" вместе, она бы подложила сотню в один из экземпляров, Генри бы ее обнаружил, и, вероятно, не пришлось бы ничего объяснять. Но что бы она могла  сказать ему, появись мальчик на пороге прямо сейчас, когда они с Реджиной стоят почти вплотную друг к другу посреди гостиной, и брюнетка одним резким движением запускает руку прямо сквозь грудную клетку Эммы? По всему телу Спасительницы будто проходит мощный разряд электрического тока, она почти не успевает почувствовать, как тонкие пальцы королевы сжимают ее пульсирующее сердце, и невольно вскрикивает, когда Миллс резко вырывает его из груди.

- Черт подери, это всегда так больно? - спрашивает хрипловато, непроизвольно морщит брови, жадно хватая губами воздух в попытке восстановить дыхание. Пульсирующая боль сменяется сосущей пустотой где-то внутри. Все эмоции как будто притупились и перестали иметь значение. И все же Свон с опаской косится на дверь. - Реджина... а можно как-то... - она не знает, как именно сформулировать вопрос, лишь взглядом указывая в сторону двери. - Не хотелось бы, чтобы кто-то вошел, - добавляет коротко. Она боится говорить, боится высказать все больше и больше терзающие ее сомнения, опасения, вполне логичные страхи. Простая просьба заколдовать дверь, чтобы дать им отсрочку, если кто-то вернется, пока они не закончили свою рискованную операцию, превращается в нечто, что дается Спасительнице с трудом.

Реджина опускается рядом с диваном, на который минуту ранее Эмма положила черный кожаный мешочек с сердцем королевы. Сама Свон садится на подлокотник и с волнением наблюдает за действиями брюнетки. Она помнит ярко-алое сердце принцессы Авроры, собственное же сердце Свон ничуть не тусклее, а может даже еще насыщеннее, но то, что Реджина достает из мешочка, почти черное с мелькающими в нем багровыми бликами, как будто спасающимися от поглощающей их тьмы. Эмма не раз слышала о деяниях Злой Королевы, о том, как она косила одним движением руки целые деревни, как жестока и безжалостна была, но Спасительницей это воспринималось как сказка, в которой принято добро видеть кристально чистым и светлым, а зло - максимально темным, пугающим и отталкивающим. Контрастные и утрированные образы легче воспринимаются детской психикой и нагляднее дают понять, что такое хорошо, а что такое плохо. И Эмма привыкла к той Реджине, которую знает лично, быть может, она и бывает редкой стервой, но она совсем не тот монстр, которого так все боятся... Или тот? Почему-то даже глядя на прямое доказательство существования Злой Королевы, в самую суть женщины, которую она едва ли так просто демонстрирует всем подряд, Свон не может уложить у себя в голове эту мысль. Даже если все так и было, то сейчас Злой Королевы больше нет, есть Реджина Миллс, готовая самоотверженно жертвовать собственной жизнью ради спасения других. Эмма облизывает пересохшие губы, глядя как брюнетка берет в руки сначала собственное сердце, обнимает его ладонями, и Свон вдруг охватывает приступ паники, а что если сейчас ничего не выйдет, теория ошибочна, и Реджина упадет замертво с черной пылью собственного сердца на руках? Умрет прямо на глазах у Спасителя, который ничего не сделал, просто сидел и смотрел. Что-то щелкает в ее голове, и Эмма чуть подается вперед, чтобы крикнуть "стой", но из ее груди вырывается лишь невнятный хрип в унисон глухому хрусту сердца в руках мисс Миллс. И вот в ладонях брюнетки уже две половинки, поделенные так ровно, будто лезвием разрезаны.  Впрочем, значит ли это что-нибудь? Сдавленный стон женщины все-таки заставляет Эмму вскочить с места.

- Ты в порядке? - взволнованно смотрит на вроде пока живую королеву, обхватив пальцами ее плечо, чтобы поддержать в случае, если она начнет терять сознание. - Ты вся побледнела. - Эмма опускает взгляд на половинки сердца, которые все еще жутковато постукивают и пульсируют. Поняв, что падать в обморок Реджина не собирается, а своей мертвой хваткой Свон не только ей мешает, но и рискует оставить синяки, женщина отпускает ее плечо, зачем-то неловко погладив то место в которое только что впивались ее пальцы. И вот уже ее ярко-алое сердце оказывается в руках мадам мэр. Эмма закусывает губу в ожидании болезненных ощущений. Вырывать сердце из груди было процедурой малоприятной, что же будет, если расколоть его надвое? Боль в груди оказалась резкой и внезапной, хоть Эмме и казалось, что она уже готова ко всему, и она не издала ни звука, лишь больно закусив губу. Только когда тьма, которая на секунду заволокла взгляд, отступила, Свон почувствовала предательскую влагу в уголках глаз. Но эта слабина, кажется, осталась незамеченной, Реджина продолжила манипуляции с сердцами, и вот спустя считанные секунды в руках Миллс оказываются два черно-красных сердца. - Получилось, - констатирует хрипловато, разглядывая результат и не до конца доверяя своим глазам. Слабая надежда, что этот чертов план сработает, начинает обретать более реальные очертания. Сейчас она понять не может, что чувствует и все ли ее чувства принадлежат только ей, но это ведь все временно, правда? Тело все еще слушается неохотно, но Эмма знает, какой шаг будет следующим. Она встает и выпрямляется, расправляя плечи, чтобы Реджине ничто не мешало вернуть сердце в грудную клетку Спасительницы. Глубоко вдохнув, она решительно заглядывает королеве в глаза и лишь коротко кивает.

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]

+1

14

[NIC]Regina Mills[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/8mjFO.png[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/KNG8c.png[/SGN]
- Получилось, - неверяще констатировала Эмма, и это простое слово, озвученное хрипловатым взволнованным голосом, словно вырвало Королеву из какого-то сосредоточенного транса, в котором она пребывала, с маниакальной тщательностью и скурпулёзностью проделывая манипуляции с сердцами. Казалось, отвлекись она на секунду, потеряй контроль, и всё пойдёт прахом. Королева медленно подняла голову, вновь взглянув на Спасительницу. "Получилось", с этой мыслью словно тяжёлый камень упал с души, а вместо него начинал расцветать подснежник надежды, стряхивая с себя снег затянувшейся зимы. Лицо Регины озарилось неуверенной слабой улыбкой, словно Королева боялась спугнуть своей радостью их внезапную удачу. Она коротко кивнула и поднялась с кровати вслед за Эммой, держа в обеих руках по одному целому красно-чёрному сердцу.
- И, да, я - в порядке, а это - всегда так больно, - запоздало оповестила мадам мэр, отвечая сразу на все вопросы блондинки, возникшие ранее в процессе. - И то, что произойдёт сейчас - тоже не из приятных. - предупредила она, но Эмма, кажется, была к этому уже готова. После всего, что они провернули - возвращение сердца в грудную клетку было действительно наименее болезненным и рискованным действием.
Пока сердца были не в ней - сложно было почувствовать что-то конкретное, какие-то изменения и неудобства. Честно признаться, Регина боялась того, что может ворваться в их с Эммой существо вместе с чужеродными половинками. Что именно они могут исказить в восприятии обеих женщин и, главное, в их магических возможностях? Королева нервно постаралась отогнать от себя эти мысли - путь назад если и был, то был абсолютно бессмысленен, делал всю эту ситуацию глупой тратой времени и сил, и вёл в никуда. С этим Регина уже определилась однажды, перед тем, как принять решение придти к Эмме, и теперь из раза в раз старательно напоминала себе об этом.
Поймав решительный взгляд мисс Свон, Королева не стала больше тянуть. Дверь, стараниями мадам мэр, по просьбе Эммы была заперта магией, а у неё в руках покоилось два одинаковых пульсирующих органа - здесь больше не было сердца Эммы и сердца Регины. Теперь оно у них было одно на двоих, и какое именно из двух частей одного целого возвращать Спасительнице, было уже не сталь важно.
Выбрав то, что уже было в правой руке, Регина приблизилась к Эмме и чуть приобняла её левой за спиной, чувствуя запястьем лопатку блондинки и жар её тела. Так было удобней контролировать процесс возвращения сердца - поднеся его к груди, Регина легонько надавила, мягко и плавно подталкивая светящийся орган в глубь грудной клетки, пока тот не нырнул туда окончательно, возвращаясь на законное место. Мисс Миллс отступила на шаг, внимательно глядя на Спасительницу, пытаясь уловить её реакцию, её первые ощущения. Любые вопросы казались не уместны. Они все читались в карих глазах и повисшем в комнате напряжённом молчании. Лишь минутами позже, словно опомнившись, Регина перевела взгляд на оставшееся в левой руке сердце и, аккуратно обхватила его двумя ладонями. Ладони были чуть влажными от волнения, а пальчики - прохладными, хотя в квартире было достаточно тепло. Королева терпеть не могла подобные проявления своей слабости. Она не медля, чуть более раздражённо и менее аккуратно, чем с Эммой, вернула сердце в собственную грудную клетку, невольно задохнувшись на миг от нахлынувших разом ощущений.

+1

15

Думала ли она когда-нибудь, что ее сердце, источник всех ее чувств и эмоций, разделят надвое и смешают с чем-то другим, инородным? Эмма смотрит на два половинчатых сердца в руках Реджины и ее одолевает некоторая паника. Фактически, сейчас она передает этой женщине часть себя, и королева будет испытывать те же чувства, какие волнуют и Спасительницу. Вероятно, так же будет и обратный эффект, но у Эммы не было времени даже подумать, готова ли она делиться столь сокровенным с женщиной, которая даже убить ее пыталась. Сердца беспокойно пульсируют в ладонях брюнетки, и Свон даже не знает, это она так нервничает или они обе, теперь они единое целое.  Реджина запоздало отвечает на вопросы блондинки, которые уже потеряли свою актуальность. Эмма уже видит, как на щеках королевы начинает проявляться румянец. Сейчас им предстояла, пожалуй, самая непредсказуемая часть операции. Сердца, которое вот-вот забьется в груди каждой из них, будут уже совсем другими, и Свон сейчас остается лишь надеяться, что процесс обратим, ведь им должно хватить совсем немного времени, чтобы сбить с толку Зелену, пока они ищут более действенный способ с ней справиться.

Толчок в грудь оказывается практически предсказуемым и ожидаемым, а по сравнению с извлечением сердца из груди, его возвращение обратно кажется даже приятным. В одно мгновение мир вокруг становится ярче, привычная гостиная Прекрасных как будто наполняется новыми красками, Эмму одновременно одолевает столько эмоций, что она не сразу может их успокоить: это и страх, и восторг, и удивление, и смятение, и даже некоторое воодушевление. В принципе, на первый взгляд, ничего не изменилось. Она готова поклясться, что она та же Эмма Свон, которой и была пятнадцать минут назад, пока ее сердце целиком и полностью было при ней. Во всяком случае, никакого отторжения ее организм не проявляет, а значит, некоторое время они выиграть точно смогут.

- Я в норме, - отвечает на немой вопрос, застывший в карих глазах, - кажется, - добавляет чуть менее уверенно, но все же, это скорее утверждение, а учитывая, что они были готовы практически к любому исходу, этого более чем достаточно. По правде говоря, сейчас ей сложно понять, что именно изменилось, и изменилось ли. Возможно, Реджина в этом понимает больше. – А ты? – сосредоточенно смотрит за ее лицом, когда второе половинчатое средство исчезает в в груди мадам мэр. Впрочем, обсудить ощущения более детально им мешают шаги и голоса, доносящиеся с лестницы. Похоже, все домашние где-то пересеклись и сейчас возвращаются в полном составе шумной компании. – Вот черт… - непроизвольно срывается с губ Спасительницы, беспокойно оглядывающей комнату, усеянную детскими книжками. Эмма кидает взгляд на Реджину, не зная, стоит ли просить на сей раз магической помощи в уборке, так как сейчас совершенно не ясно, как будет действовать ее магия, и влияют ли половинки сердец на магические способности. Хотя, помимо магии, есть еще и механический труд, а вдвоем они соберут все быстрее, пока родители возятся с заколдованной дверью. – Не поможешь? – спрашивает, попутно собирая с пола книги и складывая их в стопки в углу. В замочной скважине уже начинает поворачиваться ключ, и только сейчас Свон понимает, что, чтобы открыть дверь, Реджине все равно придется использовать магию. Наскоро накинув на книги покрывало, Эмма вновь поворачивается к брюнетке. – Нужно расколдовать дверь, справишься? – смотрит на нее практически молящим взглядом. Ей совсем не хочется, чтобы Генри обо всем узнал. Как минимум, чтобы он узнал об этом вот так. Впрочем, сейчас осторожность так же в интересах королевы, которая явно заинтересована в том, чтобы с Генри, стоящим прямо за дверью, ничего не случилось.   

[NIC]Emma Swan[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/epVSu.png[/AVA][SGN]http://sg.uploads.ru/caLI9.png
наряд от Galadriel

[/SGN]

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Je préfère mourir dans tes bras que de vivre sans toi


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC