SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » We live to win another victory


We live to win another victory

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место:
Новиград

Участники:

Alex of Astora
http://i.imgur.com/L28uJNz.gif

Triss Merigold
http://i.imgur.com/HeZI787.gif

События:
Алексу не привыкать столько лет находиться в пути и за годы своей жизни (или правильнее сказать не-жизни?) он успел повидать не мало. Его путешествия приводят его в Новиград, казалось бы, не особо выделяющийся город среди тех, что он видел. А видел Алекс не мало и порой ему доводилось видеть действительно необычные вещи, но речь ведь не об этом... Город встречает его крайне скверно: он и сутки тут пробыть не успел, как за ним начали вести охоту. И мужчина прекрасно понимал, что далеко не всегда тебе протянут руку помощи в беде. Но даже в этом месте можно найти не безразличных людей.

[audio]http://pleer.com/tracks/7712526EFes[/audio]

Отредактировано Triss Merigold (2015-07-18 23:01:45)

+1

2

И снова новый мир, в который Алекс был призван не по своей воле. Тонкая грань между мирами распахнулась лишь на мгновение, но его хватило, чтобы кузнец оказался далеко-далеко от места, которое и домом то назвать было очень трудно. Но, но тем не менее, оно стало ему родным со всеми его опасностями, коих и в других мирах было достаточно. Вот только там они были не такими очевидными. Нельзя было однозначно сказать друг ли перед тобой или враг. Часто каждый носил на лице маску под которой скрывал своё настоящее лицо. Вот и сейчас трое нищих, которые буквально минуту назад просили милостыню в одном из закоулков города, резко вскочили на ноги, достав не пойми откуда короткие мечи начали требовать от Алекса денег, которых у него вообще не было. Верить на слово кузнецу никто не собирался, так как на что-то то он должен же был приобрести всю ту броню и оружие, которым был обвешан? Не желая ввязываться в драку в новом мире, живой мертвец попытался отступить в ближайший проулок, но дорогу ему заранее перегородил один из "нищих". Попытка же воззвать к голосу разума потенциальных противников у пироманта не увенчалась успехом как и признание в том, что у него в карманах нет ни монеты.
Выхода не оставалось. Враги прижимали отступающего назад воина к стене, пока его доспех не лязгнул от прикосновения к каменной кладке одного из зданий. Ловушка захлопнулась. Кузнец не хотел позволять эти ворам себя убить, но в то же время не хотел и сам убивать их. Поэтому единственным выходом, который он смог найти из этой ситуации и, который был незамедлительно приведён в исполнение, был связан с использованием пиромантии. В руке Алекса появился большой огненный шар, который он занёс над головой, будто намереваясь бросить его в нападавших. Уловка сработала на "ура". Кузнецу не пришлось даже прибегать к другим пиромантическим фокусам, так как неудачливые грабители с криками: "Маг! Здесь маг!", бросились наутёк.
Неужели здесь все так боятся магов? - задумался воин, выйдя из проулка на, грязную широкую улицу, людей на которой было не так много, как казалось раньше. А те, кто остался смотрели на вышедшего из переулка человека как на врага народа, с презрением и в то же время с опаской. Неужели бандиты своими криками всех распугали?
По мере продвижения вглубь трущоб, избранный чувствовал пристальный взгляд на своей спине. Людей становилось на улицах всё меньше и меньше. Вот впереди замаячили люди в странных одинаковых одеждах. Ладно бы можно было назвать совпадением появление двух людей в одинаковых костюмах. Но когда их четыре и больше, то это наводит на мысль о том, что они принадлежат к одной группе, что определённо не сулит ничего хорошего. Решив свернуть со своего пути, Алекс завернул в один из проулков. неизвестные также последовали за ним, загоняя пироманта в тупик. Вот в проулок зашло ещё несколько человек с оружием наготове. Они смотрели на кузнеца так, будто тот только что совершил самое ужасное преступление за всю историю этого мира. Облегчение овладевшее кузнецом было явно преждевременным.
- Что вам нужно? - недоумевающе спросил пиромант, готовясь к тому, что сейчас на него набросятся и постараются в лучшем случае сковать наручниками, которые висели на поясе у каждого члена отряда.
- Вы обвиняетесь в колдовстве и подлежите задержанию, - сухо ответил один из подошедших мужчин. - Надеть на него кандалы.
Слушаясь приказа главного, один из недоброжелателей в сопровождении двух других достал наручники и направился в сторону живого мертвеца, дабы сковать его руки и, по всей видимости, обезоружить.
- Нет! Я ничего не сделал, - воспротивился воин, достав из-за спины оружие, - не подходите.
- Схватить его! - раздался приказ, пожалуй, самого сурового мужика, половина лица которого была обожжена. Заставлять себя ждать его подчинённые не собирались и ринулись на пироманта, норовясь проткнуть его мечом при первой удачной возможности. Однако Алекс был не так уж и прост, как могло показаться. На этот раз огненный шар, появишися в руке кузнеца с летел с неё, устремившись в сторону противников. Взорвавшись в непосредственной близости от враждебных незнакомцев, огненный шар расплескал пламя по всей округе, от чего загорелась не только одежда нападавших, но и стоящие неподалёку деревянные ящики. Как только проивники поняли, что произошло, они сразу же повалились на землю, начав кататься по ней, пытаясь затушить пламя, давая Алексу время достать из-за спины не малых размеров меч и щит. И сделал он это как раз вовремя, так как в его сердце уже летел арбалетный болт. Послышался характерный металлический щелчок и снаряд отскочил от щита, даже не поцарапав его.
Нужно уходить отсюда, - оглядываясь по сторонам размышлял кузнец, прикрываясь в то же время щитом от очередных арбалетных залпов. Алекс понимал, что долго так продолжаться не могло, так как вскоре должно было подоспеть подкрепление, а те кто кто крутился на земле в попытке сбить пламя почти справились со своей проблемой. Тогда Алекс окажется в плотном кольце и вряд ли сможет отделаться от всего происходящего малой кровью. Вот под ноги упал какой-то круглый предмет и зашипел. Бомба... Кузнец видел такие же в своём мире и на своей шкуре испытал последствия их взрывов. Поэтому в следующее мгновение избранный закрылся щитом от взрывной волны и практически сразу поплатился за это, ощутив как по его спине потекла кровь, сочащаяся из неглубокой раны, оставленной одним из зашедших за спину убийц. Резко крутанувшись, пиромант в буквальном смысле разрезал нападавшего со спины противника пополам. Такое зрелище должно было насторожить остальных, показать, что Алекс им не ровня, но нет. Они фанатично атаковали кузнеца, несмотря ни на что.
Вот один заходит справа, а другой слева. Блокировать два удара сразу невозможно и пиромант решает уклониться от ударов, отскочив в сторону, но это его движение также не осталось без внимания и арбалетный болт уже летел в то место, где должен был оказаться воин. Стрела повредила доспех, но не пронизила его. На этот раз мертвецу повезло, но это не значит что так будет всегда. Вот за его спину прилетела ещё одна бомба, а стоявшие по бокам товарищи бросили ещё две. Раздался оглушительный взрыв от которого пиромант потерял на мгновение координацию движений и едва успел уклониться от меча, острие которого рассекло ему бровь. Ответный выпад не заставил себя ждать и проклятый меч Арториаса пронзил грудь врага. Послышался взвод арбалетных механизмов и избранный был вновь вынужден закрываться щитом от стрелков, отступая к стене. Зажиматься так не хотелось, но выбора, конечно, не было, ибо уследить за всеми охотниками сразу было попросту невозможно.
В руке снова вспыхнуло пламя и кузнец направил его  в землю, из-за чего из-под земли под ногами враждебно настроенных людей начали вырываться столбы пламени. Троих, кто не успел увернуться сразу же сожгло заживо. В воздухе запахло паленой плотью, кожей и шерстью.
Где-то рядом снова зашумела бомба, но из-за образовавшегося дыма видно её не было. Ориентироваться пришлось на звук. Отпрыгнув в сторону, как раз в тот момент, когда бомба взорвалась, пиромант почувствовал, как в правом боку что-то сильно закололо. Чуть позже оказалось, что доспех в том месте сильно повредило и металл буквально врезался в тело. Через мгновение воздух пронзил свист и в грудь Алекса вонзилось два болта. Дыхание перехватило, а изо рта начала течь кровь. Дым в свою очередь постепенно развеивался и кузнец смог заметить, как к нему направляются несколько силуэтов. Не долго думая, воин начал проводить серию размашистых ударов, вкладывая в них всю свою нечеловеческую силу. Попытка блокировать удар привела к тому, что голова одного из нападавших слетела с плеч, а второй лишился руки и ноги.
Уловив паузу, один из оставшихся трёх врагов, находившихся рядом, набросился на Алекса и вонзил меч ему в бок, насквозь прошив кузнеца. Раздался сдавленный вскрик, после которого пиромант резко развернулся, проткнув грудь потерявшего бдительность мужчины копьём молнии. И это было ошибкой. В спину мертвеца сразу же вонзилось пять болтов, которые сбили Алекса с ног. Упав на колени, избранный упёрся руками в землю и, собравшись с силами в очередной раз прибегнул к силе пламени. В гуще стоявших поодаль арбалетчиков на мгновение появился сгусток пламени и тут же взорвался пламенным вихрем. Многие из солдат сразу же начали кататься по земле к и в прошлый раз, пытаясь стряхнуть пламя. Некоторые держались руками за обожжённое лицо. Все остальные, коих было то ли трое, то ли четверо, погибли на месте.
Бежать, - принял единственно верное решение кузнец, устремившись к одному из проулков.
Небольшой проулок, в котором завязалась бойня наполнялся предсмертными воплями, кровью, огнём и дымом. Живой мертвец не считал скольких он перебил, но враги всё прибывали и прибивали. Доспех был сильно повреждён. Через зияющие дыры можно было различить кровоточащие раны. Спина и грудь помимо этого были испещрены арбалетными болтами. Любое движиение отзывалось невероятной болью, но пиромант всё ещё держался, хотя и сражался на последнем издыхании.
Ещё пара ударов, брошенный в кого-то огненный шар и молниевое копьё, пронзившее грудь незадачливого стрелка и кузнец почти на свободе. Он смог пробиться ко входу в один из проулков, ведущих куда-то в трущобы. Убрав меч и щит за спинку, Алекс что было мочи бросился бежать, хромая на правую ногу. Поворот направо вывел воина к крутой лестнице, ведущей вниз. Спив на неё, пиромант не успел сделать и трёх шагов, как в спинку ему вонзилось ещё пара волтов, от чего живой мертвец кубарем скатился вниз.
Поднимайся! - приказал сам себе Алекс, вставая на ноги.

+1

3

Последние пару дней для Трисс прошли довольно спокойно, что для нынешнего Новиграда было огромной роскошью и вызывало скорее напряжение, чем радость. Девушка забыла, когда позволяла себе нормально расслабляться и просто элементарно спать столько, сколько того требовал организм. Но как можно было спать в этом месте, когда чуть ли не каждый день ты слышишь чьи-то предсмертные крики и понимаешь, что не смогла помочь очередной жертве Охотников? Никак. В отличие от остальных чародеек Ложи, Меригольд не позволила себе залечь на дно, ожидая, когда все устаканится само собой. Напрочь, рыжеволосая прибыла в Новиград с целью эвакуировать отсюда всех чародеев и начала вести неравную борьбу, надеясь и веря в то, что сможет победить в этой внутренней войне городка. Она пыталась помочь каждому чародею или алхимику. Любого, кого Охотники посчитают "достойным" сжечь на костре. Поэтому когда в городе наступало затишье, девушка могла лишь ожидать какой-то подставы или нового неприятного сюрприза от своего противника. Но, само собой, чародейка не бегала по городу в поисках угнетенных и не нарывалась на патрули охотников с целью перебить их. Нет, она действовала так, как умела лучше всего - вела переговоры. Первым ее союзником в этом деле стал Король Нищих, который согласился укрывать чародеев в своей "Гнилой Роще". Само собой, не за просто так и согласился далеко не сразу. Укрывание таких "преступников" ныне можно было приравнять как измену и оказаться на кострище рядом с ними. А потому мало было тех, кто соглашался протягивать руку помощи таким, как Трисс. Но маги и алхимики прекрасно понимали, что за кров и безопасность следует платить и потому всячески помогали Королю, а Меригольд делала все, что было в ее силах.
Повернув в один из переулков, девушка покрепче сжала в руке мешок, с которым она возвращалась от своего знакомого, что был известен по прозвищу Умник. Свое настоящее имя он не озвучивал и никто не мог его за это винить. Благодаря ему рыжеволосая всегда могла доставать полезные для алхимии магикалии, а так же травы или магические артефакты. На него можно было положиться в таком деле, к тому же и торговаться он умел неплохо, довольно часто заключая выгодные сделки. Правда, после того, как бедолагу подвергли пыткам, он немного изменился. Однако от дел не отошел. Если бы девушке не нужно было сегодня закупаться травами и алхимическими ингредиентами - она бы не вышла из своего укрытия, желая отдохнуть и набраться сил для выполнения своей работы. На удивление в Новиграде завелось приличное количество крыс и работа крысоловом приносила ей неплохой доход. Но недостаточный, чтобы насобирать деньги на корабль для побега в короткие сроки. Где-то недалеко от нее раздались вопли и предсмертные крики, которые заставили Меригольд сделать пару шагов обратно в темный переулок и очень вовремя. Мимо промчался мужчина в доспехах, которые было тяжело разглядеть в деталях, но достаточно, чтобы понять, что он точно не принадлежал ни Храмовой Страже, ни Охотникам. К тому же незнакомец был ранен и хромал. Скорее всего, это на него было произведено нападение. Спрятавшись у самой стенки, девушка наблюдала как чародей (а это, скорее всего, был он, о чем свидетельствовали огненные шары и молнии, что метались в проулке в его исполнении) посылал во врагов заклинания, заставляя тех вопить от боли и замертво падать друг за другом. Но борьба длилась недолго и мужчина убежал, а Трисс не рискнула высовываться раньше времени и поступила правильно: неугомонные охотники кинулись следом за своей жертвой, не желая ее так просто отпускать. Думаете, они жаждали этой своей "справедливости"? Нет, просто хотели получить деньги за очередную загубленную жизнь. Внутри Четырнадцатой все закипало: их ловили и травили как собак, надеясь получить за голову каждого чародея какую-то монету. Причем, стоит заметить, что весьма паршивую монету, которая не стоила той бесценной человеческой жизни. Сомнения обуревали чародейку лишь несколько минут и она сразу же поспешила следом за всей этой братией, но немного опоздала: незнакомца успели ранить в спину. Не дожидаясь пока ее заметят, девушка выставила перед собой руки и обрушила на противников огненный дождь, который беспощадно прожигал доспех и кожу, прокомментировав это лишь одной фразой:
-Вам не повезло наткнуться сегодня на меня, - крикнула она охотникам, тем самым обращая на себя внимание и скидывая со своей головы капюшон, давая понять, на кого умудрились наткнуться эти убийцы. В следующую минуту, она телепортировалась к пострадавшему мужчине как раз в тот момент, когда в нее полетели арбалетные болты. Опустившись на одно колено рядом с брюнетом, Трисс окружила себя вместе с ним щитом, который какое-то время сможет защищать их от арбалетчиков.
-Не двигайтесь, сейчас я перенесу нас отсюда, - быстро сообщила Четырнадцатая и аккуратно приобняла мужчину за плечи обеими руками, совершенно не боясь испачкаться в чужой крови. В голове она начала создавать нужную картинку - место, куда они смогут телепортироваться и оказаться в безопасности. Само собой, что особо времени на размышления не было и потому первое, что четко вырисовалось в ее голове, была многострадальная комната, которую она снимала у одной пары. Почему именно она? Потому что только там у нее было все необходимое, для обработки серьезных ран и первой помощи. А выглядел незнакомец совсем уж паршиво, но оценить эту самую степень паршивости она пока не могла. К тому же там ей будет куда его положить, чтобы у него была возможность отдохнуть. О последствиях своих действий, которые принесут ей лишь проблемы, рыжеволосая не думала совсем, ведь шла речь о человеческой жизни. Сейчас же проблема была только в том, чтобы удерживать щит, который их защищал, и при этом создавать нужный портал. Это было несколько проблематично. Но Трисс справилась с этой задачей и уже в следующую секунду, они, назло охотникам, испарились.
Приземление для девушки было немного неудачным, но терпимым, просто синяк и пара царапин. Это лучший исход, который мог бы быть в данной ситуации. Не давая себе даже возможности отдышаться, Меригольд оказалась тотчас рядом с пострадавшим и, избавив его от меча и щита, постаралась помочь ему подняться.
-Мне понадобится Ваша помощь, чтобы уложить Вас на кровать. Сама я не смогу Вас поднять. Постарайтесь, пожалуйста, - попросила чародейка, предлагая себя в качестве опоры и терпеливо дожидаясь, когда мужчина сможет собраться с силами, чтобы подняться. Когда же это произошло, Трисс сразу же помогла мужчине лечь на кровать, после чего ей удалось осмотреть незнакомца. Дела были плохи - его очень сильно ранили и состояние незнакомца можно было назвать критическим, он потерял много крови. Слишком много крови. Вскочив с колен, Четырнадцатая побежала продезинфицировать свои руки, а заодно прихватить по пути бинты и чистую ткань, которую можно было бы использовать для перевязки ран. Опустившись вновь на колени рядом с кроватью, она, не спрашивая разрешения, начала быстро и аккуратно, насколько это было возможно, избавлять брюнета от тяжелых доспехов, которые с грохотом скидывала рядом с кроватью. Но все-таки прояснить ситуацию следовало бы. -Я чародейка. Целитель. Я помогу Вам, но для начала мне нужно избавить вас от этих доспехов.
Впрочем, она надеялась, что мужчина и сам догадался об этом, когда Меригольд начала ему помогать. Все-таки спасать человека и подставлять свою шею только ради того, чтобы забрать его доспехи и оружие - крайне глупо. Но избавиться от доспехов было не так просто: с правой стороны он был поврежден и впивался в тело. Охнув, увидев данную картину Трисс, дотянувшись рукой за мешком, ловко и достаточно быстро изъяла из него специальный корешок, который сможет притупить боль. Оторвав от него достаточный кусочек, она поднесла его ко рту мужчины, взглядом давая понять, что лучше ее слушаться и повиноваться: она знала, что делает. Само собой это растение не сможет совсем уж приглушить боль, но сможет притупить достаточно большую ее часть. Вдохнув воздух полной грудью, чародейка начала аккуратно вытаскивать пластины из тела брюнета.
-Мое имя Трисс Меригольд. Я нахожусь в Новиграде уже какое-то время и успела понять, что сейчас это не лучшее место для остановки путешественникам. Особенно тем, кто владеет магией. Но я впервые вижу чародея, который носит подобные доспехи и умеет управляться мечом и щитом. Наверное, Вы очень талантливый человек, раз научились владеть столькими вещами в столь молодом возрасте, - девушка несла, возможно, несвязные вещи, но таким образом она старалась заговорить пострадавшему зубы, чтобы отвлечь его от той боли, которую могли причинить ее действия. Но изъять пластину из тела было необходимо, а сделать это безболезненно, к сожалению, было невозможно. Немного повозившись с ней, рыжеволосая одержала победу, но радоваться было рано. Избавившись от остатков доспехов, Трисс ужаснулась от картины, что предстала перед ней: оба бока мужчины пострадали, а вся его рубашка была продырявленной и пропитанной кровью. Правый бок пострадал от врезавшегося в него доспеха, а левый - скорее всего из-за чьего-то клинка, который насквозь прошил тело мужчины. Грудь же словила приличное количество болтов, а ведь она еще не видела спину. -Как он только еще дышит?..
Мысль была произнесена вслух, но извиняться за нее Меригольд не спешила, были более важные дела. Поднявшись, она собрала с тумбочки свои зелья и вернулась обратно. Быстро смешав некоторые из них, рыжеволосая поднесла колбочку ко рту брюнета, потихоньку выливая содержимое.
-Это должно замедлить внутреннее кровотечение, - продолжала она все так же говорить вслух, не давая к тому же мужчине уснуть. Он уже успел потерять много крови и чудом было то, что он все еще не погиб. Отставив колбы с зельями, Четырнадцатая избавилась от рубашки и поднесла руки к правому боку брюнета. Сосредоточившись, Трисс начала читать заклинания, одно за другим, посылая синие огоньки и искорки к ранениям. Рана постепенно начала затягиваться, но тратить всю свою энергию на одну рану было бы глупым, а потому девушке пришлось остановиться в тот момент, когда рана не была опасной для жизни и давала возможность долечить ее при помощи зелий и не магическими методами. Закончив с этой раной, чародейка принялась залечивать левый бок, вновь начав нашептывать себе под нос магические формулы. С каждым огоньком она ощущала, как силы покидают ее, но девушка упрямо продолжала лечить мужчину, залечивая рану таким же образом, как и предыдущую. Она прекрасно помнила, какие могут быть последствия у этих заклинаний и прекрасно помнила, как бессмысленно Йеннифэр пыталась с их помощью вернуть к жизни погибшего Геральта – она сама чуть не умерла. Или же умерла... В тот момент трудно было все это осознать.
-Все будет хорошо, - севшим и усталым голосом заверила Четырнадцатая незнакомца, после чего коснулась рукой лица мужчины и тихо прошептав заклинание, передала ему немного своей жизненной энергии. Сейчас она должна будет провернуть довольно опасное дело: вытащить из тела мужчины арбалетные болты при помощи магии. Вероятность того, что от этого он умрет, превышала примерно семьдесят процентов. Но он пока что не умер от всех этих ран, а значит, сможет продержаться еще чуть-чуть, пока она вытащит болты и залечит его раны при помощи магии.

Отредактировано Triss Merigold (2015-07-19 02:58:00)

+1

4

Алекс уже не надеялся на то, что кто-нибудь, будь то стражник, простой горожанин или же маг поможет ему избежать очередной смерти. Все, мимо кого пробегал кузнец, те, с кем он пересекался взглядом либо боялись происходящего, смотря на пироманта с жалостью, либо всё так же боялись вмешаться, но при этом в их взгляде читалось презрение. Похоже если не все жители этого города, то по крайней мере большинство из них живут в страхе перед Охотниками на ведьм, чья власть скорее всего распространялась далеко за городские стены. За такой страх нельзя было никого винить. Всё-таки помочь живому мертвецу в беде, означало подписать себе в случае поимки смертный приговор. А так просто умирать за незнакомого человека никто не хотел. Этим людям было что терять в этой жизни, и поэтому они держались в стороне.
Однако помощь всё-таки пришла. И пришла она именно тогда, когда пиромант, да и сами Охотники, ожидали её меньше всего. Казалось, что вот-вот обладающий невероятной живучестью маг станет их пленником на пять минут, пока для него готовится костёр на Центральной площади, чтобы  предать огню его бренное, осквернённое магией тело пока он ещё не испустил последний вздох. И вот, к стоящему на коленях, стекающему кровью Алексу подошло двое фанатиков, в руках которых были всё те же массивные кандалы, с неба полился огненный дождь. В рядах Охотников на мгновение зародилась паника. Они не знали куда бежать, чтобы спастись от льющегося с неба пламени. Огонь перекидывался на деревянные ящики, перила, кустарники, а следом могли загореться здания. Второй пожар был неизбежен. Дым быстро наполнил узкие улочки. То тут то там кто-то начинал кашлять. Дышать и вправду становилось всё труднее, особенно пироманту, если учесть, что его грудь была пробита арбалетными ботами.
- Не двигайтесь, сейчас я перенесу нас отсюда, - раздался женский голос где-то совсем близко. Повернув голову, кузнец увидел рыжеволосую женщину и окружавший их магический барьер, защищавший их от стрелковых атак. Этого было достаточно, чтобы догадаться, что огненный дождь - это скорее всего творение рук его спасительницы или кого-то из её товарищей, если только она не пришла к нему на помощь одна. Алекс же в свою очередь, будучи не в силах сказать ни слова, беспрекословно повиновался. Не гоже отвергать помощь человека, который рискуя своей жизнью, пытается вытащить тебя из передряги. Так, скрепя зубами, он с помощью незнакомки поднялся на ноги и через пару мгновений они оказались далеко от охваченного языками пламени городского проулка.
- Аргх... - послышался сдавленный стон пироманта, рухнувшего после телепортации на пол подобно мешку с картошкой. Распластавшись на полу, избранный закрыл глаза. Оказавшись в безопасности, он больше никуда не хотел идти. Здесь он мог ничего не бояться и спокойно дождаться временного забвения, а затем и перерождения. Мертвец чувствовал, как жизненные силы покидают его, как вдруг лёгкая женская рука выхватила его из объятий смерти и вернула в реальность. Кажется, незнакомка была твёрдо настроена на то, чтобы попытаться спасти Алекса, исцелив его раны.
- Н-н... - промычал избранный, неопределённо мотнув затем головой, когда рыжеволосая пыталась помочь ему подняться, чтобы впоследствии уложить на кровать. Похоже из-за арбалетных болтов в груди, спокойно говорить живой мертвец вряд ли сможет. Но ему нужно было предупредить незнакомку о том, чтобы она не тратила свои силы понапрасну, что он вскоре вернётся к жизни целым и невредимым.
- Не... - только и смог выговорит кузнец, попытавшись снова начать говорить, но его тело тут же скрутило от боли, а во рту появился солоноватый привкус крови. Прокашлявшись, рыцарь виновато посмотрел на спасительницу. Его взгляд был спокойный, будто он был готов к тому, что его ждёт, и виноватым.
Наконец, перестав спорить с судьбой, Алекс поднялся на ноги и, опираясь на женщину, проследовал к кровати и лёг на неё. Как только это произошло, рыжеволосая куда-то убежала, оставив пироманта, которого вновь начал обуревать сладкий сон, ненадолго в одиночестве. Затуманившимся взглядом воин окинул комнату, в которой он оказался. Здесь повсюду стояли какие незнакомые ему магические устройства. Кое-где валялись склянки, различные тряпки и книги. Вот взгляд перешёл на одежду хозяйки сего помещения, как вдруг перед глазами снова появилась та самая, спасшая кузнеца женщина. Она села рядом и не спрашивая разрешения, начала снимать с него доспехи. Сопротивляться же было просто бесполезно. Алексу оставалось только помочь рыжеволосой аккуратно снять его стальной панцирь, причиним ему как можно меньше боли, которой было предостаточно. Если бы кузнец не был бы уже живым ходячим трупом с сильно завышенным болевым порогом, наверное, сошёл бы уже от происходящего с ума. Да  корешок, оказавшийся во рту здорово помогал. Во всяком случае кузнец был спокоен, что не прикусит язык, когда дело дойдёт до покорёженной взрывом бомбы кирасы.
- Угу, - согласился с рыжеволосой рыцарь, стойко перенося боль, пока целительница пыталась аккуратно извлечь из тела воина впившиеся в бок металлические пластины.
В своём мире Алексу приходилось не раз погибать. И зачастую временная смерть приходила к нему довольно быстро. То его тело до костей сжигали пламенем, замораживали, отсекали голову, разрывали на части звери и так далее. Но никогда ещё его никто не пытался вот так спасти, оттягивая при этом неминуемое. Что ж, теперь пиромант понимал, что чувствую солдаты, оказавшиеся после войны на больничных койках. Это ужасно. Никому не пожелаешь такой участи, даже врагу.
- Трисс... - прошептал живой мертвец, протягивая окровавленную руку к её лицу, - не... - вновь попытался объясниться избранный, как его вновь сотряс приступ кашля. Голос его был ещё тише чем в прошлый раз, а взгляд становился всё менее и менее сфокусированным. Жизненные силы покидали его. Если бы не старания целительницы, то Алекс уже бы давно возродился. Но это не значит, что он был на неё зол. Напротив, такое рвение к спасению жизни совершенно незнакомого человека достойно восхищения. Мало кто в этом мире способен так самоотверженно бросаться спасать других людей. Быть может, если бы в мире было чуть больше таких людей, как Трисс, то и мир был бы лучше, не было бы в нём таких вот Охотников, которые фанатично преследуют любых магов и сжигают их на кострах. Скорее всего они просто боятся того, чего не понимаю, того, чего не касались. Либо они коснулись магии и обожглись. Но нельзя же потом всех приравнивать друг к другу?
Силы же тем временем покидали кузнеца всё быстрее и быстрее. Он уже не различал последних слов красивой и благородной женщины, которая всё крутилась возле него, борясь за его жизнь. Слова сливались воедино, отдавались эхом в измученном разуме. А образ незнакомки расплывался всё больше и больше. Боль отступила. Её больше не было. Алекс чувствовал необычайную лёгкость. Вот его щеки коснулась тёплая нежная рука и от её прикосновения по телу заструилось живительное тепло. Но, оно уже не могло спасти пироманта в этой реинкарнации. Избранный сильно сжал руку Трисс и поднёс её к своим губам, целуя её пальцы в знак благодарности.
- Всё... Бу... - на последнем издыхании начал говорить рыцарь, не отпуская руки женщины и смотря на неё затуманенным взглядом, - Хор... Шо... Спа... - не закончил фразу кузнец. Он улыбнулся и уголки его губ чуть приподнялись. Глаза медленно закрылись. Хватка ослабла и он уснул, придавшись забвению. Тишину комнаты тут же пронзил треск стекала. Его источником был красный камень, инкрустированный в золотое кольцо на руке воина. Жертвенное кольцо так предусмотрительно надетое пиромантом перед его очередным путешествием сделало своё дело. После реинкарнации оно сохранит человеческий облик кузнеца таким, каким он был, и ему не придётся вновь проводить ритуал очеловечения. Да и потом, рыцарю бы очень не хотелось, чтобы Трисс видела его в облике нежити. Всё-таки это не совсем лицеприятное зрелище.

+1

5

Не смотря на все попытки мужчины что-то сказать - у него это получалось весьма плохо. Вернее практически не получалось и не удивительно. Он умудрился словить такое количество болтов, что можно было удивляться как он еще умудряется дышать. Такому не позавидуешь. Но незнакомец сумел удивить чародейку, произнеся ее имя. Заметив его попытку дотянуться к ее лицу, рыжеволосая наградила его недовольным взглядом и когда тот закашлялся, произнесла:
-Не разговаривайте, от этого Вам только хуже, - несмотря на недовольство, говорила она спокойно и терпеливо, будто бы объясняла ребенку простые истины, о которых известно всем. Кто бы ни был этот мужчина - он не заслужил такого отношения и подобной смерти. Мало кто заслуживал такой смерти вообще или быть сожженным заживо на костре. Меригольд с сочувствием посмотрела на брюнета. Его броня была слишком необычна для этих мест. Возможно, что он прибыл сюда издалека. Но разве он мог не слышать о том, что сейчас происходит на Севере? И в особенности в Новиграде? Или решил, что сможет справиться с подобными опасностями в одиночку? Она видела на что способен мужчина и ему удалось уложить не мало Охотников самостоятельно. Но этого оказалось недостаточно. Когда враги окружают тебя, то успевать блокировать каждый удар и укрываться от всех болтов и стрел становиться невозможным, а Охотники не стремились проводить честный поединок. Ее руку сильно сжали, но Четырнадцатая не сопротивлялась, подумав, что человеку просто была нужна подобного рода поддержка и осознание того, что рядом кто-то есть и пытается ему помочь. Но она достаточно удивилась, когда мужчина поцеловал ее пальцы, будто бы благодаря за оказанную помощь. Однако почему у нее было чувство, будто он прощается подобным образом? Трисс отрицательно мотнула головой, замечая, как взгляд брюнета становится менее сфокусированным, что было плохим знаком. Рыжеволосая не могла позволить ему умереть вот так. Не тогда, когда она была рядом и всеми силами пыталась вырвать его из лап смерти. А ведь чародейка могла бы спокойно пройти мимо и не пытаться помочь ему, ведь состояние мужчины уже тогда было плачевным и сразу было понятно, что он - не жилец. Но Меригольд не для того прибыла в Новиград, чтобы оставлять людей в беде. Но, несмотря на ее усилия, все оказалось напрасным. Так и не договорив фразу, хватка мужчины резко ослабла, а глаза медленно закрылись.
-Нет-нет, не вздумайте умирать, – сердце упало куда-то вниз. Смотреть на то, как кто-то умирает всегда было тяжело. Даже когда это едва знакомый человек. И пусть девушка его едва знала, она чувствовала, что он не был плохим. Оттого было горько осознавать, что владея такой сильной магией, ты не способен исправить того, что уготовила кому-либо Судьба. Трисс второй рукой легонько подергала мужчину за плечо, но тот не подавал никаких признаков жизни. Несмотря на попытки разбудить его, Четырнадцатая уже понимала, что слишком поздно. Боясь подтвердить свою догадку, рыжеволосая переместила свою руку к шее незнакомца и попыталась прощупать пульс. Но его не было. Тяжело выдохнув, она опустила голову и прикрыла лоб рукой, облокотившись локтем о грудь мужчины.
"Ничего не вышло", - расстроено подумала Трисс, прикрывая глаза. Хозяева задерживались и это не могло не радовать, потому что объяснять происходящее в своей комнате девушке совершенно не хотелось. И ей нужно было какое-то время, чтобы прийти в себя и придумать, что делать дальше. Она очень надеялась, что парочка вернется хотя бы через час. Потому что приди они сейчас, то как минимум начнут обвинять Меригольд в том, что она нарушает их правила и водит мужиков в дом. Как максимум - обвинят в использовании темной магии и выставят за дверь на улицу, а то и вовсе сдадут Храмовой стражи. Резкий звук треснувшего стекла вывел Четырнадцатую из раздумий, заставляя искать глазами источник звука. Но найти его она не успела: внизу раздался стук входной двери и знакомые препирания на высоких тонах между мужчиной и женщиной. И без того паршивое настроение ухудшилось, поскольку теперь ей и правда придется объясняться, что здесь произошло. Встав с колен, рыжеволосая осознала плачевность ситуации: вся ее одежда еще ко всему прочему была испачкана в крови. Замечательно. Прекрасно. Сейчас она больше походила на убийцу, а не на целителя. Заскрипели ступеньки, хозяева этого дома, конечно же, поднимались к ней. Каждый день одно и тоже. Они всегда проверяли, как поживает их сожительница, все пытаясь уловить ее на каком-нибудь несоблюдении договора дабы стянуть штраф. Что же, сегодня они дождались этого момента и явно постараются взять с Меригольд кругленькую сумму крон, прежде чем выгонят или отдадут Менге. Направившись к лестнице, чтобы встретить их, девушка морально готовила себя к худшему.
-Холера! Это что еще такое?! - уставившись на окровавленную одежду чародейки, спросила женщина, пытаясь полностью подняться по лестнице и пройти в комнату Трисс. Но девушка загородила им проход, пытаясь собой закрыть то, что происходило за ее спиной. А вернее загородить бездыханное тело человека, которого ей не удалось спасти.
-Простите. Так случилось, что мне пришлось оказывать первую помощь раненному человеку. Но спасти мне его не... - как можно быстрее постаралась объяснить ситуацию Меригольд, но ее бесцеремонно отпихнул в сторону муж недавно возмущавшейся женщины. Жена последовала его примеру, будучи чересчур любопытной и алчной особой, встала рядом с ним. Оба так и охнули, увидев окровавленного и полуголого незнакомца. Но дар речи очень быстро вернулся к хозяину.
-Ты совсем с дубу рухнула, магичка? Мы рискуем головой, давая тебе кров за такие гроши не для того, чтобы ты здесь играла в лекаря. Это тебе не храм Мелитэле! - казалось, что мужчина начинал потихоньку закипать - того и гляди лопнет от злости, о чем говорило его покрасневшее лицо. Его жена тоже развернулась к рыжеволосой лицом и Меригольд уже приготовилась выслушивать кучу неприятных вещей о себе.
-Мало того, что ты сюда притащила мужика, так еще все испачкала в крови! Не думай, что мы дадим тебе новые простыни или что я буду пытаться отстирывать эти. Можешь даже вообще не надеяться, что ты пробудешь здесь хотя бы сутки. Чтобы твоей ноги здесь не было сейчас же, - требовательным тоном прикрикнула та, уперев руки в бока и явно наслаждаясь тем, что имеет хоть какое-то превосходство над чародейкой и власть в этом доме. В любое другое время Трисс никогда не стала бы так унижаться и терпеть подобное. Но пока что у нее не было особого выбора и ее характер всегда был чересчур мягок и она начинала оправдывать таких людей. Они и правда рисковали не меньше, чем она, относились к ней еще более-менее адекватно, в отличие от других: некоторые хотели поживиться и деньгами чародеев, и деньгами Храмовой стражи, в этом городе тяжело было найти тех, кому можно доверять.
-Нет-нет, уйдет она отсюда лишь после того, как заплатит нам за испорченное имущество, - возразил мужчина. Сложив руки на груди и посмотрев куда-то вбок, Четырнадцатая лишь тихо вздохнула. Началось.
-Я приберусь здесь и за все заплачу, - сейчас спорить с ними было бесполезно и девушка это прекрасно понимала. Возможно, что они отойдут за ночь или день, а она к этому времени сможет достать приличную сумму, чтобы загладить свою вину и в дальнейшем сможет оставаться здесь. -Деньги я смогу достать через пару дней, я ведь могу...
-Какие еще это пару дней, а? У тебя есть один день, - перебил ее мужчина.
-Если вы хотите получить приличную сумму, то придется подождать пару дней.
-И речи быть об этом не может, мало ли, что ты здесь творила? Может ты тут начала увлекаться какой-нито запретной магией, а мы прикрывать такое не станем. Скажи спасибо, что хоть не сдадим тебя Храмовой страже.

Отредактировано Triss Merigold (2015-07-20 00:12:54)

+1

6

Что ж, чародейка отошла от бездыханного тела Алекса как раз в тот самым момент, когда пиромант начал реинкарнироваться. Было бы очень странно, если бы на глазах Трисс тело кузнеца превратилось в горстку праха миновав все стадии разложения. Застань она это, живому мертвецу пришлось бы, наверное, очень долго объяснять женщине кем он является на самом деле, что он никакой не жадный до чужих или плоти зомби. Но перед эти ему бы, по всей видимости пришлось ещё погибнуть раз два, не меньше, пока чародейка не успокоилась бы и не поняла, что всё происходящее вполне нормально и опасаться нечего.
Пока целительница закрывала грудью проход на верхний этаж, пиромант уже успел возродиться и неподвижно лежал на испачканной в его же крови кровати. Сейчас кузнец, можно сказать, спал. Ему требовалось ещё немного времени на то, чтобы полностью вернуться в реальность из забвения, в котором он находился не более пяти минут. Вот послышались чьи-то взволнованные голоса. Один из них принадлежал мужчине, а второй - женщине. Третий же принадлежал самой Трисс. кажется, что кто-то чем-то был недоволен.
По мере того, как рыцарь всё больше и больше отходи ото сна, тем отчётливее становились слышны голоса. Кажется, мужчина и женщина, которые по всей видимости были хозяевами этого дома, требовали с чародейки оплату за то, что она без их ведома устроила здесь самый настоящий лазарет. А они в свою очередь обещали не рассказывать никому об увиденном, и уж тем более Храмовой страже, которая по всей видимости и была виновна в недавней "смерти" пироманта. Происходящее было немного противно рыцарю. Он не понимал, как можно вот так запросто требовать с человека, который обладая запретным даром, скрывается от Охотников, деньги, да ещё и ставить временные рамки. И отсюда тут же напрашивается вопрос, где может такой человек достать деньги честным способом?
Похоже, дела у спасительницы Алекса из Асторы шли не очень хорошо и сейчас из-за него, у неё появилось ещё больше проблем. Нужно было что-то придумать и быстро. Кузнец не хотел становиться причиной, по которой рыжеволосая потеряет крышу над головой и будет вынуждена ютиться где-нибудь в подворотне рядом с нищими и бездомными или клоаке с крысами в лучшем случае. Так что, открыв глаза, воин присел на кровати. Рубашка его была по-прежнему окровавлена, как и штаны, но вот арбалетных болтов, торчавших до недавнего времени в его теле уже не было. Все они кучкой валялись на кровати.
Разведя руки в стороны, Алекс потянулся, разминая остывшие мышцы. После перерождения тело живого мертвеца всегда не очень хорошо его слушалось поначалу. Но потом, всё быстро вставало на свои места и кузнец полностью возвращал себе контроль над своим же телом.
- Пожалуйста, не выгоняйте эту замечательную целительницу на улицу. У неё просто золотые руки... И чары, - добавил рыцарь, пытаясь подобрать разбавить повисшее в воздухе напряжение, которое едва ли не ощущалось физически.
- Меня зовут Алекс, - продолжил говорить пиромант, стараясь заговорить зубы хоязевам, показаться честным, благородным и учтивым. Расстраивать владельцев дома было никак нельзя.
- За своё спасение я обязан госпоже Трисс, жизнью. Она меня буквально с того света вытащила. Поэтому оплатить вам ваши расходы вместо неё - это меньшее, что я могу сделать, - закончил говорить живой мертвец, начав рыться в своих вещах, пытаясь найти небольшую золотую статуэтку. Рыцарь очень надеялся, что этого будет более чем достаточно для того, чтобы хозяева дома не приставали к Трисс в течении ближайшего месяца, а то и двух-трёх.
- Вот, возьмите, - нарушив воцарившееся ненадолго молчание, Алекс протянул мужчине золотую безделушку, которая лежала у него в шкатулке без дела невесть сколько лет. И вот сейчас она, наконец, сможет принести пользу.
Увиденное явно потрясло семейную пару. Похоже они просто не знали что им следует сказать или же сделать. С одной стороны труп, лежавший на кровати оказался вовсе не трупом, а вполне живым человеком. который в свою очередь довольно бесцеремонно вступился за Трисс, а потом отдал им золото. Воцарилось очередное молчание. Все молча переглядывались, в том числе и Алекс. Он виновато посмотрел в глаза рыжеволосой, не решаясь больше проронить ни слова. Кузнец и правда чувствовал себя виноватым перед женщиной. Расскажи он ей всё сразу, ей бы не пришлось тратить свои силы на его раны и переживать за его жизнь так сильно как сейчас. Бедняжка должно быть сильно расстроилась, когда поняла, что не смогла спасти пироманта и позволила ему умереть.
- Простите, - сразу же попросил прощения живой мертвец, как только хозяева дома спустились этажом ниже, сохраняя между особой и женщиной безопасную дистанцию.
- Я пытался Вам сказать всё, но из-за проклятых болтов в груди ничего не получалось. Я  подумал, что если начну сопротивляться, то будет только хуже, поэтому старался не мешать Вам делать своё дело, - объяснил своё поведение Алекс, будто на основе его слов ему сейчас будет выноситься приговор. Хотя так и на самом деле и было. 
- Только не бойтесь меня, я ничего Вам не сделаю, - подняв руки вверх в знак своих дружелюбных намерений поспешил добавить кузнец, присаживаясь на кровать, полагая, что информация о том, что он проклят и не может умереть так, как это могут делать другие люди, была бы не лишней.
- Видите ли, я проклят и поэтому смерть мне в каком-то смысле не страшна. Я всегда возрождаюсь целым и невредимым, - пояснил пиромант, приподняв окровавленную рубаху, обнажая подтянутое тело и демонстрируя Трисс полное отсутствие ранений, которые были оставлены взрывами, болтами и мечами. Стараясь не делать никаких резких движений и не сводя глаз с чародейки, избранный ожидал её дальнейших действий. Причём торопить женщину с ответом кузнец не собирался, как и не собирался взваливать на неё кучу не нужной на данный момент информации. Алекс понимал, что его случай очень часто нарушает многие биологические законы этого мира и на то, чтобы осознать это - нужно время.

Отредактировано Alex of Astora (2015-07-20 23:12:26)

+1

7

Трисс уже собиралась ответить и разложить все по полочкам, давая понять, что она совершенно не увлекается темной магией и что ей больше по душе целительство, а именно при его помощи рыжеволосая пыталась спасти мужчину, как тут позади хозяев возник тот самый пострадавший. Меригольд потеряла дар речи: она не могла ошибиться в том, что этот незнакомец погиб. И уж тем более она могла поручиться, что не сошла с ума. В тот момент, когда чародейка собиралась попросить супругов отойти от него, опасаясь, что он мог после смерти превратиться в призрака или еще кого – мало ли? - мужчина заговорил. И он действительно говорил, а не издавал нечленораздельные звуки или рычание, которое присуще большинству чудищ на которых охотятся ведьмаки. Само собой первой была мысль, что это вовсе не живой человек стоял сейчас перед ними, а призрак. Но эта мысль быстро улетучилась, все-таки призраки выглядят не так и ведут себя обычно более агрессивно. Смотря на меняющиеся лица хозяев дома, Четырнадцатая подумала, что лучше бы Алекс - как он представился сам - продолжил притворяться трупом, тогда бы она довольно быстро решила возникшую проблему. Сейчас же все может очень сильно усугубиться. Хотя вряд ли они могли знать, что мужчина был мертв, его можно было принять и за спящего и если понадобится, чародейка сможет их в этом убедить. Правда, громкие заявления ее уже живого пациента касаемо ее чар и способностей, благодаря которым она не дала ему погибнуть, были приукрашены. Девушка прекрасно знала, что ей не удалось его спасти и как он сейчас оказался живее всех живых и твердо стоял на ногах - ей еще предстоит узнать. Мужчина начал рыться в своих вещах что-то ища, явно всерьез собираясь расплатиться вместо Трисс. Наградив Алекса непонимающим взглядом, Меригольд хотела возразить, однако необычная золотая статуэтка уже попала в руки к хозяину и тот принялся придирчиво ее осматривать, во время чего повисло неловкое молчание. По крайней мере неловким оно было для Четырнадцатой, она не думала, что ситуация примет такой оборот, который был неожиданным даже для нее, а ведь за свои годы девушка видела не мало странных вещей.
-Ладно, так и быть, - согласился мужчина, посмотрев на Алекса, но немного погодя добавил. -Только не думай, что мы разрешим тебе здесь остаться жить, у нас тут не таверна, знаешь ли и уж тем более не бордель.
Его жена явно не особо была удовлетворена, но послушно последовала за мужем, когда тот потянул ее следом за собой за руку. Отойдя от прохода к лестнице, рыжеволосая пропустила супругов, провожая их взглядом. И вновь повисла тишина. Трисс медленно перевела взгляд на оставшегося с ней мужчину, пытаясь по внешним признакам понять, что на самом деле с ним произошло и как так вышло, что он выжил. Ее магия здесь точно не причем, она не смогла спасти неудачливого путника. Он сразу же с ней заговорил, извинившись неизвестно за что и пытался объяснить ей, что чародейка зря тратила свои силы, чтобы пытаться спасти его от смерти. Несмотря на желание вставить слово в монолог мужчины, Меригольд не проронила ни слова, выслушивая Алекса до конца. Пусть он и воскрес из мертвых, что было нонсенсом, но бояться его девушка даже не думала. Хотя, по идее, должна была бы. Но ее опыт и интуиция подсказывали, что если бы он хотел причинить кому-то вред, то не стал бы раздаривать перед этим дорогие статуэтки, а просто бы напал на нее и на хозяев этого дома. Зато последующие слова удивили Четырнадцатую, что отразилось на ее лице, но она все так же продолжала смотреть на мужчину. Он проклят и не может умереть? Значит, для него не впервые умирать? Но разве такую особенность можно было назвать проклятьем? Это ведь дар, который позволяет обманывать смерть. Данная откровенность и способность Алекса заинтересовали чародейку и ей уже хотелось узнать побольше. Проследив за тем, как он сел на кровать и продемонстрировал целую и невредимую грудь, чародейка подошла ближе и принялась осматривать его сама. Если не считать что мужчина испачкался в крови из-за собственной рубашки - в нем и, правда, не осталось ни единого болта. Посмотрев назад, рыжеволосая заметила с десяток валяющихся на кровати арбалетных болтов, что лишь подтверждало сказанное брюнетом. Она так же прошлась взглядом по бокам Алекса, пытаясь зацепить взглядом оставшиеся ранения, которые девушке не удалось исцелить до конца. Но и их там не обнаружилось. Зато вместо них были шрамы, будто бы прошло уже много времени и все его раны затянулись, оставив после себя лишь шрамы. Однако разве такое было возможно?.. Пусть в это было тяжело поверить, но теперь уже у чародейки сомнений не было: брюнет ожил при помощи посторонних сил - проклятье ли это, дар ли, а может что-то еще, что не знакомо самой Трисс и чего не понимал до конца мужчина, кто знает. Взяв его за руку, Меригольд проверила пульс брюнета, который был замедлен, но это едва ли что-то могло говорить. У воинов, например, частота пульса могла приравниваться сорокам или даже тридцати ударов в минуту. У кого-то пульс мог быть учащен. Тут уж все зависело от индивидуальных особенностей биохимических процессов в организме. Он не врал, а это означало, что ей было бы неплохо узнать все подробности.
-Спасибо, но не стоило, я бы справилась, - наконец-то подала голос чародейка и села на кровать рядом с Алексом. Ей нужно было немного времени, чтобы все осмыслить до конца, передохнуть и набраться сил. Она потратила немало сил на целительную магию и потому ощущала усталость, а свалиться в обморок не хотелось. Обычно если рыжеволосая лечила кого-то, особенно если этот кто-то был ранен, то лечение шло поэтапно. Она исцеляла серьезные ранения, устраняла опасность для жизни и после поила раненных своими зельями, которые пусть и не сразу, но залечивали ранения. Несмотря на огромные возможности, которые давала ей магия, все чародеи знали, что заклинания исцеления были самыми затратными и опасными – перешагнешь через допустимый порог и можешь оказаться на той же койке, что и будущий нежилец. Именно поэтому когда пострадавших при Соддене чародеев начали лечить - это делал не один чародей, а несколько. Хотя само собой, дело не ограничилось лишь заклинаниями: их обрабатывали специальными мазями, поили зельями, а в случае с Трисс, пользовались амулетами. Но далеко не все ранения можно было исцелить до конца. Кому-то везло больше, кому-то меньше. Напоминание о той битве все так же красовалось у нее на груди, но шрам уже не был столь безобразным лишь благодаря старанию Капитула. -Я ничем не смогла Вам помочь. Поэтому Вы не обязаны были отдавать эту вещь, она явно имеет для Вас какое-то значение, раз Вы носите ее с собой. В любом случае: как Вы себя чувствуете? Если что-то беспокоит, то лучше сообщить мне об этом сейчас.
Меригольд трудно было назвать гордой, но в такой момент ее ошибочно могли посчитать таковой. На самом же деле, она не любила напрягать кого-либо подобным образом: будь это малознакомый или же очень близкий человек. В конкретной ситуации Трисс чувствовала себя неловко, все-таки они были едва знакомы и Алекс не задумываясь расстался с такой дорогой вещью. Пусть девушка и пыталась его вытащить из лап смерти, но он с ней уже был явно давно знаком, раз она позволяла ему каждый раз ускользать и возвращаться в мир живых. Впрочем, сейчас следовало переключиться на более важные вещи.
-Поэтому Вы прибыли в Новиград? Чтобы найти того, кто поможет Вам снять проклятье? И статуэтка эта должна была послужить оплатой для чародея, кто примется Вам помогать? - предположила она, посмотрев на Алекса виноватым взглядом. Если он собирался расплатиться этой статуэткой, то сейчас он утерял эту возможность. А вспоминая, что он называл эту свою особенность проклятьем, значит, она ему не по душе и брюнет был бы только рад от нее избавиться. Могло быть и так, что за эти воскрешения приходится расплачиваться. Само собой, все имело цену, особенно когда речь заходила о магии. А если уж говорить о проклятьях, то там редко когда бывает счастливый конец. -Видимо, Вы прибыли издалека, раз до Вас не дошли вести о том, что происходит сейчас в Новиграде. Да, раньше он был полон чародеев и тут они всегда могли найти для себя укрытие (большая часть чародеев сюда и направилась именно по этой причине), но времена меняются. Сейчас чародеи вне закона и их преследуют, сжигают заживо на кострах, а Новиград стал для них самым опасным городом. Так что найти тут кого-нибудь очень сложно. Все прячутся так же как и я, но некоторые боятся даже нос на улицу высунуть. Поэтому решать свою проблему Вы прибыли не в самое удачное время. Однако раз уж так случилось, что Вы расплатились за меня, то я постараюсь Вам помочь. Я не особо часто сталкивалась с проклятьями и не занималась ими целенаправленно, но могу попробовать понять принцип Вашего проклятия и разобраться в нем. Правда заняться этим я смогу только когда приберусь здесь.
Осмотрев комнату беглым взглядом, которая была местами заляпана кровью недавнего пациента девушки, Трисс поднялась с кровати, собрав доспехи Алекса. Их было бы неплохо почистить и подлатать, но она была способна сделать только первое, за вторым мужчине придется обращаться к кузнецам.
-К сожалению, у меня нет мужской одежды, но постирать Вашу я могу. Поэтому будет хорошо, если Вы сложите всю грязную одежду вон в тот тазик, - она указала пальцем на стоящий глубокий таз, рядом с ширмой. -И простынь захватите заодно. Вот только вернуть доспехам прежний вид я не смогу, Вам придется обратиться к кузнецу. Я смогу подсказать, где их можно найти.

+1

8

Да уж, какие люди, такие и нравы. Похоже хотели того жители города или нет, а в здесь в Новиграде чтобы выжить им приходилось крутиться изо всех сил, становиться более жестокими и эгоистичными. И людей, которым Алекс дал статуэтку нельзя было винить в этом. Скорее всего когда-то, до всех этих событий они были хорошими людьми, о чём говорит то, что они всё-таки взяли позволили Трисс поселиться в своём доме, как и то, что они приняли статуэтку и немного успокоились. Этим людям тоже нужно на что-то жить, и, быть можем, им сейчас тоже тяжело и денег им совсем не хватает, что порождает в них некоторую алчность.
- Не за что, - отозвался кузнец, добавив, - я не мог позволить Вам разбираться с проблемами, причиной которых стал я, в одиночку.
Как ни крути, а пиромант действительно не любил, когда доставлял кому-то даже маленькие неудобства.А то, что произошло сейчас назвать маленьким язык совершенно не поворачивался. В этой ситуации он скорее всего создал большую проблему, связанную в частности с оттиранием его крови от пола, кровати и одежды, а это весь проблематичное занятие. Хотя, быть может здешним чародеям провернуть такой трюк не составит труда, кто знает, Алексу то ещё не довелось познакомиться ни с одним из ник кроме как с севшей рядом с ним целительницей. По её виду можно было однозначно сказать, что она устала. А кто бы не устал на её месте? Исцелять раны и передавать свою жизненную энергию умирающему должно было быть очень затратно. Единственным способом избежать таких трат, было использование для этих целей энергии различных артефактов, но таковых похоже у Трисс не было. Да и существовали ли они вообще в этом мире?
- Эта вещь для меня ничего не значит, - опроверг догадки женщины кузнец, как только она закончила его осмотр, желая своими глазами увидеть затянувшиеся раны и убедиться в том, что Алекс действительно жив и здоров. - Ничего не нужно, Вы уже и так много для меня сделали, перенеся меня сюда. А то что Вам не удалось меня спасти, то что уж тут поделать. Будем откровенны, получив хотя бы два из полученных мною ранений, практически каждый был бы уже мёртв или доживал свои последние мгновения. А мне помогает выдержать всё это то, что я уже и не жив, и не мёртв... А чувствую я себя замечательно. Совершенно ничего не болит. Я как бы это глупо не звучало, чувствую себя так, как только что родился, - улыбнулся пиромант, покручивая на пальце то самое треснувшее кольцо. Сняв его, живой мертвец посмотрел на потрескавшийся рубин, который вновь придётся чинить с помощью душ, которые в свою очередь придётся добывать в лучшем случае, где-нибудь за город, а в худшем - где-нибудь ещё.
- Не, что Вы, Трисс, таких вещей, как эта статуэтка в моей шкатулке пруд пруди. В своих странствиях я находил множество подобных вещей. Мне они совершенно без надобности, но порой всё это золото или серебро отлично выручает в подобных ситуация, когда подкупить кого-то куда проще, чем заставить принять свою точку зрения или же добиваться своего с мечом в руке, - пожал плечами избранный, помогая женщине убрать свои доспехи, грудой лежавшие возле кровати и перенести их поближе к тазу. В сам же таз улетели простыня, рубаха и штаны пироманта. А сам же Алекс остался в одних трусах. Безусловно, его немного смущало что, что он предстаёт перед красивой женщиной в таком виде, но что он мог поделать? Запасной одежды то всё равно нет, а укрываться чем-то другим было нельзя, так как кровь на его теле всё ещё не высохла, да и по хорошему, ему не мешало бы хорошо помыться.
- Проклятие... - задумчиво протянул кузнец, - его никак не снять. Я живу с ним уже очень долго, знаю причины его появления, знаю то, кто был его источником и то, как его можно снять, во всяком случае, с других людей, кто был заражён этим проклятием Тьмы. Да и ни к чему мне уже это. Я привык жить с ним, привык быть живым мертвецом, хоть это иногда и трудно.
Отойдя от таза, Алекс стал ходить по комнате, осматривая стоявшие здесь предметы более детально, но трогать руками ничего не спешил. Всё-таки он не знал для чего нужен тот же мегаском, как и принцип его работы. Быть может, прикоснувшись к нему, пиромант запустил бы цепочку необратимых событий или вовсе сломал бы что-нибудь.
- Вы тоже прячитесь? - полуутвердительно произнёс воин. - Наверное, то место, где вы раньше жили выглядело совсем иначе. Там было множество книг и самых разнообразных устройств, подобных этому, - предположил кузнец, показав на мегаскоп. Высказывать же предположения по поводу интерьера настоящего дома девушки, рыцарь не собирался. Всё-таки он же не собирался флиртовать с рыжеволосой, пытаясь узнать у неё её любимые цвета, блюда или же хобби.
- И... не нужно искать других чародеев, пожалуйста, - попросил кузнец.
- Что же касается времени моего прибытия в Новиград, то Вы правы, я действительно появился здесь в тёмные времена и поплатился за это. Но, что поделать, такова жизнь и моя судьба. Вечная борьба за жизнь и  вечный путь, и вечные странствия по самым разным мирам. Жаль, конечно, что я не смог застать Новиград в былом его величии, когда в нём, как понимаю, ещё не было тех самых фанатиков, от которых Вы меня спасли.
Закончив бродить по комнате, Алекс повернулся к Трисс, смущённо отведя взгляд куда-то в сторону.
- Я могу чем-то помочь? - поинтересовался кузнец. - Вытереть кровь, например или что-то куда-то перенести, постирать ту же одежду? А за доспехи не волнуйтесь. Я сам кузнец и могу их починить.
Почему-то от последней фразы пироманту стало совсем не ловко. Припоминая сказанные женщиной слова касательно его возраста, магических навыков и навыков ближнего боя, к которым сейчас добавились ещё навыки кузнеца как бронника, так и оружейника, рыжеволосой могло показаться, что избранный просто какой-то гений семи пядей во лбу. А этого Алексу очень не хотелось, и он опасался того, что его последнюю фразу сочтут за хвастовство.
- Так... - протянул кузнец, показывая тем самым, что очень сильно хочет ещё немного помочь этой замечательной женщине.

+1

9

Это было довольно приятно - встретить столь учтивого странствующего чародея. Или все-таки рыцаря? Это был хороший вопрос, поскольку сама девушка не могла сказать наверняка, кто перед ней находился. Да и расспросить Алекса у нее пока что возможности не предоставлялось до этого. Она вообще не думала, что сможет задать ему хоть какие-то вопросы. Но сколько живешь в мире - столько удивляешься. И даже когда думаешь, что тебя уже ничем не удивить, все происходит с точностью наоборот. Миру всегда будет чем удивлять, в нем скрыто много тайн и секретов и далеко не все они были раскрыты людям. Или какой-либо иной расе. В любом случае, такие люди как этот брюнет - огромная редкость в этом прогнившем до основания мире. Иногда тебя могут предать или бросить те, кому ты доверял больше всего. И крайне редко кто-то если не протянет руку помощи, то хотя бы поблагодарит за то, что ты кому-то помог, не преследуя при этом корыстных целей. Определенно Меригольд полегчало, когда ее догадки оказались опровергнуты касаемо статуэтки. Слабо улыбнувшись, Четырнадцатая, кинув беглый взгляд на Алекса, ответила:
-Это верно, что мало кто продержался бы с такими ранениями. Даже ведьмаки... - после чего отвела взгляд. Перед глазами в течение нескольких секунд промелькнули события в Ривии, как она вместе с Йеннифэр пыталась пробиться сквозь разъяренную толпу, как в них летели камни, как их пытались убить лишь за то, что они являлись чародейками. А ведь девушки просто пытались прорваться к Геральту, который был ранен. Вилами. И кто-то бы посмеялся, услышав о том, что ведьмака убили вилами, приняв это за скорее анекдот или какую-нибудь печальную и глупую балладу, напичканную драмой. Вот только это была жестокая реальность. Трисс видела, как последние жизненные силы покидали тело человека, который был ей дорог, которого она любила и которым дорожила, как хорошим другом. Она видела, как Йеннифэр беспрерывно посылает друг за другом заклинания, пытаясь вернуть к жизни самого близкого человека на свете и переоценив свои силы, падает рядом с ним. Но уже первые заклинания, что слетали с ее пальцев, были бесполезны. Они ничего не могли сделать или изменить. А ведь кто-то думает, что чародеи могут все - даже обмануть смерть и вытянуть любого из ее лап при помощи магии. Вот только смерть Геральта, и теперь уже личный опыт Меригольд с Алексом, очень хорошо демонстрировали, что магия далеко не так всесильна, как многим кажется. Отмахнувшись от навязчивых и неприятных мыслей, девушка вновь посмотрела на мужчину, вернув на свое лицо улыбку. -Вы меня этим и удивили. Но я правда рада, что все обошлось.
Четырнадцатая с интересом и не перебивая слушала, что ей рассказывает брюнет. Все же он странствовал и, судя по всему, уже давно. Сама рыжеволосая давно не отправлялась куда-либо. Сейчас она была заперта в этом городе, не имея возможности вырваться отсюда, бросить все и просто отправиться путешествовать. В своих путешествиях она видела себя целительницей, которая останавливаясь в деревнях, помогая простому люду с их проблемами: вылечить простуду у какой-нибудь малышки, помочь старикам перестать мучиться с поясницей, залечить раны мужчин, которым не повезло нарваться на какую-нибудь тварь в лесу или вылечить их скот. Пробыв там какое-то определенное время и подзаработав небольшое количество крон, а так же получив в благодарность от селян продукты в дорогу, она бы отправлялась дальше. Но все же основной целью Трисс было изучение страшных болезней, лекарства от которых пока еще не было. Этим бы и занималась Меригольд – путешествовала по миру, ища ответы и создавая лекарства от ужасных хворей, спасая не один десяток жизней. Но сейчас судьба решила, что ее место здесь, в Новиграде. Где рискуя каждый день своей головой, она спасала от незаслуженной смерти очередного чародея или алхимика. Но девушка ни в коем случае не жаловалась, потому что сама выбрала этот путь и прибыла сюда, надеясь помочь любому. Просто порой она скучала по тем временам, когда ее кто-то из друзей мог резко выдернуть и попросить прийти на выручку, чтобы помочь в том или ином вопросе. Она даже скучала по Каэр Морхену.
"Ох, Трисс, ты все такая же мечтательница", - усмехнувшись своим же мыслям, рыжеволосая кивнула Алексу, который последовал ее указаниям и положил в таз грязную одежду и простынь. Взяв большой кувшин, что стоял за ширмой, девушка вылила всю воду прямо в таз, после чего положила в него стиральную доску, мыло и, заколдовав их, приказала отстирывать вещи. Безусловно, если бы не усталость и приличное количество дел, она бы занялась этим сама. Но ее ожидала очистка доспехов и мытье полов, а этим уже чародейка займется вручную. Поэтому оставив стирку магии, рыжеволосая взяла нужные инструменты и парочку растворов, которые помогут избавиться от крови. Смешав их и получив требуемый результат, она принялась за работу, при этом продолжая слушать рассказы брюнета. С таким проклятием Трисс никогда не сталкивалась и даже не слышала о нем, что лишь подогревало ее интерес к нему.
-Не существует такого проклятия, которое нельзя снять. Просто далеко не все легко снять, - покачала головой девушка, не отрываясь от работы. -Впрочем, могу понять почему Вы не хотите с ним расставаться. Многие отдали бы все, чтобы получить подобное бессмертие. Но Вы называете это не даром, а проклятьем. По всей видимости, есть и обратная сторона монеты, не так ли?
Застопорившись на одном противном пятне крови, Меригольд начала активно оттирать его, хотя действовала все равно аккуратно, боясь испортить доспехи. Выглядел он весьма необычно и по-своему зачаровывал. Было очень жаль, что его вот так испортили и чародейка искренне надеялась, что какой-нибудь кузнец сможет им вернуть первоначальный их вид. Было бы обидно потерять такую полезную вещь: ведь Алекс вполне мог получить куда более серьезные ранения, если бы не эти доспехи. Хотя если верить словам мужчины - смерть ему не страшна... Тогда почему он не носил более легкий вид доспехов, который не сковывал движений и позволял носителю быть более ловким? Услышав вопрос от своего, теперь уже, гостя, Четырнадцатая ответила:
-То место, где я жила было более... ровным, - пошутила девушка. Но своей шуткой она бы ни за что не хотела обидеть хозяев, поскольку кривизна дома далеко не их вина. Однако первое время было довольно трудно привыкнуть к такой особенности ее нового жилища. -Нет, там было не так уж и много устройств. Мегаскоп, склянки с зельями, травы и да, множество книг. Но ничего особого в нем не было, просто дом.
Слова же касаемо путешествия по различным мирам Трисс не восприняла всерьез, поскольку было похоже, что это сказано философски. Но и заострять свое внимание на этом девушка не стала, посмотрев на брюнета, она заметила его смущение. Догадка отчего это произошло сразу пришло в голову, на что Четырнадцатая лишь усмехнулась.
-Тяжело чародейку воспринимать в качестве целителя, да? Но расслабьтесь, меня не нужно смущаться, - хотя, наверное, "целитель" все же было слишком громко сказано. Она не была послушницей храма Мелитэле и когда-то состояла в Ложе чародеек. Тот факт, что она какое-то время в Новиграде называлась целителем и помогала простым людям, едва ли делал из нее полноценного целителя. Да, Меригольд разбиралась в зельях, травах и могла исцелить от различных недугов при помощи амулетов или своей магии, но люди все равно привыкли видеть в качестве целителей мудрых и пожилых людей. И крайне редко - столь молодых и симпатичных девушек. Которые ко всему прочему являлись чародейками. Поэтому рыжеволосая не раз встречала подобную реакцию по отношению к себе. Может быть, встретила бы и больше, если бы не происходящее в городе... Сама же Трисс оставалась беспристрастной несмотря ни на что. За это уже можно было смело благодарить Геральта, который не покидал голову Четырнадцатой и прямо-таки не позволял переключиться или увлечься кем-нибудь другим. Да, она старалась смириться с тем, что им не быть вместе, сколько бы они не пытались, но получалось это у нее не очень хорошо. Вернее получалось все прекрасно до тех пор, пока перед чародейкой не появлялся беловолосый ведьмак и ее сила воли не давала в очередной раз трещину. У каждого были свои слабостью и любовь к Белому Волку была ее слабой стороной из-за которой она не раз делала не самые лучшие вещи. Но с тех пор девушка изменилась в лучшую сторону. Однако самой ей этого легче не стало. На вопрос Алекса, Меригольд отрицательно качнула головой и вернулась к своему предыдущему занятию.
-Ничего не нужно делать. Можете принять ванну, она находится за ширмой. Правда она не самая удобная, но для того, чтобы ополоснуться ее вполне может хватить, - отозвалась девушка, продолжая чистить доспехи. Особую сложность у нее вызвали те места, где присутствовала кольчуга. -Я могу подогреть воду, если это необходимо. Просто дайте знать.
На откровенность, что стоявший неподалеку от нее мужчина являлся ко всему прочему еще и кузнецом, Четырнадцатая усмехнулась. Ей стало интересно, сколько лет Алексу, раз он смог овладеть в какой-то степени магией, холодным оружием и теперь, как оказалось, еще и кузнечным ремеслом? Правда насколько хорошим он был кузнецом, девушка знать не могла. Возможно, что он начал этим заниматься недавно, поскольку понял, что во время своих не самых безопасных путешествий он еще не раз повредит свои доспехи и каждый раз их придется отдавать на ремонт. Но любопытство взяло верх:
-Так кто же Вы в итоге? Чародей, рыцарь или кузнец? У Вас отрицательные стороны вообще имеются? – последнее уже было сказано в шутку, поскольку на данный момент Алекс походил на идеального воина. К тому же с таким прекрасным характером. Разве такие люди вообще могли существовать?

+1

10

Что ж, дела складывались лучше не куда. Неприветливый поначалу Новиград с его многочисленными грязными улицами на которых живут бедные люди до которых совсем нет дела тем богачам, живущим на другом конце города, принял Алекса хуже некуда. Эти улицы были полны воров и разбойников. Трудно было представить, что начинает происходить, когда на город опускается ночь. Должно быть все жители плотно запирают дома и не выходят на улицы, а тех, кому всё же приходится это сделать, стараются преодолеть расстояние так быстро, насколько это было возможно.
Однако когда появилась Трисс всё пошло по-другому, и сейчас, спустя не более чем десять минут разговора, от неприятных ощущений не осталось и следа. В гостях у этой девушки было на удивление тепло. И речь шла не о физическом тепле. Алекса уже очень давно никто так радушно не принимал у себя дома. Хотя, назвать это место домом чародейки, конечно, трудно, но это нисколько не мешает ей быть гостеприимной хозяйкой. И кузнец был почти уверен в том, что, если бы ему довелось встретиться с целительницей в её настоящем доме, то приём был бы просто незабываемым. А учитывая сложившуюся ситуацию с неудачной попыткой исцеления, отсутствием чистой одежды и повреждёнными доспехами, то он остался бы у неё в гостях как минимум на пару дней, а может быть и больше пока не решил бы, что ему пора уходить. Кто-то может сказать, что так могла поступить любая девушка, но нет. Не любая девушка. Избранный был в этом почти уверен, но проверять это ему не очень хотелось.
- Ведьмаки? Кто это? - поинтересовался пиромант, услышав неизвестное ему доселе слово. Обычно, дожидаясь ответа избранный пытался представить тот самый неизвестный объект, что порой ему неплохо удавалось. Но сейчас живой мертвец просто был загнан в тупик. С одной стороны ведьмак мог обладать магическими способностями, а с другой - нет. И почему его тогда не называли магом или чародеем? И это лишь первое из многих противоречий, которое пришло на ум рыцарю от чего он и бросил эту затею, решив дождаться ответа девушки. Вот только её вид почему-то изменился при упоминании о ведьмаках. Складывалось ощущение, что с этим связано что-то очень печальное. Не став тревожить Трисс, Алекс смиренно ждал пока на него вновь обратят внимание.
- К сожалению это проклятие - исключение, - вздохнул кузнец. Он помнил всё, что с ним произошло, будто это было вчера. Проходя в своих странствиях через боль и страдания, пиромант всегда пытался помочь другим людям, тем, кто ещё мог сопротивляться проклятию, тем, кто поскорее хотел закончить свои страдания. Участь стать живым мертвецом, которому знаком лишь голод, очень пугала других людей и некоторые доходили даже до того, что просто запирали себя в клетке.
- Там откуда я пришёл, это проклятие поразило практически каждого человека. И так получилось, что единственный, кто мог снять это проклятие был - я сам. Но для этого мне нужно было принести себя в жертву. И, как я и говорил, этим способом я смог снять его со всех, кто был им поражён, но только не с себя. В первый раз осознавать это было больно, но потом, спустя десятилетия, столетия, я привык к этому.
Сделав небольшую паузу, Алекс взглянул на Трисс, которая старательно пыталась отмыть его доспех от крови, грязи и золы. Ему было не привычно видеть, чтобы кто-то другой кроме него ухаживал за его же доспехом. Однако поделать с этим кузнец ничего не мог. Быть может таким образом чародейка хотела искупить свою вину перед ним за то, что всё-таки не смогла его спасти. А может быть она об это уже и забыла?
- Доспех Арториаса, - заметив интерес с которым целительница иногда осматривала причудливую броню, произнёс пиромант. - Из-за него по большей части я и не позволил тем людям меня схватить, - признался кузнец.
- Да, Вы правы, в таком бессмертии безусловно есть свои плюсы и минусы. Думаю, что положительные стороны мы все хорошо знаем, а вот отрицательные... К ним можно отнести медленную и мучительную смерть от яда или от голода или удушья, когда тебя привалило камнями или горой снега и так далее. Но это мелочи в сравнении с тем, что проклятие требует постоянного поглощения чужих душ или, лучше сказать, её духовной энергии. Выделяется эта энергия. как не трудно догадаться лишь после чьей либо смерти. Иногда бывает, что этой самой энергии так много, что она остаётся в теле некоторое время и её можно собрать и даже придать ей физическую форму. Без такой подпитки проклятие перекидывается на своего носителя и начинает его пожирать изнутри. Со временем разум слабеет, а после и вовсе теряется, потом тело постепенно начинает отмирать. Оно постепенно высыхает, приобретая красноватые оттенки, становится сморщенным и очень худым. Глазницы пустеют. Если бы не кольцо, которое я недавно снял, Вы бы увидели меня совсем в другом облике, том, который я только что описал. Если бы не оно, быть может, мы бы не говорили сейчас с вами, - объяснил пиромант причину того, почему он называет своё бессмертие проклятием и никак иначе.
Разговор же о прежнем доме и смущении помог воину быстро переключиться с неловкой ситуации, в которую он себя поставил последним вопросом и воспоминаний, о которых, впрочем, он мог рассказывать часами, на более отвлечённые темы, как например убранство настоящего дома Трисс.
- Хорошо, - неуверенно согласился рыцарь, кивнув вдобавок на слова чародейки о смущении. - Мне просто не совсем удобно находиться перед Вами... Молодой и красивой девушкой в таком виде, - признался Алекс, смутившись ещё сильнее. Всё-таки когда тебя раздевают, чтобы осмотреть - это одно дело, а когда твои вещи стирают, пусть и с применением магии, а ты стоишь и ждёшь окончания этого процесса - совсем другое. К тому же, если сейчас к Трисс решат наведаться хозяева этого дома и застанут кузнеца в таком виде, то могут подумать поначалу не то, что нужно, а этого воину совсем не хотелось. Поэтому, как только прозвучали слова о возможности принять ванную, избранный не долго думая, скрылся за ширмой.
- Благодарю, - донёсся голос из-за ширмы. - А за воду не беспокойтесь, холодная вода - это то, что нужно мне сейчас.
И правда. Рыцарь стал что-то слишком суетливым в присутствии целительницы, что обычно если и происходило, то крайне редко. Хотя быть может виновато во всём его чувство вины, за то, что он доставил этой доброй девушке столько хлопот?
- При жизни я был сыном кузнеца, и потому стал кузнецом. Параллельно я изучал пиромантию. Жил в городе, рыцари которого были знамениты на весь мир своей доблестью, честью, справедливостью, но им я так и не стал. Я плохо помню то, что было со мной при жизни. За время пребывания в темнице, я забыл почти всё. Остались только факты о том кем я был, что знал и как погиб. Взяться же за меч и щит меня вынудили мои странствия. Огонь, безусловно силён, но порой против некоторых тварей он абсолютно бесполезен. А метать молнии меня научил рыцарь Солер - человек, который отправился в странствия, чтобы найти своё собственное солнце, - ностальгически произнёс последние слова Алекс, окатив себя в очередной раз холодной водой из стоявшего рядом ковшика.

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » We live to win another victory


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC