SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Cat lovers


Cat lovers

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://i60.tinypic.com/2wgus06.jpg    http://i60.tinypic.com/1z318w3.jpg

Anders

Lunа

Единожды в году, в ночь, когда на небе луна светит особенно ярко, слуги культа Селемин отправляются к краю Серебряного Леса, чтобы найти нового приемника - заплутавшего странника, Судьбой которому было уготовано оказаться в священном месте именно в это время.
Но завлечет ли Андерса, молодого целителя, перспектива служить на благо Селемин?

Отредактировано Luna (2015-07-07 16:11:38)

+1

2

В какой-то момент юному магу показалось, что возможно побег по воде во время еженедельной тренировки учеников на открытом воздухе был не самым продуманным его планом. Да что уж там, план явно был дерьмовый и, мягко говоря, сырой. Как и сам Андерс, который, в отчаянии перебирая руками и ногами, упрямо греб в сторону суши.
И хотя противоположный берег уже виднелся на горизонте, маг вдруг почувствовал, что больше плыть не может. Он явно переоценил свои силы и температуру воды в озере. Май, как на зло, выдался чересчур прохладным. Холод замораживал суставы, сводил мышцы, превращая каждый удар по воде ногами в мучительную пытку. Андерс сжал зубы и постарался загнать боль в окоченевших суставах в самые дальние уголки своего сознания. Это почти не помогало, усталость, смешанная с холодом поднималась все выше и выше, пробиваясь через множество преград и заслонов воздвигнутых юношей, нащупывая потайные тропки в его душе. Но маг не сдавался, а лишь ожесточеннее загребал ледяную воду руками и сжимал зубы, когда те стучали от холода.
Из-за усталости и шока Андерс даже и не пытался воспользоваться магией. Резервуар с маной был предательски пуст, вне зоны досягаемости. Все, что магу оставалось - это полагаться на собственные физические данные и выносливость.

К середине дня погода окончательно испортилась. Небо плотно застилали тучи, и новоиспеченный пловец не видел больше ни солнца, ни причудливых белоснежных облаков, напоминавших магу откормленных, пушистых котов. После нескольких часов плавания тело казалось совсем чужим, ветер дул прямо в лицо, в горло то и дело попадала вода, обжигая все внутренности враждебным холодом.
Сил плыть больше не было. Все силы уходили на то, чтобы держаться на воде. Решив передохнуть и отдать себя во власть течению, Андерс перевернулся на спину и закрыл глаза. Полежав на воде какое-то время и заметив, что он совсем не двигается, маг в очередной раз выругался про себя. Да, были вещи, о которых стоило было подумать перед тем, как прыгать в воду. Например, о том, что в озере, в отличие от других водоемов, течения не существует. 
Глупый, самоуверенный дурень.
Маг попытался вновь перевернуться на живот и продолжить свой злосчастный заплыв, но обнаружил, что тело наотрез отказалось его слушаться, Андерс не мог даже пошевелить кончиками пальцев. Делать было нечего, оставалось молиться, жалеть себя и торговаться за свою жизнь.
- Ну не могло ведь все кончится вот так, правда? Неужели я родился, чтобы так бессмысленно потонуть в водах этого проклятого озера, так и не познав свободы? Посмотрите на меня, я ведь так молод и прекрасен! Всего 19 лет. Это так нечестно! Эй, Андрасте, эй, Создатель! Если вы меня слышите, о святые ребята, не позвольте мне умереть!
Страх и отчаяние рисовало перед глазами юного Андерса самые разные картины. Как он будет тонуть, крича и захлебываясь, не в состоянии даже пошевелить ногами. Как его безвольное тело найдет вечный покой на дне озера и как все подводные обитатели накинутся на его труп, пожирая органы, обгладывая кости. А потом то, что от него останется, попадет в руки храмовников.
Представив торжествующие лица этих напыщенных ублюдков при виде его хладного трупа, маг физически ощутил в себе нарастающую злость, теплом разливающуюся по телу. Злость отрезвляла, придавала сил. Наконец-то нащупав в себе скудные запасы маны, Андерс направил всю свою энергию на то, чтобы оживить окоченевшие суставы и хотя бы на время расшевелить сведенные мышцы.
- Пусть пловец из меня никудышный, но что-то я да умею. И да, Создатель, я из без тебя справился. - самодовольно подумал маг, переворачиваясь на живот, и вдохнув в себя как можно воздуха, сделал последний рывок.

Оказавшись на суше и не заметив никаких преследований со стороны храмовников, Андерс истерически расхохотался. Он даже пустился было в победный пляс, но наступил ногой на угол своей мантии и мешком упал на песок, не в состоянии подняться.
Настроение это, впрочем, магу не подпортило. Не прекращая смеяться, он сложил из пальцев неприличный жест и показал его в сторону Башни, едва видневшейся на горизонте.
- Я вас всех уделал, неудачники. Жопа Андрасте, я свободен! - как полоумный кричал юный целитель. - Да пожрет Вас всех мор, уроды вы сраные. Идите оттрахайте себя, ублюдки!
Еще добрых минут пятнадцать над озером можно было услышать крепкие выражения беглого мага и его отношение к Церкви, Кругу Магов, Ордену Храмовников и ко всем, кто посягает на его свободу.
Вариации ругательств вскоре иссякли, и Андерс, не желая повторяться, зашелся кашлем и принялся выжимать одежду. Победа победой, но на берегу оставаться было небезопасно и нужно было двигаться дальше. Продираясь сквозь тернии кустов, маг оказался на небольшой поляне, надежно защищавшей его от посторонних глаз кронами деревьев. Довольный своим временным убежищем и валившийся с ног от усталости, целитель развел костер и рухнул подле него.

Очнувшись, Андерс так и не смог понять, сколько времени он провалялся без сознания. Несколько часов, сутки, несколько суток? Костер, судя по всему, давно потух. Небо очистилось. На улице стояла глубокая ночь, яркий свет луны заливал кругом все окрестности. Решив, что ночью скрыться от храмовников, которые наверняка шли у него по пятам, шансов все же больше, маг встал, огляделся, и, заметив по правую руку от себя небольшую речку, двинулся в ее направлении. Свет луны во истину творил чудеса, воды речки были похожи на расплавленное серебро, деревья же сияли в ночи будто живые. Добравшись до берега реки, маг заметил по другую ее сторону что-то вроде небольшого леса и, недолго думая, кинулся в воду, считая себя бывалым пловцом. Речка оказалась узкой и уже спустя несколько минут, Андерс очутился на другом ее берегу.
Вдалеке виднелись палатки, но, быть может, это всего лишь обман зрения. В любом случае, это надо было проверить.
- Ну что же, вперед, навстречу новой, свободной жизни. - подбодрил себя беглец и побрел дальше, готовый ко всему, что приготовила для него судьба.

Отредактировано Anders (2015-07-07 20:36:20)

+2

3

♬ Agnes Obel – Close Watch

Это была особая ночь. Вдохнув свежий ночной воздух и довольно ухмыльнувшись, Луна отправилась в королевский шатер. По всему поселению горели яркие праздничные огни, светлячки выплясывали в лучах ночного светила. Деревья шептались, превращая потоки ветра в музыку. Даже нелюдимые дриады выглядывали из-за деревьев. Служители Богини надели свои праздничные наряды и украсили лица символами Селемин. Луна же была в своем привычном костюме, но именно ей, а так же еще одной девушке, сегодня предстояла задача встретить нового последователя культа.
Пророчество гласило: "В ночь, когда луна светит особо ярко, Судьба направляет двух странников: один держит путь с Севера, второй же придет с Юга. Лишь храбрый и честный воин может быть выбран Священным Животным Серебряного Леса. Таковому предрешено присоединиться к служителям Богини, и стать защитником Серебряного Леса. В случае отказа, ему предлагается немедля покинуть край. Судьба тех, кто испытание не прошел, отдается в руки Случая".   
Сложно было сказать, как Луна относилась к Пророчеству. Поглощенная службой своей Богине, она не смела осуждать часть её культа. Впрочем, не оправдывала она и трусость, поэтому те, кто убегал от Священного Животного, порой становились обедом для Новы.
В королевском шатре было по-настоящему красиво. У трона Мираны уже стояла Мейр, вторая участница сегодняшнего торжества. Луна встала рядом с ней и поклонилась принцессе.
- Вы были избраны для того, чтобы в Ночь Объединения провести странникам испытание Судьбы. Мейр, ты отправишься на Север в сопровождении Крито, - белоснежный лев, преодолев половину шатра, в миг оказался у ног девушки. Луна улыбнулась: все кошки Селемин были совершенно не похожи друг на друга, но так прекрасны! - Луна, тебя ждет Юг, а твоим компаньоном будет Нюрт.
Воительница с гордостью посмотрела на огромную рысь, появившуюся рядом с ней. Шерсть ее переливалась серебром, а глаза были ярко-оранжевого цвета.
- Да начнется праздник! - вскрикнула принцесса Мирана. Луна и Мейр надели темные плащи со знаками Селемин и вышли из шатра в сопровождении Священных Животных.
Луна отправилась на Юг. Деревья, казалось, расступались перед ней. Наконец, Нюрт остановился и стал принюхиваться. Замерев, женщина использовала заклинание Невидимости, и прошла дальше, до тех пор, пока не увидела вдали силуэт. Луна осталась на месте, а вот Нюрт смелым шагом направился к страннику. Животное остановилось в десяти метрах от цели и недружелюбно зарычало, показывая, что вот-вот нападет.

+1

4

В кустах что-то зашуршало. Андерс напрягся и прислушался. Если бы это были храмовники, он бы услышал побрякивание их кольчуги и скрип доспехов из металических пластин за версту. Храмовники ловили магов не хитростью (Андерс вообще сомневался, что они способны на хитрость и на какие-либо другие мыслительные процессы), а количеством и подлыми антимажьими заклинаниями.
Сейчас же трава едва слышно шелестела. Быть может, это просто гулко дунул разыгравшийся ветер, быть может, это всего лишь лесные зверьки снуют туда-сюда в высокой траве. А быть может, этот лес, что расстилался впереди - пристанище разбойников и наемных убийц. Кто знает? Осторожность никогда не помешает.
Андерс достал из-за спины посох, попутно переживая за его состояние после их совместного заплыва, и мелкими шажочками двинулся вперед, периодически оборачиваясь и осматривая округу. Луна была на удивление яркая, и это позволяло магу отлично ориентироваться на местности.
- Если меня опять каким-то образом упекут обратно в Круг, надо будет внимательно изучить лунный календарь. - сделал мысленную пометку девятнадцатилетний беглец со стажем, припоминая, как в последний свой побег долго плутал в темноте по лесам, пока утром не оказалось, что он вернулся обратно к Башне. Впрочем со стратегическим мышлением равно как с умением ориентироваться в пространстве у целителя было туго.
- Да надо будет еще и картами запаст..- маг не успел продумать свою следующую гипотетическую вылазку, поскольку подняв глаза, увидел в нескольких шагах от себя огромного зверя. Судя по рычанию, животное не было дружелюбно настроено. Отступать по сути было некуда. Сзади - поляна, спереди - лес. Андерс посильнее сжал свой посох.
Животное не двигалось, но неприязненно рычать не прекращало. Маг не был уверен, как ему лучше поступить (вдруг если он сделает хоть шаг, зверь воспримет это как агрессию и призыв к бою), поэтому продолжал стоять на одном месте и таращиться на существо. При более подробном изучении Андерс пришел к выводу, что существо очень напоминает кошку. Только большую такую, серебристую, со смешными кисточками на кончиках ушек.
Сказать, что Андерс питал определенную слабость к семейству кошачих - ничего не сказать. В детстве маг любил изображать на обложках учебных тетрадок сира Ланселапа, только увеличенную его версию, размером с медведя, и себя на его спине. В его фантазиях он и его отважный кот побеждали плохих дяденек в металлических доспехах, освобождали Башню и всех магов от их засилья, а потом отправлялись в большой мир искать приключения.
Любопытство взяло вверх над страхом, и маг медленно начал сокращать дистанцию между собой и удивительной кошкой. Шел крадучись, стараясь ступать как можно тише и не спугнуть загадочного зверя.
Интересно, откуда он здесь взялся? Кошек таких размеров не бывает. Круг, конечно, многое скрывал о внешнем мире, но не стал бы он врать о том, какие габариты имеют животные семейства кошачьих. Даже если бы эта махина и была львом, одним из представителей этого славного рода, то слишком уж большим и никак не похожим на тех кошек-переростков, которых Андерс видел на картинках в книгах.
Пытаясь понять, что же это за существо такое (может, волшебное?), юный маг подошел к нему совсем близко. И залюбовался, глядя на его ухоженную, шелковистую серую шерстку, при свете луны даже создавалось впечатление, что это тело покрыто вовсе не шерстью, а самым настоящим серебром. Умилившийся этому величественному, грациозному созданию, Андерс протянул было руку, чтобы дотронуться до него и почесать ему грудку, но, услышав предостерегающий рык, осекся и быстро отдернул руку.
- Ну же, большая кошечка. Я не причиню тебе вреда. Ты, должно быть, голодная? А, большая рычащая кошечка? Давай пойдем охотиться вместе? Чур, добычей буду не я! Я твой друг, кошечка. Смотри! - Андерс медленно убрал посох обратно себе за спину, давая существу понять, что он не собирается атаковать и не желает ему зла. - Кто большая и красивая девочка? Правильно! Ты! - растягивая слова, продолжал нянчиться с кошкой Андерс. - Или ты мальчик? Большой, чудесный мальчик! Давай так, если ты девочка - мяукни, если мальчик - продолжай грозно и свирепо рычать. Ррр!

+1

5

Луна позволила себе подойти еще ближе и заметила, как человек достает из-за спины посох. Маг? Удержавшись от презрительного фырканья, женщина с беспокойством посмотрела на Нюрта, еще скрывающегося в тенях листвы. Ловкость Священных Животных делала их практически недостижимыми для любого оружия, но сильная магия могла навредить. Именно поэтому Луна и была рядом: если бы маг приготовился прочесть заклинание, слуга Селемин немедленно остановила бы его. Дальнейшую судьбу волшебников решал совет во главе с Мираной. Если совету маг казался способным, ему предлагали присоединится к культу. Впрочем, всё это разбирательство Луну не слишком интересовало. Всё ее внимание сейчас было направлено на странника. Который, вопреки ожиданиям девушки, стал подходить ближе к зверю. Увидев, какое огромное животное стоит перед ним, незнакомец не пытался бежать. И даже заклинания не использовал. Забыл родной язык от страха? -самодовольно подумала Луна. Но маг, казалось, стоит и восхищается красотой представшего перед ним зверя. Наконец, маг заговорил. Справедливости ради, нужно отметить, что голос его не дрожал, а был преисполнен ласки и восхищения.
Второй раз в жизни Луна не знала, что делать.
Когда она, год назад, увидела в лесной чаще огромную кошку, которая, казалось, дразнила её - Луна была преисполнена гневом. Обессиленная и уставшая, проигравшая битву и бежавшая с поля боя, воительница чувствовала в себе неиссякаемый поток зла, которое, хоть и было направлено на саму себя, касалось каждого, кому не посчастливилось встретить её в это время. Кошка продолжала играть с ней, то и дело появляясь с разных сторон и рыча. Выхватив из голенища сапога кинжал, Луна бросилась в атаку. А когда кошка, повалив девушку на лопатки и нависнув сверху, угрожающе рыкнула, она приготовилась приняться смерть достойно, глядя в фиалковые глаза зверя. Но животное лишь прислонилось лбом ко лбу Луны и село рядом. А к воительнице подошел загадочный человек в черном плаще с невиданными прежде символами, и предложил служить Богине Серебряного Леса, или же убраться навсегда.
И теперь Луна смотрит на человека, на чьем месте была год назад, и совершенно не понимает его поведения. Может, он друид? - думает она с неуверенностью. Друиды отлично ладят с животными, но выглядят совершенно иначе, чем тот, кто стоит перед ней. Незнакомец выставляет руки вперед, тянется к рыси, будто хочет погладить. И Нюрт, вдруг прекратив рычать, садится на задние лапы и кивает. Будто подпуская незнакомца к себе.
В пророчестве об этом не говорилось. Да и сама Луна редко встречала людей, которые предпочитали мирные переговоры насилию. Хотя и переговоры с огромным хищником умной стратегией не назовешь.
Не до конца понимая происходящее, Луна не теряла внимательность - в любой момент маг мог выкинуть какой-нибудь неприятный фокус. Впрочем, Нюрт выглядел вполне спокойно и дружелюбно. А чутье было сильной стороной Священных Животных.
Осталось последнее: Нюрт, убедившись в своем выборе, должен был дотронуться лбом до странника. Так делают кошки, показывая свое доверие.

+1

6

Большая кошка внезапно перестала рычать и села на задние лапы. Мяукать, однако, она судя по всему, не собиралась. Теряясь в догадках, к какому полу принадлежит это прелестное создание, Андерс вновь потянул к нему руку и на этот раз ему хватило храбрости докоснуться до его серебристого меха. Маг медленно начал гладить кошку, запуская пальцы в ее теплую, лоснящуюся шерстку, и сам при этом едва не заурчал от удовольствия. Интересно, как там поживает сир Ланселап? Андерсу было жаль оставлять своего питомца в Кругу, но его друг, Йован, пообещал ему, что позаботится о коте и обеспечит ему сытную и счастливую жизнь. Андерс вздохнул, Йован, как и все, наверняка считал, что его очередной побег был обречен на провал и скоро юного целителя опять приволокут в Башню храмовники, и не хотел, чтобы кот пропал во время этой вылазки.
- Ну что же, похоже мы с этой кисой нашли общий язык. - почесывая кошке ее серебристую грудку, решил маг. - А это значит, что у меня появился новый друг и товарищ.
- Нравится, когда тебя чешут, а, большая кошечка? И совсем не обязательно было рычать, правда? - разговаривать с кошкой, быть может, было не очень разумно, но Андерс был один на окраине леса и поблизости никого не было, да и быть в столь поздний час не могло.
- Ну что, большая кошечка, отправишься навстречу приключениям вместе со мной? Мы с тобой будем непобедимы! Я, одаренный юный маг, и ты, большая и внушительная кошечка, составим друг другу отличную компанию! Звучит совсем неплохо, верно?
Большая кошка продолжала молчать, спокойно и мудро поглядывая на него.
- А вдруг она разумное существо и понимает человеческую речь?
- Ну же, невозмутимая моя, подай мне знак, что понимаешь меня. Ты ведь не только большая и прекрасная, но еще и умная кошечка, не правда ли?
Большая кошка попрежнему не издавала ни единого звука, однако выглядела довольно-таки дружелюбно, поблескивая в темноте своими янтарными глазами.
- Давай выберем тебе имя! - продолжая поглаживать пушистую шерстку чудесному созданию, выдвинул новое предложение юный целитель. - Как насчет леди Смоки? Смоки-Смоки, Смоки-Чмоки! - Андерс покосился на свою новую боевую подругу. - Или ты будешь Дымком? Дымок тоже рифмуется с Чмок. Так что выбирай!
Большая Кошка хранила молчание и явно не собиралась выбирать.
- Ладно, не хочешь выбирать, дело твое. - не обиделся маг. - Буду называть тебя леди Смоки. Обещаю, когда-нибудь я познакомлю тебя с одним сиром. Уверен, вы подружитесь!
Представив, как эта большая странная кошка с кисточками на ушах свернется калачиком рядом с маленьким, но прытким Ланселапом, Андерс растрогался и в очередной раз удивился, какое влияние на него оказывают грациозные и невероятно милые кошачьи существа.
- Слушай, а ты можешь покатать меня на своей большой серебристой спинке? - внезапно пришла в голову беглеца новая идея. Андерс оценивающе поглядел на телосложение животного и решил, что такая кошачья махина вполне сможет выдержать его вес. Кошка по-прежнему излучала дружелюбие и вообще выражала благосклонность. Она склонила голову, пытаясь дотронуться лбом до его плеча. Андерс решил, что это знак.
- Вот и отлично! Ну что, попробуем? - неуверенно спросил у кошки маг, обходя восхитительного зверя и собираясь на него забраться.
- Если у меня получится, то мы с леди Смоки быстренько выберемся из этого леса и направимся куда-нибудь в сторону Тевинтера. Там-то у храмовников нет ровно никакой власти. С такой-то кошечкой они меня точно никогда не найдут.

+1

7

Незнакомец был очень общителен, и для долгих разговоров, казалось, ему и собеседник не нужен. Он задавал какие-то глупые вопросы Нюрту, который отвечал гордой невозмутимостью. Вряд ли маг мог догадываться, что перед ним - Священное Животное, разумная кошка, наделенная множеством способностей. Помимо размеров, силы, ловкости и выносливости, кошки прекрасно чувствовали тех, кого выбрали: их ощущения и даже мысли. Правда, это давалось не сразу: ментальная связь между зверем и воином была самой высшей степенью объединения.
Луна улыбнулась. Она улыбалась редко, и обычно это был скорее самодовольный оскал после убийства очередного нарушителя покоя Серебряного Леса. Но та любовь, которой так и сочился голос мага, вызвала схожее чувство и в Луне. Со своей Новой она стала так близка не сразу - первое время она считала её обычным животным, вроде лошади. Спустя некоторое время, осознав свою неправоту, Луна чувствовала стыд. Нова обиды не таила: наоборот, ей было в радость наблюдать перемены в отношении Луны к ней. Совместные охоты стали намного веселей. Более того, Луна порой не приходила в поселение - они оставались ночевать у озера, разведя небольшой костер и смотря на звезды.
Услышав выбранное для Нюрта имя, воительница не смогла сдержать смешок. Нюрт тут же посмотрел в пустоту - туда, где скрывалась Луна. Женщина извинилась взглядом, и продолжила молча наблюдать - незнакомец уже собрался оседлать животное. Слуга Селемин было подумала: ну, всё, сейчас Нюрт цапнет наглеца. Ан нет. Рысь лишь прислонилась лбом к плечу избранного. А это значит, на другом конце леса сейчас кто-то бежит прочь от жуткого зверя.
Перспектива привести в лагерь странника радовала Луну, хоть она и не ожидала, что все обернется именно так. Впрочем, маги всегда нужны. Воительнице не хотелось этого признавать, но положение магов было довольно высоким здесь, в культе Селемин. Помимо целителей, были и те, кто мог самостоятельно пойти в бой и прогнать врагов с территории леса. Некоторые становились жрецами Селемин. А еще у них огромный красивый шатер.
Немного погодя, Луна пришла к выводу, что пророчество исполнено. А для себя открыла пользу и эффективность мирного пути разрешения конфликтов. Но с медведями такого лучше не делать. Странник был чудаковат, но весьма забавен. Именно второго качества не хватало в поселении. Все воины, в том числе и Луна, ходили напыщенные, со сдвинутыми к переносице бровями. Магички глупо хихикали, а на лицах жрецов всегда было необъяснимое блаженство.
Луна щелкнула пальцами, и заклинание Невидимости рассеялось. Женщина оказалась совсем рядом со странником и кошкой.
- Его зовут Нюрт, - перво-наперво сообщила она, хотя в голове еще кружились всякие "смок-чпок-дымок". - Он Священное животное богини Селемин. И выбрал он тебя не случайно.
Прежде, чем пересказывать пророчество, Луна посмотрела на незнакомца, дожидаясь его реакции.

Отредактировано Luna (2015-07-08 14:51:54)

+1

8

Залезть на кошку было куда сложнее, чем Андерсу показалось на первый взгляд. Смоки вела себя послушно, не вертелась и не брыкалась, но оседлать ее было делом совсем не простым, возможно потому, что юноша просто не знал с какого бока к ней лучше подступить. Нельзя было сказать, что у юного мага был большой опыт в приручении диких животных, и уж тем более он не имел ни малейшего понятия, как их седлать. В Кругу воспитанников по известным причинам не учили верховой езде. Интуитивно хватаясь за гриву животного и пытаясь не причинить ему неудобств, маг начал осторожно карабкаться по массивному серебристому боку его новой подруги.  
- Смоки, я не делаю тебе больно? - с опаской поинтересовался Андерс, все еще пыхтя и цепляясь за шерсть большой кошки. Большая кошка, как обычно, никак не реагировала на его вопросы. Возможно, она просто не из болтливых. Ну ничего страшного, он будет говорить за них двоих. Решив про себя, что если бы существо испытывало дискомфорт, оно не стало бы церемониться и мигом бы сообщило ему об этом, рыча и скидывая его с себя, Андерс наконец-то перекинул ногу через спину леди Смоки и уселся, упираясь ступнями ног в теплые шерстяные бока.
- Ну вперед, большая кошечка! В путь! - подбодрил маг свою новую питомицу, которая все еще неподвижно сидела, будто бы и не собираясь никуда идти. - Давай, Смоки! Тпру, поехали!
Андерс продолжал бы упорствовать и настаивать на том, чтобы большая кошка везла его и дальше, если бы буквально в нескольких метрах от него магическим образом не появилась одна молодая женщина. В чертах ее лица было что-то от эльфийки, но маг не мог быть до конца в этом уверен, так как уши девушки были скрыты под замысловатом шлемом. Волосы же ее при ярком свете луны казались неестественно белыми, такими, что даже Андерс с его блондинистой шевелюрой почувствовал себя по меньшей мере русым по сравнению с этой удивительной незнакомкой. Одета же девушка была в мудреный, необычный костюм фиолетового цвета, прямо подстать ее глазам. При виде внезапно материализовавшейся незнакомки маг от неожиданности чуть не рухнул со Смоки.
Девушка не представилась, зато вместо этого открыла ему, как в действительности звали это величественное, серебристое существо.
- Нюрт, значит.
Маг внимательно посмотрел на незнакомку и ему вдруг показалось, что глаза ее отчего-то смеются. Мигом поняв, что именно послужило поводом для смеха, Андерс насупился и слегка покраснел.
- Подслушивать нехорошо, - недовольно пробурчал он, все еще восседая на звере и поглядывая на незнакомку сверху вниз.
Все то, что она говорила звучало воистину странно. Его леди Смоки, со слов девушки, являлось каким-то священным животным, которое якобы выбрало его во славу какой-то там богини. И вообще ее зовут Нюрт. И она - мальчик. И если в последнии два факта маг еще мог поверить, то часть, где животное, которое служит неизвестной ему до селе богини, выбирает его для каких-то там целей, показалась Андерсу, мягко говоря, дикой.
Он, конечно, слышал о том, что существуют разные культы и отклонения от учений Церкви, но никогда и не думал, что сам однажды попадет в лапы к таким язычникам. Вот только переплыв озеро Каленхад, маг вполне мог оказаться в опасной близости от Морозных гор, где, по слухам, проживало целое поселение таких вот фанатиков. Правда, на сколько Андерс помнил, они почитали не больших кошек, а драконов, считая их возродившимся божеством святой Андрасте.   
Впрочем культы бывают разные, а кошки - действительно изумительные животные, несомненно достойные почитания.
Прежде всего нужно было сохранять спокойствие. Наверное, не стоило забираться на Священное животное, которое еще недавно было его новой спутницей леди Смоки. Спрыгнув со спины зверя, Андерс приблизился к девушке, давая ей возможность рассмотреть себя получше. - И давно вы с Смо.. - маг чертыхнулся про себя, - с Нюртом следили за мной? Кто вы вообще такие, а? Кстати, а может быть, я выбрал его, а не он меня? И его предназначение в том, чтобы защищать меня от храмовников и увезти в Тевинтер? - внезапно Андерс осекся и затих, понимая, что сказанул лишнего. Приверженцы культов или же обычные последователи Андрасте, должно быть, одинаково боялись и недолюбливали магов, считая, что все они выродки и их место в башне под замком. Эта девушка показалась целителю непохожей на всех тех, кого он когда-либо встречал, но если она на него нападет и попытается доставить обратно в Круг, маг был готов дать ей бой.

Отредактировано Anders (2015-07-09 00:08:48)

+1

9

Луна смотрела на отчаянные, но в то же время осторожные попытки избранного забраться на Нюрта. Рысь, однако, такого поворота событий не хотела, а потому застыла, словно статуя, то и дело с непониманием глядя на мужчину. Луне стало тревожно: куда он так спешит? И вот, только незадачливому мужчине получилось найти подход к зверю, появилась Луна. Было это, как минимум, неожиданно, - и маг, уже взобравшийся на рысь, пошатнулся.
Подслушивать - действительно нехорошо, и женщина не могла допустить, чтобы её в этом уличили. Лицо её вмиг сделалось строгим, темные брови поползли к переносице.
- Я здесь для того, чтобы гарантировать безопасность Священного Животного, - проговорила Луна. Впрочем, было ясно, что котик и сам мог постоять за себя. - А до твоего способа общения мне нет никакого дела.
Женщине не хотелось использовать слово "сюсюкаться" - из её уст оно казалось бы более смешным, чем монолог мага несколько минут назад.
Вопреки ожиданиям воительницы, маг подошел ближе, будто желая наладить контакт. Несмотря на внешнюю храбрость, Луне казалось, что он чего-то боится. И, кажется, дело было вовсе не в её неожиданном появлении. Дождавшись, пока маг закончит забрасывать её вопросами, Луна постаралась ответить максимально кратко, но по существу:
- Сегодня особый день, когда Судьба приводит в Серебряный Лес странника. Если животное, которого он встретит, признает его, значит, Богиня Селемин желает принять странника.
Впрочем, сухо пересказанное пророчество вряд ли чем-то помогло бы. А потому Луне пришлось напрячься, чтобы сделать дальнейшее предложение:
- Ты бы избран, и Селемин предлагает тебе стать защитником Серебряного Леса. Ты получишь все необходимое: кров, еду, звание и оружие. А Нюрт станет твоим компаньоном на всю оставшуюся жизнь. Но если такое предложение тебя не привлекает, ты должен немедленно убраться со священной территории. Во избежание трагической смерти.
На этих словах Нюрт обнажил острые клыки, сияющие в лунном свете. Впрочем, он до сих пор выглядел чрезвычайно дружелюбно и спокойно.
- Предназначение Священных животных - охранять лес. Они не могут покинуть его территорию. Я не знаю, кто такие храмовники, и где находится Тевинтер, - добавила Луна. - Но если ты кого-то боишься, стань защитником Серебряного леса. И Селемин защитит тебя.
Было ясно, что маг скрывается от кого-то. В современном мире - таком, каким Луна его помнила, - для этого было множество причин. Маг не выглядел и не вел себя как убийца, поэтому женщина не боялась его, хоть и всегда была настороже.
Луна припомнила, как пару месяцев назад волшебница Рилай рассказывала о том, как нынче тяжело живется магам. Владея огромной силой, Рилай была вынуждена отправиться на далекий север, потому что всюду, где она останавливалась, местные жители были против её магии. Простолюдины вообще терпеть не могли ни волшебников, ни воинов. Они хотели лишь жить своим бытом, ходить по тавернам да развлекаться. Воинов считали грабителями, а магов - дьявольскими отродьями.
Из-за собственных мыслей Луна прониклась сочувствием к магу, стоящему перед ней. Выглядел он совсем молодо, женщина дала бы ему лет двадцать. Но мятая одежда, синяки под глазами и бледная кожа смотрелись не в пользу данного утверждения.
- Меня зовут Луна, - представилась женщина, будто пытаясь загладить свой грубый тон и показать, что ей можно поверить. Люди ведь любят знать, с кем беседуют.

+1

10

Девушка в фиолетовом костюме производила на Андерса двоякое впечатление. Голос ее был тверд как сталь, движения уравновешены и спокойны, выражение лица напоминало строгий и осуждающий взгляд Старшей чародейки Круга Магов Винн, когда та застукивала его в коридорах Круга, обжимающегося с очередной дамой сердца. Винн всегда переживала за его воспитание и пыталась следить, чтобы свободное от занятий время Андерс посвящал изучению целительства, а не развращению молоденьких студенток и вынашиванию очередного коварного плана побега. Незнакомка смотрела на него так же, только в ее фиолетовых глазах было что-то еще, схожее с благоговением и безоговорочным поклонением, когда она упоминала имя неизвестной Андерсу до селе богини.
Вообще-то маг представлял фанатиков по-другому. Обезумевшими, уверенными в собственной правоте и готовыми кинуться на любого, ежели этот любой хоть жестом, хоть словом выкажет неуважение к предмету их почитания. Беловолосая девушка выглядела иначе, и все же Андерс не был уверен, что хочет шутить по поводу Селемин и ее, несомненно, выдающихся женских частей тела, как частенько делал со вторичными половыми признаками Андрасте.
- Интересно, Селемин - это какое-то перерождение Андрасте и ее культа или же совсем другая, чужеземная религия?
Впрочем, это было не так уж и важно. Важно было то, что он ни с того, ни с сего, стал избранным, и это накладывало на него какие-то новые, непонятные обязательства, к которым его жизнь совершенно не готовила. Маг не был уверен, что готов защищать кого-то кроме себя, но перспектива иметь Нюрта, которого он все же переименует потом в леди Смоки, его привлекала. Иметь кота - это здорово, иметь двоих (одного из них - гигантскую кошечку, причем не простую, а какую-то священную) - еще лучше.
Андерс уже готов был даже согласиться стать защитником в принципе чего угодно, услышав, про еду, об отсутствии которой желудок моментально дал ему знать, но то, что сказала незнакомка дальше, заставило его не спешить с присоединением к этому непонятному культу.
- Вы держите животных взаперти? - отрывисто и немного грубо поинтересовался целитель, непроизвольно вцепляясь в серебристую шерстку Нюрта. Если эти оккультисты эксплуатируют животных, им мало не покажется. За то не долгое время знакомства с этой большой кошечкой, которая спокойно и мудро поглядывала на него свысока, Андерс успел проникнуться к ней симпатией и отныне считал себя в ответе за нее.
В речи фиолетовой незнакомки было, по мимо этого, много всего удивительного. Андерс с трудом верил в то, что кто-то в Тедасе может не знать о существовании храмовников. Может, она еще не знает, что существуют маги? Они тут, в своих Морозных Горах, совсем одичали, что ли?
- Если я правильно понял, то, чтобы меня защитила эта ваша Селемин, то сначала я должен защитить ее? - возможно, в голосе мага опять промелькнула враждебность, но Андерсу было плевать. Общаться с людьми у него всегда выходило хуже, чем с животными.
Незнакомка наконец закончила с пафосными церковными речами и решила представиться. Имя девушке шло, даже несмотря на то, что в Тедасе, даже на экзотическом полуострове Ривэйн, такие имена в ходу не были. Никто не называл своих детей в честь небесного светила. Должно быть, мать Луны была той еще оригиналкой.
- Я Андерс., - просто ответил юный целитель, не знавший, о чем принято говорить после того, как обе стороны наконец-то друг другу представлены, а одна из сторон называет другую избранной, стремится обратить ее в свою веру и помимо всего прочего, эксплуатирует больших и красивых животных. - Как у тебя дела? 

+1

11

Маг был задумчив, видимо, обдумывал каждое слово и тщательно взвешивал решение. Год назад, находясь на его месте, Луна не сомневалась ни секунды: настолько была утомлена бесцельным метанием от одного селения к другому. Что таить, девушка была на грани самоубийства, ведь не могла выдержать позор побега. Она говорила себе, что другого выбора не было - огромная часть её армии пала в этой злосчастной битве, и оставалось лишь бежать вместе с теми немногими, кто выжил. Но и их ждала страшная участь - ловушки, расставленные врагами в лесу. Луна осталась совсем одна, былая слава и задор в битвах улетучились. В поселениях еще долго будут ходить слухи о несокрушимости вражьей армии. Но Луна-то знает правду: приказ к нападению она отдала слишком рано.
Вопрос, заданный магом, вывел Луну из расплывчатых воспоминаний. Можно было спросить о чём угодно: о выгоде для себя, деньга, безопасности - но избранный, нахмурившись, высказался именно о несправедливом отношении к кошкам. Луна мягко улыбнулась, и для того, чтобы ответить на вопрос, преодолела то небольшое пространство, что оставалось между ними. Женщина прошептала на ухо собеседника:
- Они не могут существовать за пределами Серебряного Леса. Священные животные - это творения Богини. Нюрт, к примеру, появился на свет несколько часов назад. Они словно призраки, которых можно потрогать. С которыми можно наладить контакт. Которым можно доверить свою жизнь. Каждая кошка - это кусочек души Селемин. И стоит им покинуть лес, как они исчезнут.
Нюрт, конечно, и сам об этом знал, но женщине показалось не слишком тактичным говорить об этой детали вслух. Наверняка для незнакомца это будет дикостью, но Луне на этот факт совершенно все равно. Она любит свою Нову и знает, что она живее всех живых.
Наконец, женщина сделала шаг назад, становясь на почтенном расстоянии для малознакомых людей. А магу предстояло объяснить еще кое-что.
- Серебряный лес - это не обычная территория, на которую пришли люди и сказали: "Это наши края, мы будем здесь жить". Он стоял здесь еще до того, как был построен первый город. Лес - пристанище для множества Древних существ, и он хранит небывалые богатства, которыми так не терпится завладеть алчным и жестоким людям. Мы не просто охраняем этот Лес. Мы - его часть, понимающая важность и святость этого места.
Слова эти сказаны были с особой гордостью. Для Луны, расставшейся с прежней жизнью, служение Селемин стало не просто главной задачей, но и тем, чего она действительно хотела. Она редко обращала внимание на происходящее вокруг: вырубку лесов, охоту за полезными ископаемыми. Но теперь, став защитницей Серебряного леса, она стала защитницей, кажется, целого мира.
- Когда ты в последний раз видел дриад? - спросила женщина строго. - Многие из них погибли, потому что людям не терпится строить новые города, высокие дома и огромные бордели. А еще им не терпится завладеть Лунными камнями, ценность которых они даже не представляют.
Луна вздохнула, довольная своей речью. В прошлом она была чудесным оратором, и не раз подбадривала своих воинов. Сейчас же она часто молчала, но голос её не потерял своей силы.
Пожалуй, нужно уже перестать удивляться, - подумала Луна, услышав новый вопрос.
- Хорошо, наверное, - тихо проговорила воительница.

+1

12

Когда его новая знакомая Луна ни с того, ни с сего подошла к Андерсу так близко, что коснулась плечом его руки и слегка привстала на цыпочки, по всей видимости желая что-то прошептать ему на ухо, маг не знал о чем и думать. Что, если по какой-нибудь очередной традиции этой ее Селемин, в ночь, когда луна светит особенно ярко, послушница по имени Луна должна возлежать с избранным, чтобы зачать от него еще более избранное дитя? Верно говорят, чужая душа - потемки, а что творится в мозгу оккультиста, ослепленного верой и желанием исполнить свое предназначение, можно только догадываться. Ну вот и зачем она подошла к нему так близко?
В целом, Андерс не имел ничего против возлежания с удивительной, пусть и едва знакомой женщиной, явно старше его и вообще непохожей ни на одну из девушек, которых он знал. Однако священный характер сего действа слегка смущал юного целителя, который в свои неполные двадцать лет все же не хотел становиться ни отцом, ни церковным служителем.
Опасения Андерса, впрочем, были напрасны, женщина приблизилась к нему и понизила голос не для того, чтобы использовать его в каких-либо ритуалах, а для того, чтобы не ранить чувства большой кошечки, оказавшейся на самом деле вовсе не кошечкой, а всего лишь орудием в руках богини-создательницы. Андерс понимающе кивнул и слегка улыбнулся, всем своим видом показывая, что тоже будет тактичен и не расскажет ничего Нюрту. Наверное, ему не очень приятно было бы услышать от том, что он что-то вроде призрака и вообще ненастоящий котик в прямом смысле этого слова. Такое никому не понравится.
Улыбки и кивки, быть может, и были понимающими, вот только сам Андерс из речи девушки ни хрена понять не мог. Маг всю свою недолгую жизнь отрицал божественную сущность в истории Андрасте, считая, что все эти легенды придуманы Церковью, чтобы при помощи заповедей контролировать людей. Божественную сущность и чудеса Андерс объяснял себе ни чем иным как магией, а лечебную силу праха Андрасте - магическими свойствами сырого лириума, растущего под местом его хранения. Абсолютно не воспринимая божественную сущность в любом ее проявлении, Андерс пришел к выводу, что если Селемин и существует на самом деле, то существует из плоти и крови, обладая при этом неординарными магическими способностями. На памяти Андерса, однако, не существовало ни одного чародея, который мог создавать живых существ, наделенных чувствами и сознанием, вдобавок, контролируя их перемещение.
Сообразив, что женщина еще не закончила свой рассказ, маг решил, что все вопросы отложит на потом, а сейчас, не перебивая, внимательно выслушает все, что Луна собиралась ему поведать. Надо соблюдать приличия. Его же все-таки избрали как-никак.

Луна как добропорядочная послушница культа похоже действительно верила во все, что говорила. Ее голос звенел, фиолетовые глаза блестели, женщина буквально светилась от гордости. Судя по тому, с каким презрением она говорила о людях, Луна все же была эльфийкой. Знал маг этих эльфов, повернутых на защите природы и винивших людей во всех своих бедах. Даже живя в Кругу, преимущественно в окружении людей, некоторые эльфийские экземпляры не забывали свои корни и с гордостью сообщали о своем происхождении всем тем, кто еще готов был их слушать. Про дриад и лунные камни, они правда, и словечком ни обмолвились. Как бы там ни было, Андерс в целом уяснил посыл речи его новой знакомой, в котором читалось сожаление о былых временах, глухая злоба на человечество, признание собственной беспомощности и желание отстоять хоть какой-то клочок земли. Селемин, кем бы она ни была, и правда умело подобрала себе почитателей. Доведенными до отчаяния эльфами действительно легко было управлять. В глубине души маг всегда сочувствовал эльфам, которых везде и всегда притесняют и не дают равных прав с людьми, и проводил аналогию с его собственным заключением в Башне. Андерс не терпел угнетателей. Но еще больше он не терпел людей, которые используют других и их добрые намерения в своих, возможно корыстных целях.

- Расскажи мне о Селемин. - попросил эльфийку маг. - Если я соглашусь стать избранным, меня ей представят?
Андерс никогда не видел себя в роли героя-освободителя, но при виде Нюрта и воинственной Луны, отдавшей свою жизнь несуществующей богине и готовой ради нее на все, не мог просто так оставить их. Ему вдруг стало жизненно необходимо разобраться в том, что здесь происходит, а неуверенный ответ девушки на вопрос «как дела» только усилил подозрения мага в том, что на самом деле послушнице запудрили мозги и она тут совсем не счастлива.
- Ты никогда не хотела быть свободной?

+1

13

Несмотря на то, что Луна была верной слугой Селемин, а в эту ночь и вовсе - той, кто должен был привести Избранного - много болтать она не любила. Женщина всегда жила по принципу "лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать", поэтому не любила затяжных бесед и долгих объяснений. Впрочем, Андерс хотел знать всё - и даже больше, - и, видимо, Луне предстояло поделиться всеми знаниями, которые у неё есть.
- Селемин - Богиня, - проговорила воительница, скривив бровь и посмотрев на Андерса, как на невнимательного мальчишку. - Она всегда видит то, что происходит здесь. Она - это лес, это небо над ним, это лунный свет.
Женщина не сомневалась в своих словах, поэтому не понимала, чего от нее хочет маг. Казалось, он проверяет её веру - каверзными вопросами и капелькой презрения в голосе.
Несмотря на вышеописанный принцип, которому следовала Луна, она никогда не видела Селемин в её физическом облике (если такой, конечно, был), но чувствовала её силу в битвах. Богиня наделила свою защитницу и физическими изменениями, и магическими способностями, которые, однако, действовали только на территории Серебряного Леса.
- Но тебя представят Принцессе Миране, - добавила Луна, подавляя эмоции. Воительница принцессу не слишком-то любила, хоть это и было непозволительно. Но прошлая жизнь эльфийки, наполненная встречами с различными правителями, твердо научила её не доверять им.
Глядя на всё ещё сомневавшегося Андерса, Луна не выдержала, и задала свой вопрос:
- Что за странный вопрос ты задал? Хочешь, чтобы тебя представили Богине. Это так странно. Удел Богов - небеса и подземный царства, другие миры. В нашем мире их нет. Быть может, являются иногда - как животные, природные явления. Или через жрецов во время обрядов.
Луна родилась и воспитывалась на далеком севере, где большинство жителей верили в Вотана. Были у эльфийских племен и свои Боги - но чаще всего это были лишь почитаемые герои древности. Во время путешествий, Луна сталкивалась со многими культами и верованиями, но ни разу не слышала, чтобы Боги жили среди людей. Это казалось для нее чуждым, а еще немного смахивало на шарлатанство.
Нет, женщина особо верующей не была, особенно когда была наемным воином. Она, конечно, с детства слышала о Вальгалле, рае воинов, но мудрецы утверждали, будто бы туда дорога открыта лишь мужчинам, а женщины там исполняют иную роль. Возможно, такие клише и сделали Луну независимой от веры.
Но Селемин была иной. Она дала ей новую жизнь. Надежду, цель и способы её достижения. Впервые в жизни Луна знала, за что она сражается. А потому вопрос, заданный магом, разозлил женщину.
- Ты не понимаешь, о чём говоришь. Я свободна, свободнее многих живущих вне Серебряного леса. Моя совесть чиста, ведь я сражаюсь за правое дело. Я служу Селемин, как рыцарь служит своему королю, только в моих стараниях куда больше толку. Это не рабство, это - истина.
Нюрт, почувствовав волнение в голосе слуги Селемин, подошел ближе и ткнулся мокреньким носом в её ладонь. Луна провела рукой по его мягкой шерстке.
- Я была на твоем месте год назад, - проговорила женщина. - И решение, принятое мной тогда, считаю единственно верным.

+1

14

Андерс никогда не понимал, почему люди не хотят быть свободны. А ведь должен же уже был привыкнуть к этому - таких индивидов он встречал по всюду. Взять хотя бы тот же ферелденский Круг Магов, полный сотни могущественных чародеев, которые при должном желании могли бы разнести всю эту башню до основания, изгнать и перебить храмовников, в конечном итоге, окончательно избавиться от их засилья, захватив там власть. Ладно, хорошо, допустим, этот план звучит для многих слишком радикально и неприемлемо. В это юный целитель мог поверить. Но в то, что бунтари-беглецы вроде него - это диковинка, верилось с трудом. Должно быть, все остальные маги сидят сейчас в своих кельях и рассуждают примерно как Луна. Живя в заточении, считают себя свободнее многих, кичатся чистой совестью и службой на благо обществу. Обществу, которое без задней мысли эксплуатирует их, содержит под присмотром и по большей части считает опасными выродками. Ну и что это еще за рабская философия такая?
Андерс слушал Луну, и лицо его темнело. Ей не нужна была свобода, она ее не хотела. По большому счету у нее была некая извращенная свобода в своей несвободе. Высшей реализацией ее деятельности была служба своей госпоже, в данном случае богине и какой-то там принцессе. У нее, по всей видимости, было все, что ей нужно. Эльфийка с фиолетовыми глазами, которые отчего-то казались юному магу полными тоски и грусти, ни в чем не нуждалась. У нее была хозяйка, эта ее богиня, которая в каком-то роде о ней заботится, даже защищает, создает иллюзию безопасности и благополучия. Разве Серебряный лес, который эльфийке надлежало защищать, не являлся для нее манной небесной и смыслом жизни одновременно?
И ведь она пришла сюда всего год назад. Интересно, чем завлекли ее в эту секту? Как и его, Большими кошечками?
- Год назад ты еще могла принимать свои решения, а не те, которые тебе на ухо нашептывает твоя Селемин. - пробурчал свободолюбивый маг. Женщина уже была не на шутку раздражена, так что отступать было поздно.
- Когда ты в последний раз смеялась, а не корчила такую серьезную, строгую мину? Или Селемин призывает к себе в культ только суровых и напыщенных последователей? Ты даже кошке дала скучное имя. Леди Смоки, не слушай ее. Никакой ты не Нюрт! - Андерс зажал Большой Кошке уши, что было отнюдь не так просто сделать ввиду ее слишком огромных размеров.
- А знаешь, что, Луна? Тебе надо расслабиться. Перед тем, как я приму свое решение о вступлении в культ Селемин, я тоже должен провести для тебя испытание. - Андерса понесло, он итак был разговорчивый от природы, что неимоверно раздражало его соседа по келье, который при виде очередного потока словоблудства из уст мага, пытался заткнуть последнего любой ценой, кидая в того очередной пыльный библиотечный томик, а в стрессовой ситуации его болтливость увеличивалась примерно раза в два. - Ты разве не в курсе? В ночь, когда луна светит особенно ярко, избранный Священным животным путник должен в свою очередь провести испытание для сопровождающего это самое Священное животное. - Вышло не очень-то складно. Пророчества обычно звучат более гармонично, но попытка не пытка. - Со мной говорила сама богиня! - в довершении добавил маг таким напыщенным, но в то же время искренним тоном, что аж сам в это поверил. Чего хотел он добиться этими речами, беглец толком не знал. Это получилось как-то спонтанно. Отчасти потому, что атмосфера с принятием решения и привлечением во все это дело религии начинала накаляться, отчасти потому, что таким образом Андерс попытался растормошить свою новую знакомую и помочь ей увидеть, как прекрасен мир, когда не нужно никого слушаться и бояться.
- Тебе, о, послушница Луна, нужно доказать избранному, что культ Селемин состоит из людей не только холодных и чопорных, а так же тех, кто умеет расслабляться и веселиться!
- Вот же бред. Не поверит, так хоть посмеется.
- Ага, или пронзит мечом за оскорбление чувств верующих и натравит какую-нибудь большую кису.

Но, как говорится, останавливаться было уже слишком поздно.
- Ну так где у вас тут ближайшая таверна? Седлай Смоки, пойдем проходить испытание весельем!

Отредактировано Anders (2015-07-17 02:38:38)

+1

15

Луна даже не пыталась скрыть ярость. Выслушивая непрекращающуюся тираду мага, она то и дело поглядывала на Нюрта: мол, ты уверен в своем выборе? это точно избранный? Впрочем, спокойное, чуть ли не блаженное выражение морды рыси не дрогнуло. Он, казалось, наблюдает за происходящим с большим удовольствием. А вот Луне же явно не было весело, она слушала поток сознания Андерса с навязчивым желанием что-то вставить - не исключено, что в самого мага. Он прямо-таки расцвел, голос его стал громче, он переходил с темы на тему, хотя смысл был ясен сразу: Луна жила в рабстве, жила неправильно, пока не пришел сам Андрес, и сейчас он ей покажет, как хорошо быть свободным. И если эту болтовню еще можно было перенести, то такое наплевательски-шутливое отношение к Богине - нет. Луна знала, что Селемин наблюдает за ней, но слова мага так разгорячили её, что остановиться она была не в силах.
Сверкнув грозным взглядом, Луна схватила мужчину за грудки, резким рывком подтягивая к себе. Она была немного ниже Андерса, впрочем, это не мешало смотреть на него, что называется, сверху-вниз.
- Я встречала десятки таких болтунов, которые и дня не протянули бы на войне, но выебывались побольше самых пафосных полководцев. Ты считаешь себя самым умным, даже понимая, что до добра это не доведет. А иначе как бы ты оказался здесь? Уставший, без пищи, видимо, преследуемый кем-то - зато свободный?
Женщине не терпелось оставить кровоподтек на веселой и довольной роже Андерса, считавшего себя прямо-таки мессией. Однако, она наоборот, отпустила мужчину, сделав пару шагов назад.
- Давай, маг. Повеселимся. Покажи, на что ты способен. Ты ведь не разочаруешь даму? - ухмыльнувшись, спросила Луна. Сейчас она смутно понимала, почему Нюрт выбрал этого болтуна. Воительница считала его юным раздолбаем, и не хотела привести в лагерь того, кто сбежал бы через пару дней. Странно, что он вообще до сих пор здесь: мог бы просто отказаться, развернуться и уйти. Но он решил, что здесь необходимо его чуть ли не божественное вмешательство. И сейчас воительница пыталась узнать, есть ли причины такой самоуверенности? Неужто он маг посильнее Инвокера?
- Я считаю, что сила в битве пропорциональна умению пить. Неприятно будет оказаться с тобой в таверне, если ты свалишься после первой кружки, мальчик.
В общем-то, Андерсу удалось добиться своей цели: холодное выражение лица воительницы сменилось на острый взгляд и довольную улыбку. А еще у Луны чесались кулаки при виде этой довольной рожи. Она очень надеялась, что маг не откажет в предложении, и хоть какую-нибудь драку они устроят. Повеселятся.

Отредактировано Luna (2015-07-17 10:57:13)

+1

16

Андерс редко находил благодарных слушателей, и сегодняшняя ночь не стала исключением. Редко кто поддерживал мага в его борьбе за свободу, еще реже встречались те, кто готов был доказать это на деле. Луна не являлась исключением. Смерив его презрительным и не сулящим ровно ничего хорошего взглядом, эльфийка с фиолетовыми глазами в мгновении ока очутилась рядом с ним и притянула к себе.
- Вот тебе и испытание весельем.
Действие это не носило никакого эротического характера, более того, выглядело весьма себе устрашающе. Девушка явно хотела проучить заносчивого мага, первоначально хорошенько изувечив. Луна была права, выебываться Андерс любил, а на войне никогда не был. И быть не хотел. Ох уж эти проницательные эльфы, заглядывают прямо в широкую мажью душу, прямо-таки затрагивают ее струны. Все-то они знают лучше всех, умники-долгожители, пережившие крах свой цивилизации и вытесненные со своих земель людьми. Должно быть, поэтому они такие злобные и обиженные на весь мир, даже большие кошечки не смогли их размягчить. Зато у них есть Селемин!
- Я хотя бы борюсь за свою свободу, а не служу вымышленной богине. , - гордо сообщил женщине юный беглец. Если она думала сломать его дух и испугать, то ее ждало разочарование. Андерс ни перед кем отчитываться не собирался. Он переплыл озеро, чуть не затонул в его водах, чтобы вырваться из-за точения и зажить свободной жизнью. Храмовники и их ритуал Усмирения не смог испугать его и удержать в цепях. С чего же эта религиозная эльфийка должна была внушить ему страх своими страстными речами и не менее страстными обхватами?
Женщина, видимо, поняла, кто перед ней находится, и отпустила целителя. Маг гордо вскинул голову. Еще один случай доказывал, что его волю к свободе нельзя было сломить, и он готов был пройти любые испытания, чтобы жить собственной жизнью и ни от кого не зависеть. С чувством собственного достоинства Андерс хотел было прочитать упертой и не видевшей дальше своего носа женщине очередной свой манифест о свободе и о неизменном крахе отношений рабов и господ как формации, как Луна все-таки решила принять его предложение на счет испытания весельем всерьез и даже сделала попытку улыбнуться. Улыбка у послушница культа Селемин больше напоминала оскал, и по коже Андерса прошли мурашки. Возможно, все же не стоило шутить с религиозными фанатиками, а просто отказаться от собственной избранности и, не переходя им дорогу, двинуться дальше, навстречу новой и свободной жизни, как он и планировал ранее.
То ли таверн рядом не было, то ли эльфийские женщины в фиолетовых костюмах предпочитали попойке хорошую драку, но Андерсу было предложено что-то вроде поединка, от которого он при всем желании не мог отказаться. Теперь-то Луна улыбалась по-настоящему, но вот юному магу шутить мигом расхотелось. Он, конечно, владел боевыми заклинанием, но больше специализировался на целительстве, что явно поможет ему подлатать себя после боя, но никак не победить уверенную в своих силах разъяренную эльфийку. Однако разочаровывать дам, жаждущих его крови, Андерс не любил все-таки больше, чем выставлять себя на посмешище, так что решил принять бой, каких бы последствий ему это ни стояло. Может, женщина еще передумает и испугается его решимости и непоколебимости.
- Договорились. Но потом ты со мной выпьешь. - Нужно было поставить свои условия. Крутые парни всегда ставят свои условия, даже если их никто не воспринимает всерьез. Андерс об этом читал. У него было мало опыта в поединках и боях, в Круге Магов обучение проходило цивилизованно, студенты не устраивали дуэлей, отрываясь по большей части разыгрывая храмовников и шутливо нападая на них из-за угла. Да, не очень честные и достойные методы, но это была в некотором роде партизанская борьба. По крайней мере так представлялись сии действия Андерсу, как всегда витавшему в идеалистических мечтах о равенстве и справедливости.
Пришло время испытать свои умения в настоящем сражении. Пусть и при свете луны, пусть и в поединке с хрупкой на вид девушкой. Ну должен же он хоть когда-нибудь пройти боевое крещение, в конце-то концов!
- Я маг., - Андерс решил на всякий случай предупредить девушку, вынимая из-за спины посох. Да, она уже его так называла, но, быть может, до конца не понимала всей силы, которой он обладал. Андерс считал себя обязанным еще раз обозначить сей факт, дабы избавить их от дальнейших проблем и недопониманий. - Схватка может оказаться не слишком честной. Если ты передумаешь, я, так и быть, не буду над тобой смеяться.

Отредактировано Anders (2015-07-18 04:23:31)

+1

17

Луна глубоко вздохнула, прикрыв глаза. Когда она вновь распахнула их, гнев уступил место спокойствию и уверенности в себе, хотя неприятная улыбка не исчезла.
- Посмотрим, как твоя свобода тебе поможет, - проговорила воительница, вновь сделав глубокий вдох и приготовившись к сражению. Оружия при ней не было - и чакрам, и щит остались в лагере. Это, конечно, не помешало бы отделать мага: ведь кулаки-то всегда при ней. Несмотря на всю присущую Луне женственность, она была сильна, что объяснялось годами всевозможных тренировок. С раннего детства, видя вокруг не прекращающуюся  войну, женщина избрала свою судьбу, решив стать воином. Но сейчас перед ней стоял не враг, а лишь дерзкий маг, изображающий скептика. Луна редко встречала людей, которые не верили в Богов, и поэтому не могла определиться: глупые они, или опасные. Конечно, не только вера в высшие силы сдерживала людей от плохих поступков - кому-то хватало кодексов, законов. Но Андерс не выглядел примерным мальчиком. Возможно, за проступок его выгнали из какой-то академии, вот и скитается. - решила Луна. О быте магов она знала лишь то, что до определенного возраста они консервируются в академиях, читая книжки и бормоча первые заклинания. А потом выходят - либо с дрожью в коленках, либо с самомнением до небес. Хотя одно другого не исключает.
Нет, драться на кулаках - глупая затея. Он не успеет проворчать заклинание, отключится ещё после удара. И что мне с ним делать? - рассуждала воительница, пока маг ставил условия и пытался как-то запугать слугу Селемин.
- Ты маг, - повторила Луна скучающим тоном. - Без принципов, без царя в голове. А на моей стороне - Богиня. Если ты не веришь в неё, это не значит, что её не существует.
Пожалуй, воспользоваться силой, дарованной Селемин - лучшее решение. Не так опасно, как холодная сталь чакрама, но отрезвляюще. А, главное, должно заставить задуматься: откуда у война магическая сила? Пора начинать.
- Я бы предоставила тебе шанс ударить первым, но, боюсь, ты только продолжишь болтать, - протянула женщина, подняв руку к ночному светилу. - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, да?
Ночное светило, казалось, засияло ярче, обратив свой свет на слугу Селемин. Такой яркий свет наградил волосы Луны серебряным блеском - словно шерсть Нюрта - а фиолетовые глаза засияли. В поднятой руке концентрировалась энергия, которую Луна направила на мага, намереваясь на время лишить его возможности пошевелиться и вызвать неприятную головную боль. Как считала женщина, такого слабого эффекта будет достаточно.
- Ну что, еще хочешь выпить? - посмеялась она.

+1

18

Услышав, что, по мнению Луны, у него нет никаких принципов, Андерс почувствовал себя задетым и даже слегка оскорбленным. В отличии от религиозных личностей, у которых роль жизненных принципов выполняли заповеди, маг имел четкую жизненную позицию (причем по любому вопросу), которая формировалась в нем по ходу становления его личности под влиянием множества факторов. Андерс рос в неволе, без родителей, которые боялись и ненавидели своего сына за его дар и при первой же возможности были рады сплавить его в Круг. Его ближайшим окружением были такие же подневольные маги как он и храмовники, целью которых был жесткий надзор над жизнедеятельностью чародеев. Единственными развлечениями служили книги, магия и мимолетные романы с подругами по несчастью. Все это, безусловно, формировало его мировоззрение. На своей шкуре Андерс убедился в том, что система, по которой живет большая часть Тедаса, чертовски несправедлива и бесконечно далека от идеала. Юный маг много думал об устройстве мира, изучал поведение и взгляды окружающих его людей и начал постепенно, пускай и все еще смутно, представлять, каким человеком он хочет и не хочет быть. Основной его принцип звучал так: цель оправдывает средства. А так, как его конечной целью была свобода, эта фраза служила ему стержнем, направляла его и не ограничивала в действиях. Что будет дальше, когда он наконец-то обретет долгожданную свободу, Андерс не знал. Возможно, он станет совсем другим человеком, возможно, этот принцип придется подкорректировать. Но это будет уже совсем другая история.
- Ты не права. - мягко ответил на выпады эльфийки Андерс. - Я очень даже принципиальный человек.
Луна в принципе плевать хотела на то, какие у него там в голове ценности и жизненные установки. Как и многие верующие до нее, женщина считала, что он был не прав только потому, что у него была другая точка зрения. И она явно собиралась наказать его за это и поставить на место.
Внезапная боль в голове вытеснила из головы мага все его мысли, цели и принципы. Андерс пытался было обхватить разрывающуюся голову руками, но те отказывались ему подчиняться. Он попытался облокотиться на ствол дерева, стоящий по близости, но и тут тело не послушалось. Он не мог двигаться. Эта мысль парализовывала даже больше, чем неизвестное заклинание, которое применила на него Луна. Паника нарастала, юному магу стало трудно дышать. Эльфийской сектантке его мучения, казалось, приносили истинное удовольствие. Женщина смеялась прямо ему в лицо, а он не мог даже пошевелиться. Даже храмовники и их методы не были настолько унизительны, чем эта ее эльфийско-лунная магия. И где она такому научилась? Впрочем, оккультисты и эльфийские хранители обладали своими особенными знаниями, которые, должно быть, передавались из поколения в поколение.
Бессильно вглядываясь в довольное лицо его новой знакомой, которая оказалась намного кровожаднее, чем он мог предполагать, Андерс пытался успокоить свое быстро бьющееся сердце. Нужно было сконцентрироваться и показать ей, что и он не лыком шит. Не зря же он столько времени провел, изучая основы различных магических искусств. Да, основной его специализацией было целительство, достаточно бесполезное в бою, но за годы обучения силой стихий Андерс тоже овладел довольно-таки сносно. Да, он не может двигаться, да у него трещит голова. Но не может же он позволить этой женщине победить и забрать его на службу к какой-то богине! Он должен быть верным своим принципам. Он будет свободным во чтобы-то ни стало!
Мысли о свободе придали сил, вселили надежду. Тело его, все еще обездвиженное, окутала электрическая энергия, которая передалась и посоху, все еще находящемуся в руках Андерса и направленному на эльфийскую противницу. Потоки электричества быстро преодолели расстояние между двумя магами, и через пару секунд шею Луны уже сковала электрическая петля, которая постепенно начинала сжиматься и, по задумке, должна была приносить жертве кучу, как правило, не самых приятных эмоций.
Конечно, у любого правила были и свои исключения. Быть может, эльфийке нравится, когда ее душат. Знавал он таких девиц и их неуемную страсть к различным электрическим трюкам.
Тело, тем временем, постепенно начинало отмерзать и снова слушаться его команд. Однако, у мага сейчас хватало сил только на одно какое-то действие. Он мог попытаться бежать, а мог в очередной раз что-то ляпнуть. Он мог многое, но отказать себе в удовольствии было просто выше его сил.
- И где твоя богиня сейчас?

+1

19

Что я делаю? - спросила себя Луна, глядя на то, как морщится от боли Андерс, как непонимающе смотрит он на застывшие без движения собственные руки. Воительница понимает, что, должно быть, перестаралась с силой заклинания. Она использовала его крайне редко, поэтому плохо контролировала концентрируемую лунную энергию. Но сейчас она посчитала применение заклинания крайне выгодным вариантом, способным и усмирить мага, и показать ему силу Селемин. Хотя вопрос "Зачем?" сейчас был как никогда навязчив.
Маг оскорбил Селемин, назвав ее вымышленной богиней. Оскорбил Луну, пытаясь ей доказать, какая она бедная, несчастная и несвободная. А еще он болтлив и высокомерен, - добавила воительница. Но, что таить, она ведь понимала, что начинать из-за этого драку было крайне безрассудно. Хотя и другого пути Луна бы не придумала. Парламентер из неё так себе, да и объяснить всё происходящее за пару минут невозможно. Андерс, коли был признан избранным, мог просто пойти и в лагерь и принять все почести, узнать истину и так далее. Однако он предпочел вести расспрос - и, наверное, это правильно. Всё же, год назад Луна была совершенно в другом положении: под гнетом собственных страданий, она была готова на всё. Смерть, или новая жизнь в услужении Селемин - для неё это было совсем неважно. Сейчас Луна понимает, что защита Серебряного леса - тот вариант, который она готова выбирать вновь и вновь. Конечно, в этом есть свои минусы: общество заносчивой принцессы и невозможность выйти за пределы леса в любое время. С первым Луна справляется, уходя из лагеря и проводя время в бескрайних чертогах леса. А к путешествиям и вовсе пропала страсть. Женщина скрывает это, но порой её тревожат сны о прошлом - о битве, где она проиграла, подставив под удар сотню воинов. И это не давало бы ей покоя, если бы не размеренная жизнь в Серебряном лесу, успокоившая душу воительницы.
А сейчас она вновь злостно ухмыляется, сердце ее бешено колотится от желания проучить самоуверенного мага. И Луна чувствует отвращение - год тихой и безмятежной жизни катится в пропасть. Она должна защищать Серебряный лес, а вместо этого она пытается унизить Избранного, оказавшегося всего лишь любознательным. Разве это правильно?
Но женщина ничего не успевает сделать - молния, отскочив от посоха Андерса, словно змея обвивает её шею. Луна корчится от колющей боли, но все свои силы тратит на то, чтобы не упасть на колени. Для её обостренного чувства гордости это было бы крайне неприятно. Ноги у неё подкашиваются, воздух прекращает поступать в легкие. Благодаря тренировкам, женщина может пробыть без кислорода около десяти минут, но помимо оного, беспокоит Луну жуткая боль.
Маги той армии, с которой Луна вела свой последний бой, тоже владели электричеством. Они могли наслать заклинание на одного воина, но из-за того, что он был облачен в железные доспехи, молния отскакивала по нескольким целям, разя каждого. Женщина помнит это, словно это было вчера - несколько десятков тел, разом повалившихся с лошадей. И запах палёного мяса.
- И где твоя богиня сейчас? - спрашивает Андерс, и в эту же секунду на него прыгает огромная кошка. Посох вылетает из рук мага, и заклинание развеивается. Луна, пошатываясь, стоит на месте, всё еще стараясь не упасть. А еле заметные слезы, появившиеся на её глазах, можно списать на побочный эффект удушения.
Над Андресом ни Нюрт, ни Нова - это огромный саблезубый тигр, Саган. Принцесса... - понимает Луна, сжимая зубы от тихой злобы и стыда. Она увидела мой провал. Хуже и быть не может.
Мирана идет медленно, со всей грацией и пафосом. Идеальная осанка, длинные каштановые волосы, волнами ниспадающие по спине, нескромное декольте. Принцесса делает жест рукой, и Саган отходит от мага, послушно вставая рядом со своей хозяйкой. Мирана же осматривает мага, загадочно улыбаясь. А затем смотрит на воительницу, чья шея потемнела из-за электрического заряда.
- Луна, зачем же сражаться с магом, когда ты безоружна? - мягко спрашивает принцесса, но Луна слышит за фальшивой заботой насмешку. - Я не хочу потерять такого хорошего воина, как ты, из-за ничтожного конфликта.
С глубокой досадой воительница понимает, что Мирана в курсе происходящего. Луне остается лишь кивнуть и поджать губы. Истина не нуждается в доказательствах - Луна знает это правило, но почему-то всё равно решила проучить мага. А в итоге осталась в проигрыше, да еще и при принцессе.
- Сегодня удивительная ночь, - говорит Мирана, обращаясь к магу. - Мейр привела в лагерь славного воина, но, кажется и тебя Селемин признала достойным. Признаться, я впервые с таким сталкиваюсь.
Луна опешила. Двое избранных? Насколько знала воительница, в пророчестве об этом не говорилось. В голову Луне закралась мысль, что Андерс смог покорить не божественную природу Нюрта, а кошачью - своим необычным поведением и сюсюканьем. Высказывать мысль женщина не стала: раз Мирана была здесь, она сама всё решит. Ну и, конечно, многое от Андерса зависит. Не исключено, что сейчас ему больше всего хочется убежать отсюда. Но в отличие от Луны, принцесса Мирана умеет убеждать.
- Приглашаю тебя на небольшой праздник, - предложила принцесса. - Тебе не обязательно оставаться с нами, считай это извинением за негостеприимность.
Луна сделала вид, что ничего не слышит. Она пыталась унять дрожь в перенапряженных мышцах, аккуратно потирала горло и высматривала в лесу Нову - единственное живое существо, которое она хотела сейчас видеть.

Отредактировано Luna (2015-07-22 11:37:39)

+1

20

Луне его трюк с электрическом явно не пришелся по нраву. И хорошо, будет знать как обездвиживать людей. Ишь чего удумала. А ведь он, избранный, между прочим. Его избрала сама Большая Кошечка, а это, насколько Андерс понял из речи Луны о пророчестве, предназначении и подобной чуши, не хухры-мухры! Эльфийка корчившаяся от боли, должно быть, сейчас думает, что это богиня карает ее за устроенную драку с магом. И как можно убедить этих верующих в то, что богов не существует, если на каждый аргумент, они готовы выдвинуть контраргумент, суть которого в том, что на все воля Создателя? В Круге Андерса считали упертым и слепым к доводам. Они еще Луну не видели. 
Однако эта ее упертость сейчас играла ей на руку. Андерс думал, что задыхаясь и морщась от боли, которую причиняет ей электрический ошейник, женщина в ту же минуту рухнет на землю. Но эльфийка упрямо стояла на ногах, содрогаясь правда при каждом электрическом уколе. Юный беглец даже зауважал Луну и ее непоколебимую волю. Что уж там, он даже восхищался!
Андерс хотел было отменить свое заклинание и перестать мучать девушку, ведь тело вроде опять вернулось под его контроль, и теперь можно было спокойно продолжить беседу, но совершенно внезапно оказался придавлен туловищем чего-то большого, теплого и шерстяного. Посох вылетел из руки.
Грудная клетка заныла, совсем не радуясь перспективе, быть раздавленной. Андерс, тем временем, был до глубины души оскорблен предательством Смоки (в том, что придавила его именно она, у него не было причин сомневаться. Других таких Больших Кошечек в округе больше им замечено не было).
- Смоки, я думал, что мы с тобой друзья!, - упавшим голосом упрекнул кису маг, пытаясь отодвинуть пушистое тело с себя. Кошка не поддавалась.
- Умереть придавленным кошкой. Вот Йован обхохочется, когда услышит это., - его лучший друг, впрочем, вряд ли будет смеяться, узнав от храмовников о его смерти, но Андерс всегда любил преувеличивать.
Умереть придавленным кошкой ему на судьбе написано все-таки не было. Словно по команде Большая Кошка прекратила наступать ему на грудную клетку и отстранилась. Андерс же пополз за своим посохом, который ему еще может пригодиться. Мор его знает, что еще выкинет Луна и ее пушистая подруга. Однако вместо посоха наткнулся на женские голые ноги. Мигом поднявшись, маг недоуменно крутил головой, переводя взгляд с Луны на новую незнакомку и обратно. Заметив, что подле незнакомки сидит еще одна большая кошечка, маг мысленно извинился перед Смоки, за то, что зря подозревал ее в том предательском наскоке.
Судя по разговору эта новая незнакомка была какой-то важной особой, у которой Луна находилась в подчинении. Должно быть, та принцесса, о которой она вроде что-то говорила. Решив не встревать в монолог королевской особы и не наживать себе новых врагов, Андерс покорно ждал, пока незнакомка, (надо сказать, довольно-таки прелестная. Вот бы и в Круге девушки носили такие нескромные одежды!) перестанет отчитывать Луну и обратит свое внимание на него.
Ночь сегодня и правда удивительная, с этим спорить трудно. Не каждую ночь он сбегает из Круга и встречает оккультистов с большими животными. И не только животными. Андерс слегка покраснел и постарался смотреть девушке в глаза, а не на другие безусловно выдающиеся части тела.
- Конечно, я достоин! Я даже избраннее того избранного. - самодовольно заявил маг, отчего-то побоявшись конкуренции неизвестного мужчины и на миг забывая о том, что сам-то он в Селемин, как и в любых других придуманных богов, совсем не верит.
Луна выглядела удивленной и ошарашенной. Неужели богиня поменяла правила? Андерсу почему-то захотелось обнять эльфийку, которая сейчас выглядела очень растерянно, такое ощущение, что от кровожадной воительницы, которой она была всего пару минут назад, не осталось ни следа.
Приглашение на праздник пришлось магу по душе. Он не прочь был перекусить и чего-нибудь выпить. Не каждый день в жизни беглого мага предоставится подобная возможность. Здесь за ним хотя бы никто не гонится. А если храмовники и сюда доберутся, то эти оккультисты его защищат. Он же Избранный!
- Я согласен. - просто ответил маг. - Вот так бы сразу. Меня зовут Андерс, между прочим. - обольстительно улыбнувшись поведал незнакомой принцессе маг. Как знать, быть может эта ночь окажется еще веселее, чем он предполагал.
- У нас еще будет возможность пройти испытание весельем., - заговорщески шепнул Луне маг и поспешил последовать в глубину леса за принцессой.

Отредактировано Anders (2015-07-24 02:19:25)

+1

21

Луна украдкой посматривала на мага: так, как смотрит матерая кошка на щенка, которого хозяева только что привели в дом. Щенок маленький, неуклюжий, глупый и неумелый - но сразу приковывает внимание, умиляет и восхищает хозяев. И про кошку они забывают. Так и всё внимание принцессы переключилось на Андреса. Так и ночное светило освещало ему путь сквозь дебри Серебряного леса.
Мирана о чем-то болтала с Избранным. Иногда, кажется, смеялась над его шутками. Вслушиваться Луна не хотела, у нее дела были куда важнее: например, посчитать, на скольких деревьях остались отметины от стрел после сражений. Или сколько секунд понадобится, чтобы дойти от этого места до лагеря. Или сколько дриад выглядывают из-за молчаливых деревьев. Вот сколько дел! Некогда подслушивать какие-то разговоры! А тем более, королевские. Это очень даже неприлично, не подобает воину уши развешивать.
Дошли, наконец, до лагеря. Он выглядел еще более волшебно, чем час назад, когда женщина уходила. Разноцветные фонари, светлячки, ненавязчивое пение дриад. У королевского шатра стоял огромный стол, забитый яствами. Тарелки с всевозможными блюдами стояли друг к другу впритык, огибая кувшины с особым сильноалкогольным напитком, изготавливаемом только в Серебряном лесу. Рядом со столами были бочонки с пивом разных сортов. На пиры служители Селемин не скупились, особенно в этот день. А раз уж Избранный сегодня не один, а двое, то и праздник должен быть вдвое ярче и насыщенней.
Луна выискивала Нову, бродя взглядом между толпы. Однако внимание её привлек Андерс, глаза которого, казалось, вот-вот вылезут из орбит, а челюсть сломается и прозаично упадет на траву. Как поняла воительница, причиной такого состояния являлись многочисленные магички и дриады, одетые весьма нескромно. И если на волшебницах было хоть сколько-то одежды, то дриады предпочитали ходить обнаженными, прикрываясь лишь листьями плюща, или других растений.
Мирана покинула Андерса, чтобы переговорить с высшими жрицами - несомненно, о двух Избранных. Воспользовавшись моментом, Луна подошла к магу и буквально вставила его челюсть на место, закрыв его рот.
- Если у тебя челюсть отвалится, не сможешь поужинать, - проговорила Луна. - И вообще, это не очень-то прилично.
Не то, что бы у воительницы были какие-то чересчур острые представления о приличии, поведении и манерах - наоборот, будучи воспитанной среди мужланов-воинов, она была довольно груба и бесцеремонна. Однако созерцать то, как Андерс пялится на полуголых магичек, не хотела. Женщина понимала, что всё это празднество для него не носит никакого божественного характера. Маг пришел сюда поесть, переночевать - в общем, получить разных благ. Луне это ой как не нравилось. Рассуждала она так: если Мирана слышала их разговор, то поняла, что терять свою "свободу" Андерс не собирается, да и к богам у него уважения нет. Луна была уверена: принцесса позволила магу зайти на территорию лагеря, только для того, чтобы позлить воительницу.
Отношения их не сложились сразу. Луне сложно было признать неограниченные полномочия принцессы. Защита Серебряного леса - дело военное. Это стратегия, тактика и сами сражения. Приказы королевской особы здесь не нужны. Луна была удивлена, когда узнала, что Мирана тоже участвует в сражениях, и весьма умело управляется со стрельбой из лука. Впрочем, этот факт не переборол первого впечатления: пафосная девчонка с самомнением до небес. Вердикт окончательный.
Но принцесса умела не только стрелять из лука. Она обладала магической силой, подаренной Селемин. У нее была превосходная интуиция. Она умело командовала. А еще у нее был дар убеждать и вести переговоры. Такой набор качеств, безусловно, означал, что она прекрасный лидер. Вот только к чему такое огромное самомнение и нескромная одежда - Луна не понимала совершенно.
- Не зазнавайся особо, и не строй из себя героя-любовника, - пробубнила женщина магу. - Все эти девушки очень сильны. Оскорбишь их - и можешь пальцев не досчитаться. Или ещё чего.
Дав Андерсу такой дельный совет, Луна скрылась в толпе - естественно, это совпало с приближением принцессы Мираны.
- А ты умен, - протянула принцесса сладким голосом, - Понимаешь, что такое дело, как служба Богам - не то, на что можно согласиться через несколько минут. Мне это очень нравится.
Закончив обмен комплиментами, Мирана пригласила всех начать пиршество. Она села во главе стола. Слева от нее был воин, приведенный Мейр, а справа - Андерс. Далее сидели приближенные жрицы, затем волшебницы. Воины, а среди них и Луна, пировали в дальней части стола. Дриады ходили вокруг, напевали песни и порой мягко проводили ладонями по плечам присутствующих.
Женщина чертовски любила мясо. И пиво. И вообще поесть любила, прежде всего для того, чтобы получить энергию к будущему сражению. Такое пристрастие никак не сказывалось на её фигуре - прежде всего, из-за обилия тренировок и сражений. Но сейчас есть не хотелось совсем. Луна крутила в руках куриную ножку, осматривая её с разных сторон, будто оценивая прожаренность. Один из воинов, заметив настроение женщины, без лишних вопросов налил ей того самого сильноалкогольного напитка, таящегося в кувшине. Луна, хоть его особо и не любила, кивнула в знак благодарности и разом опустошила содержимое рюмки. По телу мгновенно распространилось тепло, во рту остался необычный молочный привкус, а кожа засияла - ну, всё же это был не самый обычный напиток.
Спустя еще пару рюмок, Луна, казалось, забыла о произошедшем, и стала уплетать куриные ножки, говяжьи сердца, и всевозможные мясные яства, представленные в широком ассортименте.
Прошло около получаса, и несколько магичек, встав из-за стола, направились к находящимся неподалеку музыкальным инструментам. Заиграла музыка, обрадовавшая дриад, которые тут же ринулись в пляс. К танцам присоединились и волшебницы, и воины, и сама принцесса Мирана взяла под руки двоих Избранных. Луна, не желая оставаться за столом, тоже встала, однако вместо плясок направилась к краю поляны. Слуга Селемин присела, облокотившись на ствол дерева, и слегка мутным взглядом смотрела на пеструю толпу танцующих. Вскоре к женщине присоединилась Нова. Появившись из леса, пантера лизнула хозяйке щеку, а потом посмотрела на нее непонимающим взглядом.
- Эй. Не надо мне тут! Я совсем немного выпила. Сегодня же праздник!
Нова, со всей благосклонностью, "простила" наездницу, и улеглась рядом, настаивая на том, чтобы Луна почесала ей за ушком.
- А может, ты не Нова вовсе? Может, ты Чмок-Дымок? - засмеялась Луна.
Пантера посмотрела на неё со снисходительностью. Так матерь смотрит на ребенка, в очередной раз вымаравшегося в луже.

Отредактировано Luna (2015-07-24 12:08:00)

+1

22

Эта ночь была полна открытий. Во-первых, внезапно оказалось, что не все оккультисты были прожженными фанатиками, с некоторыми из них, преимущественно с женской половиной поселения, настроенных к нему весьма благосклонно, можно было приятно провести время. Исключение, конечно же, являла собой Луна, которая, по большей части, избегала его, отчитывала или же смотрела на мага свысока. Неужели все еще дулась за тот электрический ошейник? Или завидовала тому вниманию, которым он пользовался на празднике богини, в которую он даже не верил. А может, была другая причина? Кто этих женщин разберет? Возможно, она действительно переживала за состояние его челюсти, которая, что уж там, и правда чуть не отвисла до пола при виде пышногрудых прелестниц, стоящих поодаль от него и весьма недвусмысленно на него поглядывающих. Одна из них при этом была совсем прям голая, если не считать парочки листочек и веточек, прикрывающих причинные места. Ой, погодите-ка, один листочек и вовсе отвалился.
- Луна, ну чего ты взъелась! - еле отводя взгляд от оголенной девушки, которая с каждым порывом ветра становилась еще более оголенной, обернулся к эльфийской воительнице Андерс. - Беспокоишься за меня? А может, тоже хочешь немного моего внимания?
Маг демонстративно уставился на нее, давая знакомой понять, что раздевает ее взглядом. Буквально кожей почувствовав, что, наверное, опять перегнул палку в поведении с этой строгой послушницей Селемин, Андерс хотел было подмигнуть ей и быстро углубиться в толпу, но Луна опередила его и сама испарилась в гурьбе людей. Почти голая девушка тоже пропала из виду, и некоторое время Андерс, как потерянный котенок, стоял на одном месте, крутя головой во все стороны и думая, чем бы ему заняться теперь. Впрочем, долго стоять одному ему не пришлось, его плеча коснулась та самая принцесса, которая и пригласила его на этот праздник.
Глядя в нее во все глаза и ощущая ее теплый взгляд на себе, юный маг почувствовал как земля уходит у него из под ног. Даже сердце забилось сильнее, чем обычно. Ему льстило, что принцесса впечатлена его умственными способностями и прочими его весьма выдающимися навыками.
- Да, - без капли скромности в голосе подтвердил справедливость комплиментов беглый маг, напрочь забывая о предупреждении Луны. - Тут надо поразмыслить, взвесить все «за» и «против». - Взвешивать все эти «за» и «против» Андерс конечно не собирался. Богиням служить он не будет. Ни за какие коврижки. - А мне нравитесь Вы.
- Ну куда подевалось твое обаяние, будь оно не ладно. Все эти полуголые девушки мешают мыслить спокойно и рационально.
Мирана легко улыбнулась и, одарив все еще находящегося под впечатлением от ее красоты Андерса ласковым взглядом, пригласила всех к столу.
Ну луна еще высоко, он еще успеет ее завоевать! В очередной раз подумав о том, как непрактично называть своих детей в честь небесных светил, Андерс последовал к шатрам за принцессой.

***
Итак, эта ночь была полна открытий. Вот еще, собственно, почему.
Во-вторых, пир был по-настоящему царский. Оказалось, что на свете существуют не только пережаренные куски мяса и пересоленная каша, коими его потчевали в Круге, но и другие более изысканные блюда! Андерс уплетал многочисленные яства за обе щеки с такой скоростью, как будто за ним кто-то гнался. Как будто сейчас, из ниоткуда, в воздухе появится эта самая Селемин, в которую он не верил, ткнет в него пальцем и скажет: «Этот парень не тот Избранный, которого вы ищете. Он самозванец. Держите его!». Ну или что-то в этом духе. Жизнь коротка, надо стараться брать от нее как можно больше. И есть, пока дают.
Вообще, магу впоследствии едва ли верилось, что все эти события, произошедшие с ним в ту ночь, действительно имели место быть. Эта ночь была настолько удивительна, настолько роскошна и необычна, что Андерсу было проще поверить в то, что он в очередной раз обнюхался какой-нибудь экспериментальной травки или, бродя по лесу, случайно наткнулся на кучку не слишком безопасных для психического здоровья грибочков и, не мудрствуя лукаво, набил ими пустой живот.
В ту нереальную ночь Андерс, конечно, травки не нюхал, но зато пил. Много. Алкоголь он пробовал всего пару раз в жизни. Все разы, разумеется, происходили далеко за стенами Башни, во время очередного его побега, если ему удавалось добраться до какой-нибудь корчмы или таверны. Маг, в принципе, мог оценить свои силы и после пары рюмок хотел уже остановиться, но рюмка отчего-то не пустела. Каждый раз когда он опустошал бокал, какая-то добрая душа подливала ему еще и еще. Ну кто был он такой, чтобы отказываться?
Слева от него сидела Мирана, которая, с каждой выпитой рюмкой, казалась ему все ближе и ближе. Язык развязывался как-то сам собой, и вот Андерса уже не заботило, что подле него была особа королевский кровей.
- Мирана! Я пленен твоей красотой! - мечтательно лепетал маг. - Давай уедем куда-нибудь вдвоем. Возьмем эту, как ее там.. Смоки! и поскачем на ней хоть на край света.
Принцесса ласково гладила его по волосам и смеялась. Ее смех был как перезвон бубенчиков, россыпью разлетающихся по ветру.
Какие, к черту, бубенчики? Что я несу?

***
Ночь, как уже не раз отметил про себя Андерс, была полна открытий. Вот он, например, никогда не думал, что его может так сильно и неистово блевать на протяжении получаса. Стоя в кустах на коленях, где-то на краю поляны, маг понял, что танцы были ошибкой. Водоворот из глубоких декольте, громкой музыки, чьих-то босых стоп и Мираны, державшей его под руку и заливисто смеявшейся, вылился во что-то совсем не приятное. Благо, он успел затеряться в толпе и, что есть мочи, примчаться к ближайшему кусту, не опорожнив содержимое желудка на кого-нибудь из гостей праздника.
Андерс, почувствовал очередной приступ рвоты и, в очередной раз оглядевшись по сторонам, маг смачно проблевался. Вроде отпустило. Андерс попытался приподняться и убедиться, что он сможет вернуться обратно на праздник. В этот самый момент абсолютно случайно его взгляд зацепился за темную фигуру, облокотившуюся на ствол дерева.
- Храмовник?
- Кто ты? И-ик.. Я тебя не боюсь! Я маг! Я вооружен! - проорал в пустоту Андерс, ища за спиной посох.

0

23

Голова немного гудела - очевидно, с трудом принимая происходящее. В лагере Селемин - чужак, пришедший нажраться, да поглазеть на обнаженные тела. А привела его кто? Мирана! Принцесса Темной Луны! Это немыслимо. В жизни Луны случалось не так уж и много событий, которые она считала этими самыми "немыслимыми", но то, что происходило сейчас, отвергалось всеми клетками ее тела. И, конечно, разумом, с обостренным чувством справедливости, чести и достоинства. Андерс же своим поведением задевал эти прекрасные чувства - будто бы кошке на хвост наступал. Но, пожалуй, оставалось только смириться, трагично вздохнув.
Если копнуть глубже (чего, наверное, делать не стоит), можно найти еще одну причину такого поведения Луны. В этот день, год назад, она почувствовала себя особенной. Нужной. Избранной. Решила, что вот она - награда за военные заслуги, вот новое пристанище скитающегося командира, вот воздаяние за трудности жизни. Её выбрали для защиты Серебряного Леса, для помощи нуждающимся. Она - оружие Богов, дитя Справедливости.
Но, видимо, нет.
Тут любой дурак может прийти и стать объектом похвал, - про себя прорычала Луна.
В это же мгновение в нескольких метрах послышался неприятный звук. Луна сморщилась. Кто-то до сих пор не умеет пить? - с насмешкой подумала она. И услышала чертов голос, принадлежащий чертовому Андерсу. Ну, кто бы сомневался!
- Ну конечно-конечно, - устало вякнула женщина. - Вооружен и опасен.
Нова с интересом осмотрела незваного гостя, чуть поведя носом в его сторону, но тут же пожалев об этом. Кошка фыркнула и посмотрела на хозяйку, будто бы объяснений каких-то ждала.
Честно говоря, вместо объяснений, Луне хотелось смачно врезать Андерсу между глаз, взять за ноги и утащить куда-нибудь подальше. А если кто спросит, то, пожав плечами, сказать: ну, я так и думала в общем-то. Сбежал!
Не хотелось, конечно, стать пленницей электрического ошейника (точнее даже, собственных воспоминаний), но в этот раз Луна была более готова к сражению. К седлу, находящемуся на спине Новы, были прикреплены чакрум и щит женщины.
Вот только не стоит он того, чтобы использовать это оружие, - сказала себе Луна, попытавшись успокоить свою неукротимую жажду кому-нибудь вмазать.
- Вон там, - Луна указала на несколько бочек, стоящих между главным шатром и соседним, целительским, - Есть вода. Можешь привести себя в порядок и продолжить веселье. Скоро игра на флейте сменится балладами, а это куда веселее.
Всем своим видом женщина показала, что на дальнейшую беседу она не пойдет.

+1

24

Хоть Андерс и храбро заявил темной фигуре, появившейся непойми от куда, что она его не страшит, на деле по телу мага все же пробежала дрожь, а несчастный желудок будто бы вновь скрутило, но правда уже не от алкогольного отравления. Если бы в нем еще осталось хоть что-то от яств, коими непутевого мага потчевали на волшебном пиру, Андерса бы снова вывернуло наизнанку от страха, что, конечно, вряд ли бы говорило в пользу его боеспособности и напугало бы незнакомую темную фигуру в ответ.
Впрочем, пугать собственным видом никого и не пришлось. Таинственным незнакомцем уже второй раз за эту ночь оказалась Луна и стоящая подле нее Большая Кошечка.
Эльфийка как всегда выглядела раздраженной, и Андерс затруднялся сказать, что именно вызвало ее недовольство: самое его существование, его пьянство или же слабость его организма и излишняя восприимчивость к алкоголю.
- Луна! Вот куда ты пропала! Я тебя повсюду искал. - не зная зачем соврал маг, приближаясь к воительнице. Об ее существовании он забыл после второй рюмки и гурьбы полуобнаженных девиц, отчего-то ищущих его внимания. - А почему у тебя такой строгий наряд и не менее строгая мина? Сегодня же праздник! Неужели ты не рада видеть меня новым защитником леса?
Судя по выражению лица эльфийки, на котором даже еще не протрезвевший Андерс мог прочитать усталость, плохо скрываемую злость и отвращение, разговаривать с беглым магом явно не входило в ее намерения. Но девятнадцатилетний маг любил строптивых женщин и отчего-то не хотел ее покидать. Мысль о том, что было бы здорово убедить рассерженную эльфийку в том, что никаких богинь нет, и увести ее подальше от этого странного леса, не спешила покидать упертую голову беглеца.
Он, конечно, в первую очередь увел бы с собой всех этих прекрасных дам на пиру, которые по каким-то причинам тоже были глубоко верующими, что кстати не мешало им быть не менее глубоко развратными, но решил, что надо начинать с малого. С Луной у них уже состоялась какая-никакая беседа, налажен контакт, так сказать. Да и если он сможет убедить явно настроенную против него женщину покинуть свою службу богине, то остальных оголенных красоток с прекрасной Мираной во главе, и подавно.
- Благодарю за заботу, но я в полном порядке! - браво отозвался маг, состояние которого было бесконечно далеким от полного порядка. Он просто не чувствовал в себе сил тащиться до тех бочек, на которые указала ему Луна. Они казались ему бесконечно далеким, а путь к ним представлялся тернистым и крайне изнурительным. Сухость во рту и не самый приятный запах, оттуда доносящийся, отступали на второе место по сравнению с такими непосильными испытаниями.
- Милая Луна,  - набравшись смелости, начал маг. - Вот скажи мне, пожалуйста, на кой черт тебе, такой прекрасной, мудрой и справедливой, кому-то служить? Ты ведь сама себе хозяйка, можешь постоять за себя и не дать себя в обиду. Не лучше ли отправиться в путешествие и найти место, которое тебя будет полностью устраивать? Тебе же не нравится здесь, все эти прелестные девушки - совсем не твои подруги. Это же видно. Ты стоишь на опушке леса, вдали от празднества, одна одинешенька. Ты создана для большего, Луна. Давай сбежим вместе со мной. Только Мирану прихватим, хорошо? Мне кажется я влюбился. - как-то совсем уж сопливо завершил свою мини-речь Андерс, мечтательно поглядывая в сторону шатров и пляшущих девиц.
- Интересно, Мирана согласится уехать со мной на край света? Мы будем путешествовать вместе, а потом осядем где-нибудь в небольшом рыбацком городке. Я займусь рыбной ловлей, отпущу бороду, а она будет продавать цветы. Вот заживем - так заживем.

Отредактировано Anders (2015-08-20 16:51:16)

+1

25

Раздражение уступило место усталости, и Луна разочарованно вздохнула, понимая, что игнорировать Андерса бесполезно. Он был юн, развязан, слишком уверен в себе и отчего-то думал, что умнее всех в этом лагере. Стремился ей, Луне, что-то доказать. Так торговцы втюхивают свои товары на городских рынках.
- Моя одежда - обыкновенный костюм воина Серебряного леса. Если тебе нужны прозрачные платья - это к магичкам, - недовольно проговорила Луна. - Напасть на священную землю могут в любой момент, я должна быть готова. А вот что делаешь здесь ты - я не понимаю. Ты и палец о палец не ударишь во благо этих земель.
Бросив осуждающий взгляд фиалковых глаз на Андерса, Луна переключилась на созерцание танцев. Все полностью отдались во власть вина и веселья, лишь дриады время от времени поводили ушами, сохраняя абсолютную трезвость разума.
По выражению лица мага, Луна поняла, что сейчас он затянет длительную пафосную тираду, несмотря на свое состояние. Сжалившись, воительница протянула ему флягу, покоившуюся на спине Новы.
- Выпей. Обыкновенная вода, - командным голосом проговорила девушка. Затем, когда маг осушил содержимое фляги и задал Луне множество вопросов, да еще и предложил покинуть Серебряный лес, - воительница предложила ему присесть рядом с собой. И жестом показала, что не желает, чтобы следующий рассказ прерывали:
- Матерь моя скончалась во время родов, а отец был воином. Выжила я чудом, и все детство скиталась по лагерям воинов. С мечом управляться стала раньше, чем говорить. В четырнадцать стала наемным воином, принимала участие во многих битвах. Спустя несколько лет стала командиром, и это вскружило мне голову. Моя армия была самой сильной в наших землях. Но полтора года назад на земли Северной Дуги вторглись чужеземцы. Темнокожие, с разрисованными лицами, на неведомых животных, они стали захватывать деревни в моих родных краях. Разбивая немногочисленные пограничные отряды, они стремились к главному городу края. По дороге к нему, в огромном заснеженном ущелье, мы и думали поймать и разбить их. Увидев приближающихся врагов, я повела свою армию в бой, не удосужившись спросить себя: почему врагов так мало? Я была одержима, мне не терпелось убить каждого врага, обагрить наш заснеженный край кровью чужеземцев. Более не думала я ни о чём.
Луна попыталась проглотить вставший в горле ком. Однако поняла, что длительная пауза может вызвать ненужные вопросы, и продолжила:
- Мы помчались лоб в лоб, и в это время нас стали окружать. Мы рубились мечами направо и налево, сражались храбро, и, казалось, мы можем победить. Но они использовали магов. Я редко встречалась с ними до того момента, видела лишь целителей. Но эти... в руках их бились, словно змеи, молнии. Они направляли заряды прямо в центр нашей армии, и молнии отскакивали, раскаленные, мчались между строем, искрами врезаясь в металлические доспехи. Мгновение. Я повернулась и увидела, как десятки тел, словно по щелчку пальцев, падают с лошадей. Нас осталось совсем немного. Те, кто выжил после заклинания, посмотрели на меня. В их взглядах читались сотни вопросов и разочарование. Я дала приказ отступать. В строе врагов, почти окруживших нас, мелькнул разрыв, и мы метнулись туда. Как только первая лошадь пересекла границу ущелья, забежав в лес, десятки стрел посыпались на нас с крон деревьев. Воины, пронизанные стрелами, попадали. Лошади выли. Но мы, выжившие, бежали дальше. А дальше нас ждали типичные ловушки - замаскированные ямы с острыми копьями. Еще минута безумного бега, и мой последний оставшийся в живых боевой брат пал. В следующую секунду и моя лошадь повалилась на землю. От неудачного приземления я потеряла сознание.
Луну захватила дрожь. Она изо всех сил пыталась успокоить себя, сказать себе, что все это в прошлом, ничего не изменить, и она уже не та, кем была в той битве. Но все это было тщетно. Мысль о том, что она повела сотню бравых солдат на верную смерть, нельзя было искоренить ни выпивкой, ни охотой, ни службой богине Селемин. Более говорить Луна не могла. Открывала и закрывала рот, словно рыбешка, выброшенная на берег. А в мыслях стояли безобразные картины прошлого: десятки тел, застывших в снегах.

Ночью хладом, лунным светом,
Ночь окутала травы росами,
Зорями алыми небо ранено,
Звёздной россыпью ночь расколота.
Жжёт землю, косит смертью
Поступь Марина меж курганами,
Гневны очи – Богиня грозная.
Млеко звёздное над могилами.

В тот момент она не могла ни о чем думать. Она не чувствовала ни боли, ни голода, ни холода. Лишь растеряно смотрела на братьев-воинов, чьи души давно уже покинули тела. Выйдя из леса и увидев остальных убитых, женщина обессиленно осела на снег.

- После этого я долго скиталась, - продолжила Луна свой рассказ. - И везде мне были не рады. Прошло слишком мало времени, чтобы они забыли о произошедшем. А здесь я нужна. Здесь я не причиняю вред своим товарищам. И могу спать спокойно.

+1

26

Так уж повелось, что самой волшебной субстанцией в народе считается жидкий лириум. Причем, весьма заслужено считается, по праву, так сказать. Всем ведь давно хорошо известно, сколькими чрезвычайно полезными и в высшей степени незаменимыми качествами обладает эта удивительная, до конца неизведанная материя. Сам Андерс до сегодняшнего дня тоже лириум превозносил до небес, по мере возможностей с ним экспериментируя и познавая его неочевидные, скрытые от посторонних глаз обычного человека стороны. Однако сегодня оказалось, что существует субстанция, во всех смыслах более совершенная и в сто крат этот пресловутый лириум превосходящая. Сей чудо субстанцией являлась вода. Самая обыкновенная такая, без всяких там премудростей. По сравнению с ней, с обычной, простой водицей из фляги, которую магу любезно протянула Луна, все эти чудодейственные и целебные качества, которыми несомненно обладал лириум, меркли и казались магу жалкими и незначительными.
Жадно осушив флягу, Андерс почувствовал неожиданный прилив сил, мир как-будто обрел новые, постпохмельные краски. Мысли вновь собрались в кучку, взгляд сфокусировался: юный маг вновь был готов жить и бороться за свободу, не опасаясь, что его может опять вывернуть наизнанку.
- Ты очень добра. - Андерс не преувеличивал. Для той, кто всего пару часов назад был готов его отмутузить, этот жест с протягиванием воды был воистину благородным. Быть может, эта эльфийка в фиолетовом комбинезоне (жаль все-таки, что не в прозрачном платье, Андерс бы был очень даже не прочь узнать, что скрывается за этим закрытым, замысловатым нарядом) наконец-то была готова зарыть топор войны и начать знакомство заново, абстрагируясь от учений Селемин и наконец-то открываясь всему новому. Да, очень похоже на то. Даже вот сесть рядом с собой предложила.
Андерс такой возможностью пренебречь не мог и тут же послушно сел рядом, пытаясь сформулировать в своей шальной голове очередную тираду о прелестях свободной жизни. Какие еще доводы можно привести, чтобы все же открыть этой женщине глаза на действительное положение вещей в этом злом и жестоком мире?
- Видишь ли.. - очередной аргумент мага, который по сути своей был лишь хитроумным повторением уже не раз высказанной им мысли, застыл у него на губах. Луна вдруг ясно дала понять, что и ей есть, что ему поведать и рассказать. Андерс покорно заткнулся, молчаливо выразив согласие открыть рот только после конца ее рассказа (наверняка какого-нибудь очередного религиозного постулата), но не потому, что в нем вдруг заиграла совесть или же желание узнать больше о культе. Ну уж нет. Магом двигало ни что иное как желание найти в этих самых постулатах несостыковки, тем самым впоследствии получив возможность доказать Луне неверность всех ее суждений. Андерс сидел в предвкушении. Андерс готов был слушать, опровергать и спорить.
Но речь пошла совсем не о религии.

Когда кто-то вроде такой суровой воительницы как Луна решает поведать тебе историю своей жизни, ты невольно, но чувствуешь себя особенным, кем-то вроде избранного, что ли. Забавно, всю жизнь маг был обычным и ничем кроме своего бунтарства непримечательным молодым человеком, а тут в одну ночь столько избранности и привилегированности на голову не пойми от куда свалилось. Но ведь избранность это же хорошо вроде, да?
Почему она ему все это рассказывает? Это же тайное, интимное, личное. Сам Андерс предпочитал никому о своем прошлом по возможности не распространяться. Он даже имя, и то новое себе придумал. То, что было, то прошло. Прошлое - это всего лишь сон. Далекий, бессмысленный и никакого отношения к его настоящему и будущему неимеющий.
Но эльфийка, которая по всей видимости полностью погрузилась в свои воспоминания, взгляды его не разделяла. И с этим, наверное, надо было что-то делать.
- Мне жаль, Луна. Мне правда очень жаль. - искренне сказал маг, с сожалением поглядывая на свою новую знакомую. Войны, насилие, агрессия - сколько судеб они поломали, сколько жизней они унесли? Никому в этом жестком, несправедливом мире сладко жить не приходилось. Короли бесславно погибают в каких-нибудь дворцовых переворотах, благородных режут в их собственных поместьях их же бывшие друзья, торговцев ради парочки монет и провизии жестоко убивают какие-нибудь разбойничьи банды на большаке. Воины же находят свою смерть в войне. В этом, к сожалению, ничего необычного не было. Так уж веками сложилось.
- Я..я понимаю, почему ты оказалась в этом..кхм..месте. И я не осуждаю тебя за это, если тебе интересно знать. У каждого свой путь. Наверное. Только вот.. Если ты все же решила стать пожизненной прислужницей этой своей Селемин, делай это ради себя и своего спокойствия, а не ради нее. Каждый человек, ну или гном там, эльф, ну ты меня поняла, сам себе бог. Никакие другие боги ему не нужны. Мне кажется, это важно понимать. Ну это я так, не навязываю, мыслями своими с тобой делюсь. - неловко закончил свою речь Андерс, задумчиво вглядываясь в лицо Луны. Оно было каким-то серым, оторванным от реальности, что ли. — Мое присутствие расстраивает тебя? - внезапно спросил у эльфийки маг. -  Ты хочешь, чтобы я ушел?

Отредактировано Anders (2015-09-15 23:19:03)

+1

27

Закончив рассказ, Луна прикрыла глаза. Ей было не слишком важно: поддержит ли её Андерс, или осудит. Женщине показалось на миг, что и нет вовсе никакого Андерса - она одна, вдали от лагерного шума, наедине со своим прошлым. Во время рассказа воспоминания проводили ножом по душе, а сейчас всё было на удивление спокойно. Будто бы дриада напоила воительницу дурманящим напитком и запела колыбельную.
Кто-то считал, что время лечит. Что нельзя ворошить прошлое. Но сейчас, поделившись своей историей с целителем, Луна чувствовала удивительную легкость и спокойствие. Быть может, ненадолго - скоро груз прошлого вновь упадет на неё, заставив нахмурить брови, замолчать и бояться.
- Тебе сложно понять воина,- почти ласково проговорила женщина. - Я не слепо следую воле той, кого не видела. Я сражаюсь за эту землю, за власть моей Селемин. Я вижу ее лик в ночном светиле и ощущаю частичку её духа в Нове. То, что делает Богиня - это выше, чем магия. Она создает материю из пустоты. Не в этом ли величайшая сила?
Глубоко вздохнув, женщина посмотрела на луну, освещающую поляну. Голубоватое её сияние выглядело мистически.
- Любой человек, обладай он такой силой, несомненно захотел бы подчинить себе весь мир. Поставить врагов на колени. Но Селемин лишь хочет защитить последнее пристанище Древних существ. Её могучая сила направляется на охрану Серебряного леса, а не на завоевание новых земель и захват пленных. Это поразило меня больше всего, Андерс. Я никогда не сталкивалась с подобным. Ни люди, ни эльфы, ни тролли - никто бы не распорядился этой силой столь же благородно, как Селемин. Поэтому я и считаю, что этот путь единственно правильный.
Нова улеглась на траву, между Луной и Андерсом, явно напрашиваясь на ласку. Женщина стала проводить рукой по блестящей черной шерсти.
- Твоё присутствие не причиняет мне никаких неудобств. Но я не понимаю одного: что ты делаешь в месте, принять самобытность которого не хочешь? Ты бежишь от кого-то?
Луна внимательно посмотрела прямо в глаза целителя. Она сразу решила, даже по его разговорам, что он прячется от кого-то. Будет крайне неприятно, если преследователи Андерса нагрянут в Серебряный лес в такой неподходящий момент, когда большинство воинов солидно напились. И следующий вопрос: если Андерс не собирается здесь оставаться, куда ему идти? Вокруг не самые дружелюбные места: на западе торговая тропа, переполненная разбойниками, на востоке непроходимые горные массивы. Путь целителю предстоит не долгий, а ему еще надо кое-что объяснить принцессе Миране, которая явно будет недовольна исчезновением Избранного...

+1

28

Было и невооруженным глазом видно, что после своей тирады-исповеди, пропитанной виной и горечью, послушница Селемин расслабилась и даже повеселела. И почему она не сделала этого раньше? Рассказала бы все, что ее мучало, принцессе Миране, например. Она девушка добрая и понимающая. Точно бы Луну приободрила, обняла и напоила. А быть может, и какой-нибудь красивый, открытый наряд поносить дала. Нет, ну а что. Одежда порой для душевного состояния тоже не маловажна. А то ходит все время в каком-то облегающем костюме из депрессивных темно-фиолетовых тонов. Совсем неудивительно, что ее преследуют призраки прошлого, а сама девушка каждый день тонет в океане вины. С таким мрачным цветом и свихнуться не долго. И в Селемин уверовать в принципе можно.
Кстати об этой Селемин. Андерс по-прежнему не понимал, в чем тут весь сыр-бор да и в чем подвох, так сказать. Все те обрывочные знания о культе, которые дала ему Луна, сводились к тому, что богиня эта и впрямь обладала какой-то невероятной силой и создавала Больших Кошечек из небытия. Андерс предполагал, что под личиной Селемин скрывается какой-то хитрый могущественный маг, собирающий армию прислужников. Мотивы таинственного мага были юному целителю непонятны, особенно если никакой завоевательной кампании культ Селемин не предполагал. Они ведь тут вроде лес какой-то охраняют.
Но вот что если в этом серебряном лесу спрятаны какие-нибудь секретные знания, сокровища, которые могущественный маг в маске Селемин пытался изо всех сил спрятать от внешнего мира? Ведь может же так случиться, что одному ему сохранить все это было не под силу, а вот с толпой послушников, искренно верующих в его божественную природу, замысел по скрытию конфиденциальной информации вполне мог удасться.
Конечно, все это звучало отчасти бредово. Даже в голове самого Андерса. Просто, если никакого мага-параноика и вовсе не было, то что же тогда вообще здесь происходит?
Андерс всегда был закоренелым атеистом. И, если честно, очень хотел продолжать им оставаться. Вот только аргументов, позволяющих ему доказать Луне отсутствие богов как материи, с каждым ее словом становилось все меньше и меньше. Те, которые еще остались, мага не слишком устраивали или же вовсе утрачивали свою состоятельность. И Андерсу это не нравилось. Ой как не нравилось. Все-таки этот их серебряный лес во истину был странным местом.
Нужно было что-то сказать, как-то воспротивиться всему тому, что сказала эльфийская воительница. Надо было выхватить женщину с запудренными религией мозгами из этого чертового леса. Надо было, но..
Но Луна выглядела счастливой. Умиротворенной. Даже Андерс не мог отрицать того, что она нашла свое место в мире, что ее беспокойная душа обрела здесь покой, уверенность в завтрашнем дне, да даже смысл жизни.
Кто он был такой, чтобы лишать ее всего этого?
Похоже Селемин, кто бы она ни была, все же победила. А он, Андерс, был позорно повержен. Маг устало вздохнул, опуская руки. Да будет так. Может, все это и правильно.
- Хорошо, Луна. Я уважаю твою веру. - мирно сказал Андерс и неожиданно почувствовал, что не кривит душой. Он мог не понимать ее, подвергать сомнениям, не верить сам, но уважать он уважал. Луна понимала, во что она верила, понимала, что не верит он, но в то же время свое мировоззрение ему навязывать не собиралась. Демон ее знает, может она даже догадалась, что оставаться вместе с послушниками и принимать свою избранность маг-беглец не собирался, но при этом не оскорбилась и особого удивления не выказала.
Нюрт мурча и ласкаясь опустился на землю рядом с ними. Андерс улыбнулся. Большая Кошечка совсем не отличалась от сира Ланселапа. Даже таким божественным и важным существам как она нужна любовь и забота. Юный целитель осторожно и почтительно коснулся ее лоснящейся шерсти, ласково поглаживая питомицу Луны.
- А где сейчас леди Смоки? - вдруг встревоженно поинтересовался у эльфийки маг. - Я не видел ее с того момента, как начался пир.
На леди Смоки у него все еще были грандиозные планы, включающие в себя его, скачущего в закат, у нее на спине. Да и привязался он к этому большому, таинственному, но от того еще более умилительному существу.

Луну присутствие неверующего Андерса, расположившегося так близко от нее, не напрягало. Сам Андерс тоже был не против сидеть вот так вот вдвоем ночью, вдали от пляшущей толпы.
- Ты бежишь от кого-то?
Вопрос застал мага врасплох. О нем и его мотивах здесь весь вечер никто не интересовался. А тут на тебе.
- Пожалуй, да. - юлить и утаивать что-то Андерс от Луны не собирался. Зачем? - Я просто хочу быть свободным. Оттого и бегу. Не могу позволить храмовникам опять посадить меня под замок. Да и никому не позволю себя больше контролировать. В конце концов, я не виноват, что родился магом. Я имею такие же права как и остальные. - ответил эльфийке Андерс, преисполнившийся достоинства и обостренного чувства справедливости.
- А вот как бы ты поступила на моем месте? Если бы тебя боялись и считали чудовищем, которого надо держать в клетке? Неужели бы сидела сложа руки и молилась бы Селемин? Не думаю.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Cat lovers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC