SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » По секрету


По секрету

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://38.media.tumblr.com/43c46e65f4da238c090ffea5d8b7745b/tumblr_inline_njzm7h5ALA1r5kiy4.jpg
По секрету (alternative version)

Если ты не боишься сделать шаг в мой мир.

http://savepic.su/5953953.png
Maxwell Trevelyan

http://savepic.ru/7639918.png
Dorian Pavus

Инквизитор получает послание от Феликса Алексиуса, в котором тот просит немедленно прибыть в Церковь Редклифа, ибо Вестнице грозит большая опасность. По настоянию Лелианы, Инквизитор отправляется навстречу вместе с храмовником Максвеллом Тревельяном, задачей которого является подавление вражеской магии и ликвидация магов, если эта встреча окажется западней. Впрочем, никто не мог предположить, что вместо западни для Вестницы Максвелла будет ждать своя собственная западня. Западня по имени Дориан Павус, который прибыл в Редклиф с целью предупредить Инквизицию об опасности, что родом из некогда великой империи Тевинтер.

Отредактировано Dorian Pavus (2015-07-25 23:03:03)

+1

2

Прошел уже месяц с тех пор, как Маквселл присоединился к Инквизиции, но за все это время он так и не поучаствовал ни в одном интересном приключении, что могло бы потешить его амбициозную натуру. Ему хочется авантюр, великих побед и признания со стороны товарищ по казарме. Он жаждет показать другим храмовникам, что его имя и статус - ничего не значат на поле боя, ведь он, во-первых, воин, а уже потом дворянин. Денно и нощно он грезит о возможности выбраться за пределы поселения.
Жизнь за стенами Убежища кажется весьма скучной и иногда напоминает жизнь при Ордене. Кроме отсутствия любых развлечений, здесь так холодно, что Макс с трудом засыпает по ночам. Командир все обещает обеспечить своих бойцов более теплыми спальными мешками, но из-за множества других проблем, с которыми сталкивается Инквизиция, эти слова так и остаются обещанием. Так что, когда мужчина получает задание сопровождать Вестницу в Редклифф, он искренне радуется.
Дорога в Редклиф была долгой, в основном из-за того, что слишком часто на пути Инквизиции встречались религиозные фанатики, зараженные храмовники,  обезумевшие маги и обычные мародеры, кишащие в сгоревших до тла деревнях. Максвелл устал, вымотался. Его тяжелые доспехи, разукрашенные пятнами засохшей крови и грязи, казалось, весят целую тонну. Ему, как и всем, жутко хочется есть, пить и спать, но времени на эти волности катастрофически не хватает.
К концу дня третьего дня во Внутренних Землях отряд наконец-то добирается до восстановленной деревни Редклиф, и все участники ощущают какое-то странное напряжение и немую панику, царящую в воздухе. В иные моменты, Маквселлу кажется, что он бы мог протянуть свою руку и дотронуться до невидимой завесы магии, окутавшей деревню и ее обитателей. Еще до их похода Лелиана предупреждала, что это может оказаться ловушкой, и теперь, стоя здесь, на главной площади поселения, это становится слишком очевидно.
После встречи с Фионой и Алексиусом Вестница получает интригующую записку от анонимных доброжелателей, которые предлагают ей встретиться в церкви.
- Это тоже может быть ловушкой. - Максвелл непреклонен, несмотря на то, что сам едва ли ответственен за принятие любых рисков. - Мы уже и так знаем, что в этом замешан Тевинтер, и я осмелюсь предложить поскорее вернуться в лагерь, чтобы спланировать наш следующий шаг. Солдаты измотаны, и если эта встреча в церкви окажется очередной западней, то мы потеряем многих воинов.
Как и любой храмовник, даже тот, который не особо верит в традиционные устои Ордена, Максвеллу едва ли нравится вся эта затея. Он считает опасным играться с магией такого уровня, и особенно если в этом замешан тевинтерский магистр. Но, каким бы не было его мнение, этой встрече суждено случиться.
Церковь Редклифа встречает их зеленым всполохом света из-за приоткрытой двери и звуками боя.
- Разрыв! - кричит Максвелл, оборачиваясь на группу храмовников за своей спиной. Покосившаяся тяжелая дверь церкви поддается не сразу, но как только зазор становится достаточно большим, чтобы пропустить тяжело экипированных храмовников, мужчина проскальзывает внутрь и на секунду замирает на месте; его взгляд опытного воина быстро изучает ситуацию, пытаясь воссоздать в голове наиболее эффективную тактику боя.
Огромный ком энергии, зависший под потолком церкви, раз за разом извергает из себя демонов, но те, вместо того, чтобы атаковать прибывший отряд, направляются в сторону одинокого мага, отчаянно пытающегося от них отбиться. Завидев человека в опасности, Максвелл тут же устремляется на помощь, пытаясь пробраться через сгруженные церковные лавки.
Наконец, внимание демонов привлекает чужеродный лязг доспех воинов, и некоторые из них отступают от человека с посохом, чтобы перенести свою атаку на других врагов. Макс достает свой меч, готовый в любой момент отразить удар, но внезапно земля под его ногами начинает проваливаться, и в следующий момент он с силой ударяется спиной о каменый пол церкви. Краем глаза он замечает тяжелые сапоги своих товарищей, пробегающих мимо него, а затем смотрит впереди себя, чтобы встретиться лицом к лицу с нависшим над ним демоном ужаса. Долговязое зеленое существо щерит свой зубастый рот и заносит лапу над лицом Максвелла, дабы отправить его в нокаут, но храмовник успевает вовремя увернуться и отползти в сторону. Перебросив свой меч из руки в руку, мужчина быстро поднимается и с разворота рубит лезвием под колено демона. Неприятно вскрикнув, тот оборачивается и с силой ударяет по грудным пластинам Максвелла. Звук искореженного метала саднит слух, грудь неприятно ноет, но мужчина все еще стоит на ногах. Его меч со свистом разрезает воздух и вонзается в рот мерзкого существа. Приложив всю силу, Макс надавливает на рукоятку и позволяет лезвию раскроить демона сверху вниз, вплоть до его кишок. Демон, тяжело покачнувшись, падает на земь, замарывая доспех храмовника в вонючей жидкости, отдаленно напоминающей кровь.
Разделавшись с демоном и вынув свой меч из его тела, Макс оборачивается и направляется к магу, хотя тому едва ли требуется чья-либо помощь; маг двигается как заведенный, успевая отразить сразу же несколько атак и метнуть огненный шар в ответ. Его движения наполнены звериной грацией и откровенной гордостью, и воин ловит себя на том, что просто стоит и смотрит на красивое лицо этого мужчины, когда тот произносит очередное заклинание. Словно очнувшись от наваждения, Максвелл делает два шага вперед и пронзает своим мечом демона праздности, который подобрался слишком близко к магу.
Теперь, сражаясь с темноволосым мужчиной бок о бок, Максвелл пытается рассмотреть его. Первое, что замечает храмовник, так это то, что он не из Круга. Маги Круга едва ли сражаются с таким изяществом. Его стиль совершенно отличается от всех тех, что Максу приходилось до этого видеть. Одежды мага так же выдают в нем чужестранца. Храмовник хмурится, внезапно придя к заключению, что тот тоже является тевинтерцем.

Внешность

Храмовнический дефолтный доспех, медальон с символом рода Тревельян, двуручный меч и пару склянок с лириумом.

Отредактировано Maxwell Trevelyan (2015-07-26 15:22:16)

+2

3

Он был в пути уже довольно долго. Он устал, он хотел есть, пить, спать в удобной кровати и принять ванну. Господи, да за несколько часов в ванной с ароматными маслами и горячей водой этот человек практически был готов продать душу дьяволу. Не в буквальном смысле конечно. Он не думал, что будет готов к такому путешествию, но приятно удивился тому факту, что в пути выживает не хуже охотников, следопытов и иже прилегающих персонажей. Ему нужно было как можно быстрее добраться до Редклифа, пока не стало поздно. Пока есть что и кого спасать. А что не менее важно - он бежал из дома. Бежал от своего кошмара. От того, кто однажды решил перекроить его по-новому, написать новую историю этого человека. Из Тевинтера добраться в Редклиф можно было двумя путями: кораблем до ближайшего портового города, а затем несколько дней в пути на лошади. Или же воспользоваться временным разрывом. Увы, но второе было недоступно. Ему просто не хватило бы магической силы создать портал такой точности и силы. Но он знал того, кому это удалось. И именно за этим человеком он устроил погоню. Чтение магических следов, продумывание своих ходов - этот человек слишком хорошо знал того, кто уже находился в Редклифе. Своего наставника. Гериона Алексиуса - магистра столь же сильного, сколь и безрассудного в связи с неизлечимой болезнью своего сына. Это нужно был прекратить. Как можно скорее. Мужчина связался со своим другом, обговорил с ним план действий. И только после обоюдного согласия, некромант сделал первый шаг - отправил весточку той, кто может помочь ему остановить весь этот хаос, что медленно надвигался на Редклиф. Вестница Андрасте. О, конечно он слышал о ней. Не так много, как хотелось бы, но некоторые люди уже слагали о ней легенды, а барды в мелких тавернах распевали песни самых разных настроений. Но это потом. Сейчас же ему нужно было как можно быстрее добраться до Церкви, затаиться там и ждать.
Прибыв в божественную святыню, мужчина нашел укромный уголок, в котором затаился и стал готовиться к встрече, погружаясь в процесс медитации, дабы скопить побольше магической силы. На случай непредвиденных обстоятельств. И такие обстоятельства, к сожалению, не заставили себя долго ждать. Бесформенно зеленое нечто возникло аккурат посреди залы. Он и опомниться не успел, как уже отбивался от вылезающих из этого нечто тварей различной степени уродства. Тут вам и ужасы и призраки, и простые духовные огоньки - выбирайте на любой вкус. Он бы и хотел что-то съязвить, но когда нет слушателей... скучно это. Поэтому перехватив посох, мужчина ринулся в бой, раскидывая врагов послабее одним-двумя ударами магии, с врагами посильнее вступал в стремительные поединки в ближнем бою, умыкая любую возможность совершить уворот. Вдруг в Церкви раздается крик, извещающий о том, что эта штука называется разрыв. Сильный и глубокий голос, с небольшой и приятной хрипотцой. Мужчина отбил атаку призрака, потом еще одну и еще одну.
- Закрывайте его быстрее!
Этот разрыв был каким-то странным. Вокруг него время то замедлялось, то ускорялось. И монстры действовали то слишком организованно, то вообще никак... Маг пытался понять все это, но ему не давали этого сделать атакующие твари. Благо вскоре к нему на подмогу прибыл он. Как только выдалась возможность, некромант постарался изучить своего внезапного союзника. Высокий, широкоплечий. Он так легко орудовал своим двуручным клинком, облаченные в тяжелые доспехи. Храмовник. Не иначе. Этих воинов некромант хорошо знал. И знал на что способны эти воины. Храмовник рубил врагов направо и налево, а пропуская удар по своим доспехам, становился еще агрессивнее и яростнее. В этот момент у мага вырвался момент передышки номер два. Вестница же успешно продолжала закрывать разрыв. Он был хорош собой. Маг даже облизнулся, наблюдая за этим человеком. Непослушные волнистые волосы медного оттенка, среди которых кое-где проскакивали седые линии. Развитая мускулатура тела. Шрам, что тянулся от верхней губы до левого уха. Это была не та приторная красота, которую он привык видеть. Это была животная красота, красота воина... во всех ее проявлениях. И что это... веснушки? Какая прелесть. Эти солнечные пятнышки, что россыпью укрывали его мужественное лицо, прекрасно разбавляли образ грозного воина, добавляя в него чуточку дерзости и легкости. Вскоре разрыв был успешно закрыт.
- Так вот как это работает? Как же ты это сделала? О, только не говори, что не знаешь. Поди просто думаешь, что щелкнула пальцами и оно само? О боги...
Мужчина отправил посох за спину и лучезарно улыбнулся. После представился. Дориан Павус из славного рода Павусов. Спросил как дела, пока не заметил как хмурится воин, отчего на лице проступили морщинки. Некромант подошел и мягко похлопал воина по плечу. Но кажется этот жест был лишним, ведь храмовник напрягся еще сильнее. Заметив это, брюнет свободной рукой подкрутил свои аккуратные усы, добавив:
- Ну-ну, не стоит так напрягаться. это вредно для кожи. А я не опасен. Все, что было опасно - только что закрыла вон та особа.

+3

4

Вскоре разрыв, благодаря стараниям Вестницы, закрывается, засасывая в себя физические оболочки убитый демонов и призраков. Воины еще какое-то время стоят с оружием на готове, ведь еще никто не знает, что может случиться дальше. Неожиданно все погружается в непривычную тишину; шум бойни и резкие крики демонов больше не разлетаются эхом под высокими сводами церкви, и, кажется, Максвелл слышит свое сбивчивое тяжелое дыхание. Слишком громко. Он делает глубокий глоток воздуха и на секунду прикрывает глаза, чувствуя как прилив адреналина, искусственно стимулируемый дозой лириума, сходит на нет. Почувствовав прикосновение к своему плечу, Максвелл смотрит на того самого мага. И хотя его меч уже находится в ножнах, он внимательно следит за движениями тевинтерца, ожидая чего угодно. Тот представляется Дорианов Павусом, и когда он отходит, Макс вдыхает едва уловимый шлейф ароматных масел, усиленный потом. Этот запах ему нравится. Он кажется незнамомым, чужестранным и его хочется изучить более досконально.
Несмотря на то, что Дориан проявляет дружелюбие и недвузначно дает понять, что желает только помочь, храмовник все еще не доверяет ему. Его смущает некое панибратство и фамильярность в отношении к себе, как если бы они уже были хорошо знакомы. Возможно, все было бы иначе, если бы они находились в таверне, и тогда Максвелл бы спокойно ответил флиртом на флирт, но в присутствии Вестницы и других воинов он чувствует себя некомфортно, так как вынужден соблюдать субординацию.
Пока Дориан и Вестница разговаривают, Макс стоит в стороне и наблюдает. Его любопытный взгляд скользит вниз и вверх по фигуре мага, запоминая каждую деталь его необычного костюма.
Слишком много застежек. Разве это удобно? - думает Тревельян и ухмыляется. - Интересно, как быстро ему удается снять с себя одежду? - Невинная мысль Максвелла вдруг оборачивается вполне себе откровенной, когда он представляет себе Павуса без всей этой одежды. Трудно об этом не думать, когда смотришь на человека с таким красивым лицом. К тому же, у Макса очень и очень давно не было близости. Тот помощник лекаря в Убежище - не в счет; они оба были сильно пьяны и, кажется, все равно у них ничего не получилось. Чувствуя как краснеют кончики его ушей от собственных фантазий, мужчина поспешно отводит взгляд и заводит разговор с другим храмовником - лишь бы не смотреть и не думать.
Их встреча оканчивается тем, что Вестница предлагает Дориану присоединиться к ним и вернуться в Убежище. Тревельян не уверен как на это реагировать, ведь он еще не доверяет этому чужестранцу.
По пути из Редклифа Макс все-таки догоняет Дориана, видя, что тот на время покинут Вестницей. Чуть дотронувшись до его руки, он равняется с магом и вежливо улыбается.
- Ваш способ ведения боя поразил меня. Я никогда еще не видел мага, сражающегося с такой элегантностью и легкостью, но при этом кажущегося столь опасным. - Сняв с себя кожаную перчатку, Максвелл протягивает ему свою руку. - Нас не представили: я - Максвелл Тревельян, из Оствика. И мне кажется, что мы, в какой-то степени, родственники. Я помню фамилию Павус из книг, хранящихся у меня дома.
Мужчина замолкает, чтобы не показаться слишком болтливым и не создать ложное впечатление, что он набивается едва знакомому человеку в родственники. Он не уверен, как конкретно связаны их семьи и чем занимаются Павусы в Тевинтере, но эта маленькая деталь заставляет его немного расслабиться.

+1

5

Кажется все прошло именно так, как и задумывалось. Разрыв был закрыт, Вестница оповещена о том, что венатори вознамерились что-то с ней сделать. В итоге было принято решение, что Дориан остается в рядах Инквизиции по крайней мере до тех пор, пока они не разберутся с его бывшим наставником. Пока мужчина разговаривал с Инквизитором, он не раз ловил на себе взгляды храмовника, которые безусловно тешили его самолюбие. Уж такие взгляды Павус хорошо научился выделять среди всех остальных. Один раз он даже игриво подмигнул рыжеволосому храмовнику, после лишь беззвучно хихикая в кулак, замечая неловкость со стороны широкоплечего и, надо полагать, мускулистого воина. Дориан был падок на красивых мужчин, а потому конечно же не смог пропустить мимо своего внимания вот этого человека с двуручным клинком, копной непослушных волос и таинственным шрамом. Хотелось даже узнать, откуда у него этот шрам. На теле же павлина таковых отметин не имелось. Да и не представлялось такого шанса получить их. Вскоре Вестница дала команду возвращаться. Оседлав лошадь, альтус неспешно двинулся вслед за эльфийкой, заодно выясняя у нее, где можно будет расположиться. Оказалось, что для магов предусмотрено несколько домов, в одном из которых имперский некромант может поселиться. Интересно, как далеко от меня расположились храмовники? Нужно будет заглянуть к этому интересному объекту чуть попозже. Ммм... кто бы мог подумать, что в Инквизиции можно встретить столь интригующих личностей? Ах, Дориан, ты снова за свое. Но что поделать? Имперец усмехнулся, после чего чуть ускорился. До Убежища оставалось не так много пути, но усталость давала о себе знать. Павус давно хорошо не отдыхал, а его не совсем привыкшее жить без роскоши тело также отзывалось усталостью и напряжением. Внешне конечно этот павлин и виду не подаст, но про себя не отказался бы от денька хорошего и крепкого сна да хоть на полу. Хотя нет - нужно выбить себе парочку перин или что там у них есть для мягкой постели.
Они уже достаточно далеко находились от Редклифа, как вдруг некромант ощутил прикосновение к своей руке. Лениво повернув голову, мужчина был несколько удивлен, увидев рядом с собой этого храмовника. Тот расхваливает стиль ведения боя, чем еще раз умело тешит самолюбие смуглокожего мужчины.
- Что ж, мне искренне приятно, что вы заметили, насколько великолепен я в поединке. Но такой стиль боя медленно отходит в местах, откуда я родом. Сейчас все больше магов полагаются на грубую силу, превращаясь в безвкусных рубил. Без обид. Воины рождены для работы с клинками. Вот как вы. С такой легкостью орудовать столь большим клинком. Полагаю, у вас все такое же большое? Ну чтобы так умело махать мечом.
Павус засмеялся, завидев еще одно смущение храмовника, после чего элегантно протянул ему руку, не сильно сжимая ладонь. Все-таки дворянин везде будет дворянином. И не упустит возможность продемонстрировать свои навыки, даже если ты находишься посреди какого-то поля, а вокруг от цивилизации только твои временные союзники. Выяснилось, что храмовника звали Максвеллом Тревельяном. Эту фамилию Павус хорошо знал, но никогда не встречал представителей этого рода, чья кровь была смешана с кровью рода Павусов в каком-то там поколении.
- Род Павусов и Тревельянов в каком-то месте моего необъятного древа тысячи родственников переплетались. Так что не исключено, что мы с вами можем быть и братьями. В каком-то двенадцатом поколении. Мое имя вы уже слышали. Думаю, со знакомствами можно покончить. Ну что же вы так замолчали? Давайте поговорим еще о чем-нибудь. Обо мне например. Я очень люблю эту тему.
Павус расплылся в игривой ухмылке, нехотя отпуская руку храмовника. Эти веснушки... почему ему так хочется на них смотреть как можно чаще? Всего лишь простые веснушки. И эти непослушные волосы. Дориан уже придумал несколько вариантов причесок. Да и бороду не мешало бы привести в порядок, немного подравнять. Некромант с ухмылкой покрутил свои усы.
- А это кажется ваше Убежище?

+1

6

Кажется, что Дориану всегда есть, что сказать. Судя по тому, как он говорит и как он себя ведет, заслышав комплименты, становится понятно, что он жаждет признания в свою сторону. Это любопытно, ведь с виду и не скажешь, что столь красивый мужчина из хорошей семьи альтусов нуждается в постоянном одобрении.
- Что ж, мне искренне приятно, что вы заметили, насколько великолепен я в поединке. Но такой стиль боя медленно отходит в местах, откуда я родом. Сейчас все больше магов полагаются на грубую силу, превращаясь в безвкусных рубил. Без обид.
Максвелл прячет свою улыбку, глядя себе под ноги. Эта фраза звучит так, словно бы он сам, будучи храмовником, собственноручно обучает магов бою.
- Тут можно поспорить, конечно. Грубая магическая сила является весьма эффективной во время крупных боев, когда атаку нужно провернуть быстро и грязно. - Мужчина прикусывает свою щеку и разглядывает Дориана и его посох. Он все никак не может представить его, будучи затерянным среди других магов на поле сражения. Он не может затеряться.
- С такой легкостью орудовать столь большим клинком. Полагаю, у вас все такое же большое? Ну чтобы так умело махать мечом.
От столь нетонкого намека, губы Макса расплываются в какой-то абсолютно мальчишеской улыбке. Он с секунду смотрит на своего собеседника, пытаясь понять, всерьез ли он или всего лишь дразниться, но потом тихо смеется в свой кулак и отводит взгляд; по правде сказать, с ним никогда еще не флиртовали мужчины так открыто.
- Не все, но кое-что. - он вежливо кивает и старается вывести тему в более приличное русло, но у него едва ли это получается. - Проблемы обычно возникают при спарринге, когда оппонент не может справиться с размахом моих умений. - Хитрый взгляд Максвелла скользит по лицу Дориана и останавливается на его глазах. Ему нравится разговаривать эпитетами, ведь за ними можно скрыть что угодно. Они могут быть не только двусмысленными, но и трех-, четырехсмысленными, если того захотеть. И Павус, кажется, один из тех людей, кто любит поиграть в эти словесные игры.
К концу дня отряд доходит до Убежища. Все участники измотаны и едва стоят на ногах, дожидаясь последних распоряжение Вестницы и Каллена, присоединившегося к ним возле ворот поселения.
Вопрос Павуса заставляет Тревельяна вздрогнуть: вот уж Убежище он точно не считает своим. Он до сих пор чувствует здесь себя чужим, несмотря на все то количество храмовников, что здесь находится. Ему не нравится климат, раздражают настроенные против друг друга люди и зеленая дыра в небе. Ему неприятно просыпаться каждое утро с окоченевшими ногами и видеть сквозь полы своей палатки это мерзкое холодное свечения разрыва. Но за все то время, что воин провел с Дорианом во время их пути из Редклифа, он успевает взглянуть на всю ситуацию с другой стороны: в конце концов, может быть этот тевинтерец не так уж и плох и может привнести интересную динамику в жизнь Максвелла в Убежище.
- Да. Здесь холодно и тоскливо. Но, надеюсь, с вашим появлением все может измениться? - Максвелл бросает вопросительный взгляд на Дориана, затем поспешно отдает честь командору и вновь поворачивается к новому участницу Инквизиции. - Может ли быть, что Инквизиции не хватало именно тевинтерского тепла? - Он чуть наклоняется, но при этом его взгляд прикован к серым глазам Дориана. - Надеюсь, мы вскоре пересечемся где-нибудь в таверне? Я бы пригласил вас навестить себя, но, увы, как и другие храмовники я живу в палатке.
Еще раз поклонившись, Макс оставляет Дориана на попечение Вестницы и тех, кто заведует размещением новоприбывших в Убежище, а сам отправляется вслед за Калленом и своими товарищами к лагерю храмовников у ворот.

+2

7

Максвелл так мило реагирует на острые шуточки Дориана, кашляя немного в кулак и переводя разговор немного в другое русло. Это ему всегда нравилось в мужчинах, когда задеваешь что-то, о чем им немного стеснительно говорить. Павус же, будучи взращенным в Тевинтере, не знал такого понятия, как стеснение, мог позволить себе абсолютно все, забывая, что находится не в империи, а в чужом для него краю. И не понимал, что такие шуточки могут вызвать иные реакции, отличные от той, что демонстрировал храмовник с волнистыми волосами медного оттенка и таинственно-манящим шрамом. Мужчина рассказывал что-то про спарринг, но откровенно говоря некромант его почти не слушал - ему не была интересна вся эта военная стратегия. Но по причине вежливости, выражение лица мага давало понять, что он заинтересован и не игнорирует этот небольшой монолог об умениях. Вскоре вся команда бравых героев таки оказалась у ворот Убежища. Они устали, они хотели отдыхать, но Вестница обзавелась временным союзником с огромным запасом знаний об империи, также немного приблизилась к разгадке тайны венатори, о которых ей рассказал Дориан вместе с Феликсом. Ведь именно они были главным оплотом сопротивления венатори в Редклифе. Радовал тот факт, что Инквизитор поверила их доводам, но жаль, что кроме нее, похоже, никто не обзавелся доверием в отношении Павуса. Даже этот мускулистый храмовник - в его взгляде он видел недоверие в свой адрес. Неумело завуалированное, легко читаемое. Для Дориана, который родился и вырос среди змей, любая фальшивая эмоция или скрытая была абсолютно открытое. Мужчина научился читать людей, раскрывать их истинные намерения. Насколько это возможно.
- Хах, изменения пошли уже тогда, когда мое послание было передано. Но вы правы, мой дорогой Максвелл - этому месту явно не хватало моей непревзойденной красоты, обаяния, таланта и, конечно же, скромности. Теперь все здесь заиграет новыми красками.
Некромант самодовольно усмехнулся, словно расправил хвост. Этот сногсшибательный павлин больше всего на свете любил говорить о себе, восхвалять себя и всячески демонстрировать какой он распрекрасный. Чтобы доказать одному человеку, что он не ошибка, но это не для ушей Инквизиции. В душе Павуса зияла одна большая дыра, которую он всячески старался залатать  всеми известными ему способами: вином, сексом, шахматами, магией - чем-угодно. И со временем мужчине почти удалось побороть эту дыру.
- Тевинтерского тепла? Милый мой, вы явно очень плохо знакомы с историей моей некогда великой родины. Тепло и Тевинтер - это как Архидемон в посудной лавке. Но я не виню вас. Ведь теперь у Инквизиции есть временный штатный эксперт по Тевинтеру. Теперь все встанет на свои места.
Их взгляды пересеклись, это был поединок взглядами. Кто первый сдастся. Удивительно, но храмовник не спасовал, а Дориан, в какой-то момент, перестал хотеть победить. В итоге мессир Тревельян решительно изъявил желание пересечься с некромантом в таверне. Потом сказал что-то еще о своей палатке.
- Палатке? Неужели для столь храбрых воинов как храмовники не нашлось более достойного места для ночлега? Ну вы смотрите, аккуратнее - не застудите ничего. Я буду молиться за ваше здравие, Максвелл Тревельян.
Храмовника отозвал командир, Дориан же склонил немного голову на бок, провожая воина, особенно провожая взглядом его ягодицы, что так вызывали... просто проверяли некроманта на прочность. Театрально вздохнув, альтус подкрутил свои усы, после чего решил переговорить с Вестницей о том, когда стоит начать наступление на магистра Алексиуса, чтобы предотвратить его попытку закадрить магов на свою сторону, хотя кажется тот уже и так это сделал. Но ведь любое соглашение можно отменить, если знать как.

***

Прошло несколько дней с того момента, как некромант присоединился к Инквизиции. Он поселился в одном из домов, рядом с весьма занимательным персонажем. Эльф-маг Солас. Они с ним мало общались, но даже эти редкие беседы выходили весьма... острыми. Дориан часто проводил время в доме, много спал, редко когда пересекался с остальными напарниками. Но однажды ему "повезло" схлестнуться с Вивьен в Церкви. То было знатное событие. Казалось, что стены ходили ходуном от того напряжение, которое создали эти двое. Еще чуть и их пришлось бы разнимать. Впрочем, Павусу хватило ума закончить бессмысленную перепалку, после чего он вышел из Церкви на улицу, чтобы подышать свежим воздухом, а заодно прогуляться по территории Убежища. Сам того не замечая, альтус добрел до тренировочной базы воинов, где армия Инквизции и храмовники оттачивали свои навыки. И совсем неудивительно было встретить там старого знакомого из рода Тревельянов. Кажется его звали Максвелл? Ах да... тот широкоплечий мужчина с упругими ягодицами и загадочным шрамом. Дориан остановился возле одного из манекеном, облокотившись плечом на него, наблюдая за тем, как искусно орудует храмовник своим оружием, как капельки пота летят на снег, как сбивается дыхание, вздымается грудь, чтобы кислорода хватало... как напряжены его мышцы. Вкуснейшее зрелище, стоит отметить. Альтус даже облизнулся, продолжая безмолвно за ним наблюдать. Все равно советники с Вестницей пока только начали обсуждать план нападения. На тренировочной площадке раздались шумные хлопки в ладоши, извещающие о том, что воины уже были здесь не одни.
- Надо же, вы действительно не врали, когда говорили о размерах, мой новый знакомый.
На тренировочной площадке они были не одни, но Павуса мало интересовали остальные. Этот Максвелл... что же скрывает его шрам? Что скрывают его морщинки и седина? Этот человек явно был интересен некроманту. Из увиденного Дориан мог спокойно сказать - это достойный и опасный соперник. Соперник, с которым надо быть предельно осторожным в поединке.

Отредактировано Dorian Pavus (2015-07-29 21:45:07)

+2

8

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » По секрету


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC