SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » Boom! Headshot.


Boom! Headshot.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://cs625723.vk.me/v625723682/19086/nV_CwBQBZLM.jpg

Garrett Hawke

Anders

Описание
Гаррет всегда любил кошек, и не мог пройти мимо очередного маленького мяукающего комочка. Как выяснилось пройти мимо котенка не смог не только он. К тому же уж очень сильно этот "некто" напоминал магу старого знакомого.
Андерс, ты ли это? Нам срочно необходимо поговорить о том, какого ляда ты взорвал церковь?!

+1

2

Приходить в Инквизицию по собственной воле точно было очередной не самой блестящей идеей Андерса. Голова по-прежнему раскалывалась, ночью мага по-прежнему мучили кошмары, а днем по мимо всего прочего нужно было ухаживать за больными и ранеными, делать то, от чего целитель некоторое время назад фактически отказался. Андерсу нравилась его жизнь без Справедливости, без воспоминаний, без прежних знакомых и друзей. Жизнь с чистового листа, без давления извне. Алкогольная, развратная, шальная. А потом вся эта его жизнь полетела в Бездну. Вновь появилась Мариан, внеся неразбериху и заставляя мага не только вновь вспомнить, что он пережил в Киркволле и от чего бежал, но еще и почувствовать себя последним ублюдком, прожигающим жизнь в тавернах только благодаря ее жертве. Ее смерти. А потом еще этот Зов, раздражающих и забирающий последние силы.
Разве может жизнь когда-нибудь вновь стать прежней?
Еще и эта встреча с Фенрисом, которую, как и все встречи с проклятым лириумным эльфом, сложно было назвать приятной, совсем выбила его из колеи. И о чем он только думал, когда решил сунуться сюда, в эту чертову Инквизицию? 
- Надо было сразу всем здесь рассказать, кто я такой. Меня бы сразу отправили к этой их Инквизиторше под суд, а ей-то уже можно было поведать и о звоне в голове, что не дает мне покоя. Может, тут есть другие Серые Стражи, хер его знает.
Да, мор побери, я просто отчаялся. Вот-вот. Я отчаянный дурень. 

План, может быть, был и очень далек от плана здравомыслящего человека, еще способного рассуждать логически, но это все-таки был какой-никакой, но план. Казалось бы, чего стоит просто взять и привести его в действие? Он уже на территории Инквизиции. Оставалось только крикнуть, что он - тот самый взорвавший Церковь малефикар, и его мигом доставили бы к эльфийке. Или опять устроили бы ему допрос с суровой неваррской воительницей, который, впрочем, был бы лишен всякого смысла. Искательница уже отпустила его, дала уйти, не стала преследовать. Но что если ее взгляды расходятся с точкой зрения предводительницы этой шпионско-религиозной организации? Тогда Андерсу не сдобровать. Но как говорится, кто не рискует, тот не пьет водку с лириумом. А если и было что-то свято в этом грешном и жестоком мире - так это водка с лириумом.
В любом случае, возможно, ему и жить-то осталось недолго с этим Призывом в голове, будь он не ладен. Здесь, на стороне Инквизиции, у него по меньшей мере есть шанс на спасение. Если эти могущественные ребята не смогут ему помочь, то никто не сможет. К Серым Стражам ему в любом случае была дорога заказана: те, мягко говоря, не слишком жаловали дезертиров, инсценирующих свою смерть и при первом удобном случае бежавших с поля битвы. Надежда была только на Героя Ферелдена, которого маг несмотря ни на что, все еще считал своим другом, но и о нем давным давно уже никто  ничего не слышал. Могло так статься, что он давно уже сгинул где-то на Глубоких Тропах, вот так вот просто и безызвестно, совсем не так как умирают герои. 
- И обязательно тебе представлять все самое кошмарное? Тебе головных болей мало?

Итак, план был. Вот только.. Только Андерс боялся, боялся до дрожи в коленках, все откладывая и откладывая момент, когда ему придется скинуть привычную личину Финиана и предстать перед людьми, которые могут опять забрать его свободу. Ту самую единственную вещь, которая у него осталась на этом белом свете. 
Конечно, не считая малыша Лютика, который жалобно попискивал в глубине лечебницы. Котенок, рыженький и теплый, ему перепал от Мариан, которая по доброте душевной вручила бедняжку ему. При каких обстоятельствах - сказать было сложно. События той ночи по-прежнему не полностью восстановились у мага в голове, хотя они с Мариан на утро после и пытались по крупицам собрать в кучу все то, что с ними произошло после их триумфального отбытия из таверны с злополучным орнаментом. С той поры, а это значит, уже около месяца, котенок путешествовал с ним, сидя в котомке, как когда-то сэр Ланселап. Андерс не любил повторяться и сэром Лютика не называл. Да и какой из него рыцарь? Котенок больше напоминал виконта, беззаботного и озорного. 
Дурашливый, писклявый, непоседливый. В лечебнице его видно не было.
- Ведь только что здесь был, и уже след простыл!
- Так куда же он подевался? 
Андерс прихватил с собой недопитую мисочку с молоком и, беспокойно оглядываясь по сторонам, отправился на поиски пушистого озорника.
- Лютик, кис-кис-кис! 
- Где же это горе луковое? 
Андерс прошел уже добрую часть лагеря и уже почти отчаялся найти пропавшего непоседу, как вдруг заметил Лютика, неуклюже скачущего по траве и по всей видимости играющего с каким-то мужчиной. Мигом почувствовав расположение к незнакомцу, скорее всего очередному солдату Инквизиции, Андерс улыбнулся и быстрым шагом направился в их сторону.
- Никто не устоит перед этой пушистой прелестью
Однако, подойдя ближе, маг улыбаться передумал. Этот незнакомец, играющий с его котенком, оказался очень даже знакомым ему субъектом.
- Неужели? Да быть того не может.
- Гарретт? - неуверенно окликнул своего бывшего друга целитель, тоже кстати бывший, в глубине души надеясь, что он ошибся и что этот мужчина совсем не тот, за кого он его принял, не тот призрак из его прошлого, да и фамилия у него вовсе не Хоук.

Отредактировано Anders (2015-08-10 23:34:50)

+1

3

Как однажды сказала Мариан: " Хотите помощи Хоука? Притащите ему кошку."
И это было правдой: Гаррет с детства был неравнодушен к кошкам, предпочитая общество этих хищников, возможности пообщаться со своими сверстниками. Да и не любил маг людей. Родившись магом он получил судьбу изгоя, так же как сестры и отец, и очень четко усвоил простую истину: люди боятся всего, что находиться за пределами их понимания. Для простых людей маги если не абсолютное зло, то очень близки к нему, отсюда страх, ненависть, ложь и предательство. Люди лживы и себялюбивы, они без зазрения совести подставят своего ближнего ради сиюминутной выгоды, особенно если он маг.
Неудивительно, что мужчина предпочитал общество мяукающих комков шерсти этим эгоистам.
Не то что бы Гаррет сам был примером альтруизма и добродетели, - все люди эгоисты в той или иной мере, - но по-крайней мере он был на порядок честнее перед окружающими и собой, чем большинство.
Вот и теперь, мужчина предпринял тактическое отступления, по простому сбежав от некоего количества заинтересованных в истории Киркволла, которые наконец-то дорвались до его персоны. Неудивительно, учитывая тот факт, что только ленивый не был вкусе, что Хоук примкнул к Инквизиции. Рассказывать о своем прошлом мужчина не умел и не любил, - хотите историй обращайтесь к Варрику, вот уж кто мастер красного словца. Да и больно было вспоминать. Больно не только из-за гибели родных, - а мужчина потерял ВСЮ семью, - но и из-за предательства.
Казалось бы, с такими установками на жизнь, у мага не должно было быть друзей, но нет. Друзья у Хоука все же были, причем не из робкого десятка. Иногда, - редкие моменты, действительно редкие, - с улыбкой вспоминал как были веселы вечера в Висельнике, где Варрик травил байки, Изабелла пыталась то ли споить, то ли совратить Мерриль, Фенрис вечно что-то делили с Мариан, Авелин держа планку капитана стражи чинно потягивала свое пиво с лукавым одобрением глядя на царящий бедлам или пытаясь притормозить пиратку, Андерс....
Андерс.
В одном имени слишком много всего: Гаррет уважал мага серых стражей, за силу, за несгибаемость, в какой-то мере даже за идеи. Но в тоже время его раздражала маниакальность Андерса в вопросах Церкви, - "Мажьи права!" - и его нежелание искать другие пути изменения ситуации. Сам Гаррет был далеко не мягкосердечен, но прекрасно понимал, что тропа насилия, может привести только к насилию и никак иначе.
Но Андерс не слушал ни его, ни Мариан и в итоге Церковь Киркволла взлетела на воздух, похоронив под своими камнями преподобную мать.
Точка отсчета всего что происходит сейчас.
Маг тряхнул головой отгоняя назойливые мысли. Что толку думать об этом теперь? Ни он, ни Мариан не были в курсе плана Андерса и помешать соответственно не смогли. Мариан смогла простить, и отпустить. Гаррет же предпочел просто забыть.
Обернувшись и убедившись, что за ним не спешит заинтересованная толпа, мужчина облегченно вздохнул и огляделся в поисках места, куда можно было бы приткнуться. Приметив тихое местечко чуть вдали от разбитый во внутреннем дворе палаток, маг устремился туда. Усевшись прямо на землю, Хоук прислонился спиной к каменной кладке стены и, запрокинув голову, закрыл глаза. Даже во времена обитания в Киркволле Защитник не любил бывать на виду, предпочитая отсиживаться в своей лаборатории, нежели появляться в высшем свете. За ним даже закрепилось звание чудака, что впрочем полностью его устраивало. Здесь же прятать не получалось: большую часть времени мужчина проводил вместе с Инквизитором и советниками, продумывая дальнейшие шаги, а значит был на виду.
Эта женщина вытащила его даже на Императорский бал в Орлее, что уж говорить!
Иногда магу дико хотелось тишины и спокойствия, чего в Скайхолде было не найти даже ночью. Крепость не засыпала ни на мгновение в течении суток.
Иначе просто нельзя: враг не дремлет. Да еще какой...
От размышлений мужчину отвлек писк. Мяуканьем это назвать было очень сложно, ибо тональность и громкость были далеки от нормы. Гаррет лениво приоткрыл глаз в поисках источника звука и не смог сдержать улыбки: возле его ног крутился маленький рыжий комок, несомнено кошачьего рода.
- Ну привет, малыш, - мужчина протянул руку, и мокрый маленький носик котенка тут же уткнулся в мужскую ладонь.
Гаррет всегда любил кошек. Впрочем, это было в высшей мере взаимно.
Впрочем, данный экземпляр оказался довольно своего образным, и быстро устав от поглаживаний и почесываний, потребовал порцию веселью, впившись когтями в ладонь. Хоук хмыкнул и наклонившись чуть вперед, свободной рукой перекинул рыжую косу вперед.  Длинные волосы никогда не были в почете среди мужчин, но маг плевать хотел на все условности.
Тем более что стричь их было бесполезно, отрастали обратно в течении суток.
Мелкий непоседа, обнаружив перед носом рыжую кисточку,коей заканчивалась прическа мага, тут же переключил свое внимание на нее, приступив к охоте на страшного и  неизвестного зверя. Хоук посмеиваясь, наблюдал за тем как котенок пытается поймать предложенную ему добычу.
Идилический момент был нарушен чужим голосом, до ужаса знакомым голосом:
- Гаррет?
Мужчина мгновенно вскинулся, игнорирую недовольное "мя" рыжика, и усмехнулся:
- Андерс.
Узнать в подошедшем мужчине мага было... сложно. Целитель сильно изменился с последний их встречи, но голос и предательская миска в руках, выдавали его с головой. А еще... Хоук бесшумно втянул воздух, принюхиваясь точно кошка. В Целителе чего-то не хватало. Нет он не казался незавершенным или разбитым, просто что-то было не так. И вглядевшись в глаза старого знакомого, Гаррет понял что именно: Справедливости не было.
- Вижу, тебя можно поздравить? - Защитник едко усмехнулся, и подхватив котенка, поднялся на ноги.  - И, привычкам ты не изменяешь? - кивок в сторону рыжика, вовсю пытавшегося загрызть страшного зверя, то бишь руку мага.
Не дожидаясь ответа, да и действуя скорее на эмоциях и старой злости, маг не сдерживая силы отвесил целителю оплеуху.
- Это за Киркволл, - пересаживая котенка себе на плечо бросил маг и, смерив взглядом Андерса, вздохнул. - А теперь, поговорим?

+1

4

Расти в Круге  - это Вам отнюдь не сладость. Чтобы там выжить, рано или поздно придется выучиться различным тамошним хитростям да премудростям. Андерс всегда был парнишкой способным и сообразительным, поэтому когда он наконец-то покинул это замечательное общеобразовательное-перевоспитательное учреждение, то умел делать следующие очень важные для мага вещи. А именно: колдовать, плавать, прятаться от храмовников и бегать. Очень быстро бегать. Порой Андерсу даже казалось, что он неуловим и практически неуязвим. Ведь он, если что вдруг пойдет не так, мог и себя подлечить, и боевой молнией в противника зашвырнуть, и в прятки с ним по лесам поиграть. А если уж все вышеперечисленные способы все-таки не срабатывали, то мог и быстро ретироваться, просто бросившись наутек.
Андерс привык все время от кого-то бежать. Вот только, как показывала практика, можно было убежать от всех и вся, действительно спрятаться от кого угодно. От всех, но вот только не от своего собственного прошлого, которое без устали гналось за своей жертвой тенью, постоянно наступая на пятки.
Сегодня на пятки целителю решил наступить Гарретт, не пойми откуда на территории Инквизиции взявшийся. Впрочем, судя по всему, Инквизиция была как раз таким местом, куда рано или поздно прибивает каждого и всякого. Или тут какое-то собрание бывших киркволльских друзей проходит, а он и не знал?
Андерс тяжело вздохнул. Перед ним действительно стоял Гарретт из плоти и крови. Он выглядел так же, как три года назад. Как тогда, когда он заставил его, измученного и потерянного, сражаться в Киркволле против магов. Убивать тех людей, жизнь и свобода которых была для него в то время единственной целью и смыслом существования. Шквал воспоминаний с последней этой встречи разом обрушился на мага, а боль о предательстве человека, которого он когда-то называл своим другом, вновь гулко отозвалась во всем теле. Несмотря на то, что Справедливости уже давно не было в его голове, Андерс до сих пор не мог до конца простить Хоука за то, что ему пришлось тогда пережить. Мариан мог, а его вот нет. Если бы не она, возможно Гарретт даже прикончил бы целителя на месте, так он был тогда зол. Нет, такое просто так не забывается.

Впрочем, даже этот серьезный и весьма весомый повод был отнюдь не единственным во всей этой вереницы причин, почему Андерс не слишком рад был встретить своего старого друга. Ведь не просто же так он не искал встреч не только с ним, но и со всеми теми, с кем когда-то в другой жизни был знаком и даже близок.
Просто целитель знал, чем обернутся такие вот встречи. Разговорами о взрыве треклятой Церкви, конечно, мор бы ее побрал! Бывшим друзьям, разумеется, ну очень захочется расспросить несчастного мага о его мотивах, поинтересоваться, раскаивается ли он в содеянном, ну и, естественно, обвинить целителя-революционера во всех бедах Тедаса.
Довелось бы ему встретить того же Гарретта даже спустя месяца два после произошедшего в Киркволле, быть может, маг и бросился бы к нему каяться, быть может, даже на коленях просил бы прощение за то, что совершил. Вот только прошло уже больше трех лет. За это время Андерс успел уже всласть настрадаться, прийти в себя, уйти в разгул и запой, вновь прийти в себя и так далее. И, конечно же, вдоволь в океане из собственной вины наплаваться. Все. Хватит. С него довольно.

Вот только судя по едкой хоуковской ухмылке, рыжеволосый мужчина так не считал. Андерс сперва не сразу понял, с чем Гарретт собирался его собственно поздравить, поэтому некоторое время в недоумении таращился на того, ни говоря ни слова.
Когда до него наконец-то дошло, что речь шла о Справедливости, отвечать что-либо Хоуку было уже поздно, потому как буквально в следующую секунду, тот влепил ему пощечину, звонкую и болезненную. Андерс от подобной наглости даже опешил, а затем, не долго думая, сам со всей силы двинул Гарретту в челюсть.
- А это тебе за Киркволл. За то, что выбрал храмовников. - отрывисто проговорил целитель, потирая все еще горящую щеку. Надо признать, с души как будто камень упал, маг стал даже чувствовать себя чуточку лучше, даже несмотря на отвратительный звон в голове, не оставляющий его в покое ни на минуту.
- Поговорим. - кивнул Андерс на предложение Хоука. Отступать было некуда, бежать тоже. Возможно, этот разговор каким-то неведомым образом вдруг окажется как раз тем, что ему нужно. Им обоим нужно.
- С чего начать.. - Андерс почесал подбородок и уставился куда-то вдаль, намеренно избегая взгляда Гарретта. - Ну, главную мою новость ты итак видимо знаешь. Это правда, я свободен, Гарретт.
Все это было враньем, страшным, безбожным враньем. Да даже сидя в той же треклятой Башне Магов, он чувствовал себя гораздо свободнее, чем сейчас, когда каждый день должен был нести бремя ответственности за один чертов поступок, что когда-то совершил. Но Гарретту об этом знать совершенно не обязательно.
- Как твои дела? - немного холодно поинтересовался Андерс, поглядывая на Лютика, беззаботно сидящего у Хоука на плече. Неудивительно, что они так сдружились. Ведь Лютик - это подарок Мариан.
Да, разговор сегодня явно будет долгим.

Отредактировано Anders (2015-09-07 21:24:36)

+2

5

Мужчина криво усмехнулся, и потер подбородок. Хоть Андерс и был магом, удар у него был поставлен прекрасно, чего уж греха таить. И если сам Гаррет бил с расчетом, в общем-то надеясь не столько причинить боль, сколько выразить свое отношения, - оплеуха и в самом деле не была сильным и болезненным ударом, разве только для самолюбия и гордости целителя, - то Андерс бил именно что бы ударить, на рефлексах.
Впрочем, Гаррета это не удивляло, он был сам поступил точно так же.
На язык так и просилось язвительное, но дельное замечание: " Вот и поговорили".
А ведь действительно, поговорили. Переводя в слова, такой обмен можно  было бы расшифровать следующим образом: каждый остался при своем мнении, и ни Хоук, буквально силой заставивший целителя убивать своих, ни Андерс, начавший конфликт, на примирение в данном вопросе идти не собирались.
Пусть, Хоуку это было все равно уже не интересно.
Давно и прочно.
С момента когда погибла Мариан.
- Мне, совершенно плевать, чем ты руководствовался, какие были мотивы, на что был расчет и так далее, - медленно проговорил маг, задумчиво разглядывая старого друга. Назвать его бывшим, мужчина не мог по двум причинам: Первая заключалась в том, что несмотря на несогласие с мнением Андерса, в какой-то степени Хоук его понимал, и возможно будь он более спокойным и рассудительным, а так же мягкосердечным, как Мариан, он бы не вызверился тогда на бывшего Стража. Не попытался бы сломать его окончательно, морально уничтожить, заставив сражаться рядом с собой против магов, когда было объявлено Право Уничтожения. Во-вторых, Хоук не понимал, что значит "бывший друг". Друг либо есть, - вот он дышит рядом, колдует, живет, материться, злиться, улыбается, смеется, неважно какая бы кошка между ними не пробегала, - либо нет. Но если его нет, значит он мертв.
И только так.
- В общем-то, о Киркволле, я разговаривать изначально не был намерен, а это... - мужчина взглядом скользнул по отпечатку собственной ладони на щеке целителя, смотрящего на него волком. Если бы взглядом можно было убивать, Хоук бы уже осыпался кучкой осколков стекла, под этим ледяным взглядом. Похоже, Андерс был билзок к тому, чтобы ненавидеть Гаррета. - Это, что называется, вырвалось. Но тема закрыта.
защитник и правда был через-чур импульсивен, и мог рубить с плеча, не раздумывая о подоплеке своего поступка, поступков других и последствиях. Правда, такое отношение он проявлял только в случае личных разборок, ставляя рассудок холодным и трезвым, когда дело касалось чего-то большего чем он сам и компания друзей.
Что впрочем не помешало ему когда-то отыграть свой гнев и злость на целителе в полном объеме, в момент когда на кону стояло очень многое.
К дьяволу.
К дьяволу все это дерьмо.
Невспоминайневспоминайневспоминай.
- Не выглядишь счастливым, от этого факта, - заметил маг, поглаживая котенка на своем плече. Но про себя мужчина порадовался за старого дурга, да и за свое чутье тоже: не ошибся, верно понял, что произошло. Несомненно, магу было интересно, как же целителю это удалось, поскольку его сожительство со Справедливостью, не было одержимостью. По-крайней мере в том виде, в котором ее привыкли представлять и видеть. Это было что-то иное, более напоминающее симбиоз, который можно наблюдать довольно часто, если знать где искать. Впрочем... оборвавшаяся связь бывшего Стража с духом из Тени, - после знакомства с Соласом, его лекций, весьма интересных, признаться, мысль о том, что в Тени существуют не только духи, полностью утвердилась в голове мага, да и после личной прогулки по ней, он в этом не сомневался, - была конечно интересна, но уже не актуальна, в связи с ее отсутствием.
Мысленно поставив себе зарубку после разговорить целителя, на тему того как он избавился от Справедливости, Гаррет ответил на заданный магов вопрос:
- Поскольку я все еще жив после недавней прогулке по Тени, вполне неплохо, - Хоук усмехнулся. У него самого было странное ощущение от этих слов "прогулка по Тени". Словосочетание казалось ему неправильным в своей сути, но иначе назвать свое пребывание в мире-за-гранью, он не мог: он же выбрался. - Пришлось тут, немного побегать по этой нереальности-я-не-знаю-что-такое-законы-физики, дабы Инквизитор и Страуд могли вытащить свои задницы без вреда для здоровья.
О том, что было непосредственно перед "беготней", Хоук предпочитал не вспоминать. Ему хватало кошмаров ночью, чтобы говорить о них днем.
-Впрочем, этот разговор следует вести иначе, - мужчина хмыкнул. Его злость на Андерса утихла, напомнив о себе лишь опрометчивым ударом в начале, и он действительно был рад видеть целителя: каким бы не были их разногласия, Хоук бывшего Стража ценил. - Пошли, выпьем и поговорим, - Гаррет намеревался утащить Андерса в свою обитель. Там как раз было припрятано несколько бутылок хорошего вина, - после прогулки по Тени, достать его было настоящей проблемой, и Хоук даже знал, кого благодарить за такую "заботу", - а вино как известно отлично развязывает язык, заставляя говорить то что есть, а не то что хочешь. К тому же вести разговоры на распространенные темы, стоя посреди двора, было как-то странно. Ах да, еще... - Познакомлю тебя кое с кем, тебе понравиться.
Учитывая, что любовь к кошкам у Андерса была настолько же велика, как и у Гаррета, несомненно понравиться.
- И тебя мелкий, тоже, - не обидно и легко дернув котенка за ушко, едва слышно пробормотал маг, и развернувшись к лестнице, неторопливо, но уверено направился к замку, надеясь, что бывший Страж не станет упрямиться и пойдет следом. В конце концов, Андерс далеко не дурак и должен сам осознавать, что любые разговоры лучше вести подальше от чужих ушей.
Мало ли.

+1

6

Десять лет. Десять лет они c Гарретом провели в Киркволле, за что-то сражаясь, что-то стараясь кому-то доказать. Этот проклятый город выпивал из них все соки, с каждым проходящим годом все глубже затягивал их в свою пучину грязи, пошлости, жестокости. А потом пресытившись, изрыгнул потерявших самих себя в этой бесконечной борьбе магов, словно мусор, словно последнюю дрянь, равнодушно выбросил их, разбитых и пустых, в пугающую неизвестность.
Гнилой город, разящий отбросами город, тошнотворный город.
Как так получилось, что они отдали ему лучшие годы своей жизни?
Десять лет. Десять лет, и ни Андерс, ни Гарретт не готовы были сегодня ворошить их, не желали воскрешать давно погребенные воспоминания о былых днях. Это как брезгливо копаться руками в куче, полной смердящего навоза в поисках подаренного матерью амулета или иной милой сердцу вещице. Перед тем, как нырять в этот зловонный омут с головой, нужно все-таки задуматься, а стоит ли оно того?
Лично Андерс уже давно сделал свой выбор. И был приятно удивлен, узнав, что и Гарретт считал, что овчинка выделки не стоит. А потому тема действительно была закрыта. Никаких больше расспросов о чертовом Киркволле, о Церкви, о магах и храмовниках, о Справедливости и Мести. По крайней мере не сейчас. Не сегодня.
Целитель заметно расслабился и даже начал смотреть на старого друга как-то более дружелюбно, почти физически ощущая как тонны взаимно невысказанных претензий и обвинений, сгущающиеся над их головами, вдруг начали отступать, а вскоре и вовсе растаяли в воздухе, так и не успев до конца растоптать ту дружбу, которая некогда была между магами.
С прошлым они вроде покончили, но что ждало их дальше?
- Я просто устал. - сухо ответил на замечание друга Андерс, не желая пока поднимать эту тему. Быть может за кружкой чего-нибудь горячительного, но не здесь же посреди лагеря.
Гарретт вроде и сам догадался, как на самом деле лучше вести задушевные беседы, поэтому любезно пригласил целителя выпить. Маг любил, когда его приглашают выпить, а по сему предложение старого друга вспомнить молодость прозвучало еще заманчивее. Андерс молча кивнул и, ни говоря больше не слова, проследовал за Хоуком весьма и весьма заинтересованный, пускай и немного шокированный некоторыми фактами буквально недельной давности, которые он о рыжем не знал.
Вопросов в голове целителя порхало куча. Но явственно жужжало в голове только три. Во-первых, какого демона Хоук вообще полез в Тень? Во-вторых, как он оттуда вылез? Ну и в-третьих, почему сам Андерс об этом ни хрена не знает?
Насколько Андерс помнил из всей безумной семейки магов, судьбы которых уже давно крепко-накрепко переплелись с его собственной, любительницей возлагать себя на алтарь и приносить в жертву во имя других была Мариан. Думать об этом было все еще больно, да и всегда будет больно, кого он вообще обманывает, но это действительно было так. Гарретт, безусловно, тоже был парнем добродушным и отзывчивым, но жизнью своей рисковать вот так бы не стал. Хотя, Андрасте его знает, чужая душа - потемки да и друзьями они были не слишком близкими особенно последние три года их жизни в Киркволле.
И все же Андерс был уверен, что дело было не во внезапном душевном порыве Хоука, а в Мариан. А точнее в ее загадочной и необъяснимой смерти. Необъяснимой для каждой живой души кроме него, Андерса. Вот он-то точно смог бы пролить свет на тот страшный день, когда Мариан Хоук продала свою душу и навсегда перестала быть простым человеком, он-то точно смог бы сделать для Хоука хоть что-то.
Внезапно магу стало совестно перед Гарреттом. Его вина была так несомненна, так очевидна, что Андерс больше не был уверен в том, что сможет сдержать слово данное Мариан около месяца назад и сохранить ее жуткий секрет в тайне. Впрочем, рано еще об этом судить, сегодняшний вечер и степень его опьянения - вот кто будет ему настоящими судьями. И нечего больше думать об этом.

- Долго еще? - поинтересовался у друга Андерс, который последнее время был не в лучшей физической форме. После Адаманта голова его мучала, конечно, меньше, чем раньше, но общее его состояние все еще оставляло желать лучшего. Вместо Гарретта целителю ответил коротким мяуканьем Лютик, все еще сидевший у мага на плече, и то и дело оглядывающийся на своего непосредственного хозяина, плетущегося за ними. Андерс улыбнулся и почесал непутевого котенка за ушком.
- Кстати, с кем это ты нас там с Лютиком познакомить хочешь? Не уж то тоже на старости лет кота завел? Легион не ревнует?

Отредактировано Anders (2015-09-28 22:49:21)

+1

7

- Легион, конечно, по-началу, пытался, - маг не оборачиваясь усмехнулся, припоминая как верный мабари всячески пытался лишить неожиданную соперницу хозяйского внимания. Выглядело это более чем забавно: здоровенный пес, совершенно по щенячьи отпихивающий в сторону мало чем уступающую ему ( в размерах) кошку. Так ревнивые дети, не могу поделить любимого родителя. - Но эта бестия, со временем его очаровала.
- Почти пришли, - не покривив душой произнес маг, в очередной раз сворачивая из ярко освещенного коридора, в более темное его ответвление. Остановившись сразу за поворотом, маг помедлил, раздумывая, а затем снял котенка со своего плеча, передав его бывшему Стражу.
Так, на всякий случай.
С некоторых пор Хоук терпеть не мог толпу. Причин на это у него было множество, и ни одну из них он не желал произносить вслух, признавая факт ее наличия. Но, стоило возникнуть возможности убраться подальше от основного скопления народа, - а с тех пор как Инквизиция обрела собственную резиденцию, лишних личностей вокруг было пруд пруди, - он не упустил шанса ей воспользоваться, перебравшись подальше от всевозможных гостей замка. Иногда маг проклинал древнюю крепость за то, что она больше напоминала лабиринт. К тому же, при взгляде на Скайхолд, создавалось обманчивое впечатление, будто замок не такой уж большой по размеру.
Ну конечно. Не большой. Стоило только один раз поблуждать в этом бесконечном лабиринте коридоров и комнат, и замок более не казался маленьким. В нем можно было спрятать небольшую армию, чем Инквизиция успешно пользовалась. Преимущество же заключалось в том, что сравнительно небольшое количество помещений было обжито: большинство людей, ведомых стадным чувством, предпочитали кучковаться, обживая местечки поближе к остальным. Вот и получалась, что часть замка была забита буквально битком, куда ни плюнь везде в кого-нибудь да попадешь, а другая оставалась совершенно пустой. Свое обиталище маг обустроил именно в пустующей части, основываясь на свое нелюбви к толпе. О том, что не уравновешенный маг, вполне мг избавиться от источников раздражения с летальным исходом для последних, - а исключая их из зоны видимости, риск подобного сводился почти к нулю, - Гаррет не вспоминал.
К тому же, до его лаборатории, находившейся в подвалах Скайхолда, отсюда добираться было быстрее.
Мужчины несколько раз поднимались по лестницам. Разброс жизненного пространства Хоука, иногда поражал его самого: лаборатория находилась в подвале, - и там ему было комфортно, и, можно даже сказать, уютно, - но жить мужчина предпочитал повыше. Оттого облюбованная им комната, располагалась  в башне, подальше от приземленного шума замка и поближе к покрытым снегам верхушкам гор.
С недавних пор, горы, снег и ослепительное солнце, на кристально синем небе, были необходимы Гаррету как воздух.
- Прошу, - остановившись перед ничем не примечательной дверью из потемневшего от времени дерева, маг толкнул ее, открывая, и пройдя внутрь, приглашающе махнул рукой целителю.
Обиталище Гаррета никогда не отличалось чистотой, будь то поместье Аммел, а ныне Хоук, в Киркволле, или же эта, сравнительно небольшая комната, заваленная всевозможным хламом. Убранство комнаты было простым, но разумным: большая кровать, занимавшая часть свободного пространства у боковой стены и цеплявшая изголовьем часть огромного стрельчатого окна. С противоположной стороны пара кресел  и невысокий столик, расположившийся между ними. Пара полок, заставленных колбами с разноцветными жидкостями, неизвестного происхождения. Нет, Гаррет, конечно, помнил, что за дрянь в каждой из стекляшек, но разбирать этот завал ему было лень. Небольшой комод, прямо рядом с дверью - чуть справа от входа. Вот в общем-то и все. Если не считать многочисленных, разбросанных по полу свитков, книг и прочей мелочи.
С кровати донесся звук настороженной возни. Маг, откидывая носком сапога мешающие ему по пути предметы, поспешил туда. В отличии от Легиона, обладавшего на диво спокойным характером и бросавшегося атаковать, только получив команду, - и дело тут вовсе не в том, что мабари в какой-то мере "знал" целителя, - Триш подобной черты характера не имела, и запросто могла познакомить неизвестного, рискнувшего вторгнуться в "логово" хищницы со своими когтями и клыками.
При виде хозяина, хотя маг прекрасно знал, что его зверинец опознал его еще по звуку шагов за дверью, неугомонные воспитанники Хоука немного притихли. Гаррет вздохнул, и потрепав загривок Легиона, кивком головы указал ему на своего гостя. Умный пес, буквально скатившись с кровати, вполне бодренько двинулся в сторону Андерса. Здороваться.
Триш с кровати пришлось стаскивать за шкирку. Вы когда-нибудь пытались сдвинуть с места упирающуюся всеми лапами сто килограммовую тушу? Нет? Не пытайтесь - удовольствие ниже среднего.
- Триш, - негромко рыкнул маг: терпение у него стремительно заканчивалось. Кошка лениво повела ушами, выражая свое абсолютно наплевательское отношение к попыткам хозяина сдвинуть ее с места. Тигрица обладала довольно мерзким характером, предпочитая большую часть времени игнорировать попытки хозяина наставить ее на путь истинный.
Глядя на кошку, Гаррет иногда искренне сочувствовал всем свои знакомым, понимая, что примерно так же им приходится мучатся и с ним самим.
Ну, не зря же говорят, что питомца зачастую отражают своего хозяина?
Наконец, решив, что оно того не стоит, маг бросил бесполезные попытки растормошить успокоившуюся, - вернее с ее-то нравом "посчитавшую добычу слишком жалкой" - кошку в покое, и, перегнувшись через кровать, намеренно придавив тигрицу к матрасу и получив недовольное ворчание в ответ, явил на свет сокровенный запас. Инквизитор в последнее время буйствовала, тщательно следя за тем, что бы алкоголь Хоуку не выдавали. Видать, все еще дулась за его выходку в Тени. Впрочем, маг был довольно предусмотрительным, к тому же банальную кражу никто не исключал.
Держа в руках две бутылки, мужчина выпрямился, скользнул взглядом по фигуре целителя, склонившегося к Легиону, и кивнув самому себе, двинулся в сторону кресел. Мужчина поставил бутылки на стол, парой мгновений позже, туда же опустилась пара простых металлических бокалов.
- Присаживайся, - маг опустился в одно из кресел, гостеприимным жестом указывая целителю на второе, стоявшее ровно напротив.
Лютик негромко, но выразительно пискнул, когда любознательный Легион изъявил желание познакомится и с ним тоже. Мабари к кошкам был совершенно равнодушен, так что Хоук не опасался, что пес может навредить маленькому существу.
Впрочем,как оказалось, не все в этой комнате разделяли его мнение.
Заслышав мяуканье котенка, развалившаяся на кровати тигрица подобралась. Лениво зевнув, демонстрируя внушительный набор зубов, кошка мягко соскользнула на пол, медленно двинувшись к заинтересовавшему ее существу. Легион был бесцеремонно отпихнут в сторону, а Триш принюхиваясь, буквально ощупывала усами нежданных гостей.
- Ну, с Легионом ты знаком, - Гаррет усмехнулся, почесав за ухом подошедшего и плюхнувшегося рядом мабари, - А это Триш. Триш это Андерс и Лютик.
Последнее было немного издевательством, но все же подвергшаяся воздействию завесы хищница была куда разумнее своих обычных сородичей. Да и на реакцию Андерса посмотреть хотелось.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Новеллы » Boom! Headshot.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC