SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » L'amour n'est pas une tragèdie


L'amour n'est pas une tragèdie

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[NIC]Zaho[/NIC]http://savepic.net/7143805.png

Florent Mothe et Zaho - Mon Combat (tir nam beo)

Wolfgang Mozart as Florent Mothe

Nannerl Mozart as Zaho

Репетиции "Короля Артура" близятся к концу, в скором времени состоится премьера. А актёры, даже не смотря на все волнения, живут жизнью, ставшей привычной за месяцы совместной работы. Или они всё же не всё сказали друг другу?

[AVA]http://cs623628.vk.me/v623628921/44e03/jpRJPsy1eBY.jpg[/AVA]
[SGN]https://vk.com/doc46870583_413042297?hash=69088dd3c4dfdf79dc&dl=3c9b8707a53a1c6e6b&wnd=1 https://vk.com/doc46870583_413042323?hash=278500c5b77fc18181&dl=ccb9707037abc5f087&wnd=1
[/SGN]

Отредактировано Nannerl Mozart (2015-08-27 22:44:32)

+1

2

[NIC]Florent Mothe[/NIC][AVA]http://savepic.net/7190908m.png[/AVA][SGN]http://savepic.net/7208304m.gif http://savepic.net/7205232m.gif[/SGN]

http://savepic.su/6078934m.gif

Не нам выбирать, откуда мы идем,
Но в наших руках — кем мы станем.
Кто виноват — виновата жизнь,
Не моя вина – но это так.

Август в Париже, на удивление местных жителей и туристов, выдался холодным. Кажется, что дождь моросил каждую ночь, даруя не только повышенную влажность, но и лёгкий, еле уловимый, аромат каштанов. Флорану нравился этот запах, как и нравилось блуждать по городу после репетиции нового мюзикла с его участием. Он шёл по тротуарам, засунув руки в карманы от прохладного ветра, и думал о своём. Нужно ли говорить о том, что его жизнь кардинально изменилась? Он вновь работал с Довом, как и в период «Mozart L’Opera Rock». Но что-то было не так. Наверное, всё это из-за того, что больше некому было воровать его чай из гримерки, доедать кусочек торта, который выделили именно ему. Флоран скучал по Микеле Локонте, этому вечному недоразумению, с которым всегда было не только приятно работать, но и говорить о жизни. Итальянец повидал многое, не смотря на своё ребяческое отношение ко многим проблемам. И Флорана это восхищало. Он больше не видел Маэву, которая, кажется, ждёт ребёнка. Он не находил свободной минуты, чтобы позвонить девушке и поинтересоваться порядком её дел, мальчика или девочку она ждёт. Флоран видел посты в «Instagram», но пролистывал их, словно боясь сделать первый шаг. Мот понимал, что сейчас и сам он изменился. Он больше не Антонио Сальери. Не человек, что завидует творчеству другого, более талантливого композитора. Он король Артур! Пора забыть об образе придворного композитора. Оставить его, как и положено, в прошлом. Флоран остановился и вдохнул воздух полной грудью. На другой стороне улицы была афиша «La Légende du roi Arthur». Его образ угрюмо смотрел с вывески, отчужденно и с величием. По правую от него руку стояли Камий и Фабьен. Не такие серьёзные в жизни, как их персонажи. С Лоу он работал впервые, толком и не зная о её творческих успехах. Инкардона был слишком популярен во Франции. По крайне мере, при первой встречи Флоран серьёзно думал, что уже где-то видел этого парня. По левую от короля руку стояли Захо и Шарли. Если ко второму Мот относился с лёгким недоверием, не смотря на то, что они коллеги, то к Зехире он испытывал безумно двоякие чувства.  Флоран расправил плечи и поспешил пройти мимо.  Но образ темнокожей красавицы Морганы просто преследовал его. Собственно, с первого дня знакомства. Она казалась ему другой, отличаясь от всех французских девушек. Да и вообще, от всех девушек, которых он когда-нибудь встречал. Она улыбалась и кажется, распространяла свет на каждого, с кем говорила. Флорана зацепило это. Среди всех на репетициях он выделял именно её, потому что она, каким-то магическим образом, приковывала к себе взгляды. Даже когда усталая садилась на скамью, она не позволяла нервозности захлестнуть себя. Флоран не видел, чтобы она срывалась. Она полностью отдавалась работе. Как коллеги, они сошлись моментально. Мот подшучивал над ней, а она терпеливо ждала, когда он закончит рассказывать очередной анекдот. Она закатывала глаза, надеясь, что Флоран отстанет и прекратит эти бессмысленные попытки завоевать её внимание. Но Мот не сдавался. Быть рядом с Захо, кажется, вошло в привычку. Он чувствовал, что за всей этой бравадой, скрывается нежная и ранимая душа. Флоран пообещал, что когда-нибудь подберёт к ней ключик. Он уставал на работе, как и любой другой участник труппы. Уже за пару месяцев они стали семьей, чуть ли не жили вместе. Каждое утро, только открыв глаза и наспех перекусив, Флоран бежал в репетиционный зал. И там его уже встречала Захо. Бодрая, словно сон ей был не нужен. Они вновь и вновь пели «Mon combat», смотря друг другу в глаза. Мот не хотел прерывать этот зрительный контакт, ведь ему нравилась эта близость. Захо играла с ним, словно дикая пантера. И Флоран должен был стать тем, кто её приручит. Кто-то пошутил, что они просто идеально смотрятся вместе. Не так как с Камий. По – особенному! Флоран не придавал этому значения, пока не наткнулся на их совместную фотографию. У него светились глаза от нескрываемой радости, и он действительно был счастлив, стоя в гримёрке и приобнимая «сестру» за талию, а она улыбалась. Честно и открыто. Так умела только она. На съёмках, на репетициях, она понимала его с полуслова. Кажется, ей даже не нужно было вторгаться в его личное пространство. Хотя, Флоран был не против. Он всё чаще начал ловить себя на мысли, что хочет задержать мгновение, когда держит её за руку; когда она подходит слишком близко, отводит микрофон за спину и он еле сдерживает себя, чтобы не наброситься на неё; когда она шутливо прикасается к его щеке, проводит по ней ногтями, придерживаясь сценического образа. Флоран сходил с ума. Это всё было частью игры. Но такой правдоподобной. Он не мог подойти к ней и напрямую спросить, есть ли у неё к нему чувства. Это неправильно. Она не поймет. Она убежит. Он разрушит их крепкую дружбу такой мимолетной и глупой влюбленностью. Флоран ощущал себя мальчишкой, который в первый раз хочет пригласить девушку на свидание. А они ведь с Захо были в ресторане, клубе…и даже магазине. Но лишь как друзья, ничего большего. Флоран не позволял себя лишнего, мучая себя и смотря на её открытые плечи, к которым хотелось прикоснуться губами, осыпать нежными и пылкими поцелуями. Даже подвыпив, Мот смотрел на неё как на ангела, божественное чудо, спустившееся с небес. Но как только она становилась к нему ближе, он в опаске делал шаг назад. Он не понимал себя. Может, боялся, что это чувство уйдёт, что он перегорит. Хотя, Флоран точно не из тех, кто влюбляется много раз и в разных особ прекрасного пола. Он считал, что все женщины прекрасны по своему, с изюминкой. Но вот его сердце предательски выделяло из толпы этих красавиц одну единственную. Родную и нежную. Делающую смешные лица на фотографиях, радующую своих фанатов, и в шутку предоставляющую свои колени в качестве подушки. Они ведь взрослые люди! Так почему до сих пор ходят кругами, усердно показывая, что ничего кроме работы их не волнует? А может, поступать таким образом гораздо легче и проще? Флоран и сам не заметил, как вернулся в здание, в котором всего лишь через месяц они будут выступать с новым мюзиклом. Его запоздалому появлению, кажется, никто не удивился, вежливо улыбаясь и пропуская вперёд. Флоран прошёл за кулисы, открыл дверь гримёрки и замер. Наверное, нужно будет здесь убраться, хотя бы для приличия. Он захлопнул дверь с другой стороны, ведь того, что он так усердно искал – на месте не было. Сейчас ему необходима была гитара, его окутал какой-то странный и необъяснимый порыв вдохновения. А у кого-нибудь из труппы, для таких случаев, всегда был инструмент. Флоран услышал знакомый и мягкий тембр, раздающийся со сцены. Без музыки, просто голос. Он замер на месте, чувствуя, как по спине пробежали мурашки. Захо завораживающее произносила строчки своей сольной песни «Ce Que La Vie a Fait De Moi». И сейчас Мот слышал в ней отголоски её эмоций, усталости и неприсущей его улыбчивой коллеги безысходности. Он подоспел к концу второго куплета. Не заметил, как она улыбнулась, и, заправив прядь чёрных волос за ухо, вновь запела, но уже знакомый ему «Mon combat».  - Un faux pas, un de trop, - Флорану захотелось продолжить за ней, собственно, он всегда так делал.  - Faudrait pas tomber de haut, - нараспев ответил Мот, выходя из-за своего временного убежища. Захо явно была удивлена, но не прекратила петь. Это ведь их работа…

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (2015-08-19 00:44:49)

+1

3

Дождь в августе льёт слишком часто, прерываясь лишь изредка на пару часов, но туристов от этого меньше не становится. Французская столица переполнена людьми, желающими изучить город на собственном опыте. Именно поэтому на улицах пробки тянутся дальше, чем можно увидеть, именно поэтому Зао проклинает всё на свете, за то что не поехала на метро. Она ведь так его любит! Без любопытных глаз не обходится, но зато проблем гораздо меньше. Конечно до репетиции ещё почти три часа, но сама мысль об опоздании её нервирует. Давно ли она куда-то так спешила? Работы всегда было много - записи, съёмки, концерты - но ещё ничто не поглощало её так как этот мюзикл. Подобного опыта в жизни у неё ещё не было, и он казался ей волшебным. Настолько же насколько были легенды о её героине - фее Моргане.
Лишь однажды певица взяла в руки один из романов "артуровского цикла", но уже тогда выделила единокровную сестру короля из всех прочих персонажей. Но этого давнего опыта было достаточно, чтобы показать то, как она чувствовала эту героиню; Моргана была опасной лишь от всех пережитых в жизни испытаний, именно ими она была обозлена и готова на всё. Возможно это и решило её дальнейшую карьеру. Уже год она живёт именно этой работой и почти никакой другой. А "легенды о короле Артуре" стали её настольной книгой.
Ребят, с которыми пришлось работать, Зеира знала лишь по тому, где ей приходилось что-то услышать второпях, в круговороте собственных дел - на радио, изредка по ТВ, или в обилии клипов на просторах Сети. Но теперь эти люди стали её семьёй. Камий, не смотря на сложные отношения их персонажей, хотелось оберегать и баловать как младшую сестру, хотя за кажущейся простотой и какой-то детскостью скрывался философский взгляд на многие вещи. За это Захо любит Лоу. Шарли  идеально подходил всегда весёлой Камий, наверное поэтому их персонажи выглядят совершенно настоящими, живыми. Иногда кажется что именно на этим и пошла неверная королева, что-то было в Ланселоте, чего не было и не могло быть у Артура, и одно лишь это различие заставило Гвинерву идти за Ланселотом, предав их поистине королевскую любовь с легендарным воином-королём. Не в пример ребятам, с Фабьеном, не смотря на то что он идеально вливался в компанию "Ланселота" и "Гвиневры", отношения были скорее вежливые, как с дальним родственником. По крайней мере женщине казалось что у них отличные от других отношения. Ей не было неприятно, это устраивало обоих. Иногда он приносил ей кофе по утрам, вернее им с Камий, они всегда обменивались тёплыми приветствиями и прощались с улыбкой, но на этом, пожалуй всё. Но за всем этим Захо прятала самые странные, самые двоякие и противоречивые отношения со своим "братом". Флоран выделялся в их компании как и подобает королю. И дело вовсе не в его характере - он не ставил себя выше, не требовал больше, он просто был воплощением Артура - сочетающий в себе величественность, серьёзность, благородство и одновременно то легкомыслие и доверие, которыми, верно, обладал Артур, чтобы любить свою Гвиневру, рядом с которой он переставал быть королём и воином, рядом с которой он просто любил. Казалось, что Флоран дарит своему персонажу весь свой внутренний свет, свою энергию, что делает короля ожившим, рассказывающим свою историю сквозь века. И вместе с тем он был французом с присущей противоречивостью характера. Того самого, с которым коренная алжирка не могла всецело ужиться даже после стольких лет жизни в этой стране. Именно поэтому Зеира долго сближалась с Мотом как с человеком, очень долго, хотя как коллеги они совпали почти моментально. Стоило им лишь раз вместе спеть, и они стали самым зажигательным дуэтом труппы, а "Mon combat" уже задолго до премьеры мюзикла стал хитом.
Женщина хорошо помнила то время, когда отдав репетиции всю свою энергию, она лишь терпеливо улыбалась неиссякаемой энергии Флорана, хотя свою усталость никогда и никому не показывала. Но усталость проходила, стоило ступить на порог своей квартиры, снова хотелось вернуться в студию, в зал, и петь, петь, петь пока хватает дыхания.
Зеира была из тех, кто редко демонстрирует своё смущение. Но именно от этого чувства она не могла отделаться первые несколько недель репетиций. Ни с кем из труппы она не была в таком близком контакте, как с Флораном во время их дуэта. Но сейчас не могла бы с уверенностью сказать, когда это перестало быть проблемой; прикасаться к Его Величеству стало чем-то привычным, но при этом по-прежнему оставалось таинством. Тем не менее ей стали знакомы черты его лица до мелочей, а руки стали слишком родными, чтобы спутать их с чьими-либо ещё. Захо влюблялась незаметно для самой себя. Сначала они все вместе проводили время не только в студии, но и выбирались всей труппой в рестораны, потом круг начал сужаться, и в один из дней они просто оказались в ресторане вдвоём, попросту не заметив как под различными предлогами ребята их оставили. Она бы не стала их подозревать в поддержании сплетен о своём романе с "королём", которые болтливые фанаты не скрывали даже в своих комментариях к их клипу. Но одна единственная встреча один на один пришлась им слишком по душе. Не было ничего кроме дружеских разговоров, но это было даже больше, чем на репетициях, гораздо больше. Флоран открылся ей совершенно другим человеком, за одной встречей случилась ещё одна, и ещё...и постепенно это стало потребностью - быть с ним, пару раз в неделю пройтись по задремавшему Парижу, или вместе посидеть в каком-нибудь кафе подальше от центра. И сегодня, когда неделя близится к своему завершению, ей снова этого хотелось. Но как всегда никто не приезжал на репетиции раньше чем она, поэтому Зао могла позволить себе всё. Ей хотелось спеть ту песню без свидетелей. Нет, эта песня не отвечала сию минутному настроению, но вытягивала наружу все скрываемые эмоции. У неё не было ничего общего с этой песней и одновременно она в этом сомневалась. Потому что когда у тебя внутри есть малейшая струна, которую затрагивает песня, значит она про тебя. А у Захо душа будто сама жила этой песней, наверное потому в ней столько силы и внутреннего страдания. Но она сама не отдаёт себе отчёт в источнике этих страданий.
Но стоит один раз спеть, и боль куда-то уходит, становится легче, кажется что в жизни вовсе не существует никаких проблем. Музыка в голове затихает с такой же точностью, если бы она играла сейчас в колонках. Зеира произносит, эхом, разбегающимся по сцене:
- Je n'ai pas eu le choix, - даёт себе небольшую передышку. Набирает в лёгкие воздуха, недовольно смотрит на часы: ребятам пора подтянуться. В конце концов "бой" без Мота петь было совершенно неинтересно, Захо пробовала. Истекает всего полминуты, а у неё уже не хватает терпения, она не любит себя ограничивать, тем более в музыке. Она поёт, точно зная, что если он здесь, то непременно выйдет, потому что эта песня для них сродни магниту.
- Un faux pas, un de trop, - её голос резкий и одновременно мелодичный, но так отличается от глубокого, нараспев, ответа Флорана, который с ним не медлит. Она приятно удивлена, но недостаточно, чтобы перестать петь.
- Je suis le mal que j‘ai subi, - фразы отрывистые, но глаза улыбаются, смеются даже. Захо приближается к Моту и по привычке касается ладонью его лица. Это всё, что она может сделать, пока они работают, со стороны это так похоже на заведённый порядок их песни, но за пределами это гораздо больше, понятное лишь им двоим.
Как любая женщина, Зеира чувствует, когда нравится мужчинам. И она это безошибочно чувствовала, ту симпатию что испытывал к ней Мот. Но по необъяснимым, совершенно иррациональным причинам никто из них не спешил делать первый шаг. Хотя порой очень хотелось быть смелее, решительнее, быть собой и не бояться таких глупостей, быть бесстрашной как Моргана. Возможно сегодня в ней будет чуть больше смелости...

[AVA]http://cs623628.vk.me/v623628921/44e03/jpRJPsy1eBY.jpg[/AVA]
[SGN]https://vk.com/doc46870583_413042297?hash=69088dd3c4dfdf79dc&dl=3c9b8707a53a1c6e6b&wnd=1 https://vk.com/doc46870583_413042323?hash=278500c5b77fc18181&dl=ccb9707037abc5f087&wnd=1
[/SGN]
[NIC]Zaho[/NIC]

Отредактировано Nannerl Mozart (2015-08-27 22:45:07)

+1

4

[NIC]Florent Mothe[/NIC][AVA]http://savepic.net/7190908m.png[/AVA][SGN]http://savepic.net/7208304m.gif http://savepic.net/7205232m.gif[/SGN]
Она на полупальцах в тишину.
Я за ней, но менее резво.
Я удивляюсь тому, что дышу
Одним воздухом с ней и остаюсь трезвым.

Стоит жить ради мгновений. Мимолетных, но таких приятных, как и её улыбка. Сложно понять любовь, ни разу не испытав это чувство. Флорану, с появлением в его жизни Зеиры, было непросто совладать с возникшим в голове шумом. Он не мог разобраться в себе, делая неосторожные шаги к ней на встречу. Он влюбился, как мальчишка. И ему казалось, что всё вокруг просто насмехается над ним. Голова совсем не дружила с эмоциями, исходящими из грудной клетки. Но так ведь всегда бывает, верно? Каждый раз после разговора со смуглой красавицей Флорану требовалось пару минут передышки. Чтобы восстановить дыхание и благодаря силе воли избавиться от счастливого взгляда. Иначе все бы давно догадались, что происходит между ним и коллегой. Флоран не привык выставлять свои романтические отношения на показ, какими бы странными они не казались. Он просто не такой. Другой. Немного старомодный. Мот всегда считал, что Зеира намного прекрасней обычных девушек. Она совсем не походила на ту же иногда рассеянную Камий. Флоран был бы не против, если бы именно Зао сыграла роль его возлюбленной. Тогда и наигранное притворство отошло бы на второй план. С Камий Моту постоянно нужно было изображать влюбленный взгляд, заботиться, требовать нелепых и глупых обещаний. С Зеирой всё с точностью наоборот.  Он искренен, готов гореть ради неё в адовом огне, лишь бы быть рядом. Лишь бы она не уходила к другому мужчине. Флоран очень чутко относился к любовной истории Артура и Гвиневры. В его версии король был некой пародией Синей Бороды. Вот только убить жену за неверность ему не дали. Она разбила ему сердце, сбежав с его же рыцарем. Погружаясь в образ, Мот очень тонко почувствовал эту боль. И на странность, она практически въелась в его сознание. Словно так и было в реальности. Может, пару раз в Торонто. Флоран забывал прошлое, смело, и уверенно шагая вперед. Но былые чувства всегда накрывают человека в самые неожиданные моменты. А Зеира была рядом, вновь принуждая его забыться. Она приходила к нему, когда он ожидал этого меньше всего. Молчала. Зао никогда не давала ему ненужных советов. Она просто садилась рядом, грустно улыбалась, слабо приобнимая его за плечи. Ему становилось лучше. Флоран не понимал, какими способностями обладает эта волшебница, но ему всегда становилось лучше от её присутствия. Она рассказывала что-то о себе. Про то, как десять лет встречалась с одним парнем, собираясь выйти за него замуж, но он оказался подлецом. Флоран бы оскорбил его иначе. Грубо. Как можно было потерять такую женщину? Променять её на кого-то другого? Мот не видел в ней отрицательных черт.  Она  редко держала эмоции в себе. Может, и были случаи, когда он замечал в уголках её глаз едва уловимые слёзы. Но она никогда не сдавалась при нём, не позволяя внутренним порывам вырваться наружу. Хотя, он бы всегда утешил. Он не оставил бы её одну. Никогда. И впервые, он готов был сдержать это обещание, чего бы ему это не стоило.
-  Je suis le mal que j‘ai subi, - Флорану казалось, что он тонул в мелодичном голосе этой красавицы. А она вновь хитрила, щурила взгляд, придерживаясь своего образа. Мот же держался уверенно и стойко, наблюдая за движениями Зао. Вот, она подходит к нему и  в привычном жесте прикасается ладонью к щеке. Флорану нравится каждый раз, когда она так делает. Сейчас он чувствует легкий холод в районе позвоночника. Но он не позволяет себе поддаться, встряхнуть плечами и этим же оттолкнуть Зеиру. -  Tu mets à mal ton alibi, - произносит Флоран, прижав её ладонь к своей щеке. Он подходит к ней ближе, сокращая никому не нужное расстояние. Мот позволяет себе опустить взгляд на такие желанные губы и тут же выдохнуть, отстранившись и смахнув её пальцы со своего лица.
Флоран делает пару шагов вперёд, оставляя Зао позади. Он не поворачивается. За многие репетиции, как бы смешно это не звучало, он научился слышать и чувствовать все её передвижения. Моту нравилось, что хотя бы на сцене они могут стать единым целом. В какой раз он думает, что уже можно и даже нужно послать здравый смысл к черту. Подойти к ней уверенной походкой, прикоснуться ладонями к её щекам и поцеловать. Просто для того, чтобы больше не мучить себя. Надоело. Флоран вновь отгоняет это желание. Сейчас мечта о её поцелуе кажется Моту такой исполнимой. Зао рядом. Всего шаг – она будет в его объятьях. Шаг – и эта ночь будет принадлежать только им. Флоран проводит ладонью по лицу, заправляя опавшую на глаза чёлку. Он, наконец, находит в себе силы, чтобы вновь посмотреть на Зеиру. Пожалуй, его мимолетная слабость длилась около пары секунд. Как раз столько, сколько она произносила свою следующую строчку. - On choisit ce que l’on devient, - нараспев произносит Флоран, отмечая, что сейчас эта фраза идеально характеризует их отношения. «Но в наших руках — кем мы станем» - вновь и вновь повторяет про себя мужчина. Он вновь подходит к Зао, обнимая её со спины. Его рука уверенно ложится на её талию. Флоран улавливает запах её волос, что-то отдалённо похожее на мяту. Он не сдерживает себя и зарывается лицом в чёрную копну. Лишь бы она была ещё ближе, чем это возможно.
Флорану тяжело. Он не думает о последствиях. Ему не хочется уходить, оставляя её одну. Он слышит в ушах бешеный стук собственного сердца. В какой раз он задаётся вопросом, почему именно она заставляет его испытывать такие эмоции? И тут же понимает, что ответ лежит на поверхности. Она просто хороша. Не только внешне, но и внутренне. Даже, более чем. Она одна такая, с кем хочется проводить всё своё время. Не важно, в коллективе или вдвоём. Но как сказать ей об этом? Как перенести грань их отношений с «просто друзья» до «что-то большее, чем друзья». Да и нужно ли вообще что-нибудь говорить? Обычно, разговор необходим лишь для того, чтобы сгладить напряженность в общении или что-нибудь выяснить. С Зао можно было просто молчать. Смотреть в её глаза, наслаждаться её близостью, улыбкой. Всё остальное – лишнее. Флоран чувствует, с каким непониманием Зао произносит следующую строчку. И она просто врезается в его голову, заставляя отшатнуться. - C’est pas ma faute mais c’est ainsi, - Флоран извиняется перед ней, не только за Артура, но и за себя. За то, что позволил себе лишнего. Впервые поддался желанному искушению и всё же сделал этот злосчастный шаг вперёд. Он не знал, что Зеира сделает в следующий момент. Останется рядом или сбежит? Для него она была самой непредсказуемой натурой на свете. Поэтому, ему оставалось лишь надеяться на то, что она продолжит петь, не побежит на всех эмоциональных порывах в гримёрку, не захлопнет дверь перед его лицом. Но внутренний голос твердил Флорану, что Мот – самый настоящий идиот, и сейчас ему точно прилетит по голове чем-нибудь тяжёлым. Ну, а почему бы и нет? Кажется, от этой красавицы он готов принять даже смерть!

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (2015-08-27 09:41:33)

+1

5

[AVA]http://cs623628.vk.me/v623628921/44e03/jpRJPsy1eBY.jpg[/AVA]
[SGN]https://vk.com/doc46870583_413042297?hash=69088dd3c4dfdf79dc&dl=3c9b8707a53a1c6e6b&wnd=1 https://vk.com/doc46870583_413042323?hash=278500c5b77fc18181&dl=ccb9707037abc5f087&wnd=1
[/SGN]
[NIC]Zaho[/NIC]
Захо нравится. Ей нравится смотреть на Флорана, нравится видеть, как меняется выражение его лица, как играют его чувства. Никогда ещё прежде она не видела человека, столь близкого ей по силе исходящей энергии, потому что женщина всегда считала себя сильной. И он потому был ей близок, но был сильнее, сильнее даже тогда, когда мог позволить своим переживаниям взять вверх. И она это видела, этим Флоран и покорил её. Раньше Захо всегда приходилось претворяться сильной или слабой, в зависимости от ситуации, чтобы идти вперёд и не останавливаться. Для того чтобы не оборачиваться назад, когда её жизнь, та самая, которую она строила с одним человеком десять лет, пошла под откос. Сейчас женщина была рада что не унизилась тогда, не пыталась его вернуть. Было больно, но она пошла вперёд, наступая на горло собственным чувствам, идя через тернии реальности и каждый день молча снося эту боль, подобно андерсовской русалочке, для которой каждый шаг стоил страданий. Но во всём этом безумстве и боли было место состраданию. Зеира не умела сотрясать воздух пустыми словами утешения, просто интуитивно чувствовала когда с человеком нужно просто б ы т ь, просто молчать. Так она молчала с Флораном, когда его раздирали страдания по неизвестной для неё женщине. Уже тогда она понимала что даже если и он был не прав, то так или иначе причинять столько боли ему никто не имел права. Ей хочется верить что она никогда не причинит ему столько боли, никогда его отчаяние не будет связано с ней. И с ним она была откровенна. Кто бы смог вытянуть из неё эту историю так ненавязчиво, как это сделал Мот? Журналистам она отвечала механически, для друзей эта история была как открытая книга, потому что развивалась у них на глазах, а для Флорана была чем-то совершенно новым, но он слушал её с вниманием старого друга, тактичностью психолога и здравомыслием постороннего человека. И это было идеальное сочетание. Зао впервые стало по-настоящему легко после разговора с ним. Даже сам разрыв перестал казаться таким ужасным как прежде. Француз будто открыл ей дверь в новую жизнь, в которую до этого она лишь с опаской смотрела в замочную скважину.
Именно король и названный брат дарил ей новые, невероятные и затмевающие все невзгоды, эмоции. Зеира была ему благодарна за это. Кто-то назовёт это дружбой коллег, но со временем все рамки затёрлись, будто нарисованные мелом. И теперь Захо порой уже не знала где заканчивается для неё Артур, а где начинается Флоран. Для артистов это болезнь - сливаться со своим персонажем, но для Мота это казалось было естественно. И она будто превратилась в Моргану, и так не хотела выходить из образа...да сейчас и не время.
- On n'choisit, pas d’où l’on vient, - в эти строки женщина вкладывает всю резкость, вообще во всю песню, боясь сорваться, продемонстрировать свои чувства. Не смотря на то что Зеире выпадает в этой песне играть в Флораном как с живой игрушкой, ей этого мало. Ей хочется заполучить всего его, до конца. Перестать молчать о своих чувствах, ведь она не может ему врать, что-то скрывать от него. Но она боится быть отвергнутой снова, пусть и чувствует исходящую от него симпатию. Не смотря на то что Захо совсем не нравится версия, согласно которой Моргана была отнюдь не смой доброй ведьмой и питала к брату не только сестринские чувства, через порочную любовь двух людей-легенд ей хотелось выразить свои собственные чувства к Флорану. Но нет, это небезопасно и так глупо. Она чувствует себя ребёнком, девочкой, которая не умеет делать первый шаг, не умеет дать понять что ей нравится парень. Порой ей кажется что она совсем разучилась привлекать к себе внимание. Его внимание.
Она отвыкла от прикосновений, таких, которые были пропитаны хоть какой-то любовью к ней. В её сердце просто забилась льдинка, но он один был способен её растопить...если бы только Фло не оставлял ей одну ни на минуту, то она оправилась бы намного быстрее. Но Захо слишком хорошо понимала что это невозможно, а потому репетиции были по сути единственным шансом быть вместе. И это "вместе" было самым лучшим, что могло сейчас быть в её жизни. И в тот момент когда его руки уверенно ложатся на её талию, а дыхание ударяется о чувствительную кожу шеи, ей хочется его поцеловать. Но она не готова к этому. Чувства сбиваются в невероятный комок страха, желания, непонимания...
А между тем нужно продолжать петь дальше, даже если они одни.
- A qui la faute faute à la vie, - ей не хочется быть резкой, но это сильнее неё. Ей не хочется его отталкивать, но тон делает это за неё. Хочется, мучительно хочется вернуть его. Ведь только жизнь, та самая, которая у каждого своя, виновата в том, что они не могут друг другу открыться. Или она лжёт сама себе?
Но это не меняет сути - она в растерянности. Следующие слова тоже выходят такими же, а так быть не должно. Ещё немного и она сдастся этому искушению - загнать его в угол - и отнюдь не из-за песни. Голос не срывается, но выдаёт неуместное волнение, когда она произносит последнюю строчку первого куплета. Прекрасная вводная фраза для совместного припева снова возвращает её в русло песни, будто и не было ничего, но это не так...сама Зеира готова бросить песню ради того, чтобы снова испытать близость Флорана к себе.

- C’est pas ma faute mais c’est ainsi - делает глубокий вдох, но не для того чтобы начать петь, а для того, чтобы сделать шаг, даже не столько физически к нему шагнуть, сколько не побояться приблизиться силой своего чувства. Захо проводит ладонью по лицу Флорана. На припев они безнадёжно опоздали. - Ты по-настоящему сумасшедшая. - упрекает себя женщина. Но уже не может остановиться. Их разделяют лишь несколько сантиметров, они стоят и смотрят глаза в глаза. Зао ждёт первого его шага. Секунды бегут, а ничего не меняется, она в отчаянии думает что снова ошиблась. Отступает назад, негромко говорит:
- Прости, я всё испортила. Начнём сначала? - в этой фразе ей слышится такой двоякий смысл. Но понятен ли он ему?

Отредактировано Nannerl Mozart (2015-09-17 21:56:02)

+1

6

[NIC]Florent Mothe[/NIC][AVA]http://savepic.net/7190908m.png[/AVA][SGN]http://savepic.net/7208304m.gif http://savepic.net/7205232m.gif[/SGN]

http://savepic.ru/7807102.gif
...And I know when to touch
No one ever died from wanting to much

Голова идёт кругом от одного лишь её присутствия рядом. Она делает шаги к нему навстречу, но тут же пятится назад, настолько грациозно, что у Флорана перехватывает дыхание. Он давно не чувствовал себя таким окрылённым, таким живым. Ему кажется, что «mon combat» - это не просто песня из мюзикла, не просто хит, который пронзил сердца миллионов слушателей, а их с Захо история. Он вновь и вновь готов  повторять строчку «L'amour n'est pas une tragèdie», смотря в её чистые и прекрасные глаза, нежно касаясь пальцами её щеки. Никто не видел в этом странного подтекста, а он был счастлив. Счастлив, что хотя бы так может позволить себе чуть больше допустимых рамок. Флорану нравился её мелодичный голос, и ему казалось, что без аккомпанемента он звучит ещё лучше. В нём была какая-то тайная хрипотца, которая прибавляла девушке загадочности. Флоран сравнивал Захо с вкусным тёмным шоколадом, пропитанным ликёром. И Мот вновь чувствовал свою зависимость, забытую и такую ненужную. Сейчас Захо стояла перед ним как открытая книга и по сути, его ничего не останавливало. Он радовался, что сейчас они одни и им никто не может помешать. Так почему же он не решается? Что останавливает его сделать очередной шаг к ней навстречу и впиться в её губы таким желанным и страстным поцелуем? От одной только мысли, что какие-то сантиметры разделяют его от любимой женщины, хочется нервно стиснуть зубы. Он боится её реакции, боится, что она оттолкнёт его. Она делала так каждый раз, когда он во время пения подходил к ней, принимал правила её игры, но тут же был отвергнут. Такие действия вполне нормальны для брата и сестры,  которые не хотят войны, но вынуждены принять бой. Для брата и сестры, которые, к слову, должны ещё и переспать. Дов обмолвился об этом сравнительно недавно, когда труппа обработала большую часть сценария. Эту сцену они ставили на «сладкое». И если с Камий всё было доведено до автоматизма и Флоран не чувствовал ничего, кроме лёгкого стыда, ведь раньше ему никогда не приходилось играть сцены подобного характера, то с Захо они даже не начали репетировать. Флоран уходил от этой сцены, прикрываясь собственной усталостью, делая это настолько ненавязчиво, что никто и заподозрить не мог о его истинных переживаниях. Но он артист и вечно бегать от репетиции ему не удастся. Но как только он прикрывал веки, позволяя себе чуть-чуть расслабиться, описание этой сцены приходило к нему пёстрыми и очень тщательно прорисованными картинками. Как Камий исчезает и на её месте появляется Захо, смуглая красавица с ярко – накрашенными глазами, хотя макияж в её образе был явно лишним, ведь взгляд Зеиры и без того обладал таинственным магнетизмом. Флорану, кажется, что он чувствует её дыхание на своей шее, от чего на коже тут же появляются мурашки и, поддавшись этому дурману, ему хочется закатить глаза от удовольствия. Она рядом с ним. И то, чего он так долго ждал, наконец, сбылось. Интимность данного момента всегда прерывало осознание того, что Флорану, как и Захо, придётся показывать подобного рода сцену перед многочисленной публикой. Моту придётся поработать над собой и очень серьёзно, если он не хочет лишиться своей роли и возможности ежедневно встречаться с Зеирой.
- C’est pas ma faute mais c’est ainsi, - Флорану нравится, как звучат их голоса вместе и отталкиваются от бетонных стен новой обители труппы. Он смотрит на Захо и, пожалуй, радуется, когда она всё-таки делает шаг к нему на встречу. Её реплики сильны, но он видит в глазах некую нерешительность. Нерешительность, которую не заметил бы любой другой человек, а для него Зеира всегда такая, какая есть. Она далеко не стерва, чей образ её приписывают некоторые «фанаты». Она добрая, искренняя, радующая по пустякам. Она может радоваться, читая текст новой песни, петь «ты заплатишь за всё» и быть такой улыбчивой, что сердце невольно сжимается от осознания того, что она по – своему одинока. Сейчас они словно проверяли друг друга на искренность, на испытываемые чувства, отступился ли кто-то из них или же, они уже настолько зависимы друг от друга, что назад пути нет. Флоран заметно грустнеет, когда Зеира, словно опомнившись, всё-таки отступает. Он, словно рефлекторно, делает шаг вперёд, и они снова слишком близко друг к другу.
Он не понимает, за что она извиняется. Но в фразе: «начнём всё сначала» Флоран видит какой-то другой подтекст, совсем не относящийся к песне.  - L'amour n'est pas une tragèdie, - улыбаясь, произносит он. Он еле борется с желанием ещё раз коснуться её щеки, провести пальцами по её плечам или хотя бы взять за руку, чтобы почувствовать её близость, её тепло. Флоран любуется ей, ведь по-другому просто не может быть. Затем, он будто возвращается в реальность, словно очнувшись от дурмана песни.  – Выпьешь со мной кофе? – спрашивает француз, надеясь, что Захо не откажет ему, а лишь поддержит эту идею. Сейчас ему необходим глоток горького напитка, который полностью вернул бы его в реальность. И плевать, что любил Флоран чай, и посиделки до утра в полумраке комнаты, в котором он видел бы лишь её карие глаза. Удивительно, что он, такой активный человек, постоянно находящийся в чьем-то обществе, в то же время был домашним. Для него вполне нормально съездить на выходные к любимой семье, проведать родственников. В конце концов, купить что-нибудь из домашней утвари, чтобы повесить на крючок над раковиной. В магазины он всегда ходил с Зеирой. Во-первых, у неё был отличный вкус и Флоран с каждым разом узнавал о ней что-то новое. Во-вторых, она и без того была замечательным собеседником и постоянно смеялась. А её смех действовал на Флорана как лекарство. И наконец, в третьих,  на удивление, Захо не обладала желанием скупать все понравившиеся вещи, словно завтра настанет конец света. Она просто шла, закрывая половину лица шляпой, словно думала, что таким образом её никто не узнает, шутила и, улыбаясь, просила выбирать Флорана более удобное время для похода по магазинам. Дело в том, что он постоянно звал её прогуляться после репетиций, и ему нравилось, что она никогда не отказывала. Вот и сейчас бы она не отступила от своих собственных принципов. – Захо?

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (2015-09-22 22:53:41)

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » L'amour n'est pas une tragèdie


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC