SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » I'm already there


I'm already there

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место:
Скайхолд
Участники:
Gwernryen Lavellan & Garrett Hawke
http://i.imgur.com/BSvY9AC.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/8009952ldFP[/audio]

События:
флешфорвард
У каждого из нас есть решения, принимать которые мы бы не хотели. Или хотели бы найти тот заветный "третий вариант", который не заставит нас нести тяжелые потери. Но только не в этот раз, а может и не в этой жизни. Гверн подозревала, что рано или поздно настанет тот день, когда она будет жалеть о сделанном выборе... Который, к слову, ее практически заставили принять. Но легче от этого не становилось. Гаррет решил, что именно он должен остаться в Тени и помочь отступить Инквизитору с остальными спутниками. Тогда этот выбор казался правильным: сам Хоук этого желал, а Серым Стражам нужен был лидер, который поведет их за собой, присоединившись к рядам Инквизиции. Но цена этого выбора была слишком высока. Куда выше, чем Лавеллан могла предположить изначально.

0

2

Что двигало мужчиной, в момент когда он решил остаться сказать было невероятно сложно - там смешалось все: самоедство, ненависть к живым и мертвым, чувство долга и вины, отчаянье и жажда смерти. Даже сам Гаррет не разобрал бы что именно руководило им, взбреди магу в голову заняться само анализом.
Он просто знал, что так, именно так, будет правильно.
А еще в его мыслях настойчиво крутилась фраза-совет, небрежно обороненная Флемет во время их знакомства.
Сомнений не было.
Из-за упрямства Страуда, выбор кому остаться в Тени пал на плечи Инквизитора. И едва взглянув на девушку, маг понял, кого она выберет и не согласился. Не согласился действиями, буквально за шкирку швырнув эльфийку в щель разлома, и пинком отправив следом серого стража.
- Не поминайте лихом, - криво усмехнулся маг, оборачиваясь к надвигающейся паукообразной твари.
"Оказавшись над бездной, не раздумывай - прыгай. Только так ты сможешь понять умеешь ли ты летать."

Тень страшное и странное место. Страшна она не демонами, она своей нереалистичностью  и зыбкостью, страшна желанием забыться и остаться, поверив, что все творящееся вокруг лишь иллюзия, сон рожденный в глубине твоей головы.
Что удержало мага на тонкой грани разума, не позволив провалиться в забытье, став одним из призраков Тени? Что позволило сохранить крупицу разума, в безумном хороводе вокруг? Чувства? Воля?... Впрочем, Гаррету было плевать. Он ощущал себя больным: его словно бы лихорадило, перед глазами плыл и так зыбкий иллюзорный мир,  а ощущения будто притупились. Словно его обернули в мягкое и слишком плотное одеяло: этакий кокон не допускавший контактов с окружающим миром. Чувство времени тоже исчезло, ощущение нереальности лишь нарастало, и пожалуй единственной осознанной мыслью у него было то, что вокруг - Тень. Он помнил это каждую секунду, мгновение, вдох и шаг. Лишь эта мысль, четкая настолько, что казалась материальной, держала мага в относительном сознании.
Большинство обывателей рассматривают Тень исключительно как прибежище Демонов, и полагают, что здесь куда не плюнь, попадешь в какое-нибудь воплощение человеческих пороков и страхов. Ложь.
Либо все демоны просто прятались при приближении мага, что последнего тоже вполне устраивало.
За свои скитания, - день, два, неделя, месяц?! - маг натолкнулся всего на пару демонов соблазна, которые едва взглянув в лихорадочно поблескивающие и лишенные всякого разума глаза Хоука, предпочитали ретироваться, не став связываться с полу, - или уже полностью? - безумным магом.
Хотя на самом деле все было прозаичнее: он уничтожил Кошмар. Иерархия есть и в Тени, и за вакантное место тут же развязалась драк и демонам резко стало не до людей в целом, и не до мага в частности. К тому же, в разумности этим существам отказать было нельзя, и они прекрасно понимали, что связываться с тем. кто уничтожил предыдущего хозяина этих местах не стоит - целее шкура будет.
Куда он шел? Ха! Кто бы ему самому сообщил столь ценную информацию. Иногда Гаррету казалось, что он чует, неведомо как, некий маячок, огонек, путеводную звезду, что зовет его откуда-то из глубины слоев Тени. Он шел по этому Зову, слепо ориентируясь в лишенном логики и ориентиров пространстве Тени. Он знал что искал: разлом. У него была надежда спастись, выйти обратно под настоящие небеса, и на землю, где законы гравитации работают как положено, а не по прихоти случая.
Если, конечно, Инквизитор еще не закончила с Брешью.
Глупое чувство - надежда. Вот уж правда, она умирает последней. Уже после смерти человека.
Но надежда мага не была беспочвенной, поэтому Хоук не сдавался. Пусть и не осознавая до конца, ведомый обострившимися чувствами, смутными мыслями, надеждами и тонкой нитью магии, пронизывающей пространство, он искал именно разлом.
И он его нашел.
Впервые за свои скитания он видел демонов в таком количестве и в одном месте. Стоило бы ожидать, что твари набросяться на человека, тем более зашедшего на из территорию. Если бы среди них были низшие, так бы и произошло. Но нет, существа лишь настороженно следили за магом, не спеша рвать его на куски. В Тени, где они были хозяевами, и в которую они утаскивали разум человека, чтобы открыть всего его секреты, а затем подчинить себе, демоны прекрасно видели, что происходит в душе и разуме того кто стоит перед ними.
И лезть в такое болото у них желание не было настолько, что даже перспектива завладеть настоящим телом не впечатляла.
Полубезумный маг вполне мог сам пожрать кого-нибудь как самый настоящий демон.
Хоук существование и наличие тварей рядом просто игнорировал с королевским величием. Вы еж не обращаете особо внимания на предметы мебели, пока вам что-то не понадобиться, или пока не подеретесь с тумбочкой?
Его манил и звал разлом, мрачно расползающийся в пространстве мутно-зеленым пятном.
Шаг.Затем еще один. И еще. Еще...

"Снег."
Маг упал на колени. Согнулся, опершись о землю руками. Кисти утопали в мягком, холодном и мокром снегу. Мужчина чуть повернулся, завалился на бок, а после перевернулся на спину. Сгреб в горсть снега и буквально умылся им. Собственная кожа казалась ему через чур горячей. Из глаз брызнули слезы, мужчина щурился от яркого света, но упорно смотрел в потрясающей голубизны небо, на яркое, ослепляющее, горное солнце, только-только поднявшееся к зениту.
Солнце. Как же он скучал по солнцу.
Гаррету хотелось смеяться, но из горла вылетал лишь жуткий хрип, не похожий даже на карканье, кое обычно заменяло смех при простуде или любой другой болезни.
Но он был счастлив. Безумно счастлив.
Наверное, он, мог бы и замерзнуть насмерть, не в силах взять себя в руки и изгнать временное помешательство, если бы не пара разведчиков, наткнувшаяся на него. Ребята искали отнюдь не мага, но разлом, но так уж вышло, что нашли и то и то.
И хотя Гаррет слабо напоминал самого себя: шатание по Тени и схватка с Кошмаром не прошли даром не только для разума мужчины, но и для его внешнего вида. Разведчики его опознали.
Мужчина не помнил как его доставили в Скайхолд. Он вообще осознавал реальность урывками, кусками, иногда последовательными, а иногда слишком разрозненными чтобы сложиться в понятную картинку. Он помнил вздохи и крики. Кто-то кажется обещал убить его.
В памяти всплыло имя: Варрик. Точно, гном не простит ему нервотрепки.
Его куда-то несли. Кровать. Тепло. Под пальцами мягкий ворс. Мужчина уверен что ворс этот рыже-черного цвета и принадлежит Триш. Хм, Триш. Тигрица, друг.
Шершавый язык проходится по лицу. У мага слишкм мало сил, чтобы привычно шлепнуть распосовшуюся кошку по мокрому носу и он лишь морщиться. С другого бока раздается ворчание. Легион, не мог остаться в стороне, кто бы сомневался.
Кто-то что-то спрашивает. Голос женский, приятный. Мужчина отчего-то уверен, что его обладательница очень красива. Имени нет, только.. Звание? Титул?
Инквизитор.
Нужно поспать. Глаза слипаются, а сохранять хотя бы такое обрывочное мышление все сложнее. А еще откуда-то издалека не спеша выползает Госпожа Боль, растекаясь волнйо по телу.
Да, надо спать.

Проснулся Гаррет рывком. Открыв глаза, попытался сесть и тут же скривился от боли. Болело все, создавалось ощущение, что по нему пробежалась как минимум стая горных баранов.
Мужчина глубоко вздохнул, он был еще слаб, но лихорадка отступила и разум был вроде как ясен. Он с трудом вспоминал события с момента расставание у разлома, но по-крайней мере мог четко и спокойно мыслить. Помешательство, хотя бы с виду, но отступило.
Хотя мужчина сильно сомневался, что по-прежнему в своем уме.
Аккуратно, стараясь двигаться осторожно и не бередить раны, маг все же уселся на кровати, оглядываясь вокруг. Его взгляд скользнул по прикроватному столику, на котором стоял графин с водой и стакан. Внезапно мужчины осознал, что нестерпимо желает пить. Это было неудивительно, но странно: голода он не испытывал.
Хоук попытался самостоятельно дотянутся до стакана и ему это даже удалось, вот только, руки у мага нещадно дрожали и стакан выскользнул из пальцев, с тихим звоном разлетевшись по каменному полу грудой стеклянных осколков.
Гаррет вздохнул и положил руку на холку прижавшейся к нему с одного бока тигрице. Триш повела ухом во сне, но более никак не выказала свое отношение.
С сожалением оглядев осколки и, придя в скверное расположение духа из-за собственной беспомощности, мужчина стал ждать, когда кто-нибудь навестит его, стараясь переключить свое внимание на что-нибудь отвлеченное и не думать о мучившей его жажде.

+1

3

Иногда случается, что нам хочется, чтобы кто-то сделал выбор за нас, особенно когда речь идет о крайне сложных вопросах. Гверн не была из числа этих людей. Несмотря на то, что перед ней часто вставали трудные задачи, которые приходилось решать самостоятельно, эльфийка принимала это как нечто должное - она стала Инквизитором, значит, должна это решать, а не вешать на кого-то другого свои обязанности, как последний трус. Бывали и трудные выборы, над которыми приходилось размышлять и взвешивать все "за" и "против", бывали и легкие, решения которых долго обдумывать не приходилось, интуиция сразу же подсказывала правильный вариант. Но в этот раз, пожалуй, она столкнулась с одним из самых трудных выборов, на решение которого минуты не хватит. А именно столько времени ей было отведено. Оказавшись в Тени, когда над ними нависал Кошмар, особого времени размышлять не было и это было самым ужасным. Оставить кого-то здесь умирать, чтобы она и еще один ее спутник смог сбежать - жестоко. Но несмотря на решительность девушки и ее выбор, все повернулось в совершенно иную сторону. И не было удивительным, что взбаламутил воду именно Хоук, который и до этого достаточно часто вытворял странные вещи. Сейчас же ситуация переходила все границы. Мало того, что он категорически не согласился с решением Лавеллан, так еще и начал выталкивать ее по направлению к выходу. Ей это не нравилось, хотя логически эльфийка осознавала, что поступить так, как того требует Гаррет - правильно. Страуд был нужен Серым Стражам, а Защитник... Слишком уж очевидно искал смерти. Пожалуй, по его мнению, это была удачная возможность получить желаемое и остаться героем. Чертов идиот. Сначала была дикая злость и непонимание, которые не помешали ей повременить с закрытием разлома в надежде, что Хоуку все же удалось как-то обмануть демона и направиться к выходу следом. Но чуда не произошло, а потому проход в мир Тени пришлось закрыть - для полного счастья не хватало появление очередной пачки демонов, но если перебить их означало, что Гаррет сможет выйти оттуда, она бы сделала это. Все мысли в голове смешались и не давали возможности остановиться и подумать над тем, что только что произошло. А люди, как и всегда, ждали от нее какого-то нового решения. Снова. На этот раз ей пришлось решать судьбу Серых Стражей. Вот уж над чем ей размышлять не пришлось совершенно, так это над подобным вопросом. Да, они считались опасными, из-за того, что Корифей мог их запутывать и обманывать при помощи Зова... Но как же все-таки люди быстро забывают о тех, кто спасает их жизни. Неужели все не помнят, что было, когда пришел Пятый Мор? Неужели всех, кто спасает этот проклятый мир, ждет подобная участь? Стражи не виноваты в том, что оказались уязвимы перед их общим противником. Их изгнание было бы слишком неуважительной отплатой за то, что они спасли Ферелден, а следом за ним и весь Тедас от порождений тьмы. И ведь никто не мог точно сказать, что Моры закончились и более никогда не появятся. Поэтому девушка не раздумывая предложила им союз с Инквизицией. По крайней мере радовало одно – Страуд поддержал ее и с радостью согласился на союз.
Потом появилось чувство вины. Выловивший Лавеллан Варрик заставил девушку вернуться в реальность и понять, как сильно она перед ним виновата всего лишь одним вопросом: "Где Хоук?". Не сдержала обещания. Кто-то бы сказал, что это и не ее вина, ведь Защитник сам принял такое решение и ничего даже слушать против не хотел, но Тетрас знал, что его друг может выкинуть какую-нибудь глупость и начать геройствовать. И она это знала из слов гнома. Но все равно не смогла настоять на своем решении и оставила его там. С Варриком заговорить в дороге она так и не решилась. Эльфийка прекрасно понимала, что подвела его.
Решилась Инквизитор поговорить с ним только когда они прибыли в Скайхолд. Слова давались ей тяжело, девушка элементарно не знала, что должна была говорить. А когда она увидела лицо Тетраса, то внутри у нее все сжалось: таким Гверн его еще никогда не видела. Говорила Лавеллан мало, по большей части позволила гному высказаться и рассказать одну историю из жизни Хоуков. Тяжело было понять, что в данной ситуации она должна была делать. Когда она шла к Тетрасу, то думала, что тот будет на нее зол, но это оказалось совершенно не так. Но лучше бы уж он ее ненавидел, выплеснул всю злость на нее. По крайней мере, так бы ей было легче. Однако Варрик этого не сделал и грызущее внутри неприятное чувство осталось, разрастаясь сильнее. Она понимала: никакие слова не помогут пережить утрату еще одного друга, особенно если он близкий.

Самое ужасное в ее жизни было то, что теперь Гвернриен не давали времени и возможности побыть одной, подумать о том, что произошло, смириться с чем-либо. Даже элементарно остановиться. Обстоятельства и обязанности заставляли ее идти дальше, несмотря на ее желания. Проблемы в Тедасе появлялись одна за другой и все их нужно было решать. Кому? Вроде это и так очевидно. Единственное чего не могла понять эльфийка, так это то, чем модное платье и туфли помогут решить проблему в Орлее. И как остановят покушение на Селину. Вот только Жозефина и Лелиана были не согласны с этим мнением. А по ночам ей не давали покоя сны. По большей части она видела снова и снова те воспоминания, которые ей удалось вернуть себе в Тени. Иногда казалось, что Лавеллан заново их переживает, потому что боль в левой руке при соприкосновении со сферой казалась чересчур реальной. Но просыпалась она не из-за этого. Возможно, она просто себя накручивала и оттого каждый раз видела тот момент, когда позволила Хоуку остаться. А возможно, что таким образом ей пытаются намекнуть, что она сделала неправильный выбор. Но что теперь Гверн может сделать? Ничего. Так и появилась грусть и тоска. Примерно тоже самое девушка испытывала, когда была еще ребенком и поняла, что потеряла родителей. И тогда она тоже ничего не могла сделать. Однако с Гарретом у нее был выбор, эльфийка просто могла за шкирку вытащить Защитника из Тени, не обращая внимания на его препирания и попытки ее остановить. Но не стала, решив, что не имеет права решать за других. В любом случае, какой бы выбор Инквизитор не сделала - это был бы тяжелый выбор, ведь речь шла о человеческой жизни. Кто-то из них все равно бы погиб. Но почему тогда она не могла успокоиться уже которую неделю? Можно, конечно, спустить все на недосып и нервы, которые обострились из-за того, что ей теперь нужно было носиться по всему Тедасу и решать чужие проблемы (порой даже абсурдные), однако сама Лавеллан не верила, что дело только в этом.
Хотя жизнь продолжает удивлять вещами, которые способны перевернуть твою жизнь с ног на голову. В который раз. Один из разведчиков вломился на военный совет, даже не побоявшись праведного гнева советников, которые были удивлены такой бестактностью. Но стоило ему выпалить что-то про "нашли Защитника", как все разом забыли о чем вообще говорили который час подряд. Попросив Жозефину найти Варрика, сама Гверн последовала за разведчиком, который сразу же привел ее в комнату к Гаррету, над которым уже хлопотал один из целителей Инквизиции.
-Хоук! - она поверить своим глазам не могла. На момент эльфийка даже подумала, что разум в очередной раз над ней издевается, посылая подобные сны, но это была реальность. Выглядел Хоук, конечно, весьма паршиво и едва дышал, но он был жив, что не могло не радовать. С души будто бы свалился не то, что камень, а целая гора, девушка смогла лишь с облегчением выдохнуть. Встав рядом с магом, который проверив пульс, начал что-то бормотать себе под нос (скорее всего заклинание), девушка молча наблюдала какое-то время, пока целитель не посмотрел на нее. -В каком он состоянии? Сумеете ему помочь?
-Не в самом лучшем, но выкарабкается, - проговорил мужчина, вновь опустив взгляд на своего пациента, после чего добавил. -Только получится это не сразу, придется потрудиться.
-Если что-то понадобится или чего-то будет не хватать, то скажите мне, мы все добудем, - произнесла Гвернриен, пытаясь вспомнить, хорошо ли у них в Скайхолде с запасами трав и зелий. Возможно, их в скором времени придется обновлять. -Я могу тут ненадолго остаться?
-При всем уважении, леди Инквизитор, Защитнику нужен отдых, сейчас не самое лучшее время для расспросов и посещений, - маг отрицательно покачал головой, после чего с недовольством отметил. -Было бы неплохо так же убрать отсюда животных, они несколько мешают.
-Это вряд ли получится, - девушка усмехнулась, погладив по холке мабари, который, судя по всему, тоже был недоволен тем, что их хозяина так долго не было. -К тому же животные способны лечить не хуже других лекарств. Они там, где должны быть. Вы только держите меня в курсе, хорошо?
Целитель лишь коротко кивнул и проводив эльфийку, закрыл за ней дверь. Облегченно вздохнув еще раз, Лавеллан направилась обратно в Ставку Командования, хотя понимала, что этот совет закончится очень быстро - ее голова была забита совершенно иными мыслями. А еще ей предстоял разговор с Тетрасом, которому нужно будет рассказать о состоянии его друга.

Прошло несколько дней с тех пор, как Хоука притащили разведчики, целым, но не сказать, что невредимым. Целители старательно хлопотали над ним не смыкая глаз, пока опасность для его жизни, по их мнению, не миновала. А потом ему прописали отдых, не позволяя пока что кому-либо его навещать. Ну, кроме Инквизитора, поскольку спорить с начальством хотели далеко не все. Да и сама Гверн хотела следить за его состоянием, а учитывая, что отчасти в целительстве она разбиралась, выпроваживать девушку не стали. Посещения, правда, ничего толком в себе не несли: мужчина спал довольно крепко и эльфийка сомневалась, что он ее слышит. А потому чаще она просто заходила проверить его состояние, надеясь, что в один из дней она застанет его очнувшимся. Облегчение уступило место раздражению и злости: она была одна из тех в той не малой очереди, которая хотела высказать пару ласковых Защитнику за то, что он заставил их всех нервничать. А ее - чувствовать вину перед Варриком и вообще всеми его друзьями, которым Тетрас смог разослать письма о смерти Хоука. Подходя к комнате Гаррета, Лавеллан услышала звук разбитого стекла и поспешила войти внутрь. И если сначала она думала, что это могли немного напакостить пушистые друзья мужчины, то когда оказалась в комнате, увидела пришедшего в сознание Хоука. Увидев на полу осколки, которые раньше были стаканом, Инквизитор быстро смекнула в чем дело, а потому направилась к столу, где стояло еще несколько стаканов. Взяв один из них, она подошла к графину с водой и вылила ее в стакан, сразу же протягивая Защитнику. Но будучи не уверенной, что он сможет сам это сделать, решила уточнить:
-Помочь?
Не смотря на то, что Гверн была чертовски зла, говорила она чересчур спокойно, будто бы ничего и не было. Да, ей хотелось много чего высказать Хоуку, но эльфийка понимала, что в таком состоянии это будет выглядеть как избиение младенца, а потому правильным было немного повременить с этим. Вот встанет на ноги, сможет на них удержаться - тогда и получит сполна, не факт, что только словесно. Причем не только от нее. Варрик пытался пару раз проникнуть в комнату и отвесить подзатыльников герою, но предугадав его желания, девушка оставила рядом с комнатой стражника, который не только стоял на случай, если Защитник очнется и ему будет что-то нужно, но и не пропускал к Гаррету никого кроме нее и целителей. А последние настаивали на том, чтобы к нему не ходило слишком много людей.
-Тебе повезло, что тебя нашли наши разведчики, - попыталась как-то нарушить тишину Лавеллан, не зная, что вообще должна говорить. О его состоянии девушка и так знала достаточно, к тому же все и так было по нему видно. Спрашивать о том, как ему удалось выжить и выбраться из Тени сейчас - рано. Нужно было хотя бы узнать, в адеквате он или нет. Походы в Тень вещь весьма опасная, что уж говорить о хождении по ней физически? Чудо, что мужчина вообще выжил. Присев на стул, что стоял недалеко от кровати, девушка молча и терпеливо ожидала, что ей скажет Защитник.

+1

4

- Мне вообще, повезло, - хмыкнул мужчина.
Руки его дрожали, но стакан он уже держал вполне сносно: по крайней мере тот не норовил каждую секунду выскользнуть из пальцев, повторив судьбу предшественника.
Мужчина ответил больше из вежливость,его не особо волновал вопрос - какое там, когда прямо в его руках было самое драгоценное сокровище мира: вода. Он жадно пил, и вода казалась ему вкуснейшей вещью в мире.
- Сколько... Сколько времени меня не было? - ему трудно было говорить: горло нещадно саднило, а голос был хриплым и тихим, словно шелест листвы на ветру. Но помятуя о том, что его собеседник - эльфийка, мужчина не сомневался в том, что она его услышит. Задним числом, маг понимал, что после выздоровления ему придется не сладко: когда он оставался в Тени, он, конечно, рассчитывал выбраться, но не особо надеялся на такой исход. Тем более, что по внутренним ощущениям он сам себя похоронил и уже давно.
Ему трудно было осознать, что в его жизни снова появились те, ради кого стоит жить и сражаться, его пугало то, что история может повториться и он опять останется один. По жизни маг был одиночкой, но одно дело быть одиночкой зная, что у тебя есть семья и друзья, которые просто имеют достаточно такта для того чтобы не доставать Хоука назойливым вниманием, а другое когда ты действительно один - все кто был тебе дорог либо слишком далеко либо мертв. И такая перспектива мага не радовала.
Привязаться к Инквизиции было не столько глупо, сколько опасно: все они могли в любой миг погибнуть, отдав свою жизнь за правое дело.
Умереть самому и спасти друзей, или позволить им умирать на твоих глазах? Выбор очевиден.
На эльфийку маг старательно не смотрел, уставившись на одному ему видимую точку на стене, чуть выше ее плеча. И хотя голос девушке был спокоен, - спокоен и холоден настолько что им можно было заморозить воду, - Гаррет был уверен, что эльфийка злиться. А он слегка не в том состоянии, чтобы достойно принять и выдержать ее отношение.
По-хорошему магу вообще следовало бы выставить Инквизитора вон, сославшись на состояние здоровья, но мужчина не стал этого делать. Возможно он ощущал свою вину перед ней за собственный эгоизм и баранью упертость, а может просто ему приятно было находится в обществе девушки. Кто знает...

Отредактировано Garrett Hawke (2015-08-30 21:45:19)

+1

5

С высказыванием мужчины было трудно не согласиться, ему вообще повезло, что он хотя бы смог добраться до выхода из Тени. Гверн одна из тех, кто сталкивался с этим волшебным везением, ведь ей тоже однажды повезло выжить и выбраться из кошмаров, которые на нее насылала Тень. Но она не знала, когда шла на Конклав, что все закончится подобным образом. У нее не было выбора, чего не скажешь о Хоуке. Впрочем, все это уже было сделано и вряд ли ей удастся понять, что им двигало в тот момент. Достаточно было того, что он выжил и это можно было бы назвать чудом. Хотя как сама убедилась девушка, чудес не бывает. И она далеко не вестница Андрасте, как думали многие, а простая эльфийка, которая пришла на зов помощи Джустинии и умудрилась инстинктивно схватить сферу, которая подарила ей неведомую силу. Благодаря чему Гвернриен и смогла выбраться. Вот только у Гаррета не было этой метки, тогда как ему удалось выбраться? Если это вообще был он. Хотя думать об этом было бы глупо: мало кто сможет принять облик другого человека и быть похожим на все сто процентов. К тому же о смерти Защитника знали только избранные, а точнее его друзья и, само собой, Инквизитор. Кричать об этом на каждом углу никто не стал, а потому даже если кому-то подобная информация и могла показаться ценной, чтобы внедриться в Инквизицию с непонятной целью, то получить они ее не смогли бы. Да, возможно, она в последнее время начала наблюдать, как становится параноиком. А о чем еще думать, когда при тебе один из солдат Инквизиции напал на Железного Быка с кинжалом и приветом от кунари? Но в том, что это был Хоук, девушка не сомневалась, внутреннее  не ощущало опасности или подставы, а ему доверять она привыкла.
Пока Хоук пил воду, Лавеллан не решалась ему мешать, поскольку прекрасно помнила, как сильно ей хотелось пить, когда она выбралась из своего личного кошмара. Вот только вместо уютной кровати и прохладной, освежающей воды, эльфийка увидела на себе кандалы, а рядом с ней стояли Лелиана и Кассандра, которые требовали у нее ответов на те вопросы, которые ей самой бы хотелось им задать. Да... Гаррету чертовски повезло. Может его тоже стоило закинуть к Кассандре в камеру пыток? Но эти мысли Гверн откинула сразу же, в конце концов, ощутить то, что тогда пришлось испытать ей, она не пожелает никому. К тому же выглядел он в разы хуже, чем сама Инквизитор в тот день. Правда, по словам целителя, который ее выхаживал, она была не в лучшем состоянии, а этих моментов эльфийка совершенно не помнила. На вопрос мужчины она ответила сразу же, ей не пришлось даже считать дни, чтобы точно определить, сколько его не было. Девушка и без того это знала:
-Три недели и еще плюс четыре дня ты пролежал здесь без сознания. Сколько ты бродил по округе, как вышел из Тени, известно только тебе.
Столь убитое состояние Защитника отчасти смягчило ее. Видимо сжигать Хоука на костре Инквизиции она будет в другой раз, а пока что ему и правда следовало набраться сил и прийти в себя. Тут она мало чем могла ему помочь и по большей части все зависело от него самого и его организма. Максимум, что могла для него сделать Гверн - это предоставить целителей, которые будут следить за его здоровьем. Кинув беглый взгляд на кувшин, эльфийка поняла, что учитывая его время отсутствия, не ел Гаррет давно. Вряд ли в Тени можно найти что-то съедобное. И хотя время там искажено, неизвестно сколько он блуждал без еды, пока его не нашли разведчики Инквизиции.
-Ты голоден? - уточнила Лавеллан, поскольку если аппетита у него нет, значит, насильно еду в него запихивать никто не будет. Хотя чтобы восстановить силы еда ему пригодится, хочет он того или нет. Но это он должен был сам понять, потому что иначе как такового эффекта от подобного лечения не будет. -Только предупреждаю сразу, об алкоголе можешь даже не заикаться.
Последнее было добавлено на автомате. Поминая, как ранее пил Защитник, эльфийка не раз задумывалась о том, что алкоголь для него будто жизненно необходимый продукт. Но учитывая его состояние - о каком еще алкоголе может быть речь? Надо будет предупредить стражника о том, чтобы он не позволял Хоуку притаскивать с собой какое-нибудь украденное из погребов вино. Правда, когда придет момент, что он сможет ради этого подняться, еще неизвестно.

+1

6

От неожиданности мужчина поперхнулся, а потом рассмеялся. И жутким был этот смех: громкий, каркающий, безумным. Ему действительно было смешно, от того что в такой момент эльфийка вспомнила именно об алкоголе, хотя, возможно, в этом был виноват он сам: последние годы бутылка стала его лучшей подругой, хотя ни разу его не видели мертвецки пьяным. В легком подпитии, с отчетливым ароматом хорошего, дорого вина.
Хоук не напивался вусметь, Хоук планомерно заменял кровь в своем организме на алкоголь.
Но это было не важно. Только сейчас, когда Инквизитор произнесла это, он наконец полностью осознал, что жив. Что еще дышит,  существует и в общем-то не собирается умирать. До этого он не до конца осознавал все это, какой-то частью души полагая, что все это сон, иллюзия созданная Тенью, и поглотившая его.
Но в иллюзии все должно быть идеально.
И инквизитор не должна попрекать его алкоголем.
- Разве только для дезинфекции, - наконец отсмеявшись мужчина улыбнулся. Не так как обычно, не скривив губы, превращая искалеченное лицо в странную маску, а по доброму, без ехидного и колкого подтекста. - А я чистым спиртом не увлекаюсь.
И снова смешок.
Кажется такое состояние называется эйфорией. И пост-травматическим синдромом, поскольку Хоуку было слишком весело и прекрасно, чтобы его состояние можно было назвать нормальным. Его очень удивляло, что с одной стороны он осознавал, что с ним что-то не так, но не мог это исправить. Двойственное ощущение было удивительным и незнакомым.
Мужчина прислушался к себе:
- Нет, от обеда, - или ужина, что там у нас по расписанию? - я откажусь, - он и правда совершенно не ощущал голода, хотя по словам девушки отсутствовал около месяца.
Хотя... Время в Тени течет иначе чем в реальном мире, возможно, там прошло не так много времени, а учитывая, что блуждая по этом сюрреалистичному месту, он совершенно потерял ощущение времени, это было вполне возможным вариантом.
Три недели. Казалось бы не так уж и долго, но Гарету это время казалось вечностью. Всего три жалкие недели, а сколько успели принести: несомненно Варрик уже сообщил всем о смерти мага, да и сам скорее всего все еще переживал по этому поводу. Маг слишком хорошо знал гнома, чтобы не ведать о том, насколько хрупкая у него душа. За всеми байками, ехидством, шуточками и приколами, Варрик был ранимым. Как бы он не пытался это скрыть.
- Я не блуждал, - Гаррет с удовольствием зарылся пальцами в мех Триш, почесывая бок свернувшейся рядом с ним кошки. Усмехнулся: мужчина не сомневался, что лекари пытались выставить тигрицу и мабари вон, но... Попробуйте выставить вон двухметровую кошку. которая в один присест может откусить вам голову. - Вывалился из разлома, да так и растянулся на снегу, - он зажмурился, вспоминая это ощущения: ледяной воздух, мокрый снег, и яркое, теплое солнце на коже. - Ты не представляешь, как мне не хватало солнца. И какая это была эйфория: просто дышать, утопать в снегу и проливать слезы от слишком яркого света.
Триш подняла большую голову, разглядывая хозяина. Тигрица была не так проста, как могла показаться: ни одно живое существо не может остаться прежним, после воздействия Тени. Кошка приподнялась на лапах, а затем передвинулась так, чтобы ее передние лапы и голова, оказались точнехонько поперек туловища мага. Положив голову на лапы, тигрица фыркнула, - мол, тоже мне, счастлив он был, - и замурлыкала. Хотя больше всего этот звук напоминал тихое и не грозное рычание.
- Да-да, счастье это несомненно ты, наглая рыжая морда, - маг усмехнулся, и легонько потрепал по ушам в очередной раз заворчавшего Легиона, который не был способен на такое же наглое поведение. Хотя ему, несомненно, очень хотелось. - И ты, брехалка неугомонная.
Тут маг, конечно, лукавил, поскольку мабари лаял редко и исключительно по делу, но он все никак не мог забыть псу ранние пробудки в Киркволле. Виновата была в них, несомненно, Мариан, но будил то его именно лай пса. Любви мага к питомцу это ничуть не уменьшало.
- Новости с фронта? - информация нужна была магу едва ли не больше чем вода. А за три недели многое могло произойти.

+1

7

Эльфийка не понимала, что она сказала такого смешного, что Гаррет зашелся таким диким смехом. Подняв обе брови, не скрывая своего удивления, Лавеллан молча наблюдала за тем, как Защитник смеется, а сама, мысленно перебирала варианты его недуга.
"Наверное, головой ударился. Либо успел сойти с ума во время хождения в Тени. Или, может быть, у него температура?" - подумала девушка и без задней мысли, когда тот успокоился, дотянулась до мужчины и прикоснулась тыльной стороной ладони его лба. Температуры не было, стало быть, дело в чем-то другом.
-Ты точно в порядке?.. - недоверчиво поинтересовалась Инквизитор. Возможно, что она сегодня слишком серьезна и сама не поняла, где сказала что-то забавное, но такое поведение Хоука поставило ее в тупик. Впрочем, дело, возможно, действительно было в ней. В последнее время Гверн стала вести себя осторожнее и стала куда внимательнее. Неприятности только и делали, что валились на ее голову и всю Инквизицию в целом. Шутки и веселье постепенно отходили на задний план, хотя порой и вырывались сами собой. Дела делами, но все время быть на иголках не лучший вариант, иногда стоило позволять себе отдыхать и расслабляться. Вот только время и события как назло мешали ей это делать. Как результат: чересчур серьезная, вся на иголках и с обнаженными нервами Инквизитор, которая далеко не каждую шутку сейчас способна уловить. Но она знала, что это пройдет. Должно пройти. -Дезинфицировать тебе уже нечего. Если у тебя и были какие-то раны, их уже давно исцелили.
Как и предполагала Лавеллан, от еды Гаррет отказался. Спорить с ним эльфийка не стала, в конце концов, определить сколько, по мнению его организма, мужчина отсутствовал в реальном мире, она не сможет. Ему было виднее, главное, чтобы он не угробил себя и не крутил носом зря. Но раз уж не блуждал по лесам и горам, а вывалился из разлома, после чего был найден разведчиками, значит, недолго был потерянным. Хотя проваляться столько в снегу вряд ли хорошо скажется на здоровье. Уж ей ли не знать?..
-Ты это говоришь человеку, который сам едва выбрался из Тени, когда произошел взрыв на Конклаве, - отозвалась она, но чуть позже, вспомнив некоторые обстоятельства, уже добавила с иронией. -Хотя ты прав. Когда я очнулась, то ничего не помнила и передо мной стояла разъяренная Искательница, обвиняя в смерти Джустинии и допрашивая в каком-то темном подвале, заковав в кандалы.
Вспомнив то время, когда она только познакомилась с Кассандрой, с ней столько всего произошло. И это по большей части говорило ей, какая Гверн неудачница. Ну серьезно: пошла на Конклав, а туда нагрянул Корифей и она оказалась в Тени, из которой едва выбралась живой. А выбравшись ее посчитали убийцей Верховной Жрицы, пытались убить, пока эльфийка была без сознания, а потом начали допрашивать. Стоит ли говорить о том, что она переломала себе чуть ли не все ребра, заработала себе кучу ушибов и обморожение, когда пришлось бежать из Убежища от Корифея и его ручного дракона? Создатель, почему она тогда до сих пор находится в этой организации, если ее сейчас только и преследуют неприятности? Так бы сидела себе в клане, читала книжки, изучала Тень и магию, иногда делая перерывы и выходя в лес с Ильвраном, пытаясь ему продемонстрировать, какой она мастер по укрощению галл, делая попытки с разбегу заскочить на дикую галлу, тем самым заставляя эльфа паниковать - как бы от испуга эта самая галла ее не лягнула копытом по лбу. Ах да... Ее же отправили на Конклав и там она стала обладателем этой метки, при помощи которой она может закрывать разрывы. А миру нужен герой и предводитель, который поведет за собой людей и при помощи такой необычной силы сможет остановить беду. Может это такая плата за то, что она все еще жива в отличие от остальных участников собрания? Как знать. Но что-то каждый раз ставки повышаются. Не сказать, что ей не нравилось быть в Инквизиции, совсем нет. Она встретила множество хороших людей и ей нравилось быть тут. Но возглавлять такую организацию было сложно и девушка это понимала, ощущала на собственной шкуре. А ведь в свое время Гвернриен переживала, что не сможет быть Хранительницей, что это окажется слишком сложно для нее... Хотя, пожалуй, Хранительницей ей уже и не стать. Слишком уж сильно она теперь привязана к Инквизиции. И речь далеко не о чувствах. Впрочем, кого Гверн обманывала? С самого рождения девушка была просто "победителем" по жизни. С годами эта традиция даже не думала меняться.
Фраза, отпущенная Хоуком тигрице, несколько распалила недовольство в эльфийке: пусть он это и говорил, но, тем не менее, оставил своих питомцев на произвол судьбы. Но комментировать как-либо его слова она не стала. Их перепалка точно перерастет во что-то сравнимое с ураганом, а на подобное настроения и сил у девушки нет. Наверное. По крайней мере, становиться инициатором подобного Лавеллан не планировала, поэтому вопрос о новостях пришелся очень кстати. Произойти успело прилично, но, пожалуй, самыми важными были лишь часть из этих событий. Поудобнее устроившись на стуле и закинув ногу на ногу, Инквизитор задумалась с чего ей стоило начать.
-Кунари предложили Инквизиции союз, но в итоге мы несколько разошлись во мнениях. Я поняла, что уровень безопасности в Скайхолде недостаточно высокий, наши рогатые товарищи смогли закинуть в наши ряды своего человека и тот напал на Железного Быка, сообщая ему, что он отныне Тал-Васгот. Кажется, я нажила себе врагов среди шпионской сети кунари. Но пока что меня это не особо волнует. Куда больше меня беспокоит, что предупредить Селину нам не удалось, а потому в ближайшее время мы собираемся отправиться в Зимний Дворец на бал, чтобы предупредить императрицу лично и остановить покушение на нее. Приглашения Жозефина уже достала и подготовка к этому событию идет полным ходом, - на последней новости эльфийка совсем уж приуныла, понимая, какой ад ее ожидает. Гвернриен уже замучили все эти примерки и обучение игре в Орлее, а так же куча различных правил того, как нужно себя вести и еще множество всяких хитростей. А еще, вроде бы, в Орлее эльфы часто являются слугами и будет достаточно забавным, если ее будут принимать за служанку Дворца, а не как Инквизитора. Хотя и так понятно, что некоторые личности нарочно будут приравнивать Лавеллан к ним, тем самым пытаясь задеть. По словам Жозефины и Лелианы, Орлей - самое худшее змеиное логово, которое можно найти в мире. -И еще Серых Стражей хотели изгнать, но поскольку я не согласилась с этим мнение, то предложила им стать частью Инквизицией и ее союзниками. Они согласились. Кажется, ничего толком не изменилось: где-то все идет как по маслу и мы находим тех, кто поддерживает нас, а где-то я умудряюсь только наживать себе врагов.
Свободно выдохнув после краткого пересказа событий, эльфийка поймала себя на мысли, что следовало сообщить кое-что еще.
-Тебе стоит поговорить с Варриком в ближайшее время, - посмотрев на Хоука, она не отводила от него взгляд, решив внимательно понаблюдать. -За это время тебя посчитали мертвым и уже оповестили твоих друзей. Думаю, им тоже следует знать, что с тобой все в порядке.
Наверное, данный разговор едва ли приятен им обоим. Хотя за Гаррета говорить девушка не могла. Но ей было как-то не по себе от подобного разговора. Да и не разозлиться бы по-новому. Отведя взгляд, она убрала мешающуюся прядь за ухо и коротко подытожила:
-Больше ничего особенного не произошло.

+1

8

- Варрик, да? - мужчина прикрыл глаза, и едва заметно кивнул соглашаясь.
Да, поговорить с гномом определенно стоило. Маг хорошо знал этого низкорослого прохвоста и не сомневался, что узнав от Инквизитора о вероятной смерти Хоука, - а как иначе можно было бы истолковать его добровольный уход в Тень? - тот поспешил его похоронить, да еще скорее всего отписал всем общим знакомым о случившемся. Гаррет его не винил. Сам такой же: привыкший решать все быстро и резко, не раздумывая и не прикидывая вероятности, размышляя на тему " А если?...". К тому же, Варрик был его другом, действительно близким другом, и мужчина не сомневался, что после новостей о его "выкидоне" гном впал в некоторой степени депрессию.
Ну а теперь, узнав что Хоук благополучно вытащил свой зад из очередной ямы, в которую он сам же себя и загнал, Тетрас непременно устроит ему головомойку. Дабы впредь один алкоголик думал не только о своем эгоизме, но и о тех, кому дорог он сам.
- Никогда не любил кунари, - маг поморщился. События в Киркволле не оставят его в покое до конца его дней, это он знал абсолютно точно. И хотя, в пребывании в городе Цепей были и приятные моменты, Гаррет запомнил его отнюдь по другому поводу. Этот город забрал у него все. Сожрал самое дорогое в его жизни, а затем основательно пожевав выплюнул и его самого.
Кунари. Странный народ со своей странной моралью и кодексом, которому они, тем не менее, упорно следуют. Им можно было бы с легкостью простить их странности, если бы не навязчивая мысль засевшая в рогатых головах: Все должны жить, следуя Кун. Причиной конфликта в Киркволле было две вещи. Первая - украденная Изабеллой рукопись. Вторая - нетерпимость. Нетерпимость кунари к стилю жизни иных народов. Нетерпимость людей к пути Кун и самим Кунари.
А Хоук, Хоук просто как всегда оказался не в том месте и не в то время.
Но это не отменяло того факта, что теперь представители рогатого племени, если они, конечно, не являлись таал-васготами, - хотя с этими рогатыми тоже проблем маленькое море, - вызывали у Гаррета стойкую неприязнь и желание сотворить что-нибудь маленькое, но убийственное. 
Маг, погрузившись в свои мысли относящиеся в большинстве своем к способам убийства кунари, немного жутко усмехнулся. Не то что бы Гаррет был настолько монстром, чтобы убийства доставляли ему подлинное удовольствие, но в связи с событиями случившимися с ним в прошлом, он был всегда не прочь отправить в последний путь парочку рогатых тварей.
-Стоп, - после слов о кунари маг слушал в пол уха, не особо вникая в смысл речи Инквизитора, просто наслаждаясь звучанием ее голоса. Обыкновенного, живого голоса, а не жуткого шепота, что звучал где-то на границе слышимости, вдалбливая отвратительные мысли в голову.  - Орлей, бал?
Подобная картина представлялась мужчине крайне смутно. С некоторым облегчением, он посчитал, что находится немного не в том состоянии, чтобы посещать подобные мероприятия. С другой стороны, было бы забавно посмотреть на рожи этих высокомерных хлыщей, при появлении Инквизитора и его команды. Такой разношерстной и пестрой компании орлейский высший свет не видел ни разу, и вряд ли увидит когда-нибудь после.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » I'm already there


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC