SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Fish? А lot of dangerous fish?! Why not?


Fish? А lot of dangerous fish?! Why not?

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://savepic.net/4558613.png

Duke Crocker

Henley Reeves

Описание:
Как простой девушке из Нью-Йорка добиться успеха на довольно тесном рынке иллюзий? Ведь продавать воздух нынче модно, а верить в чудеса глупо. Людей все сложнее удивлять, они становятся капризны, избалованы, а интернет способен дать ответ, как провернуть тот или иной трюк. Но карты, монетки и нелепая бутафория вроде шляпы и кроликов - уже давно не ее уровень, она нашла свою стезю: шоу должно быть в первую очередь зрелещным, щекочущим нервы. Только вот в одиночку с такой задачей не справиться. Для воплощения некоторых идей требуется нечто, что не купишь в супермаркете за углом. И тогда на помощь приходит тот, кто способен предоставить ей что угодно и когда угодно, причем за умеренную плату. Только вот его бизнес сложно назвать законным, а к чему могут привести игры со стражами порядка знает даже ребенок....

Отредактировано Henley Reeves (2014-02-09 21:43:47)

+1

2

Серая с мелкими серебристыми крапинками рыба лениво проплывала вдоль стекла, косясь на меня немигающим оранжевым глазом.
- Видишь, приятель, все обошлось - а ты боялся! - зачем-то сообщил я зубастой твари и постучал согнутым пальцем по стенке аквариума. Пиранья испуганно вильнула в сторону и тут же затерялась среди своих товарок, предпочитавших держаться подальше от границ своей стеклянной тюрьмы. Может в мутной воде где-нибудь на Амазонке такие вот рыбешки и способны были меньше чем за минуту очистить от плоти чей-нибудь скелет - мне как-то никогда не приходило в голову проверить это, даром что в Южную Америку я наведывался не реже пары раз в году - но в прозрачном стеклянном кубе мои пираньи вели себя на редкость покладисто, если не сказать - трусливо. Хорошо хоть в обморок не падают - сайт по аквариумным рыбкам, с которым мне приходилось время от времени сверяться, чтобы не угробить ненароком свой ценный груз, подсказывал, что печально знаменитые водные хищницы порой уподобляются припадочным барышням. Про это в дешевых ужастиках отчего-то никогда не упоминают. Впрочем, остренькие зубки рыбешек весьма впечатляюще разделывались с любым мало-мальски съедобным предметом, попадающим в аквариум, и, несмотря на все уверения моего поставщика и все того же сайта безумных рыболюбов, что это совершенно безопасно, за все время пути я ни разу не рискнул опустить в аквариум руку. По Интернету ведь не определишь, каким количеством пальцев печатал статью этот специалист по аквариумным хищникам, а я может и тяготею в глубине души к пиратской романтике, но не настолько, чтобы добровольно расстаться с рукой в пользу металлического крюка или чего-нибудь подобного. Мне и без этого хватало приключений с немаленькой стаей пираний, раскваритированной в десяток разнокалиберных аквариумов по всему кораблю. Рыбехи то пытались сожрать друг друга, то устраивали какие-то брачные игрища с выплескиванием на пол воды, то закатывали злобные желтые, оранжевые и красные глазенки и пытались сдохнуть от одним только пираньям и чокнутым аквариумистам ведомых причин. Что примечательно - не сдохли. Даже после того как их пришлось выловить из воды и почти на целый час отправить в ящики со льдом в потайном трюме - в последний момент оказалось, что с нью-йоркской таможне все-таки есть дело до 43-х метрового рыболовецкого траулера. Пока не в меру инициативные борцы с контрабандой обшаривали "Cape Rouge", я думал, как же я буду объяснять Хенли волшебное превращение живых пираний в свежемороженные рыбьи тушки. И что же? После того как таможенники ушли, выпущенные обратно в теплую воду зубастики прекрасно оклемались - ну, большинство из них. Я даже специально отложил разговор с Ривз на пару дней, чтобы убедиться, что с нашими подопечными все обойдется - черт его знает, могут ли пираньи простудиться? Но рыбехи выглядели и вели себя точно также как и до вынужденной заморозки, а от немногочисленных случайных жертв в скорости осталось только воспоминание, не пришлось даже устраивать внеочередную чистку аквариума. Что ж, без капли удачи не бывает и хорошей контрабанды. А Хенли про мои небольшие неприятности знать, пожалуй, не стоит.
Кстати о Хенли Ривз... Девушке давно пора было бы как-то отреагировать на мою смс-ку, отосланную пару часов назад. Может быть стоило написать что-то более конкретное, чем "Лучшие друзья девушек - хищные рыбешки. Давай встретимся?", но как правило у рыжей фокусницы не возникало проблем с тем чтобы перезвонить, назначить встречу или даже самой нагрянуть в порт Нью-Йорка, одной или с помощниками. Тем более что "Cape Rouge" из года в год останавливалась у одного и того же небольшого грузового причала, непонятно как затесавшегося среди пристани для гигантских океанских лайнеров. Для меня всегда было загадкой, как эта узкая зона погрузки-выгрузки уцелела здесь после очередной реорганизации порта, но, видимо, кому-то это было нужно, а излишнее любопытство не в моих правилах, особенно когда речь заходит об удобной и тихой гавани в самом сердце нью-йоркского порта, куда по удивительному стечению обстоятельств не заглядывают проверяющие службы. 
И все-таки интересно, зачем красотке-иллюзионистке понадобилось столько пираний? Я снова задумчиво постучал пальцем по стеклу, вызвав легкую панику среди серебристых хищниц. Что за трюк или фокус вообще можно сделать с помощью стаи злющих хищных рыб? Впрочем, сомневаться в фантазии и талантах Ривз не приходилось - без своих безумных идей она бы просто не была собой.
Едва ли рыжеволосая любительница рискованных представлений понимала, насколько я был рад услышать ее голос в телефонной трубке пару недель назад. Мне просто необходимо было сбежать из Хэйвена, и за авантюру с пираньями я уцепился практически не раздумывая. Тем более что Хенли я отчего-то привык считать кем-то большим, чем просто клиентом моего сомнительного бизнеса. По крайней мере с девушкой всегда было приятно поговорить, посмеяться, пропустить по стаканчику, если она, конечно, позволит себя уговорить. И выяснить в конце концов, как на смену сложной пиротехники пришли пираньи.
И все-таки, милая, почему ты так долго не отвечаешь?
Словно услышав эту мысль, мобильник настойчиво потребовал к себе внимание.

Отредактировано Duke Crocker (2014-02-15 02:58:19)

+3

3

Что может привести в восторг девушку? Цветы? Дорогие подарки? Романтические сюрпризы? Пожалуй, да, девушки любят все эти вещи. Что может привести в восторг Хенли Ривз? Хищные рыбы! Дайте мне огромный аквариум с кровожадными пираньями, и моему счастью не будет предела. И не то что бы я рыбовод-любитель или ценитель экзотики, я иллюзионистка – и этим все сказано. Трюк с этими чудесными рыбками станет жемчужиной моей программы. Если, конечно, Дюк ничего не перепутал и привез именно тех рыб, которые не сожрут меня еще на репетиции. Впрочем, друг никогда не отличался неоправданной жестокостью, зато пытливый ум в наличии имеется, поэтому счастливая и взволнованная мчусь на встречу с моими зубастыми красавицами. Хотя, «мчусь» - громко сказано, ползу со скоростью улитки в сумасшедшей нескончаемой пробке. Машины сигналят со всех сторон, что раздражает еще сильнее. Как объяснить людям, что, если они будут с маниакальной агрессией вдавливать кнопку сигнала в руль, другие машины от этого быстрее не поедут? Включаю радио погромче, чтобы не слышать раздражающие гудки. Из колонок звучит песня какой-то поп-певицы, имени которой я не знаю. Как-то я перестала следить за современными музыкальными направлениями и исполнителями. То ли некогда, то ли с возрастом неинтересно стало…

Наконец-то хоть какое-то движение, не ахти какое, но оно есть и это радует. Дорога до порта через мост в час-пик. Надеюсь, Дюк понимал, что его смс «давай встретимся» найдет свой отклик не раньше, чем через пару часов. Несмотря на обычную схему нашего общения, перезванивать я не стала, решив, что от моего личного присутствия куда больше толку. Выворачиваю в сторону порта, но не доезжаю до него, паркуясь на привычном месте рядом с контейнерной площадкой. Дальше мне предстоит идти пешком. Мой перевозчик с огромным аквариумом, куда планируется слить всех рыб, должен приехать с минуты на минуту и погрузить мой драгоценный аквариум в фургон. Иду быстро, чуть не бегу от нетерпения. Даже не знаю, что меня волнует больше, долгожданный элемент зрелищного трюка или встреча с другом, который в последнее время очень редко бывает в Нью-Йорке?

Когда я вывернула на причал, то с облегчением обнаружила пришвартованное на обычном месте рыбацкое судно. Дюк ходил из стороны в сторону рядом. Достаю из сумочки мобильный телефон и набираю его номер. Как и следовало ожидать, друг останавливается и пытается со мной говорить, в то время как я подкрадываюсь со спины и крепко, и должно быть, внезапно обнимаю его за пояс, прижимаясь щекой к его лопатке. Так как он гораздо выше меня ростом, даже на каблуках я могу быть максимум ему по плечо.

- Даже не дергайся, - спешу подать голос, зная, что по логике в первую очередь он потянется к своему револьверу. – Это всего лишь я, - отпускаю Дюка и обхожу его, чтобы он мог, наконец, видеть мое лицо. К слову по-идиотски счастливое и расплывшееся в улыбке. – Я безумно рада тебя видеть, - тараторю, про себя подмечая, что перевозчик еще не подъехал. – Где они? Я хочу на них посмотреть, - нетерпеливо произношу я, чувствуя легкий укол вины. Я ведь действительно скучала по нему, а теперь эгоистично рвусь к хищным рыбам. Но Крокера я сейчас не отпущу, я уже сдвинула все планы на сегодняшний вечер, чтобы провести его в компании контрабандиста, а вот рыбки уедут от меня уже максимум через полчаса. Собственно, пока я обо всем этом думаю, ноги сами несут меня на судно, вскарабкиваться на него я уже наловчилась даже на каблуках. Оказавшись в трюме, начинаю крутиться у первого же найденного аквариума, в котором беспокойно кружатся несколько средних размеров рыб. Их мелкая чешуя играет серебром при тусклом свете. Кладу ладони на стекло и с восторгом оглядываю своих красавиц. – Разве они не прекрасны? – поворачиваюсь к Дюку, который, похоже не разделяет моего энтузиазма. Снимаю перчатку и опускаю руку в аквариум, одна из рыб скользит мимо, едва касаясь моих пальцев чешуей. Хищник не нападет, если  у него нет потребности  в пище. А эти пираньи очевидно сытые, впрочем, бесспорно, я рисковала. Отряхиваю мокрую кисть руки и с благодарной улыбкой смотрю на друга. – Они просто потрясающие! – в порыве эмоций снова крепко обнимаю Дюка и целую в щеку, после чего вновь возвращаюсь к созерцанию серебристых хищниц. Телефонный звонок отвлекает меня от этого занятия, оповещая о том, что фургон с аквариумом прибыл, пора выгружать рыбок в новое жилище.

Отредактировано Henley Reeves (2014-03-02 15:47:33)

+2

4

Мне не удалось особо поразмыслить над тем, почему в телефонной трубке я слышу только тишину - в ту же самую минуту я оказался "пойман" в объятия. По привычке мозг успевает прокрутить парочку самых неприятных вариантов развития событий, хотя я прекрасно понимаю, что никому попросту не придет в голову подкрадываться ко мне со спины только для того, чтобы обнять. Никому кроме Хенли Ривз - и только она, пожалуй, способна настолько бесшумно проскочить по деревянной палубе "Cape Rouge", не потревожив ни одной скрипящей доски. Да и кто еще кроме моей рыжеволосой подруги и клиентки может быть обладательницей пары изящных рук, затянутых в узкие перчатки, и легкого аромата духов, и явиться сегодня по мою душу в Нью-Йоркский порт?
- Всего лишь ты? - Ривз наконец отпускает меня "на волю", хотя, честное слово, это было совершенно не обязательно, - Не будь столь самокритична - тут больше подойдет "единственная и неповторимая ты", - глядя на улыбку рыжеволосой фокусницы невозможно не начать улыбаться самому. Эта девушка умеет заразить своими эмоциями целую толпу людей вокруг - куда уж пытаться устоять простому контрабандисту. Тем более что я тоже очень рад видеть ее.
- Все хорошеешь. И летать, похоже, научилась, - я вскидываю бровь и киваю на ее туфли. Каблуки, надо же. Чтобы передвигаться бесшумно в такой обуви точно нужна пара крыльев за спиной. Но Хенли уже не до меня - хищные и чешуйчатые волнуют девушку куда больше. Ну что ж, ее право. Тем более что мне и самому любопытно, как милейшая мисс Ривз отреагирует на свой собственный "заказ", представленный, так сказать, во плоти.
Глядя на то, как Хенли вертится вокруг аквариума со стаей рыб, понимаю, что не ошибся с текстом для смски. Ривз сейчас выглядит скорее как девочка, которую привели в магазин игрушек - или впервые в жизни сводили в зоопарк, нежели как серьезный заказчик целого выводка опасных и контрабандных хищников. А вот мне, признаться, эти пираньи изрядно надоели, да и нервов попортили немало, так что я могу лишь сдержанно улыбнуться в ответ на реплику о том, насколько хороши эти "малышки".
- Знаешь, они совсем не такие милые, когда пытаешься скормить им кусочек мяса, - Хенли между тем словно меня и не слушает, и не видит выступающих челюстей и острых зубов пираний. И когда девушка засовывает в аквариум руку мне становится не по себе даже при том что я знаю, черт, я точно знаю, что эти рыбы по большому счету безопасны, особенно когда сыты, и вода не слишком теплая.
Ничего ужасного с пальчиками Хенли не происходит, и я не успеваю пошутить насчет того, сколько седых волос мне только что добавила эта ее выходка, как снова оказываюсь заключен в объятия, к которым присоединяется легкий поцелуй. Напугать, обнять, снова заставить беспокоиться - но уже о ее собственном здоровье, потом опять обнять - кажется, моей рыжеволосой приятельнице известен способ, как сперва сбить мужчину с толку, а после начать вить из него веревки. Или это только я так хорошо ведусь на эти трюки? Остается только еще раз улыбнуться и развести руками:
- Я рад, что угодил. Как-то не приходилось раньше радовать кого-то такими нетривиальным образом. Хенли, скажи честно, ты собралась с помощью пираний спрятать труп какого-нибудь незадачливого конкурента? Просто не могу придумать другого применения такому количеству этих... милашек, - я ни секунды не верю в то, что Хенли может кого-нибудь убить и скормить рыбам. Но ничего более адекватного с участием живых плавающих "мясорубок" я тоже не могу придумать.
- Я просто буду иметь в виду, что с тобой теперь опасно ссориться. Кстати об этом, как насчет... - не успеваю озвучить предложение в духе "сходить куда-нибудь выпить сегодня вечером", потому что у Хенли Ривз звонит мобильник. А значит, следующий час, если не два, я буду заниматься исключительно рыбами. Доверие доверием, но я не могу просто позволить Хенли, и тем более - ее помощникам - без присмотра бродить по всему кораблю. Равно как и забыть какой-нибудь хорошо припрятанный аквариум - стая зубастых пассажиров в следующем плавании мне явно без надобности.
- Вот так всегда, сперва работа, потом все остальное.
После, когда все аквариумы уже вытащены на палубу, и нам с Хенли остается только остается наблюдать за работой нанятых ею специалистов по транспортировке таких вот грузов, я возвращаюсь к начатому в трюме разговору:
- Я все еще помню, что рискую быть съеденным пираньями, но… Чем сегодня вечером занята очаровательная мисс Ривз?

+2

5

Я успела и забыть, какой же он все-таки обаятельный паршивец. И я ведь неглупая девочка, прекрасно понимаю, что это у него манера общения такая, и человек сам по себе внешне довольно простой и дружелюбный, но почему-то все равно верится, что эта улыбка эксклюзивно для меня. Впрочем, не смею себя в этом разубеждать, в конце концов, именно этого контрабандиста я считаю другом, коих у меня, к слову, не много. И это как раз тот редкий случай, когда меня не раздражает грубая лесть, а напротив, здорово повышает настроение и самооценку. С моих губ не сползает улыбка, пока он делает мне комплимент, касательно моего внешнего вида. Но что тут скажешь, я старалась.

- Ах, это, - небрежно произношу на выдохе в ответ на его шутку. Тем не менее, в каждой шутке есть доля шутки, а "левитацию" мы еще с Атласом отметили как пройденный этап. - Магия, - пожимаю плечами, видимо, для убедительности, но улыбка слабо вяжется с серьезностью тона, которым я это произношу, и судя по выражению лица Крокера, подобная отмазка уже не канает, поэтому на какие-то секунды мое лицо приобретает более или менее деловое выражение. - Когда ждешь тебя здесь часами, пока ты воюешь с Нью-Йоркской таможней, хочешь - не хочешь, запомнишь расположение всех скрипящих досок, - после раскрытия тайны своего "волшебного" появления, снова могу позволить себе улыбаться.

Я не люблю рыб. Даже в качестве пищи, богатой белком, фосфором и чем там еще? В общем, в принципе не люблю. Даже когда приходилось сидеть на диетах, чтобы похудеть для того или иного трюка, пыталась подбирать рацион так, чтобы в нем не было морепродуктов.  И домашние аквариумные рыбки меня раздражают. Я предпочитаю кошек. Они милые, к ним приятно прикасаться, за ними забавно наблюдать, чего не скажешь об этих странных пучеглазых скользких существах. Тогда почему я прыгаю вокруг этого аквариума как ребенок вокруг рождественской ёлки? Пожалуй, только потому, что эти славные зубастые создания станут ключевым элементом моего нового шоу. В общем-то, номер несложный, но довольно опасный даже по моим скромным меркам. Насколько мне известно, на данный момент в Нью-Йорке нет иллюзионистов, практикующих этот трюк. Освобождение из воды - вещь популярная, и в основном требует двойника, который вдруг оказывается рядом с пустым аквариумом абсолютно сухим. Специфика моей программы все же несколько иная.

- Вообще, нет. Я пацифистка, ты знаешь, - заявляю уверенно, но тут же поджимаю губы, вдруг вспомнив, что есть на этом свете один человек, который вполне заслужил быть приглашённым на завтрак к моим чудесным домашним любимицам. - Но мысль интересная, я возьму ее на заметку, - подмигиваю другу, даже не задумываясь, что он может принять это на свой счет. В конце концов, моя личная драма ему известна. Впрочем, я действительно не способна на такие вещи, а в ангаре, куда сейчас повезут моих крошек, уже стоят два объемных морозильника, набитые свежемороженой говядиной. Конечно, рыбки влетели мне в копеечку, но в последнее время дела у меня идут неплохо, поэтому могу себе позволить, тем более, достать эту породу дешевле, чем через Дюка, невозможно априори.

Помогать Дюку таскать аквариумы оказалось делом не простым. Дико тяжелые, они все время были под наклоном в мою сторону, и не только потому что я слабая и хрупкая женщина, дело еще и в разнице в росте. В конечном итоге я оказалась вся мокрая, но пускать кого-то кроме меня на свою лодку Крокер отказался категорически. От моей помощи он тоже сначала отказывался, но я оказалась упрямее. Впрочем, временами это было даже весело, к тому же, эти рыбы - моя прихоть, так что нечего и ныть. Сняв с себя мокрый пиджак, теперь наблюдаю изумительную картину перемещения рыбок в огромный общий резервуар с водой. К слову, если с ним что-то случится, я буду должна бешенные деньги арендодателю сей конструкции. Хотя, мне пообещали, что он противоударный,  стекло прочнее бетонной стены, а сварен он намертво. Что ж, надеюсь, что это действительно так. Дыхание я уже перевела, но все еще безумно жарко. Даже немного стыдно перед Дюком, который даже не вспотел, таская все эти бесконечные аквариумы. Когда Крокер вновь заводит шарманку  о кровожадном применении зубастых рыбок, тут же получает локтем в бок, разумеется, в профилактических целях и наверняка едва ли ощутимо, в конце концов, я все еще пацифистка.

- Мой вечер весь в твоем распоряжении, - произношу твердо и уверенно, прежде чем побежать к загруженному фургону, на который водитель уже вешает пломбу. Переписываю номер, выгравированный на язычке пломбы и отправляю его смской своему человечку, который ожидает груз в амбаре. Завершив эту классическую процедуру, вновь возвращаюсь к Дюку и отдаю ему довольно пухлый конверт. - Ты угощаешь, - с улыбкой подмигиваю другу. Сумма, как мне кажется, слишком уж символическая, но как уж договаривались. С Крокером я никогда не торгуюсь, сколько он называет, столько я и готовлю наличными. Почему-то я уверена в его джентельменский натуре. Веду его к своей машине. В общем, я уже придумала, куда мы можем поехать. Не так далеко есть симпатичный бар с бильярдом, небольшой, недорогой, довольно шумный, но для нас вполне типично. - Твой брат сейчас в Нью-Йорке? Ты останешься на некоторое время? - спрашиваю с надеждой в голосе, одновременно снимая блокировку дверей автомобиля. - У меня шоу через две недели в пятницу, я очень хочу, чтобы ты пришел. - Не уверена, что на этот тип мужчин действуют большие щенячьи глазки, но попробовать стоит. Тем более, в этом шоу приму участие не только я, но и очаровательные рыбешки, которые за проведённые совместные часы наверняка стали другу почти родными.

Отредактировано Henley Reeves (2014-03-02 15:46:24)

+1

6

В моей записной книжке без проблем наберется пара сотен имен, среди них - несколько десятков постоянных клиентов и поставщиков и совсем уж короткий список людей, с которыми меня связывает не только, или не столько бизнес. Среди них всех Хенли - особенная. Именно эта мысль приходит ко мне в голову всякий раз, стоит только рыжеволосой иллюзионистке подняться на борт моего корабля, или мне появиться в толпе зрителей на ее выступлении. А потом я снова уезжаю из Нью-Йорка, всегда уезжаю – и забываю о том, какая она, эта Хенли Ривз. Наверное, это к лучшему – иначе с меня сталось бы чаще искать ее общества, и рано или поздно это бы все равно добром не кончилось. И нет, называя мисс Ривз особенной, я не пытаюсь намекнуть на потаенные чувства или что-то в этом роде, все куда проще и оттого намного более странно: с этой девушкой мне удивительно легко. Легко шутить, рассыпаться в комплиментах, просто находиться рядом. Это куда больше подходит на роль «настоящей магии», чем даже все способности моей приятельницы незаметно прокрасться по скрипучей палубе. Вот только с недавних пор любые намеки на сверхъестественную природу чего-либо основательно портят мне настроение – жизнь в Хэйвене кому угодно привьет ненависть ко всему странному и необычному. И где-то в глубине души я почти благодарен Хенли за то, что сегодня она не пытается играть в таинственность, и сразу же признается, как ей удалось застать меня врасплох. 
- "Cape Rouge" тебе просто подыгрывает, - улыбаясь, я никак не могу отделаться от мысли, что фокусы очаровательной мисс Ривз нравятся мне еще и потому, что за ними всегда стоит какое-то рациональное объяснение. Я никогда не пытался выведать про трюки девушки больше, чем она сама иной раз готова была поведать, но твердо был убежден в одном – какой бы необыкновенной девушкой ни являлась чудесная Хенли Ривз, самой большой ее Проблемой - пусть даже ее и стоит иной раз писать с большой буквы - остается тот-парень-о-котором-мы-обычно-не-говорим. А он, если не считать сверхъестественного умения действовать на нервы окружающим и в первую очередь Хенли, едва ли мог считаться "паранормальным явлением".
- И это мне говорит женщина, время от времени распиливающая ящики с живыми людьми, - замечаю я в ответ на реплику о пацифизме, хотя прекрасно знаю, что Хенли скорее саму себя "распилит" или сбросит с высоты в несколько метров только для того, чтобы потом появиться перед взбудораженными зрителями живой и невредимой, в облаке цветного дыма. Так что пираний она тоже скорее всего так или иначе готовит для себя, и, хочется верить, знает, что делает. Хотя... конечно знает, такая уж у нее работа.
Вопреки всем моим опасениям, и дурному характеру пираний, разгрузка проходит без приключений, если не считать за приключение намокшую одежду Хенли. После того как аквариумы попадают в надежные - надеюсь, зря я что ли столько мучался с этими зубастыми мерзавками - руки грузчиков, я снимаю с бельевой веревки на палубе чистое полотенце и протягиваю Хенли, - Никакие рыбы не стоят подхваченного насморка. Одолжить тебе рубашку? У воды всегда ветер, поверь капитану.
Хенли завершает последние формальности, и я, надеюсь, навсегда, расстаюсь со стаей чешуйчатых пассажиров. Чтобы там ни говорила про них Хенли, я не собираюсь по ним скучать, тем более что на сегоднящний вечер у меня будет куда более приятная компания.
- Конечно, хорошую сделку необходимо отметить, - я заглядываю в конверт и даже не пересчитываю, просто "пролистываю" деньги. У меня нет причин сомневаться в честности мисс Ривз, но у "деловых людей" не принято брать оплату не глядя, - Только место выбираешь ты. Я слишком редко бываю в Нью-Йорке, чтобы следить, где открывается что-то новое, а что уже давно закрыто.
Когда Хенли спрашивает про Уэйда, настроение у меня портится, но я стараюсь этого не показывать. Я не позвонил сводному брату, когда причалил, и не был уверен, что позвоню вовсе. Будет серьезный повод для обиды, если он узнает, но... что я должен был ему сказать? "Привет, братишка, я снова в городе. Как дела? Чудесно, если не считать хронической семейной Проблемы. И да, я тут покопался на лодке и нашел дневник нашего с тобой общего отца. Я все думал что он просто урод, а оказалось..."  Нет, я определенно не хочу звонить Уэйду.
- Я с ним еще не разговаривал. Ты же знаешь какой он - придется целый день пересказывать ему последние новости, потом мы поругаемся, помиримся, выпьем и снова поругаемся. Крокеры плохо уживаются друг с другом - даже мы с Уэйдом, а он лучший из моих братьев, - не давая Хенли слишком долго обдумывать мои слова о семейных неурядицах, я широко улыбаюсь, - Но это все не значит, что я позволю себе пропустить твое шоу, особенно теперь, когда ты сама меня пригласила. Не уверен, что продержусь в городе все это время, но в пятницу я буду там, где ты скажешь. Иначе можешь... ну ты поняла, у тебя теперь есть пираньи.

+2

7

Я раньше не задумывалась о том, как сильно на нашу жизнь влияют люди, которыми мы так или иначе себя окружаем, к которым тянемся. С годами начинаешь осознавать, что даже самые неприятные жизненные моменты дают бесценный опыт, все плохое рано или поздно забывается, душевные раны затягиваются, оставляя после себя столь важные и неотъемлемые рубцы опыта. Я встречала на своем пути разных людей, и каждому из них сейчас я могу быть благодарна. И все-таки, даже осознав сей факт, я не могу относиться к некоторым ситуациям философски, в "режиме онлайн" весьма сложно думать и заранее благодарить кого бы то ни было за поступки, которые, быть может, позитивно повлияют на мою судьбу. Но, тем не менее, в моей жизни есть несколько людей, перевернувших с ног на голову не только мои вкусы и планы, но и изменивших некоторые морально-этические убеждения. Дюк - самый яркий пример такого ветра перемен. Еще не так давно я закончила юридический факультет одного из лучших колледжей Нью-Йорка, и вот сейчас я без зазрения совести абсолютно сознательно нарушаю закон. Впрочем, идеальный преступник непременно должен быть подкован в юриспруденции, как минимум, чтобы быть уверенным, что игра стоит свеч. С моим же азартом и страстью к рискованным мероприятиям игры с законом и вовсе становятся идеальным источником адреналина. Правда, перетаскивание аквариумов с рыбами не самая увлекательная часть программы, но одна мысль о том, что я смогу провернуть с таким реквизитом, придает мне сил.

Как ни странно, закон подлости сегодня обошел нас стороной, и все прошло слишком уж ровно. Должно быть, мне не мешало бы порадоваться такому стечению обстоятельств, но я не спешу. Сначала мне нужно дождаться сообщения, что рыбы благополучно добрались до места назначения в полном составе, были покормлены и помещены в свежую воду. На самом деле, никогда не держала дома рыбок, но после всего прочитанного в интернете за время ожидания моих зубастых красоток, могу смело давать уроки по уходу за пираньями. Хотя, вряд ли они кому-то пригодятся, таких сумасшедших как я не так уж и много. Собственно, Крокер, похоже, подкован в этом вопросе не меньше моего, хоть и скромно умалчивает о степени близости знакомства с моими милашками.

- Хей! Я никого не распиливала, неправда! - возмущаюсь, пытаясь придать своему голосу сколько-нибудь обиженный тон. Быстро понимаю, что актерские навыки сегодня не работают, но отступать не намерена. - Обычно распиливают меня... Режут, делят на несколько частей, втыкают шпаги... - перечисляю я, синхронно загибая пальцы и глядя куда-то вверх, как будто бы вспоминая. - Только вот ножи я метаю сама, да... - зачем-то ляпаю я, тут же понимая, что все мои байки о врожденном пацифизме и высоких морально-нравственных принципах сыпятся пеплом. Да и пусть сыпятся к чертям, это же Дюк, он знает меня достаточно, чтобы грамотно поддержать шутку. В общем-то, на этом в большей степени и сошлись, нам не нужно знать всю подноготную друг о друге, чтобы общаться и шутить без напряжения и опасений задеть или обидеть. - Но ни одна из "мишеней" пока не жаловалась, - решаю окончательно себя утопить двусмысленностью фразы. Впрочем, у банальной процедуры метания ножей тоже есть свои секреты, но я стараюсь не распространяться на эту тему. Почему? Все просто. Конечно же, дело в "магии".

Принимаю протянутое мне полотенце, хотя довольно сложно назвать его эксплуатацию эффективной, так как вода уже впиталась в ткань одежды. И все же забота со стороны Дюка бессовестно льстит мне, что может и вовсе меня избаловать. Атлас в свое время предпринимал попытки заботиться обо мне, так рассеянно и неумело, быстро раздражался, когда вдруг что-то не получалось, но от того и ценно, пожалуй. И снова внутренне корю себя за совершенно несвоевременные воспоминания, продолжая елозить полотенцем по майке, якобы все мои мысли заняты исключительно этим процессом. Впрочем, едва ли Крокер что-либо заметил, а если бы и заметил, то уж точно не стал бы задавать лишних вопросов.

- Отлично, будем импровизировать, - заявляю с совершенно типичным блеском в глазах. Люблю исследовать новые места в Нью-Йорке, и для меня теперь стало своеобразной традицией посещать разнообразные заведения и прикидывать, куда мне хотелось бы вернуться еще раз. Похоже, сегодняшний вечер исключением не будет. Надеюсь, Дюк не сильно голоден и согласится на небольшую экспедицию по улицам города в поисках стоящего местечка. Поворачиваю ключ в замке зажигания, когда он начинает говорить о брате. " Ты же знаешь, какой он..." уголки моих губ вздрагивают в едва заметной улыбке. "Знаю. Правда, только с твоих слов..." Так уж вышло, что лично с Уэйдом я не знакома, хоть и наслышана. Молча слушаю аргументы "против" остановки у сводного родственника, но не пытаюсь его переубедить. Семейка у них действительно специфическая, поэтому я вполне осознанно не вникаю в эти сложности и не устраиваю допросов другу, тем более, он сам не особенно любит эту тему. Уж поверь, мои рыбки будут питаться получше, чем я, - снова смеюсь на его замечание о пираньях, аккуратно выворачивая с контейнерной площадки. - Скажи спасибо, что мне не пришло в голову запросить гремучих змей или южноафриканских крокодилов, - подмигиваю ему. Впрочем, не исключено, что мой следующий заказ будет именно таким. И все же я прекрасно знаю, что он будет на моем представлении, и этот факт заметно поднимает настроение. Мы без проблем проезжаем через контрольно-пропускной пункт, где меня уже знают в лицо. Все-таки, юридический колледж пригодился, у моей бывшей коллеги по комнате оказались связи с таможенным постом, и она смогла раздобыть мне именной пропуск. Правда, слабо верится, что я могу быть кладовщиком, как написано на магнитной карточке с не самым удачным моим фото, но это и не важно. Главное, не требуется длительных процедур оформления и изворотливости для предоставления объективных причин для въезда на охраняемый объект. - И как тебе Южная Америка? Дикие джунгли Амазонки, притоки с быстрым течением, скалистая местность - романтика, - вздыхаю мечтательно, хоть и знаю, что, не смотря на мою любовь к экстриму, от такого отдыха я бы, пожалуй, воздержалась.

Петлять по городу долго не пришлось, и симпатичное местечко попалось на глаза довольно скоро. Бар, бильярд, европейская кухня - то что надо. Что еще немаловажно - есть парковочные места, а значит, моя машинка сможет переночевать тут до завтрашнего утра. Остается надеяться, что внутри будет не слишком людно и шумно.

+1

8

- Как я уже не в первый раз тебе говорю, никогда не поздно начать делать что-то новое, - с поднятым вверх указательным пальцем я бы мог смотреться очень поучающе, если бы поменьше улыбался, - Распиливание людей в этом плане ничем не хуже других занятий. Хотя ножи – тоже вариант. В метании ножей есть определенный шик… - нарочито готовлюсь уворачиваться от очередного дружеского тычка локтем, и прекрасно знаю, что все равно не увернусь – так у нас издавна повелось, с самой первой встречи, хотя Хенли этого может уже и не помнит. Тогда я тоже "сбивал ее с пути истинного" - на вечеринке, где мы оба по большому счету оказались совершенно случайно, завязалась нешуточная драка, и, хотя мы с этой рыжей фокусницей едва успели познакомиться и проникнуться общим "я не понимаю, что я делаю в этом месте сегодня вечером, и это повод выпить"-чувством, каким-то чудом мне удалось уговорить мисс Ривз не лезть на рожон, а тихонько сбежать до приезда полиции. Последний не заставил бы себя ждать, ребята и до этого успели шумом вызвать недовольство обитателей соседних домов. Кулаки у меня в тот день совершенно не чесались, зато содержимое моих карманов слегка нарушало действующий закон о "хранении и распространении…", и случайное задержание грозило мне куда большими неприятностями, чем всей этой веселой компании вместе взятой, так что мои мотивы к бегству были яснее ясного. Что до Хенли – надо будет как-нибудь все же спросить у нее, почему она предпочла ночную прогулку в обществе подозрительного типа вроде меня по-граждански ответственному "дожидайтесь приезда правоохранительных органов", даром, что знакомы мы были от силы пять минут и один коктейль как. Потом оказалось, что мы оба прибыли на злополучную вечеринку не своим ходом, ни один из нас толком не знал адреса, а с моей стороны вообще было очень безответственно притаскиваться на тусовку в честь какой-то там встречи бывших выпускников, поощрять увлечение одной из подруг Хенли по колледжу легкими наркотиками и вообще всячески морочить голову и без того запутавшейся в собственных проблемах Эйприл (спорное утверждение!). Полтора часа ночных блужданий по незнакомому району Нью-Йорка и взаимные подначки, как оказалось, чрезвычайно сплачивают… Не могу определить, насколько сильно Хенли Ривз изменилась с тех пор, но всегда радуюсь, когда она позволяет себе немного побыть "плохой девочкой", словно в этом есть немного и моя заслуга.
- Спасибо. Хотя… гремучников я тебе достану, а вот крокодилов предлагаю сразу заменить на американских аллигаторов – за ними не надо плыть в Африку, и они почти такие же длинные, - я прекрасно понимаю, что в каждой шутке есть доля шутки. Ради кого-то другого я едва ли стал бы ввязываться в авантюру с контрабандой животных даже за очень внушительную сумму денег – это опасно, трудно, да и животных жалко. Но с Хенли по крайней мере можно быть уверенным, что рыбки не отправятся в экзотическую уху, а те же гипотетические крокодилы не пойдут на изготовление чемоданов.
- Амазонкой в этот раз дело не ограничилось, оказалось, что милые рыбки вида Pygocentrus Piraya* предпочитают бассейн реки Сан-Франциско. Но да, Южная Америка прекрасна – и однажды ты все-таки поддашься на мои уговоры и дашь отвезти тебя туда. Никаких мутных речек с хищными рыбами – я покажу тебе водопады Игуасу, и тебе придется признать, что ради этого зрелища стоило расстаться с Нью-Йорком, - я прекрасно понимаю, что выполнить этот план будет куда труднее, чем озвучить, хотя бы потому, что в тропическом лесу едва ли найдется место и зрители для грандиозных шоу иллюзий. А от этого Хенли Ривз едва ли когда-нибудь сумеет отказаться, даже если смирится с остальными трудностями подобного туризма, - Я дождусь этого момента, имей это в виду. Когда-нибудь…
Что ж, предложения увезти рыжеволосую мисс Ривз на край света мне тоже случается делать уже не в первый раз. Без особо успеха, но все традиции должны быть соблюдены, не так ли?
Бар, куда мы прибываем, чем-то неуловимо напоминает мне "Серую Чайку", хотя я никак не могу определить, чем именно они похожи, но это место сразу вызывает у меня симпатию. Мысленно отмечаю, что в "Чайку" тоже не помешает поставить бильярдный стол – у посетителей появится развлечение помимо выпивки, да и мне всегда нравилось наблюдать за девушками с киями. Интересно, играет ли Паркер в бильярд – могу поспорить, что умеет, даже если сама об этом не подозревает. Качаю головой – даже чудотворное общество Хенли Ривз не спасает от мыслей о Хэйвене. Этот город уже слишком крепко в меня вцепился.
- Знаешь, а я ведь совсем забыл тебе рассказать, - задумчиво оглядываю бар в поисках ответа на вопрос, чем же он так к себе располагает, - У меня в Хэйвене завелся собственный бар на берегу, так что я теперь серьезный человек с вполне легальным бизнесом, - сдвигаю брови в одну линию и пытаюсь придать выражению своего лица как можно более суровое выражение. Не уверен, что владельцы баров должны выглядеть именно таким образом, но так определенно забавнее, - Имей это в виду, если соберешься податься на север. Что тебе заказать?

*

Русская Википедия безбожно врет, пиранья обыкновенная, та, которую обвиняют в поедании людей - это именно Pygocentrus Piraya, а не Pygocentrus Nattereri. К тому же Piraya красивее, немного крупнее и ее реже держат в аквариумах, хотя характер у обоих видов скверный примерно одинаково) А Дюк ко всему прочему любит смотреть Animal Planet, это канон хД. Однажды он даже сравнивал Уэйда с африканским медоедом хД

Отредактировано Duke Crocker (2014-04-02 00:54:23)

+3

9

Еще каких-то пару лет назад, взглянув на него единожды, я с уверенностью могла сказать, что это человек не моего круга. Не то что бы у меня какой-то особенный круг общения, но он предельно узок. Я далеко не каждому могу доверять, не с каждым могу быть собой. По жизни мне часто приходится носить маску. Фокусник, по сути, тот же актер, его эмоции должны выглядеть именно так, как он хочет их показать. И у меня не так много друзей, как может показаться на первый взгляд, а порой, я даже чувствую себя невыносимо одиноко. И сейчас, глядя на Дюка, сама не могу понять, как я вообще жила без этого человека? Благодаря ему я полюбила вечеринки, хоть мы и сбежали с той самой, на которой познакомились. Его поведение в тот вечер показалось мне нетипичным, хоть и вполне благоразумным. Мужчина, который бежит от драки, навевает определенные мысли о его ориентации, впрочем, для гея он слишком увлечен представительницами прекрасного пола, нарочито галантен и мужественен. Это уже позже он признался мне о содержимом своих карманов в тот вечер. С той однокурсницей, которая была инициатором вечеринки, я больше не общалась, а вот с Дюком мы видимся относительно регулярно.

- Я даже знаю, кого я позову в качестве добровольца для следующего номера с метанием ножей, - произношу таким тоном, как будто до меня только дошла гениальная мысль. Я давно уже хочу пригласить Крокера в качестве "случайного" добровольца из зала, да все как-то не судьба, либо трюки неподходящие, либо самого Дюка нет на моем представлении... Но я уверена, что когда-нибудь звезды сойдутся, и он познает всю силу моей «магии». Впрочем, едва ли его напугают мои фокусы - все равно, что угрожать голодному коту сметаной. – Или ты предпочтешь, чтобы я втыкала в тебя шпаги? У меня уже почти получается, – задумчиво «советуюсь» с потенциальной жертвой по части предстоящих пыток. Как бы он не вскочил на палубу своей лодки и не сбежал от меня вообще. Но нет, не тот человек, он скорее вызовется пули зубами ловить в моем шоу, нежели трусливо смоется. Впрочем, я и сама не собираюсь проделывать с ним всего этого, и вообще я сама люблю чувствовать себя этаким агнцем на закланье.

Его серьезный подход к моей шутке почему-то только умилил. Ну кто еще вызовется без вопросов и колебаний добывать мне гремучих змей или аллигаторов. Иногда мне кажется, запроси я у него Амурских тигров, он доставит мне всю вымирающую популяцию этих милых зверюшек. Само собой, столь крупных хищников мне не надо, в конце концов, я их элементарно не прокормлю, да и переименовываться в бродячий цирк в мои планы пока не входит. И вообще, я надеюсь, что в плане экзотических заказов на пираньях я все-таки остановлюсь.

Что я особенно люблю в Дюке, так это его увлекательные истории. Он умудряется не только высокохудожественно влипать в самые немыслимые неприятности, но и с завидной самоиронией рассказывать о своих приключениях. Иногда рядом с ним чувствую себя ограниченной, а мой фанатичный патриотизм по отношению к Нью-Йорку мне самой кажется смешным. И все-таки, я трусиха. Не представляю себя в дикой природе. Должно быть, свой отпечаток наложили школьные походы с ночёвкой, о которых воспоминания у меня весьма отталкивающие: холодно, грязно, сыро, бесконечные насекомые… Нет, пожалуй, проводить ночи в теплой уютной кроватке куда приятнее. Конечно, иногда ловлю себя на мысли, что Крокер может полностью перевернуть мое представление о подобном виде отдыха, но что-то всегда меня останавливает, и я каждый раз ухожу от темы. Не отвечаю ни положительно, ни отрицательно – а вдруг однажды я захочу в срочном порядке узреть водопады Игуасу. Но вот сейчас я бормочу что-то бессмысленное про погоду, экологию и подрезавшего меня мотоциклиста. Уж где-где, а на дороге я не лихачу - острых ощущений мне на работе хватает. О братце Дюка мы больше не заговариваем. В принципе, я готова поддержать эту тему, но только, если друг сам ее заведет.

Внутри бар кажется вполне обычным, но довольно уютным. Людей тут немного, впрочем, для буднего дня это нормально, не у всех же такой ненормированный график, как у нас с Дюком. Устраиваемся в углу у барной стойки, дабы не привлекать к себе внимания. И если Крокер и сможет сойти за представителя местного контингента, то мое присутствие явно немного не вписывается в антураж. Но вот парадокс, в подобных заведениях мне приходится бывать довольно часто в последнее время.

- Ты открыл бар? - спрашиваю то ли удивленно, то ли возмущенно. В конце концов, почему я узнаю о таких переменах в его жизни в последний момент, и то как будто бы между прочим. Уязвленное самолюбие недовольно шмыгает носом, но я стараюсь сделать вид, что меня это не задело. Вернее даже, пытаюсь сама себя в этом убедить. - Поздравляю! Это тот Хейвен, в который ты просил меня не приезжать ни при каких обстоятельствах? - смотрю на него с долей скепсиса во взгляде. Думаю, моя дезориентация вполне оправдана. - Но я буду иметь в виду, разумеется, - почему-то смеюсь, почему-то хочется смеяться. Вопрос, что я желаю выпить, заставляет колебаться, и я с тяжелым вздохом заказываю содовую со льдом. - Пьяной за руль я не сяду, а оставлять машину в незнакомом районе не хочу... - оправдываю свой выбор напитка, и тут же спешу хоть как-то реабилитироваться. - Твое общество расслабляет лучше любого алкоголя, - будь я хоть чуточку пьяна, это прозвучало бы как откровенное кокетство, впрочем, возможно, именно так это и прозвучало, но это ничего не значит, и Дюк не из тех мужчин, которые будут искать подтекст в словах и интонациях. Должно быть, сейчас я увижу его улыбку.

Отредактировано Henley Reeves (2014-04-15 23:37:20)

+1

10

- Выбор острых предметов я всецело оставляю на твое усмотрение, - что-то подсказывает мне, что когда тебя даже в шутку хотят использовать в качестве "жертвы смертельного номера", не стоит слишком спорить с иллюзионистом - тот все равно сделает по-своему, только вот последствия могут быть различны. Когда речь идет не о каком-то "вообще иллюзионисте", а об обаятельной мисс Хенли Ривз, возражать мне тем более не хочется. Здесь можно было бы развести целую философию о том, что она же профессионал, я ей доверяю, а моя смерть во время выступления явно не входит в ее планы на ближайшее будущее, но я скажу проще - это Хенли. Таким девушкам не отказывают в мелочах вроде "привет, можно метнуть в тебя парочку ножей?". И это вам подтвердит каждый мужчина, хоть раз заглянувший на ее выступление. Однако я все равно уточняю:
- Просто помни, что живой и здоровый я намного полезнее. Серьезно.
После того как я упоминаю поездку в Южную Америку, Хенли задумывается о чем-то своем - это видно даже по тому, как она отвечает. Три большие "П" формальной беседы: погода, природа, пробки. Какие бы мысли не бродили сейчас в ее хорошенькой рыжей голове, мне не хочется в это лезть - это большой плюс наших с ней странных взаимоотношений, накрепко застрявших между близкой дружбой и работой - обсудить можно любую тему, но допытываться до несказанного никто не станет. И видимся мы все-таки слишком редко, чтобы без слов понимать, что и кого в эту минуту тревожит. 
За барной стойкой наше общение вновь становится более живым. Даже немного слишком живым - я почему-то не ожидал, что мое превращение в "легального бизнесмена" вызовет такое удивление. Хотя стоило бы, с учетом того что и для меня покупка "Серой Чайки" стала своего рода сюрпризом.
- Тот самый Хейвен. И у меня не прибавилось причин рекомендовать город для туристических поездок. Там скучно, - когда речь заходит о Хейвене, рано или поздно я начинаю врать. Как например сейчас своей последней фразой - про мой родной город сейчас можно сказать все что угодно - "проклятый", "безумный", "пугающий", "таинственный" - но никак не скучный. Только Хенли Ривз совершенно не нужно об этом знать.  
- У меня не было возможности рассказать тебе раньше, правда. Ты сменишь гнев на милость, если я скажу, что у меня вообще не было выбора? - что самое интересное, здесь мне уже практически не приходится ничего выдумывать. Увлекательная история о том, как Билл МакШоу продал мне за 20 долларов "таинственный ящик" с ключами и документами на собственность потому, что решил завязать с ресторанным бизнесом и податься в резчики по дереву вполне укладывается в мою "обыкновенную" биографию. Достаточно только убрать из истории Проблемы и смерть старшего из братьев, Джеффа - сути это не меняет, а омрачать хороший вечер - зачем?
- Ну а во что еще я мог превратить попавшее мне в руки добропорядочное кафе? - вопрошаю я, заканчивая короткий рассказ о превращении "Второго шанса" в бар "Серая Чайка".
Несмотря на все эти истории, от выпивки Ривз решительно отказывается. Моя очередь иронично на нее косится:
- Хенли, мне ведь не нужно напоминать юристу, что гуманное законодательство США вполне дозволяет бокал вина даже хрупким иллюзионисткам?* - прежде, чем меня прожгут взглядом на месте, поднимаю руки в притворно-защитном жесте, не переставая улыбаться, - Нет, я не уговариваю и не занимаюсь спаиванием красивых девушек в свободное от работы время. Содовая значит содовая. Лимон? - киваю бармену, который терпеливо выслушивает нашу болтовню за стойкой, заказываю Хенли воду, себе - пиво.
- Окей, мисс Ривз, значит, за встречу? - салютую Хенли высоким пивным бокалом, - И за расслабляющее общество.
Мне хочется сравнять счет и послушать что-нибудь о жизни самой девушки - я рассказал еще и о поездке в Бразилию за рыбами, и о баре, но торопиться нам решительно некуда - вечер еще только начинается. Я улыбаюсь Хенли и отвожу глаза, рассматривая бар. Он по-прежнему мне нравится, но где-то за дальними столиками я замечаю одинокую фигуру, чей внешний вид отчего-то меня тревожит. Интуиция - главный рабочий инструмент контрабандиста. Обещаю себе повнимательнее рассмотреть незнакомца в следующий раз, когда наметиться перерыв в разговоре - раз он сидит поодаль и в темном углу, значит прямо сейчас ничего не произойдет. Может быть это вообще всего лишь моя паранойя. Стараюсь выглядеть по-прежнему беззаботно:
- Что нового в Нью-Йорке, Хенли? - спрашивая про город, я, конечно, спрашиваю про нее саму, но такая постановка вопроса позволяет отвечать как девушке заблагорассудится.

*

Норма алкоголя в крови для совершеннолетних водителей в США - 0,8 промилле. Это, на самом деле, дофига)

Отредактировано Duke Crocker (2014-04-20 21:26:43)

+1

11

Разговоры о Хейвене обычно носят довольно расплывчатый характер. Дюк никогда не говорит о своём родном городишке ровным счетом ничего конкретного, отделываясь однотипными эпитетами: скучно, серо, однообразно... Но стоит мне заикнуться даже в шутку о том, чтобы наведаться невзначай к нему в гости, как разговор переходит в стадию "ни за что, ни при каких обстоятельствах не стоит туда ехать, даже если весь мир захватят пришельцы, а на Хейвен не позарятся", видимо, в этом плане Дюку больше импонирует позиция вымышленных "пришельцев" или в этом странном городишке я рискую умереть от скуки. Конечно, он говорит об этом не так открыто, а как будто бы нехотя, с безразличной миной и нотками в голосе "да что там делать?" Впрочем, как выяснилось, там есть бар, что уже делает этот славный город несколько привлекательнее. Но я все равно сейчас не настроена на дальние поездки (а все, что за пределами штата, - это уже считается дальним), поэтому предпочитаю вернуться к занимательной теме Дюк-бизнесмен.

- Бар - это правильное решение, я считаю, - произношу уверенно, так как сама, пожалуй, поступила бы так же. - Если, конечно, ты не превратил единственное "добропорядочное кафе" в городе в пятидесятый по счёту бар, - уточняю, потому что знаю, что Крокер мог запросто и за милую душу, потому что ему так нравится, а вовсе не потому что это прибыльно. Если бы он действительно был таким матерым бизнесменом, то сейчас не сидел бы здесь со мной, а неустанно контролировал работу своего детища. Но какой там, он даже не критикует ревностно то заведение, в котором мы сейчас сидим. Дюк напоминает про дозволенное количество алкоголя в крови нью-йоркского автомобилиста. Будь в его голосе  хоть нотка язвительности, он незамедлительно получил бы локтем в бок. - Я знала, что ты рисковый парень, но думаю, даже тебя не привлечет перспектива кататься по городу с пьяной женщиной за рулем. Даже я так себе не доверяю, - произношу с улыбкой, хотя знаю, что этот товарищ и в машину резво запрыгнет, и пристегиваться не станет, он довольно часто ведет себя как бессмертный. Не знаю, как он остается до сих пор живым и невредимым. Должно быть, эта внутренняя неуязвимость заложена в генетический код и передается по наследству или каким-то более нетривиальным способом, ибо таким удачливым надо родиться. И тем не менее, надеюсь, что вопрос с употреблением мной алкоголя на сегодня исчерпан.

Бармен, видимо, заскучавший из-за дефицита посетителей и уже раз в пятый вытеревший до блеска барную стойку, принял у Дюка заказ не менее оперативно, чем поставил его перед нами. Не знаю, может, Дюк прав, и не мешало бы выпить и расслабиться, но что-то мне подсказывало, что сегодня имеет смысл воздержаться. Возможно, всему виной перевозбужденность на фоне предвкушения нового трюка, а так же встречи с другом, с которым видимся столь редко, а возможно, я просто устала. Но ведь это не повод сидеть с кислой миной, поэтому совершенно искренне улыбаюсь в ответ на тост Крокера. Тем не менее, его вопрос ставит в тупик. С одной стороны, так много всего происходит в жизни, столько событий и перемен, но он так мало знает обо мне прежней, что, чтобы поделиться всем этим, мне придется потратить весь вечер только на рассказы о себе, но у нас и без того мало времени, тем более, он спрашивает про Нью-Йорк... Само собой, он бы молча выслушал все, что бы я ему ни рассказала, он хороший слушатель, да и обстановка располагает, но почему-то не пользуюсь моментом и веду тему куда-то совсем в другую сторону:

В последнее время довольно солнечно, но не слишком жарко, люблю такую погоду. - И какого черта я веду светские беседы о погоде? Согласна, тема универсальная, но Дюк изучил погоду в Нью-Йорке в целом и в каждой части города в отдельности едва ли не тщательнее самих метеорологов, в чем я не сомневаюсь. Это как раз тот редкий тип людей, которые всегда знают, когда имеет смысл взять с собой зонтик. Впрочем, я не уверена, что у Дюка вообще имеется в наличии сей аксесуар. - Кофе в моем любимом кафе подорожал на тридцать центов, - зачем-то сообщаю я, видимо, в попытке перевести тему с погоды на кофе. Не уверена, что получилось достаточно убедительно, поэтому стараюсь придумать, что бы еще поведать о городе, чтобы не утопить друга в бесконечных рассказах о собственной жизни. Наблюдаю, как двое мужчин заканчивают играть в бильярд и вынимают шары из луз. Я не знаю, что на меня находит, но вскакиваю со стула, сопровождая этот жест конкретным предложением: Как насчет партии в пул? - и вроде бы звучит как вопрос, но все уже решено. Если во время спектакля на сцене висит ружье, то оно обязательно выстрелит. Видимо, с бильярдным столом примерно та же история. - Проигравший танцует на барной стойке, - зачем-то ляпаю я, внезапно понимая, что сейчас Дюк волей-неволей заручился поддержкой всей мужской части заведения. Впрочем, бармен утопал в подсобку за свежей алюминиевой бочкой пива, поэтому предмета спора он не услышал. В противном случае, думаю, нас вышвырнули бы из заведения, не дав подойти к бильярдному столу...

+1

12

Упоминание нью-йоркской погоды и цен на кофе заставляет меня усмехнуться и недоверчиво покачать головой. Серьезно? Или это такая шуточная месть мне за попытку склонить неприступную иллюзионистку к употреблению алкоголя за рулем? Как бы там ни было, я почти мгновенно убираю с лица это ироничное выражение - оно вполне подходит для того, чтобы действовать на нервы Уорносу, но с Хенли Ривз я готов обсуждать даже цены на кофе. Кстати...
- Каппучино или американо? - вопрос ровным счетом никак не связан с тем, что я собираюсь сказать дальше. Просто никогда не вредно узнать, как именно пьет кофе кто-нибудь из твоих очаровательных знакомых -  вдруг однажды придется его готовить.
- В Штатах в основном используют кофе из Центральной и Южной Америки. А в Бразилии сейчас засуха и плохой прогноз по урожаю. Так что тридцать центов - это еще не предел, - да, кофейные зерна мне тоже случалось перевозить, и какие-то знания в этой области все еще остались при мне. Ривз, кажется, не совсем такой реакции ожидала на свои слова, но внезапно освободившийся бильярдный стол спасает нас обоих от дальнейших лекций о кофейных пристрастиях американцев. Сыграть партию в пул с Хенли Ривз я бы и так не отказался - я ведь говорил, что неравнодушен к женщинам с киями в руках, и это не тот шанс, который можно так бездарно упустить, но иллюзионистка сегодня и впрямь в ударе - прежде чем я успеваю самоуверенно заявить о своем намерении обыграть ее сегодня в "Восьмерку", что, кстати, проще сказать, чем сделать, - мисс Ривз озвучивает идею с танцами на барной стойке, что резко повышает интерес к игре.
- Прошу обратить внимание, ты сама это предложила, - подмигиваю я рыжеволосой любительнице азартных пари и еще раз оглядываю бар - он, пожалуй, выглядит слишком респектабельно для выполнения задуманного плана, а может быть это мы с Хенли просто еще слишком трезвые - особенно Хенли, которая сегодня предпочитает содовую. Впрочем, ее ведь никто за язык не тянул.
Только вот интуиция настойчиво подсказывает, что до исполнения задуманного в любом случае не дойдет, и причин для этого может найтись сколько угодно много. Но разве это повод отказываться от игры?
Я задумчиво взвешиваю в руке черный шар с цифрой восемь на нем и встраиваю его в середину пирамиды.
- Разобьешь? - мною движет не только банальная вежливость и желание оценить бильярный навыки своей соперницы. Я прекрасно помню о человеке за дальним угловым столиком, и наша партия в пул дает мне новый угол обзора. Незнакомец все еще там, и я все еще не могу позволить себе пялиться на него слишком долго, но теперь я точно знаю еще две вещи. Первое - несмотря на теплую погоду на улице и отсутствие в баре серьезного кондиционера, этот человек одет во что-то похожее на ветровку или свободную куртку, под которой легко спрятать оружие. Второе - посуда на его столике - бутылка минеральной воды, стакан, кофейная чашка с момента моего прошлого взгляда в его сторону не сдвинулись ни на сантиметр.
У кого-то в этом баре точно проблемы. Теперь осталось выяснить, у меня или все-таки нет. Я хмурюсь и стискиваю зубы - можно подумать, что меня всерьез беспокоит ситуация на бильярдном столе после разбоя пирамиды, но, честно говоря, мне совершенно все равно, кто из нас двоих задолжает другому танец на барной стойке. Не люблю впутывать в свои проблемы окружающих. Впрочем, вру, люблю. Просто с недавних пор эти игры стали заканчиваться довольно скверно, и я не хочу подвергать Хенли подобному риску. Хватило мне того, что приключилось с Эви.
- Ну что, полосатые или цветные? - откровенно говоря, я проглядел, разбой, но он явно прошел успешно - пары номеров на столе уже не хватает. Сейчас мне, пожалуй, пригодился бы промах Хенли - можно будет обойти стол и посмотреть на других посетителей бара, не привлекая больше внимания, чем у нас уже есть.

+1

13

"Капучино или американо?" - как правило, этот вопрос мне задают в кофейнях. Впрочем, он поставлен крайне некорректно, если принять во внимание, сколько других видов кофейных напитков можно предложить, как с молоком, так и без. Но вопрос строят именно так, на выборе одного из двух самых популярных рецептов. Как правило, это делается для экономии времени обслуживающего персонала. Человек, который не определился с напитком, будучи поставлен перед выбором "один из двух" сделает его быстрее, основываясь на своих вкусовых пристрастиях. Если же официант начнет рассказывать обо всех видах кофе, предлагаемых в меню, ему придется потратить уйму времени на объяснения, чем латте отличается от мокко, а макиато от капучино. Посетитель же вроде меня, уже сделавший свой выбор в пользу одного напитка, и вовсе игнорирует этот вопрос и так же экономит время официанту. Должно быть, ассоциация с кофейней вызвала у меня своеобразный рефлекс:

- Двойной латте с корицей и без сахара... - произношу я почти скороговоркой, после чего, осознав, что этот ответ немного не подходит к моменту, смеюсь над некоторой комичностью ситуации. Уверена, Дюку эта информация как зайцу стоп-сигнал, мы все равно с ним ни разу не пили кофе, предпочитая ему что-нибудь покрепче, да и в тех местах, где мы с ним бываем, я бы не рискнула заказывать кофе. И сейчас я чувствую себя несколько странно. С одной стороны, это прозвучало как заказ и заставило бармена несколько напрячься, но с другой, Крокер задал вопрос, я на него ответила - все логично. К слову, бармен вздохнул с облегчением, осознав, что варить кофе его сегодня никто не заставит. Тем не менее, косится на нас временами подозрительно, странная мы парочка, должно быть.

Как много у вас друзей, способных поддержать любую беседу, не переводя тему? У меня вот, например, есть один. Не представляю, кто еще из моих знакомых стал бы развивать со мной разговор о кофе просто потому что о нем зашла речь. Признаюсь честно, даже я бы не стала. Мне иногда кажется, что, если мы заговорим о фокусах, Крокер сделает меня в теоретических вопросах одной левой, а чувствовать себя профаном в области любимой работы (это с трудом можно назвать профессией) мне совершенно не хочется. Поэтому кофе - это довольно невинная тема, тем более, то, что он рассказывает мне, весьма познавательно. Благодаря этому человеку я действительно узнаю много нового и как-то развиваюсь, что ли.

- Если внезапно будет скидка на кашемировый свитер, который я себе присмотрела, обязательно поинтересуюсь у тебя, как поживает популяция горных коз, - и уверена, что он мне ответит, упомянув статистические данные. И не имеет значения, приходилось ли ему иметь дело с горными козами или нет, он обязательно пробьет эту информацию, а при следующей встрече спросит, как там мой свитер. Но сейчас лучше не увлекаться разговорами про коз и кашемир, кто знает, может, Дюк уже подготовлен и сейчас расскажет мне про объемы поставок тканей из Индии и Пакистана, а так же их прогноз на ближайшие лет пять. Не то что бы меня это напрягало, но сейчас мой мозг не очень настроен впитывать познавательную информацию.

В бильярд я не играла, пожалуй, с колледжа. По правде говоря, я бы не хотела сейчас это ни с кем обсуждать. Безусловно, время было славное, веселое, и есть о чем вспонмить, и есть такие воспоминания, о которых стыдно рассказывать... Пожалуй, игры подобного рода можно отнести к таким событиям. Я беру первый попавшийся на глаза кий. Он довольно старый, потертый, но вроде удобный. Пока я натираю наклейку мелом, Дюк гуляет вокруг стола. Создается впечатление, что он занят какими-то своими мыслями, далекими от этого бара, меня и бельярдного стола. Но, видимо, одумавшись, он предлагает мне разбить шары без раската, что ж, я не возражаю, вспомнить бы, как это делается. В колледже я вроде неплохо играла. Наклоняюсь над столом и прицеливаюсь, раскачивая кий, чтобы рассчитать силу удара. При хорошем раскладе пара шаров отправится в лузы сразу. Наконец, раздается глухой удар, и биток направляется в центр стола, разбивая треугольник. Как я и рассчитывала пара шаров улетела в лузы.

- Цветными, - отвечаю решитильно, вынимая два цветных шара из луз и выставляя на доску как личные трофеи. Была мысль дать фору Дюку, но перспектива танцев на барной стойке, пусть мной и предложенная, саму меня не очень то прельщает. Я прицеливаюсь к следующему шару, но бью слишком быстро, не успев рассчитать силу удара, и шар с порядковым номером шесть отскакивает от бортиков лузы, подталкивая десятку к центру. Ну что тут поделаешь, придется передавать ход мужчине. - Мне нужно разыграться, - я совершенно не умею проигрывать. Это пока не поражение, но мысль, что я способна потерпеть фиаско, меня несколько обескураживает. Тем не менее, вспоминаю, что играю с самым тактичным и беззлобным человеком из всех, кого знаю, и мои настроения в миг улетучиваются. Во всяком случае, я уверена, что меньше всего на свете он хотел бы меня задеть. И я улыбаюсь, отступая чуть назад. - Твой ход.

+1

14

Никакой хорошо рассчитанный коварный план по выведыванию любимого кофейного рецепта Хенли Ривз не мог бы сработать лучше, чем такой вот заданный как бы между прочим вопрос безо всякого подвоха. Фокусница успевает выпалить ответ прежде, чем осознает, что сейчас перед ней не официант из любимой, но пострадавшей от бразильской засухи на плантациях, кофейни, а моя хитро ухмыляющаяся физиономия.
- Попалась, - сообщаю я фокуснице, хотя никакого коварного плана у меня не было, да и не могло быть. Едва ли Хенли вообще отказалась бы отвечать на прямой вопрос насчет кофе, спроси я ее об этом. Но это было бы совсем не так занятно.
- Я запомню, - может быть, мне вообще никогда не выдастся возможность угостить Хенли Ривз кофе, а может наоборот, такой случай представится в ближайшие несколько дней, но в любом случае двойной латте с корицей и без сахара теперь будет ассоциироваться с образом этой рыжей девушки. Из таких вот мелочей и складывается умением проявить внимание к человеку, не так ли?
Впрочем, складывается оно и из умения вовремя заткнуться или перевести тему - я не знаю, как Хенли Ривз относится к моей привычке вворачивать в разговор любопытные и не очень факты относительно самых разных предметов и тем, но что-то подсказывает мне, что упоминание кашемирового свитера - это не повод прочитать лекцию о сложных отношениях Индии и Пакистана и застрявшей на границе этих двух не самых дружественных государств области Кашмир. 
- Для тебя - все что угодно. Даже лично залезу на это несчастное горное пастбище в Гималаях.
Я почти жалею, что не могу сосредоточиться на партии в бильярд. Что там, я серьезно об этом жалею - и дело вовсе не в стоящем на кону танце на барной стойке. Может, я и не видел, как Хенли разбивала пирамиду, но зато успел заметить обращенные на нее взгляды некоторых посетителей бара. Эти взгляды явно сообщали мне, что я определенно что-то упускаю...
Хенли, похоже, все-таки промахнулась - по крайней мере девушка сообщила, что ход перешел ко мне. Бегло оглядываю расположение шаров на столе, и вместо вполне очевидного удара по откатившемуся в центр десятому шару заказываю:
- Двенадцатый в дальнюю левую лузу, - удар мягко говоря не очевидный, а строго - я едва ли вообще смогу его забить - все-таки я не такой уж профессионал каким хотелось бы казаться. Зато можно долго выцеливать, а заодно и разглядывать поверх стола ту часть бара, куда, предположительно смотрит таинственный человек в углу. Результат наблюдений - по меньшей мере еще два подозрительных типа на той стороне. То ли ребята наблюдают друг за другом, то ли все вместе кого-то "пасут". Например, меня - мы с Хенли и этой бильярдной партией торчим прямо на посередине.
Как я и ожидал, двенадцатый шар в нужную мне лузу не попадает. Пожимаю плечами и сообщаю:
- Что ж, это было самонадеянно, - после чего забираю кий и отхожу, делая шаг в сторону Хенли, довольно таки близко, чтобы тихо поинтересоваться:
- Хенли, милая, не припомнишь, за нами сюда никто не ехал?
Не уверен, что "милая" хорошо сочетается с таким вопросом, но, если честно, я начинаю немного нервничать, и при этом не могу придумать как не нервировать девушку.

Отредактировано Duke Crocker (2014-07-06 00:19:01)

+1

15

Галантность и обходительность Дюка носят такой непринужденный характер, что я, порой, даже рада, что мы так редко видимся. Увы, эти качества очень редко можно встретить в обществе современных мужчин, и он так легко может меня этим избаловать. Первое время его джентельменство могло казаться напускным, неестественным, но это не так. Похоже, у Крокера просто в голове не укладывается, что с женщинами можно вести себя как-то иначе. И меня это в нем восхищает. Мне понадобилось некоторое время, чтобы научиться принимать такое отношение как должное, не чувствуя подвоха, но к хорошему, как известно, привыкаешь быстро. И я не буду удивлена, если он действительно запомнит, какой кофе я люблю, и при следующей встрече в назначенном месте встретит меня с картонным стаканчиком с пластиковой крышечкой и логотипом любимой кофейни.

Похоже, наша игра заинтересовала большинство немногочисленных посетителей бара. Меня это не смущает, как минимум, потому что ко всеобщему вниманию я успела привыкнуть за время своей сольной карьеры. А вот Дюк явно чувствует себя неуютно. Его профессия требует предельной осторожности, и я уже даже жалею, что вовлекла его в это. Но, в конце концов, надо же когда-то развлекаться, да и, наученный горьким опытом, едва ли он столь охотно согласился на публичные действия, если бы содержимое его карманов в данный момент могло как-то его скомпроментировать. В общем, муки совести я решила отложить на потом и пока насладиться игрой. Смотрю, как друг рассеянно разглядывает стол, после чего называет номер шара, который мне бы пришло в голову забивать в последнюю очередь. Двеннадцатый шар в принципе расположен крайне неудачно, но больше, чем выбор шара, меня удивил выбор лузы, если в одну из центральных при неплохом глазомере еще можно было попасть, то левая угловая явно не годится для такого удара. Одно из двух: либо Крокер еще и суперпрофи и в бильярде, и мне в пору радоваться, что я не ляпнула про стриптиз, либо танец на барной стойке - его многолетняя голубая мечта.

- Ты уверен? - спрашиваю на всякий случай, но он не обращает на мои слова ровным счетом никакого внимания, старательно прицеливаясь и раскачивая кий, чтобы рассчитать для себя силу удара. Я наблюдаю за ним внимательно, прекрасно понимая, что, если он сейчас попадет, то игру можно сразу сворачивать и включать музыку погромче. Но... вопреки всем моим ожиданиям, Дюк не попадает в выбранную лузу. И что он делает? Лишь пожимает плечами и говорит, что это было самонадеянно. - Сложно спорить... - недоверчиво нахмурив брови, бормочу неуверенным тоном и внимательно наблюдаю за ним. Мне его поведение кажется крайне странным, он точно знал, что не попадет, и сейчас я в этом уверена. На его лице не промелькнуло ни тени недовольства или смущения, которое логично для человека, желавшего покрасоваться. Он сделал это нарочно, что меня несколько обижает, ибо я сейчас начинаю думать, что он недооценивает меня и пытается делать поблажки. Что ж, заставим его понервничать. Своим нелепым ходом он очень удачно подтолкнул мою четверку к центральной лузе правого бортика. Озвучиваю предполагаемый маршрут и перегибаюсь через стол, чтобы прицелиться для удара. Поднимаю глаза на Дюка, но мне не удается поймать его взгляд, потому что тот направлен не на меня. Понимание того, что в партии он не заинтересован, ничего не дает, и я стараюсь абстрагироваться от обдумывания причин, которые можно чисто по-женски раскрутить до катастрофы вселенского масштаба. Я сосредотачиваюсь на ударе, и отправляю шар в лузу одним движением, после чего победно осматриваю стол. Больше таких удачных позиций для меня не наблюдается, и я пытаюсь выбрать наиболее простую для себя комбинацию. Тем не менее, сделать этого не успеваю, потому что друг оказывается рядом со мной, задавая весьма странный вопрос заговорщицким шепотом. - Конечно, милый, - отвечаю в тон ему, с лёгким налетом иронии. - Черный BMW X7, с номерным знаком cbx-5784, - выдаю первые данные, которые приходят в голову. - Что за шпионские игры? - спрашиваю довольно требовательно, ибо точно вижу, что что-то не так. Внешне это, должно быть выглядит так, будто мы мило воркуем. Я широко улыбаюсь вопреки собственной настороженности. Крокер сам нередко упоминал о своей паранойе, но моя интуиция сейчас подсказывает, что дело даже не в ней.

Отредактировано Henley Reeves (2014-07-06 23:53:50)

+1

16

Возможно Хенли не слишком уверена в своих бильярдных навыках, но у нее достаточно опыта в этой игре, чтобы понять, насколько безнадежен заказанный мною удар. Она даже пытается переспросить, уверен ли я - весьма деликатная формулировка, с учетом того что мы вроде как играем на танец на барной стойке, и я как ни кто другой должен быть заинтересован в том чтобы победить. Мне не нужно видеть взгляд иллюзионистки, чтобы почувствовать, как непонимание этих моих странных бильярдных финтов разрастается до  недоверия - следующий очевидный логический шаг - заподозрить меня в игре в поддавки или попытке дать ей фору. На секунду я внутренне напрягаюсь и мысленно чертыхаюсь - для некоторых девушек подобное - достаточный повод чтобы закатить скандал вроде "Ты не принимаешь меня всерьез". Наиболее прозорливые из них и вовсе распознали бы отсутствие у меня интереса к игре в целом, но результат был бы примерно тем же. Мне же сейчас любая шумиха такого рода противопоказана - мы привлекаем и без того достаточно внимания, и в ситуации вроде моей стоит избегать излишне резких движений.
Я не знаю, какие мысли сейчас посещают рыжую голову Хенли Ривз, мне просто некогда об этом задумываться, но я слышу мягкий стук сталкивающихся бильярдных шаров и понимаю, что девушка продолжает игру - единственный благоприятный для меня - а то и для нас обоих, если все и впрямь летит к чертям - вариант развития событий. Меня немного отпускает и я улыбаюсь - уже не мысленно, а вполне реально - мне совершенно не стоило забывать, что за яркой и обаятельной внешностью мисс Ривз, всем этим блеском, лоском и пламенными локонами, скрывается весьма нетривиальный ум и выдержка.   
И все же, никакого вразумительного ответа на свой вопрос о возможном преследовании я не ожидаю и задаю его скорее для проформы и в безнадежной надежде хоть как-то увязать появление в баре этих мутных типов со своим приездом в Нью-Йорк. Тем сильнее удивляет меня ответ, и на секунду я вообще забываю про свои текущие, реальные или мнимые неприятности, и с недоумением глядя на Хенли интересуюсь, совершенно растеряв более цивилизованные формулировки:
- Это ты сейчас серьезно или прикалываешься? - логика подсказывает, что, очевидно, все же "прикалывается", но в то же время я готов поверить во что угодно, в том числе и в феноменальную фотографическую память иллюзионистки - почему бы и нет.
Прежде, чем ответить на встречный вопрос Хенли, я наклоняюсь над бильярдным столом и забиваю в лузу первый попавшийся мне на глаза шар моей цветовой группы, после чего рассеяно осматриваю позицию на поле, и отвечаю опять почти что в сторону:
- Пока не знаю. Что думаешь о парнях на три, пять и девять часов? По-моему они одеваются у одного портного.
Я не знаю, как Хенли Ривз воспримет это мое заявление - в конце концов, она все же иллюзионистка, а не матерый контрабандист или профессиональная мошенница, но на всякий случая я даю ей время осторожно оглядеться - обхожу бильярдный стол и делаю еще один удар. Мимо. Возвращаясь обратно на свое место снова чуть наклоняюсь к девушке:
- Думаю, приватный танец я тебе уже задолжал, но, кажется, нам пора.
Даже если "трое из ларца" не по мою душу, мне уже совершенно не хочется коротать вечер именно в этом баре, и, думаю, Хенли передалась хотя бы часть этих моих паранойяльных настроений. Как бы там ни было, мы направляемся к выходу. Мне кажется, или я действительно чувствую напряжение и тишину, расползающиеся по бару по мере того, как мы уходим. Оглядываться по сторонам нельзя, и я убеждаю себя, что единственно правильно сейчас выглядеть непринужденно - тем меньше шансов, что что-то нехорошее начнет происходит прямо здесь, внутри бара. Кем бы ни были преследователи и за кем бы они ни следили на самом деле, никто не заинтересован в том, чтобы начинать активные действия в людном помещении. Наверное. Я небрежно обнимаю Хенли Ривз правой рукой за талию, надеясь, что она сумеет распознать в этом внезапном приступе фамильярности игру на заинтересованную публику и с трудом борюсь с желанием поскорее вытолкнуть девушку из бара вперед себя - как будто это поможет обезопасить ее от возможных неприятностей.

+1

17

Понимание, что что-то не так, приходит сразу, как только я встречаюсь с ним взглядом. Я в эту же секунду осознаю, что его вопрос был задан на полном серьёзе. Впрочем, было довольно глупо с моей стороны сомневаться в этом. Теперь многое становится на свои места: его рассосредоточенность в игре, выбор шара, сделанный лишь для того, чтобы обогнуть стол, и этот его вопрос "ты серьезно или прикалываешься?". Конечно, прикалываюсь, нашел Джеймса Бонда. Но вслух ничего не говорю, едва ли сарказм подействует на него отрезвляюще и убедит, что никакая опасность нам не угрожает, в чем, собственно, я тоже не могу быть уверена. Хотелось бы расспросить его подробнее о его опасениях, но я понимаю, что сейчас выяснять что-либо явно не время. Изображаю на лице самую глупую улыбку, на какую только способна, как будто он не напугал меня до чертиков, а сказал что-то необыкновенно забавное... Ну или милое... В общем, какая-никакая, а маскировка, и мне сейчас очень кстати будет образ форменной идиотки, если Дюку действительно угрожает опасность. В таком случае его недоброжелатели быстро спишут меня со счетов, что, впрочем, сомнительное преимущество, так как едва ли я смогу оказаться полезной другу. И, тем не менее, продолжаю открыто флиртовать, глупо хихикать и обезоруживающе хлопать ресницами.

Я не совсем понимаю вопрос о парнях и часах, но не спешу соколиным взглядом рассматривать помещение и присутствующих, так весь мой нехитрый камуфляж полетит к чертям. Мне впервые приходится играть в шпионов в, скажем так, зрелом возрасте (выслеживать и вынюхивать все о мальчике в школе, который нравится - не в счет), поэтому совершаю незамысловатую прогулку к бару за нашими напитками, невзначай хаотично кидая взгляды на посетителей, коих, впрочем, здесь не так много. Но я понимаю, о каких именно парнях толкует Дюк, пожалуй, о тех трех, под чьими одеждами удобнее всего прятать оружие. И теперь, возвращаясь с бокалами к бильярдному столу и отяжеленная неприятными предположениями, стараюсь никак не проявить возрастающую нервозность. Ставлю бокал с пивом на бортик, сама же делаю глоток из своего, пока друг промахивается, и теперь мне все равно, случайно или специально. 

Крокеру не обязательно убеждать меня в том, что надо лететь отсюда пулей. Я даже не особенно вслушиваюсь в его слова, читая между строк и выуживая из них самое главное - бежать. Похоже, я не на шутку напугана, но мне необходимо взять себя в руки, чтобы не подставить нас обоих, если опасность реальна, а не является результатом паранойи Дюка, которой он теперь заражает и меня. В общем-то, сложно спорить с тем, что я была бы не против варианта с паранойей. И все-таки, даже если сопровождающий меня этим вечером контрабандист не интересует этих ребят, кому-то явно сегодня не повезло. Но если они все-таки по душу Дюка, радует одно – они так себе профессионалы, раз моему спутнику так легко удалось их вычислить. Я с улыбкой киваю, доставая из сумочки смятую десятку и подходя к барной стойке, чтобы оставить ее за «час» игры. Бармен спокойно принимает деньги, и я радуюсь, что в этот раз мы сменили маршрут и выбрали случайный бар в незнакомом районе. Пока мы направляемся к выходу, я безропотно подыгрываю Дюку, смеюсь, жмусь к нему, когда он приобнимает меня за талию и активно делаю вид, что всецело поглощена лишь его обществом, хотя коленки предательски дрожат, и мне приходится делать над собой усилие, чтобы не рвануть к двери бегом. Как только мы оказываемся на улице, я проворно выскальзываю из объятий друга:

- Надеюсь, ты потрудишься объяснить, что здесь происходит, - не знаю, как звучит мой голос со стороны, но, должно быть, похоже, что я на грани истерики. Не дожидаясь ответа, так как понимаю, что если опасность нам все-таки угрожает, выйдя из бара, мы только упростили задачу подозрительным незнакомцам… или знакомцам? – Ты их знаешь? – спрашиваю, чуть ли не на бегу, самым наглым образом пересекая аккуратно выстриженный газон, направляясь к машине. Разблокировав двери, сажусь за руль, оглядываясь на бар, из которого за нами никто не выходит, и это не может не радовать. Я завожу машину и спокойно выезжаю с парковки и поворачиваю направо. В моей голове крутится бесконечное множество вопросов, но я не решаюсь их задать, так как в моем понимании две противоположные версии: первая – Дюк во что-то влип, что немудрено, вторая – думает, что влип. В первом случае правду безопаснее не знать, во втором – он мне просто ее не расскажет. – Приватный танец? Я запомню, - произношу с несколько нервной улыбкой, пытаясь разрядить обстановку. Пару километров мы ехали прямо, и я вообще не имею понятия, куда именно, после чего я поворачиваю налево, пытаясь сообразить в какой части города мы находимся. Кидаю взгляд в зеркало заднего вида, подмечая, что какая-то машина повернула вслед за нами. Похоже, у меня тоже разыгралась паранойя, и я делаю еще один довольно неожиданный поворот, не включив поворотник, чтобы проверить свое предположение – автомобиль проделал тот же самый маневр, тоже не просигнализировав о своем намерении повернуть. – Дюк, - обращаюсь к другу, не зная наверняка, видит ли он то же самое, что и я. – Пристегнись, пожалуйста, - произношу спокойно и уверенно. Едва ли какому-то мужчине захочется оказаться на пассажирском сидении машины, за рулем которой сидит истеричная женщина в состоянии паники. – И тебе стоит порадоваться, что я отказалась пить сегодня, - с этими словами переключаю скорость и постепенно вдавливаю в пол педаль газа.  Вообще, я добропорядочный водитель, и не превышаю скорость в спальных районах города, но сегодня особый случай.

+1

18

Иногда - да что там, большую часть времени - я не осознаю того, насколько "ненормальной" с обыденной точки зрения является моя жизнь. Путешествия по всему миру? Этому можно только позавидовать. Жизнь на лодке? Да, но какая это лодка! Контрабанда? Назовем это импортом. И потом, любой товар - контрабанда в той или иной стране мира. Проблемы с законом? От них никто не застрахован. Проблемы с теми, кто находится по другую сторону закона? Это тоже может случится с каждым. Захват корабля? Неприятная ситуация, но никто ведь не пострадал. Обаятельная сучка Стоуни, разыгравшая потенциально смертельную для меня подставу с товаром? С помощью Нэйтана эта проблема тоже разрешилась наилучшим образом. Жутковатое семейное прошлое и новоприобретенное "проклятие"? Это же Хэйвен. Могло быть и хуже, намного хуже. По сравнению с теми историями, в которые я влипаю благодаря Одри Паркер, мои обычные "профессиональные риски" и вовсе кажутся делами обыденными и почти что скучными. Это не значит, что это не опасно и не мотает нервы. Просто теперь это уже далеко не самая экзотическая составляющая моей жизни.
А потом... Потом я смотрю в испуганные глаза Хенли Ривз, талантливой, решительной, изобретательной иллюзионистки, которую никто не сможет назвать "обыкновенной", и понимаю всю ненормальность моего "нормального вечера". А ведь то ли еще будет... Я почти чувствую себя виноватым - Хенли совершенно не заслужила такой вот экскурсии в "жизнь настоящего контрабандиста", не говоря уже о том, что ситуация в любой момент может стать еще более опасной. Что еще важнее, я все больше начинаю волноваться за нее - память услужливо подкидывает воспоминания о всех тех, для кого простое знакомство со мной стало источником больших неприятностей и смертельной опасности. Джулия, Эви... И это еще далеко не полный список. В эту минуту я обещаю себе, что впредь буду держаться подальше от Хенли Ривз, хотя прекрасно понимаю, что ни разу еще не сдержал обещания такого рода. А сейчас нам надо просто с наименьшими потерями выбраться из этого "небольшого приключения"...
Я могу только догадываться, какие мысли сейчас роятся в рыжей голове моей подруги, но держится она молодцом. Пока что держится, но вся эта ситуация явно не является для иллюзионистки рядовым событием. Мы выбираемся из бара, и теперь надо действительно быстро убираться отсюда - Хенли понимает это не хуже меня, и направляется к машине, попутно интересуясь, знаю ли я кто за нами следил. Или не следил. Или не за нами...
- Куда важнее сейчас, знают ли они меня, - думаю, за такие вот ответы мне сегодня еще влетит, но уже после того как мы будем далеко отсюда, - Или думают, что знают.
Я честно пытаюсь вспомнить, кому и чем я мог насолить в Нью-Йорке, но ответов на этот вопрос одновременно слишком много и недостаточно.
- Давай я об этом позже подумаю? - похоже, последний вопрос можно было и не задавать - Хенли косится на зеркало заднего вида и просит меня пристегнуться - я и сам вижу, что за нами "хвост". Или ребята просто решили поиграть в "сталкеров", или они точно знают, что им нужно.
Ривз командует мне пристегнуться, и я не собираюсь с ней спорить - особенно когда после всех нервных и тревожных ноток в голосе иллюзионистки появляется спокойная решимость. Мысленно записываю себе в блокнот: "Никогда не недооценивай Хенли Ривз".
Я не уверен, что увеличение скорости является панацеей от преследований - все-таки обычно у "плохих ребят" очень хорошие водители, а Хенли  - иллюзионистка, а не стрит-рейсер. С другой стороны, мелькающие за окном автомобиля здания становятся все более знакомыми, и у меня появляется план, который вполне может сработать... Достаю мобильник и набираю хорошо знакомый номер.
- Джип, приятель, мне нужна твоя помощь...
Переговоры занимают минуты три, а потом я вешаю трубку и прошу Хенли свернуть направо на следующем повороте. Потом налево, прямо и еще раз направо.
- А теперь постепенно сбрасывай скорость. Еще, - за окном автомобиля - мрачная улица, освещаемая одиноким и каким-то подслеповатым оранжевым фонарем. "Хвоста" в зеркале заднего вида не видно, но два поворота назад, кажется, я их все еще видел.
- Хенли, солнышко, погаси фары, и очень медленно езжай вперед - вести машину в практически полной темноте не правильно, очень-очень неправильно и опасно, но я надеюсь, что Ривз не будет со мной сейчас спорить. Тем более что нам надо "проползти" всего лишь какие-нибудь сто пятьдесят метров. Впереди маячит темный провал открытых ворот гаража - очень черный прямоугольник на чуть менее черном фоне.
- Проезжай вперед. Это совершенно безопасно, Хенли, доверься мне.
Чую, когда все закончится, мне действительно придется потрудиться, объясняя все происходящее. Ворота за нами медленно опускаются, и только после этого в гараже зажигается свет, демонстрируя нашим глазам одну из подпольных автомастерских, которых там много в не самых благополучных районах Нью-Йорка. Около выключателя маячит фигура Джипа - эдакий заросший бородой и непослушной шевелюрой детина, чем-то похожий на небольшого медведя-гризли, зачем-то напялившего на себя комбинезон.
Открываю дверь, выхожу из машины, после чего обхожу ее и открываю дверцу со стороны Хенли, протягиваю девушку руку, чтобы помочь выйти. Вымученно улыбаюсь девушке и представляю:
- Хенли, знакомься, это Джип. Джип - мисс Хенли Ривз.
Джип с минуту рассматривает нас из-под кустистых бровей - вид у него при этом самый что ни на есть угрюмый. После чего размашисто подходит к нам, улыбается во все свои двадцать пять зубов - остальные утрачены при самых различных обстоятельствах, но их отсутствие почти незаметно. Почти. И со всей дури хлопает меня по спине:
- Крокер как всегда в своем репертуаре. Вечно втягивает в неприятности всяких красоток. Не обижайтесь, мисс, но как Вам не хватило благоразумия сразу это понять? 

Отредактировано Duke Crocker (2014-07-21 16:11:35)

+2

19

Я никогда не была образцово хорошей девочкой, но меня почему-то всегда такой считали. Даже когда я зажигала на пьяных студенческих вечеринках, даже когда связалась с Атласом и выходила на сцену в более чем вызывающих нарядах, даже когда по ночам работала в дешевой забегаловке. Даже сейчас, когда  добровольно ввязалась в такое рискованное и откровенно противозаконное дело как контрабанда, мой "поставщик" продолжает считать меня хорошей девочкой, и в этом мне почему-то  сомневаться не приходится. Видимо, аура у меня какая-то специфическая, или дело во внешности, милое смазливое личико слишком много говорит за меня, но, как правило, мне это бывает только на руку. Я не имею необходимости ныть, что меня никто не воспринимает всерьез, тем более, вопреки всему, это не так. Крокер говорит загадками, и меня это злит. Я до смерти напугана. Конечно, как я уже сказала, я не ангел, но усугублять список своих грешков играми с мафией мне как-то совершенно не хочется. Дюк как будто бы растерян, но совсем не напуган. Я вообще плохо представляю, как может выглядеть испуг на этом лице. Да, возможно, он не знает, кто эти парни и что им от нас нужно, но ведет себя так, будто "уходит" от плохих ребят каждый четверг. Я больше не задаю вопросов и просто веду машину. Когда мы будем где-нибудь в безопасном месте, можно будет устроить ему допрос. Конечно, чем меньше  знаешь, тем крепче спишь, да и количество поводов тебя убить заметно сокращается, но в данном случае я вполне обоснованно хочу знать, что мне может угрожать, когда Дюк уплывет за горизонт на своей рыбацкой лодке.

Друг кому-то звонит, нарушая созданную мной нервозную тишину в салоне. Разговор длится недолго и никакой информативной функции для меня не несет, кроме имени собеседника на том конце. Впрочем, меня сейчас больше заботят наши преследователи. Завершив разговор, мужчина берет на себя роль штурмана. Я не люблю, когда мне указывают, что я должна делать, нервный тик еще со времен работы с Атласом, но сейчас нет времени спорить и выяснять, кто в песочнице главный. Я покорно совершаю все маневры, о которых он просит. Выключаю фары, когда Дюк требует это сделать, хотя, наши "друзья", похоже, нас уже потеряли. Что ж, предосторожность все равно не помешает, даже если это предосторожность с риском для жизни. Машина медленно шуршит шинами по дороге, пока мои глаза привыкают к темноте. Я еще вспомню этот его тон, как будто он разговаривает с умстенно отсталой. Впрочем, меня сейчас может раздражать все что угодно, даже цвет его рубашки. И вот теперь пришло время пожалеть, что я не выпила, когда меня угощали, надо бы теперь восполнить, но походы по барам в свете последних событий совершенно не прельщают. Фраза "совершенно безопасно", выхваченная слухом из контекста, вызывает нервный смешок. Ну да, куда уж безопаснее? Никогда не чувствовалва себя более защищенной. Но озвучивать рвущийся наружу сарказм не решаюсь, пытаясь сосредоточиться на дороге. Привыкнув к ночному сумраку спального района Нью-Йорка, могу разглядеть впереди открытые ворота гаража, ведущие в кромешную темноту. Безопасно, говоришь? Поворачиваюсь к Дюку, одаривая его самым красноречивым взглядом, на который только способна, а вместо слов из груди вырывается короткий сдавленный писк безысходности. И все-таки, я заезжаю в любезно открытый гараж, и теперь не вижу перед собой абсолютно ничего. Даже вцепиться в горло Крокеру не могу, потому что его местоположение скрывает от меня густая темнота.

Тьма сменяется ярким светом, бьющим в глаза. Пока Дюк выходит из машины, я путаюсь в ремне безопасности, пытаясь привыкнуть к яркому освещению. Когда темные пятна перестают назойливо прыгать перед глазами, с любопытством осматриваю помещение на предмет "а стоит ли вообще выбираться, или лучше посидеть в машине от греха подальше". Раздумья длятся недолго, и я, наконец, открываю дверцу и, уже чуть осмелев, выхожу из автомобиля, попутно разглядывая хозяина нашего временного убежища. К слову, он весьма угрюм и пугающе мрачен, что заставляет меня задуматься, а действительно ли это друг... Захлопываю дверцу и подхожу к Крокеру, стараясь держаться к нему поближе на всякий случай, нервно улыбаюсь, всем своим видом требуя ответ на вопрос, что тут, черт возьми, происходит. Но он как будто бы не замечает этого, представляя меня незнакому ранее мужчине. В общем-то, пложение дел довольно скоро меняется. Сначала я немного пугаюсь, когда незнакомец размахивается, но потом раздаются смех и ненавязчивый комплимент в мой адрес.

- Сама удивляюсь, - бормочу куда-то в сторону, как будто бы самой себе отвечая на поставленный другом Дюка вопрос. Теперь Джип кажется довольно приятным и гостеприимным, и, что еще один плюсик в карму, он как-никак помог нам скрыться от преследователей, поэтому вспоминаю, что я воспитанная девочка, расплываюсь в дружелюбной улыбке и протягиваю ладонь для рукопожатия. - Рада знакомству. - Кажется, я становлюсь чуть смелее и спокойнее, но желание схватить Крокера за грудки и вытрясти из него все, что он может знать, думать, предполагать о недавних "приятелях", остается неизменным. И все же сдерживаю себя, задавая вопрос, за который в любой другой ситуации мне, возможно, было бы стыдно: - Джип, у Вас не найдется чего-нибудь выпить?

Отредактировано Henley Reeves (2014-09-06 22:24:41)

+1

20

Иногда мне кажется, что спонтанные проявления дружелюбия Джипа Мерфи давно уже пора приравнять к применению оружия массового поражения. Ну, хорошо, не то чтобы массового, но его приветственный хлопок промеж лопаток выбивает из легких воздух и заставляет на некоторое время лишится дара речи. И этот гад наверняка прекрасно знает об этом своем таланте - по крайней мере заговаривает он сразу с Хенли, даром что видит рыжеволосую иллюзионистку впервые в жизни, и вообще женщины в его автомастерскую заглядывают нечасто, особенно такие привлекательные. Джентльмен хренов.
Я пытаюсь откашляться, а Хенли за это время успевает освоиться в, казалось бы, новой для нее ситуации, как рыба в воде, эдакая миленькая золотая рыбка... Впрочем, золотые рыбки едва ли умеют так лучезарно улыбаться. Не знаю, действительно ли ее так уж радует новое знакомство с угрюмым медведеподобным механиком из стремной автомастерской в одном из задрипанных районов Нью-Йорка, но я готов в это поверить, настолько легко и естественно удается ей это приветствие. У Джипа попросту нет шансов - еще пять-семь минут в подобном обществе, и мисс Ривз сможет пустить приютившего нас хозяина гаража на веревки. И это мы сейчас говорим о парне, с которым считаются и самые оголтелые нью-йоркские стрит-рейсеры, и угонщики автомобилей, и даже ребята вроде тех, что маячили сегодня в зеркале заднего вида - когда твой заработок, работа и жизнь связаны с автомобилем, не станешь ссорится из-за ерунды с мастером, способным самую дохлую развалину поднять на четыре колеса.
Хенли между тем спрашивает про "чего-нибудь выпить", что заставляет меня покосится на нее с легким удивлением. А как же "Пьяной за руль я не сяду", произнесенное совсем недавно? Кто Вы, мисс, и куда дели благоразумную Хенли Ривз? Впрочем о каком благоразумие может идти речь, когда не предвещавший ничего из ряда вон выходящего вечер превращается в плохой детектив с таинственными преследователями, темными переулками и очень вовремя подвернувшейся подпольной автомастерской? В общем, от выпивки я бы тоже не отказался...
- Все у него есть... В холодильнике должно быть пиво. Светлое скорее всего отрава, потому что Скиппер ничего не смыслит в алкоголе, а темное выбирает Хэнк, поэтому оно крепкое, но вполне приличное. А еще Джип прячет пару бутылок старого доброго Джека*, я прав? - вклиниваюсь в разговор и отвечаю на вопрос Хенли по поводу алкоголя раньше самого хозяина автомастерской. Это ему в отместку за "вечно втягивает в неприятности всяких красоток". Хотя последний раз я мельком заглядывал сюда месяца полтора назад, я почти уверен, что не ошибаюсь - в гараже у Джипа никогда и ничего не меняется. И потом, кто, если не я, время от времени притаскивает ему ящик виски?
Джип чуть смущается, но ворчит себе под нос что-то утвердительное. Я хмыкаю:
- Вечер еще не безнадежен... Так что, Хенли, пиво или сразу чего-нибудь покрепче?
- Крокер, хозяйничать будешь на своей посудине! - Джип чувствует, что его выкинули из разговора, и стерпеть этого, конечно же не может, - Впрочем, мисс Хенли, этот пройдоха, к несчастью прав, боюсь больше предложить нечего, уж не обессудьте...
- Эй, - не то чтобы меня сильно оскорбило то, что меня назвали "пройдохой", Джип вообще сегодня удивительно корректно подбирает выражения, не иначе как присутствие девушки сказывается, но какого черта все время говорить так, будто меня здесь нет?
- Крокер, - Джип насупился и скрестил руки на груди, - Ты между прочим до сих пор еще не объяснил мне что ты здесь делаешь. Так что пройдохой ты и был, пройдохой ты и останешься, пока я не решу иначе. Правда ведь, мисс Хенли? - суровый тон и насупленные брови сегодня определенно предназначаются только мне - стоит Джипу обернуться к Ривз, как  он сразу перестает казаться свирепым.
Мне остается только усмехнуться и развести руками: кажется, за пять минут эти двое успели сговориться.

*

Речь, конечно, о виски Jack Daniel`s

Отредактировано Duke Crocker (2014-10-09 22:54:13)

+1

21

Конечно, еще каких-нибудь полчаса назад я твердо зареклась, что сегодня спиртного не употребляю. В принципе, я вообще к алкоголю довольно равнодушна, а уж тем более, когда за рулем. И дело далеко не в возможной вероятности штрафа за езду в нетрезвом виде, тем более, как уже заметил Дюк, законодательство штата весьма лояльно в этом плане. Меня больше останавливает собственное рассеивание концентрации внимания. Впрочем, сейчас с твердо решаю послать лесом свои принципы, нужно привести нервы в порядок, тем более, еще неизвестно, надолго ли мы здесь застряли, в конце концов, я впервые оказываюсь в подобной ситуации, зато, похоже, мне посчастливилось оказаться в этой западне сразу с двумя экспертами. То, что для Крокера подобные инциденты весьма типичны, было понятно еще по его попыткам конспирации в баре и абсолютно непроницаемому выражению лица все последующее время. И все же, стоит отдать ему должное, если бы он в какой-то момент поддался панике, то я бы тоже недолго сохраняла бы самообладание, и ничего путного из наших дальнейших действий не вышло. Что же касается Джипа, то его оперативная готовность принять нас как родных без лишних вопросов и отговорок тоже говорит о многом. В общем, мой мозг сейчас очевидно слишком много думает и анализирует не в том направлении, что довольно опасно. Хотя, в моем нынешнем положении в принципе наивно надеяться на безопасность.

Видимо, женщины нечасто спрашивают о выпивке прямо с порога, поэтому немудрено, что Джип замешкался и растерялся, зато вот Крокер оперативно подхватывает беседу. Перевожу взгляд на друга и мгновенно меняюсь в лице. Теперь его выражение куда менее дружелюбное, в конце концов, я все еще зла... или обижена... или расстроена... не важно, я женщина, поэтому либо все сразу, либо нет, но я не стану разбираться. Впрочем, не похоже, чтобы мужчина чувствовал себя в чем-то виноватым и велся на мои гримасы, он с упоением рассказывает во всех подробностях о содержимом холодильника своего приятеля. По большому счеты, мне такой исчерпывающий ответ ни к чему. Максимально обворожительно улыбнувшись хозяину нашего временного пристанища, уверенно направляюсь к упомянутому другом холодильнику. Виски я не хочу, даже сейчас для меня это будет слишком, тем более, почему-то я более, чем уверена, что суровые мужчины крепкий алкоголь не разбавляют. А я все-таки, на секундочку, девочка. Впрочем, девочка вполне себе по-хозяйски распахивает явно холостяцкий холодильник и едва не отпрыгивает от него из-за ударившего в нос запаха.

- Черт побери, у вас здесь что-то сдохло? Или это что-то вроде охранной системы от непрошенных гостей? - невольно морщусь от запаха, быстрым движением выхватываю с нижней полки три бутылки нахваленного Дюком темного пива и захлопываю холодильник. Похоже, еда там покоится годами, а про помывку, видимо, даже заикаться не стоит. Пока ребята припираются друг с другом, я ищу взглядом открывашку. Впрочем, на глаза что только не попадается. Подхожу к столу, очевидно, довольно многофункциональному, и выставляю на него две бутылки. Третью же проворачиваю в одной руке и резко ударяю горлышком о край и без того убитого стола, задевая столешницей край ребристой крышки, которая тут же отскакивает в воздух, где я уже ловлю ее второй рукой. Не то что бы я часто открываю пиво, но многолетний стаж фокусницы в совокупности с подработкой в баре в студенчестве дают свои плоды. Делаю глоток. Крокер прав, крепковато, но пить можно. - В яблочко! - оперативно соглашаюсь с Джипом, когда он ко мне обращается. Не то что бы я ожидала обрести союзника в его лице или вообще когда-либо с кем-либо дружить против Дюка, и в мыслях не было, но конкретно сейчас я абсолютно солидарна с новым знакомым. Может, это действие алкоголя, а может, я просто почувствовала себя более или менее в безопасности, но ко мне постепенно возвращаются спокойствие и уверенность. Я опираюсь локтями на стол, перегибаясь через него всем корпусом и обнимая ладонями холодные бока бутылки. Смотрю на друга исподлобья с легким прищуром. - Нет, серьезно, Дюк, ты знаешь, кто были эти ребята и почему они нас преследовали?

+1

22

Взгляд Хенли, конечно, не сулит мне немедленного испепеления, но и скорой пощады тоже не предвещает. Запасы терпения и хорошего ко мне отношения иллюзионистки на сегодняшний вечер, похоже, исчерпаны, а комментарии Джипа только подливают масла в огонь - девушка почувствовала поддержку и, видимо, окончательно убедилась в своей правоте. И если мисс Ривз подобное вполне можно простить - я и впрямь впутал ее в не самую приятную жизненную ситуацию, то Джип мог бы и припомнить, что сам не без греха. Я улыбаюсь, мне просто не остается ничего другого как улыбаться.
Хенли Ривз, узнав то, что хотела по поводу алкогольных напитков в нашем вынужденном приюте, приступает к решительным действиям. Чрезвычайно решительным и сопряженным с риском для нервной системы, если принимать во внимание обычное состояние холодильника Джипа и компании, но я не тороплюсь предупреждать девушку об этом. В конце концов, она первая припечатала меня взглядом, сочетающем в себе злость и обиду, а потом с помощью всего лишь пары взмахов ресниц окончательно переманила на свою сторону бедолагу Джипа - вот пусть он ее и предупреждает, если сообразит, что это необходимо. Как и следовало ожидать, близкое знакомство с гудящим монстром заставляет чистоплотную иллюзионистку буквально отскочить в сторону - Джип успевает густо покраснеть еще до окончания тирады насчет "чего-нибудь сдохшего", а я пытаюсь не выглядеть злорадным. Хенли, однако, успешно справляется со своей непростой миссией и достает на свет божий три бутылки пива. И, дамы и господа, шоу начинается.
Хенли Ривз вполне могла бы попросить у Джипа открывашку - не факт, что это нехитрое приспособление нашлось бы сразу, если вообще нашлось, у автомехаников и без того полно инструментов с помощью которых можно худо-бедно откупорить крышечку. Хенли Ривз могла бы просто попросить открыть ей пиво и посмотреть кто и как будет выкручиваться, но, нет, наверное тогда это была бы уже не Хенли во всей своей красе. Крышка с бутылки улетела не далеко, пойманная ловкой рукой фокусницы. Джип, кажется, завис, глядя на все это действо - в его мире девушки не умели открывать бутылки. Я ухмыляюсь, глядя на его растерянность и показываю аплодисменты. Но Хенли еще не потеряла бдительность и отлично осознает, что мы не в гостях, а в бегах. И когда Джип вспоминает про причины, приведшие нас в гараж, Ривз тут же присоединяется к нему. Я закатываю глаза:
- Может сперва по пиву? - после этой фразы мне, очевидно, не видать бутылки до тех самых пор, пока двое моих мучителей не признают меня достаточно раскаявшимся, но я просто пытаюсь потянуть время, чтобы как можно лучше обдумать свои дальнейшие слова и действия.
- Да что ж такое, - развожу руками, - Правда в том что я не знаю кто это, - молчание и выразительные взгляды как бы намекают, что так просто мне не поверят, - Ну, то есть, может быть, я не уверен.
Джип стоит, уперев руки в бока, Хенли прищурившись разглядывает меня, удобно оперевшись о столешницу.
Вздыхаю и отмахиваюсь от них обоих.
- У меня есть четы... нет, три варианта. Во-первых, некоторое время назад я помог посадить Стоуни Джо...
Это имя едва ли что-то говорит Хенли, но у Джипа, конечно же, глаза на лоб полезли.
- Стоуни? Что-что ты помог сделать?
- Ты слышал.
- А ты, наверное, слышал, что сучка не сама по себе работает.
- Джип!
- Простите, мисс, - Джип снова краснеет и виновато смотрит на Хенли, но тут же спохватывается, не давая мне улизнуть от темы, - После того как ты поцапался со Стоуни, мне удивительно, что у тебя есть еще варианты. Но тем не менее...
- Это могут быть Люди в Черном или ребята, которые просто ошиблись парнем, - как ни в чем не бывало заканчиваю я. Про Стоуни Джипу и так рано или поздно стало бы известно, а Хенли ничего не сможет о ней узнать даже если перекопает все поисковики на свете. Все остальные свои соображения я собираюсь пока оставить при себе. По крайней мере пока ко мне не применили более изощренных пыток кроме "не давать пива, пока не расколется".

Отредактировано Duke Crocker (2014-12-14 22:16:17)

+1

23

Никогда не любила боевики. Поплакать над сладкой мелодрамой или посмеяться над забавной комедией - типично по-женски, но ведь я и есть женщина. Но боевики - нет, не мое. Стрельба, погони, взрывы - это все, должно быть, очень круто, но меня страшно нервирует даже на экране. Что уж говорить о реальности, которая сейчас заставляет меня поежиться. Дюк Крокер, такой забавный, временами неуклюжий, смешной и простоватый... Похоже, именно так выглядит современная версия героя боевиков. Смотрю на него несколько настороженно, то и дело переводя взгляд на Джипа. Сейчас новый знакомый - моя лакмусовая бумажка, индикатор правдивости слов моего друга. Кто-кто, а Крокер - мастер нести околесицу с самым серьезным и непроницаемым видом, и, увы, я не всегда способна распознать, когда он говорит серьезно, а когда шутит. Теперь он пытается "улизнуть" от разговора, на что я лишь наклоняю голову вбок и поджимаю губы. Сейчас я уже не уверена, что знаю Дюка достаточно хорошо, напротив, смутное ощущение, что сейчас передо мной совсем незнакомый человек, скользким червячком закрадывается в душу. Он не хочет ничего рассказывать, делиться своими мыслями и предположениями, и что-то мне подсказывает, что причина этой неуверенности именно во мне. И едва я успеваю подумать, а надо ли мне оно вообще, Крокер выдает свое предположение о четырех, нет, трех возможных вариантах. Что ж, это не так уж и много. Откупориваю вторую бутылку пива и скользящим движением пускаю ее по не совсем ровному столу в сторону Дюка. В том, что он поймает бутылку, я не сомневаюсь, реакция по части желанного напитка у него безупречная. Первая же озвученная версия вызывает довольно бурную реакцию у Джипа, до этого момента так же как и я скромно молчавшего. Я понятия не имею, кто такой Стоуни... Ах, такая... Впрочем, не важно, мужчина это или женщина, но от этого имени уже веет липким ужасом. Быть может, дабы внести ясность, стоило бы прервать оживленную дискуссию и ненавязчиво поинтересоваться, кто такая эта Стоуни, и к чему столь бурный ажиотаж вокруг ее персоны. Но вместо этого, делаю довольно большой глоток пива, которое пару секунд грею во рту, выжидая нужный момент с минимальным риском поперхнуться.

- Ничего, все в порядке, - успокаиваю выругавшегося в моем присутствии мужчину. - Когда выполняешь трюк на высоте восьми метров над землей с полусотней игл в качестве площадки для приземления, и не такие выражения вспомнишь... - делаю еще глоток, дабы не вдаваться в подробные рассказы о превратности моей профессии. Две оставшиеся причины, озвученные, видимо, для того, чтобы как-то разрядить обстановку, никому смешными не кажутся. И, тем не менее, издаю невнятный смешок. - Мне по вкусу вариант с "Людьми в Черном", там был забавный пёсик, - бормочу себе под нос. Когда я нервничаю, начинаю часто и много говорить, что временами раздражает, поэтому вновь налегаю на пиво, чтобы хоть как-то заткнуть себе рот. Вытираю губы рукавом пиджака, вновь оглядывая присутствующих, застывших в неловком молчании. Видимо, ребята вдруг осознали, что взболтнули лишнего при свидетеле, и теперь мне остается надеяться, что сейчас они не раздумывают, какие части меня в каком углу закопать на заднем дворе. - Так, ладно, допустим, с этим разобрались, - заговариваю, понимая, что молчание затянулось. Быть может, фраза звучит довольно расплывчато, тем более, сама я ничерта не поняла, что здесь происходило минутами ранее, но теперь меня волнует совсем другой вопрос, который я и собираюсь задать. - Если взять во внимание хм... наихудший из вариантов, - все-таки, фиговый из меня мастер выражаться абстрактно, так как наихудший вариант написан на лбах у обоих мужчин, - то сколько еще времени нам предстоит здесь прятаться?

Отредактировано Henley Reeves (2014-12-14 22:30:15)

+1

24

Хенли все-таки сменяет гнев на милость - а может, это я изначально переоценил ее желание "отомстить" мне за все сегодняшние неприятности - и отправляет мне через стол открытую бутылку пива с ловкостью, которой мог позавидовать любой бармен. Я ловлю бутылку прежде, чем закончится столешница и киваю иллюзионистке в знак признательности прежде, чем сделать большой глоток. Пиво и впрямь неплохое, но я все-таки немного жалею, что Ривз предпочла его виски - этот напиток куда больше бы подошел для размышлений о том, как теперь разбираться с прихвостнями Стоуни или чьими-нибудь еще. Хенли усмехается моей попытке приструнить Джипа, при этом как бы невзначай упоминая один из своих головокружительных трюков, и глядя на прифигевшую физиономию механика, я фыркаю:
- Осторожно, Хенли, еще пара высказываний в таком духе, и как бы Джип в тебя самым безнадежным образом не влюбился, - Джип, понятное дело, после этих слов начинает напоминать сильно заросший бородой помидор и бурчит под нос что-то насчет "дурацких шуточек Крокера". Не давая разговору слишком долго застревать на одном месте, Хенли сообщает, что из озвученных мною вариантов предпочла бы Людей в Черном.
- Боюсь, никаких мопсов в баре все-таки не было, а жаль, - добавив в собственный голос нотку сожаления, все же возражаю я, хотя в голову настырно и лезет мысль о том, что секретные правительственные агенты, борющиеся с инопланетянами или прочей паранормальной мишурой, вполне бы могли заинтересоваться Хэйвеном в целом и моей персоной в частности. Хорошо хоть, что их не существует. Наверное.
Мой обычно идеально работающий талант "заболтай их всех" сегодня, похоже, отчаянно барахлит. Или это у Хенли к нему уже иммунитет выработался - сбить нашу внимательную мисс Ривз с выбранной темы куда сложнее, чем даже парочку служащих полицейского департамента Хэйвена или таможенников в порту Нью-Йорка. Хорошо хоть, что ее таланты нашли себе применение в сфере фокусов и иллюзий - работа она где-нибудь в сфере правопорядка, и мы бы точно не подружились. Из всех мыслимых и немыслимых вопросов меньше всего мне хочется решать этот:
- Если взять во внимание хм... наихудший из вариантов, то сколько еще времени нам предстоит здесь прятаться?
- Это, кстати, хороший вопрос, - Джип вновь скрещивает руки на груди и оборачивается ко мне, видимо, вновь вспоминая, что мы к нему не просто так в гости завалились, - Мне, знаешь ли, еще работать надо, а не думать, куда пристроить на ночь двоих приключенцев. Без обид, мисс Хенли, вы здесь у нас теперь желанный гость в любое время.
Закатываю глаза и сценическим громким шепотом в сторону сообщаю: "Подлиза". Хотя Джип, на самом деле прав - оставаться у него нам решительно не стоит. Строго говоря, подпольные мастерские на окраине города не просто так бывают открыты по ночам - меньше всего Джипу, да и мне тоже, хочется ко всему прочему знакомить Хенли с кем-нибудь из угонщиков автомобилей или участников подпольных гонок - а ведь кто-нибудь из этих ребят вполне может заглянуть "на огонек" даже без предупреждения. Может быть на это Джип и намекает, делая мне сейчас эти страшные знаки бровями.
- Вот что за люди, даже пива попить спокойно не дают... - разочарованно вздыхаю я, делая очередной глоток. Поздравляю, Крокер, твои попытки тянуть время уже не работают, - Дайте-ка подумать... Джип, не знаешь, Закари еще не окончательно доигрался?
Механик смотрит на меня с удивлением, потом с возмущением, потом до него, видимо, доходит, точно доходит - я вижу, что он едва сдерживается, чтобы не покрутить пальцем у виска. Зака он знает, и знает, что бедовый парень связался с совсем уж дурной компанией. Равно как и то, что прошлая работенка от Закари едва не привела меня за решетку аж в Калифорнии.
- Ничего более умного не придумал? - ворчит мой приятель, и я трактую это как положительный ответ на мой вопрос.
Развожу руками, что-то вроде "Ты же меня знаешь". Джип вздыхает и демонстративно идет к холодильнику добыть себе еще пива, хотя его бутылка стоит нетронутая - эдакая попытка показать, что он в моих безумствах не участвует.
Подмигиваю Хенли, которая наверняка может только догадываться, что только что за сцену мы тут разыграли и отхожу в дальний угол гаража, чтобы позвонить. Несмотря на то, что время уже далеко не раннее, Зак отвечает сразу. То ли у парнишки нервы ни к черту, то ли просто полуночник. Наш разговор менее всего напоминает осмысленную беседу - чем меньше Хенли или Джип будут понимать из этих "сугубо контрабандистских переговоров" - тем лучше для них самих. Хотя на деле все довольно просто - я хочу небольшую помощь от ребят которых знают ребята, которых знает Зак в обмен на какую-нибудь работенку с моей стороны. Какую-нибудь работенку, на которую я раньше ни за что бы ни согласился. Закари обещает посмотреть, что можно сделать. Киваю, кладу трубку, возвращаюсь к Джипу и Хенли.
- Ну что, дружище, потерпишь нас еще час-полтора? Хенли, ты упомянула какой-то совершенно жуткий трюк с восьмиметровой вышкой, это правда? - мне отчаянно хочется дать Джипу пинка за это его недовольное выражение лица, но это будет слишком уж нарочито. А от Ривз мне, похоже, влетит сегодня в любом случае, так что почему бы не поговорить про ее работу?

+1

25

Не то что бы я не люблю приключения, я ими живу. Во всяком случае, мне раньше так казалось. Но сегодня я оказалась вписана в сценарий какого-то совершенно абсурдного боевика, мне не кажется это особенно забавным. В принципе, это не секрет, что контрабанда – дело незаконное, и недоброжелателей у Дюка, должно быть, немало, но я сталкиваюсь с ними впервые. Да он в принципе и не распространялся на эту тему, а все его истории выглядели как контрабандистские байки, как что-то такое далекое, щедро приукрашенное. И я смеялась, слушая его, подтрунивала над ним, сейчас же мне не до смеха, хоть Крокер и пытается придать своему лицу самую непринужденную мину, двигается нарочито раскованно, пытается шутить. Что ж, либо у него и правда неплохая выдержка, либо в нем умер гениальный актер. Единственное, чего я сейчас правда не понимаю, так это почему я не сижу на полу и не бьюсь в истерике в результате панической атаки, ведь ситуация из ряда вон. Человек, которого я знала и которому доверяла, оказался совершенно непредсказуемым типом с секретами, делиться которыми явно опасно для окружающих. И все же, я веду себя на удивление спокойно, и даже не запускаю в друга бутылкой за его неуместный юмор.

—  Не ревнуй, сладкий, хищные рыбы меня заводят больше, чем разобранные машины, — томно мурлыкаю, парируя его шутку, которая вызвала явное недовольство его друга. Конечно, я не думаю, что Дюк ревнует, но не одному же ему задирать окружающих, я тоже так умею. Пока Крокер искренне сожалеет, что ему не посчастливилось встретить мопса в баре, я прохаживаюсь по гаражу, внимательно его оглядывая со всех сторон. В принципе, несложно догадаться, чем промышляет Джип в этом помещении. А в свете последних событий, глупо полагать, что его деятельность законна. Мой вопрос, похоже, давно вертится на языке хозяина нашего убежища, поэтому наши взгляды теперь устремлены на организатора нашего вечерноего сборища. Конечно, мне очень лестно приглашение Джипа в его гараж «в любое время», но я  даже не представляю, что должно произойти, чтобы мне пришло в голову им воспользоваться. Вежливо улыбаюсь, но не более. Сейчас меня остро волнует вопрос совершенно противоположного характера – каким чудом нам отсюда выбраться и не заработать лишних проблем.

Пока Джип и Дюк решают что-то между собой, я приглядываюсь к одному из шкафов, который немного отходит от стены. Захожу с другой стороны шкафа и снова его осматриваю. Закусив губу, оборачиваюсь к ребятам, которым сейчас явно не до меня. Крокер что-то бормочет в телефонную трубку в углу гаража, а Джип ковыряет носком тяжелого ботинка покрышку почти разобранного автомобиля, стоящего рядом с моим. Друг завершает разговор и возвращается к нам с радостной вестью, что куковать нам тут еще около получаса. И если мне, в общем-то, не принципиально, эту ночь я в своей кровати ж точно не проведу, то хозяин мастерской заметно напрягся и, похоже, совсем не в восторге от такой перспективы. Почему-то мне это кажется важным, и я перевожу взволнованный взгляд на Дюка, который, видимо, моих опасений совсем не разделяет. Пожалуй, в любой другой день в любой другой ситуации я бы не упустила возможности разрекламировать свое шоу потенциальному зрителю, но сейчас вопрос Крокера не вызывает ничего, кроме раздражения.

- Если выберемся отсюда без приключений, обещаю, ты ознакомишься со всеми секретами этого трюка, испытав его на себе, - непонятно, зачем, отделываюсь язвительностью. Видимо, это такой защитный механизм. Поворачиваюсь к Джипу, и мое лицо приобретает более дружелюбное выражение. - Джип, за этим шкафом еще одни ворота, они еще работают? - поглаживаю дверцу шкафа. Конечно, шансов не много, но вдруг? Хозяин гаража чешет затылок и нерешительно рассказывает, что сами ворота в относительно сносном состоянии и, что если справиться с ржавым механизмом, есть шансы их поднять, только дороги за ними нет, только соседский газон с расставленными по нему уродскими садовыми гномами. Я разочарованно закусываю губу. Ну конечно, не может же быть все так легко. И только я собралась с глубоким вздохом согласиться с версией решения проблемы, предложенной другом, как Джип робко добавляет, что сосед  в отъезде, и если мы один раз прокатимся по их газону, ничего страшного не случится. И тут одно из двух - либо он до такой степени ненавидит соседей с их гномами, либо ему не терпится поскорее от нас избавиться. - Хорошо, мальчики, тогда помогите мне сдвинуть этот шкаф, - прошу, прекрасно понимая, что сама я двигать ничего не буду, помогая ребятам разве что морально. Когда путь оказывается свободен, кидаю ключи от автомобиля Дюку. - Поведешь ты. Но учти, если уделаешь мою машину, следующий заказ за твой счет. - Поворачиваюсь к Джипу, вновь надевая на лицо обворожительную улыбку. - Большое спасибо за гостеприимство... и пиво. - После направляюсь к автомобилю и сажусь на пассажирское сидение.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Fish? А lot of dangerous fish?! Why not?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC