SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Danger will follow me now everywhere I go


Danger will follow me now everywhere I go

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://s020.radikal.ru/i719/1405/63/0206a52dc36a.jpg
за помощь с графикой спасибо стасе
Lissie - Everywhere I Go

Duke Crocker

The Woman

Первая часть: Running away
Место и время действия: 2008 год, Хейвен
События: Бежавшая от навязчивого поклонника мисс Адлер наконец попадает в пункт назначения, тихий городок Хейвен, где её ждет школьная подруга, которая и помогла ей организовать побег. Женщина надеется, что здесь сможет отдохнуть от суматохи большого города и забыть все те кошмары, которые ей пришлось пережить, а дальше - будь что будет.  Она и понятия не имела, что по сравнению с секретами Хейвена, её проблемы - просто цветочки. Она и не думала, что контрабандист Дюк Крокер, в начале поездки произведший на неё далеко не самое положительное впечатление, в результате окажется единственным человеком в этом городе, которому она сможет доверять.

Отредактировано The Woman (2014-06-03 16:44:35)

+1

2

Этим утром океан во все четыре стороны до горизонта выглядел точно также, как и днем ранее. Или как в конце прошлой недели, например. Все это время держалась ровная теплая погода, так что подобное однообразие можно было считать большой удачей - уж лучше одинаковое синие море и одинаковое ясное небо из края в край, чем все оттенки дурного характера Атлантического океана. Но, факт остается фактом - даже привычный к долгим плаваниям Дюк стал уставать от синего цвета, консервированной еды и покачивающейся под ногами палубы. Что уж говорить об Ирэн, для которой большинство "прелестей" подобного путешествия явно были в новинку. Усталость и однообразие - не лучшее лекарство от дурного настроения, да и никто из двоих обитателей "Cape Rouge" даже в обычной жизни не отличался ангельским характером - так что благополучно зарытый в землю еще в середине путешествия топор войны не сгладил всех шероховатостей между этими двумя. И взаимное желание избегать ссор вовсе не означало отказ от мелких взаимных претензий и раздражительности, вспыхивающей также внезапно, как и затухающей. Пару-тройку дне подряд Крокер вполне мог сосуществовать с "туристкой" на одной территории, учить ее стрелять, рассказывать наиболее безобидные истории о контрабанде или Хэйвене за чисткой оружия в кают-кампании, делиться опытом приготовления немудрящих вкусностей в "походных условиях, приближенных к экстремальным", шутить - все это чудесно скрашивало путешествие. А потом в этой своеобразной "идиллии" что-нибудь шло не так, и Дюк быстро начинал мечтать о том мгновении, когда он наконец высадит язвительную и критически настроенную мисс "туристку" на берег и забудет о ее существовании, желательно - навсегда. И у него были все основания полагать, что Ирэн в такие моменты отвечает ему полнейшей взаимностью.
Как бы там ни было, сегодня это "наконец" имело все шансы стать реальностью - хотя глаза Дюка все еще видели вокруг только океан, навигационные приборы в рубке убедительно доказывали, что до северо-восточного побережья Северной Америки остается менее двенадцати часов хода. Дюк задумчиво постучал пальцем по одному из дисплеев и отправился в кают-кампанию - приготовить себе кофе перед долгими и, возможно, насыщенным днем на мостике и обрадовать Ирэн, если та соблаговолит появиться на глаза.
- Если обойдемся без приключений, то вечером будем в Хэйвене. Часов через пять проверь мобильник - может начать ловить, сможешь позвонить подруге – или кто там должен тебя встретить.
На каком-нибудь круизном судне в честь завершения плавания наверняка устроили бы праздник - Дюк и сам был не дурак чего-нибудь отпраздновать, даже без явного на то повода, но не "на работе" - о многих мелочах можно было не думать посреди Атлантики, но чем ближе "Cape Rouge" подходила к территориальным водам США, тем более вероятным было нарваться на проблемы с береговой охраной, таможенными судами или просто случайно повстречаться в море с каким-нибудь судном, записи в бортовом журнале которого потом нежданно и нагадано всплывут, если вдруг придется доказывать, что в это время корабль вместе со всеми пассажирами (которых "нет") и членами экипажа (в единственном числе) находился совершенно в другом месте. Так что Крокер предпочитал не отвлекаться даже на беседы - проинформировав Ирэн и коротко кивнув то ли в знак приветствия, то ли вместо "как дела?" - он вместе с кружкой отправился обратно в рубку. Помимо возможных и невозможных встреч в открытом море, капитана смущала еще одна маленькая деталь - переменившийся ветер и аккуратненькие тучки на горизонте. Небольшой шторм, да еще и у берега едва ли мог считаться хорошим финалом для долгой и утомительной поездки.
Интуиция контрабандиста как всегда не подвела, хотя, видит Будда, ему бы этого действительно хотелось. Ветер нагнал облаков, вода за бортом приобрела сероватый металлический оттенок и пошла довольно приличными волнами, но Крокер все еще надеялся, что они успеют добраться до порта прежде, чем пойдет дождь или что-нибудь в этом роде. Когда с корабля открылся прекрасный вид на Хэйвен - со стороны гавани город даже в плохую погоду выглядел как открытка "Добро пожаловать в штат Мэн" - все эти небольшие разноцветные домики, выстроившиеся полукругом вдоль берега, красно-белая башня Уолтоновского маяка, высокий шпиль колокольни церкви Доброго Пастыря, несколько частных красавиц-яхт на пристани - Дюк почти поверил, что они действительно обойдутся совсем без приключений. Но это же Хэйвен...
Первая молния прочертила дорожку света среди совершенно вроде бы не грозовых облаков, которые тут же принялись стремительно темнеть - где-то очень высоко гулял куда более резкий ветер, чем внизу, над водой. Крокер выругался и посмотрел через окно на Ирэн - он как-то пропустил момент, когда женщина вышла на палубу - может быть она уже пол дня там провела, а может ее внимание привлек возникший на горизонте берег. Громыхнуло снова, и Дюк решил, что поиск ответа на вопрос "Как это я умудрился завести нас прямо в грозу?" следует оставить на потом. А сперва нужно заглушить двигатель и бросить якорь.
- Ирэн, вернись пожалуйста в кают-кампанию, - Крокер выбрался из рубки и принялся убирать с верхней палубы вещи, которые могли намокнуть или быть сдутыми за борт.
- В грозе на море нет ровным счетом ничего привлекательного, - постоянно меняющий направление резкий ветер все время сдувал волосы на глаза, и Дюк уже замучился убирать их с лица. Еще только урагана нам тут не хватало.
- Будет очень здорово, если ты с собой еще и это захватишь, - капитан всучил "туристке" сложенный коврик и забытую в один из прохладных вечеров на палубе ветровку прежде, чем она успела что-то возразить или как-то прокомментировать происходящее. Непогода тем временем развивалась по дурному сценарию из подростковых ужастиков - светло-серые невинные облачка сменились сначала свинцовыми дождевыми тучами, а потом и вовсе приобрели угрожающий сине-фиолетовый оттенок. Сразу заметно потемнело.
- Будем пережидать грозу. Никаких проблем, на лодке есть громоотвод, но на палубу лучше не высовываться пока я не разрешу, - закончив с напутствиями и несколько фамильярно подтолкнув Ирэн в сторону кают-кампании, Дюк вернулся в капитанскую рубку, бросив по дороге тревожный взгляд на пляшущие за бортом волны, по цвету вполне сравнявшиеся с недружелюбным небом. "Cape Rouge" случалось и похуже грозы переживать, но грядущий шторм от этого не делался приятнее.
Ливень, как и полагается в такой ситуации, хлынул внезапно, и, естественно, прежде, чем Дюк успел укрыться под крышей - перелила и ступеньки мгновенно стали скользкими, а одежда мокрой. Не переставая ругаться, Крокер поспешил в укрытие, надеясь, что Ирэн повезло больше и косой дождь не заливает сейчас кухню или спальню через незакрытый иллюминатор.
Пережидать грозу на воде скучно и страшно одновременно - корабль раскачивается, вода барабанит буквально по голове, молнии сверкают тоже где-то очень близко, а ты привязан к крохотному замкнутому помещению, и из-за дождя даже не видно берега, только зажжённый кем-то свет на маяке время от времени попадает в окошки рубки. Или это молнии.
Ирэн меня, наверное, проклинает из-за того, что вынуждена сидеть там одна... Впрочем, из кают-кампании разгулявшаяся стихия скорее всего выглядит не настолько впечатляюще.
Как это часто бывает у майских гроз, дождь стал стихать довольно быстро, а вот молнии продолжали вспыхивать то с одной, то с другой стороны. После одного особо громкого удара грома внезапно потухло пятно света от маяка. Дюк не успел должным образом прокомментировать это событие, как следующая молния шарахнула по воде где-то совсем близко от "Cape Rouge". Свет в рубке погас. И сразу прояснилось несколько обстоятельств, одно другого неприятнее. Во-первых, какой бы короткой Крокеру не показалась эта гроза, снаружи успело довольно прилично стемнеть. Во-вторых, свет погас не только в капитанской рубке. И не только на маяке. Насколько можно было разглядеть в иллюминатор, света не было нигде - ни на берегу, ни на других кораблях. Вообще нигде. Методично перебирая весь известный ему запас нецензурных ругательств на нескольких языках, Дюк принялся искать в настенном шкафчике фонарик. На сегодня они определенно уже допутешествовались, а значит рубку можно было покидать - и идти смотреть, что вообще случилось с "Cape Rouge", "туристкой", а заодно - и городом на берегу.
Дождь закончился, очевидно, сразу после последних грозовых раскатов - палуба была основательно залита водой, но сверху ничего уже не лилось, а сполохи молний ушли куда-то за Кик`ем Дженни Нек* и казались теперь довольно далекими. В воздухе ощутимо пахло озоном и морем. Кроме молний и фонаря, других источников света видно не было.
Чудесно, просто чудесно. А я почти забыл, какой внезапной бывает наша долбаная погода. И какой "веселой".
Крокер спустился в кают-кампанию - там было, пожалуй, даже темнее, чем наверху.
- Ирэн? Ирэн, все в порядке? – Крокер беспорядочно водил лучом фонарика по комнате, как-то задним число размышляя, что корабль все-таки прилично поболтало – пятно света высветило осколки разбитой чашки на полу и слетевшую с дивана подушку. Ему стало тревожно за «туристку» - вряд ли «маленькое приключение» ей сильно понравилось. - У нас скорее всего полетел к чертям электрогенератор, а в городе похоже вырубилось все электричество, уж не знаю, куда там молния угодила. Так что до утра мы никуда уже не двинемся - без приборов и в темноте. Но на рассвете, если не будет тумана, я доведу "Cape Rouge" до пристани, так что мы лишь немного отстаем от графика, - от собственных уверений в том, что все нормально -  действительно, единственное электричество в радиусе пары десятков миль - это молнии. Да все про супер! - Дюку хотелось ругаться, но проблему бы это вряд ли бы решило. Оставалось лишь утешать себя самого мыслью, что лишиться генератора, находясь в прямой видимости от берега – это еще не самый худший вариант.

*

Кик`ем Дженни Нек = Kick'em Jenny Neck, островок (иногда почему-то переводят как отмель) в десяти милях от Хэйвена через гавань (для смотревших будет понятнее сказать, что именно там появляется Амбар)

Отредактировано Duke Crocker (2014-08-17 23:59:52)

+2

3

"Осталось совсем немного" - думала она, смотря в голубую даль. Земли на горизонте всё ещё не было, но она уже знала,  что сегодня это долгое путешествие закончится, и она наконец ступит на берег. Она наконец окажется в Хейвене, обнимет Франческу и сможет невинно поболтать с ней о каких-нибудь девичьих глупостях. О да, им конечно многое надо обсудить "по делу", и с ней, и с её мужем, но это всё не сразу, сначала ей не помешает хороший ужин, бутылка вина и разговоры ни о чем со школьной подружкой. Потому что восполнять недостаток общения в компании Крокера было куда проблематичнее. Не то что бы они не ладили... Они, вроде как, изо всех сил старались, особенно он. Иногда их разговоры тоже можно было назвать легкими и непринужденными, полными безобидного юмора и увлекательных историй капитана, но мисс Адлер как будто бы не могла смириться с тем, что всё так хорошо и чудесно. Более того, она не хотела, что бы было так. Иногда она забывалась, теряла бдительность и слишком уж легко относилась к обществу Дюка, но позже наказывала за это и себя, и его: именно поэтому каждый раз, когда Дюк тоже терял бдительность и становился с ней через чур дружелюбен, она совершенно несправедливо находила способ придраться к нему или уколоть чуть сильнее, чем было принято в их саркастичном общении. Будто бы говорила: "Не забывай, с кем имеешь дело." Надо было соблюдать дистанцию, Ирэн в этом была уверенна.
Но даже не смотря на всё это, за время поездки своенравная и гордая мисс Адлер выучила кое-какие правила. Например, что когда дело касается каких-то технических моментов, правил безопасности и прочего,  нужно слушаться Крокера беспрекословно. Если он сказал "не ходи туда" или что-то в этом роде, не надо задавать много глупых вопросов, надо повиноваться, как бы её натура, жаждущая сама отдавать приказы, не была против. В ответ на большинство его команд или полезной информации она просто кивала, принимая к сведению  сказанное, как сделала и в тот раз, когда он сообщил ей, что вечером они наконец окажутся в Хейвене. "Признайся, рад будешь от меня избавиться?"- думала она, поглядывая на капитана, -"Сдается мне, насчет ужина ты уже передумал." А ей только это и было надо - уж очень не хотелось закатывать глаза и что-то неопределенно мычать в случае, если он-таки вспомнит про свою страшную угрозу пригласить её на "нормальный ужин". Нет, определенно надо было продумать варианты ответа, что она и сделала, но куда лучше было повернуть ситуацию так, что бы и вопроса такого никогда и ни за что не возникло. Где-то на самом краю сознания пронеслась мысль "Потому что не дай бог я соглашусь".
Мысль о приближающемся береге поднимала настроение Ирэн, как и достаточно приятная безветренная погода, так что женщина , ни о чем не печалясь , проводила время с книжкой на верхней палубе, достаточно часто отвлекаясь от чтения и просто глядя вдаль. Было немного холодно, но плед и горячий кофе добавляли ей тепла и уюта, и на какое-то время она была даже способна забыть о всех тех обстоятельствах, которые вынудили её на этот "круиз".
В очередной раз уткнувшись в книгу, мисс Адлер не сразу заметила то, что на палубе похолодало, а безоблачное небо затянуло тучами. А когда заметила, в глаза бросился достаточно привлекательный вид, так похожий на открытку с Хейвеном, которую она видела в интернете. Волны ещё были не такие уж пугающие, и потому женщина без опаски приблизилась к перилам, любуясь видом города. Однако, совсем скоро в небе сверкнула молния, и когда на палубе появился Дюк, требующий, что бы она вернулась в кают-компанию, два раза уговаривать не пришлось. Опять кивок - она и так собиралась спрятаться, пока не начал лить дождь. Забрав кружку, книгу и протянутые вещи, Адлер поспешила в укрытие. А снаружи тем временем разыгралась настоящая буря.

Оказавшись внутри, женщина кинула вещи на диван и удалилась в спальную, решив для себя, что лучшее, что она может сейчас сделать - затаиться и не совершать никаких активных действий. Не то что бы гроза её сильно пугала, но всё же, в бурю на воде она попадала впервые, и да, ей было тревожно. А совсем скоро корабль стало опасно пошатывать, и полулежачее положение с книжкой в руках явно было более безопасным, чем, например, нахождение в кают-компании, в которой так много предметов, которые она уже чисто физически не сможет убрать и уберечь от возможного падения. Книжка же помогла ей отвлечь мысли и не думать о страшной качке... хотя, тревога всё равно не отступала. "Надеюсь, у Крокера есть план на случай, если мы начнем тонуть. И надеюсь, он придет и сообщит мне об этом, а не предпочтет спасаться в одиночестве. А если с ним что-нибудь произойдет и я останусь на тонущем судне одна?" - после каждой такой мысли она заставляла себя сосредотачиваться на написанном в книге, но грохот и звон посуды за дверью не способствовал успокоению. А потом и того хуже. Потом свет внезапно погас, и комнату поглотила тьма. Машинально Ирэн схватилась за телефон и включила его подсветку, что бы вернуть хоть какую-то видимость, но это ей никак не помогло. Маленький лучик света, рассказавший ей о том, что в комнате в общем-то ничего не изменилось, кроме того, что свет погас. Вот и всё. Делать было нечего, оставалось просто сидеть и ждать то ли возвращения света, то ли Крокера с новостями.
- Ирэн? Ирэн, все в порядке?
-Да, я здесь, у меня всё в порядке, - мгновенно отозвалась Ирэн, поднялась с кровати и осторожно направилась в кают компанию, подсвечивая себе путь телефоном. "У меня-то в порядке, а вот у тебя и твоей лодки как дела?" - это сейчас было куда важнее. Ответ не заставил себя ждать - открыв дверь Ирэн чуть не налетела в темноте на Дюка, который тут же изложил ей суть проблемы.
-Паршиво, - лаконично отозвалась она. В целом, наверное, не так уж и паршиво - небольшая техническая неполадка, ничего серьезного, да и город уже совсем близко. Но всё равно, вся эта ситуация была какая-то... жутковатая. Ничего особенного, всего лишь молния, всего лишь пропал свет, но чувство такое, будто всё намного хуже чем кажется с первого взгляда. То ли это паранойя, то ли внезапно проснувшаяся интуиция.
Не долго думая, Ирэн нажала на кнопку вызова, повторив звонок последнему набранному контакту.
-Франческа всё ещё не отвечает, - выдохнула Ирэн вскоре. Она звонила ей и раньше, но результата не последовало и тогда.
"Потому что всё было слишком хорошо" - внезапно подумала она. Действительно! Она, дура, жаловалась на судно, на капитана, на скудную еду и застывшее время, но теперь она вдруг поняла, что поездка была не такой уж и плохой. Была раньше, но вот теперь...

+2

4

Ирэн откликнулась быстрее, чем Дюк успел начать волноваться. "Туристка" не ограничилась тем чтобы подать голос, и буквально через полминуты вынырнула из темного проема спальни - обычно скрипучая дверь для разнообразия открылась совершенно бесшумно, так что Дюк лишь чудом не получил створкой по лбу - оказалось, что он прошел почти до конца кают-кампании и сам того не заметил.
- Уже неплохо, - откомментировал Крокер заверения Ирэн в том, что с ней все в порядке. Очень хотелось добавить "ну хоть с кем-то", хотя сам Дюк тоже был цел и невредим. Просто слишком близко к сердцу принимал проблемы собственного корабля.
- Осторожно, здесь стекло, и еще черт знает что, - Дюк небрежно махнул фонариком, и в пятно света помимо разбитой чашки попала лежащая поперек прохода индейская курительная трубка, о которую Крокер очевидно лишь чудом не споткнулся до этого. По большому счету разрушения просто не могли быть очень сильными, но в темноте и неверном свете фонаря - от яркого прямоугольничка телефонного дисплея Ирэн толку было немногим больше чем никакого - даже добросовестно оставшиеся на свои местах предметы обрастали жутковатого вида тенями и казались чем-то совершенно здесь неуместным, а то и вовсе потусторонним.
Крокеру пришли на ум все дрянные ужастики, которые он видел за последние пару лет, и он фыркнул в ответ на собственные мысли - в полетевшем электрогенераторе и отсыревшей от дождя рубашке, находится в которой было не слишком приятно, не было ровным счетом ничего мистического и таинственного. Стараясь ни на что не наступить, Дюк добрался до кухонных ящиков и извлек из одного из них второй фонарик, который протянул Ирэн.
Женщина за это время уже успела попытаться позвонить кому-то - Дюк даже удивился, что у нее это получилось - ну, как получилось - на звонок никто не ответил, но по крайней мере мобильная связь в городе работала. Стало быть, это еще не Апокалипсис.
- Поздний вечер, гроза, свет внезапно гаснет по всему городу. В такой ситуации я бы в последнюю очередь думал о том, куда зашвырнул трубку, - Крокер пожал плечами, что в темноте в любом случае могло остаться незамеченным, - Хэйвен - не Лондон. Здесь с мобильными телефонами не расстаются круглые сутки только копы. Ну, или контрабандисты. Так что пока никаких причин для беспокойства.
Не то чтобы вся сложившаяся ситуация казалась Дюку настолько уж рядовой, как он о ней отзывался. Просто... Сейчас они ровным счетом ничего не могут сделать - так есть ли смысл накручивать самих себя и друг друга?
- Я пойду посмотрю что там с генератором. А тебе рекомендую вернуться в каюту и заняться самым разумным в данной ситуации делом - лечь спать. Завтра у нас ранний подъем.

Несмотря на вчерашнее заявление насчет раннего подъема, "Cape Rouge" пришвартовалась в порту Хэйвена уже ближе к полудню. Вблизи умытый грозой городок выглядел почти также ярко, как и с моря, разве что к пейзажу добавились хозяйственные постройки порта - лодочные сараи, склады и прочие скучные реалии морской жизни.
- Дом, милый дом, - пробормотал Дюк, мрачно обозревая ближайшие здания, - Добро пожаловать в Хэйвен, мисс Ирэн, - последняя фраза предназначалась уже "туристке". Крокер вдруг запоздало подумал, что не знает ее фамилии. Впрочем, теперь уже слишком поздно выяснять подобные формальности. Да и стоит ли?
Вопреки дневному времени, прибытие "Cape Rouge" никого не заинтересовало - даже принимавший швартовы работник порта уже успел куда-то деться пока Дюк занимался трапом. Какой бы дурной славной Крокер не пользовался в своем родном городе, наряды береговой охраны в купе с таможенниками его здесь не поджидали. Так что никого ровным счетом не интересовало, кто помимо капитана сходит с корабля.
- Нашлась твоя пропажа? - Дюк подхватил сумку Ирэн, не дожидаясь разрешения - кажется, этот скользкий момент взаимного недоверия они все-таки прошли успешно - и протянул женщине руку, помогая спуститься по трапу. Под пропажей Крокер, естественно, подразумевал ту самую Франческу, которая не потрудилась вчера ответить на телефон или хотя бы перезвонить.
- Твоя подруга буквально нарывается на внезапный визит… Ты ведь знаешь адрес? Хэйвен, конечно, небольшой город, но думаю, что среди 25 тысяч жителей больше чем одна Франческа. Я вот лично был знаком минимум с двумя… - последняя мысль вдруг заставила Дюка запнуться и задуматься, не является ли Фрэнки той самой подругой Ирэн. Какая именно? Да в общем-то любая из них. Или нет.
- Я бы предложил тебя подвезти, мне все равно надо в город за запчастями для генератора, но сперва нужно найти мою машину и убедиться, что в мое отсутствие беднягу не забрала полиция. По хорошему мне, конечно, надо заглянуть к начальнику порта, но Биди, кажется, уже смирилась с тем, какой я необязательный малый, - Дюк заговорщицки подмигнул Ирэн, - Идем.
День был будним, и на улице в это время попадалось не так уж много людей. Даже меньше чем обычно - возможно, свою роль сыграли недавние катаклизмы с погодой. Внимание к своей персоне привлекал разве что какой-то верзила, ковырявшийся в трансформаторной будке - парень походил скорее на потомка снежного человека, чем на рядового электрика. Но раз током его до сих пор не дернуло - наверное он знает, что делает...
Несмотря на давешние неприятности и безуспешные попытки реанимировать благополучно почивший электрогенератор, Крокер пребывал в довольно приподнятом настроении - то ли в честь окончания долгого путешествия, то ли в предвкушении завершения непростой и нервной работенки - что, в общем-то, равнялось одно другому. Так что Ирэн, в общем-то не просившая никаких советов, все же получила по дороге изрядную долю не совсем туристической информации о городе, куда ее занесла судьба (с небольшой помощью одного контрабандиста, конечно).
- … И еще - придумай себе легенду как можно скучнее, на случай если встретишь на улице двух забавных стариков. Дейв и Винс могут казаться милыми и безобидными, но у них отличная память на имена и лица, и они не упустят шанса познакомиться с новой жительницей города - а если не будешь осторожна при ответах на их вопросы - попадешь на первую полосу Haven`s Herald - эти двое издают нашу местную газету. Думаю такая публичность тебе не очень-то понравится. И еще, не забывай смотреть под ноги… А вот и моя машина, - Крокер уверенно направился к своему старому бежевому Лэнд-Роверу, который оказался именно там, где Дюк оставил его примерно месяц назад. Под дворниками на лобовом стекле красовалась вполне ожидаемая повестка по поводу штрафов за парковку, бумага была заботливо убрана в тонкую папку-файл, но все равно выглядела слегка подмокшей. В остальном машина была в порядке.
- Ну что, как насчет поездки до дома подруги?

+1

5

В свете фонариков  тени совершенно безобидных предметов скалили острые зубы и тянули к единственным находящимся в помещении живым существам когтистые лапы. Это могло бы быть очень впечатляюще и даже жутко, но вот чего-чего, а темноты и скрывающихся в ней чудищ Ирэн не боялась. Как говорится, монстров под кроватью перестаешь боятся тогда, когда находишь их внутри себя. В существовании своих собственных монстров мисс Адлер уже давно не сомневалась, хотя позже она с уверенностью скажет, что тогда они находились лишь на стадии зародыша, мало на что были способны и не осознавали своих сил. Когда-нибудь они наберутся наглости, разрастутся до размеров жутких мифологических чудищ и попытаются заживо сожрать свою хозяйку, но всё это потом.
-Ты прав. - сказала Ирэн, не дав Дюку договорить, - Да, совершенно верно.
Она несколько раз кивнула, думая о том, что вот и очередная ситуация, в которой ей совсем не хочется спорить, да и не надо. Выражение "мы в одной лодке" сейчас приобретало буквальный смысл.
-Что ж, тогда спокойной ночи... - спокойно ответила она, уходя обратно в свою спальную. Спать ей сейчас не хотелось, да и оставаться одной, честно говоря, тоже, ведь дело было не в темноте, а в каких-то совершенно других тревогах, но Ирэн как могла убеждала себя, что они совершенно иррациональны и необоснованны. И в конце концов, что она скажет? "Нет, к черту генератор, мне страшно, прочитай мне сказочку" ? Смешно, честное слово.
-...и удачи. - завершила она фразу, наконец захлопнув дверь. Удача Дюка ей сейчас была очень важна, по крайней мере если дело касалось их спокойного прибытия в Хейвен.
На кровати лежала открытая книга, опять что-то авторства Стивена Кинга. Пары строчек, прочитанных в темноте при свете фонарика хватило, что бы мисс Адлер приняла решение откинуть книгу куда подальше. Вспомнилось, как будучи маленькой девочкой, она гадала на книгах, открывая на случайной странице, тыкая пальцем в случайную строчку и задавала вопрос: "Что меня ждет завтра?". Сейчас она ничего подобного не делала, но эта строчка, на которую случайно наткнулись её глаза, только усилила её тревоги. Какое-то время она пыталась заснуть, но получалось с трудом, и она переключилась на чтение какого-то глупого романа, который ранее был откинут, так как показался ей слишком примитивным, и что он забыл на библиотечных полках Крокера вообще было сложно понять. Но сколько бы она не читала, одна и та же жутковатая строчка никак не хотела вылетать из головы.

"Наверное, не существует пределов ужаса, который может испытать человек." - С. Кинг


Не смотря на мягко говоря неприятную ночь, как будто бы предвещавшую нечто жуткое и мрачное, наступившее утро было на удивление приятным - погода наладилась, как и настроение путешественников. Тучи развеялись, и мысли о том, что вот-вот, совсем скоро, вся эта история закончится, приподнимали настроение, а глупые страхи вчерашней ночи казались совсем уж пустяковыми.
-Очаровательно, - чуть ли не на распев произнесла Ирэн, любуясь на верхней палубе видом города, к которому они приближались. На самом деле, Хейвен выглядел достаточно...миленько? - Не Лондон конечно, но на какое-то время сойдет.
Все её вещи были собраны, и женщина была готова навсегда покинуть "Cape Rouge". Оставалось лишь дождаться слов "Добро пожаловать в Хэйвен, мисс Ирэн".
-Адлер, - зачем-то вдруг сказала она. Не то что бы она настолько доверяла Дюку, но уж что-что, а секрет её настоящего имени и фамилии не был сейчас чем-то существенным.
-Она так и не ответила, - пожала плечами Ирэн, наблюдая за тем, как Дюк подхватывает её сумки. "Второй раз напоминать не пришлось" - про себя довольно ухмыльнулась она, вспоминая, как нагло всучила их Крокеру когда поднималась на борт его корабля. -У Франчески всегда были проблемы с использованием техники, эта блондинка вполне могла его потерять или утопить. Но ничего, адрес я знаю, так что проблем возникнуть не должно.
Фразу про то, что Дюк лично знаком как минимум с двумя Франческами, Адлер комментировать никак не стала. Лишь подумала: "Почему я не удивлена?". Можно было конечно предположить, что ничего такого Дюк ввиду не имел, но..."То, что он тот ещё кобель, невооруженным взглядом видно." И не смотря на это, от предложения "того ещё кобеля" подбросить её до дома, мисс Адлер отказываться не стала.

По пути к машине Дюк много болтал, что выдавало его приподнятое настроение. "Радуется, что я наконец исчезну из его жизни," - думала Ирэн, улыбаясь, и тоже не могла не радоваться. Проблем должно стать меньше. Наверное. Эта радость по поводу расставания друг с другом была взаимна и почему-то подстёгивала Ирэн на какие-нибудь шуточки подколки, которые она время от времени отпускала, перебивая Дюка.
-… И еще - придумай себе легенду как можно скучнее, на случай если встретишь на улице двух забавных стариков...
"Скучная легенда? О-о, надо подумать. Но спасибо за совет, по крайней мере я буду избегать этих двоих."
-Знаешь, я не люблю врать, - сказала Ирэн, с лукавой улыбкой заглянув Дюку в глаза, - Если спросят, я честно им отвечу, что около двух недель провела в твоей спальне. Как ты думаешь, такая новость попадет на первую полосу?
Раньше она никаких таких шуточек себе не позволяла, так что подобного поворота Дюк от неё вряд ли ожидал, и потому Ирэн не отвела взгляд, с интересом наблюдая за его реакцией.
-Что ж, поехали, - кивнула она, всё ещё хитро улыбаясь.

-О, это кажется здесь, - произнесла Ирэн, когда они достигли дома с нужным адресом.-Подождешь? Я проверю, не ошиблась ли адресом, и если семейство Бэккет обитает здесь, вернусь за вещами.
Не дождавшись ответа, Ирэн выпорхнула из машины и быстрым шагом направилась в сторону дома.
Несколько повторных звонков, как и стук в дверь, не привели к какому-либо результату, и совершенно машинально мисс Адлер потянулась к дверной ручке. На удивление, дверь оказалась не запертой.
"Чудесно..." - подумала она, и это слово в её голове прозвучало ни чуточки не чудесно, а очень даже мрачно. Женщина снова набрала номер подруги, осторожно заходя внутрь и оглядываясь. Впереди был небольшой светлый коридорчик и распахнутые двери в просторную гостиную. Из коридора можно было разглядеть лишь большие окна, выходящие в сад. Окна были открыты, и молочно-белые занавески чуть покачивались на ветру. Чудесная картина уютного семейного гнёздышка.
Сделав несколько шагов вперёд, мисс Адлер услышала какую-то мелодию, раздающуюся, судя по всему, из гостиной. Лишь шаг отделял её от того, что бы подойти к распахнутым дверям и окинуть взглядом всю гостиную целиком. Франческа всё так же не отвечала на телефон. Бросив трубку, Ирэн поняла, что мелодия, лившаяся откуда-то, тут же замолкла. "Чудесно." - повторила она про себя нервно и обернулась на входную дверь. Обернулась назад, но всё же сделала шаг вперёд.

Отредактировано The Woman (2014-06-03 18:25:09)

+1

6

Похоже, что вчерашняя выходка с грозой и все связанные с этим тревоги не навредили образу Хэйвена в глазах "туристки". По крайней мере выглядела она довольной, и Дюк вроде бы даже услышал какой-то положительный эпитет в адрес городка. Что ж, он действительно умел производить хорошее впечатление на чужаков, этот Хэйвен. Эдакая тихая гавань... Или, скорее, тихий омут с солидным количеством чертей и стремнин в самой глубине. Впрочем, может статься, что Ирэн никогда и не узнает об их существовании - разве что услышит где-нибудь в баре парочку жутковатых и совершенно неправдоподобных историй, старательно выдаваемых за легенды индейцев-микмаков, тех самых, которые когда-то давно назвали это место "приютом для божьих сирот", имея на это, очевидно, им одним ведомые основания. Но об этом пусть "туристке" рассказывают другие "экскурсоводы", если возникнет у них подобное желание. А роль, которую сам Дюк отводил себе в путешествии мисс Ирэн - мисс Ирэн Адлер - подходила к своему логическому завершению.
Трудно сказать, что именно побудило "туристку" представиться полным именем - в предыдущие недели они прекрасно обходились и без этого. Крокер произнес про себя -  что ж, приятно познакомиться, мисс Ирэн Адлер - словно стараясь получше запомнить имя и фамилию. А ведь в переводе с немецкого Адлер, означает, кажется, "орел"? Хотя сама она вроде бы британка чистейшей воды... На самом деле, конечно, запоминать полное имя "туристки" не имело никакого смысла. Наоборот, стоило бы забыть о том кто такая Ирэн Адлер как можно скорее, особенно если это ее настоящее имя. Просто на всякий случай. Дюк Крокер никогда не стремился знать слишком много о своих "клиентах".
Не самые оптимистические мысли, которые всегда посещали голову контрабандиста по возвращении в родной город, выветрились довольно быстро, стоило лишь сойти на берег, и настроение Ирэн, по всей видимости, было под стать - в ответ на предупреждение насчет братьев Тигс женщина и вовсе выдала весьма игривого характера замечание, которое заставило Дюка несколько иначе посмотреть на "туристку" - потому как во время плавания у него сложилось впечатление, что мисс Адлер вполне способна взглядом испепелить любого, кто позволит себе фривольность в ее адрес.
- Думаю, одной этой фразы будет достаточно для весьма любопытной статьи, - Ирэн посмотрела ему прямо в глаза, и Крокер беззастенчиво пользовался этим обстоятельством для того, чтобы еще разок повнимательнее  рассмотреть лицо "туристки". Несмотря на все трудности путешествия, отсутствие привычной еды, и не самую спокойную ночь, женщина выглядела на удивление хорошо. Пожалуй, куда лучше, чем на причале в лондонском порту - живее и увереннее. В другой какой-нибудь ситуации Дюк, пожалуй, не упустил бы шанса познакомиться поближе, но при текущем раскладе оставалось только отвезти "туристку" к ее подруге и распрощаться.
- Правда, мое имя в Хэйвене и так чернее ночи, так что едва ли твое признание сможет кому-либо раскрыть глаза. К сожалению, - Крокер усмехнулся максимально коварным образом, просто чтобы соответствовать собственной дурной репутации.
А туристка между тем, сама того не зная, преподнесла еще один сюрприз - назвав адрес и фамилию сврей подруги. Дюк грешным делом едва не съехал на обочину, слишком резко дернув руль Лэнд-Ровера.
- Собираешься гостить у Фрэн... Франчески Бэккет? Которая замужем за Грэгом Бэккетом? Серьезно? - Крокер на секунду довольно оскалился в улыбке, которую потом постарался спрятать. Участие Франчески во всей этой истории многое объясняло. В частности, парадоксальное и явно вымученное дружелюбие мистера Бэккета, который, Крокер был совершенно уверен, никогда не стал бы связываться с ним по собственной воле. Но светловолосая милашка Фрэнки при всех своих недостатках вроде слишком уж болтливого язычка и способности забыть о чем угодно и когда угодно, обладала одним огромным талантом - она умела вить из серьезного и по-своему опасного Грэга Бэккета веревки. В противном случае Дюк едва ли так легко отделался бы...
Как бы там ни было, адрес, названный Ирэн, был Крокеру знаком. Дюк припарковался напротив аккуратненького особнячка Бэккетов и задумчиво проводил мисс Адлер взглядом до самых дверей. Отчего-то подумалось, что ему лучше не попадаться сейчас мистеру Бэккету на глаза - после можно созвониться по телефону и обсудить оставшиеся условия сделки, но не сейчас, и определенно не здесь. Хотя на встречу Ирэн и Франчески было бы любопытно посмотреть - надо же, какими не похожими друг на друга могут быть подруги. Причем достаточно близкие, раз уж мисс Адлер через океан направилась именно сюда. По всей видимости, Крокер немного замечтался - поэтому не заметил, кто открыл Ирэн дверь - но ведь кто-то должен был? Каким бы тихим и провинциальным ни казался Хэйвен, Грэг Бэккет явно был не из тех людей, кто забывает запереть дверь своего особняка.
...
Еще лет двенадцать назад на месте особняка Бэккетов стоял ветшающий старый дом, принадлежавший какому-то из партнеров мистера Бэккета по бизнесу. Этот оставшийся безымянным партнер, впрочем, давно уже там не жил. По крайней мере, именно так писали о бывшем хозяине дома в заметке из Haven`s Herald, посвященной смене владельца земельного участка. И дом, и сад были разрушены до основания, и на их месте всего через пару лет вырос новый особняк, ничем не напоминающий ту мрачную громадину, о которой ходили нелепые, но все же жутковатые истории. Потом о разрушении старого дома забыли - куда интереснее было обсуждать молодую невесту, а потом и жену мистера Бэккета и ее наряды, которые решительно не вписывались в атмосферу Хэйвена. А потом миссис Бэккет, похоже, смирилась с тем, что она больше не светская львица, и их чета исчезла совершенно исчезла из газетных хроник. Ну, практически исчезла...
Как бы там ни было, особняк Бэккетов являлся одним из новейших и уютнейших зданий в Хэйвене. Конечно, едва прибывшая в город Ирэн Адлер не могла догадываться об этом, а Дюк Крокер не потрудился рассказать ей историю этого дома. Но интерьер комнат говорил сам за себя - большие окна со светлыми занавесками, гладкий деревянный пол, диван в гостиной, просто-таки приглашающий на него присесть. Легкий сквозняк, играющий разметавшимися по полу листами бумаги, указывал на то, что где-то дальше, в спальне или кабинете, широко распахнуто окно, скорее всего такое же большое, как и в коридоре. Стоп. Листы бумаги? На полу? Какая бы информация не была напечатана на них мелким убористым шрифтом, ей явно было не место посреди гостиной. Помимо этого странного обстоятельства комната казалась совершенно пустой и очень тихой - после того, как замолкла трель спрятанного где-то в комнате телефона, остался лишь шелест страниц и тиканье антикварного вида часов, висящих на стене. Впрочем, именно что казалась - из-за дивана едва выглядывал уголок... занавески, сорванной, по всей видимости, с самого крайнего окна - почему-то эта пустота не сразу бросалась в глаза. Но стоило заметить один изъян, и следом все остальные странности мгновенно обрушивались на случайного свидетеля. Диван, надо сказать, довольно массивного вида, явно был сдвинут со своего обычного места, о чем говорили царапины на полу. И занавеска за диваном не просто так лежала - иначе сквозняк давно скомкал бы ее и загнал в дальний угол - нет, в нее определенно было завернуто нечто и это нечто до щемящей боли в сердце напоминало человеческое тело. Бледное до синевы и очень холодное человеческое  тело, одетое помимо белого занавесочного тюля в миленькое домашнее платье, которое на редкость отвратительно сочеталось с обрывком все той же занавески, глубоко вдававшемся в изящную шейку той, кто еще недавно считала себя хозяйкой этого милого особняка...

+1

7

"Интересно, какого это - жить с дурной репутацией?" - думала Ирэн, поглядывая на Дюка. Её спутник, кажется, не особо разочаровывался из-за того, что его считают плохим парнем, ему как будто бы это даже нравилось. По крайней мере, такой он делал вид. Ей было неведомо, какие переживания таятся в глубине его души и о чем он думает на самом деле. И не особо-то хотелось об этом задумываться. Она больше думала о том, что теперь будет с ней самой и какие слухи будут ходить в кругах её знакомых после её исчезновения. Мысли становились всё мрачнее, когда Ирэн задумывалась о том, что навязчивый кавалер обладает достаточной властью и влиянием, что бы очернить её имя в отместку за побег. "Раз поймать не удастся, так хотя бы плюнет в душу," - размышляла мисс Адлер, пожимая плечами. Другое дело, что в душе её уже чистого места нет, плюй, не плюй - мало чего это изменит. Она чувствовала, что на ней уже давно стоит клеймо, но какое именно и о чем оно сообщает, пока было не ясно. И от нарастающего чувства тревоги соображать было не так уж просто, и ещё сложнее отвечать себе на вопрос "А что же со мной будет дальше?". "Не стоит сейчас об этом," - заключила она.
-О, так значит ты всё же знаком с Франческой, - подметила Ирэн, мило улыбнувшись, - Как тесен мир.
"Особенно когда спишь, с кем попало" - добавила она мысленно, но вслух произносить не стала. Ей должно было быть всё равно, но она не могла удержаться от ехидной улыбочки, хотя бы потому, что знала, что Франческа выскочила замуж чуть ли не в 18 лет, а значит на время переезда в Хейвен была уже замужней дамой. Однако, это не мешало ей строить глазки всему, что движется и часто нарываться на взаимность. "Ужасная легкомысленность," - подумала мисс Адлер, хотя, в её представлении легкомысленностью было скорее не желание постоянно ходить налево, а идея связать себя с кем-то узами брака. Тем, в чем себе Ирэн никогда не признавалась и уж тем более не хотела признаваться сейчас, была её зависть к Франческе. Хоть их родители были примерно одинаково богаты и могли позволить себе баловать своих дочерей как им вздумается, пользовались этой возможностью лишь родители Фрэнки. Дорогие наряды, тусовки и полная вседозволенность, вот что получала эта милая блондиночка в розовых платьицах. Строгое воспитание, воскресная школа, дополнительные занятия до поздна и идеи о том, что для того что бы что-то получить надо много работать - вот что получала Ирэн. А так же "девушка должна выглядеть скромно и вести себя сдержанно", а так же "праздный образ жизни развращает и портит человека". Она не ненавидела Франческу лишь по той причине, что та с сочувствием относилась к её проблемам и всеми силами помогала раскрасить её жизнь в более яркие краски.  Так что, хоть она была глупа и избалованна, положительных качеств у неё находилось не мало - Фрэнки была отзывчива, любила помогать и была с друзьями искренней, доброй и бескорыстной . Но... прошло столько лет, столько всего поменялось, и всё равно - Ирэн достаются все удары судьбы, а Фрэнки купается в шампанском, живет в роскошном особняке, вертит своим муженьком как хочет и спит с каждым, кто ей понравится. Разве это честно? Впрочем, Ирэн не собиралась зацикливаться на всплывшей из далёкого детства обиде, и тем более демонстрировать, что её эта тема задела по каким-то своим причинам. Так что, не показывая виду, она просто отправилась в сторону входной двери.
...

   Мисс Адлер решительно сделала шаг вперёд, не намереваясь слишком долго задерживаться на пороге гостиной. Гнетущая атмосфера её ничуть не радовала, но она до последнего пыталась убедить себя в том, что это всё из-за её паранои. Она слишком много нервничала, слишком много слёз выплакала, слишком много тревожных мыслей перелистала в своей неугомонной голове - вот и результат. Только...обстановка комнаты тонко намекала на то, то здесь действительно что-то не так. Разбросанные по комнате листы, и забытый в глубинах дома телефон, и этот сквозняк... Женщина медленно продвигалась по гостиной, оглядываясь по сторонам, и сама не заметила, как рука потянулась к пистолету, только вот он был легкомысленно оставлен в машине Крокера, за что Ирэн тут же себя наругала. Конечно, снаружи ведь не могло и мысли возникнуть о том, что что-то будет не так.
Наконец в глаза бросился диван, явно стоящий не на своём месте, и что-то белеющее за ним. Ирэн сразу почувствовала, что не хочет знать, что это, но тем не менее любопытство и желание контролировать ситуацию победило - она же не могла просто уйти, заподозрив что-то абстрактное, чего она даже не могла сформулировать. Ей непременно надо было знать, чего она боится.

   Вероятно, Крокеру было легко не заметить, как женщина зашла в дом, и кто открыл ей дверь, но было кое-что, что игнорировать было бы сложно, если только он не решил в ожидании возвращения Ирэн  послушать музыку в наушниках. Совсем скоро из дома раздался истошный вопль, извещающий о том, что мисс Адлер нашла подарочек, неаккуратно  запакованный в занавеску. Осознав, что криком делу никак не поможешь Ирэн закрыла рот руками и попятилась назад, цепенея от ужаса. Перед глазами темнело - она и до этого слишком много нервничала, слишком многое пережила, а сейчас она вдобавок ко всему, впервые в своей жизни видела труп, и это был труп лучшей (единственной) подруги её детства. Смерть исказила прекрасное лицо Франчески, и эти изменения были способны вызвать ужас у любого, и уж тем более у Ирэн, представившей себе одновременно столько всего, что воспалённое сознание просто не выдержало такого изобилия тревожных мыслей. И можно было лишь порадоваться тому, что диван был передвинут как раз так, что в обморок падать было очень удобно.

Отредактировано The Woman (2014-07-18 17:32:00)

+1

8

Ирэн не оставила без внимания реплику Дюка по поводу Франчески Бэккет. И, судя по елейному тону и улыбке, мисс Адлер проинтерпретировала все верно. Даже слишком верно - здесь Крокеру в пору бы вступиться если не за свое "доброе" имя, то хотя бы за "честь дамы", но он только плечами пожал, поддерживая своеобразную игру, в которой все друг друга понимают, но никто не говорит прямо.
- Мы не общались довольно долгое время - работа, все дела... А мир действительно не так велик, особенно когда мотаешься из одного конца света в другой.
Мне показалось, или тебе что-то не нравится? Осуждаешь нашу давнюю интрижку, ничего толком о ней не зная, или у вас с Фрэнки все просто не такая уж сладенькая девичья дружба, как можно подумать?
Крокер не знал, да и не имел особого желания знать, что связывало сидящую в его машине строгую породистую брюнетку и разбитную малышку Фрэнки. Франческа никогда особо не делилась с Дюком воспоминаниями о своей жизни до переезда в Хэйвен - у них вообще всегда было чем заняться помимо разговоров по душам. И даже когда миссис Бэккет хотелось поболтать, Крокер не слишком хорошо запоминал суть этих бесед, а скорее - жизнерадостных монологов очаровательной блондинки. Ирэн Адлер казалась ему совершенно иной, и представлять ее с Фрэнки, скажем, на одной из шумных вечеринок, которые миссис Бэккет не разлюбила даже не смотря на свой статус замужней дамы, было как-то... странно. Дюк покосился на, казалось, погрузившуюся в какие-то свои мысли Ирэн, и попытался представить ее в коротком платье, подсвеченную разноцветными отсветами лазерного шоу, задорно смеющуюся рядом с Франческой Бэккет - последняя обожала ночные клубы и частенько нанимала "Cape Rouge" чтобы добраться до Бостона или Портленда. Может быть не самый быстрый вид транспорта, но зато сколько возможности продолжить вечеринку после на воде. Да, Фрэнки любила повеселиться - а может быть все еще любит это делать, просто компанию сменила - и всегда делала это искренне и беззаботно, несмотря даже на поджидающего ее дома строгого мужа. А вот мисс Адлер... Воображаемый клубный наряд был Ирэн чрезвычайно к лицу, но взгляд из-под длинных черных ресниц оставался таким же обжигающе холодным и способным пригвоздить к стенке особо незадачливых искателей приключений на свою голову. Крокер моргнул и заставил себя прекратить фантазировать и сосредоточится на дороге.
...
Дюк не следил за тем, сколько времени он просидел в машине. Наверное, не очень долго - он не успел еще заскучать, включить радио в Ровере или достать из бардачка не дочитанную еще месяц назад и благополучно забытую там китайскую газетенку - когда услышал истошный женский крик. Или, скорее вопль - достаточно громкий, чтобы пробиться сквозь тонкие, но все-таки не совсем картонные стены особняка Бэккетов - Крокер и сам не мог дать себе полного отчета о том, почему он так уверен, что кричали именно оттуда и, более того, что кричала именно Ирэн, но из кабины Лэнд-Ровера он выскочил практически мгновенно, и револьвер волшебным образом сам оказался у него в руках.
Впрочем, еще через секунду благородный порыв сломя голову бросаться на помощь "даме в беде" рассеялся - Дюк аккуратно убрал оружие за пояс и огляделся по сторонам, пытаясь понять, слышал ли кто-то кроме него этот крик. На улицу никто в спешке не выбежал, однако это само по себе ничего не значило.
Это Хэйвен, детка. Время от времени здесь происходит что-то, что заставляет людей громко кричать от ужаса. И, в некотором роде, это делает нас не слишком любопытными.
Если кто-нибудь из соседей решит вызвать полицию, у Крокера могут быть неприятности. Очень большие неприятности, если в доме Бэккетов действительно что-то произошло - а Ирэн Адлер за две недели пути не произвела впечатления нервной барышни, которая стала бы так кричать при виде пробежавшей по коридору мышки. С другой стороны... Не знаю, что у них там случилось, но если с Ирэн что-нибудь случится прежде, чем я из рук в руки передам ее Франческе, последняя оторвет мне голову, а Грэг Бэккет еще добавит - лично от себя. На этом фоне мифические проблемы с полицией несколько бледнели.
Будем считать, что я все еще отвечаю за свой груз. Клянусь Буддой, больше никаких туристов! - Крокер весьма успешно убедил себя, что его беспокойство за Ирэн носит сугубо прагматический характер. Однако контрабандист был бы весьма удивлен, узнав, что все эти сложные и рациональные размышления заняли у него всего несколько мгновений - и за это время он успел преодолеть половину пути от припаркованного на обочине Ровера до теперь уже не столь симпатичого дома, поглотившего Ирэн Адлер.
Чертыхаясь про себя и оглядываясь по сторонам, Дюк пробежал оставшуюся часть улицы и, стараясь не думать, что может означать, особенно теперь, незапертая входная дверь особняка, скользнул внутрь дома Бэккетов. Ему не понадобилось слишком долго наугад метаться по пустым комнатам - ноги сами привели его в гостиную, где на диване лежала мисс Ирэн. Лежала очень тихо и очень неподвижно, и в этом было что-то жутковатое. Крокер сделал пару осторожных шагов в сторону распростертой на диване женщины, и только теперь заметил весь остальной "антураж" - раскрытое окно, разбросанные по полу листы бумаги, занавеску, обернутую вокруг... чего-то похожего на человеческое тело.
Внутри у Дюка похолодело: нет-нет-нет, этого просто не может быть, - но глаза отказывались обманывать своего хозяина - под полупрозрачным тюлем вполне угадывалось хорошо знакомое, пусть и уродливо перекошенное лицо Франчески. В том, что женщина мертва, не могло быть никаких сомнений - у живых просто не бывает такой до синевы бледной кожи, остекленевших глаз и темной полосы на шее, лишь отчасти прикрытой узким тюлевым жгутом. А вот мисс Адлер...
Крокер буквально пролетел те шаги, что отделяли его от дивана, и поспешил нащупать на шее у Ирэн бьющуюся вену - в отличии от хозяйки дома, "туристка" определенно была жива, просто в обмороке - и Дюк вполне мог понять причины для этого. Сам бы он тоже с большим удовольствием отключился бы - сердце колотилось как бешеное, дрожали руки, к горлу подступала тошнота и мертвое лицо Франчески с немым укором маячило перед глазами даже тогда, когда он старался не смотреть на жуткий тюлевый кокон. Но, к сожалению, мужчина не мог позволить себе подобную роскошь. Кто-то ведь должен вытащить нас из этого жуткого места. И сделать это быстро - иначе я сам себе не завидую, когда полицейские - или Грэг Бэккет собственной персоной - обнаружат нас в доме рядом с трупом хозяйки. В то же время - глубокий вдох, и старайся не думать, кажется ли тебе этот сладковатый запах - нельзя торопиться и ломиться к выходу, не разбирая дороги. Вызывать полицию и сообщать о найденном теле Крокер не собирался - а значит, любые следы их с Ирэн пребывания в особняке превращались в опасные улики. Мысль привести мисс Адлер в чувство и быстро убраться тут же перестала казаться Крокеру такой уж хорошей идеей - осознавать себя единственным живым и находящимся в сознании человеком в комнате с трупом было неприятно, и это еще мягко сказано, но... Дюк зачем-то дотронулся до руки Ирэн - прикосновение к теплой коже несколько приободрило, после чего поднялся на ноги - в какой-то момент до этого он умудрился присесть на пол рядом с диваном. Нужно разведать обстановку, а потом уже выводить отсюда Ирэн. Желательно - через заднюю дверь - Крокер надеялся, что планировка особняка не слишком изменилась с тех пор, как он побывал здесь в последний раз.
Несмотря на то, что в особняке царила полнейшая гнетущая - мертвая! - тишина, Дюк достал револьвер - с оружием было спокойнее, но лишь от части. Кто знает, кем был тот, кто задушил Франческу, и где он находился сейчас. И где Грэг - не могло ли случится, что сам мистер Бэккет убил собственную жену, в приступе ярости или еще почему?
Пусть полиция разбирается. Мне это совсем, совсем не интересно. Я просто хочу забрать Ирэн и убраться обратно на "Cape Rouge". И хорошенько напиться. Обязательно. Но сначала мы выберемся из этого дома живыми и невредимыми.
С револьвером в одной руке, Крокер прокрался обратно в коридор и тщательно протер краем собственной рубашки дверную ручку. Он прекрасно понимал, что уничтожает улики и нарушает закон, но... Фрэнки бы поняла - будет куда лучше, если мои и Ирэн "пальчики" не попадутся полицейским. Больше никаких очевидных предметов, до которых могла успеть дотронуться мисс Адлер ему на глаза не попалось. Оставалось проверить, можно ли выбраться через заднюю дверь - а для этого нужно вернуться в гостиную, где лежат мертвая Фрэнки и живая Ирэн и пройти оттуда в кабинет Грэга.
Это было особенно забавно - выскальзывать из дома Франчески через дверь в кабинете ее ревнивого муженька, - вспомнилось Крокеру, но перед глазами его тут же встало мертвое перекошенное лицо Фрэнки, и по спине снова пробежал липкий холодок страха и омерзения. Дюк скрипнул зубами и взвел курок револьвера прежде, чем отправиться в кабинет мистера Бэккета.
То, что он там увидел...
...
Крокеру не слишком часто приходилось иметь дело с потерявшими сознание женщинами. Разве что причиной бессознательности был алкоголь или кое-что похуже, но в этом случае никто ни с кем не церемонился и не обижался на бесцеремонность. Так что Ирэн он просто хорошенько встряхнул за плечи пару раз, надеясь, что не придется дополнять это пощечиной - после всего увиденного в этом проклятом доме Дюк совершенно не хотел соваться на кухню или в ванную за водой. Просто чтобы не наткнуться на растерзанный труп маленькой собачки, или на убийцу, или один Дьявол знает что еще.
Женщина зашевелилась и Дюк поспешно зажал ей рот ладонью на случай, если ей вдруг придет в голову повторить свой крик. После этого сюда точно сбегутся соседи, полиция и убийца, если он все еще поблизости.
- Это я. Смотри на меня. Все нормально, - все было ни хрена не нормально, но паникой этого уже никак не исправить.
- Я с тобой. Надо выбираться отсюда. Смотри на меня, - Дюк убрал руки от Ирэн, надеясь, что женщина уже достаточно пришла в себя, - Говори тише, иначе сюда примчится сосед с ружьем на перевес.
Не говоря уже о том, что я не могу гарантировать, что в доме нет еще кого-то... Кого-то, кто убил Фрэнки. Убил. Фрэнки.
- Ты цела? Видела кого-то? Смотри только на меня, - Крокер прекрасно понимал, что едва ли представляет собой привлекательное зрелище - после всего увиденного он был бледен как мел - странное состояние для человека с от природы смугловатой кожей и благоприобретенным "морским" загаром, и серьезен до невозможности, но это все равно лучше, чем если на глаза мисс Адлер снова попадется мертвая Франческа Бэккет.

+1

9

Первые секунды после возвращения в сознание она не помнила ничего. "Кто я, где я?" - все эти вопросы вяло проплывали в голове, но стоило лишь открыть глаза, как всё сразу стало ясно. К сожалению. Она бы очень хотела не помнить этого всего, или думать, что это просто ночной кошмар. Если бы...
Сначала мисс Адлер дёрнулась от того, что мужчина зажал ей рот рукой, но после его слов она более-менее успокоилась. "Нормально? Что же, чёрт подери, нормально?!" - она бы сказала это вслух, но Дюк тогда ещё не успел убрать руку. И хорошо - у Ирэн было время успокоиться и осознать, что истерить и кричать сейчас действительно не стоит.
Воспоминания возвращались слишком быстро, и старые тревожные мысли обрастали новыми подробностями. И конечно же, не могло не произвести должного впечатления болезненно-бледное лицо Дюка, наверное, такое же бледное, как и лицо Ирэн. Только вот, если она всегда отличалась аристократической бледностью, то Крокер выглядел несколько непривычно, и это лишь напоминало о том, что происходит что-то жуткое и из ряда вон выходящее.
-Что...Что тут вообще... - начала она шепотом, но не договорила. Вопреки уговорам Дюка, Ирэн невольно бросила взгляд на белый кокон, в котором лежала Френки, и ей снова стало не по себе. Женщина зажмурилась и отвернулась так, что бы и шанса не было случайно лицезреть мёртвую подругу. Только потом она осмелилась открыть глаза.
-Я в порядке, - ответила Ирэн, и это, конечно, было самой настоящей ложью, - Я никого не видела, кроме Фрэнки.
Тут она уже не врала. Женщина слегка покачала головой, и с её губ сам собой сорвался вопрос, прозвучавший едва слышным шепотом:
-Господи, как... как это всё стало моей жизнью? - она поднесла ладонь ко лбу и прикрыла глаза, стараясь не разрыдаться. А затем произошло то, чего никто и никогда больше не видел - мисс Адлер... перекрестилась. При этом по её шевелящимся губам можно было догадаться, что она снова произносит имя Господа и взывает к нему. И это всё не смотря на то, что совсем недавно она припоминала чёрта. Как бы печально это не было, но Ирен была как раз из тех, кто вспоминает молитвы только в случае крайней необходимости, а в повседневной жизни делает вид, что отрицает влияние неких высших сил на судьбу человека. Сейчас она просто уже не знала, что делать и кого просить о помощи.
-Это всё из-за меня, - прошептала она так же тихо. Она была не уверенна в своих словах, но трудно было бы подумать, что всё это просто совпадение. "Неужели он добрался и сюда? Но как?! Никто же не знал..." - на этой мысли Ирэн резко подняла глаза на Дюка и замерла. Всего несколько секунд для нового, ещё более интересного потока мыслей,заставившего её снова похолодеть от ужаса. "Нет. Он не мог. Он слишком искренне напуган, и он слишком искренне удивлялся, когда я сказала, что еду к Франческе Беккет..." - мисс Адлер с облегчением выдохнула. Она всё ещё не была уверенна, стоит ли доверять Крокеру, но пока ничто не говорило об необходимости обратного.
Женщина осторожно встала с дивана, будто бы проверяя, не разучились ли её ноги ходить. Она огляделась, выискивая, в какую сторону податься, и, конечно же, снова наткнулась взглядом на труп, от вида которого её чуть не стошнило. В результате, самым верным решением было выбрано слушаться Дюка и следовать за ним. Хуже-то вряд ли может быть.

+1

10

http://sd.uploads.ru/zDHjg.gif

-Что...Что тут вообще... - прерывистым шепотом заговорила Ирэн. Фраза оборвалась на середине, но Дюк вполне хорошо понял, что пытается спросить женщина. Вот только единственный ответ на этот вопрос, который он мог дать едва ли мог считаться удовлетворительным:
- Не имею ни малейшего понятия. Вот ведь... - Крокер хотел было крепко выругаться, но вместо этого только прошипел сквозь зубы что-то неразборчивое и двумя руками резко взъерошил волосы, словно это могло помочь держать в узде норовящие разбежаться мысли. У него тоже было полно вопросов, но какими бы ни были ответы, они могли подождать... Должны были подождать до более подходящего момента.
Ирэн столь поспешно отвернулась от мертвого тела Франчески - я ведь говорил - не смотри! - что Дюк подумал, уж не собирается ли "туристка" опять лишиться чувств. Но, похоже, нервы этой женщины были все же куда крепче, чем он про нее думал.
- Я в порядке, - сообщила Ирэн, и Крокер молча кивнул, соглашаясь с этим весьма и весьма сомнительным утверждением. Так было проще.
- Нам нужно отсюда выбираться, пока нас не застукали рядом с трупа... трупом хозяйки дома, - Дюк стиснул зубы, молча ругая себя за случайную оговорку, которую он едва было не совершил. Под нижней челюстью перекатились желваки, - Мне очень жаль, - почему-то казалось правильным добавить что-то в этом духе.
Действительно жаль... Только вот чего - смерти Фрэнки, случайной оговорки насчет больше чем одного трупа - перед глазами вновь встала картина разоренного кабинета Грэга, отчего Дюк сглотнул и на секунду опустил глаза. Или может быть жаль, что они вообще попали в эту передрягу? Жаль Ирэн, которая преодолела весь путь с Британских островов только для того чтобы поближе познакомиться со смертью друзей или жаль самого себя - подобное приключение могло закончиться для контрабандиста более чем плачевно? Ни то, ни другое, ни пятое.  Больше всего прочего Крокеру было жаль, что он не может закрыть Фрэнки глаза - этот проклятый остекленевший взгляд он чувствовал даже когда не смотрел в ту сторону. Сделать с ним что либо мешал тюль, укутавший мертвую женщину с ног до головы. И делать что-то еще и с этой уликой Крокер не собирался.
Несмотря на заявление о том, что им необходимо покинуть место преступления, Дюк пока не двигался с места. Во-первых, Ирэн нужно было дать еще немного времени, чтобы собраться с силами. Во-вторых, время нужно было самому Крокеру, чтобы решить один принципиальный вопрос - вывести "туристку" через парадный вход, рискуя попасться на глаза неограниченному числу свидетелей, или направится к более безопасному выходу через заднюю дверь, попутно окунувшись в еще один "кошмарный сон" - другими словами предстоящее им зрелище едва ли можно было описать. Пока Крокер пытался убедить себя в необходимости одного или другого варианта решения проблемы, мисс Адлер пыталась справиться с собой. Дюк видел, как женщина перекрестилась и не столько слышал, сколько читал по губам слова, которые она шептала. Вряд ли подобное было для Ирэн привычным - за все предыдущее время их знакомства мисс Адлер ни словом, ни жестом не продемонстрировала особой религиозности. И все-таки в самом крайнем случае...
На секунду Крокер почувствовал слабый укол чувства вины - в конце концов это он привез сюда Ирэн, и вообще взялся за эту самую непыльную работенку, хотя знал, что старое индейское название Хэйвена не зря переводится как "Приют для Божьих Сирот", и это место едва ли может кому-то послужить безопасной гаванью. Не нужно далеко ходить - спроси преподобного Дрисколла, и он подробно объяснит, что быть Его сиротами - значит быть теми, от кого Он отвернулся и чьих молитв не слышит. По крайней мере до тех пор, пока не будут искуплены их грехи... Несмотря на то, что преподобный никогда не упоминал в своих проповедях его семью, Дюк перестал появляться в церкви задолго до того, как решил сделаться буддистом. Все лучше, чем в очередной раз слушать о том, что помощи ждать не от кого, пусть даже это действительно так.
... всё из-за меня, - прошептала мисс Адлер и это заставило Крокера посмотреть на "туристку" немного иными глазами. Он по-прежнему не знал, какие причины заставили эту женщину покинуть Англию, но если существовал хоть малейший шанс, что из-за них погибли Фрэнки и Грэг... - что ж, теперь Дюку действительно хотелось знать ВСЁ. Даже если речь пойдет о какой-нибудь треклятой чертовщине. Но об этом тоже можно будет поговорить позже - сейчас излишние раскаяние Ирэн могло лишь помешать.
- Я так не думаю. Знаешь, Грэг Бэккет никогда не был ангелом и некоторые его дела вполне могли бы... - Дюк осекся и прислушался, после чего длинно и витиевато выругался, причем почему-то по-китайски - точнее, на смеси английского и китайского, которую иногда можно услышать где-нибудь в Чайна-тауне - и рывком поднялся на ноги.
За окнами особняка Бэккетов бодро стрекотала газонокосилка. Если у них и было время - они его упустили, выход через парадную дверь теперь был равносилен добровольной сдаче в полицейский участок Хэйвена. Если не в течение часа, то к вечеру полиция в любом случае узнает о произошедшем в доме Бэккетов убийстве - кто-нибудь не сможет дозвониться Грэгу, который не появился на работе, потом в парикмахерском салоне не досчитаются Франчески, которая при всей своей безалаберности никогда не забывает о подобных делах... Не забывала до сегодняшнего дня. Соседи припомнят крик, припомнят припаркованный Ровер Дюка. Если бы речь шла о нем самом, Крокер может быть еще рискнул бы выйти у всех на виду - в конце концов, он был почти уверен, что Фрэнки и Грэг были убиты до того, как "Cape Rouge" вошла в гавань, и экспертиза вместе с показаниями Биди это подтвердят. Но Ирэн - совсем другое дело. Обвинение в убийстве на них, конечно, в итоге не повесят, но если беглянка всерьез попадет в поле зрения полиции, то появится слишком много вопросов, посыплются звонки и запросы, выяснение личности - черт, я ведь даже не знаю, что у нее в документах написано! Как бы цинично это не звучало, но нелегальный ввоз в страну беженцев по поддельным документам - это куда более серьезное преступление, чем незаявление о найденном трупе. И фразой вроде " я растерялся и не знал, как поступить" тут уже точно не отделаешься. И сбежать, когда на "Cape Rouge" не работает электрогенератор тоже можно и не мечтать - береговая охрана в Хэйвене слабая, а вот полицейские машины очень даже ничего.
- Ирэн, - Дюк говорил довольно медленно, потому как вопреки обыкновению нужные слов в голову не приходили, - Послушай, я думаю нам не стоит сейчас светиться перед... - Крокер неопределенно кивнул в сторону, откуда доносился омерзительно жизнерадостный стрекот газонокосилки, - Из этого дома есть еще один выход, там, в кабинете. Я знаю эту дверь, она выходит на пешеходную дорожку за забором, там деревья и никогда нет людей. Но... - Крокер замолчал, не зная, как адекватно сформулировать то, о чем необходимо было сообщить Ирэн, провел сложенными лодочкой ладонями от переносицы вниз по лицу, нахмурился:
- В кабинете Грэга сейчас полный хаос. Кто-то, кто сделал это с Фрэнки - или... я не знаю, кто-то еще... разнес там все к чертям, но самое главное, Грэг тоже там. В смысле, мертвый Грэг. И очень много крови. Очень.
На полу, стенах и даже потолке, не говоря уже о самом Грэге. Как бы ужасно это ни звучало, но Фрэнки в ее тюлевом саване-коконе по всей видимости еще повезло - Дюк не больно то рассматривал, но в мистера Бэккета, похоже, воткнули все, что вообще можно было воткнуть в человеческое тело (из предметов, которые можно встретить в чьем-то кабинете) - и некоторые явно не по одному разу.
- У нас могут быть крупные неприятности, если нас увидят выходящими из этого дома. Они могут быть куда меньше, если мы выберемся отсюда тайком - максимум что мне пока можно предъявить - это тот факт, что моя машина стояла напротив дома Бэккетов. Или стать невообразимо огромными, если придется вызывать скорую прямо в кабинет покойного Грэга... Или если нас застанут прямо тут. Но я не двинусь с места, пока ты не скажешь, что готова. Или... не готова. Но... - Крокер буквально чувствовал себя последней сволочью, когда говорил это, но Ирэн нужно было как-то подстегнуть. Кроме того, по большому счету это действительно было правдой, - я в состоянии решить мелкие проблемы с полицией, не впутывая тебя. Но если речь пойдет о нелегальной иммиграции... - Дюк собирался сказать что-то вроде "боюсь, каждый будет сам за себя", но в эту секунду за прикрытой дверью в кабинет Грэга Бэккета раздался хлопок. Не такой громкий сам по себе, но просто оглушительный в этом ужасном мертвом доме. Крокер мгновенно выхватил револьвер и жестом приказал Ирэн молчать, но никаких звуков не последовало. Ни единого чертового шороха, если не считать газонокосилки за окном - этот звук приближался.
- Ветер, - со всей возможной уверенностью заявил Дюк, - там тоже открыто окно, и какие-то папки с бумагами совершенно точно лежали на самом краю стола. Я уверен, что в кабинете никого нет - живого - там просто негде спрятаться, - или ему так хотелось в это верить.

Отредактировано Duke Crocker (2014-08-19 16:41:52)

0

11

http://media.tumblr.com/tumblr_m8sy5yNtP81qalpjvo1_250.gif

- Нам нужно отсюда выбираться, пока нас не застукали рядом с трупа... трупом хозяйки дома. - Дюк случайно оговорился, но подумал, вероятно, что Ирэн не заметит, если вовремя исправиться. Только вот это была далеко не та ситуация, в которой она могла что-то прослушать или не услышать. Далеко не та.
-Что?! - с шепота она чуть не перешла на крик, и ужас в её глазах будто бы усилился в сотни раз.
"Стивен Кинг был прав, чёрт его побери"
Ирэн понимала, что переделов ужасу нет, и что может быть ещё хуже, хотя сейчас, находясь в одной комнате с трупом подруги, она думала "Куда ещё хуже?!". Если это ещё только цветочки, то тогда как же выглядят ягодки... Она точно не хотела этого знать, но кто спрашивает?
"Твоей жалости мне сейчас только и не хватало," - про себя подумала Ирэн в ответ на эту шаблонную фразу из американских фильмов, которую один герой объязательно говорит другому, когда происходит что-то ужасное с кем-то родным и близким. Ирэн было неприятно думать об этом, но сейчас над ней преобладал страх за себя родную, а не горечь утраты. С Франчской-то больше ничего не случится, она уже мертва, терять ей нечего. А вот её сердце ещё бьётся. И бьётся с каждой секундой всё быстрее, и так громко, что хочется его вынуть из груди и положить рядом, что бы не мешало думать. Хотя, что там думать-то?
"Я увы не гениальный детектив, что бы сходу понять, кто убийца, как его найти и обезвредить" - печально вздохнула мисс Адлер, вспоминая книги о сыщике, который с помощью своего метода дедукции мог разгадать практически любую загадку. Правда, в этих книгах и убийства порой такие невероятные, что диву даешься,как такое вообще можно было придумать. И если следовать логике таких детективов, убийство в доме Беккетов могло быть осуществленно с помощью ... ветра, например. А что, ветер распахнул окно, подвинул диван, сорвал занавеску, намотал на шею Франческе. Чем не разгадка. Было бы смешно, если бы не было так страшно... И ситуацию совсем не улучшали слова Дюка о том, что у них могут возникнуть проблемы с полицией. То есть, не то что бы она думала, что их быть не может, просто... просто она до этого была сосредоточена на другом, а сейчас осознала Насколько бедственное положение у них с Крокером и насколько всё хуже, чем кажется с первого взгляда.
-Почему мы всё ещё стоим здесь? - нервно прошептала Ирэн, глянув на Дюка. Всем своим видом она показывала, что считает слова Дюка и излишнее пояснения в данный момент ненужными - какая разница, что и как, если это единственный выход, то так поступить и надо, вот и всё. Но чем больше он говорил, тем ярче была картина произошедшего, и мисс Адлер уже и сама начала сомневаться, погляывая то на дверь в кабинет, то на дверь к главному выходу из дома.
Что самое странное, никаких претензий к Дюку по поводу того, что в случае чего он заступаться за неё не будет, а может и вовсе покажет на неё пальцем и скажет "Это всё она, я мимо проходил", у неё не было. То есть, это конечно добавляло поводов понервничать, но именнно для того, что бы никаких проблем у них обоих не было, она хотела побыстрее покинуть помещение и забыть этот страшный сон. Если надо будет, она потом припомнит его слова, но разве она не поступила бы так же? Они чужие люди, они ничего не должны  друг другу, а в этом жестоком мире каждый сам спасает свою шкуру. Так всегда было.
-О-о Господи...- выдохнула она, думая, в какую сторону склонить чашу весов и что выбрать: увлекательную беседу с полицией или же созерцание комнаты, разукрашенной кровью. Сжав до боли кулаки, она уже готова была сказать: "Ладно, идем к Грегу", но тут из кабинета раздался хлопок, и недавняя глупая мрачная шутка про ветер-убийцу вдруг снова стала актуальной. От хлопка она вздрогнула, но как и приказал Крокер, молчала, заодно прислушиваясь. Никаких звуков больше не разадлось, и последовавшие слова контрабандиста показались весьма убедительными. То есть, сейчас она могла испугаться чего угодно, и идти в ту комнату ей совсем не хотелось, но надо было поверить Крокеру просто что бы сдвинуться с места, промедление ни к чему хорошему не приведет.
-Ладно, - вздохнув, женщина подошла ближе к двери кабинета, прилагая максимальные усилия что бы не смотреть на Франческу и не заглядывать в кабинет Грега. Когда Дюк тоже подошел к двери, женщина посмотрела на него вглядом отчаянным,но при этом очень жестким и решительным, - Выведи меня.
С этими словами она буквально "спряталась" от ужасов кабинета Грега Беккета за спиной Дюка, прикрыла глаза и положила руку ему на плечо, будто говоря "Тебе нужно, что бы я не грохнулась в обморок, так? Тебе нужно, что бы мы вышли от сюда незаметно, так? Тогда давай же, будь моим поводырём, представь что я слепая инвалидка и просто переведи меня через дорогу. Да, я спихиваю на тебя ответственность, но... кажется, это лучшее, что я могу сейчас сделать."
-Я постараюсь не смотреть по сторонам, а ты постарайся сделать так, что бы я не расшибила голову. - снова страдальческий вздох и вместе с ним готовность к этому страшному переходу через кровавый кабинет.
"Только бы не пришлось поднимать глаза. Только бы."

Отредактировано The Woman (2014-08-31 02:34:37)

+1

12

Дюк очень быстро пожалел о решении поделиться с Ирэн своими мыслями на счет возникшей ситуации - и без того было не слишком похоже, что женщина идеально справляется со всеми обрушившимися на нее неприятностями - да и кто бы смог? Нужно было просто взять ее за шиворот и вытащить через заднюю дверь без лишних объяснений, даже если это и чревато очередным обмороком или того хуже, еще одним воплем на весь квартал. Но нет, кое-кому же непременно нужно потрепать языком, "подготовить бедняжку к тому, что она может увидеть за этой дверью" и тем самым напугать еще больше, да хотя бы просто перевалить ответственность за все происходящее на кого-то другого, в конце концов. Ты всегда так делаешь, Дюк. Именно поэтому рядом с тобой никакие сообщники не задерживаются, - рассмеялся внутренний голос звонким смехом Эвиденс Райан-Крокер и Дюк понял, что в его собственной голове кавардак сейчас ничуть не меньше, чем у Ирэн.
Которая, кажется, придумала устраивающий ее вариант "эвакуации" из дома Бэккетов. В глазах женщины можно было прочитать гремучую смесь отчаяния и решимости, а то, что она предлагала напоминало детскую игру. По крайней мере, в Хэйвене такая точно когда-то существовала: одному завязывают глаза, а другой должен провести его по лесу или через заставленную мебелью комнату, на худой конец сгодится и нарисованный на земле лабиринт. И куда же при этом без всяческих страшилок: "А теперь нам нужно перейти по узкой дорожке, а вокруг бушует пламя... А-а-а, у тебя нога горит!" или "А теперь нам нужно бежать от страшного камнепада! Быстрее, ты отстаешь, тебя сейчас завалит". Крокеру эта игра никогда не нравилась - разве что роль "слепого" выпадала Нэйтану Уорносу и можно было вдоволь покуражится, пользуясь тем, насколько беспомощным тот становился с завязанными глазами...
Кто бы мог подумать, что придется вспомнить правила много лет спустя, да еще и в обстоятельствах, когда "осторожно, слева море крови" будет являться чем-то большим, чем просто фигурой речи. Сумасшедшая. Серьезно. Но... это и впрямь может сработать, по крайней мере так больше шансов обойтись без еще одного обморока или чего-то в этом роде.
- Как скажешь, - после секундного раздумья, Крокер оторвал кусок ткани от своей рубашки - нужно же как-то дотрагиваться до ручек двери, не оставляя отпечатков, сделал глубокий вдох, как в начале медитации, словно это могло хоть как-то упростить ему возвращение в разоренный кабинет мистера Бэккета и толкнул дверь комнаты, - Идем. Осторожно, здесь порожек.
Как ни странно, чуть подрагивающая ладонь мисс Адлер на его плече, внушала определенную решимость - нам надо просто отсюда выбраться. Всего-то.
Комната по-прежнему выглядела пустой, хотя Крокеру показалось что по сравнению с предыдущим его визитом изменилось не только положение стопки папок с документами - последние и впрямь свалились с края стола на пол, что объясняло услышанный ими ранее грохот. Допустим, ветер... А приоткрытая дверь книжного шкафа? Или галстук мистера Бэккета, висящий на ножке поваленного на пол стула и покачивающийся в отсутствии всякого намека на порыв ветра? Что-то в этом всем было решительно не так, но ведь несколько минут назад он мог всего этого просто не заметить, так? В комнате и без этого было на что посмотреть, так что весь первый визит в кабинет Грега слился в голове Дюка в одну беспорядочную и отвратительную картину из крови и хаотического нагромождения вещей. Сейчас все просто стало гораздо четче и от этого еще противнее.
Абсолютно вся мебель в комнате была сдвинута со своего места - можно было бы предположить, что Беккеты просто затеяли перестановку, если бы не одно "но" - ни один человек в здравом уме не станет оставлять книжные шкафы, письменный стол, стулья, газетный столик и тому подобные атрибуты под такими углами друг к другу.
- Секунду... - пока Ирэн находилась за его спиной, Крокер не мог знать, действительно ли она закрыла глаза или просто старается поменьше осматриваться вокруг, поэтому решил, что лишние комментарии, произнесенные громким шепотом не помешают. Нужно было еще раз оглядеться и понять, как добраться до двери, лишний раз не протискиваясь между слишком плотно стоящих предметов мебели и не наступая на непросохшие пятна крови на полу. ДНК, следы от обуви, отпечатки пальцев... Нам это сейчас не нужно. Не нужно...
Мистер Бэккет полусидел-полулежал в своем офисном кресле на колесиках, небрежно сдвинутом к стене, и осуждающе смотрел на замерших на пороге его кабинета людей остекленевшим глазом. Единственным, потому что из второго торчал окровавленный расщепленный обломок карандаша. У Дюка зашумело в голове и он поспешно опустил взгляд. Ковер под ногами был сбит волнами, по нему рассыпались листы бумаги и письменные принадлежности.
- Ступай очень осторожно, здесь есть обо что споткнуться. Иди за мной, прямо, прямо, стоп. Не открывай глаза, просто сделай большой шаг влево. Вот так, -  Дюк снял ладонь Ирэн со своего плеча, и держа ее за руку, шагнул сам раньше, чем это сделала женщина. Вопреки закону жанра, оба они успешно перемахнули через влажно поблескивающее пятно загустевшей, но еще не высохшей крови на полу, не запачкавшись. Несколько потревоженных мух с жужжанием разлетелись в стороны. Крокер только сейчас понял, что интуитивно старается не дышать носом и поэтому практически не чувствует запаха крови и едва заметного сквозь него тревожно-сладковатого запаха чего-то мертвого. Кого-то мертвого - мистер Бэккет сейчас таращился им в спины, но Дюк все равно знал что он там - одноглазый, в этой продырявленной в десятке мест и покрытой бурыми разводами рубашке, правая рука с нелепо изломанными, скрюченными птичьей лапой пальцами безвольно лежит на животе... Крокер зажмурился и потряс головой, отгоняя дурноту, и неглядя шагнул вперед, сдвигая в сторону попавшиеся на пути книги. Выругался и посмотрел под ноги - между одинаковыми томиками какого-то собрания сочинений мелькнул белый конверт, размашисто подписанный почерком Франчески. "Для Ирэн А." - интересно, как это попало именно сюда, в книги, но в таком бардаке это не удивительно. В голову Дюка пришла мысль о том, что в конверте могут быть какие-нибудь фотографии, может быть - документы, или напротив, какие-нибудь сентиментальные женские глупости... Что-то, что не нужно оставлять на месте преступления. Крокер осторожно вытащился конверт, оказавшийся довольно толстым и передал его Ирэн:
- Просто возьми это, потом разберемся.
До выхода на улицу оставалось еще несколько шагов, и Крокер отчетливо видел покачивающийся брелок вставленного в замочную скважину ключа - по крайней мере, не прижется его искать по комнате, или - противная мысль, которую лучше даже не представлять - в карманах у мертвеца.
- Прямо, прямо, осторожно, острый угол, - под ногой хрустнул пластиковый корпус шариковой ручки или чего-то подобного, но это было уже не важно - они стояли около задней двери. Крокер распахнул дверь на улицу, не удосужившись даже убедиться, что за ней никого нет - комната с трупом слишком действовала ему на нервы. Им повезло на этот раз - тенистая дорожка, уводящая от дома Бэккетов была пуста. Дюк снова поймал руку Ирэн и провел женщину на улицу впереди себя - нужно было еще закрыть за собой дверь.
- Можешь смотреть, только не оборачивайся.
Не слишком размышля о возможных и невозможных последствиях, Крокер захлопнул дверь за ними и дважды провернул ключ в замке. После этого ему не оставалось ничего иного, как спрятать его в собственный карман - позже просто выкину его в море.
- Идем, - хотя прямой необходимости в этом уже не было, Дюк взял Ирэн за запястье и быстро зашагал по петляющей между деревьями дорожке. Уже не помню, куда она там выводит. Главное - подальше отсюда.

0

13

Глаза закрыты, но воспоминания мелькают перед ними яркими фотографиями - две маленьких девочки в просторной комнате обставленной роскошной мебелью, у одной завязаны глаза,она ищет что-то, вытянув руки вперёд, вторая  - бегает вокруг неё, смеётся, говорит какие-то глупости... В их играх правила менялись на ходу, но так или иначе, обоим было весело, даже в тот раз, когда Франческа уронила дорогущий торшер и им потом обоим досталось...
Сейчас она снова в слепую пытается найти что-то в большой чужой комнате, и если точнее - выход из неё. Хорошо, что она хотя бы не одна... И даже страшно представить, что было бы, будь она одна, чем бы всё закончилось... Одна только эта мысль наводит страх, которого она, казалось бы, итак испытывает уже слишком много. Но его может быть больше и больше. Он действительно не ведает границ. Даже видеть в воспоминаниях лицо Франчески страшно, хотя раньше эти воспоминания вообще не были чем-то особенным, просто цветные картинки из детства. Сейчас же всё приобретает новый смысл.
Ничего не остается кроме как положить руки на плечи Дюку и идти за ним - она сама придумала эту игру, соорудила правила на ходу, и надо пытаться им следовать, что бы не проиграть. Ирэн пытается убедить себя, что надо закрыть глаза совсем, сосредоточиться на всех остальных чувствах кроме зрения и идти следом за мужчиной, но это кажется почти невозможным, не смотря на страх. Любопытство... Она запрещает себе поднимать глаза, но не может запретить себе иногда посматривать под ноги, вылавливая отдельные кадры - паркет, ковёр, листы на ковре... Вокруг оглушающая тишина, которую нарушает только жужжание мух и их с Дюком шаги, почти синхронные. Запах , который она чувствует, заставляет её перестать дышать носом, но в остальном "картина места преступления" по всем этим кусочкам паззла не кажется ей такой уж жуткой, и поэтому она становится смелее,она чуть-чуть приподнимает глаза...
Пальцы впиваются в плечи Дюка, наверное, достаточно болезненно. Уже через секунду её глаза плотно закрыты, чуть придя в себя она ослабевает хватку, но глаза открывать больше не собирается. Лучше не стоит.
-Всё в порядке, просто оступилась, - шепчет она.
Стоило один раз увидеть что-то такое, от чего ей опять очень захотелось упасть в обморок, и Ирэн тут же перестала проявлять любопытство. Даже тогда, когда Крокер сказал ей через что-то переступить, и это что-то могло быть, например, отрубленной головой, или ногой, а может вырванными кишками, а может... "Я лучше потом спрошу, что это было"
Правда, в тот момент когда Дюк что-то дал ей в руки она немного напряглась, но это точно не было отрубленной головой - на ощупь напоминало скорее конверт. "Что ж, это я смогу рассмотреть когда мы выберемся отсюда."
Ещё несколько "осторожно, угол" и прочих предупреждений в этом роде, и она наконец слышит звук открывающейся двери. И к счастью, почти сразу после этого звука их страшное путешествие закончивается.
Наконец открыв глаза, Ирэн огляделась по сторонам, к счастью не обнаружив ни одного свидетеля их с Дюком побега из дома Беккетов. А потом перевела взгляд на конверт, с удивлением обнаружив на нем своё имя. "Хотя, чем тут удивляться, она же ждала меня. Интересно, а если бы я приехала раньше..."Ещё одна мысль, о которой думать не хотелось. И к счастью, совсем скоро рядом оказался Дюк, взявший её за руку и потянувшись куда-то от дома, уже совсем всё равно куда, главное подальше. Главное не видеть больше это всё...
-А твоя машина? - вдруг вспомнила Ирэн. В целом, её это не касается, и она вообще не должна волноваться. "Хотя нет, подождите, должна - там мои вещи." Но сейчас в любом случае дело было не в вещах , уж после такого ей на них было наплевать. Но что если машину Крокера заметят там?

+1

14

Только метрах в тридцати от особняка Беккетов Крокер наконец решил что пора, во-первых, притормозить, во-вторых - отпустить руку Ирэн, в-третьих - обдумать сложившуюся ситуацию. Впрочем, нет, обдумать  - это на "Cape Rouge" и после хорошей порции виски. А сейчас - просто сделать глубокий вдох. Задумчиво потереть плечо, на котором словно бы еще лежат пальцы Ирэн, что конечно совсем не соответствует действительности. Вспомнить, что в какой-то момент их перехода - другим словом и не назовешь, любому лабиринту с минотаврами даст сто шагов вперед - через комнату Грега Беккета мисс Адлер весьма ощутимо в него вцепилась и даже как-то это прокомментировала, но сознание Крокера в тот момент было слишком занято другими подробностями, чтобы реагировать на такие мелочи. Мелочи ли? Сейчас любая вроде бы мелочь может стать сначала ненужной уликой, или досадной помехой, а потом - превратиться в серьезную такую неприятность.
Дюк окончательно остановился и обернулся к Ирэн, оглядел женщину с ног до головы, в основном на предмет следов крови и прочих опознавательных знаков с места преступления, на котором они только что побывали. Вроде ничего, хотя... Крокер покачал головой и в который уже раз за день устало потер глаза. Можно десять лет заниматься контрабандой, приторговывать травкой, мошенничать и даже воровать по мелочи, но совершенно не уметь заметать следы чего-то более серьезного. Что-то он наверняка упускает...
В доме Беккетов Дюку почему-то казалось, что им удастся выбраться без последствий - сейчас он думал, что их обязательно поймают на какой-нибудь ерунде и все закончится как нельзя хуже. Впрочем, дурные мысли имеют привычку сбываться, а значит надо настроиться на что-то более конструктивное.
- Ты как? - очередной животрепещущий вопрос, ничего не скажешь, Крокер усмехнулся, - Как-то глупо это сейчас звучит. Ноги, руки целы - не на что не налетела? Свежие царапины, невовремя обломившийся ноготь... там?  - Дюк неопределенно кивнул в сторону белеющей между деревьями стены дома Беккетов. В горле пересохло и голос звучал как-то сипло и неестественно, так что контрабандист откашлялся, и потом продолжил в своей более привычной манере:
- Ты же понимаешь, это сугубо практический вопрос, потому что... - будет хреново, если тебя свяжут с местом убийства. Даже если я там где-нибудь облажался, выкручиваться будет все же проще - очередное объяснение в духе "не принимай на свой счет, это просто Крокер всегда много болтает" было прервано весьма рациональным замечаением насчет машины. Или замечание было раньше, а до впавшего в ступор мозга контрабандиста оно дошло только сейчас? Ирэн была, конечно же, права - бежевый Ровер Дюка, единственный в своем роде в Хэйвене и его окрестностях, а может и во всем штате Мэн, все еще торчал напротив дома Беккетов, на виду у всех, и хорошо если не с ключами в замке зажигания - Крокер конечно же не запомнил, что с ними сталось, когда он выскочил из машины. Каких-нибудь сорок минут назад, а может больше или меньше.
- Я точно не собираюсь бросать старину на произвол судьбы. Тем более что мне совершенно не улыбается перспектива топать отсюда в порт пешком. Но сначала немного прогуляемся, если не возражаешь. Извини, милая, но ты сейчас на призрака похожа. Призрака почтальона, который может поспорить бледностью с конвертом в своих руках, - Дюк задумчиво растянул последние слова, с некоторым любопытством и беспокойством глядя на послание, оставленное для Ирэн. Даже если Фрэнки понаписала там каких-нибудь глупостей - что весьма в ее духе, вечно расскажет о чем угодно, только не о действительно важных вещах... Было в ее духе, - мысленно поправил себя контрабандист, - вечно рассказывала о чем угодно, кроме важного. Все теперь только в прошедшем времени, и как-то это неправильно, даже при учете что мы и друзьями толком не были. Просто бывшие любовники с похожими взглядами на то, как весело и непринужденно провести время. Прекращай уже думать о Франческе, ее просто больше нет, и куда интереснее, что теперь делать с вполне себе живой Ирэн, которой, очевидно, теперь уже не удастся остановится погостить у подруги!
- Так, знаешь, обо всем об этом мы тоже подумаем немного позже, - это замечание могло в равной степени относится как к собственным мыслям Крокера, так и к конверту в руках Ирэн Адлер., - Давай для начала просто вернемся на "Cape Rouge". Дальше тропинка изгибается и выводит на шоссе. Вернемся за машиной, радостно помашем любопытному фермеру с газонокосилкой, и домой. Хочу успеть напиться раньше, чем кому-нибудь захочется полюбопытствовать, как я провел день. Кстати, как у тебя с актерскими способностями? И не свети слишком... этим, - Крокер показал на конверт, - Есть возражения, или идем?

0

15

- Ты как?
-Могло быть намного хуже, - мгновенно ответила Ирэн, вспоминая свои размышления на тему "А что если бы я тогда была с ними", - И вроде бы ничего там не оставила. Все ногти на месте.
Если бы не мрачный и через чур серьезный тон, в словах Ирэн можно было бы заподозрить нотки юмора, но нет, как бы не была нелепа фраза про ногти, Адлер произносила её на полном серьезе. В конце концов, сейчас действительно любая незначительная мелочь имеет значение. Женщина чувствовала как у неё начинает болеть голова от попытки вспомнить каждую секунду пребывания в доме Беккетов и определить навскидку, насколько легко им будет обойтись без последствий после этого визита. Только вот как на зло, хоть и были они в доме совсем недавно, все воспоминания размытые и сумбурные, как в бреду. А память как на зло подкидывает что-то сейчас совсем неважное, например мысль о том, что больная нога на время пребывания в доме Беккетов магическим образом исцелилась. Действительно - ей было настолько не до того, что она даже забыла про ноющую боль, но теперь она вернулась как будто бы в двойном объеме при первом же слегка неосторожном движении.
-Прогулка? Хорошо, - Ирэн кивнула, в очередной раз соглашаясь с Дюком, что ещё неделю назад казалось чем-то невероятным, - Главное что бы не пробежка.
Произнеся последнюю фразу, женщина кинула взгляд на свою больную ногу, а потом сосредоточилась на изучении конверта в своих руках. Любопытство опять терзало её - хотелось разорвать белую оболочку немедленно, и раз уж это нельзя было делать прямо здесь и сейчас, она по крайней мере пыталась прощупать его содержимое, что бы понять, что внутри. Но Крокер опять и снова был прав - сейчас не лучшее время, сейчас лучше спрятать конверт и изучить на Cape Rouge. Так что, кинув на конверт последний взгляд, Ирэн убрала его в сумочку.
"Удивительно, но я даже не пытаюсь с ним спорить. И даже не вижу повода. Даже малейшего. Вероятно, кто-то должен был умереть для того, что бы я перестала придираться к Крокеру по каждой несущественной мелочи" - Ирэн мрачно ухмыльнулась, подумав это, и как-то очень неопределённо глянула на Дюка - не то с виной во взгляде, не то с немым вопросом "Что будет дальше?". Пока ответ находился только один - определённо надо добраться до лодки, определённо надо перевести дух, собраться с мыслями,собрать воедино все детали произошедшего. И выпить. Определённо.
-Кстати, как у тебя с актерскими способностями?
Ирэн чуть оживилась, услышав этот вопрос, и с интересом посмотрела на Дюка. С одной стороны, думать не хотелось о том, когда и как они могут пригодиться, а с другой же, Ирэн всегда нравилось пускать вход своё умение быть кем-то ещё кроме себя. То есть, конечно это иногда заходило за рамки, и приводило к таким вот последствиям, как сейчас, но тем не менее, игра - вот то, что всегда было необходимо Ирэн. Как наркотик, от которого потом тебе же и хуже.
-Пока никто не жаловался, - так же мрачно отозвалась она, и больше ничего не говоря пошла следом за Дюком.

0

16

- Будем надеяться, что это так, - кивнул Крокер в ответ на реплику Ирэн по поводу ногтей. Будем надеяться... Ничего другого все равно не оставалось, поскольку что бы они ни оставили в доме Беккетов, возвращаться туда снова он не собирался. Хватит с меня изувеченных трупов на сегодня.
После всех сегодняшних неприятностей Ирэн вела себя на редкость покладисто и не пыталась спорить, хотя Крокер и подозревал, что его рассуждения сейчас далеки от идеала логичности и рациональности. Все предыдущие дни на "Cape Rouge" контрабандист мог только мечтать о таком отношении к своей персоне, но именно сейчас подумал, что парочка язвительных и критических комментариев бы не помешала - яд в словах Ирэн уже успел стать чем-то привычным, индикатором того, что все так, как и должно быть, нормально. Сейчас же ситуация была так далека от нормальности, как только возможно.
- Не волнуйся, никаких пробежек. В это время дня и в такой одежде они нам разве что подозрительности добавят, - пробормотал Крокер, и, проследив за взглядом женщины добавил:
- А мне казалось, мы вылечили твою лодыжку, - конечно, слова "мы" и "вылечили" здесь тоже были преувеличением. Просто последние дни путешествия Ирэн Адлер вроде как перемещалась по палубе корабля свободно и безо всякой заметной хромоты, и Дюк начал забывать о том, что в день их знакомства "туристка" едва не слетела с лестницы.
- В любом случае, здесь недалеко.
Несмотря на то, что Крокер уже довольно давно не ходил этим путем, память его не подводила. Маленькие городки все такие - единожды проложенная тропинка остается на одном и том же месте годами, а то и десятилетиями. А вот, например, в Нью-Йорке можно и через два месяца не узнать знакомый вроде бы квартал. К тому моменту, как Ирэн и Дюк вышли к шоссе, Крокер уже успел немного прийти в себя и натянуть на лицо привычное выражение беззаботности. И все равно даже сама мысль о том, чтобы вернуться к особняку Беккетов, отдавалась холодком вдоль позвоночника. Тем не менее, нам именно в ту сторону.
Припаркованный Ровер Дюк заметил еще издалека - и немного замедлил шаг, чтобы оглядеться. На первый взгляд ничего на улице не изменилось. Ну или по крайней мере дом Беккетов не обмотали черно-желтыми ленточками "Не пересекать, место преступления", обочина не была заставлена полицейскими машинами, и нигде поблизости не было видно синего грузовичка Нэйтана в-каждой-бочке-затычка Уорноса.
- Горизонт чист, - Крокер максимально ободряюще улыбнулся Ирэн прежде, чем направится к автомобилю. "Сосед с газонокосилкой" сосредоточенно наблюдал за ними из-за забора, вид у него был мрачноватый - Дюк даже передумал приветственно ему махать или как-то еще привлекать внимание. И так уже смотрит не отрываясь. Почему-то только сейчас в голову пришла мысль, не мог ли этот самый доморощенный садовод быть убийцей Фрэнки и Грега? Тогда понятно, что ему не нравится странная парочка, шныряющая вокруг. А что, вполне себе версия. Беда лишь, что таких можно придумать еще пару сотен.
Уже после того, как Дюк помог Ирэн забраться в довольно-таки высокую кабину Ровера, завел мотор и начал неторопливо выруливать на шоссе, он снова посмотрел на обитателя соседнего дома в боковое зеркало. Газонокосильщик все также стоял около забора и не сводил глаз с отъезжающего автомобиля.
- Вот теперь это реально жутковато, - пробормотал Крокер. Впрочем, может быть ни в чем не повинный мужик думал сейчас о том же самом - но уже в их адрес. Главное не поддаваться на паранойю.

В порт они добрались без приключений, и Крокер не стал изменять своей привычке парковаться в неположенном месте. Изменения в обычном поведении - это ведь подозрительный признак, не так ли? Уже у пристани Дюк и Ирэн все-таки столкнулись с Биди - в глазах миссис Митчелл читалось это "Дюк, ты опять забыл отметиться в документах портовой службы" выражение. Начальница порта бросила лишь короткий взгляд на Ирэн и закатила глаза. Да, это выражение Крокер тоже знал очень хорошо. Даже говорить ничего не нужно.
- Биди, ангел, я зайду к тебе с бумагами как только освобожусь, - Дюк молитвенно сложил руки, - А сейчас мне просто необходимо заняться починкой генератора, из-за этой грозы моя малышка ослепла и оглохла. Проторчали ночь в полной темноте и без сигнальных огней, так и ждал, что в нас кто-нибудь впилится.
Беатрис Митчелл скрестила руки на груди и еще раз оглядела Ирэн Адлер с ног до головы, потом перевела взгляд на сумку с вещами женщины, висящую на плече у Крокера - кажется у нее были сомнения насчет "срочной починки генератора". Дюк постарался придать своему взгляду максимально "щенячье" выражение, но предательски хитрая улыбка все равно брала верх - точнее, он старался чтобы все выглядело именно так. Наконец строгая начальница порта сдалась:
- В порту тоже много что накрылось из-за грозы. Я видела, ты причаливал сегодня. Чини свой генератор и живо ко мне.
- Биди, ты лучшая, - Митчелл лишь снисходительно улыбнулась в ответ на это, покачала головой и направилась обратно в свой офис.
Крокер вполне искреннее улыбнулся и подмигнул Ирэн. Ситуация налаживалась - теперь у них по крайней мере появилось алиби на ту ночь, не завязанное на взаимных показаниях.

Первым желанием - даже в обход привычного уже "в любой сложной ситуации спасает стакан виски" - возникшем у Крокера по возвращении на "Cape Rouge" было упасть на диван и так там и остаться, рассматривая низкий потолок каюты и ни о чем не думая. Слишком насыщенный день, слишком много всего случилось, слишком большой кавардак творится в голове. Фрэнки мертва. Грег мертв. Ирэн... Ирэн жива и пока что невредима, но сегодня она не должна была возвращаться на корабль. Тем не менее - они здесь, и ее сумка, которую он сам забрал из машины и почти привычным жестом повесил на свое плечо, как бы намекает, что "туристка" остается. И не ясно, насколько это все может затянуться. А если вспомнить все обстоятельства...
Крокер хмыкнул, пристроил сумку на ближайшую горизонтальную поверхность, и вытащил из шкафчика бутылку виски и два стакана. Что там было насчет "в любой сложной ситуации"?

+1

17

Честно говоря, она и сама была бы рада сейчас как-нибудь остро пошутить или услышать колкость из уст Дюка, ведь это было так привычно для них. И хоть она время от времени недовольно закатывала глаза или делала вид обиженный, в глубине души ей этот обмен колкостями даже нравился. Было в нём что-то азартное, будто это такая проверка на прочность и тренировка собственного остроумия, хотя, иногда она начинала очень сильно напоминать флирт. В такие моменты Ирэн тут же предпринимала попытку ударить чуть-чуть грубее, как бы доказывая, в первую очередь самой себе, что она ни в коем случае не заигрывает с Дюком Крокером. Так или иначе, сейчас эта их игра казалась чем-то очень милым и веселым. Да, по сравнению с жутким двойным убийством всё что угодно таким станет. И мисс Адлер хотелось бы сказать что-то насмешливое по поводу этого "мы", но не сейчас. Сейчас просто язык не поворачивался.
-Мне тоже так казалось, -печально вздохнула она. Жизнь, увы, штука суровая - даже лодыжка не желает так просто заживать, не смотря на все приложенные старания. Что уж сказать по поводу более глобальных вещей.
Ирэн шла рядом с Дюком, стараясь не выглядеть через чур напряженной и двигаться спокойно и расслаблено. А так же - не оглядываться нервно по сторонам. Когда они дошли до машины это показалось чем-то вроде маленькой победы, и она с радостью спряталась в её салон, будто укрываясь в крепости от страшных преследователей. На деле же, никого вокруг не было... если не считать странного типа с газонокосилкой, на которого Дюк тоже обратил внимание. Заметив взгляд Дюка в боковое зеркало и услышав его бормотание, она нервно сглотнула, убеждая себя, что нервничать ещё и из-за какого-то ненормального соседа с газонокосилкой - это перебор. "А что если он их и..." - эта мысль появилась как-то сама собой и от неё стало жутко.

Оказавшись в порту Ирэн почувствовала себя спокойнее - Cape Rouge конечно не был ей домом,  но во всем Хейвене он уж точно был ей самым знакомым и родным. Она не должна была возвращаться, но судьба решила иначе. И теперь вообще было неизвестно, как быть дальше... Но сейчас не об этом - надо было изображать глуповатую и жизнерадостную подружку Дюка, что бы эта Биди ничего не заподозрила. Не смотря на страх и напряжение, Ирэн "переключилась" моментально, принявшись чуть смущенно улыбаться и хлопать глазками, делая вид что она вообще не понимает, о чем эти двое говорят и что про неё думает Биди, а потом направилась следом за Дюком на лодку. И как только они вошли внутрь, жизнерадостное выражение спало с её лица, а потом они с Дюком практически синхронно приземлились на диван. Ирэн откинулась на мягкую спинку и закрыла бледное лицо ладонями, всё ещё находясь в прострации и нежелании верить в произошедшее. Услышав, что Дюк встал и вернулся с бутылкой и стаканами, Ирэн немного "ожила". Женщина протянула руку и взяла бутылку из его рук, немного бесцеремонно, не спрашивая разрешения и не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Затем плеснула в бокал достаточно большое количество медово-коричневой жидкости и выпила залпом. Напиток обжег горло и растекся по телу приятным теплом, но для того что бы забыть про произошедшее надо было гораздо больше. А Ирэн именно этого и хотелось - забыть напрочь. Хотя в то же время пытливый ум задавался вопросом: "Кто мог это сделать?".
"Вот только не надо играть в мисс Марпл. Лучше тебе не лезть в это дело и просто найти новое укрытие."
И всё же...
-Не подумай что я верю во всякую мистику, но это...-она запнулась, вспоминая место происшествия, - Так не бывает. Сначала эта гроза, потом Фрэнки и Грэг... Гроза же не может душить людей занавеской, а, Дюк?
"Скажи мне, потому что я уже начинаю сомневаться."

+1

18

Предлагать мисс Адлер выпить не пришлось - женщина сама забрала у него бутылку и стакан, и Крокеру осталось лишь молчаливо пронаблюдать за тем, как она наливает себе виски и буквально опрокидывает первую порцию напитка. Кто-нибудь другой на его месте может быть удивился или возмутился бы, но Дюку это казалось вполне себе здоровой реакцией нормального человека, оказавшегося в не совсем нормальных обстоятельствах. Главное следующую порцию растянуть чуть на подольше, если конечно женщина не стремится как можно быстрее вырубить себя самостоятельно прямо на диване в гостиной. Подобный план в сложившейся ситуации, возможно, был не так уж и плох, но едва ли отвечал характеру Ирэн Адлер, по крайней мере в представлении Крокера. Поэтому бутылку он у нее все-таки забрал, но исключительно для того, чтобы разлить напиток по стаканам снова. Дюк сделал большой глоток, Ирэн же внезапно решила прервать их затянувшееся молчание и задала вопрос, который, очевидно должен был показаться странным любому нормальному человеку, включая и Дюка Крокера. Даже несмотря на весь пережитый ими обоими стресс и неразбавленный виски на пустой желудок - завтрак прошел уже довольно давно и не отличался разнообразием, но об обеде после визита в дом Беккетов думать все еще было тошно. Тем не менее, Дюк, казалось, всерьез задумался над описанной мисс Адлер перспективой убивающих погодных явлений. Действительно задумался, потому что даже самый невероятный бред вносил хоть какую-то, хоть странную, но логику в произошедшее - кажется, в Хэйвене уже лет двадцать не было настолько скверных убийств. Впрочем, о насильственных преступлениях Дюк все-таки обычно читал в газетах, а не принимал личное участие - кто знает, что напишет "Haven`s Herald" о бедной Фрэнки и ее муже... Может статься, что все будет выглядеть весьма благопристойно, для двойного убийства, конечно. Крокер внезапно понял, что затянул с ответом на вопрос, подразумевающий вполне очевидный и однозначный ответ - на месте Ирэн уже можно было бы начать беспокоиться - если не насчет грозы-убийцы, то насчет душевного равновесия собеседника, а заодно и свое собственного. 
- Если грозы и убивают, то только молнией. Все, что произошло в доме Фрэнки и Грега - дело человеческих рук. Ну или по крайней мере кого-то, у кого есть руки, - Дюк вспомнил в каком виде он нашел тело мистера Беккета и его передернуло. Даже по его не слишком высокоморальным меркам человек - нормальный человек без замашек кровожадного маньяка-убийцы - не должен был делать что-то подобное с другим человеком. Даже таким как Грег Беккет. В голове опять навязчиво всплыло слово "Проблемы" - что-то родом из детских воспоминаний и городских легенд, но в то же время вполне реальное для Хэйвена. Слово, которое ты говоришь, когда происходящему нет разумного объяснения, а потом пожимаешь плечами и наливаешь себе еще виски, и стараешься побыстрее выкинуть все это из головы, потому что иначе очень легко начать шарахаться от собственной тени. В общем, тему стоило перевести и как можно быстрее, чтобы не было даже соблазна рассказать Ирэн какую-нибудь страшную микмакскую легенду или поразмышлять на тему того, что гроза может и не достаточно разумна, чтобы душить людей занавесками, но что если кто-то разумный сумеет управиться с грозой?
- Не хочешь посмотреть, что тебе оставила Франческа? - таинственный конверт из кабинета вполне логичным образом всплыл в цепочке воспоминаний о сегодняшнем дне, и показался сравнительно безопасным продолжением беседы.
В эту секунду лампочка на противоположенной стене кают-кампании внезапно вспыхнула, мигнула раз-другой и, щелкнув, погасла. Дюк нахмурился, глядя на это светопредставление - не признаваться же, что внезапно ожившее электричество чуть не заставило его подскочить с дивана и посмотрел на Ирэн, которая тоже показалась ему испуганной:
- Кажется, генератор не настолько мертв как я про него думал. Наверное мне все-таки стоит пойти проведать этого "пациента", пока ничего не коротнуло... - Крокер с некоторым подозрением покосился на лампочку, но она больше не делала попыток зажечься и никаких подохрительных звуков не издавала, - Посидишь тут? Или... - Дюк развел руками, - Технический трюм - это ужасно скучно, но если... Окончание фразы, которое всплывало в его голове было еще более странным, чем ее начало, и Крокер предпочел о нем попросту умолчать. Не иначе как разговор про грозу-убийцу навел его на мысль о том, что Ирэн может быть страшно или неуютно оставаться сейчас в кают-кампании в одиночестве. Вроде бы даже почти логично, но в то же время полный бред, если вдуматься. Дюк решительно допил остававшийся в его стакане виски - кто сказал, что чинить сложные электроприборы можно только на совершенно трезвую голову? - и поднялся с дивана.

+1

19

- Если грозы и убивают, то только молнией. Все, что произошло в доме Фрэнки и Грега - дело человеческих рук. Ну или по крайней мере кого-то, у кого есть руки.
-Причем, руки достаточно сильные, что бы устроить в доме масштабную перестановку, - подхватила мисс Адлер, поднося к губам бокал с виски. В этот раз пить залпом она не собиралась, а наоборот, сделала глоток совсем небольшой, - Только подумай, все предметы там явно были не на своем месте. Я хоть раньше и не была в этом доме, но подозреваю что изысканный вкус Франчески не позволил бы ей разместить диван посреди комнаты под углом, что уж говорить об обустройстве кабинета... наверное.
В последнем предложении Ирэн запнулась, потому что она вроде как просила вести себя через комнату что бы идти с закрытыми глазами и ничего не видеть, но всё же не удержалась и пару раз подглядела. Правда, как только увидела изломанную руку Грэга, подглядывать расхотелось... Подумав об этом, Ирэн медленно подняла глаза на Дюка. Может признаться ему? Хуже уже не будет, а обсуждать детали будет легче.
"И откуда это желание обсуждать какие-то детали с незнакомым человеком? Думай своей головой, мисс Марпл. Ты ничего не знаешь о его целях, вдруг он просто мастерски играет свою роль?" - опять эти параноидальные мыслишки. Итак неспокойно, а ещё и они. "В конце концов, если думать с такой точки зрения, то заговор можно найти где угодно. С такой же вероятностью мои родители на самом деле мне не родители, а нашли меня на улице в коробке, и вообще меня оставили на земле инопланетяне, а наша собака на самом деле была шпионом британской разведки и докладывала о каждом моем перемещении загадочному мистеру X." После этой мысленной тирады Ирэн умозаключила что потихоньку едет рассудком, и поспешила снова принять "лекарство". А затем всё-таки заговорила.
-Я видела руку Грэга. Это...ненормально мягко говоря, - это было настолько ненормально, что Ирэн поёжилась, вспоминая эту картину, - Тут работал какой-то совершенно нездоровый психопат. Кто-то настолько отшибленный на всю голову...Просто в уме не укладывается, зачем это кому-то надо. Профессиональный киллер бы просто пустил по пуле в лоб, а тут такой цирк. Случайное совпадение и серийный убийца, ворвавшийся именно в тот дом, в котором я должна была жить неопределенное время? Совпадение? Такие совпадения бывают?
Ирэн чувствовала что вот-вот сорвётся и зарыдает в голос, поэтому предпочла замолчать и несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть.
Идея посмотреть содержимое конверта была весьма здравой, и потому женщина, кивнув, принялась копаться в сумочке. И лишь когда пухлый конверт снова был в её руках, параноидальная мысль снова закралась в голову.
"Не странно ли, что он снова напомнил тебе про конверт? Он сам тебе его и дал, он сказал его прятать, сейчас просит открыть... Почему? Вдруг ему важно знать что там? Нет, если бы так, он бы сам его заныкал, тебя не спрашивая, ты же была с закрытыми глазами. Он просто дал тебе что-то, что может пригодиться. В этом нет никакого подтекста."
И всё же, вцепившись пальцами в конверт, Ирэн невольно снова бросила на Дюка неуверенный взгляд, лишь через секунду сообразив, что фразу "Я тебе не доверяю" в нём прочитает даже не умеющий читать. И тут же в голове голосом Дюка прозвучала ответная реплика "Какого хрена?!". Да, это был бы уместный вопрос.
-Да-а, надо бы... - "посмотреть", хотела договорить Ирэн, но не успела, поскольку в этот момент лампочка издала страшный звук и моргнула. Всё это было так внезапно, что женщина вскрикнула, тут же пристыдившись своей реакции. Ей показалось что в тот момент её голос звучал как-то совсем по-детски, и ей было стыдно за всё это. За свою панику, за то, что не смотря на попытки сохранять спокойствие это всё равно выходит с трудом, за эту глупую паранойю... Пять минут она накручивала себя на тему того, что быть может перед ней страшный враг, но стоило одной лишь лампочке треснуть - как она мигом вспомнила всё то хорошее и совсем не вражеское, что он для неё сделал, и снова смотрит на него как на спасителя. И в глазах теперь читается "Ты же защитишь меня от этой кровожадной лампочки, которая хочет нас убить?"
-Посидишь тут? Или... Технический трюм - это ужасно скучно, но если...
-...но если взять с собой виски и этот конверт, будет не так скучно, - закончила предложение Ирэн, нервно улыбнувшись.
-Ты не подумай, у меня нет склонности к алкоголизму. Обычно я почти не пью, - Ирэн почему-то посчитала нужным добавить эту отмазку перед тем, как осторожно взять со стола свой бокал. В другой руке женщина держала конверт, содержимое которого до сих пор оставалось неизвестным.

+1

20

- Причем, руки достаточно сильные, что бы устроить в доме масштабную перестановку, - произнесла Ирэн Адлер, и тут же начала приводить аргументы в пользу этого своего предположения.
- Или убийц могло быть несколько - даже вдвоем можно много чего наворотить не особо перенапрягаясь, - задумчиво подхватил Дюк, как-то не совсем полностью вникая в обсуждение. То есть Ирэн-то он слушал очень даже внимательно, но все эти упомянутые ею детали преступления сейчас каким-то образом существовали отдельно от самого события. Словно они обсуждали детективный сериал или газетную заметку о деле, которое случилось когда-то давно, где-то далеко и с кем-то другим.
Буквально через минуту это ощущение пропало - стоило только откинуться на спинку дивана и прикрыть глаза, как перед внутренним взором вновь замелькали образы из дома Беккетов, и Крокер поспешно выпрямился и с некоторой смесью любопытства и удивления уставился на Ирэн. Отчасти просто потому, что женщина являла собой куда более привлекательное зрелище, нежели все то, что заполняло сейчас его голову, но в основном все же потому, что на самом деле совершенно не ожидал услышать от нее все эти рассуждения. И не то чтобы в словах "туристки" можно было найти какой-то логический изъян, напротив... Просто женщина рассуждала так, будто что-то смыслила в криминалистике. Ну, или в преступной деятельности, если на то пошло. Или просто начиталась детективов, но в любом случае менее всего она сейчас походила на испуганную барышню, готовую хлопнуться в обморок после всего пережитого. Более того, классическое "я не хочу об этом думать, я хочу скорее все забыть" тоже, видимо, было не для мисс Адлер. В общем, Крокер вдруг поймал себя на мысли, что реакция Ирэн на события сегодняшнего дня занимает его намного больше, чем анализ произошедшего в доме Беккетов преступления. За предыдущие недели он вроде бы успел убедиться в том, что находящаяся на его корабле женщина - если вдуматься, эдакая насмешка над морскими суевериями - личность весьма незаурядная. А теперь вот ему снова стали интересны границы этой незаурядности - и заодно причины, заставившие мисс Адлер вообще приехать в Хэйвен. Теперь, когда Франческа Беккет мертва, в некотором роде, получалось, что это он отвечает за "туристку", по крайней мере еще какое-то время, а это сразу вносило определенные коррективы в правило "не выведывать лишнего о своем грузе". Уж не слишком ли много кое-кто знает об убийствах?
- Никогда не видел работу профессиональных киллеров, но подозреваю, что они работают так, как им скажет наниматель. Тем более, Френ… Франческу убили "чисто"- без крови и переломов, - Крокер вздохнул, потер лоб, словно это могло стереть картинку из его памяти, и снова глотнул виски, - Если бы я что-то понимал во всем этом, я бы предположил, что Грега либо пытали, чтобы выведать у него что-то, либо  кто-то был очень зол именно на него. Не случайно же говорят, что эмоции предают силу, особенно - психопатам. Проблема только в том, что ни киллеры, ни серийные маньяки-убийцы не являются чем-то нормальным для крошечного городка с населением в 25 тысяч человек. По американской статистике, знаешь ли, нам вообще "положено" не более одного убийства в год. В общем, я не думаю, что это все случайность. Но, надеюсь, что как бы то ни было, к нам это не имеет никакого отношения. Просто Грег влез во что-то, что в конечном итоге его убило…
Как он сам справедливо заметил раньше, у этого "чего-то" были руки, и как верно сказала Ирэн, очень даже съехавшая крыша, но, в конечном итоге, Крокер был почти уверен, что это дело полиции и максимум о чем надо думать им с Ирэн - это как не попасть в самую середину полицейского расследования.
- Мне только жаль, что Френки тоже в это угодила.
Да, нужно было определенно отвлечься от этой темы для разговора. Дюк покачал головой и сделал большой глоток из своего стакана.

Реакция Ирэн на предложение посмотреть содержимое конверта показала, что не только Крокер подумывает о том, не стоит ли что-то большее за интересом своего "товарища по несчастью" к происшествию в доме Беккетов. Только вот Дюк еще не решил, стоит ли начинать подозревать "туристку" в чем бы то ни было, а вот мисс Адлер чуть что снова начинала волком на него смотреть. Вот и сейчас… Крокер только брови вскинул в ответ на странный взгляд женщины, который он не понял чем вдруг заслужил. Но фокусы с электричеством внесли свои коррективы. Ирэн испугано вскрикнула и повисшее было в воздухе напряжение слегка подрассеялось.
-… если взять с собой виски и этот конверт, будет не так скучно, - женщина явно не собиралась оставаться наедине с подозрительно себя ведущими электроприборами.
- В таком случае, прихвачу лишний фонарик, - Дюк усмехнулся последней реплике "туристки", - И бутылку. Потому что я все-таки обычно пью.

Случайный прохожий, гуляющий в этот момент по гавани Хэйвена, наверное, имел возможность созерцать довольно любопытную картину - как на палубу обшарпанного корабля выходят мужчина и женщина, снаряженные, во-первых, фонариками и инструментами, во-вторых, початой бутылкой виски и парой стаканов, и в-третьих, каким-то конвертом. Последний, впрочем, едва ли был особо заметен с берега. Потом Крокер открыл люк и оба они по очередной из этих ненавистных для Ирэн лесенок спустились в трюм "Cape Rouge". Не тот, который они навещали в прошлый раз, а, впрочем, в "брюхе" корабля было множество помещений, о которых мисс Адлер могла бы только догадываться. В трюме было темно, но полудохлый электрогенератор и впрямь периодически издавал какие-то звуки. Вот и где, спрашивается, хваленая автоматика, которая в случае чего должна была полностью отключить эту дурную штуковину во избежание пожаров? Крокер с трудом удержался от того чтобы пнуть устройство - это делу не помогало.
- Ирэн, будь добра, посвети мне, раз уж ты все равно решила составить мне компанию…
Крокеру и беглого взгляда не понадобилось, чтобы понять, что без деталей починить латанный-перелатанный генератор не получится. Но он наверное не был бы собой, если бы не попытался - через некоторое не то чтобы продолжительное время работы, сопровождаемое некоторым количеством ругательств - Ирэн-девушке-с-фонарем тоже досталось, так что потом надо бы извинится, в трюме внезапно зажегся свет, а генератор перестал фыркать и равномерно заурчал. Дюк поднялся с колен и вытер лоб:
- Я же говорил, что будет скучно. И да, эта штука держится только на моем честном слове, а это, к сожалению, не очень то надежная деталь в любой системе. В общем, в море так выходить нельзя, но по крайней мере теперь можно не думать о том, что холодильник расстает, а в душе кончится вода. Так, кажется по плану у нас… еще виски?   

Отредактировано Duke Crocker (2014-12-08 01:56:59)

+1

21

Ирэн пришлось приложить усилия, что бы больше ничего не сказать, и лишь внимательно выслушать замечания Дюка, не вставив не единой реплики. Ей, конечно же, очень хотелось пуститься в долгие рассуждения, ей невероятно хотелось докопаться до истины - в первую очередь, по той причине, что погибли её друзья. И всё же было кое-что ещё, за что Ирэн было отвратительно стыдно - ей было страшно любопытно. И страшно, и любопытно. Одновременно. Она чувствовала, что желание докопаться до истины жжет изнутри нестерпимо. И эта мерзкая мысль "Вот бы это было убийство кого-то другого, кого мне не жалко, и я могла бы рассуждать здраво, не вмешивая чувства." Всё перемешалось в одну большую кучу - страх, любопытство, стыд, волнение... "Просыпается жажда жить, не правда ли?" - шепчет ехидный голос Женщины, которая ещё не "ожила" в полной мере, но уже существует где-то в глубине души Ирэн и просто ждёт удобного момента, что бы вырваться наружу. От двойственности собственных мыслей становится ещё страшнее - настолько, что на глазах выступают слезы. Одна должна была прореагировать "нормально" - просто испугаться до безумия, может быть ещё раз грохнуться в обморок, может быть впасть в страшную истерику, но она просто осознает, холодея от ужаса, что где-то глубоко внутри живёт тёмная личность, которой это каким-то странным извращенным образом нравится. И именно это страшнее всего. Но все же паранойя берёт верх - не время боятся себя, когда на свободе преступник, а может и несколько преступников осуществивших расправу над четой Беккетов. Быть может, они искали её? Быть может, они дейстительно пытали Грега что бы узнать, где она? В общем и целом, от слов Крокера легче не становится - раз это не случайность, значит это почти на 99% связано с ней. Она не могла поверить во что-то ещё.
- Мне только жаль, что Френки тоже в это угодила.  - Ирэн лишь кивает в ответ, собирая большим и указательным пальцами выступившие на глазах слёзы. Когда она закрывает глаза на мгновение, на тёмном фоне выступает портрет Франчески. Её жизнерадостная улыбка, её золотые локоны...Ирэн уже не может вспомнить, видела ли когда-нибудь Фрэнки печальной, злой или чем-то недовольной. Но зато теперь она видела её с каменным, иссиня-бледным лицом, и стоило подумать об этом, как оно появилось перед глазами на месте предыдущего портрета.
"А мне-то как жаль..." Она многое отдала бы что бы это оказалось дурным сном, или что бы это можно было как-то исправить. И так трудно поверить, что произошло нечто ужасное, что совсем никак не изменишь.

Настроение менялось каждую секунду, и Ирэн чувствовала потребность успокоиться хоть чуть-чуть, потому что эти постоянно меняющиеся эмоции, кажется, доставляли не только моральную, но и физическую боль. Надо было привести себя в порядок, и почему-то Ирэн решила, что именно виски в этом поможет. Потом, вероятно, будет совсем плохо, но сейчас это не важно. Женщина просто взяла всё, что необходимо, и проследовала за Дюком. Когда они пришли в трюм, Ирэн поняла что было спонтанной и необдуманной идеей тащиться сюда с выпивкой - впрочем, им было не до обдумывания каждого шага. Ещё вчера она бы высказала пару ласковых по поводу обустройства этого шикарного места, но сейчас ей было настолько всё равно, что она покорно светила фонариком куда Дюк приказывал и даже готова была простить ему несколько грубых слов в её адрес. А всё потому, что... Потому что лучше было рядом с ним, чем где-нибудь ещё, наедине с самой собой, своими страхами, своими мыслями. Сейчас ей вообще казалось, что она ещё долго будет бояться оставаться одна - совсем как в детстве, когда родители уезжали на званый ужин, оставив её дома, с огромными зеркалами, в которых отражались мрачные портреты каких-то их родственников, и тенями, выглядывающими из всех углов. Когда у тебя богатое воображение, очень многое может показаться страшным, и теперь все эти детские кошмары вернулись тройной порцией. Незаметно наблюдая за Крокером, пока тот копается с генератором, Ирэн думала о том, что ей просто не кому больше доверять. Даже себе уже доверять не хочется.
- Я же говорил, что будет скучно. И да, эта штука держится только на моем честном слове, а это, к сожалению, не очень то надежная деталь в любой системе. В общем, в море так выходить нельзя, но по крайней мере теперь можно не думать о том, что холодильник расстает, а в душе кончится вода. Так, кажется по плану у нас… еще виски?
-Знаешь, после того как я вошла в дом своей подруги и нашла на полу... В общем, знаешь, что-то скучное мне сейчас не помешает. Что-то скучное, предсказуемое и без смертей. - Ирэн опять натянуто улыбнулась, присаживаясь на один из ящиков и наливая себе ещё виски, про запас. - Поздравляю с починкой. Хоть что-то хорошее, да?
Конечно, починка генератора никак не могла затмить самой такое горе как смерть Бекеттов, но если бы Ирэн не пыталась мрачно шутить, всё было бы совсем плохо. Женщина посмотрела на конверт от Фрэнки - почему-то, было страшновато его открывать. Глупый страх и волнение перед очередной неизвестностью, и именно поэтому она будто бы специально оттягивала этот момент какое-то время. И наконец пальцы надорвали белую бумагу. Какое-то время женщина молчала, изучая внутренности конверта - в её руках оказались фотографии, которые она тут же принялась рассматривать, снова возвращаясь в прошлое. Но это было далеко не всё - кроме воспоминаний из детства, в её руках оказались поддельные документы и права с её лицом на них.
-Мило...-произнесла невнятно Ирэн, чувствуя, что волнение снова усиливается. А потом из конверта выпал небольшой ключик в пластиковом мешочке.
-А это ещё что за... - она вопросительно посмотрела на Дюка, будто надеясь, что уж он-то не первый день разгадывает такие ребусы. - Это было бы даже весело, если бы не было так жутко.
С этими словами женщина снова сделала несколько глотков виски, почти даже не поморщившись.

+1

22

Свет от одной белой лампочки в трюме, конечно, был куда предпочтительнее темноты, но явно не красил ни помещение, ни находящихся в нем людей. Ирэн, по крайней мере, даже с немного вымученной улыбкой на лице выглядела грустной и уставшей. Людям с такими глазами хочется накинуть на плечи теплый плед и сунуть в руки чашку какао, как в каком-нибудь плюшевом сериале, где самая большая трагедия - это смерть любимой собачки. Но, Крокер был вполне в этом уверен, в реальности виски решает любые проблемы намного лучше.
- Знаешь, "скучно и предсказуемо" - это точно не про контрабандистов. И не про тех, кто бросает старую чопорную Британию чтобы тайком добраться до Нового Света, - Дюк в свою очередь криво усмехнулся и поискал глазами свой стакан, поднял его с пола и с сомнением оглядел: ремонтные работы видимо оказались более бурными, чем ему показалось, раз уж на дне оказалась гайка, - Будем считать что победа над упрямой техникой - это знак, что дальше все начнет налаживаться, так или иначе.
Более не раздумывая, Крокер допил виски и вытряхнул прилипшую к стенке стакана гайку на ладонь прежде, чем зашвырнуть ее в дальний темный угол трюма. Ему совсем не нравилось то, как его вело на пафосные фразы и сопереживание проблемам "туристки". У него ведь и своих теперь по горло, разве нет? В общем, нужно было нагнаться так, чтобы это дурацкое настроение отвалилось и не мешало думать.
Крокер хозяйски пододвинул один из ящиков к противоположенной стене помещения, так чтобы расположиться почти напротив Ирэн. В голове мелькнула мысль о том, что для технического трюма у него здесь слишком много барахла, и что самое интересное - он уже не особенно помнит, как на "Cape Rouge" завалялись именно эти ящики - то ли он припрятал в них часть особо удачного груза вина из Испании, то ли свалил так и не пригодившийся груз для внезапно отказавшегося от сделки проходимца из Кейптауна - что же там такое было? И могут ли быть проблемы, если это что-то бесцеремонно кантовать? - а потом решил, что это тоже не так уж важно. Воспользовавшись тем, что Ирэн занялась конвертом, Дюк умыкнул бутылку чтобы плеснуть себе еще виски, но так в итоге и застрял с полным стаканом в руке, не без любопытства косясь на перекочевавшее в руки женщины содержимое таинственного послания от покойной Франчески Беккет. Фотографии, фотографии и еще раз фотографии, на которые может и было бы любопытно взглянуть поближе, но вряд ли Ирэн сейчас в настроении рассматривать их вместе с кем-то и комментировать, что-нибудь вроде: "А здесь мы с Фрэнки впервые курим травку на заднем дворе," - хотя сложно было бы представить мисс Адлер с самокруткой в зубах, Франческа умела это делать настолько виртуозно и обольстительно, что и самая ледяная леди бы не удержалась от того чтобы попробовать, можно не сомневаться. Впрочем, возможно в то время Фрэнки была совсем другой, чем запомнилась самому Крокеру... Дюк потер переносицу - любые воспоминания о Франческе Беккет отныне стабильно заканчивались картинами из мертвого особняка, и едва ли с этим что-то можно сделать. Что там еще? Прямоугольничек водительских прав - явно сработали какие-то из теневых партнеров Грега - и мысль о том, что именно они в итоге его убили несколько напрягает - тогда про Ирэн им известно больше чем надо, а намерения их не ясны, и... Реплика Ирэн:
-А это ещё что за..., - хорошо отражала характер очередной находки. Дюк нахмурился:
- Ключ от сувальдного замка, насколько я могу судить. Скрепкой такой не откроешь... Для двери, пожалуй, маловат, а для ящиков стола или там шкафов механизм такого замка обычно слишком массивный, это нецелесообразно. Можно? - Крокер протянул руку к мешочку с ключом, а потом поднял взгляд на лицо женщины и понял, что вот прямо так начинать рассуждения с типа замка и способов его открыть может быть и не стоило. Только еще одного раунда игры во взаимные подозрения нам сейчас не хватало... Тот факт, что ключ от сравнительно редкого в современном мире типа замка без дополнительных инструкций и указаний попал в предназначенный для Ирэн конверт, Крокеру тоже казался вполне себе жутковатым.
- Ладно, - Дюк убрал протянутую руку, и, после секундного размышления, хлебнул еще виски - Зачем Франческе передавать тебе ключ, который непонятно что открывает? Мне казалось - это у тебя какие-то тайны, а не у нее...

+1

23

- Знаешь, "скучно и предсказуемо" - это точно не про контрабандистов.
После этой фразы Ирэн хотела молниеносно отозваться, что она-то к контрабандистам себя не причисляет и крайне этому рада, но тут же Дюк завуалированно упомянул её саму, от чего женщина так и замерла с открытым ртом, на некоторое время растерявшись. Вообще-то, в этой суматохе вокруг убийства Беккетов она начала и забывать о том, что её собственная история - для Крокера тайна, покрытая мраком. Что там он мог себе нафантазировать, ей было неведомо, но закрадывались подозрения, что в его воображении всё могло быть ещё хуже, чем есть на самом деле.
"Наверное, стоит хоть чуть-чуть приоткрыть завесу тайны...", - подумала Ирэн, но как это сделать, представляла слабо.
-Уж не знаю как ты, но я видела такие ужасы впервые в своей жизни, - лишь смогла сказать она в ответ, но после короткой паузы всё-таки добавила - И я бежала не для того, что бы нарываться на неприятности. Я бежала для того, что бы  моя жизнь стала настолько заурядной и обыденной, насколько это возможно. Откуда ж я знала, что ваш тихий городишко тоже способен на сюрпризы...
От пришедшей следом мысли Ирэн стало очень грустно и неприятно - так чувствуешь себя, когда жалкая попытка сделать как лучше, заканчивается из рук вон плохо. Сначала ей сосем не хотелось произносить эту мысль в слух, но потом она осознала, что это необходимо сделать.
...или это я привезла их с собой.
Смешно, но даже сейчас она не могла перестать винить себя. Даже не смотря на то, что чужая вина , вина её обидчиков и убийц четы Беккетов была очевидна, она не переставала жить мыслью о том, что сама навлекла на себя все эти беды. И если задуматься, разве в этом не было крупицы здравого смысла?
-Наверное, с девочками которые слушаются своих родителей, такого не происходит, - хмыкнув, женщина опустошила бокал виски и протянула пустую тару Дюку.
-Будем считать что победа над упрямой техникой - это знак, что дальше все начнет налаживаться, так или иначе.
-Ва-ау, первая оптимистичная мысль! - "одобрительно" усмехнувшись, заметила Ирэн, - Да это всё равно что выиграть футболку когда у тебя рак мозга.
Фотографии, к сожалению, совсем не добавили Ирэн оптимизма, как и вся эта история с таинственным конвертом. Ладно, если первое просто было бы милым, если бы не ситуация, а сейчас лишь наводило тоску, то всё остальное наводило на такое несчисляемое количество вопросов, что... что просто необходимо было выпить ещё.
-Скрепкой не откроешь, - переспросила Ирэн, хмурясь не то с подозрением, не то заинтересованно, -А тебе приходилось? Хотя, кого я спрашиваю...
Пожав плечами, женщина передала ключ Дюку, в этот раз убрав всю свою паранойю куда подальше - было уже как-то не до того. И вообще, после речи Дюка вопросов только прибавилось. "Красота. Именно загадочного ключа нам и не хватало...Оу, я сказала "нам".." У Ирэн создавалось чувство, будто она попала в какой-то малобюджетный детектив, где её, конечно же, не обделили и напарником,и вот теперь они вынуждены расследовать некое загадочное дело вместе. Только, по-хорошему, не надо ей ничего расследовать - бежать надо. Снова. Нет, эта мысль совсем не была радостной.
Зачем Франческе передавать тебе ключ, который непонятно что открывает? Мне казалось - это у тебя какие-то тайны, а не у нее...
Ирэн не очень понравилось, что Дюк уже второй раз тонко намекает на её тайны. Хотя нет, в этот раз совсем не тонко, и если бы не ситуация, в которую они попали, и не выпитый алкоголь, Ирэн бы не на шутку разозлилась. Сейчас же она просто предпочла аккуратненько перевести стрелки.
-У всех есть тайны, так уж устроена жизнь. По крайней мере, Фрэнки точно было что скрывать от мужа, не так ли? - Ирэн посмотрела на Дюка вопросительно, чуть наклонившись к нему, и продолжила, - Кто знает, может она скрывала ещё что-то.

+1

24

- Уж не знаю как ты, но я видела такие ужасы впервые в своей жизни, - произнесла Ирэн, и Дюк хмыкнул:
- Знаешь, я тоже не то чтобы привык... - и задумался, не закончив фразу. Потому что с точки зрения здравого смысла по-другому и быть не могло, нормальный человек не может и не должен привыкать к изуродованным трупам. Но, видимо, все мы здесь немного ненормальные. Я-то уж точно - Крокер поймал себя на мысли, что уже не чувствует ни ужаса, ни растерянности, ни даже особой грусти, хотя казалось бы, Фрэнки когда-то что-то значила для него. Оставалась еще усталость и чувство некоторой непонятной тревоги - столько всего еще нужно предпринять, продумать, предусмотреть... Это было похоже на то, как будто сбылись какие-то давние и смутные опасения, и вроде бы все очень плохо, но ты заранее знал об этом и внутренне готовился, так что страха не осталось и тебе просто досадно, что все получилось так, как получилось. Это Хэйвен, чтоб его. Небольшая доля невезения и хорошая память - и ты очень рано учишься ничему не удивляться и не пугаться слишком сильно или слишком надолго.
Ирэн, между тем, не слишком нуждалась в его сочувствии, по крайней мере не в этом. У таинственной "туристки" были свои опасения и сожаления, сбывшиеся сегодня:
-  И я бежала не для того, что бы нарываться на неприятности. Я бежала для того, что бы моя жизнь стала настолько заурядной и обыденной, насколько это возможно. Откуда ж я знала, что ваш тихий городишко тоже способен на сюрпризы... или это я привезла их с собой, - и вот опять эта навязчивая мысль о том, что смерть Франчески и Грега каким-то образом связана с Англией. На лбу Крокера появилась недовольная морщинка - ему казалось маловероятным, что "туристку" могли "пасти" с самих Британских островов, это, в конце концов, ставило под сомнение его собственный хваленый профессионализм - но если уж Ирэн так одержима этой идей, то почему бы не начать говорить конкретнее? Может я и не хочу знать лишнего, но еще меньше я хочу закончить так как Грег Беккет, с переломанными пальцами и карандашом в пустой глазнице.
- У англичан ведь есть поговорка про тихую воду?* - Крокер вздохнул и качнул рукой с бокалом - темно-янтарное виски заплескалось между стеклянных стенок. Он сам не очень понимал, для чего сказал это: Хэйвен вполне подходил на роль такого тихого омута. Но и Ирэн Адлер тоже.
- И потом, нельзя бежать "для" чего-то, бежать можно только "от" чего-то или кого-то. Ручаюсь, если там, в Лондоне, ты поссорилась не со спецслужбами или мафией, никто другой сюда за тобой не явится. Все, что происходит в Хэйвене - остается в Хэйвене, - может это прозвучало и не слишком утешительно, но что еще он должен был ей сообщить?
- С послушными девочками случается все о же самое, что и с непослушными. Просто первые могут винить в этом других, а вторым пора бы уже перестать винить во всем на свете себя. Будда бы этого не одобрил, - следующий стакан виски, который Дюк после этой фразы налил Ирэн Будда тоже вряд ли бы одобрил, но женщина должна уже была привыкнуть к крайне избирательной религиозной позиции Крокера.
Вопреки опасениям Дюка, Ирэн не стала - это что-то новенькое - слишком нервничать из-за его интереса к ключу Франчески. Да и на рассуждения об отмычках отреагировала скорее со сдержанным интересом. Крокер только скромно пожал плечами, предпочитая сохранить в тайне подробности подобных своих умений, но ключ все же взял. Похоже только для того, чтобы признать свое полное профессиональное поражение:
- Ничего в голову не приходит. И что может обозначать это "Лив", хотелось бы мне знать, - на головке ключа, там, где по идее могло быть название фирмы-изготовителя было выгравировано только эти три символа: "LIV". Выгравировано, а не отлито вместе с ключом, что идею с фирмой исключало. И Дюк был абсолютно уверен, что упускает что-то очень и очень очевидное, но никак не мог понять что именно. Это ведь не женское имя, точно?
- В том то и дело, что Франческа не умела хранить секреты. По крайней мере тогда, когда мы с ней познакомились. Так что в один не очень прекрасный день мистер Беккет явился по мою душу, не слишком трезвый, но зато с кольтом 45 калибра - дело было в ресторанчике, здесь, в Хэйвене, на берегу. Хотя кольт у Грега отобрали быстро, после того как он попал в люстру - что поделать, он тогда стрелял явно хуже, чем ты сейчас, особенно после бурбона, - Дюк отсалютировал Ирэн стаканом и пригубил виски, - Но он все равно наседал, и кончилось все дракой, и старый мистер МакШоу не придумал ничего лучше, как вызвать полицию. Это вообще было довольно давно, но, думаю, теперь мне этот инцидент еще аукнется, когда начнется расследование, - Крокер чуть улыбнулся, но вышло не слишком весело, - Я более чем уверен, что Грег Фрэнки и пальцем не тронул за всю эту историю, слишком уж он дорожил ею для этого. Думаю, он и убивать меня не хотел, потому что это могло напугать Франческу или разозлить или заставить решить уйти. Но общаться мы с ней после этого перестали вовсе, а Грег повадился устраивать мне с помощью своих связей мелкие неприятности по работе - и тем сильнее было мое удивление, когда несколько недель назад мистер Беккет связался со мной и предложил помочь с одной моей проблемкой в обмен на небольшую услугу - путешествие до Великобритании и обратно. Голос у него, впрочем, был при этом такой, будто он не о взаимной услуге договаривается, а пытается есть клопов. В общем, с даром убеждения у Франчески все было в полном порядке, а вот с секретами... - Дюк неопределенно махнул свободной от стакана рукой куда-то в сторону, - Я не верю. Твоя очередь, - Крокер в свою очередь немного наклонился вперед, так что расстояние между ними с Ирэн еще немного сократилось - должно быть, видок получился заговорщицкий, если не сказать больше, - Раз уж мы во всех смыслах в одной лодке, то мне надо по крайней мере знать, с какую сторону думать. Чтобы нас не перевешали поодиночке**.
Трудно сказать, что в большей степени свидетельствовало о том, что Дюк тоже потихоньку пьянеет - стремление поделиться какими-то биографическими историями, выходящими за категорию "безобидные байки о контрабанде" или попытка цитировать отцов-основателей США. В любом случае, кажется, впервые с момента как он услышал сегодня крик Ирэн в доме Беккетов, он чувствовал себя нормально. Не должен был, но вот ведь. И это стоило того, чтобы продолжить напиваться. Или схватить пощечину от Ирэн за излишнее любопытство. К примеру.

*

* Still waters run deep - американский и британский аналог пословицы "в тихом омуте черти водятся". Более дословно - "Тихая вода в глубине бежит" или что-то вроде

**

** "Если мы не будем держаться вместе, то нас точно перевешают по одиночке" - один из вариантов перевода цитаты из Бенджамина Франклина.

Отредактировано Duke Crocker (2015-01-14 23:43:48)

+1

25

Ирэн чувствовала, как вся эта история кружится темной тучей вокруг нее, а она каким-то образом оказалась в самом сердце бури, и Дюк за компанию. А может всё наоборот - может, всё эти неприятности крутятся вокруг него, а она со своим эгоцентризмом на самом деле просто под руку попалась. А может, они оба вообще не причем, и их предыстории тоже. Только уж слишком все это странно...
- У англичан есть много разных поговорок, но я сейчас не в том настроении, что бы их пересказывать, -задумчиво произнесла Ирэн, глядя как будто бы внутрь себя, в поиске ответов. Слова Дюка звучали как фон ее мыслям, и всё, что она в них слышала -"Расскажи мне. Расскажи мне всё, не глупи, ты должна рассказать". В то же время её внутренний параноик нашептывал "Ты не обязана ни с кем этим делиться. Это твоя личная жизнь, и какого-то мимопроходящего контрбандиста она не касается." Но на самом деле, все дело было даже не в паранойе, и "каким-то там" назвать Дюка уже язык не поворачивался- слишком многое они вместе пережили. На самом деле, ей просто было стыдно. Невыносимо стыдно , хоть даже самой себе было в этом неприятно признаться. Как это будет звучать со стороны? "Работала я значит в эскорт-услугах, и был у меня один клиент..." После такого в глазах собеседника над ее головой непременно появится святящаяся надпись "шлюха". И ей, конечно, было все равно на чужое мнение, по большей части... "Хочешь произвести на него впечатление?" - раздается в голове ехидный вопрос. Ирэн тихо хмыкает, осознавая, что ей действительно нравилось то, какой она была в глазах Дюка. Быть может, он считал ее черствой, бесчеловечной, бессердечной и сухой, но он начал привыкать к ней и к такой , и уж тем более, он точно не мог назвать ее шлюхой. На то определенно не было никаких причин, и не было бы до ее рассказа. Он считал ее противоположностью Фрэнки, которая, что уж греха таить, сходить налево не гнушалась, да и в школьные годы не раз слышала нелестные отзывы из-за ее уж слишком легкомысленного поведения. А Ирэн всегда была не такой. Всегда тихоня, отличница, до поздна не гуляла, с парнями шашни не крутила. С парнями. Ключевое слово. Никто ведь не ругал ее за то, что она остается учить уроки у подруги. Тем более, никто не знал, что подруга ее на восемь лет старше, и учит тому, чего в школьной программе не было. Но это, как говорится, совсем другая история.
-Алкоголь бы Будда тоже не одобрил, -произнесла Ирэн, вынырнув из своих размышлений, и, посмотрев на Дюка через ёмкость с виски, сделала глоток.
Чем дальше, тем больше Ирэн начинала верить во всякую мистику и потусторонщину. Буря, погасиший свет, цитата Стивена Кинга, два жутких убийства, странный мужик с гозонокосилкой, ключ с какими-то там знаками... Жуть. Мистика. В голове сразу начинает играть мелодия из "Икс-файлов." И всё же, даже в этой ситуации стоило обращать внимание на вещи куда более реальные, потому что сваливать на призраков и снежного человека не имеет смысла. Фразу про мафию и спецслужбы, Ирэн, конечно же, тоже уловила, и она её неприятно царапнула, потому что лишь способствовала развитию паранойи. Она не знала, может ли за ней прийти кто-то такой, или не может. Мысли становились ещё и ещё тяжелее (хотя, казалось, куда ещё) и лишь виски и общества человека, так же как и она влипшего в неприятность, и вроде как поддерживающего её, помогали не терять самообладание. И когда Дюк начал свою душетрепещащую историю, это тоже помогло отвлечься. Ненадолго.
По мере того, как Дюк говорил, выражение лица Ирэн менялось - было очевидно, что она сочувствует ему и пытается мимикой передать что-то вроде "оу, ну и не повезло!" Печальная история любви прекрасной принцессы и пирата, которая закончилась печально. Но...любви ли? Если бы все в жизни было как в сказках. "Наверняка переживали денёк-два, а потом и думать забыли друг о друге." Но она ничего не знала, и потому судить не могла. И ей должно было быть всё равно, в общем-то.
-Сочувствую...- протянула она, - Помолимся же, что бы эта история нам не аукнулась...
Ирэн возвела глаза к потолку, на мгновение поставив бокал на ящик и сложив руки в жесте молитвы.
-И всё же, не верится? что Фрэнки просто разболтала. Она конечно была та ещё болтушка, она создавала такое впечатление,потому что действительно трещала без умолку о многих вещах, но...что-то самое важное она всегда прятала за этой болтовней. По крайней мере, когда дело касалось моих секретов. Может, кто-то случайно заметил её. Или следил. Может Бекет тоже имел некого рода навязчивую идею...
"Тоже. Я сказала "тоже"?! О-ох..." Даже если Дюк и пропустил мимо ушей, Ирэн поняла что проговорилась и моментально выдала это выражением лица. Кажется, она физически уже была не способна молчать о том, что действительно было важным, что действительно имело непосредственное отношение к делу.
-Нас привели сюда такие милые истории...- задумчиво произнесла Ирэн. Перед тем как заговорить, она щедро плеснула виски в свой бокал и тут же сделала большой глоток, слегка поморщившись. Трудно было решить, с чего начать.
-И..итак. -тихо кашлянув, Ирэн решительно посмотрела на Дюка, - Последнее время я работала в агентстве, предоставляющем эскорт услуги. Хоть одна неаккуратная шутка на эту тему - и я тебе врежу, я предупредила. Я не горжусь этим и я уже тысячи раз пожалела. Тем не менее, всё не так как в общеизвестном стереотипе - мы совсем не обязаны спать с клиентом. Это по желанию и в стоимость не входит.
Ирэн отвела взгляд и горько ухмыльнулась.
-Мне просто нравилось находиться там, среди богатых, красивых и успешных. Ты лишь декорация, но кажется, что у тебя столько возможностей - знакомства, связи... какие-то иллюзорные перспективы...- ещё один глоток, и девушка отставляет стакан, понимая, что пока ей хватит. - В конце концов, я всегда немного завидовала Фрэнки..и где-то в глубине души надеялась, что тоже могу как она, тоже могу найти богатого папика и жить ни о чем не заботясь... Смешно, честно слово. У меня никогда не получилось бы, просто потому, что я думаю иначе. Просто потому, что я вообще имею вредную привычку думать...Хотя тогда вела себя как полнейшая дура.
Алкоголь заставлял Ирэн быть откровенной, но от этого смотреть в глаза Дюка становилось сложнее. И все же, слишком много лирических отступлений, пора было уже переходить к самому важному.
-Короче говоря, один клиент запал на меня. Успешный бизнесмен,глава известной корпорации, весь обросший связями...для своего возраста вполне неплохо выглядящий, ко всему... Если подумать, он бы мог мне наверное понравится, но... Но нет. Я сразу почувствовала в нем какую-то гнильцу, и не ошиблась. Но тогда мне казалось более уместным улыбаться и невинно флиртовать - нормы приличия, что б их. Я даже согласилась сходить с ним на свидание - просто свидание, а не оплачиваемый агентством выход в свет. Тогда всё стало ещё хуже...
Ирэн приложила ладонь ко лбу, закрывая лицо.
-Потом ему показалось, что он имеет право на что-то большее, а мне так не показалось. Но тогда обошлось без конфликтов - он просто молча довез меня до дома, и всё. Я надеялась что на этом все закончится. Но потом он снова захотел "заказать" меня, а стерва-начальница агнества заявила мне, что если я откажусь, у меня будут большие проблемы. Я снова сопровождала его, сжав зубы и изображая, что всё хорошо. Потом он извинялся за своё поведение, и ему показалось, что он заслужил прощения. Потом...Он снова домогался до меня, я врезала ему пощечину и ушла.
Женщина глубоко вздохнула, чувствуя ком в горле и дрожь в руках. Все эти события...Возвращаясь в них мысленно, ей сразу хотелось плакать.
-Он звонил. Писал ужасные вещи... Мне трезвонили из агенства, но я решила больше никогда туда не соваться. Потом я сменила телефон и сняла на время квартиру в другой части Лондона...но чёрт, он нашел меня. Как-то нашел. Выследил...я не знаю как...
На глазах начали выступать слёзы, и женщина старалась не моргать, что бы солёные капли не покатились по щекам.
-Он сказал, что я буду принадлежать ему так или иначе. Что весь Лондон в его руках, что он натравит каждую шавку на меня, что меня найдут куда бы я ни бежала. Именно тогда я подвернула лодыжку, если вдруг тебе интересно, - она усмехнулась, - Мне вообще страшно представить, что бы он сделал, если один из охранников не окликнул бы его...Если бы он был один, без свидетелей, он бы меня в лучшем случае прибил.
Ирэн моргает - и слёзы градом осыпаются на бледную кожу.
-Дальше ты знаешь, - шепчет она сквозь слёзы, - мафия, спецслужбы...черт побери, я понятия не имею. Понятия не имею, блефовал он, или... Он обещал, что моя жизнь станет адом, если я не выберу его. Я...я не могу поверить, что бывают такие совпадения.

+1

26

- Алкоголь бы Будда тоже не одобрил, - сообщила Ирэн, и Крокеру даже на секунду показалось, что она каким-то образом прочитала и озвучила его собственную мысль. Можно было бы даже улыбнуться тому, как легко и непринужденно далась "туристке" эта "бытовая телепатия", если бы взгляд женщины при этом не был таким сумрачным - даже сквозь стакан виски - а может быть, как раз из-за этого самого стакана. Как бы там ни было, желание улыбаться, равно как и начинать философскую дискуссию в духе "Четырех благородных истин"*, рассеялось как бы само по себе. Может, когда-нибудь потом... Впрочем, Дюк не был еще и в половину настолько пьян, чтобы всерьез поверить, что это "потом" когда-нибудь случится. У них тут два трупа, полиция, убийца, полумертвый электрогенератор и непонятный секрет, который должен объединить все эти пункт в единое целое или же превратить их в цепочку несчастливых случайностей. С таким "багажом" у них нет никаких шансов стать добрыми друзьями, проводящими вечера за бокалом пива и беседами о древней индийской философии. Никогда.
Особенно учитывая тот факт, что Ирэн Адлер все время умудрялась извлечь из его слов чуть больше, чем сам контрабандист пытался ей рассказать. Так происходило уже неоднократно во время их перепалок в начале, середине, и даже конце путешествия через Атлантику, так вышло и теперь, когда Крокер взялся рассказывать историю его с семейством Беккетов взаимоотношений, казалось, с одной единственной целью - доказать, что Фрэнки была не из тех, кто хранит мрачные тайны, способные привести кого-либо к смерти. Теперь, наблюдая за выражением лица Ирэн, Дюк даже запнулся и попытался, безуспешно, прокрутить в голове только что рассказанную историю от начала до конца, чтобы понять, где он позволил себе какую-то слабину, чтобы заработать это сочувственное выражение лица. Потому что обычно подобные россказни ничего кроме "Ну ты и сволочь, Крокер,"-реакции у людей, особенно у женщин, не вызывали. И только "туристка" была сегодня просто убийственно проницательна и столь же недоверчива, и упорно продолжала цепляться за собственный сценарий произошедшего, который можно было бы назвать паранойяльным, знай Дюк наверняка, что она ошибается. Секреты, слежка, "тоже" навязчивые идеи мистера Беккета - Крокер едва ли могу успеть позабыть напрочь о ком-то другом с навязчивыми идеям, а значит это "тоже" относилось к какому-то персонажу из мыслей мисс Адлер. Просто отлично.
Только вот вопреки обыкновенной своей манеры в самый последний момент сворачивать на другие темы, на сей раз Ирэн Адлер  все-таки решилась продолжить рассказ, и Дюк, хоть убейте, едва ли мог дать внятный ответ на вопрос, а стоило ли ей на самом деле это делать. Не потому что ему не было любопытно - кто же спорит, было, - и не потому, что за любые откровения на не очень трезвую голову потом обычно бывает стыдно обеим сторонам - стыд - это вообще не подходящее чувство для контрабандистов или девочек из эскорт-агенства - но рассказанная "туристкой" история явно входила в список вещей, которые в иной ситуации Крокер, наверное, предпочел бы попросту не знать. Не то чтобы это откровение перевернуло мнение контрабандиста о "туристке" с ног на голову - род занятий едва ли способен был изменить суть всех пережитых ими на двоих событий, но и сказать, что Крокеру было решительно все равно тоже значило бы слукавить. Худшая, но наиболее "профессиональная" сторона его личности, на этом месте решительно произнесла бы: "Все, хватит, это уже слишком. Заключенная с Беккетом сделка закончилась в тот самый момент, когда вы наткнулись на его остывший труп, и все остальное не несет никакой пользы, одни проблемы. Ты и так сделал многовато, и если Ирэн хоть немножко права - то тебе очень скоро захочется оказаться как можно подальше от всей этой истории. Так что может стоит проводить эту "роковую женщину" в отель и распрощаться?" "Человек, заработавший на начало контрабандного бизнеса, торгуя наркотой на улицах, едва ли имеет моральное право осуждать кого бы то ни было," - возразила на бы на это все другая, тщательно затыкаемая, сторона личности Крокера, считать которую лучшей было совсем уж тошно. "Да идите вы... оба," - Дюк никогда не считал себя хорошим человеком. Более того, он определенно им не был, что ни раз доказывал своими прошлыми поступками, и он ничего не планировал менять в ближайшем будущем. Только вот в глазах у Ирэн Адлер, будь она хоть трижды девочкой по вызову или как там она обозначила род своих занятий, блестели самые настоящие слезы, и нужно было быть совсем уж распоследней сволочью, чтобы глядя на нее сейчас, не проникнуться к ней сочувствием и состраданием. Как бы ты сам в общем и целом ни относился к людям, превращающим самих себя в товар, когда речь идет не о выживании даже, а о "красиво жизни богатых и знаменитых".
- Знаешь, даже если ты решишь врезать мне сейчас за все неуместные шутки, так сказать, авансом, я вряд ли обижусь, правда. Извини, - разговор в привычном ключе заранее не задался, и Крокер не стал даже заикаться с параллелями про японских гейш, и сразу перешел к извинениям, не имея ни малейшего понятия, уместны ли они.
- Я думаю, что ни один урод, независимо от того, насколько дорогой у него костюм, не имеет права претендовать на чью-то душу и тело. И еще я знаю, что не бывает всесильных и вездесущих. В Хэйвене ни один чужак не протянет долго, незамеченный полицией и газетчиками - а и те, и другие у нас тут на удивление хороши для такого задрипанного городишки - можно сказать, это еще одна причина его не любить, но в данном случае... Если здесь есть непрошеные гости - из Англии или нет - шериф не позволит им убивать местных жителей или разыскивать других непрошеных гостей. Не просто так ведь городок назвали "Убежищем". Эй, - Дюк давно уже отставил стакан в сторону, и теперь наклонился и пододвинулся вперед так, чтобы удобнее было заглянуть в лицо "туристке", и дотронулся рукой до ее руки, - Мы сейчас ужасно далеко от Лондона, и на тамошние законы и связи здесь найдется столько же местных. Даже при условии, что кто-то вообще смог отследить тебя - а я по-прежнему считаю, что этого решительно не могло произойти. Особенно если Фрэнки все-таки не была болтушкой, как ты говоришь. Так что пока что наша главная проблема - это полиция Хэйвена. А из Лондона ты сбежала, и все тут. Гейша, - все-таки хмыкнул под конец Крокер, надеясь, что Ирэн не воспримет это как глобальную обиду.

*

Без ликбеза имени Д.Крокера пост - не пост. "Четыре благородные истины" - основа буддистского мировоззрения. Что характерно, первая из них примерно переводится как "Жизнь есть страдание".

Отредактировано Duke Crocker (2015-03-21 02:37:08)

+1

27

Значит это шайтан попутал -
Открыть тебе свое лицо.

Жалеть о том, что она всё-таки решилась рассказать Дюку эту историю, Ирэн начала практически сразу. Ей всё ещё было неловко смотреть ему в глаза, да и смотреть на него в принципе - поэтому она гипнотизировала взглядом стакан виски, снова оказавшийся в её руках, слушая ответ Крокера.  Она осознавала, на кого похожа в его глазах, осознавала, какой грязной и ничтожной предстает, и, как бы не смешно было это признавать, ей было стыдно. Вполне вероятно, в этот самый момент рушился тот образ, который представал перед Крокером всё время из знакомства. Ирэн Адлер, которую он знал ранее, тоже была не подарок, и всё же...
"О каких глупостях ты думаешь, Ирэн! Разве тебе не всё равно, что он думает? И разве вообще имеет право какой-то контрабандист на ржавой лодке тебя осуждать? Он наверняка промышлял делами и похуже, перестань вести себя как школьница, которая хочет произвести на понравившегося ей парня хорошее впечатление. Сейчас и здесь у нас совсем другие игры, и твой стыд не имеет никакого значения."
Как бы Ирэн не пыталась убедить себя перестать заниматься самобичеванием, легче не становилось. А когда Дюк начал приводить весомые аргументы в пользу того, что рассказанная ею душераздирающая история не имеет вообще никакого отношения к делу, Ирэн и вовсе почувствовала себя полной идиоткой. Зачем только распиналась, если это никак не связано с убийством Франчески? Зачем только изливала душу незнакомому человеку?
Внезапно мысли прервало прикосновение ладони Дюка к её собственной руке. Ирэн почти незаметно вздрогнула, но почему-то тут же нашла в себе смелость наконец заглянуть в глаза Крокеру, и дослушать его речь, сохраняя зрительный контакт, даже не смотря на то, что на её глаза продолжали наворачиваться слёзы.
-Я такая дура...-выдохнула она, горько усмехнувшись, - Прости. Ты действительно не хотел всё это знать. Но... это не значит, что в я собираюсь прощать тебе такие вот остроумные шуточки.
Как бы в подтверждении своих слов, Ирэн легонько наступила на ногу Дюку.  Быть может это и было больно, но совсем незначительно. По хорошему, она сейчас не имела никакого права обижаться на него за шутки, и уж тем более приниматься за рукоприкладство, хотя бы потому, что у Дюка были все права просто взять и вышвырнуть её со своего корабля, а он этого почему-то не сделал. И, кажется, даже теперь не собирался сделать.
-В любом случае, это всё уже не имеет никакого отношения ко мне, - произнесла она твёрдо и уверенно, - Я больше ни за что не вернусь в ту жизнь. К чёрту такие проблемы.
Женщина резким движением залила в себя остатки виски и снова отставила пустой бокал на стоящий неподалеку ящик. Воцарилось молчание, за время которого Ирэн ещё раз промотала мысленно всё произошедшее в сознании, пытаясь склеить воедино имеющиеся кадры. С одной стороны, это не лучшая идея в пьяном состоянии, но с другой - опьянение помогает смотреть на вещи чуть иначе, и чуть менее болезненно воспринимать происходящее. Можно и вовсе притвориться, будто это все происходит не с тобой, что ты просто прочитала про это в книге или увидела в фильме. И сейчас Ирэн как никогда ясно осознавала, что на данный момент самый главный кусочек пазла в этой мозаике для неё... Дюк. Что уж поделаешь, других живых союзников у нее в этом городе не осталось, а Дюк с самого начала делал для неё куда больше, чем должен был, и с самого начала проявлял героическое терпение ко всем её прихотям, почти не срываясь. А теперь выходит, что от него во многом зависит, насколько благоприятно вся эта история завершится для Ирэн Адлер.
-Я виновата перед тобой. Я не должна была срываться на тебя всё это время из-за своих проблем, - говорит Ирэн тихо, роняя взгляд на их с Дюком соединенные руки, - Спасибо, что....
"...что ещё не вышвырнул меня. Что ещё со мной разговариваешь. Что помогаешь мне, не смотря на то, какая я..." - как-то так должно было закончится это предложение, если бы взгляд Ирэн не коснулся ключа во второй руке Дюка, про который тот, кажется, уже и забыл. А Ирэн, наоборот, вспомнила. Совершенно случайно и спонтанно.
- Ничего в голову не приходит. И что может обозначать это "Лив", хотелось бы мне знать...
-Ну-ка...-прошептала женщина почти не слышно и, разорвав прикосновение, сделала жест, означающий, что хочет получить ключ обратно и проверить какую-то возникшую в голове теорию.
-Лив. - получив предмет, прочитала  Ирэн вслух. Только вот, это были не совсем буквы. - Это цифры. Римские! Кажется...
Благодаря алкоголю, вспоминать становилось всё сложнее и сложнее, но Ирэн тем не менее удивилась тому, что раньше не разгадала такую простую загадку.
-Пятьдесят четыре, если я не ошибаюсь, - произнесла она, и её голос теперь звучал даже как-то... радостно, насколько только он может быть радостным в такой ситуации. - Камера хранения. Что думаешь?

+1

28

За буквально одну реплику Ирэн обозвала саму себя дурой, извинилась за рассказанную историю и пригрозила Крокеру своеобразной расправой за дурацкие шутки в будущем, причем эту последнюю угрозу "туристка" немедленно привела в исполнение или, по крайней мере, продемонстрировала всю серьезность своих намерений. И хотя Ирэн все еще выглядела несчастной и потерянной, и в глазах у нее стояли слезы, но совершенно очевидно было, что "пациент будет жить", хотя бы просто назло тем, кто хотел бы видеть иной исход. Дюку даже показалось, что он слышит в ее голосе интонации прежней мисс Адлер - той, которую он честил "шелковой змеей" и мечтал выкинуть за борт. Теперь безобидные в общем-то корабельные перебранки воспринимались как-то слегка иначе...
- В любом случае, это всё уже не имеет никакого отношения ко мне. Я больше ни за что не вернусь в ту жизнь. К чёрту такие проблемы, - еще решительнее резюмировала "туристка", и Крокер улыбнулся:
- Неплохой подход. Даже очень, - особенно под виски, когда можно вроде как и не думать о том, как часто подобные намерения не приводят никуда. Или приводят куда не надо, например в пустой дом, хозяева которого мертвы. Интересно, сколько еще понадобится выпить, чтобы в голову перестали лезть Грэг и Фрэнки? И не о них ли задумалась сейчас Ирэн, воспользовавшись повисшей паузой? Крокер не успел открыть рот, чтобы - он еще и сам не решил - то ли предложить женщине еще выпить, то ли сказать что-то глубокомысленно-псевдобуддистское, то ли вовсе - осознанно нарваться на оплеуху - как "туристка" заговорила сама, извиняясь за прошлые разногласия и благодаря. Правда, почувствовать себя героем-спасителем дамы в беде и вообще белым и пушистым внутри, контрабандист не успел - разве что совсем чуть-чуть, когда, проследив за взглядом Ирэн и сам обратил внимание на то, что все еще держит женщину за руку - вниманием "туристки" вдруг всецело завладел ключ Франчески. А точнее, буквы на нем. Еще точнее, цифры, которыми оказались буквы:
- Браво, мисс Адлер!
Понадобилась всего пара секунд, чтобы кардинально сменить и тон, и содержание беседы - словно и не было ни трагических историй, ни соединенных рук, ни извинений - правда, им обоим было как-то решительно не до самоанализа - внезапная догадка Ирэн послужила слишком хорошим толчком для дальнейших рассуждений.
- Думаю, что в Хэйвене не так уж много камер хранения. Здесь только один офис банка, предлагающий услуги хранения, почта, кажется, номера выше 50-ого есть как минимум у трех складов долговременного хранения… Может быть еще автовокзал - в любом случае, все это при желании можно проверить за день. Только вот, -  Дюк поднял за горлышко бутылку виски, демонстрируя Ирэн и самому себе катастрофическое снижение уровня ее содержимого, - мы не можем прямо сейчас этим заняться. Хотя бы потому, что сперва нужно без риска для жизни и здоровья выбраться из этого трюма, а это может быть сложнее, чем кажется на первый взгляд, - хотя Крокер упорно не хотел чувствовать себя пьяным, опыт подсказывал ему, что при попытке встать и куда-то решительно пойти, виски даст о себе знать.
- Предлагаю решать проблемы по мере их возникновения. Вашу руку, мисс, - черт его знает, почему Крокера опять перемкнуло на это формальное обращение - видимо, даже признания Ирэн о работе в эскорте не могли ничего поделать со сложившимся где-то в глубине сознания контрабандиста образом.

Оказавшись на палубе - выбираться пришлось не без взаимной помощи, так как лестница технического трюма была из разряда самых неудобных корабельных лестниц, которые в свое время так сильно невзлюбила Ирэн Адлер - Крокер на секунду зажмурился от яркого света - после полумрака внутри корабля дневной свет бил по глазам вдвойне. А потом его взгляд сразу наткнулся на одного хорошего знакомого, появления которого он не то чтобы совсем не ждал - но не ждал так скоро. Краем глаза контрабандист также отметил присутствие на причале прямо рядом с трапом "Cape Rouge" автомобиля полицейского департамента Хэйвена.
- Ты ведь не доброго дня пожелать заехал? - в любой другой ситуации Крокер не стал бы фамильярничать с детективом полиции, но к ним в гости решил заскочить никто иной как Нэйтан Уорнос, лучший чтоб его полицейский в городе, самый правильный парень на деревне и персонально его, Дюка Крокера, вечная заноза в заднице. Последнее, кажется, взаимно, по крайней мере на лице Нэйтана можно было прочитать смесь сильнейшей неприязни со своего рода торжеством.
- Нэйтан, я полдня в городе, и чтобы у вас там не случилось - это не я, - удивительно, как сложно вспомнить, что за ерунду ты несешь обычно, чтобы не привлекать к себе внимания.
- Я при исполнении, Дюк, так что будь добр, веди себя соответственно, - Уорнос старательно пытается изображать из себя образцового полицейского, и это как всегда немного забавно. И сильно напрягает, если учесть, что в их последнюю встречу до отбытия Крокера в Соединенное Королевство они оба как мальчишки передрались из-за таможенной инспекции. А ведь Нэйтан может быть злопамятен как слон...
Дюк покосился на Ирэн, пытаясь оценить, как женщина воспринимает все происходящее, а потом снова посмотрел на детектива:
- Тогда может поясните в чем проблема, детектив? Раз уж вы вторгаетесь на мою частную собственность? - с этими словами Крокер поглядел на палубу под ногами Уорноса. Детектив с присущей ему внимательностью взгляд проследил и сделал еще более недовольное лицо.
- Имена Грегори и Франчески Бэккет тебе о чем-нибудь говорят?
Конечно, Дюк этого вопроса ждал и внутренне готовился, а Нэйтан все-таки не ходячий детектор лжи, да и личная обида на Крокера все еще, возможно, застит ему глаза, но все равно по спине пробежал неприятный холодок и контрабандисту пришлось сделать над собой усилие, чтобы не посмотреть на Ирэн - проверить, удалось ли женщине сохранить спокойное выражение лица. Вместо этого Крокер нахмурился и поднял взгляд к небу, словно пытаясь что-то вспомнить:
- Хм... Что-нибудь помимо того, что они входят в число жителей нашего славного города?
- Ты с ними знаком, судя по тому, что знаешь, что они из Хэйвена.
- Видишь ли, Нэйтан, то, что я знаю имена большого количества жителей еще не означает, что я со всеми и каждым знаком. Более того, ты удивишься, сколько у меня знакомых, о которых я ровным счетом ничего кроме имени не знаю. Специфика работы, сам знаешь, - Дюк ухмыльнулся, хотя ему было совершенно не весело. Может действовать на нервы полицейскому лишний раз - это и не самый лучший план, но ведь именно так ведет себя Дюк Крокер, когда ничего эдакого не происходит, так ведь?
- Это одна из этих знакомых? - вряд ли Уорнос только сейчас заметил Ирэн. Скорее просто торопился насесть на Крокера с вопросами, а когда ничего интересного из этого не вышло, сменил тактику, - Не хочешь нас представить?
- Знаешь, Нэйтан, есть большая разница между знакомыми и знакомыми. Как бы так объяснить... Ладно, ладно, - Дюк двумя руками показал на детектива, - Нэйтан Уорнос, Хэйвенский ПД*, - а потом развернулся к Ирэн. И внезапно понял, что понятия не имеет, что у той написано в новых документах - с Грега сталось бы и поменять ей имя, и сохранить его, в зависимости от того, что ему напела Фрэнки, - Эммм... Солнышко?
Нэйтан вздохнул и закатил глаза, но, кажется, даже не удивился и не насторожился. Помнишь, Ирэн, я говорил, что у меня плохая репутация?

http://sh.uploads.ru/PJCf5.gif

*

ПД = PD, произносится по-английски как ПиДи и подразумевает Департамент Полиции (Police Department)

Отредактировано Duke Crocker (2015-05-14 21:08:23)

+1

29

- Неплохой подход. Даже очень.
Слова звучат как слабая попытка утешения. По крайней мере, Ирэн их так слышит, Ирэн их так воспринимает - жалость, весьма пренебрежительная.
"Да, Ирэн, конечо, Ирэн, ты пыталась продать себя подороже, сама испытывая к подобным тебе "другим" плохо скрываемое отвращение. Совершенно немыслимый коктейль из блядства и ханжества. Браво, браво! А теперь - все будет иначе, конечно же. Кто бы сомневался."
С трудом удается убедить себя, что это не то, что Дюк сказал не то, что он думал и не то, что он имел ввиду. Это все лишь ее мысли, это темное облако ее собственных страхов и, как бы смешно не звучало - комплексов. Но теперь уже трудно быть уверенной в том, что он совершенно иного о ней мнения, чем она сама. А в конце концов, какая разница?
Тем более, когда спустя мгновение более важной становиться совсем другая тема, имеющая мало общего с душевными терзаниями мисс Адлер. Ключик. Волшебный ключик от волшебной дверцы.
- Браво, мисс Адлер! - в ответ на это лицо женщины озаряется улыбкой. Она и сама понимает, что молодец, а когда и другие это замечают - вдвойне приятно. Но ситуация уж точно не та, что бы через чур радоваться - и потому вполне логично, что Дюк тут же начинает предлагать варианты, а Ирэн остается лишь в очередной раз отметить - как бы она не любила перечить и все делать по-своему, с Крокером это у нее уж через чур плохо выходит. Как ни крути, а он хозяин положения, и все что он предлагает на удивление логично и желания возражать не вызывает.
"Что ж, сейчас могу свалить на то, что я пьяна." - с этими мыслями Ирэн покорно подала Дюку руку, подхватила в свободную руку сумочку и отправилась на встречу с одной из самых неудобных лестниц, по которой ей когда-нибудь приходилось спускаться или подниматься. От пережитого стресса даже лодыжка ныть перестала, но все равно Ирэн поняла, что надо быть как можно более аккуратной. Да еще и алкоголь вносил свою лепту.

К моменту, когда Ирэн выбралась на палубу, настроение у нее было прям-таки на редкость стабильное. Спокойствием это назвать можно было с трудом, а вот стабильностью - вполне. По крайней мере, теперь у них была хоть какая-то ясность, что делать дальше. И
пока они с Дюком не заметили гостя на палубе, все шло даже почти хорошо. Насколько может быть "хорошо" в такой ситуации.
По форме и суровому взгляду Ирэн сразу догадалась, с кем имеет дело, и от этого стало не по себе.  А чуть позже пришло осознание, что данный представитель власти с Дюком вроде как неплохо знаком и у них разногласия не первый день. Или не разногласия, а просто обоюдная неприязнь...Или и то,и другое вместе. Но ее все это не касается - она просто девушка, приехавшая в город совсем недавно вместе с Дюком, и конечно же, именно из-за него, или же ради него. Подобная легенда складывается в голове моментально, тут и долго выдумывать не приходиться. Тем более, она уже успела вроде как потренироваться строить из себя ничего не понимающую овечку перед начальницей порта, по взгляду которой поняла - гостьи на лодке Дюка не редкость, а скорее уже такая привычная рутина, меняются только лица, суть остается одна и та же.
Во время едкой беседы Дюка и Нейтана, Ирэн изо всех сил сдерживала волнение - она смотрела на пришедшего к ним полицейского с легким непониманием и удивлением, но без страха. А для убедительности образа - легонько приобняла Дюка за талию, таким жестом, будто это совершенно нормальный жест, не вызывающий у нее ни малейших колебаний. Взгляд гостя говорил о том, что он, как и начальница порта, все это видит не в первый раз.
"А ты еще тот кобелина, верно?"
Ирэн была готова и дальше строить из себя наивную хлопающую глазами дурочку, но планы резко поменялись, когда полицейский поинтересовался именем Ирэн. Девушка поймала себя на том, что пальцы нервно вцепились в рубашку Дюка, а за одно и в кожу, весьма болезненно. Она хотела бы проорать "Стой! Я же не знаю своего имени!" - но было поздно. Дюк тоже не знал, но кое-как выкрутился. И судя по реакции Нейтана, не помнить имя своей пассии для Дюка тоже было не в первой.
"Ну точно кобелина!" - на этот раз голос в голове звучал уже очень даже возмущенно, но по больше части не из-за развязного образа жизни Дюка, а из-а того, что теперь как-то выкручиваться надо было ей самой. В сумочке были документы, имя на которых она посмотреть даже не удосужилась, потому что было не до того. Она же не знала, что придется воспользоваться поддельной личностью так быстро!
Взгляд Ирэн, в данное мгновение направленный на Нейтана, вдруг стал каким-то не в меру мрачным, а рука сползла со спины Дюка. Последующие несколько секунд были наполнены давящей тишиной.
-Простите нас, мистер Уорнос...- произнесла девушка голосом, ничего хорошего не предвещающим, а потом кинула острый, как свежезаточенный кинжал, взгляд на Дюка и резко мотнула голвоой, указывая куда-то за угол, в дальнюю часть палубы. - На секундочку.
А потом женщина направилась вдаль, скрылась за углом и принялась судорожно копаться в сумочке. К тому времени, как к ней присоединился Дюк, Ирэн уже знала свое имя. Первым делом она сунула ему под нос открытый документ, а потом принялась исполнять ту часть "трюка" которая нужна была для прикрытия.
-Солнышко?!!! - возопила она резко, настолько противным голосом, которого сама от себя не ожидала, а Дюк так вообще мог со страху помереть прямо там. Было очевидно, что "солнышко" позвала своего кавалера за угол что бы их разборок не услышали, но для того что бы прикрытие сработало, им нужно было именно обратное. Дальнейшую тираду Ирэн произносила уже громким шепотом, лишь иногда повышая голос - будто бы она опомнилась и поняла что надо вести себя потише, но иногда все равно срывается. Так что, весь монолог Нейтан не слышал, лишь отрывки, вроде "...ну ты и кобелина!", "...этот ваш сраный городишко...", "если через два дня ты не вернешь меня откуда взял...", "...мой отец отрежет твои...", "...по самые уши!", по которым можно было с легкостью догадаться об общем смысле.
А затем мисс Адлер походкой обиженной, но гордой и не побежденной женщины вышла из-за угла и направилась прямо на Нейтана. Она очень надеялась, что разыгранный спектакль 1.) рассеял внимание полицейского, 2.) хоть чуть-чуть повлиял на их шаткое алиби, 3.) порадовал его мыслью о том, что у Дюка появились еще одни, свеженькие проблемы, 4.) дал понять, что "солнышко" защищать Дюка в случае чего не будет и вывалит чистую правду о том, где он был и что делал.
Но кроме этого, вполне очевидно что действо помогло ей выкрутиться и "вспомнить" свое имя.
-Меня зовут Меган Крюгер, мистер Уорнос, - сообщила Ирэн, обольстительно улыбнувшись и вглядываясь в лицо Нейтана так, будто ищет нового рыцаря, в замен старого, сплоховавшего. - Можно просто Мэгги.
"Можно просто Мегера."

+1

30

О том, насколько вообще рискованной идеей был этот "экспромт" с забытым именем Крокер подумал уже после того, как заварил всю эту кашу. Даже своеобразное предупреждение от Ирэн, весьма ощутимо прихватившей его ногтями как только Нэйтан завел разговор о знакомстве, не заставило контрабандиста притормозить - зато за следующие бесконечно длинные несколько секунд немой сцены Дюк почти успел вспомнить номера уголовных статей, в которых что-то говорилось о лжесвидетельстве и предварительном сговоре двух и более лиц. То еще достижение, учитывая, что юриспруденцией он никогда особенно не увлекался. Ты идиот, Крокер, и что еще хуже, ты пьяный идиот, который только думает, что нормально соображает. Это тебе не студентов на деньги разводить в компании Эви - тогда казалось, что они могут мысли друг у друга читать, не то что с ходу выдумывать любые правдоподобные байки. О гранях же актерского таланта Ирэн Дюк имел весьма расплывчатые представления, и, если подумать, не хотел бы тестировать их вот таким вот образом. Как это обычно бывает, желания и намерения имели к реальному положению вещей очень слабое отношение.
- Простите нас, мистер Уорнос… - Ирэн разжала пальцы и вообще убрала руку со спины Крокера, а в ее голосе и взгляде прорезалось холодное железо. Дюк не был до конца уверен, то ли это гениальная игра, то ли "туристка" и впрямь была на него очень зла за эту выходку.
Будучи совершенно не знакомой с особым хэйвеновским феноменом по имени Нэйтан Уорнос, "бывшая гейша" интуитивно нашла правильный подход к детективу - Уорнос то ли позабыл, что он тут хозяин положения и определяет правила, то ли не захотел вставать на пути у грозового фронта, то ли просто решил, что Крокер давно не получал "по заслугам", но так или иначе позволил полусвидетелям-полуподозреваемым не только отойти в сторону, но даже и укрыться за углом капитанской рубки. И, видимо, окончательно раздумал составлять им компанию, когда Ирэн непривычно резким голосом с выраженной ноткой истерики едва не оглушила Дюка - возмущенный возглас определенно было хорошо слышно и там, где стоял детектив. Крокер честно попытался вставить пару реплик в последовавшую гневную тираду для пущей убедительности, однако с этой частью спектакля мисс Адлер, похоже, прекрасно справлялась и сама. Даже слишком прекрасно - Дюк буквально поперхнулся от идеи Ирэн по поводу вмешательства ее гипотетического отца, который волей неукротимой фантазии покойной Фрэнки должен был именоваться не иначе как "мистер Крюгер".
- Сол… Мэган, ты преувеличиваешь. Мэг! - женщина не оставила контрабандисту времени для ответа и гордо отправилась знакомиться с детективом Уорносом самостоятельно. Дюк поспешил следом, думая о том, что сильно недооценил "туристку" - и дело было не только и не столько в актерских способностях оной.
- Приятно познакомиться, мисс Крюгер, - Дюку показалось, что ледяная невозмутимость Нэйтана все-таки слегка дрогнула под чарами новоявленной Мэгги Крюгер, но Уорнос упорно цеплялся за свой образ застегнутого на все пуговички полицейского, - Я так понимаю, Вы в Хэйвене недавно?
- Нэйтан, я же уже сказал, мы всего пол дня как в городе, - на всякий случай влез в разговор Крокер.
- Мне хотелось бы услышать это от мисс Мэган, - о, отлично, уже "мисс Мэган".
- Можешь проверить по бумагам Битти.
- Вопреки обыкновению ты решил внезапно что-то сделать по правилам? Я бы сказал, что это подозрительно, - Уорнос стиснул челюсти и Дюк подумал, что слегка перестарался. Не сейчас, а в прошлый раз, когда дело дошло до вполне себе настоящей драки. Крокер отступил на шаг и поднял руку, как бы обозначая, что пора сделать паузу.
- Так, ладно. Детектив, Мэгги не из Хэйвена и я не хочу впутывать ее в наши… разногласия, - Уорнос снова скрестил руки на груди, выражение его лица можно было бы озвучить как "ну да, конечно" в самой саркастической из возможных интонаций, - Ты и так практически похоронил все мои шансы хорошо провести время.
Нэйтан мрачно перевел взгляд с Крокера на Ирэн и обратно и произнес весьма мрачным, но куда более ровным тоном:
- Дюк Крокер в своем репертуаре, и плевать на всех остальных. Только на этот раз в Хэйвене действительно кому-то понадобиться погребение.
- Эй, я правда сожалею насчет тех двоих, - Уорнос в ответ только отмахнулся. Помолчал пару секунд, взвешивая какие-то свои мысли и добавил:
- Дюк, мисс Крюгер, думаю, будет лучше, если вы поедете со мной, чтобы мы могли записать ваши показания насчет сегодняшнего утра.
- А я то надеялся пройтись по магазинам, - негромко и как бы "в сторону" произнес Крокер, но детектив, видимо, решил цепляться к каждому его слову:
- Зачем?
- За разрыхлителем для теста, естественно, мы же как раз собирались печь маленькие разноцветные кексики, - Уорнос, как водится, не оценил шутку. Дюк вздохнул, - За деталями для генератора, Нэйтан. При всех моих талантах, я не могу выйти в море с подыхающим электрогенератором.
- Возможно, это к лучшему. Собирайтесь.
Крокер посмотрел на Ирэн, а потом все-таки решил поинтересоваться:
- А что, если мы откажемся давать показания сейчас.
- Тогда через пол часа я вернусь с распоряжением и арестую тебя, - совершенно спокойно бросил через плечо полицейский, направляясь к своей машине. Шутки определенно кончились. Дюк снова вздохнул и передернул плечами - от всего того спектакля в трех действиях у него затекла спина.
- Иногда Нэйтан ведет себя как медовый пластырь, такая же липучка, от которой не отцепишься, даже если захочешь. Ну что, как насчет экскурсии в полицейский участок? Или тебе также, как и Нэйтану хочется посмотреть, как на мне смотрятся наручники?

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Документальная литература » Danger will follow me now everywhere I go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC