SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » We are losing control together


We are losing control together

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

OST Thousand Foot Krutch – Take It Out On Me


Участники:

Leonardo
http://savepic.org/5657110.jpg

Karai
http://savepic.org/5660182.jpg

События:
Как можно вкратце рассказать нашу историю? Я не знаю, да и даже не буду пытаться это делать лишь по той причине, что в паре слов об этом не расскажешь. Наши жизни резко изменились и я, по правде говоря, не знаю в хорошую ли сторону. По началу казалось, что все замечательно и что все со временем наладится, но это было заблуждением. Проблемы сваливались одна за другой - недоверие ко мне из-за того, что я воспитывалась Шреддером, попытка стереть мои пятнадцать лет, что я прожила до встречи со своим настоящим отцом и попытаться воспитать меня по-новому... Проклятье, это выматывает. Я правда терплю и стараюсь понять, но моему терпению тоже наступает конец. Я ловлю себя на мысли о том, что я приняла неправильное решение и мне надо об этом подумать. Хорошенько подумать. Вот только мое уединение все равно нарушают.
Таймлайн сюжета: спустя два года после событий в сериале TMNT 2012, 2 сезона 20 серии.

Примечание:
Смесь нескольких вселенных TMNT и мы упарываемся, как можем. Возможен ООС, а там как пойдет. Мы просто ностальгируем и ни на что не претендуем пока х)

[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+2

2

Проблема отцов и детей всегда считалась извечной, которая возникала между людьми разных поколений. Вот только мой случай совершенно не подходит к этому описанию. Почему? Да хотя бы по той причине, что ныне мой отец - это огромная крыса-мутант. Но это, если честно, для меня мелочи. Как таковых проблем с отцом из-за того, что он, как большинство старших людей, был слишком принципиален, у меня не было. Проблема была в другом. Небольшой курс истории, почему бы и нет? Я не знала своей матери, потому что она погибла в день, когда в бою сошлись ранее лучшие друзья - Ороку Саки и Хамато Йоши. Подробности мне, к несчастью или к счастью, неизвестны, а потому я не стану углубляться в причины конфликта и того, что произошло. Моя мать погибла и это факт. Хамато Йоши мой родной отец и в тот день, он думал, что я погибла в пожаре. Но это было не так. Ороку Саки спас меня и забрал. Зачем ему это? Честно, я не хочу думать об этом. Чем бы ни были подпитаны его действия, я не хочу знать правду об этом. Потому что если это был слабый проблеск человечности от него, то я боюсь, что в этом случае я буду ощущать себя еще более виноватой, чем сейчас. А если этот поступок он совершил так же из мести... Я боюсь разочароваться еще сильнее, чем сейчас. Но я отвлеклась. Пятнадцать лет я воспитывалась Ороку Саки, он же Шреддер, пока я не попала в Нью-Йорк и не встретила черепах. Они быстро стали моему приемному отцу заклятыми врагами, потому что были учениками и "сыновьями" его злейшего врага - Хамато Йоши, он же Сплинтер. А я, как одна из лучших воинов клана Фут, и просто та, на кого возлагал большие надежды мой учитель, была обязана уничтожить преграду на пути вендетты Шреддера. Вот только он не ожидал, что мне откроется правда так скоро. Не ожидал, что я поверю и приму такое решение. Сначала я не верила в это какое-то время, пока не попала в логово черепашек, где смогла поговорить со Сплинтером. Он мне просто рассказал немного о себе и матери, показал фотографии... И я поняла, что совершила ужасную ошибку, направив прихвостней Шреддера в логово, где скрывался мой настоящий отец и его ученики. Но я исправила ситуацию. Ценой своей свободы. Столкнувшись с одним из сильнейших союзников Шреддера, я вместе с черепахами потерпела поражение и была отдана под суд Ороку Саки. Правда он не спешил казнить меня и даже сознался в своей лжи. Вот только я уже не хотела слушать. А если я в чем-то убеждена, то меня крайне сложно переубедить. Поэтому спустя какое-то время, когда меня все-таки спасли черепахи, я с радостью бежала вместе с ними. И с тех пор прошло два года...

Я начинала потихоньку привыкать к тому, что моя жизнь кардинально изменилась. Правда какое-то время я не могла выходить толком в город - Сплинтер переживал, что после того, как я сбежала от Шреддера, для меня опасно выбираться на поверхность в данный период. Жить в канализации? Знаете, для меня это не самое худшее. Я воспитывалась в строгости и суровости, а потому едва ли капризничала по этому поводу. Но привыкать все равно пришлось. Легко ли быть птицей, которую заперли в клетке? Не узнаешь этого, пока сам не окажешься в клетке. Но я понимала и привыкала. К тому же, что я могла поделать? Мой отец был мутантом и его дом был именно здесь, в канализации. Обустроен он очень даже неплохо, но веду я к тому, что рассчитывать на жизнь в какой-нибудь квартирке я могла и не пытаться. Впрочем, спустя какое-то время, когда по словам черепашек, что каждый день патрулировали город, все стало тихо и спокойно, Сплинтер принял решение, что я не должна все время торчать в канализации. И он не хотел, чтобы моя жизнь была ограничена этим. Именно поэтому он договорился с отцом Эйприл, чтобы он приютил меня у себя. Да уж, лучше бы я осталась в канализации. Хотя ладно, отдам должное рыжеволосой девчонке, она была одна из немногих, кто быстро ко мне привык, и была лояльна. У нас были разногласия первое время, но мы через это прошли. Но в любом случае мы часто бывали в логове черепах и порой даже оставались там. Еще одна причина частого посещения их дома - тренировки. Конечно же, отец стал и меня обучать нинджитсу. На что мне жаловаться, когда все так хорошо? Есть на что. Все дело во мне. Я воспитывалась Ороку Саки много лет и само собой, именно он, лично, обучал меня искусству ниндзя. Это оставило на мне определенный след. Я понимала, что большинство моих приемов напоминали Сплинтеру о его бывшем друге, особенно прибавьте сверху то, что большинство из этих приемов - грязные и нечестные. Но меня обучили этому. Насколько просто будет просто взять и переучить себя? Разве мы можем стереть из своей жизни ненужное и начать с чистого листа? Как бы не так... К тому же характером я значительно отличалась от "сыновей" отца. Я не была на них похожа от слова "совсем". Но нет, не подумайте, все не так плохо. Просто во мне многое кричало о том, что я воспитывалась Шреддером. Наверное, именно поэтому я заслужила от черепах этот ярлык "она же дочь Шреддера!". Кроме Леонардо... Он первый, кто поверил в меня даже до того, как узнал, что я дочь Сплинтера. И верит по сей день. Странный он, конечно. Но за эту поддержку я ему благодарна, потому что стоило мне показаться в логове, надо мной будто бы нависала мрачнющая туча и он был одним из немногих, кто пытался ее развеять. Вот только сомневаюсь, что этого достаточно. Его братьям надо привыкнуть к мысли, что я на их стороне. Да, трудно, я не жалуюсь - я предавала и не была ласкова с ними в сражениях. И успела сделать им достаточно гадостей. Вот только не стоит забывать, что мне врали с самого моего рождения. И меня воспитали такой. Но все мы сейчас подростки и каждый считает правым себя. Мне тоже свойственно ошибаться. Я ошибаюсь чаще остальных? Не исключено.

Но я уже устала, по правде говоря. Вечно быть паинькой, пытаться наладить контакты. А не пошли бы вы к черту, ребята? Я готова простить отца за то, что он немного перегибает палку с попыткой перевоспитать меня, хоть это и дико напрягает, но пытаться притереться в вашу дружную компанию, когда ко мне такое отношение, я не буду пытаться. Я была искренней с вами, но раз этого не разделяют - ну и черт с ним. Выйдя из додзё я направилась в сторону выхода, ничего не комментируя. Я, правда, устала и я хочу отдохнуть. И мне нужно подумать на свежем воздухе. "Правильно ли я поступила? Стоило ли менять то, что было? Ведь так всем было куда привычнее." И это была правда. Так бы все могли спокойно выливать на меня свое недоверие и отвращение, как к отпрыску Шреддера. Я чувствую себя здесь лишней, не подходящей этой цельной картине. С одной стороны это было больно осознавать, с другой стороны... А другой стороны не было. Просто осознание, что в случае если я таки не приживусь (хотя о чем я? Уже не прижилась), идти мне будет некуда. И очень жаль, что моя попытка и мой выбор оказались неправильными. Ороку Саки не был идеальным отцом. Он был строг и требователен ко мне куда сильнее, чем Сплинтер. Но меня тогда это не особо пугало и со временем я привыкла. В каком-то смысле я была счастлива тогда. Сейчас? Без понятия. Обида во мне начала слишком громко кричать, как бы я не пыталась ее утихомирить. Почему я не могу сейчас привыкнуть к своему настоящему отцу? Или это одно из тех доказательств, что я, все-таки, до мозга костей больше дочь Шреддера? Я не знаю. Моя голова уже разрывается от мыслей который день и по правде говоря, вопросов куда больше, чем ответов. Да и кому я могу задать подобные вопросы? Некому. Уж точно не обсуждать это со Сплинтером. И я вновь должна надеяться на саму себя. Хотя любое мое действие сейчас мне казалось бессмысленным. Чтобы я не решила, как я и говорила, идти мне было некуда, даже если я внезапно захочу уйти. Выживать в одиночку? Можно рискнуть, но это крайне глупо и я это понимаю. Вернуться к Шреддеру? Уж лучше сразу устроить себе сэппуку.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+2

3

Мне кажется, что теперь, спустя еще два года упорных тренировок, которые были далеко не единственным чем мы занимались все это время, - о каких-то вещах вообще лучше промолчать, потому как все это покажется не больше, чем просто бредом и паранойей, потому как никакого другого объяснения этому нет и не будет - я действительно понял и осознал всю необходимость медитации. Неудивительно, что учитель Сплинтер постоянно медитирует. Многим кажется, что медитировать легко и что нет в этом никакого особого секрета, - сядь, да и закрой глаза, ага - да и все такое, но все не так просто, как могло бы показаться вам на первый взгляд. Во-первых, это очень тяжело. Серьезно. Войти в состояние транса и остаться в нем на протяжении нескольких часов получается далеко не сразу. Нужна постоянная практика, чтобы научиться этому. Нужно научиться слышать не только самого себя, но и то, что тебя окружает. Также нужно было научиться игнорировать и внешние раздражители, которых, уж поверьте мне, хватает с избытком. Ну а во-вторых, секрет тут все-таки есть и я надеюсь, что смог разгадать его. Какой? Мне этого так просто не объяснить. Давайте в следующий раз, а? Сейчас же я могу сказать только то, что медитация способна успокоить, она учит тебя самоконтролю, который нужен каждому из нас и я не исключение. Также, она помогает тебе, а в частности мне сейчас, найти решения для той или иной проблемы, которая целиком и полностью завладела моим сердцем, ну и, в конце-концов, просто подумать. Это словно бы одна из возможностей обследовать свое собственное подсознание, посмотреть на себя и свои проблемы со стороны. А мне на данный момент нужно и то и другое. Знаю, что это звучит как-то немного странно, но описать свое состояние, когда я нахожусь в трансе мне все еще немного тяжело. Нужно самому попробовать, чтобы до конца прочувствовать все это. Но где же остальные, да? Сейчас мои братья должны были быть на очередной тренировке с учителем, а также Караи, - да, теперь она с нами - в то время как я находился недалеко от додзё, как уже можно было бы заметить, и пытался сосредоточиться на своих собственных мыслях, которые были куда сложнее, чем выполнение очередного боевого приема. Что меня тревожит? Многое. Разговоры с учителем Сплитером, конечно же, помогают, - хорошо, когда есть с кем поговорить и кому довериться - но не так хорошо, как бы мне этого хотелось. В чем причина? Я не знаю. Мне кажется, что ответы на все эти вопросы я должен буду найти сам. Только так я смогу разобраться в самом себе. Учитель ведь говорил, что для всего нужно время, что все приходит с опытом, что мы учимся на своих собственных ошибках и т.д и т.п.

Но сегодня мне крайне трудно сосредоточиться и я никак не могу войти в глубокий транс, которого я пытаюсь добиться уже на протяжении целого часа. Учитель говорит, что это придет со временем и я это понимаю, но проблема в том, что мне это нужно сейчас. Что, что именно мне мешает? Громкие голоса из додзе и звук сталкивающегося друг о друга оружия выводит меня из равновесия. Я слышу, как Раф, в который раз, пытается задеть Караи. Он провоцирует её. Прошло уже два года после того, как каждый из нас узнал правду, а он все так и не смог смириться с тем, что теперь она стала одной из нас. Донни ей тоже не доверяет, - насчет Майки трудно что-то сказать и, возможно, что он уже успел привыкнуть ко всему - но он старается этого не показывать и пытается верить в то, во что верю я и учитель. Мне кажется, что ему так проще и легче. Но Рафаэль... Он все еще не готов считать Караи частью семьи и ему все еще сложно, скажем так, подпустить её к себе. Что я об этом думаю? Он мой брат и я его понимаю. Я знаю, что ничего не измениться и Караи еще долгое время будет слышать в своей адрес много "лестных" слов от Рафаэля, но и сделать я ничего не могу. Я и так буквально на днях уже успел с ним поссориться из-за неё же, а потом и помириться, потому как не люблю я находиться с братьями в ссоре, да и что ни говори, но его точку зрения я способен понять. Слишком многое произошло и мы не можем этого изменить. Что же Караи, да? Ну... Признаюсь честно, но я не воспринимаю её как сестру. Нет, я не в том плане, что я ей не доверяю и все такое, но просто... Я не могу смотреть на неё как на сестру, вот и все. Мне даже куда проще воспринимать её именно как дочь Сплинтера, и что является правдой, но при этом воспринимать его самого только как учителя, а не как отца. Да, он всегда называл нас своими сыновьями и для меня он был отцом, я очень его люблю, но сейчас, когда появилась Караи и выяснилось такое, я не знаю, что мне и думать и как себя вести. Вот делайте со мной что хотите, но я никогда не смогу назвать эту девушку своей сестрой. Это не то слово. Но какое, в таком случае, правильно? Я еще не нашел его, или... Я не знаю. И вот именно об этом, кстати говоря, я не могу поговорить со Сплинтером. Я пытался, правда пытался, но в итоге это ни к чему не привело, а я лишь еще больше запутался. Так, нужно собраться. Вдохнуть. Выдохнуть. Постараться отключиться от всех внешних раздражителей и вслушаться в тишину, в шелест листьев на дереве, которое находится непосредственно в додзё и пропустить все это сквозь себя. У меня должно получиться. Должно.

Со стороны додзё доносится чей-то очередной громкий голос, звук падающего оружия и... Все, я понимаю, что на сегодня уже можно заканчивать. Продолжу завтра. Что в итоге? На сегодня с медитацией покончено. Встав с пола и сделав пару шагов в сторону додзе, - мне хотелось поговорить с учителем и кое о чем его спросить - я натыкаюсь на выходящую из него Караи, которую явно что-то беспокоило и мне даже кажется, что я знаю, что именно её тревожит. Все это время, что Караи провела с нами, а ведь это целых два года, я всегда наблюдал за тем, как она пытается, скажем так, подстроиться под каждого из нас. Что, вам сложно в это поверить? А ведь она действительно пыталась подстраивать себя под наш образ жизни. Жаль, что остальные этого не заметили, а если и заметили, то явно восприняли её попытку подружиться не так, как следовало бы. Я пытался переубедить братьев, разговаривал с каждым из них, потому как мне не хотелось видеть негатива как с их стороны, так и со стороны Караи, но особым успехом все это не кончилось. Нет, конечно же, что-то стало и лучше, но от основной проблемы мы так и не избавились. Ну почему они не могут поверить ей? За эти два года, как мне кажется, она уже успела заслужить наше доверие. Она ни разу нас не предавала за все это время и если и было какое-то недопонимание, то только лишь от того, что всю свою жизнь она провела во лжи и теперь ей трудновато начинать жить сначала. А, может быть, мне просто так кажется и я всего лишь вижу то, чего на самом деле и нет, а? В любом случае, чтобы там ни было, но я остановился и окликнул куноичи по имени.

- Караи. - Ну раз уж позвал, то надо бы и сказать что-нибудь. Но что мне сказать? Да, я вижу, что сейчас с ней что-то не то, но стоит ли мне сейчас подходить к ней? Я не хочу навязываться. Караи не из тех девушек, которые признаются тебе в своей слабости, какой бы она не была. - Прости их. Снова. - И я сейчас прошу прощения не только за то, что сегодня Раф, как и всегда, пытался спровоцировать девушку, но и за то, что было на протяжении всей этой недели. Пускай они, братья, и молчат, да пытаются создать видимость если и не хороших отношений, то хоть каких-то, но я ведь все равно вижу, как они на неё смотрят. И она это видит. Знаете, вот если бы ко мне так относились, то мне было бы не очень приятно. Негатив всегда чувствуешь. Впрочем, я более чем уверен в том, что для неё мои слова ничего не значат и она их даже не слышит. Но даже если это и так, сказать их я все равно должен был.

- Кстати, я хотел... - начинаю было говорить, но стоит только остальным пройти мимо нас, как я тут же забываю обо всем. Вот всегда я так. И почему я в такие моменты - когда братья смотрят на то, как я разговариваю с Караи - чувствую себя трепетной клумбой. Что, что это значит? Я не знаю. Это странное словосочетание и я не особо понимаю, что оно означает, но мне кажется, что это лучшее определение моему поведению. Господи, да что не так? Почему моя жизнь такая сложная и я должен жить словно бы между двух огней? Так, отлично, они прошли мимо, даже не посмотрели на меня и я могу продолжить то, что начал. - Ну вообще-то я хотел сказать, что если тебе нужно с кем-то поговорить, то ты всегда можешь поговорить со мной. Правда.

А знаете, что самое забавное? Что я впервые предложил ей это. Не верите? А я вот серьезно. Нет, правда, до этого как-то я ни разу ей этого не предлагал и, черт знает, может это все из-за того, что я думал, что она и сама со всем справится. А может и из-за того, что мне это в голову пришло только сейчас. Ну а что тут такого? Слава богу, что хоть сейчас я до этого додумался. Но серьезно ли я? Абсолютно. Я всегда готов выслушать её, если ей это будет нужно. Да и с другой стороны... А с кем она может поговорить? Если только со Сплинтером и Эйприл. Да, поговорить она может лишь с ними. Но достаточно ли этого? А что если нет? Хотя... А с чего это я решил, что разговор со мной, если она и правда чем-то расстроена, ей поможет? Вряд ли я дам ей какой-нибудь действительно ценный совет. Уж лучше обратиться за этим к учителю все-таки. Но я ведь уже предложил, правильно? Правильно. Так что если Караи и правда захочет со мной поговорить о том, что её тревожит, то я буду только рад этому.

+2

4

Я замерла на месте, когда услышала знакомый голос и потому сразу же обернулась на оклик, приподняв вопросительно бровь. Леонардо. Кто бы сомневался. Правда, его, почему-то, вновь не было на тренировке, что ставило меня в тупик. Разве это не он у нас обычно чуть ли не в экстазе, когда появляется лишняя возможность потренироваться? Это я утрирую. Наверное. Но вот он их пропускает и это мне кажется странным. О, а услышать извинения уже не удивительно. Нет, я ценила его попытки примирить нас всех, но если уж кто-кто, а Лео не обязан был просить прощения за других. Лично он передо мной ни в чем не провинился. К тому же пытаться примирить тех, кто не хочет этого делать - пустая трата времени. Я это понимала и знала, а осознавал ли это лидер - я не знала, но упорства ему было не занимать. К тому же я знала, что едва ли кто-то из них горел желанием наладить со мной контакт. Создавалось впечатление, будто они ждут чего-то и что это "что-то" даст им возможность не мириться с моим пребыванием здесь и тем, что я являюсь частью их семьи. Будто бы вскоре я могу исчезнуть и им не придется привыкать к тому, что я есть и что я больше никуда не денусь.  С одной стороны я бы могла их понять... Но с другой во мне, все-таки, говорила обида. Быть может, морально я и была немного старше их, но я тоже все еще подросток.
-Лео, не надо, - я отвожу взгляд, уставившись им на закрытую дверь в додзе. -Ты не обязан просить прощения за остальных. Если они захотят это сделать, то придут сами.
Однако когда я уже решила, что на этом наш короткий разговор закончился, лидер вновь окликнул меня, вызывая тем самым еще больший интерес к происходящему. Но стоило ему меня позвать, как из комнаты для тренировок вышла друг за дружкой остальная братия. Ловко уйдя своим плечом от нарочного столкновения с Рафом (с подачи последнего), я, бросив ему вслед колкий взгляд, вновь вернула все свое внимание на Леонардо. И когда его братья достаточно отдалились от нас, парень заговорил. Сказанное им удивило меня, потому что ранее мне казалось, что бесстрашный лидер нарочно избегает меня. Тогда я думала, что причина в его братьях, с которыми он в большинстве случаев не был согласен относительно меня, но сейчас я на секунду подумала, что, возможно, причина была в другом.

-Это мило с твоей стороны, спасибо, - это первое, что я сначала отвечаю ему, но дабы скрыть свое удивление и небольшой проблеск желания действительно поговорить о волнующих меня вещах, с улыбкой бросаю ему следом. -Ты тоже если что обращайся, братишка.
Последнее я часто добавляла по отношению ко всем братьям, чтобы подразнить их. Рафаэля, чтобы просто позлить в отместку за его недружелюбное ко мне отношение. Донателло, чтобы застопорить его поток мыслей и слов, а так же отчасти смутить. Микеланджело был единственным, кто не особо волновался по этому поводу - он и сам называл меня "сестренкой". В шутку или всерьез - известно только ему. А Леонардо... Скажем так, иногда мне хотелось наблюдать за его реакциями на какие-либо вещи и действия. И я вижу, что он особенно реагирует на мои всевозможные выпады. А я чересчур любопытная. К тому же лидер часто пытался скрывать свои эмоции, что лишь раззадоривало мою азартную душу. Но так уж ли я считала Лео своим братом? Скорее нет, чем да. Его я, почему-то, не могла назвать таковым и не пытайтесь меня расспросить, почему так, я сама сейчас этого не понимала, честно. К тому же в данный момент моя голова была забита другими вопросами и мыслями. И они казались в данную минуту куда более приоритетными. Да и если так подумать, то чего мне вообще переживать на счет Леонардо? Он был единственным, кто был ко мне добр и лоялен с самого начала и за это я его когда-нибудь поблагодарю. Но мне всегда было интересно: чем именно я заслужила такое доверие? Для меня это была загадка, которую однажды я все-таки разгадаю. Натура у меня такая. А может, и просто спрошу прямо у самого Лео - это я тоже могу. Вот только почему-то мне казалось, что я не услышу от него четкого ответа. Просто интуиция, я могу и ошибаться. А потому, скорее всего, я сама узнаю об этом побольше благодаря наблюдениям. Но все-таки! С чего он вдруг решил предложить мне поговорить с ним? И почему именно сейчас? После того, как избегал меня, хоть и старался скрыть это, скинув на какую-то непонятную занятость. На мгновение мне стало не по себе. Порой мне казалось, что он способен читать меня, как открытую книгу, но на самом деле я видела, что он чаще попадает в точку благодаря методу "пальцем в небо". Либо он и, правда, слишком наблюдателен... Но как бы там ни было, если честно, не смотря на огромное желание вылить весь поток своих эмоций, что я давно держала внутри себя, я не могла позволить себе эту слабость. Для меня подобные проявления всегда были запрещенными. Шреддер учил меня быть сильной и непоколебимой не только физически, но и морально. Да и даже если бы я попыталась поговорить когда-нибудь со своим приемным отцом на душещипательные темы, то он бы, скорее всего, вряд ли стал вести со мной задушевные беседы. Скорее отчитал бы меня за эту слабость. А потому теперь понятно, почему я была столь замкнутой, когда речь заходила о моих чувствах и переживаниях? И почему сейчас я не могу просто стереть всю свою прошлую жизнь и стать совершенно другим человеком?  Но Леонардо об этом знать было не обязательно - для него это была бы лишняя информация и едва ли это кому-то помогло. Он слишком сильно старался, даже больше, чем все его братья вместе взятые и это меня слегка вводило в ступор. Нарушив повисшую на мгновение тишину, я размяла костяшки пальцев и шею, после чего произнесла:
-Ладно, лидер, если это все, то я, пожалуй, пойду, устрою пробежку. Мне надо проветриться, - я развернулась и направилась к выходу из логова. -Можешь присоединиться, если конечно не боишься, что я убью тебя в темном переулке.
Кинув последние слова через плечо, я, усмехнувшись, перепрыгнула через турникет и направилась к выходу из канализации. Мне определенно требовался свежий воздух, чтобы хорошенько обдумать все. Сейчас я понимала, что последние мои слова были пропитаны не малым количества яда, но это было не по отношению к носителю голубой повязки, а скорее к остальным. Этакое колкое замечание по поводу того, что мне все еще настолько не доверяют, что вряд ли захотят остаться со мной один на один. Вдруг я убью кого-то из них? Или притащу за собой прихвостней Шреддера? Да, я перегибала сейчас палку с такими мыслями, но повторюсь, что сейчас во мне говорили эмоции, которым обычно я и не позволяла выливаться на окружающих. Поэтому единственной отрадой для них было бушевание внутри меня. И мне действительно становилось от этого проще. Я далеко не ангел и тоже могла отвечать на чужие выпады. Вот только в отличие от ожиданий, я не поддавалась на провокации, я сама атаковала провокацией в ответ. Защитная реакция, что поделать.
Я прекрасно понимала, что если Леонардо пойдет следом (а он, скорее всего, пойдет), то мне будет не до раздумий под беззвездным небом. Хотя буду ли я жалеть об этом? Отнюдь. Если лидеру удастся отвлечь меня от этих идиотских мыслей, то я лишь скажу ему спасибо. Но если вновь воспользоваться интуицией - он скорее постарается как-то вырулить складывающуюся между всеми нами ситуацию, чем попытается отвлечь от этого. Потому что вряд ли кому-то станет легче, если мы закроем глаза на эту проблему. Временно может и станет, но кто знает, к чему это в итоге приведет. Однако я уже, по правде говоря, не знала, что должна была делать дальше. Мне нужна была передышка и немного времени, чтобы понять, что делать дальше.

Поднявшись по лестнице, я вылезла в переулок одной из улиц Нью-Йорка, который сразу же встретил меня воем сирен и различным шумом. Даже вечером и ночью жизнь в этом городе кипела. И порой даже казалось, что кипела куда сильнее, чем утром и днем. Вот только когда на Нью-Йорк опускалась тьма, из своих берлог выбиралась всевозможная шпана и дрянь - уж поверьте, этот город прогнил всем этим насквозь. В этом городе не спохватятся, если пропадет пара-тройка человек. Откуда я это знаю? Потому что я уже успела многое повидать и даже была свидетелем подобных инцидентов. Признаюсь, иногда я была одной из участниц подобных потасовок, но это было в прошлом.

Быстро взобравшись по пожарной лестнице, я оказалась на одном из домов, с которого мне сразу же открылся вид на просыпающийся ночной город. Огромное количество ярких огней, фар от машин, мелькающие вдалеке лучи из клубов, внушающие своим величием небоскребы - все это завораживало приезжающих сюда людей. Но до тех пор, пока этот город не раскрывал свою настоящую, прогнившую начинку - мафия, банды, мутанты, ниндзя и много всяких различных личностей, что пытались подмять город под себя. Даже, черт побери, инопланетяне, которые имели наглость похищать людей и использовать их так, как им захочется. Как материал. Как крыс используют ученные в своих лабораториях. Здесь опасно. И если хочешь выжить, то ты должен быть сильнейшим. Иначе тебя ждет не самая лучшая жизнь в этом провонявшемся городе. Япония была куда лучше по сравнению с США - это все, что я в данный момент могла сказать об этом месте. Хотя не скрою того, что и в Японии всегда хватает своих проблем. Но там все не настолько запущенно... Мой взгляд задержался на одном из небоскребов, великом и устрашающем своим величием, место, которое я ранее называла домом. Логово Шреддера. И отчего мне так горько смотреть на это здание? Почему я каждый раз ловлю себя на мысли, что делаю все не так? Когда я была на стороне Шреддера, мне казалось, что я не там, где должна быть. Оказавшись на ней, я теперь считаю, что мне тут не место. Хотя нет, не так... Эта сторона не особо горит желанием принять меня. Лично мне нравилось быть здесь, я чувствовала себя свободнее. Только бы меня не пытались изменить, сделать такой, какой хотят видеть другие и поверили бы в меня - этого было бы более чем достаточно, чтобы я успокоилась. Я тихо вздохнула себе под нос и услышала позади себя шаги, но оборачиваться к их владельцу я не спешила.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+1

5

- Обязательно... - даю себе буквально три секунды на то, чтобы заставить себя произнести следующее слово, что комом застряло в горле, было способно вывести меня из равновесия и задевало, как мне кажется, лишь меня одного. - сестренка.

Ну вот почему? Почему я не могу назвать Караи своей сестрой? Почему мне так сложно? Это ведь всего лишь слово, но и не более того. Эйприл ведь я считаю кем-то вроде нашей сестры, она родной и не чужой нам человек, и к брюнетке у меня похожие чувства, да и в отличии от своих братьев, которые сейчас разбрелись по логову увлеченный каждый своим делом, я не испытываю к ней негатива, но... Я все равно не могу научиться воспринимать Караи как сестру. Мне этого не хочется. Но в чем истинная причина, да? Надо бы задуматься над этим и все для себя решить. Да, за эти два года я уже привык к тому, что она стала частью нашей семьи, что теперь она на нашей стороне - и это не может меня не радовать, потому как мне больше не нужно с ней драться, - но я все равно не могу пересилить себя и быть рядом с ней таким же беспечным, каким я бываю с братьями и Эйприл. Я не могу придти к ней и попросить о чем-нибудь, потому как я знаю, что у меня это не получится; я не могу отвечать ей колкостями на колкость, да и издеваться над ней лишь в шутку, как я это делаю с Рафаэлем; я не могу дурачиться с ней, как с Майки. Она - дочь учителя Сплинтера. И что тут такого? Не знаю. Порою мне хочется сказать что-то вроде "я слишком уважаю своего учителя", но... К чему это? Что, неужели я не могу разобраться в самом себе? Ну, мне кажется, что все дело в том, что все это для меня непривычно и именно поэтому я все еще не знаю, как именно мне нужно реагировать на все это. Да-да, я слишком долго ко всему привыкаю. Ах да, за эти два года я немного изменился, кстати говоря, и теперь я привык скрывать свои эмоции, а не выставлять их напоказ, как это было в пятнадцать лет, когда я мог и дурачиться, а мог и наговорить всякой пафосной ерунды - впрочем, последнее так никуда и не делось, а я лишь только осознал тот факт, что временами я говорю действительно странные вещи - и теперь только лишь братья и могут увидеть меня таким, каков я есть на самом деле, да и то не всегда - когда я забываю о том, что на моих плечах теперь лежит огромная ответственность. Но я не закрываюсь от них, нет. Они ведь моя семья. Донни же говорит, что все это из-за того, что сейчас мы все меняемся, наши характеры усложняются - как по мне, то у Рафа всегда все просто и его это не коснулось - и что это нормально для семнадцатилетних подростков. Ну что ж, если Донни так говорит, то это значит, что так оно и есть. Вся эта психология, биология...

- Я не боюсь. Да и свежий воздух мне не помешает.

Говорю уверенно, отчасти, я даже смеюсь над её словами. Ну а чего мне бояться? Я доверяю ей и знаю, что никого из нас она не убьет, как она выразилась, в темном переулке. Если бы она этого действительно хотела, то она бы уже давным-давно всех нас прикончила. Столько возможностей уже было, что и не сосчитать. А даже если и Караи, вдруг, захочется снова вернуться к Шреддеру - я в это не верю, - то я знаю, что мое отношение к ней не измениться. Да, мне будет очень обидно, - я не хочу ничего менять - а в груди проснется то самое чувство, которое из раза в раз будет напоминать мне о её предательстве, но я не изменю своего мнения о ней. Да я и не думаю, что после всего случившегося она вновь вернется к Ороку Саки. Зачем ей это делать? Там её никто не ждет. И если она и будет нужна своему прежнему отцу, который на протяжении пятнадцати лет врал ей, то только лишь в качестве расходного материала. Я хочу верить в людей, хочу верить в то, что они способны измениться, что у каждого из них есть второй шанс и все такое, но такие люди как Шреддер никогда не изменяться. Нет, она не вернется к нему. Караи не настолько глупа, чтобы сделать такой выбор. Да, возможно, что в свои семнадцать лет я все еще до ужаса наивный и многого не знаю, но вот такой вот уж я. Я просто хочу в неё верить. Вот и все. Но что-то я задумался, да? Бросив взгляд на смотревшего какой-то боевик Майки, который при этом громко и на эмоциях комментировал все происходящее на экране, я выхожу из убежища следом за Караи. Мне и правда не помешает проветриться. Я целый день просидел дома, пропустил тренировку, потому как был занят медитацией и собственными мыслями, а поэтому свежий воздух мне сейчас особенно нужен. Возможно, что и потренироваться я смогу. Возможно, что даже попрошу Караи помочь мне с тренировкой. Тут в нескольких километрах от нас есть прекрасный недостроенный небоскреб, который я нашел пару месяц назад и в который иногда наведываюсь, чтобы потренироваться в одиночестве. Возможность упасть и сломать себе шею очень стимулировала, надо сказать.

По канализации, что была мне домом родным, мы с девушкой шли в полной тишине. Лишь капающая со стен вода, да попискивание пробегающих мимо крыс, которые находили здесь свое пристанище, нарушали эту маленькую идиллию, если это вообще можно было бы назвать идиллией. Никакой неловкости, никакого желания заговорить. Я просто шел следом за Караи, чей силуэт маячил впереди и с каким-то отстраненным выражением лица смотрел ей в спину. О чем я думал? О ней. О ком еще я могу думать сейчас? Так что, да, сейчас все мои мысли были лишь о той, что также молча и уверенно шла впереди меня. А точнее я пытался вспомнить тот день, когда я впервые увидел её. Зачем? Мне нужно было кое-что понять. Возможно, что это поможет мне разобраться в самом себе и моем к ней отношении. Ведь должно же быть какое-то объяснение моему, я бы сказал, странному поведению. И как мне кажется, задуматься над этим мне нужно было гораздо раньше. Что же было, да? Ну... Мне помнится, что в тот день я весь на эмоциях, которые и были вызваны появлением Караи, пришел к Эйприл, потому как братьям этого рассказывать явно не стоило и сказал ей, что я встретил девушку. Я не сказал ей, что встретил врага, что этот враг сильный и что теперь у нас прибавится проблем, которые могут оказаться гораздо серьезнее, чем могло бы показаться на первый взгляд и все такое, нет. Слова "враг" там вообще не было и я об этом даже как-то и не задумывался. Вместо этого я сказал, что встретил именно девушку и что она... она мне понравилась. Эйприл, если я все правильно помню, была тогда сильно удивлена и сказала, что я не должен был идти на встречу с ней, потому что это не правильно, безрассудно и глупо. Но ведь уже тогда я увидел в Караи что-то, что заставило меня ей поверить. Господи, да я даже свои собственные слова вспомнил, которые сказал ей - Эйприл - тогда, пускай я и видел Караи впервые в жизни: "да, я понимаю, я не должен с ней общаться", "Эйприл, она хорошая, а я так устал за всех отвечать. Когда я смогу отдохнуть?", - вот это самое прекрасное объяснение, ага -  "в ней есть что-то хорошее, я знаю, чувствую". И что мы видим? Правильно, я уже тогда и после всего лишь нескольких минут разговора, которого по сути и не было, потому что большую часть времени мы дрались, решил, что она хорошая и я могу ей верить. Почему? А вот такая вот у меня охрененная интуиция, мать её. А что я сказал Рафу, когда она напомнил мне о том, что она из Клана? Я лишь ответил ему, что никто не совершенен. Вы чувствуете это? Чувствуете всю гениальность, наивность и маразматичность этих слов? А что если ничего этого не было? А что если я все это себе придумал только для того, чтобы всем этим откреститься от того, что я почувствовал по-настоящему? Ведь могу же я, да? Донни ведь...

Задумавшись над тем, что, возможно, ребята в свое время были правы, когда говорили мне, что я что-то испытываю к Караи, я чуть было не врезался в брюнетку, которая остановилась возле лестницы, а потом и залезла по ней вверх. Взобравшись вслед за Караи на крышу, я огляделся, чтобы удостовериться, что мы тут одни и никакому психу-мутанту, который жаждет развлечения и крови, а также Драконам или Клану мы ненужны. Никого поблизости не было. Отлично. Переведя свой взгляд на девушку, я замечаю, что сейчас она смотрит на тот самый небоскреб, который несколько выделялся на фоне всех остальных. Шреддер... Я не знаю, что она чувствует. Что ты чувствуешь, Караи? Только не говори мне, что ты сожалеешь... Так, надо отвлечь её от тех мыслей, что сейчас, возможно, сказываются на ней не самым лучшим образом.

- Предлагаю соревнование. - переступаю с ноги на ногу, чтобы размять все-таки затекшие мышцы. - Ты ведь все равно собиралась не пробежку, не так ли? А я пропустил тренировку. - Указываю лапой на здание, что отличалось от остальных тем, что выглядело оно не так современно, как все остальные, да и ориентироваться на него было легче всего. - Вот наша цель. Нет никаких правил и можно задерживать противника всеми известными тебе способами. - Ниндзя ведь должен уметь приспосабливаться к любым ситуациям, да? Да. И, черт побери, мне кажется, что я так до конца этому и не научился. А надо бы уже. -Главное - добраться до этого здания первым. Ну как, ты со мной? - Перепрыгиваю на соседнюю крышу и с интересом смотрю на девушку надеясь на то, что ей это понравится куда больше, чем неловкое молчание и простое хождение по крышам. Также, если она не захочет присоединиться ко мне, то я и не стану возражать. Я привык тренироваться в одиночестве. Просто сейчас нам обоим надо немного развеяться. Возможно, что таким образом она и от своих мыслей, что явно позитивностью не отличаются, отвлечется.

+1

6

Ну что же, где-то моя интуиция оказалась права, а где-то она все же ошиблась. Можно сказать один к одному. Леонардо таки последовал за мной, что, если признаться, меня порадовало, быть наедине со своими мыслями мне не очень-то и хотелось, потому что я ощущала опасность. Опасность в том, что я загоню себя в новый тупик и совершу непростительную ошибку. А ошибками моя жизнь и так уже чересчур полна, продолжать этот список мне не хотелось. Поэтому я лишь была рада отвлечься от всего этого, в чем, собственно говоря, мне Лео сейчас и помог, разбудив мое любопытство окончательно. "Серьезно? Он решил устроить соревнование? Вот это уже весело." С интересом наблюдаю за действиями лидера, на то, как он указывает на здание, которые является, как я поняла, финишной линией для нас. Внимательно слушаю условия соревнования... Никаких правил? На моем лице появляется удовлетворенная улыбка - вот это я понимаю разговор! Ненавижу правила, они скучны. Куда веселее действовать без правил. А даже если есть правила, то их очень приятно нарушать. Но это - я. Другое дело Леонардо. С чего он решил соревноваться со мной в тех вещах, в которых я его превосходила? Нет, я не зазналась, я лишь анализирую то, что видела ранее и что вижу сейчас. Лидер черепашьей команды зависим от некоторых вещей, как, например, честь и справедливость. И едва ли способен от них отказаться, чего не скажешь обо мне. Для достижения цели я вполне могу опустить большинство своих принципов, потому что меня так воспитали. Складываю руки на груди и провожаю взглядом Леонардо, который перескочил на другую крышу. Ну что же, от такого предложения я не могла отказаться, вот только...
-Ну нет, так не интересно, - скучающим голосом, произнесла я и склонила голову набок. -Не интересно устраивать соревнование, в котором мы оба заведомо знаем, кто победит. К тому же у нас нет стимула. Мы с тобой не те личности, кто способен соревноваться только ради победы. Нет, нам нужно что-то, что заставит нас сражаться за победу.
Разбежавшись и перескочив на крышу, где был лидер, я оказываюсь рядом с ним. Гордо выпрямившись и впившись взглядом в парня, подобно хищнику, который выбрал себе жертву, я продолжаю:
-Я предлагаю более интересный вариант, - выдерживаю паузу, потому что люблю интригу. И дразнить людей ожиданием тоже люблю. -Как на счет того, что победителю достанется право загадать одно желание проигравшему?
С интересом смотрю на Леонардо, пытаясь проследить его реакцию на мое заявление. И раз уж мы собираемся играть не по правилам... Я не могу начать игру честно. Так что прости, лидер, но если ты хочешь победить меня, то тебе придется хорошенько постараться. Приближаюсь к Лео ближе, достаточно близко, чтобы смутить его, а это я умею, и прямо в лицо тихо выдыхаю ему следующие слова:
-Загадать любое желание. Никаких ограничений, - на моем лице появляется хитрая ухмылка, но я не спешу отдаляться. -Что скажешь на это?
И, само собой, я остаюсь рядом, дожидаясь ответа от Леонардо. Что я могу сказать? Мне нравилось играть с ним в подобные игры, поскольку он был крепким орешком, а таких как Лео куда интереснее раскалывать. И что было необычно: если мне и хотелось с кем-то играть в подобные игры, то только с ним. Другие мне, почему-то, были неинтересны, хотя его братья были не менее интересными кадрами. Интересными для кого-то, но не для меня. Вообще-то если так подумать и обернуться назад, то я изначально тянулась к Лео так же, как и он ко мне. По крайней мере, это так выглядело. Иначе я не понимаю, зачем он вечно пытался меня переманить на свою сторону. Я искала каждый раз возможность столкнуться с ним, поговорить или зацепить его. Тогда я думала, что важной причиной подобного моего поведения была возможность выйти на своих, тогда еще, врагов через него. Но сейчас я осознавала, что причина была не только в этом.

Моя рука ложится на тыльную сторону ладони Леонардо, а моя ухмылка меняется на более ласковую улыбку. Пальцы медленно и плавно поднимаются по его руке вверх, стараясь нарисовать на его коже ровные линии, а потом останавливаются на уровне чуть ниже локтя, обхватывая руку. Я приближаю свое лицо к его и едва задеваю его щеку своей, после чего тихо произношу:
-Игра началась, - с этими словами, я резко обеими руками хватаю лидера за руку и, поворачиваясь к нему спиной, перекидываю его через себя. Что же, ты сам согласился играть не по правилам. Надеюсь, что ты не забыл, что я хорошо владею главным оружием куноичи? Конечно же, ты не забыл. Просто я давно уже не проворачивала этот трюк с тобой, потому не мудрено, что ты мог не ожидать от меня подобной подлости. Ведь я сейчас обучаюсь у мастера Сплинтера и вроде как переучиваю свои вредные привычки. Хотя может ты ждал от меня этого? Но тебе что-то помешало сопротивляться моим действиям? И пока я рванула к зданию, перескакивая с одного здания на другое, я задумалась о том, что могу попросить у тебя. Чего бы я хотела от тебя? Хороший вопрос. А может мне стоит вновь устроить тебе испытание и намеренно проиграть тебе? Какова твоя реакция будет на это? Или может мне сделать что-то еще? Одно могу сказать сейчас наверняка: я благодарна тебе, Лео. Ты умудрился забить мою голову всевозможными глупостями, которые, по сути, в данный момент были неважны и помог мне избавиться от ненужного груза, что лежал на моих плечах. Вернее ты ослабил этот груз, нагло отнимая у него мое внимание. Рядом с тобой я чувствовала себя легче и свободнее, о чем вроде уже говорила сама себе. Но пока что я не до конца осознаю почему и хорошо ли это. Я знаю, что сейчас мне хорошо. И весело. Я набираю скорость и, разогнавшись, отталкиваюсь от поверхности очередного здания. Финишная линия потихоньку приближалась, а я пока что не пыталась оборачиваться и смотреть, последовал ли ты за мной. Но мне кажется, что последовал. Ты ведь хочешь реванша? Прыжок - и я обеими руками ухватываюсь за пожарную лестницу, по которой быстро начинаю подниматься вверх, поскольку это здание было выше, чем то, с которого я перескочила. Оказавшись на крыше, я оборачиваюсь и ищу взглядом тебя. Но потом понимаю, что пытаться увидеть тебя будет глупо - ты можешь скрываться. И я вновь быстро бегу вперед, уверенно двигаясь к своей цели. На самом деле мне не нужна эта победа, как и возможность загадать тебе желание. При надобности я и сама могу у тебя спросить многое, да и сделать то, что мне хочется, я тоже могу. Но я хочу помочь тебе, научить тебя раскусывать таких как я, чтобы больше никто не мог тебя обмануть. Правда я может, и помогу тебе научиться сопротивляться другим воинам, но не позволю полностью сопротивляться мне. Какую-то часть своих секретов я никогда тебе не раскрою, оставлю при себе, как козырь, который будет действовать на тебя всегда и бесповоротно. Ведь я знаю, что некоторым своим принципам ты никогда не изменишь. Да и я, по правде говоря, менять тебя не хочу. Но помочь совершенствоваться и учиться на ошибках... Почему бы и нет?

Я начинаю передвигаться в тени, стараясь потеряться у тебя из виду, чтобы ты не мог проследить за моими действиями, если ты, конечно, следишь. Сначала я должна запутать тебя, не позволить отследить меня. Здание, на которое ты указывал, уже было совсем близко. Но чтобы до него добраться, надо было забраться повыше. Ну что же... И вновь я беру разгон, чтобы совершить прыжок к следующему зданию. Но намеренно я разгоняюсь слабо и как следствие, когда я отталкиваюсь, я едва ли успеваю зацепиться за ограду, что была на крыше. Помимо этого я, все же переборщив с игрой, довольно неприятно и болезненно ударилась о лобовую доску крыши животом, и этот удар выбил из легких воздух, а из меня дух. Однако чтобы их черти взяли, казавшаяся прочной ранее ограда, на самом деле была уже прогнившая, разве что покрашенная свежей краской, опасно накренилась под моим весом. Я не успела ухватиться за саму крышу и ограда, с жутким скрипом, упала на крышу, но не отвалилась окончательно: одна сторона креплений все еще держала хрупкую конструкцию. Само собой, у меня был план про запас, как спастись... Но так было бы не интересно. Ты ведь всегда приходишь мне на помощь, не так ли Леонардо? Всегда приходишь и сейчас, я уверена, что ты поможешь. Но не волнуйся, даже если ты не успеешь, я смогу спастись. Вот только я даю тебе хорошую возможность сыграть в рыцаря. Не упусти ее.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+1

7

Как я и думал, простое соревнование, которое в итоге не принесет нам ничего кроме мнимой победы, что должна была лишь поднять самооценку победившему, девушку не устраивает и она предлагает немного его разнообразить. Как именно? Караи, как она выразилась, нашла нам стимул благодаря которому каждый из нас действительно захочет выиграть, потому как теперь это не просто тренировка и беготня по крышам. Она права, нам обоим будет гораздо интереснее сражаться, ведь мы привыкли к этому, если так подумать, и пытаться вырвать победу из рук другого, нежели просто и до безобразия банально соревноваться друг с другом. Что, о чем это я? Проигравшему загадывают желание, которое он должен будет выполнить, насколько я понял. И что с того? Я, конечно же, не боялся этого нового правила и я был со всем согласен, но все равно это было как-то странно. А еще я искренне верил в то, что Караи не сможет меня обогнать и к финишу я приду первым. Нет, я вовсе не самоуверенный и вполне способен посмотреть на себя со стороны, оценить ситуацию, собственные возможности и все такое, но... Просто я знаю, что у нас с ней одинаково равные шансы в этом соревновании и если я постараюсь, то я выиграю. И только я было хотел ответить, что я согласен, - успел лишь как-то странно кивнуть в ответ, - как брюнетка чуть ли не вплотную приблизилась ко мне и тем самым заставила меня буквально замереть на месте. Зачем она это делает? Мне кажется, что она все прекрасно видит, а ко всему прочему она уже успела понять - да и как тут этого не заметить? - что моя реакция на неё всегда не такая, как у остальных. И что в итоге, да? Она этим пользуется. Так что, да, я не могу сказать, что поведение Караи сейчас, её движения и даже голос, интонации которого ничего хорошего мне не предвещают, никак на меня не действуют. Действуют и еще как. Черт побери, ну вот почему? Я отвлекся, забыл о вопросе, который еще буквально несколько секунд назад она мне задала и в ответ лишь невольно напрягся, потому что я не знаю, как именно мне нужно на все это реагировать. Кажется, что пришла пора почитать те самые книжки по психологии, которые мне советовал Донни. А, может быть, мне нужно что-то сказать? Но что? Да, признаю, ей удалось меня смутить. Шумно сглатываю, когда лицо брюнетки приближается к моему лицу, а пальцы, которые как-то уж слишком ласково и доверительно касаются моей кожи - мне показалось или меня действительно ударило током? - скользят вверх по руке. "Что она делает?" Впрочем, ответ на свой вопрос я получаю почти сразу же, как только он появился в моей голове. Проходит буквально еще секунда и Караи, крепко схватив меня за руку, да и воспользовавшись моим замешательством, если это вообще не ступор и не шоковое состояние, перебрасывает меня через себя. Все это произошло так быстро, что я даже особо и понять ничего не успел. Я не был готов к этому. Упав панцирем на холодный бетон, услышав глухой звук от удара и одновременно с этим услышав быстро удаляющиеся от меня шаги, я лишь смог сказать: - Вот черт!

Она обманула меня! Ну, как обманула... Ввела в заблуждение, так сказать и воспользовалась тем, против чего я был не в силах устоять. Да-да, я поддался на банальную провокацию и её, скажем так, манипуляции смогли меня дезориентировать. Но задело ли это меня? Нет. Я лишь улыбнулся в ответ на то, что только что произошло, быстро поднялся, касаясь одной из лап шершавого бетона, который местами уже покрыт маленькими и несерьезными трещинками, и рванул на следующую крышу следом за девушкой со словами: - Что ж, давай поиграем. Даже и не думай, что в следующий раз у тебя снова получится меня обдурить.

Холодный ночной ветер, что сейчас не приносит с собой лишнего запаха улиц, который особенно отчетливо ощущается там, на земле, приятно бьет по лицу, а сухая погода - дождей, кстати говоря, что-то давно не было - лишь облегчает мне задачу. Что я сейчас чувствую? Мне и правда весело. И я рад тому, что время от времени у меня все-таки появляется возможность забыть о наших проблемах, что никогда и никуда не денутся, и что я все еще способен радоваться каким-то мелочам, которых обычные люди даже и не замечают. Перепрыгиваю на одну из пожарных лестниц, что была ближе всего ко мне и довольно прочной на вид - было бы обидно упасть на землю и сломать себе что-нибудь - отталкиваюсь ногами от холодного железа, которое уже успело поддаться коррозии - и перепрыгиваю на противоположную крышу, что давала мне возможность наблюдать за Караи, которая пыталась прятаться и даже пару раз все-таки пропадала из моего поля зрения. Но знаете... Я понимаю, что засмотрелся. У неё такие точные, резкие и в тоже время плавные движения, что они не могут не привлечь мое внимание. С мечом в руке она же вообще преображается. Становится чем-то вроде хищника, который прежде чем убить и растерзать, хочет вдоволь наиграться со своей добычей. Напряженные плечи, пальцы крепко держат рукоять меча, в глазах желание и азарт. Да, я видел в них и ненависть, но и азарт там тоже присутствует. Играет она долго, потому что это и есть самое важное. Ей нравится, я знаю. Откуда? По глазам видно. К чему я все это? Я бы хотел снова с ней сразиться. Мне бы хотелось снова посмотреть на неё именно в бою - тренировка лишь пародия на бой, а мне не это нужно - и раз уж у нас гонка без правил, то мне никто не запрещает задержать девушку, да и постараться сбавить её темп именно таким образом. Да, так и сделаем. Перепрыгиваю на другую крышу, да и немного меняю свой маршрут так, чтобы я смог опередить Караи и выйти ей навстречу. Все-таки этот город мне как родной и по крайней мере в этом районе, что не раз становился площадкой для тренировок, мне известен каждый закоулок, каждая крыша и каждая тень.

Да, я снова вижу её. Пока что, Караи лидирует и, признаться честно, но я не особо и против, а если она выиграет, то я даже не расстроюсь. Почему? Потому что если в итоге выиграю я, то я все равно не знаю, что буду делать с возможностью загадать ей свое желание. Что я могу ей загадать? Нет, мне сложно и я действительно не знаю. Когда выиграю, тогда и подумаю. А сейчас... Приближаясь к куноичи и не спуская с неё глаз, её последующие действия заставляют меня резко затормозить. Что случилось? Перепрыгивая на следующую крышу, да понадеявшись на добросовестность людей, Караи чуть было не упала. Ограда, за которую она ухватилась - рухнула. Нет, с девушкой ничего особо страшного не случилось и она не свалилась на землю, - и слава богу, а не то бы мне было совестно перед Сплинтером за то, что я позволил ей упасть - но и взобраться обратно она все еще не смогла. И вот чего я жду? Если я воспользуюсь ситуацией, то я точно выиграю и мои братья так бы и поступили, но только вот... Я так не могу. Это не в моих личных правилах. Если есть хоть какая-то вероятность того, что кто-то пострадает - а в данном случае это Караи, - то не важно, что происходит, но я должен помочь. Да, вот такие вот у меня принципы. Я способен отпустить врагов, если они сдались и больше не могут с нами сражаться, я пытаюсь верить в то, что у каждого есть второй шанс и т.д и т.п, - я гребанный герой, ага - а сейчас я не могу поставить победу в этом соревновании превыше помощи куноичи. Что, вы думаете, что она может и притворяться, что ей нужна помощь? Ну что ж, даже если это и так, то я все равно должен ей помочь. Почему? Потому что считаю это правильным. Да и я не хочу, чтобы она покалечилась. Тяжело вздохнув, да на время забыв о том, что у нас вообще-то нет никаких правил сейчас, перебираюсь на ту самую крышу до которой не смогла добраться брюнетка.

- Что, Караи, неприятности? А я тебе говорил, что не стоит так налегать на еду по вечерам.

Усмехаюсь и вместо того, чтобы бросить её здесь, потому как она, вероятно, сможет и сама выбраться из той ситуации в которую сама же себя и загнала, - она ведь прекрасный ниндзя, она очень способная девушка, да и фигура у неё в полном порядке, а я всего лишь пошутил, но не об этом сейчас - я подхожу поближе к той самой прогнившей ограде, что стала для Караи своего рода препятствием, да и схватив девушку за руку, помогаю ей выбраться. Но, Караи, кто сказал, что я собираюсь тебя так легко отпускать? Воспользовавшись той парой секунд, что у меня была, когда я вытащил куноичи, то я тут же, достав меч и попытавшись предугадать её реакцию, - порою мне кажется, что она всегда готова к удару - перехватываю брюнетку, прижимаю её спиной к себе обхватив её свободной рукой за плечи, да и приставляю лезвие катаны к её горлу со словами: - У нас ведь нет правил, так?

Я знаю, что сейчас она без труда выскользнет из моих рук, да и еще и с крыши может меня сбросить, но... Но у нас ведь это не запрещено. Впрочем, я облегчу ей задачу - выпустив брюнетку из рук, встаю прямо у неё на пути, что ведет к нашему зданию. До победы у каждого из нас остались считанные метры и сейчас пришло самое время для того, чтобы снизить шансы друг друга на победу. Как я и говорил, мне все равно. Если я выиграю, то так тому и быть. На данный же момент меня куда больше интересует возможность - снова увидеть Караи именно в бою, а не на тренировке. Улицы Нью-Йорка, крыша, ночь. Прямо ностальгия. Впрочем, я рад, что теперь она на нашей стороне и что она с нами. Достаю второй меч и вытягиваю одну руку в сторону девушки.

- Ты ведь мне не откажешь?

+1

8

Как я и предполагала, нашего героя долго ждать не пришлось и он успел появиться до того, как я улетела бы вниз. Разбиться бы не разбилась, но спасаться пришлось бы самой. А мне этого не хотелось в данный момент, раз уж тут есть Леонардо, который вечно меня спасает, то почему бы не побыть немного наглой? Шутка. Не немного, а очень наглой. Но это было по-своему приятно, когда к тебе было такое повышенное внимание. Бывали моменты, когда и его братья меня выручали, но все это было совсем по-другому. И не так часто. Потому я лишь усмехнулась на попытку лидера пошутить, а в мыслях злорадствовала: не получится обмануть, говоришь? Но ты ведь опять наступаешь на те же грабли. К тому же я более чем уверена, что ты прекрасно знаешь, что я способна сама выбраться из подобной переделки.
-Что я могу на это сказать? - наигранно смутившись, откликаюсь я. -У меня молодой, растущий организм.
Буквально за какие-то секунды я уже твердо стояла на ногах благодаря Лео, но на этот раз лидер не дал мне возможности провернуть какую-то подлость и полностью захватил инициативу в свои руки сам. Почти сразу же он провернул захват и прижал меня спиной к себе, не давая возможности вытащить оружие, чтобы атаковать его. Молодец, Леонардо, ты все-таки учишься. На моем лице появляется удовлетворительная улыбка, я даже не пытаюсь сопротивляться, по крайней мере, пока что я не хочу этого делать - мне интересно, что будет дальше. Выбраться я всегда смогу, поскольку лидер не особо пытается меня обездвижить. Человек, который не особо опытный в бою, может быть, не смог бы вырваться. Но для ниндзя вырваться из подобного захвата было несложно, главное рассчитать и свои силы, и силы противника, чтобы не подставить себя под удар в случае чего. Холодное лезвие катаны, приставленное к моей шее, заставляет по телу пробежаться табуну мурашек. Во-первых, из-за приятной прохлады, а во-вторых, из-за того, что моя кровь начинает закипать. Внутри все требовало дать бой. И отказывать себе в этом желании я не собиралась.
-Нет, их нет, - с азартом выдыхаю я. Это уже становилось куда интереснее. Такой Леонардо мне нравился куда больше. Намного больше. Но к моему удивлению, парень отпустил меня и я сразу же воспользовалась моментом, отскочив от него. Но лидер предугадывал нечто подобное и потому быстро оказался впереди меня, преграждая мне путь. Вот как? Ухмыльнувшись и удивленно изогнув бровь, я вновь сложила руки на груди, наблюдая за действиями своего соперника.

Это было на самом деле смешно: мы должны были сражаться за возможность загадать желание другому, но вместо этого мы никуда не торопимся, не пытаемся вырвать победу... Быть может, награда за победу все-таки не достаточно интригующая? Нет, в нашем случае дело было в другом.
-Когда ты так просишь, тебе трудно отказать, Лео, - я усмехаюсь и достаю из-за спины свою катану. -Что же, раз ты пропускаешь тренировки, то придется мне взяться за твое обучение. Я расскажу тебе то, что знаю об играх без правил.
Не дожидаясь, я сразу же понеслась в лобовую атаку. Вообще-то я не особо любила атаковать первой - это обычно давало противнику преимущество, особенно когда ты был в его поле зрения и давал возможность проследить за твоими действиями. Это позволяло предугадать атаку врага и можно было подготовиться к атаке. Поэтому в такие моменты, когда в спаррингах мне предоставлялась честь атаковать первой, я действовала в двух направлениях: атаковала всегда напрямую, а потом импровизировала, либо же проводила обманную атаку. Конкретнее - неслась в лобовую атаку, но в последний момент, когда должна была нанести атаку, уходила в сторону и старалась зайти за спину врага. Сейчас я поступила по второму принципу. Быстро сократив дистанцию между мной и Леонардо, в момент, когда должен был последовать удар, я просто ушла в сторону и сделала перекат за спину лидеру. Встав на одно колено, я направила атаку своей катаны по ногам парня. Произведя этот удар, я сразу же отскочила назад, совершив кувырок через спину.
-Атакуя своего противника, пользуйся любыми приемами и используй любые средства, чтобы ослабить его, - начала говорить я, после чего метнула в сторону лидера четыре сюрекена и сразу же понеслась на него в своей новой атаке, но в этот раз уже моя лобовая атака не была обманной. За пару шагов до Лео, я оттолкнулась от земли и подпрыгнула, занесся оружие над головой, чтобы произвести атаку сверху внизу, прямиком парню на макушку. Но я знала, что эту атаку для него отбить не проблема, к тому же пока что я не особо старалась его ослабить, а лишь разогревалась. Зато оказавшись вновь на земле, я отскочила в бок, совершив очередной перекат и подобно пружине, сразу же прыгнула обратно по направлению к Леонардо. Оружие вновь метило попасть по ногам противника. Совершив эту атаку, я отскочила от парня на безопасное расстояние, чтобы сделать передышку и продолжить. -Если этого недостаточно, то постарайся найти к нему подход: найди его слабое место, рычаг на который можно надавить и из-за которого он либо потеряет контроль, либо будет на какое-то время обескуражен. Это может быть что угодно. Кого-то будет достаточно просто оскорбить, а у кого-то придется искать болезненную рану. А у кого-то это могут быть определенные принципы, против которых он не пойдет. Как ты, например. Такие как я используют свое обаяние, чтобы отвлечь противника. Манипулируй своим врагом, удивляй его, делая неожиданные вещи, запутывай его и дави на него морально. Но не забывай о том, что ты не должен раскрывать своих слабых мест. Хочешь попробовать? Или ты слишком правильный для этого?
Издевательски усмехаюсь и понимаю, что пора бы продолжать битву, хватит прохлаждаться. А потому быстро достав две дымовые шашки, одну кидаю под ноги Леонардо, а вторую под ноги себе, попутно надевая себе на лицо маску.

Я быстро нахожу своего соперника в облаке дыма и сразу же атакую его серией ударов, постепенно сокращая остановки между атаками, не давая лидеру, грубо говоря, времени на передышку. Вместе с этим я начинаю ощущать, как мое сердце начинает быстрее биться, а в боевом костюме становится жарко. Изредка порывы ветра освежают меня, но в такой захватывающей схватке это едва ли помогает. О да, Леонардо был отличным противником, это я поняла еще, когда мы впервые скрестили наши катаны. Я тогда сразу отметила про себя, что он достойный соперник и ему удалось заинтересовать меня, не дать мне заскучать в бою. Это была одна из причин, почему я часто пыталась пересечься с ним в городе. Жаль, что Лео крайне редко ходил один, тогда бы у нас было больше возможностей... Правда, что мешало нам сейчас это все наверстать? Он любил сражение, я видела это по тому, как он сражается: парень будто бы жил этим моментом, становился со своим оружием одним целым и направлял его уверенно, с холодным расчетом, но горячим сердцем. Но даже при этом лидер оставался при своем мнении, при своих принципах и крайне редко позволял себе нарушать их. Если вообще когда-то нарушал. Он не разрешал себе поддаваться эмоциям и всегда был на шаг впереди противника. Его движения были по-своему грациозными и отработанными, что заслуживало уважения. Более чем уверена, что во время схватки, он ощущал тоже самое, что и я: удовольствие. Особенно если противник был достойным. Хотя... Может быть, мы наслаждались так схваткой, только когда сходились в бою именно мы с ним? Я не видела той же заинтересованности и воодушевления, когда он сражался с кем-то другим. Да и я, по правде говоря, ни с кем не сражалась так как с ним. Для меня Леонардо был особенным.

Небольшое откровение с самой собой притупило мое внимание, что могло сыграть против меня плохую шутку, но я быстро опомнилась и пришла в себя, а потому пригнувшись, постаралась сбить лидера с ног, производя атаку своей ногой по ногам Лео. Глупости какие... В чем его особенность? Хороший и достойный противник - да, но разве на моем пути мало таких встречалось? Нет. Здесь было что-то еще. Но что именно я пока не могла понять. А в прочем мне сейчас все равно было не до этого: дым выветрился и теперь я осознавала, что наступила очередь Леонардо. И чувствую, что он отыграется на все сто процентов, ведь иначе быть не может - он же мой идеальный противник, а значит, парень будет способен меня удивить. Именно так. Нам не нужно было сражение за победу, не нужно было сражение за какой-либо приз. Нам нужно было сражение друг с другом.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+1

9

Она согласилась. Караи приняла мой вызов, одновременно с этим сказав что-то про мое обучение, которым она должна была видите ли заняться, - я просто промолчу, ага - и вряд ли она теперь отступит. Рад ли я этому? Да. Что ни говори, но если уж с кем мне и нравится сражаться, так это с ней. Со всеми остальными я дерусь без особого интереса, не заостряя свое внимание на каких-то деталях вроде тех, когда я смотрю на то, как девушка держит оружие и как именно передвигается, сражение не вызывает во мне ничего, кроме лишь изредка проявляющего раздражения и я просто хочу победить. Девушка не ждет, не старается выиграть время и заставить меня напасть первым, как это обычно бывает. Она сама берет инициативу в свои руки и вот уже буквально через несколько секунд мы с ней обыгрываем наш первый ход - она обманывает, играет и быстро переместившись мне за спину пытается ударить меня по ногам. Хочешь сразу обездвижить, да? Но это слишком легко и просто. Отпрыгиваю назад, продолжая внимательно наблюдать за куноичи, которая, начав мне что-то говорить про игры без правил, попыталась переключить мое внимание на брошенные в мою строну сюрикеры, которые я отразил всего лишь несколькими плавными движениями мечей. Черт возьми, в нас так часто кидаются этими кусками железа, которые уже стали напоминать мне надоедливых комаров, что это уже даже и неинтересно. Банально. Что еще, Караи? В данный момент я все еще расслаблен и действую лишь на основе банальных инстинктов, которые во мне развивались на протяжении нескольких лет благодаря постоянным тренировкам и сражениям то с Футами, то с Кренгами, то с еще какой-нибудь ерундой. Все эти движения, которые сейчас помогают мне отразить очередную атаку куноичи, уже доведены до автомата и я уже давным-давно перестал над ними задумываться. Когда нам было по пятнадцать лет, учитель сказал, что нужно уметь драться и не думая, потому как лишние мысли могут лишь все испортить. Невозможно постоянно думать во время боя, нельзя постоянно все просчитывать и надеяться на то, что все пойдет по заранее известному сценарию. Такого не бывает. Собственно, в то время я пытался наблюдать за Майки, потому как что-что, а в драках без лишнех мыслей в голове он лидировал. А уж стоило дать Майки плеер и наушники, как можно было бы подумать, что благодаря музыке он вообще становится непобедимым. Потом же каждое движение, каждая атака и блок превратились в своего рода привычку, если так вообще можно выразиться. Ты просто действуешь. Вот и все. Отразив атаку Караи, я тут же пытаюсь нанести удар в ответ, но она уже успела отскочить - словно змея во время нападения - и снова попыталась покалечить мне ноги, что и заставило меня тут же перепрыгнуть её, дабы избежать этого.

Простите, что? Караи сейчас учит меня? Она серьезно? Да, она - дочь Сплинтера и её слова не лишены логики, я могу к ним даже прислушаться, потому что все это правда и все такое, но... Караи. Учит. Меня. Что происходит, а? Если честно, то я аж дар речи потерял, когда услышал все это. Неужели я и правда дал повод к тому, чтобы она все это сейчас мне рассказывала? Но знаете, в каком-то смысле она права, пускай я и до этого слышал все это, но несколько в другой интерпретации. А еще я, в который раз, услышал от неё те же самые слова, которые уже неоднократно слышал в свою сторону. Какие именно? "Ты слишком правильный". Да, у меня есть собственные принципы от которых я никогда не отступаю, у меня есть кое-какие личные правила, что не позволяют мне поступать так, как поступает большинство моих врагов и это, порою, не то чтобы меня не раздражало, но иногда все-таки заставляет задуматься. О чем задуматься? О правилах, которым, как мне кажется, следую только я. Да и, собственно говоря, почему так плохо быть таким правильным, а? Да, я понимаю, что в бою с теми, кому незнакомы такие понятия как "честь" и "справедливость" мои же принципы могут плохо на мне сказаться, но я все равно не собираюсь от них отступать. Кем я буду, если отступлюсь от них? Это не для меня. Я знаю, что если отступлюсь и буду сомневаться в том, во что я верю, то я не буду тем Лео, которого все знают. И я не хочу этого. Но Караи была права, когда сказала, что противник всегда старается найти что-то, на что можно будет, скажем так, надавить. Если он заметит, что тебя легко вывести из себя, то он этим воспользуется. Если он увидит, что ты чего-то избегаешь и т.д и т.п, то он воспользуется и этим тоже. Да, это нечестно, но для многих такое понятие как "честность" слишком уж размыто. А для кого-то его вообще не существует. И именно поэтому во время боя я стараюсь полностью абстрагироваться от всего и вся. Задеть меня оскорблениями нельзя и я уже давным-давно научился контролировать свои негативные эмоции, что могли бы мне помешать. Гнев - это слабость. Ну, по крайней мере я так считаю. Но как сегодня показала Караи, владею я собой все еще недостаточно хорошо и мне нужно самосовершенствоваться. Нужно научиться полностью отключать чувства и эмоции на время боя. Противник не должен знать о моих слабостях и он не должен контролировать мои эмоции и, как следствие, действия.

- Спасибо за курс лекций, профессор Караи. А дополнительные занятия будут, или это так, всего лишь одноразовое мероприятие, которое заслужил лишь я?

Когда девушка скрывается в облаке дыма, который окутал крышу после взрыва, что повлекла за собой дымовая шашка, я лишь еще сильнее увлекаюсь нашим боем. Небольшая дезориентация и как следствие невозможность видеть противника, меня не пугает. Учитель Сплинтер учил нас прислушиваться к собственным инстинктам, он учил нас сражаться практически при любых обстоятельствах, а в том числе и тогда, когда ты не видишь своего противника, - всякое ведь бывает и невозможность видеть своего врага не должна стать для нас препятствием - а потому вся эта белая завеса не стала для меня проблемой. К тому же, не такая уж она и плотная, чтобы я о ней беспокоился. Отражая атаки Караи ориентируясь на звук, а также нечеткие силуэты, что появлялись в дыме и уходя от её ударов, - как же сильно ей хочется сбить меня с ног, а - я не отказываю себе и в шансе атаковать в ответ, рассекая молочную пелену лезвиями катан. Караи слишком хороший противник, чтобы у меня появилось желание поддаться ей и хотя бы на секунду задуматься над своими действиями. И она, в свою очередь, не дает никаких поблажек и мне.

Ну что ж, теперь пришла моя очередь. Заодно и дым уже рассеялся, возвращая мне возможность нормально видеть. И дело тут вовсе не в том, что это как-то усложняло бой - ни коим образом не усложняло, - вовсе нет. Мне просто хотелось видеть брюнетку, вот и все. Взмахнув мечами, чьи лезвия встретившись с резкими порывами ветра издали довольно характерный звук, тут же подаюсь в сторону куноичи и на этот раз нападает уже не она, а я. Приблизиться к ней легко, пускай и она довольно быстрая, что заставляет меня постоянно следить за её движениями, чтобы ничего не упустить и не получить по пластрону ногой или рукой. Всего лишь один резкий взмах катанами, что направлен в правое плечо брюнетки и я тут же стараюсь переместиться ей за спину, чтобы у меня появилась возможность и последующего с её стороны удара избежать, и попытаться ударом ноги отбросить её от себя. На тренировках, как правило, всегда и все известно, пускай и временами они заканчиваются совершенно не так, как должны были, - иногда тренировка превращается в дурачество, потому как на нас братьями, как говориться, находит - но с настоящим боем это все-равно не сравниться. Каждый прыжок, каждое движение и удар не сдерживаются, мы не задумываемся над своими действиями и просто прислушиваемся к собственным инстинктам и рефлексам. Тогда, когда мы еще были врагами, а я хотел, чтобы куноичи присоединилась к нам, я бы мог назвать Караи своим самым любимым врагом. Лучшим. А мысли о предстоящей встрече вызывали не раздражение и опасение, как это было со всеми остальными, а лишь предвкушение. И обратно уже было никак.

Предприняв еще одну попытку атаковать Караи и до банального пойдя в лобовую атаку - по крайней мере, все это выглядит именно так - в последний момент, когда я должен был нанести удар и заставить её либо отпрыгнуть, либо блокировать его, я, воспользовавшись тем, что сейчас от меня ожидали удара, а не чего-то другого, вместо этого перепрыгиваю брюнетку, оттолкнувшись от её плеч лапами и продолжаю наше соревнование, о котором мы на какое-то время забыли, потому что бой был куда интереснее всего этого, устремляясь в сторону нужного мне здания. Все-таки у нас ведь соревнование, не так ли, Караи?

- Ну что, ты уже готова исполнить мое желание?

Быстро удаляюсь от брюнетки пытаясь сократить путь как только могу. Ах да, а еще я так и не придумал ничего, что мог бы ей загадать. Поиздеваться над ней как-нибудь? Вот если бы со мной был Рафаэль, то он бы сразу что-нибудь придумал на этот счет. А, может быть, мне просто спросить у неё что-нибудь и потребовать от неё в этом вопросе предельной честности? Да, было бы не плохо, но, опять же, я не знаю, что мне спрашивать. Уж лучше бы она выиграла и не важно, что там потом будет. Перепрыгивая на последнюю крышу, что отделяла меня от нашей финишной черты, я невольно оглянулся, чтобы удостовериться в том, что я все еще лидирую. Черт, я её не вижу. Опять прячется? Но ведь сейчас это уже бесполезно. Впрочем, меньше бы мне думать. Развернувшись обратно и оттолкнувшись ногами от каких-то железных балок, что зачем-то лежали на крыше этого жилого дома, делаю последний, скажем так, рывок к нашей финишной черте.

+1

10

Неудивительно, что все атаки, которые я произвела, не достигли своей цели, Леонардо ведь и не с таким справлялся. Да и если так подумать, я и не пыталась его всерьез убить. Если бы моя цель состояла в этом, то так бы легко лидер не отделался. Но сейчас, прожив два года с черепашками плечом к плечу, я уже не могла сражаться с ними так же, как это было ранее. Начнем с того, что тогда если я и пересекалась с ними, моя игра была такой же, но только я знала, что должна убить их и я могла в любой момент переключиться на заданную моим приемным отцом цель. Но первое время я не спешила это делать, находила отговорки, почему не справилась с ними, потому что я не воспринимала всерьез жажду Шреддера отомстить. Я нашла достойного противника и не хотела быстро с ним расправляться, иначе тогда весь интерес бы пропал. Я изучала его. Каждый раз я наблюдала за ним, за его реакциями, изучала его технику боя и как он реагирует на разные ситуации, как поступает в тот или иной момент, стараясь найти слабые места. Поэтому каждый раз я либо отступала или не позволяла Лео и его братьям нелепо погибнуть. Иногда я, конечно, оставляла их с носом и ничем не пыталась помочь, при этом сама же устроив им проблемы, но что поделать в этом была вся я. Но нет, Леонардо все равно был серьезным противником. И если бы я всерьез принялась выполнять приказы отца, то, думаю, победа над лидером черепашьей команды была бы, но эта победа далась бы тяжело. Хотя как сказать... Не зря же я его изучала. Вера в меня у лидера была его ахиллесовой пятой. Если бы я не была оскорблена его предательством, когда мы заключили перемирие, и не вспылила бы из-за его попытки убить Шреддера, то я бы вполне смогла бы воспользоваться своим преимуществом. Подойти слишком близко, чтобы ударить в спину. Однако есть одно "но": это не в моих правилах. Да, я могла так поступить, так бы поступили некоторые из прихвостней моего приемного отца, но только не я. Я не делала то, в чем не было чести. К тому же я не видела смысла так делать, что же это за сражение, если ты атакуешь противника, когда он не готов или повернут к тебе спиной? В этом нет никакого интереса, как и нет возможности проверить чего ты сам достоин в равной схватке. К чему я веду? К тому, что если бы не эта черта во мне, то лидер и его братья, возможно, не были бы уже живы давным-давно. Но я такая и я несказанно рада тому, что я не убила их. Рафаэль, конечно, заслуживал оплеух да побольнее, но смерти я ему не желала. Так же как и всем остальным. В целом они хорошие ребята и я это понимала с самого начала, с момента нашей первой встречи, и мне даже было в какой-то момент жаль, что мы с ними враги. Я даже умудрялась оправдывать их, думала, что Сплинтер лишь пользуется своими учениками, чтобы скрываться от Шреддера... Но оказалось, что за нос водили меня, а не их. Ну да ладно, об этом сейчас вспоминать я не хочу.

Факт оставался фактом, Леонардо для меня был фаворитом, когда речь заходила о сражении. И нам обоим сейчас было чему поучиться друг у друга. Несмотря на то, что сейчас мы уже не были врагами, а были уже даже больше, чем просто друзья - мы были семьей - я так же продолжала изучать лидера. Привычка ли это или же мне просто нравилось это делать, я понятия не имею, если честно. Просто в один из моментов, я поняла, что все равно хочу продолжать наблюдать за ним и изучать его, мой интерес никуда не пропал, скорее даже усилился. Потому что сейчас он уже знал, что я не нападу и не постараюсь убить его или его братьев, а это означало, что наши отношения вышли на новый уровень. И, само собой, все было не так, как раньше. Что-то осталось, но многое поменялось из-за этих перемен. Одно я знала точно - мне было жаль, когда лидер пропускал тренировки, но до сегодняшнего дня и до этого сражения, я не пыталась поговорить с ним на эту тему. Не знаю почему, но мне казалось, что ему нужно было это время. В чем причина и отчего так, я так же не особо хотела расспрашивать. Если он захочет, то всегда расскажет сам.

Я тихо рассмеялась себе под нос после речи Леонардо. Я давно начала замечать, что парень становится совершенно другим, когда вступает в схватку. По крайней мере, если говорить о нас с ним. В обычное время он мог нести какую-то нелепицу мне в ответ, но вот когда мы вступали в бой... Тут все становилось куда интереснее. Будто бы оказываясь внутри своей стихии, Лео становился другим, когда сражался. Он становился куда увереннее в себе, был смелее и более наглым, что сейчас, собственно говоря, он в очередной раз продемонстрировал. В обычное время он едва ли бы мне смог подобное что-то сказать. Он был... настоящим, наверное? Быть может, именно поэтому меня привлекало сражение с ним? Я хотела видеть его настоящего, раскрывающегося, а не того, кто вечно прячет все в себе, потому что не уверен, что поступит правильно. О, Леонардо и ошибки - это вообще отдельная тема, но сейчас она не касается того, что я хочу сказать. А я хочу сказать, что я быстро нашлась, что ответить лидеру:
-Дополнительные занятия нужно заслужить, - успеваю ответить я до того, как произведу атаки в его сторону. А потом Лео уверенно перенимает у меня эстафету, идя в атаку. От удара катан я успеваю уклониться, просто пригнувшись и повернувшись вокруг своей оси, дабы не врезаться в лидера. Вот только когда Леонардо оказывается у меня за спиной, я не успеваю уйти от удара ноги, а потому, отлетев назад, успеваю сгруппироваться и осуществить перекат, чтобы вновь оказаться на ногах. И вовремя, потому что парень понесся в атаку снова и в этот раз в лобовую. Я была готова уклониться или на крайний случай парироваться удар своей катаной, но Лео поступил совсем иначе - он просто перепрыгнул через меня, да еще и использовал в качестве точки опоры, от которой потом оттолкнулся. Мне удалось удержаться на ногах, хотя это меня по-своему удивило. Я оборачиваюсь и смотрю на то, как Леонардо устремился к зданию, где должно было закончиться наше соревнование, о котором мы на какое-то время забыли. Я лишь усмехаюсь на его вопрос и снимаю маску с лица, повесив ее на пояс. В ножны так же уходит катана. Да, я не тороплюсь устраивать гонку за победу, потому что для себя я уже все решила. Дав фору лидеру, я умчалась следом, ничего ему не ответив, да и еще скрывшись из его виду, чтобы он не знал, где я нахожусь. Ты забыл самое важное, Лео. И я с радостью напомню тебе об этом. Я бы могла догнать тебя даже с таким отрывом, но, по правде говоря, мне не хотелось этого делать. Потому что я вновь придумала более интересную вещь. Я дожидаюсь, когда лидер прыгнет по направлению к зданию, где будет известен победитель, а потом, выпрыгнув из тени, быстро следую за ним. Леонардо оказался намного раньше меня на здании и это то, чего я ждала. Приземлившись позади него, я не дожидаюсь, когда он меня заметит, и просто с разгону сшибаю его с ног. Причем, признаю, виновата. Я немного не рассчитав силы, умудрилась прокатиться вместе с ним по земле. Но собравшись с силами, я сделала все возможное, чтобы оказаться сверху. Быстро достав катану, я приставила ее к шее лидера, делая расстояние между ними крайне опасным, дабы лишний раз не дергался, всем своим видом показывая, что не смотря на поражение в гонке, я победила в другом. Нагнувшись к нему поближе, я начинаю:
-И последнее правило, мой ученик, - передразниваю тот самый его тон, когда он назвал меня профессором, и продолжаю. -Победа - не значит конец. То, что ты победил в гонке, не означает, что ты победил в остальном. И сейчас, смею заметить, достаточно одного движения, чтобы отправить тебя к праотцам. А стоит показать противнику, что он сильнее, умнее, хитрее, что победа у него в руках и что он лучше тебя, то нанести неожиданный для него удар становится проще.
Довольная собой, я усмехаюсь и отстраняюсь от Леонардо, пряча свою катану в ножны, после чего сложив руки на груди, говорю следующее:
-И, кстати, кто тебе сказал, что я собираюсь выполнять твое желание? У нас ведь нет правил, а это значит, что победный приз может измениться в любой момент. Поэтому, - вот сейчас я признаюсь, что я уже действительно издевалась над несчастным подростком, у которого и без меня было достаточно если не фобий, то проблем, но я, положив обе руки ему на плечи, быстро целую лидера в нос. -Этого с тебя хватит, братишка. Молодец, победил.

На этом моя миссия заканчивалась, а потому я, встав, протягиваю руку Леонардо. Ну, разве можно верить куноичи? Особенно если эта куноичи - я? Эх, вот почему со мной ты на ошибках не учишься? Вечно попадаешься, как мальчишка, который невнимательно слушает. Но ведь на самом деле это далеко не так. Ты это знаешь. Я это знаю. Мы это знаем. Но чего-то я явно до сих пор не поняла, раз все еще не нахожу логики в твоих действиях.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+1

11

Ну что ж, я первым добрался до нашей своеобразной финишной черты, которой нам служило одно из зданий Нью-Йорка и это, надо сказать, отчасти, даже удивляло. Почему? Да потому что у Караи были все шансы на то, чтобы меня догнать, а теперь я её даже не вижу. Что случилось? Она что-то задумала, да? Зная эту девушку проще было бы поверить в то, что сейчас она до банального спрыгнет и предложит пойти домой, чем в то, что она не замышляет какую-нибудь маленькую гадость, что развеселит её и, вероятно, вгонит в ступор меня, потому как в последнее время я стал слишком остро реагировать на те или иные её выходки. Кстати говоря, сегодня Караи ведет себя несколько странно, но вместе с тем меня это ни коим образом не напрягает, да и вообще сегодняшний вечер получился довольным хорошим и, как говориться, я бы повторил. Было приятно отвлечься от всего и вся. А, может быть, дело во мне, а также в том, что в последние дни я неосознанно старался избегать её общества и вот теперь, когда я снова, если можно так выразиться, подпустил её к себе, то понял, что с ней мне гораздо лучше, чем без неё? Ведь и тренировки я пропускал по той простой причине, что когда вместе с нами тренируется и Караи, то я начинаю неосознанно отвлекаться. Я объяснил ситуацию учителю и попросил у него, скажем так, небольшую отсрочку от совместных тренировок. Нет, она ничего мне не сделала и мое отношение к ней за эти два года не изменилось, но просто в последнее время её стало слишком много что ли, а для меня, как оказалось, это стало своего рода чем-то вроде испытания, которого я не понимаю. Мне одновременно и тяжело, когда она рядом, и в тоже время очень легко. Порою мне кажется, что она даже понимает меня куда лучше, чем мои родные братья. А, может быть, мне хочется думать, вот и все. Но не будем об этом сейчас... Ах да, ответ на мой вопрос "Что случилось?" не заставил себя долго ждать и пришел ко мне в виде самой брюнетки, которая появилась словно бы из ниоткуда. Кстати говоря, она частенько так делает. Да, мы все умеем так делать, потому что мы ниндзя и все такое, - бесшумные, скрытные и все дела - но Караи и правда зачастую появляется слишком уж неожиданно.

- Караи!

Это было единственным, что я успел сказать до того, как куноичи сбила меня с ног, заставив упасть, потому как я совершенно не ожидал такой выходки с её стороны, и проехаться панцирем по бетону. Прямо как мои браться на тренировках, честное слово. Два года не прошли мимо, да? И знаете, что? Все происходящее лишь поднимает мне настроение. Серьезно. В последнее время я стал забывать о том, что иногда можно, и даже нужно, позволять себя расслабляться и забывать о проблемах, потому как моя голова постоянно забита какими-то серьезными мыслями и тому подобным, но сейчас, благодаря Караи, я снова вспомнил об этом, о том, что мне не обязательно всегда оставаться серьезным и о чем-то думать. Мне было весело сегодня и я больше ни на что не хотел обращать внимание. Когда же девушка с победным выражением лица выпрямилась, все еще продолжая сидеть на мне, прижимая мою зеленую тушку к холодному бетону - да-да, ты победила и полностью меня в этом убедила - и приставила к моему горлу катану, на которую я совершенно не обращаю никакого внимания, - все равно ведь не убьет и я это знаю - я лишь разочарованно вздохнул, тем самым как бы намекая ей на то, что сейчас она все испортит, да и закатил глаза со словами: - Теперь я понимаю, что чувствуют мои братья, когда я читаю им лекции. Это нудно и скучно. Господи, - делаю вид, что я и правда удивлен осознанием этого факта - я и правда ужасный зануда. Караи, - красноречиво смотрю на брюнетку, что все еще не спешит убрать свое оружие от моего горла - ты тоже нудная. У нас ведь был такой хороший вечер, давай не будем портить его лекциями. Ты мне в следующий раз и при других обстоятельства все расскажешь. А еще, признавайся, ты ведь поддалась мне, да?

Я и сам прекрасно понимаю, что она права и я помню разговоры с учителем Сплинтером на эту тему, когда, оставшись с ним наедине, попросил совета относительно поведения в бою. Но имеет ли это значение сейчас? Нет. Не хочу забивать себе голову всей этой ерундой, которая и не ерунда вовсе, если уж так посмотреть, но тем не менее. По крайней мере не сегодня. Я ведь именно поэтому ничего и не делаю. Я просто хочу отдохнуть и хотя бы на один день забыть обо всех этих правилах, схемах и прочем, чему меня постоянно учат, потому как я лидер и я должен, в идеале, всегда и все знать. Это ведь не тренировка и экзамен на проверку моих знаний. Зачем нам все это сейчас, а? Что же до моего обвинения в том, что Караи поддалась мне, то я более чем уверен в том, что это правда. В жизни не поверю, что она не смогла бы меня догнать, а уж тем более обогнать. Я знаю, что она быстрая, знаю, что ловкая и т.д и т.п. Ну что, Караи, это правда? Ты намеренно позволила мне придти сюда первым? И что я получил в итоге? Мне дали возможность поверить в себя, в свою победу, а потом самым жестоким образом обломали, напомнив мне о том, что мне и так уже было известно. Спасибо, что уж тут можно еще сказать. Но видимо мало мне этого, - я прямо таки чувствую, как Караи надо мной издевается - так она еще и меняет наши же правила, которых - а вот тут я понимаю, что и правда был невнимательным и лишь фейспалм в полной мере выразит все мои эмоции - по сути то и не было. Ну вот что мне с ней делать, а? Впрочем, я даже и рад тому, что в итоге все это сошло на нет и мне не нужно будет ничего придумывать. Все и так прошло довольно хорошо и мне не на что жаловаться. Я рад, что мы сегодня выбрались из убежища только вдвоем.

Спустя несколько секунд после той нравоучительной лекции, которую мне только что с чувством прочитали, девушка, наконец, убирает катану в ножны. Правда вот слезать она все еще не спешит, что заставляет мою хладнокровность словно бы куда-то исчезнуть. Ну вот, сейчас я начну теряться в собственных ощущениях, а как-то намекнуть ей на то, что пора бы уже меня отпустить, я почему-то не могу. Почему? Не могу и все! Это прозвучит странно и, отчасти, как мне кажется, очень нелепо. Что итогом? Я просто смотрю на сидящую на мне куноичи и жду того момента, когда же она меня отпустит. Да, конечно же, он наступил и девушка слезла с меня, но только вот я и предположить не могу, что перед этим Караи еще и в нос меня поцелует. Да, этот поцелуй - ерунда. Но все равно это было слишком уж неожиданно. Нельзя со мной так. Ох... Хватаюсь за протянутую мне руку брюнетки и встаю на ноги, но только вот...

- Не делай так больше. - имею ввиду тот ничего не значащий и самый обычный поцелуй, который и поцелуем назвать-то нельзя, и который все-таки не прошел мимо меня и про который нельзя сказать, что он ничего во мне не вызвал. Смешанные чувства, надо сказать. Очень смешанные. Кладу ладонь себе на затылок, тем самым выдавая все свои эмоции, которые можно было назвать смущением и неловкостью. И, да, вот она снова назвала меня братом и... Черт возьми, мне... обидно. Я не хочу быть братом. - Ладно?
Черт, ко мне внезапно приходит осознание того, что она она ведь может потребовать от меня объяснений, почему ей нельзя так делать. Она ведь ничего плохого не сделала и все это ерунда. И вот что я могу ей сказать? Что это все из-за того, что я впадаю в ступор, что мне неловко и все такое? Отлично, мне кажется, что я сейчас сам же и создал себе проблему, которой могло бы и не быть, если бы я, идиот, промолчал. Создать себе проблему самому? Легко.

- Не то, чтобы мне было неприятно и ты мне не нравишься, - тут же вскидываю лапы вверх, тем самым словно бы пытаясь успокоить Караи прежде, чем она хоть что-нибудь мне сделает - успокаивать тут, как мне кажется, сейчас меня придется - и сказать, что она все неправильно поняла, - и все хорошо, но... просто... с твоей стороны все это... - отлично, я начинаю паниковать и превращаюсь в полного идиота, который и двух слов связать не может. Господи, хорошо, что мои братья этого не видят, а не то бы после такого они издевались бы надо мной до конца моих дней, которые, как мне кажется, наступят уже очень и очень скоро. - В общем, не бери в голову. - Все, я начинаю терять последние адекватные мысли, что до этого еще были в моей голове и начинаю нести откровенную ахинею, за которую мне ужасно стыдно, но и которую я не могу прекратить говорить. - Ты прекрасная сестра... я очень тебя люблю... - тут я уже даже смотрю и не на саму девушку, а куда-то словно бы сквозь неё и не замечаю того, как она на меня смотрит - пускай и не могу воспринимать как родную сестру, но это не значит, что все плохо... - выдыхаю, потому что мой словарный запас на эту тему кончился, я уже успел перенервничать сильнее, чем когда либо, и лишь устало и как-то отстранено выдаю лишь: - Может лучше домой пойдем, а?

Ну да, осталось лишь жалкую и какую-то странную улыбку из себя выдавить, ага. Господи, единственное, чего мне сейчас хотелось, так это провалиться сквозь землю. Если она меня убьет, то это тоже будет не плохо. Вот зачем я наговорил ей всей этой ерунды, а? А ведь я мог промолчать, мог ничего не говорить и сейчас мы бы просто вернулись домой, а я бы не наговорил ей... вот этого. Лишь пару раз сжал и разжал пальцы, тем самым словно бы успокаиваясь. Да уж, придется еще пару раз пропустить тренировки, потому как после такого... Я - гений. Вот просто гений, черт побери.

+1

12

По правде говоря, я не думала, что маленькая шалость может завести меня в такие дебри, о которых я если и подозревала, то не особо верила в их существование. О чем идет речь? Начнем с того, что на слова лидера о том, что я нудная, я лишь хмыкнула. Еще чего, в другой раз ему рассказывать еще что-то.
-С чего ты взял, что будет следующий раз? - искренне удивилась я. Нет, ты уж прости, но я что-то не помню, чтобы записывалась тебе в учителя на постоянной основе. Это так... Минутное помутнение, можно сказать. Да и к тому же я не повторяю несколько раз. Если ты не усвоил того, что я тебе сказала, то это уже не мои проблемы. -Я? Поддалась? С чего ты это взял? Ты настолько не веришь в себя и в то, что ты способен победить?
Я не особо пыталась скрыть того, что нагло вру. Да, я поддалась. И если бы мои рассказы не были для тебя нудными, то я бы рассказала, что для женщины позволить выиграть мужчине - это обычное дело. Мужчины не любят проигрывать. Особенно женщинам. А потому если поддаться мужчине, в награду можно было получить куда более ценные вещи, чем победа. Впрочем, каждому достается своя победа, смотря кто что преследовал. Лично я свое получила. Даже свыше того, что ожидала. Потому что Леонардо, кажется, прорвало. Либо это я слишком сильно ударила его панцирем и головой об пол. Причем я не сразу поняла, в чем дело. Парень, ухватившись за мою руку, таки поднялся на ноги, в чем я ему помогла, удержав его. Лео тут же посерьезнел, а потом последовали его слова, которые я не поняла, к чему конкретно относились.
-Не делать что? Не поддаваться тебе? Не сшибать тебя с ног? Не называть тебя братом? - пытаюсь уточнить я, но потом, до меня и без того доходит о чем идет речь, а потому я добавляю. -Не целовать тебя?
Кажется, я попала в яблочко и следующие слова, которые произнес Лео, лишь подтвердили это. Да и к тому же я вновь видела его смущение. И сказать, что я была в шоке ничего не сказать. Для начала, я действительно не понимала, почему он так резко среагировал на это безобидное действие, будто я сделала что-то запретное. А потом мне оставалось только удивляться сильнее с каждым произнесенным лидером словом. На момент мне даже показалось, что сейчас он сам не знает, что несет. Или знает, но не может остановиться.
-Лео... – я хотела было остановить его, но меня явно не услышали. Да и последующие слова уже ввели в ступор меня, отчего я потеряла дар речи. Учитывая тот факт, что все сказанное им не складывалось в одну целую картину – это мешало сразу понять то, о чем он пытался мне сказать. Пока что я поняла лишь то, что ему этот поцелуй был приятен, что я ему нравлюсь, но его это смутило по той причине, что с моей стороны это было... Как это было? Я не знаю, однако и Леонардо не спешил делиться подробностями. А потом его это "не бери в голову". Серьезно, что ли?! Тогда к чему все это было? Что за чертовщина сейчас происходит? Я уже собиралась вновь одернуть его, попытаться вставить какой-нибудь уточняющий вопрос в монолог лидера, но парень не переставал меня удивлять этой минуткой откровения. Его слова о том, что он меня любит, задели меня. В хорошем смысле этого слова, само собой. Но слышать это было странно и приятно одновременно. Я лишь могла удивленно смотреть на Лео, что-либо сказать сейчас я не была уже способна. Единственное, чего я не понимала – это значения его слов. Я ему нравлюсь, он меня любит, но не может воспринимать меня как родную сестру. А под конец он... Предложил идти домой. Нет, это не будет лучше. По крайней мере, не теперь, когда я начала осознавать, что была слепой идиоткой и не хотела верить в то, что было на поверхности, и что я замечала изначально. Но просто тогда это не укладывалось у меня в голове и я думала, что это просто... Думала, что это просто. А все оказалось куда сложнее. Господи, только не говори мне, что именно поэтому ты избегал меня и не ходил на тренировки. Хотя какая разница, скажет он это сам или нет, сейчас я и сама это уже поняла. Причиной тому была я? Замечательно. Если бы я прислушалась к своей интуиции, то всего этого бы сейчас не было и... А чтобы было? Я не знаю. Но знаю, что сейчас мне нельзя долго молчать, потому что это лишь сделает всю ситуацию еще хуже, а я молчала уже с минуту точно.

-Леонардо, - серьезным тоном начинаю я. -Ты идиот.
Да, он идиот. Впрочем, как и я. Оба хороши, чего уж. Но кто же знал, что вся происходящая несуразица тут будет из-за того, что мы оба запутались? Почему оба? Да потому что я не особо думала о том, как я отношусь ко всем братьям. И если к остальной троице у меня были простые, как валенок, отношения, то вот с Лео все было иначе. Я не особо задумывалась на этот счет, потому что думала, что все еще привыкала к новой жизни, к новой семье. Да и еще напряжение, которое было между мной и остальными братьями, тоже притупили мою внимательность, а потому я даже не пыталась проанализировать, что чувствую к ним всем. Но ведь лидера я всегда выделяла и даже, когда дело не касалось боя. Я на мгновение прикрыла глаза. Я не любила сложности, но порой с ними нужно сталкиваться, чтобы потом становилось проще жить.
-С чего ты вообще решил, что ты обязан воспринимать меня, как сестру? Если ты не хочешь меня так воспринимать - то никто против не будет, - продолжила я и, приблизившись к парню, положила руку ему на плечо. -Мы не родственники и мы не одной крови. Единственное, что нас объединяет как семью, то, что ты приемный сын Сплинтера. Это все. Но это никак не обязывает тебя или твоих братьев.

Я тяжело вздохнула и опустила взгляд, пытаясь собраться с мыслями и думая, что стоит сказать далее. По правде говоря, мне впервые так тяжело давались слова. Я могла вести игру, когда захочу, я могла врать, сколько захочу и кому захочу, но сейчас я не могла ничего из этого делать и говорила искренне. Потому что хотела этого. К тому же, судя по всему, мне самой было, что прояснить в данной ситуации. Я вновь подняла взгляд на лидера.
-Не стоило это держать в себе все эти два года. Ведь ты из-за этого меня избегал, да? Пропускал тренировки? Не стоит усложнять наши отношения, Лео. Все просто: ты всегда можешь сказать мне, что тебя беспокоит, чтобы это ни было. Я пойму тебя или постараюсь понять, - было немного обидно, что он не поступил таким образом раньше, это бы значительно изменило всё за эти два года. Но все-таки я понимала, почему он не делал этого. Далеко не всегда просто подойти к кому-то и сказать что-либо. Так же непросто сейчас было и мне, потому что я понимала, что хочу прояснить один момент, но не знала, стоит ли это делать. Я сомневалась в том, что это не испортит все окончательно, но раз уж один раз мы оступились, то зачем повторять эту ошибку? Будь что будет. -Вообще-то я никогда не воспринимала тебя как брата. Да и не смогу я этого делать...
Невольно касаюсь тыльной стороной пальцев щеки лидера и слегка поглаживаю ее. Жаль, конечно, что на мне были перчатки, и я не могла ощутить его кожу своей, но я была рада и этому короткому мгновению.
-... потому что ты мне нравишься. Намного сильнее, чем следовало бы, - опомнившись, я убираю руку и слабо улыбнувшись, отхожу на пару шагов назад. -И, кстати, ты ведь не забыл, что я живу у Эйприл? Если это, конечно, не было предложением переехать обратно в канализацию.
Указываю большим пальцем в сторону, где предположительно находился дом О'Нил. Я понимала, что мне следовало сейчас уйти, пока все не зашло, куда не надо. Хотя на самом деле меньше всего мне сейчас хотелось уходить и будь что будет. Разве я с этим не справлюсь? Или точнее мы с этим не справимся? Я бы с радостью отправилась обратно с ним, но, все-таки, я жила не там. А это означало, что наши пути тут расходятся и это в какой-то степени меня печалило. Потому что сейчас я понимала многое, чего не замечала ранее. Простой интерес и азарт по отношению к лидеру перерос в нечто большее, чего я не понимала лишь по той причине, что не испытывала чего-то подобного ранее. А учитывая все произошедшие перемены в моей жизни, не удивительно, что я этому не придавала особого значения. Но сейчас со знанием всего этого... Да не знала я, что мне со всем этим делать, просто не знала. И что теперь делать, как теперь быть рядом с ним я тоже не понимала. Единственное, что я точно знала - мне хотелось, чтобы все было как ранее.
-Я хочу попросить тебя об одном, - произнесла я, после паузы. -Не избегай меня. Или если не хочешь со мной пересекаться, то хотя бы скажи, в чем причина. Я пойму.
Хотела бы я добавить, что мне его не хватает, но я не смогла выдавить из себя эти слова. Мне и так тяжело было сказать большинство слов, что уже были произнесены мной до этого. Возможно, что когда-нибудь я наберусь смелости... Но когда это произойдет, я не знала.
-Спасибо за этот вечер. Было приятно вспомнить былое время, - произнеся это, мне приходится пересиливать себя, потому что уходить я не хотела и, скорее всего, это чувство я выдавала с потрохами, потому что тянула время и вообще мялась на месте. Но в итоге, я все-таки разворачиваюсь и направляюсь в сторону дома.
[AVA]http://savepic.org/6160104.gif[/AVA]

+1

13

Я был полностью согласен с Караи, когда она назвала меня идиотом. Я, как мне кажется, наговорил ей очень много лишнего, пускай и все это было довольно скомкано и нелепо. Главную суть всего происходящего, а именно мое к ней настоящее отношение, девушка все равно уловила и теперь, когда она подошла ближе, одновременно с этим пытаясь донести до меня ту простую истину, что мне не обязательно относиться к ней как к родственнику, - правда? - я мог лишь молчать и внимательно её слушать. Теперь её черед говорить и если она хоть что-нибудь поняла из того, что я ей только что сказал, то... Черт, я даже и не знаю, а хорошо это или плохо. А что если все это очень плохо? Я не разбираюсь во всем этом, не знаю, что нужно говорить и я еще с ситуациями подобной этой никогда не сталкивался. Но что я знаю точно, да? Я не хочу, чтобы из-за моего косяка наши отношения стали непонятными и странными. Они и так странные, чего уж там, но я не уверен, что смогу принять их такими, какими они могут стать. Я вас запутал, да? Простите. Просто я не хочу, чтобы что-то менялось, а уж тем более менялось не в самую лучшую сторону. Я был не готов к тому, что Караи начнет меня ненавидеть или презирать. Ведь кто знает, как именно она на все это отреагирует и что в итоге скажет. Раньше, когда мы еще были врагами, я, может быть, еще бы и принял такое, потому что бы смог это понять и принять, но не сейчас. Я ведь не этого добивался. Но впрочем, волновался я по этому поводу зря, потому как она говорит, что всегда выслушает и постарается понять меня. Господи, как часто я такое слышу? Лишь Сплинтеру я мог доверить свои душевные терзания, лишь он всегда понимал меня и старался помочь мне советом даже если я об этом не просил, - еще можно было поговорить с Донни, если он был не занят, а во мне не просыпалось чувство того, что я не имею права напрягать младшего брата своими проблемами - но теперь, когда я до конца смог понять себя и свои мысли, я понимаю, что есть все-таки в этом мире вещи, о которых я могу поговорить лишь с Караи. Не с братьями, не с учителем, а с ней. Да, это звучит немного странно и все такое, но я всего лишь констатирую факты и пытаюсь объяснить вам, а также и самому себе, что я на самом деле чувствую. И, кстати говоря, если вернуться к Караи, то я вижу, что мои слова если и задели её, то в каком-то другом плане, нежели негативном и это не может не радовать. Ты... поняла меня, да? Но, что самое главное - она приняла это. Или мне кажется? Скажите, что не кажется, а я все еще жив и способен адекватно мыслить.

Что, я ей нравлюсь? Уже второй раз за этот вечер эта девушка заставляет меня чувствовать себя неловко. А я что? Я могу лишь молчать, наблюдать за её действиями и чувствовать, как ко мне приходит одновременно и облегчение от того, что мы все-таки пускай и немного странным и неуклюжим образом, но все-таки разобрались в ситуации - если это действительно так, - и осознание того, что я уже давным-давно хотел ей это сказать. Но только не так. Не выставляя себя идиотом, который и двух слов связать не может. А руки у неё, кстати говоря, очень теплые и я чувствую это даже через перчатку, когда она осторожно, но вместе с тем очень уверенно дотрагивается своими тонкими пальцами, что с самого раннего возраста умели держать оружие, до моей щеки. А, может быть, мне тепло вовсе и не из-за этого, а причина несколько в другом. Впрочем, одно я могу сказать точно - непривычно. Странно. Но вместе с тем очень приятно. Я еще ни разу не видел её не такой. Увы, но я не успеваю должным образом среагировать на слова и действия Караи, как она, отойдя на пару шагов назад, уже начинает прощаться, чем вызывает у меня легкое недоумение, потому как я должен был с ней поговорить. Обязан. Но... Она права. Нам лучше и правда вернуться домой и обо всем подумать. Мне так уж точно это нужно и, скорее всего, что сегодня я всю ночь просижу на кухне с мыслями о вечном, одновременно с этим, лапами, обнимая кружку с остывающим чаем. Поэтому я лишь подхожу к куноичи, что уже собралась уходить, так и не услышав с моей стороны и еще кое-что, и положив ей руку на плечо, говорю следующее: - Пойдем. Я провожу тебя до дома, а то я сомневаюсь, что ты хочешь вернуться в канализацию. Ты не поверишь, но там порою такие странные вещи творятся. Клянусь, я видел танцующие грибы. - Вспоминаю о том, что, отчасти, видел их лишь я один и понимаю, что все это звучит немного странно. Но я ведь действительно их видел! Они прыгали, танцевали и, черт побери, они даже говорить умели. Там еще был такой огромный гриб со светящимся глазом, который управлял ими всеми и все такое. - Но лучше бы я тебе этого не говорил... - как-то обреченно и с пониманием того, что я все-таки странный и сейчас я должен был говорить совершенно не это, говорю последние слова.

По дороге к дому Эйприл, который находился всего лишь в нескольких кварталах от нас, я решил до конца прояснить ситуацию между мной и девушкой, если это у меня, конечно же, получится, - мы ведь все знаем, что я просто оратор от Бога, а за всю свою жизнь я лишь с двумя девчонками нормально и разговаривал, - а заодно и развеять опасения Караи по поводу того, что я буду её избегать. Это не так. Я не хотел её избегать, не хотел давать ей и повода задуматься о том, что что-то не так, но... Просто мне нужно было время. На самом же деле мне её не хватало и за то время, что Караи провела с нами я очень привык к ней. Не знаю, уместно ли так сейчас говорить, но она - часть моей жизни. Я помню нашу первую встречу, помню все перепалки, каждый наш бой, те моменты, когда она даже дурачилась вместе со мной и братьями, когда какое-то время жила с нами, помню все её подколы и прочее-прочее. Мне будет очень тяжело отказаться от всего этого, если в итоге все пойдет не так, как бы мне того хотелось бы. Но еще тяжелее будет осознание того, что я сам же все и разрушил. И чем? Глупыми словами и каким-то нелепым признанием, которое и понять то было практически невозможно. Но спасибо Караи за то, что она сделала и сказала. Ах да, я ведь так ничего ей и не ответил. Я лишь слушал, чем, наверное, мог как-то расстроить её или разозлить. Надо исправиться и срочно.

- Караи, я не собираюсь тебя избегать. Не теперь. Да и раньше я тебя не избегал. Ну, по крайней мере пытался этого не делать. - поворачиваю голову в сторону брюнетки, чтобы посмотреть на неё. - Да и я не хочу этого. Да, я пропускал тренировки из-за тебя, но этого больше не повториться и теперь у тебя снова появится шанс поддаться мне. - Теперь уже слова даются мне значительно легче, я спокоен и мне не страшно рассказать ей обо всем. Я могу ей довериться и я это знаю. Она поймет меня. Выслушает. - Я думал, что мне будет тяжело рядом с тобой, как ты уже успела понять, потому что я не знал, что мне делать, как воспринимать все это и я просто не хотел ничего усложнять, предпочитая, чтобы ты считала меня просто нудным и замкнутым старшим братом, но сегодняшний вечер показал обратное. Мне гораздо проще, когда ты рядом, а не далеко. И я чувствую себя глупо, понимая, что большую часть своих сомнений я лишь выдумал. Ты была права, мне нужно было гораздо раньше поговорить с тобой и все объяснить. И... Спасибо за то, что ам... успокоила меня и не врезала мне по лицу. - Да, сейчас мне куда легче с ней разговаривать, пускай и легкое волнение никуда не делось. Хочу ли я еще ей что-то сказать? Даже и не знаю... Впрочем, нет смысла скрывать от неё это. - Мне тебя не хватало. Без нравоучительных лекций, конечно, можно было бы и обойтись, но... я скучал.

Ну что ж, а вот и дом Эйприл. Остановившись перед самым краем крыши, спрыгиваю вниз на пожарную лестницу и вместо того, чтобы остаться на этой, скажем так, площадке, что вилась вокруг всей лестницы, запрыгиваю на этот своеобразный "забор" из проржавевшего железа, что как-то странно под мной скрипнул. Пора менять. Ну что, вот мы и дома. Ну, Караи по крайней мере дома. Перед тем как окончательно спрыгнуть и отправиться в канализацию, где мои братья, скорее всего, уже успели меня потерять и обругать, бросаю последний взгляд на Караи. Я словно бы пытаюсь в чем-то себя убедить, а заодно и заставить её в это поверить. Кто знает, возможно, что все это и к лучшему. Я имею ввиду то, что сегодня произошло. В конце-концов, я бы все равно со временем не выдержал и сказал ей это. Очень тяжело держать все в себе, да и в данном случае это были не те слова, которые бы мне хотелось запрятать где-то глубоко в себе. Это неправильно. Надеюсь, что теперь все будет... проще.

- До завтра.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » We are losing control together


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC