SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Nothing can touch you


Nothing can touch you

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://firepic.org/images/2014-06/27/qgkhczca8sz5.png

Akira Yamaoka & Mary Elizabeth McGlynn – Acceptance

Booker DeWitt as  Ronan O’Connor

Scott McCall as Tate Langdon

Даже после смерти некоторые не могут угомониться. Так и Ронан не в состоянии  даже после семи пулевых ранений бросить свою работу детективом. Находя на улице растерянного и давно мертвого человека, который абсолютно ничего не помнит, он вознамериваться узнать, что же с ним произошло и отправляется в старый дом, который находится напротив, даже не представляя с чем там можно столкнуться. Порой демоны не так плохи в качестве противников, от них хотя бы знаешь чего ожидать...

Отредактировано Booker DeWitt (2014-06-27 22:41:42)

+3

2

Многие люди по глупости своей, или же по наивному незнанию, считают, что они могли бы провести вечность в одном месте и с одним человеком. Только вот вряд ли кто-либо из подобных мечтателей предполагает, что понятие "вечность" само по себе крайне долгое, и до тех пор, пока время не пойдет вспять, они будут вынужденны делить одно и то же пространство с одними и теми же лицами. И мечтатели не задумываются, что ситуации могут обернуться крайне скверным образом - например, окажется, что вы обречены провести все свое фактически замороженное мгновение с человеком, которого и не любили никогда, или же окруженный ненавистью. Или вообще в одиночестве. В общем, идеалистические мечты имеют свойство рушиться - и Тейт это прекрасно знал. Его не-жизнь была ограничена стенами старого дома, в котором обитало бесчисленное количество призраков бывших жильцов и просто умерших внутри, и живых (относительно живых) примеров подобного "прекрасного" времяпрепровождения он видел достаточно. Патрик и Чед, например. Вечная любовь, ага, как же. Постоянные перепалки этих двоих даже из подвала было слышно - хорошо еще, жильцов в доме не было. иначе наличие призраков было бы слишком очевидным.
А еще он прекрасно представлял себе, что вечность может быть безумно скучной - кроме музыки, книг, редких игр с братом и разговоров с Норой, у Лэнгдона в не-жизни было крайне мало развлечений. И потому,будучи призраком, застрявшем в окружении призраков, изолированно предпочитающих общаться лишь друг с другом, он откровенно скучал. Оживление в доме происходило только при появлении новых живых постояльцев, надолго здесь не задерживавшихся, или по редким праздника. Впрочем, несмотря на скуку, Тейт был вполне счастлив те-а-тет со своим внутренним демоном. Всегда было веселее всего наблюдать за тем, как люди умирают - какое-то иррациональное чувство удовольствия проскальзывало внутри, когда он наблюдал чужие мучения. Или когда их причинял. Только вод в последний раз его внутренний зверь выходил на охоту очень давно - но ему и так пока что было вполне комфортно.
В доме призраков наступило временное вооруженное перемирие между всеми враждующими сторонами - но, что-то подсказывало Лэнгдону, это ненадолго. Здесь никогда и ничего не происходило долго. Просто они - в оке бури, а когда шаг за край будет сделан - все полетит к чертям. Как и всегда.
Некоторые вещи никогда не меняются и склонны повторяться. Цикличность - она такая.
Свой очередной день из разряда "все внезапно помирились, тараканы у всех заснули и все гладко и ровно" Тейт провел за чтением - устроившись на полу в своей бывшей комнате, он читал - книг в доме было в избытке, да и Констанс иногда приносила новые, так что с этим у него проблем не было. Привычка из прошлого, еще когда он был живым - от некоторых своих...предпочтений довольно трудно избавиться - даже в не-жизни.
Так что, читая старый томик с Эндимионом авторства Джона Китса, Лэнгдон чувствовал себя вполне комфортно - а спокойная обстановка вокруг него была просто идеальна для подобного чтива - по крайней мере, в эту комнату никто не собирался заходить, чтобы разрушить его уединение. Это было бы отвратительно до крайности. Хотя, что вообще могло разрушить эту хрупкую иллюзию единения с самим собой, словно и нет никаких проблем? Как оказалось, может.
Обычно в гости в этот дом захаживали охочие до приключений подростки, потенциальные покупатели выставленного на продажу дома - а вот о том, чтобы призрак, он как-то не думал. Да еще и не привязанный к месту призрак.
Вот уж сюрпризы.
Визитера Тейт заметил, когда хотел переместиться на кровать - увидеть в окне его не составило труда. Мертвый всегда узнает мертвого, это аксиома, да и весьма колоритные следы от пуль по телу дополняли образ неприкаянной души. Самому Лэнгдону оставалось только порадоваться, что у него подобных необычных проявлений сущности не было - только с несколько едва заметных меток на груди и животе - там, где пули вошли в тело. Но это под одеждой никак не выделялось.
Гость был... Странным. Где-то внутри у Лэнгдона проснулось смутное чувство тревоги - этот гость мог быть кем или чем угодно, и намерения его могли быть любыми. И, если живого человека от дома можно было отвадить, или же просто убить, то с мертвыми этот трюк, увы, не сработает - в мире мертвых все равны.
Он прикрывает глаза. Какого хрена ему здесь надо именно сейчас? В любом случае, это не важно.
Терпение никогда не было сильной стороной Тэйта - однако любопытство, высунувшее свой длинный лисий нос, убеждало его понаблюдать.
А доверять своим желаниям он слишком привык.

+1

3

Тяжелым гулом ударил по ушам проезжающий мимо грузовик. Ронан наполовину утоп в его кузове, даже в состоянии рассмотреть, что, собственно, вез дальнобойщик, после чего машина как ни  чем ни бывало двинулась дальше, даже не подозревая, что только что сквозь нее прошел призрак, от которого остался лишь полупрозрачный силуэт на правой дверце. Да и тот не особенно кто мог увидеть его.
Мимо по улице прошагал такой же как и он бедолага, с рассечённой головой. Он удивленно оглядывался и лишь крепче прижимал к себе руль, что-то бубня себе под нос.
Прости уж парень, но тебе уже ничем не помочь.
За свою короткую, но активную на события жизнь в шкуре потустороннего существа, Ронан научился определять виды призраков. Были такие как он, осознающие, что уже давно умерли, но не желающие покидать этот мир. Кого-то держат близкие, за которыми хочется наблюдать, кого-то держат вещи, слишком дорогие, чтобы оставлять их на пригляд родственникам, ну а кто-то не хочет уходить из чистого упрямства. Не для того он столько жил, чтобы потом отправить жарить свою пятую точку в ад.
Были  не осознающие положения. Потерявшиеся во времени и пространстве. Удивленно озирающиеся, в очередной раз удивляющиеся, почему другие слепы к их просьбам и оттого достаточно озлобленные. Они обычно не хотят верить в то, что умерли, упрямо настаивая на своем. Для них мир кажется таким простым, они спешат доказать, что еще вполне живы и потому их шок, крик и слезы уже перестали трогать мужчину, он лишь только по привычке упирал руки в бока и качал головой, ожидая покуда истерика пройдет. Если пройдет.
Еще были тени. Что-то и нет от этого мира, но и не часть загробного. Они появлялись вдалеке, как проекция прошедших событий. Их черный шлейф тянулся там, где не могла достать простая рука. И если Ронан еще немного сохранял восприятие обычного человека, пользоваться законами физики и по инерции тянясь к чему-то так, словно он мог схватить это, то эти призраки уже полностью позабыли какого это вообще – быть живым. Они парили где-то высоко, мерцая словно светлячки. К ним нельзя было приблизиться, они безликой тенью тут же исчезали и появлялись в другом месте.  Они наблюдали, он сам не мог понять почему, но они наблюдали за ним и за его действиями. И за действиями таких же как он. Кто знает, возможно предавались какой-то особой формой извращенного сентиментализма. Смотрели на таких как он и вспоминали как и сами когда-то еще пытались хоть куда-то идти, не собираясь принимать осознание смерти.
Были еще демоны, но детектив давно перестал бояться их. Втаптывать этих существ в ад было достаточно просто, если немного поднапрячь мозги и быть достаточно осторожным. А он был. Когда один раз умираешь становишься достаточно щепетильно относиться к перспективе, что где-то тут летают существа которые могут порвать твою душу на части. И становишься более внимательным. Теперь их протяжный вой он может услышать далеко отсюда. Конечно после того как Эбигейл утащили в ад те же, кого она призывала, демонов стало поменьше, но все же насовсем они не исчезли.
Ронан провел пальцами по щеке и, как и последние месяцы, не ощутил абсолютно ничего. Он уже привык к тому, что перестал ощущать собственное тело, лишь только дрожание воздуха, да и то скорее на подсознательном уровне, нежели на настоящих ощущениях. Это как фантомные боли в руке, которую давно отсекли. Он все еще ощущает как порой ноют ребра, именно там, где его ударили ножом,  хотя и тела у него нет достаточно давно, оно лежит на глубине пары метров в Салеме и уже давно поедается червяками.
Уж лучше бы ты сжег меня, Рекс, - вдруг подумал он и при этом ухмыльнулся.  Взгляд его поймал фигуру. Сначала он подумал, что это все тот же парень с рулем, но нет. Это был другой человек. Он махал руками перед одним из прохожих и потихоньку начинал паниковать.
Ронан вздохнул. И он тоже не хотел принимать правила нового мира, но чокнутая девочка ему быстро все разъяснила, скорее из желания просто лишний раз посмеяться над собственной марионеткой. Но в ней говорил червяк самолюбия, ну а в нем сейчас была лишь простая жалость.
- Эй, парень, - О`Коннор вытащил сигарету из зубов и помахал свободной рукой, привлекая к себе внимание. Человек встрепенулся и бегом, спотыкаясь, направился к нему.
- Слава богу кто-то наконец обратил внимание. – Человек выдохнул и его испуганные глаза скользнули по нему. – Я… я не знаю что происходил. Люди они… игнорируют меня, словно…
- Они не видят тебя, парень, - коротко констатировал Ронан, смотря на все больше расширяющиеся глаза. – Ты мертв. Они и не смогут тебя увидеть.
- Но… невозможно, - незнакомец запустил пятерню в волосы, словно собираясь выдрать себе клок. – Я… ведь не помню  чтобы ну… чтобы. То есть, этот дом конечно был жутко странным, но я правда не помню, чтобы я умирал. Как такое вообще возможно? Почему если я умер я не… ну там в раю, - он на миг понизил голос и добавил, - или в аду?
- Значит просто пока не можешь туда отправиться, ну или не хочешь, - пожал плечами Ронан. За последние сутки подобные разговоры были для него не в новинку. Все просто – объясни бедолаге, что он помер и, по всей видимости, еще что-то не закончил, после помоги определить что именно. Обычно подобным ребятам хватает всего-навсего принятия смерти. – Слушай, вполне возможно, что ты здесь просто из-за того, что не помнишь как умер. И такое случается. Я ничего не могу обещать, но если ты покажешь мне, что в состоянии припомнить из самого последнего, то я смогу помочь.
Парень на миг замолк, страх из глаз исчез, на его место вступило подозрение. Мало кто мог верить, что такой как Ронан может быть детективом, даже не смотря на то, что значок он всегда держал на видном месте, ну а после смерти так  и подавно не мог от него избавиться. Но все же мало кто ему доверял.
- Я Крис, - наконец произнес парень, после чего указал куда-то за плечо детектива, - последнее что я помню, как пытался принять ванну у себя в доме.
Ронан кивнул. По всей видимости, этот Крис умер не так давно, значит вещи его еще не  вынесли. А вполне возможно и парочку полицейских маркировок тоже не убрали. Ну а если и убрали, наведаться после в участок не составит труда. Детектив подошел поближе, прикасаясь рукой к каменной кладке. Рука не встретила сопротивления, значит дом не освящен. Приятная новость, ибо лезть через окно или протискиваться через узкую щель между дверьми не хотелось. Он сделал шаг вперед, ничего не ощутив, зато оказываясь во внутреннем помещении. И тут же наткнулся на пустые глаза еще одного мертвого, что мотал головой и что-то бубнил себе под нос. Его допрашивать бесполезно. Из коридора раздался крик, который не иначе как перебранкой назвать было нельзя. Сразу несколько голосов, громко, хоть и достаточно вяло, в чем-то доказывали свою правоту, детективу было бесполезно встревать между ними. В следующей комнате сидел еще один парень, мирно почитывающий книжку. Сколько же здесь людей померло? Этот хотя бы выглядел если и не готовым к диалогу, то хотя бы в состоянии понять суть проблемы.
- Эй, парень, давно здесь? -  Когда ты умер уже нет места для приличий. Мы все тут уже слишком дохлые чтобы соблюдать этикет. – Тут был жилец по имени Крис? Случайно не знаешь что с ним произошло?

+1

4

Любопытство, велевшее наблюдать, однако, не отрицало продолжения чтения - поэтому, вольготно устроившись на кровати, Тейт продолжал себе спокойно читать - до тех пор, пока не почувствовал чужое присутствие, очень явственное и крайне неприятное - хотя бы потому, что незваный гость в этом доме был мало того, что чужим, так и призрак из него был, мягко говоря, не самый приятный. А еще - до крайности настойчивый, видимо - потому, что черт дернул его прийти именно сюда, именно к нему, к Лэнгдону, в комнату, и начать задавать вопросы. Странные вопросы, надо сказать. В особенности для призрака. Ладно, в любом случае, почему бы и не поговорить? Все равно в доме затишье, и делать особенно нечего. Вдруг этот странный визитер будет способен его...развлечь?
Парень закрывает книгу и спокойно кладет ее на кровать - он, в отличие от таинственного мужчины, был полностью дееспособен и выглядел по-человечески, а не сверкал дырами во всю свою широкую мужскую грудь. Хотя его больше интересовало неумение гостя взаимодействовать с окружающей обстановкой - живые, кажется, его не видят, если он так спокойно бродит, не слишком-то беспокоясь о своем внешнем виде.
Хотя какая разница?
-Не ходи сквозь стены, это неприлично, - с укором отзывается на целую кучу вопросов он, спокойно поднимаясь, - У нас в доме положено стучаться, ну, или по крайней мере ходить по коридорам и лестницам, прояви уважение. Ты здесь гость, в конце концов, не к себе домой зашел.
Тут Тейт не солгал - хождение сквозь стены здесь не приветствовалось, ибо, несмотря на то, что все прекрасно понимали, что мертвы, старались вести себя более-менее как живые. Ну, насколько это возможно - некоторые просто подобной возможности не имели, но в основном, все вели себя так же, как и обычные люди. Хождение сквозь стены и двери, увы, не входит в список того, на что живые способны.
-Ладно, большой и страшный коп, - Лэнгдон иронично усмехается - уж очень значок не вязался с огромным количеством татуировок на руках визитера, - Теперь отвечаю на твои вопросы. Я здесь недавно, и помню только последних двоих жильцов. Гей-парочку, кстати, они тоже здесь бродят.
Говорить ложь Лэнгдон умел - ну, ведь, в конце концов, будет не так весело, если он признается, что торчит здесь уже около девятнадцати лет, и прекрасно знает, о каком именно Крисе речь, потому что сам он и подстроил эту замечательную во всех отношениях смерть? Хорошо еще, что концы этот чудик отдал вне дома - еще один сосед, пылающий праведной ненавистью к нему, был бы для него перебором. Итак хватает всяческих проблем. А этот... Ну, чего он не знает - то ему не повредит. Вряд ли остальные будут разговорчивей.
-Так что извини, но я не в курсе. Но здесь есть ребятки, умершие в девятнадцатом веке. Правда, сомневаюсь, что они выдадут что-то нормальное - один наркоман, другая ни с кем не говорит, а третий - вообще подобие монстра Франкенштейна и говорить не умеет.
Потянувшись, Лэнгдон упал обратно на кровать и прищурился.
-Ты же вроде мертвый, так зачем все эти расспросы?

+1

5

Мертвому все ни по чем. Он уже давным-давно сдох, что может пойти еще хуже? Зато теперь можно не чувствовать голода, усталости, дискомфорта. Ты можешь идти и идти, покуда не уткнешься в другую часть земного шара и никто тебя не остановит. Ты больше не часть материального мира и ничто тебя не держит. Но почему так случается, что такие вот призраки решают навечно остаться в четырех стенах и потихоньку сходить с ума, вместо того, чтобы двинуться дальше? Ронан не знал. Ему самому приходилось двигаться, стараться, следовать вперед ради единой цели, завершить начатое и наконец отправиться к Джулии. Он не знал, хорош ли был  тот, другой мир, но точно предполагал, что это не так уж и важно. Главное он будет рядом с Джулией, ну а там и муки ада не так уж страшны.
А вот парень оказался не из разговорчивых. Выглядел он достаточно молодо, а язык его был слишком остер. Так что сразу понятно, что умер он скорее всего как раз из-за чрезмерной хамоватости.
- Пацан, а тебе не кажется что мы тут все достаточно дохлые, чтобы соблюдать приличия? – Ронан уже настолько привык не только проходить сквозь стены, но и вчитываться в мысли людей, порой достаточно грязные и странные, что уже просто был не в состоянии отделить моменты своей человеческой жизни в неведении этих способностей от его новой жизни в качестве бесплотного духа с семью пулевыми ранениями. – Не будь у меня тут дело, я бы сюда и не сунулся. Ну а коли хочешь приватности, то побрызгай в округе святой водой, говорят помогает от незваных гостей.
Ронан упер руки в бока, внимательно смотря на пацана. С каждой секундой он становился все более подозрительным для него. Можно назвать это детективным чутьем, а можно просто принять тот факт, что этот вальяжный тон, с которым он вел с ним беседу, заставлял детектива все сильнее и сильнее ненавидеть паренька.
- Если это те голубки, что орут в соседней комнате, то им сейчас явно нет ни до кого кроме них же дела. – О`Коннор пожал плечами, словно он сейчас не вел своеобразный допрос, но констатирует общеизвестный факт. – Сколько здесь еще жильцов? И есть еще живые?
С живыми проще, ты просто залезаешь к ним в голову и выуживаешь нужную информацию. Порой живое тело становится пристанищем для призрака, как это было  с сестрами из Салема, одна из которых явно не отличалась адекватным поведением. Хотя после того как тебя живьем сожгли на костре, добротой и ясностью мышления ты в любом случае отличаться не будешь. У живых нет таких проблем как у мертвых. Хотя бы потому, что мертвым уже ничего и не сделаешь. Их даже бить смысла нет, боли-то они уже не чувствуют. Единственное, что действительно может принести геморрой в этот мир, так это демоны, но украдкой глядя сквозь стены, он видит только синий туман и очертание легких силуэтов. Но никак не ярко-красные червоточины, из которых вылезают эти твари.
- Скажем так, помощь ближнему моя прямая дорога в рай, - Ронан вернул сигарету обратно в зубы. Как-то так получилось, что как бы долго он ее не выбрасывал, топтал, пытался избавиться, она всегда возвращалась к нему в пальцы и всегда тлела. И пусть ощущения никотина в легких он уже давно не испытывал, память все еще могла воспроизвести то ощущение, когда горько-приторный дым проникает в легкие, оставляя послевкусие. – По этому чем быстрее я разберусь с происходящим здесь дерьмом, тем быстрее свалю отсюда и оставлю тебя наедине с твоей книженцией. Стоп… - Ронан взглянул на парня еще раз, удостоверяясь, не обманывает ли его зрение. – Ты держишь материальную книгу?
Он, конечно, знал, что порой полтергейсты могут двигать предметы, но только если они очень злы или очень испуганны, одно из двух. Чтобы в стабильном состоянии приподнять что-нибудь из мира живых, нужно быть либо самому вполне дышащим, либо еще одной паранормальной хренью, о существовании которой он до сего момента не подозревал. Ронан с сомнением покосился на мальчишку, все его странности приумножились в разы и теперь он не нравился ему еще сильнее. Вытащив сигарету из зубов и отправив ту в дальний угол, прекрасно зная, что через какое-то время она опять появиться у него в руках, он присел на корточки рядом с блондином.
- Расскажи-ка мне подробней, как ты тут умер, приятель? – О`Коннор взглянул на собеседника тем самым взглядом, под которым подозреваемые в комнате допросов быстро раскалывались или обделывались от страха. Одно из двух. По крайне мере до сего момента этот фирменный взгляд подводил лишь однажды и опять же, споткнулся он в тот раз на подростке. Он лишь надеялся, что этот паренек будет не таким наглым как Джой, хотя последние пять минут и доказывали обратное.

+1

6

-Даже "достаточно дохлые" имеют определенный уровень приличия. В этом мире мы равны, и правила устанавливать имеем такое же право, как и ты, - блондин иронично вздернул бровь, всем своим видом показывая, что замечание про святую воду для него выглядит как минимум бредом сумасшедшего. Серьезно? Капельки воды с молитвами? Боже, какие банальные суеверия у этого мужика, ей-Богу, как будто первый день мертвый, - А святая вода - это сказочки для живых. Этот дом уже пытались и освящать, и экзорцистов вызывали. Это все - бред. хоть Папа Римский над водой читай - это же вода. Она не мешает ничуть.
Лэнгдон прикрыл глаза, улыбаясь - за свою долгую бытность призраком он успел видеть как минимум три священника-медиума-прочие шарлатаны. Люди никогда не умели взаимодействовать с призраками на правах хозяев, кем бы они ни были - мир духов всегда сильнее, особенно здесь, в этом доме, - Так что моя единственная надежда на приватность - это то, что подобные тебе незваные гости изволят напрячься и постучать.
Лэнгдон поправляет задравшуюся полосатую футболку и садится, сцепливая руки в замок, и упираясь локтями в колени. Экземплярчик попался любопытный. И он, поразмыслив, решил пока что принять правила игры. Если он хочет ответов на свои вопросы - он их получит. Но только на те, на которые Тейт сам посчитает нужным ответить.  Пока он не затрагивал вопросов, которые могли бы привести в замешательство, или вызвать скорейшее желание выгнать сего визитера пинком под зад. Впрочем, что-то подсказывало ему, что пинок цели не достигнет - потому, что этот призрак был, видимо, слегка другой породы. Ну, у него не было определенных преимуществ.
-Как я уже сказал, наз здесь около тридцати. Около семи призраков - младше восемнадцати, остальные взрослые. Из тех, кто может разговаривать, - кажется, двадцать... двадцать семь, да. Живых здесь нет около полугода. Дом выставлен на продажу, хотя истинный его хозяин все равно среди нас.
На замечание о Рае он лишь пожимает плечами - в существование чего-то подобного верилось если не с трудом, то, по крайней мере, со скепсисом и здоровой долей иронии. Ну, довольно трудно воспринимать рассказы о месте для тех, кто вел себя хорошо, серьезно. Тейт и не верил, в общем-то.
-Ты об этом? - Лэнгдон осмотрел книжку и хмыкнув, отложил ее на другой концу кровати, - Ну да. Видишь ли, тут очень скучно. И кроме чтения заняться мне особенно нечем. Ну, иногда с братом еще играю. А так - сплошная скука.
Парень усмехнулся. Кажется, удивление он успел вызвать одной только способностью взаимодействия с материальным миром. Боже, как же все-таки бывает трудно общаться с кем-либо настолько настойчивым и...труднодоходимым. Он эту книжку держал при нем все время. И на кровати валялся, и вообще... Всячески демонстрировал, в общем.
-И не смотри на меня так, словно я должен мгновенно захотеть тебе рассказать свою полную биографию своей жизни в красках и подробностях, - Тейт фыркает - подобные методы давления никогда с ним не срабатывали. И точно не тогда, когда он уже два десятка лет мертв, - Не сработает. Да и к тому же, моя смерть тебя не касается - я вроде как в райские кущи не стремлюсь, мне твоя помощь не требуется.

Отредактировано Scott McCall (2014-07-01 12:32:31)

+1

7

- Но давай все же признаем, что твои правила достаточно  резкие для того, кому на законы физики мягко говоря, плевать. – Ронан сложил руки на груди, мальчишка, как и любой погибший, считал что после смерти хуже уже быть не может. Да и что еще он может сделать – убить его повторно? Смешно. Вот только Ронан помнил, что есть еще что-то, похуже смерти.
Он помнил темноту, всепоглощающее чувство уныния и боли. Когда он впервые столкнулся с демоном, то не мог осознать, что происходит. Это существо, чем-то схожее с тем существом из фильма по Гарри Поттеру, на который его затащила жена, оно издало протяжный воющий крик, от которого сердце сомкнуло в тиски и казалось, что пусть уже не материальные, но его уши способны кровоточить. Оно ринулось к нему и тут же он ощутил как что-то неимоверно сильное тянет его вперед. В ту темноту, что скрывается под ворохом тряпья. И в той темноте нет абсолютно ничего. Только боль и вечные муки, сменяющиеся пустотой.
- Тогда вы странные призраки, - О`Коннор нахмурился, смотря на мальчишку. Конечно, был вариант, что пацан просто врет, так как еще совсем недавно он сам прошел сюда без каких-либо проблем. Ну или священники были шарлатанами. Углубляясь в историю своего города, который он хоть и ненавидел, был все же дорог ему, как место, в котором он стал тем, кем он есть, перенеся не только горести, но и самые счастливые моменты своей жизни, детектив понял лишь одно – люди тут были настоящими энтузиастами. С таким рвением вешать, мучить и лишать жизни людей  могли не все, а только избранные. Да чего уж там, из того что он успел узнать, будучи не совсем живым, но очень действенным в таком образе  следователем, даже сам рьяный судья имел при себе женушку-ведьму. Ну как ведьму – медиума. Наверное  единственных, с кем ему можно было поболтать на досуге о превратностях живых и не совсем людей. Правда вот так уж сложилось, что за гибель около трети медиумов в городе и его окрестностях был повинен именно он. Не обдуманно, конечно, под влиянием  одной очень злой девочки, но все же его вины это не отменяет.
Ронан задумался – около тридцати призраков в одном доме и не все из них вменяемые. Впрочем даже самый сумасшедший может оказаться вполне так нормальным, а его сумасшествие лишь признак иного взгляда на этот мир, который, как теперь оказывается, не такой уж и поверхностный.
- И что именно ты знаешь о последнем жильце этого дома? – детектив указал куда-то себе за спину, словно в следующей комнате мог находиться этот бедняга. – Потому что я встретил его на улице не так уж и далеко и он явно не был социопатом с суицидальными замашками. Ну а ты парень… сам только что сказал, что тут довольно скучно, так что создается у меня впечатление, что пропажу единственного живого в этом доме ты бы заметил.
Было что-то  в этом мальчишке… не то. Ронан ощущал это так же четко, как когда-то ощутил это в Эбигейл, которая скакала по качелям из стороны в сторону, милым голоском вещая о том, что Ронана только что выкинули с четвертого этажа и всадили в него семь пуль, от которых он скончался в течении пары минут. Вот только концом его истории это не было и маленькая дрянь еще пожалела, что при первом знакомстве не скормила его демонам.
- И все же обычные призраки не имеют свойств хвататься за что-то материальное. Это как минимум противоречит законам… призрачной физики. – Он оглянулся, смотря на то, как впереди стена начинает светится голубоватым свечением. Память, она сильна как никогда и в памяти призраков эта самая стена сохранилась с обшарпанными обоями в полоску, с унылой картиной, на которой изображен один кораблик и около которой стоял цветок в высоком горшке, который уже наверняка давно пропал и сгнил.
- А тебе вроде как и скрывать уже это смысла нет, разве нет? – А пацан оказался куда как более упертее, чем он подозревал. Впрочем Ронан тоже просто так отступать не собирался. – У меня пока еще куча свободного времени длинною с вечность, чтобы копаться в этом доме и исследовать его вдоль и поперек. – Детектив нахмурился, его взгляд прошелся по темноватой комнате, замечая в отдалении небольшой плохо вырисовывающийся в пространстве силуэт. – Впрочем, возможно ты мне и не понадобишься. Дом мне сам все расскажет.
Встав с того места, где он только что находился, О`Коннор прошелся до темного угла. Взглянув на нечеткую дымку, он провел рукой и под пальцами. Издав приглушенный шепот, дымка начала принимать очертания. Небольшая стопка книг, старых, тяжелых, явно предназначенных для долгого чтения, на самой верхней из них отпечатывалось «Байрон» золотым теснением. Ронан вдохнул и ощутил как сознание медленно плывет. Очень скоро он сможет собрать всю картину целиком и узнать, что же произошло.
Встав со своего места, он кивнул парнишке и опять прошелся сквозь стену, скорее из чистой вредности, направляясь в другую комнату. Еще слишком много темных углов, которые следует исследовать. Он тяжело выдохнул, сознанием ощущая, как в этом доме тянет могильным холодом, должно быть живым тут еще неуютнее чем ему.

+1

8

-Не я их устанавливал, - Лэнгдон пожимает плечами и молча наблюдает за тем, как этот странный во всех отношениях мужчина бродит по комнате, - Не страннее тебя. Мы вполне себе равноценно мертвы.
Вообще-то Тейт повидал много духов - да в тот же Хэллоуин, когда граница мира живых и мертвых стиралась, и можно было спокойно покинуть дом, он успел насмотреться на всякое - и на изуродованных, но вполне удобоваримых товарищей, и бледные подобия себя, больше напоминающие мешок костей, и еще парочку непонятных ему товарищей - но вот подобного призрака он встречал впервые. Возможно, потому, что не присматривался особенно, но факт остается фактом - ему еще никогда не доводилось лицезреть нечто... Подобное. Безымянный гость вызывал у него смутное чувство тревоги, прораставшее все глубже и глубже, пока, наконец, не затмило собой все остальные возможные эмоции. И это начинало действовать на нервы. Как далеко может закопать свой длинный и любопытный нос этот человек? Как много тайн он сможет вытащить на свет прежде, чем его остановят - либо сам дом, либо его многочисленные обитатели, не желающие делиться своими темными секретами и грязными делишками, потаенными страхами и воспоминаниями. Не у каждого внутри - котенок. У кого-то за душой клубок змей, или бешеный волкодав с ядовитой слюной и оскаленной пастью. А у кого-то между строк безысходность, дикость, нелюбовь.
И Лэнгдон понимал - далеко не каждому из здесь живущих захочется, чтобы в их скелетах копались. И он этим может воспользоваться. Конечно, в глазах большинства он - мучитель, изувер, убийца и фашист, и это не лишенное обоснованности мнение, - но уж в этом случае он сможет воспользоваться этим... подобием нейтралитета. А если нет - у него всегда были те, кто слушались.
Поэтому любой лишний жест незваного гостя - и это будет война.
Призрака, конечно, второй раз не убьешь, но стоит хотя бы попытаться.
Эта мысль немного расслабила, и напряжение разжало свои тяжелые острые когти.
-У нас тут своя призрачная физика, - Тэйт фыркнул, - Это может любой призрак. Нужно только уметь использовать внутреннюю энергию. Этому быстро учишься. И, если тебе так интересно, меня застрелили.
Разумеется, подробности того как, где, почему и когда его застрелили, он не разгласил - во-первых, больно много чести, а во-вторых, он уже соорудил себе вполне удобоваримую ложь о недавней смерти. И имидж надо было поддерживать - крупные преступления слишком хорошо освещаются в прессе.
Да, и это он тоже успел выучить.
А мужчина, тем временем, продолжал напрягать Лэнгдона своими действиями - он явно собирался что-то искать, и именно этот факт доставлял массу неудобств. Уже даже стало немного обидно, что с ним нельзя поступить так же, как со смертным. Ну, шею там свернуть, или зарезать. Он слишком мешал.
Тейт поднимается. Значит, ему нужно было в подвал. Впрочем, тут он уже не слишком думает о правилах этикета, а просто перемещается из точки А в точку Б так, как это свойственно призракам - скачком. Здесь пахло сыростью и немного - гнилью. Этот запах Лэнгдон запомнил еще с детства, когда впервые столкнулся с потусторонним миром, частью которого стал. Именно здесь было место, где он хранил свои секреты - там же, где в свое время Чарльз Монтгомери проводил эксперименты над тем, что осталось от его сына. Кстати, о нем...
-Эй... Иди сюда, не бойся, - Тейт перевел взгляд на темный угол комнаты, - Привет. Давно не виделись.
Странно, но это угрожающее на вид существо было ему... Близко, пожалуй. И он по своему его любил. К тому же, то, что некогда было Тадеушем, с ним ладило.
-Привет. Хочешь немного поиграть?
Да, он знал, что призраку вреда не причинишь. Но почему бы и не шокировать, не напугать? Почему бы просто не выгнать его отсюда?
-У нас гости. Поможешь мне?
Тейт улыбается, когда из темноты на него смотрят два холодных ярких глаза.
Он привык хранить свои секреты. Даже от мертвых.

+1

9

офф

Я не знаю откуда столько диалогов, вот честно хд
Оно как-то само вышло хдд

Расследование это всегда муторно. В основном все сводиться к зоркому глазу и умению ищейки копать там, где никто бы не додумался. К сожалению когда ты уже мертв, копать становится на порядок сложнее. Да и вообще делать что-нибудь. Зато открываются новые возможности. Твои… особенности, как называла их маленькая ведьма в день их первой встречи, сразу же после того как Ронан успел откинуться.  И именно они помогают тебе найти то, что уже давно было стерто с лица земли, но чей незримый отпечаток, оставшийся в чье-то неуспокоенной памяти, все еще витает тут.
И дом этот был просто гребанной находкой в этом плане. Когда пацан говорил про количество жильцов, то не врал. Многие из них были готовы поболтать, некоторые просто жаждали, другие же походили на какой-то справочник по психическому нервозу и ступору. Впрочем когда ты узнаешь что умер, тебе явно невесело. Уж он-то знает. Вот только у кого-то хватает сил смириться с подобной новостью, ну а кто-то пытается откреститься от всего этого.


- И я ему говорю – бежевый, парень да ты должно быть с катушек слетел, коль решил что этот цвет подходит для гостиной. – Бывший жилец картинно взмахнул руками, кое-как удерживая Ронана от простого желания в отчаянии впечататься головой в крышку стола. Впрочем какая разница, в отличие от запертых тут полтергейстов он все еще был полностью астрален и не в состоянии пользоваться вещами из живого мира.
- А можно мы пропустим ту часть, в которой последний жилец выбирал обои и сразу же перейдем к его личности? – Он с надеждой посмотрел на приятеля любителя поболтать, который лишь только многозначительно улыбнулся, словно таким образом говоря, что теперь экскурс по интерьеру ему придется прослушать целиком.
- Он был скучным, - наконец подал голос второй. – Знаете, такой, безликий. Я до сих пор не могу сказать, что он точно любил. Кажется футбол, он часто смотрел матчи, но я так и не понял за кого он болеет. Кажется он сам и не знал. Многим кажется, что если они смотрят спортивный канал, то тут же становятся знатоками спорта. Чушь собачья.
- Прошлый жилец придерживался вегетарианства, - послышался голос сзади. Обернувшись, детектив уставился на рыжую женщину с бельмом на глазу, одетую в костюм гувернантки. – Он не терпел в доме мяса. Считал поедание животных варварством.
- Ага, дибил полный, - заявил оказавшийся рядом молодой парень, с большим надрезом у шеи, - попер меня из сада думая,  что я  наркоша. Я разве похож?
- Ну выглядишь ты странно, - по другую сторону оказалась девушка с белым цветком в волосах. – Он любил свою машину.
- Которую мы ему побили, - хохотнул еще один голос и два мальчишки близнеца с изорванными лицами засмеялись, обнажая выбитые зубы.
- Вот засранцы, опять в моем доме гадите, а ну ушли отсюда. – Рядом оказался доктор в белом халате, держа в руках треснувший монокль. Позади него стояла женщина, сжимая в руках белый сверток. Ребенок. Ну классно, тут погибали не то что дети, но и новорожденные. Правда насколько мог судить Ронан, новорожденным в этом мире и заканчивать было нечего. Получалось, что дом действительно был этакой ловушкой для душ. И не сделал ли он ошибку сам придя сюда. О`Коннор опять повернул голову, к общему скоплению присоединились две женщины в медицинских  халатах и обуглившаяся женщина, позади которой прятались две девочки. На другой стороне стояла молодая пара, полностью изрезанная, с отсутствующим взглядом. Потерев переносицу, детектив глубоко вздохнул.
- Так… это как… весь контингент дома? – Ронан обвел пальцем столовую, которая казалась слишком тесной для такого количества народа.
- Нет, где-то тут еще ходит не так давно почившая семья, - подала голос женщина с бельмом на глазу. – Еще одна женщина, неприятная особа. На чердаке заперт сын одной из бывших владелец, Бо, бедный мальчик. А в подвале, ну… сами взглянете. Еще есть Тейт…
- Он хуже всех! – Подала голос девочка, высовываясь из-за матери и давая рассмотреть ожог на половину лица.
- Это из-за него мы здесь, - вздохнул декоратор и прикрыл глаза, словно сейчас собирался расплакаться от осознания этого. – Вечность в этом… ужасно… безвкусном доме.
- Эй! – Блондинка с ребенком на руках выступила вперед.
Общий гул заглушил попытку задать следующий вопрос и Ронан невольно осознал, что сейчас жильцы, которые должны провести подле друг друга еще целую вечность, будут ругаться, причем очень громко. Как в таком доме не сойти с ума, пусть даже и живому, детектив не знал. Потому просто  поднялся со своего места и рывком оказался у парадной лестнице, что вереницей вела вверх. На чердаке, они сказали. Обычно на чердаке любят прятать свои самый темные секреты. Следующий этаж был пусть и только ругань где-то внизу оповещала, что дом не такой уж и пустой, хоть его последний владелец и скончался не так давно, оставляя каркас догнивать под тяжестью времени.
Ронан прошелся вверх, дымом просачиваясь выше,  в белую дымку, видневшуюся где-то над головой. Выйдя из которой он увидел  того, кого успели запереть на чердаке. Гадкая участь, умереть в таком месте, еще более гадкая умереть и навечно остаться пленником. Напротив него, на деревянном полу, катая красный мячик, сидело существо. Человек, изуродованный генетикой и плохим отношением. Увидя Ронана, он лишь только помахал ему рукой и кинул ему мячик, который прошелся сквозь его ботинок и прокатился дальше.
- Прости парень, но я не могу  с тобой поиграть, - Ронан подошел поближе, присаживаясь на корточки рядом с существом. – Ты ведь Бо? Ну-ка, Бо, ты ведь… ты ведь знаешь Тейта?
Лицо призрака изменилось и его добродушная улыбка сменилась каким-то ужасом, от которого он лишь только протяжно взвыл и отполз в темноту, растворяясь в ней. Замечательно, похоже что чутье его все же не подвело и этот мелкий и наглый пацан все же имеет какое-то отношение к произошедшему. Причем не только с тем парнем, которого он повстречал на улице. Могут ли призраки навредить? О еще как могут. Уж он-то знает. Ронан вздохнул и протянул вперед руку, на которую призрак покосился с сомнением и долей удивления. Похоже что нечасто к нему кто-то прикасался. В конечном счете он обнажил зубы и позволил взять себя за руку. И детектив увидел его жизнь. Всю – от начала до конца, полную несправедливой боли и чужими криками. Его жизнь это то, что он слышал сквозь тонкие стены, все про свою мать, про отца и гувернантку,  которую он до этого видел на первом этаже. Про его братца за которым прибежал целый отряд в черной форме.
- Теперь ясно. – Ронан отпустил руку Бо и улыбнулся ему. – Спасибо приятель. Ты мне помог.
Поднявшись на ноги он думал лишь об одном – как бы заставить маленького гаденыша говорить и рассказать ему, как же в конечном итоге он заставил парня помереть. Он уже не строил подозрения, он точно знал, что Тейт виновен. Вот только найти бы его.
Спустившись на первый этаж он все еще лицезрел, как домочадцы выясняют отношения, что заставило его нахмуриться. Ну ничего, по крайне мере путаться под ногами не будут. Неисследованным у детектива оставался лишь подвал, куда он прошел без каких либо препятствий. Хотя подвалом это было с большой натяжкой – довольно большие окна, дверь на задний двор, этакий нулевой этаж, причем такого же размера как и остальные помещения выше.
- Эй, где ты мелкий засранец? – Выкрикнул он в темноту, спускаясь без опасения. Мертвым нечего бояться. – Я знаю что это ты убил бедолагу. А ну выбирайся.
Но вместо Тейта на него вышел абсолютно другой персонаж. Если Бо, не смотря на свою внешность, хотя бы по взгляду  и повадкам был добродушным, то этот парень явно являл собой агрессию и злобу. Как демоны. Ронан подошел поближе, осматривая скалившегося на него еще одного жильца.
- Ну и что ты будешь делать парень? Убьешь меня? – О`Коннор вынул из зубов сигарету, всматриваясь в изуродованное лицо. – Давай, отойди в сторону. – На внезапного противника это не произвело впечатлений. Ронан взглянул на него у упор, натыкаясь на злой взгляд. – Ну хорошо, благо твой сосед с верхнего этажа подсказал мне, что делать. Уйди. Уйди, с глаз моих долой. Уйди!
Призрак дернулся и уполз обратно в темноту, недовольно шипя и осознавая, что придется в этот раз отступить и новой жертвы он не получит.
- Ну и где ты, маленький извращенец? – Ронан кинул окурок сигареты в угол, она последний раз загорелась синим пламенем и потухла.

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » Nothing can touch you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC