SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » once I wanted to be the greatest


once I wanted to be the greatest

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[AVA]http://savepic.org/6237339.png[/AVA] http://31.media.tumblr.com/8f2da4b8049a7ab4cda412cbcbc6d5c1/tumblr_ms55tbfN3e1s8wzswo1_250.gif http://savepic.ru/5238615.gif

Miles Upshur
[as Jack Wilder]

Henley Reeves

Джек всегда был больше шулером, чем настоящим иллюзионистом, и некоторые новые фокусы, которые приходится отрабатывать Четырём Всадникам, ставят его в тупик.
Просить помощи в этом деле у Атласа - миссия невыполнима, но, к счастью, ему решает помочь Хенли.

Отредактировано Miles Upshur (2014-10-17 19:21:05)

0

2

Дурацкая была затея. В который уже раз эта мысль проносится у меня в голове? И по каким-то неведомым причинам я все еще здесь, в этой сомнительной компании, отчаянно пренебрегаю своей карьерой. Похоже, я окончательно тронулась умом. Прикладываю ко лбу бутылку с холодной минералкой и на секунду прикрываю глаза. Не знаю, где был мой здравый смысл, когда я на все это шла, быть может, я была опьянена восторгом от этих потрясающих чертежей, от четко продуманного до мелочей плана шоу. Если все получится, это будет фантастическим приключением, а если нет… Если нет, то я сейчас впустую трачу свое время. И все было бы вполне сносно и терпимо, если бы не Дэниел. Его так много, он везде, и я уже порядком устала от его напыщенности и пафоса. Он ровным счетом нисколько не изменился, все такой же самоуверенный позер, безусловно, талантливый, но я от демонстрации его талантов уже успела устать. Надо было идти с Мерриттом в бар, когда он приглашал, ей-богу. Открываю глаза, когда Дэнни показывает очередной фокус, наслаждаясь собой и реакцией Джека. Бедного парня угораздило при первой же встрече признаться Дэниелу в том, что тот его кумир, а Атлас как хищник, почуяв жертву, не оставит теперь в покое своего фаната. Виляет хвостом, повторяя один фокус уже второй раз и, очевидно, радуясь тому, что Уайлдер не может уследить за его ловкими пальцами. К слову, я и сама невольно заглядываюсь на безупречное исполнение, хоть и прекрасно зная, как выполняется этот карточный фокус. Я отвожу глаза, когда чувствую на себе его взгляд. Не смотрю на лицо, но уверена, что сейчас по его губам пробежалась саркастичная улыбка.

Я почти научилась спокойно воспринимать его выпады в мою сторону, неуместные шутки, ловко парирую, не опасаясь испортить с ним отношения. Ведь теперь мне терять нечего, он не мой начальник, и мы больше не пара. Конкретно сейчас он всецело поглощен общением с Джеком, и я обращаю взгляд к окну, пытаясь отвлечься от всего происходящего в комнате. Вид передо мной открывается не впечатляющий, сквозь листву высокого раскидистого дерева, ветви которого практически упираются в стекло, не видно ничего, только пробиваются тусклые лучи заходящего солнца. Моя жизнь сильно изменилась с получением карты. В ней появилось сразу трое мужчин и всепоглощающая неопределенность. Нет, нам даны инструкции, тот, кто собрал нас, расписал каждое наше движение до последнего шага, и я почти склонна доверять этому гуру, в конце концов, работает это или нет, мы поймем уже на этапе общения с Артуром Тресслером, только ему решать, стоит ли вкладывать в нас деньги. Во всяком случае, до этого момента мы ничем не рискуем. Собственно, долго любоваться видами и купаться в собственных мыслях нахожу бесполезным и снова поворачиваюсь к ребятам. Глаза Уайлдера восторженно блестят, и я невольно улыбаюсь. Мне нравится этот парнишка, есть в нем что-то трогательное, приятное. Его лицо кажется таким по-детски бесхитростным, что встреть я его раньше, и не подумала бы, что он может быть карманным воришкой. Дэнни показывает фокусы, но явно не собирается делиться с парнем секретами. Еще бы, он привык быть главной звездой, самым первым, самым важным и незаменимым, везде и во всем. Признаться честно, это раздражает в первую очередь. И так как МакКинни его первенство признавать и не думает, меня ему поздно впечатлять, а восторженными смазливыми куклами наша скромная компания не обеспечена, остается красоваться перед Уайлдером. Видимо, прося у Атласа помощи в обучении фокусам, Джек ожидал совершенно другого подхода, нежели классический нарциссизм, и теперь я могу наблюдать явную растерянность на лице юноши, ответом которому было «смотри внимательно». Ведь он уже наизусть выучил классическое продолжение фразы «ведь чем внимательнее вы смотрите, тем меньше вы видите».

- Дэнни, ты никуда не собирался сегодня? Уже без пятнадцати шесть, – бормочу я, сладко потягиваясь и прекрасно зная, что планы на этот вечер у нашего волшебника есть, а пока Джек не почувствовал себя полным неудачником, его самооценку надо срочно спасать. Будь ситуация иной, я бы и не подумала способствовать обеспечению досуга Дэниела, но я уже порядком устала от его болтовни. Атлас, впрочем, без особого энтузиазма ретировался из квартиры, но, в конце концов, дверь за ним захлопнулась. - Не обращай внимания, ты скоро привыкнешь,  - говорю с ободряющей улыбкой, передвигаясь ближе к Джеку на диване и беру со стола оставленную Дэниелом колоду и тасую ее. - - А фокус несложный, он сам его придумал, – поясняю ему с улыбкой, давая понять, что на страницах интернета инструкции искать бесполезно. Я не специализируюсь на карточных фокусах, поэтому получается у меня не так ловко и изящно, как у Атласа, но тем не менее, в более медленном режиме я позволяю Джеку проследить за всеми манипуляциями, которые Дэнни выполняет так быстро, что невооруженным взглядом их заметить возможным не представляется. - Попробуй, – с улыбкой протягиваю ему карты. До этого дня мы не оставались один на один, и, как следствие, толком не успели пообщаться. Едва ли он ожидал, что от меня он может получить больше познаний, чем от своего именитого кумира. Что ж, сюрприз.

Отредактировано Henley Reeves (2014-07-02 21:11:27)

+1

3

[AVA]http://savepic.org/6237339.png[/AVA] Честно говоря, я и представить себе не мог, что однажды всё случится именно так. Обычный мальчишка из детского дома, мелкий уличный воришка, с увлечением смотрящий записанные на старенькие кассеты почти магические трюки великих иллюзионистов, сейчас оказался выбран для чего-то великого. По крайней мере, так мне казалось – для великого фокуса, состоящего из трёх актов. Мудрёные чертежи, сложные трюки, даже то, что мне предстояло в полной мере оправдать значение своей карты – «Смерть» – всё это настолько захватывало дух, что иногда мне казалось, что это просто какой-то волшебный сон. Следовало, наверное, ущипнуть себя побольнее, чтобы вернуться в ту реальность, где я по-прежнему вынужден был с помощью простеньких фокусов вытаскивать кошельки у слишком доверчивых прохожих, но я просто не мог. Если это и сон, то мне хотелось, чтобы он не кончался никогда. Эдакая кома даже. Хотя в коме разве снятся сны?..
Тот факт, что я, привыкший работать в одиночестве, теперь был в команде настоящих профессионалов, очень сильно меня напрягал. Не в том смысле, что с ребятами было что-то не так, вовсе нет, просто я очень сильно боялся всё испортить. Следовало признать, что каждый из нас был профи в какой-то определённой области, но командная работа не очень-то и получалась. Мне хотелось верить, что это – вовсе не из-за меня, хотя в каких-то моментах мне действительно не хватало навыков. Всё, чем я мог похвастаться – это ловкостью рук и несколькими доведёнными до автоматизма простенькими фокусами, в то время как, например, то, что творил с картами Дэниел, просто захватывало дух. Я смотрел на него огромными восторженными глазами пятилетнего ребёнка, который только что увидел настоящего Санта-Клауса или что-то в этом роде, старался изо всех сил, даже попросил его научить меня кое-чему, что, впрочем, было изначально обречено на провал. Нет, Атлас не стал отказываться, наоборот, кивнул почти сразу же, но вовсе не считал нужным объяснять мне саму технику выполнения фокуса, считая, что для достижения максимального эффекта я должен был сам понять, в чём тут секрет. И я… растерялся. Слишком ловко, слишком быстро, карты мельтешат перед глазами, и я никак не мог выцепить из этого пёстрого и аляповатого вороха что-то, действительно мне нужное и полезное. Пришлось, закусив губу и наступив на горло собственной гордости, попросить Дэниела повторить ещё раз. Но снова я не смог зацепиться хоть за что-то, будто бы карты, смеясь надо мной лакированными «рубашками», выскальзывали из пальцев. Отвратительно.
Следовало, наверное, признать собственное полное и тотальное поражение, и я уже открыл было рот, чтобы честно признаться в том, что этот фокус мне пока не по зубам, как в дело неожиданно вмешалась Хенли. С девушкой мы особо не общались до этого момента, так же, как, например, и с Мерритом, ведь каждый из Всадников в основном предпочитал компанию себя самого общению с остальными, и я благодарно посмотрел на Ривз, решившую мне помочь. Честно говоря, будучи самым младшим из нас четверых, я чувствовал себя кем-то вроде восторженного щенка, бегающего от одного к другому и тянущего зубами за штанину, чтобы с ним поиграли. Немного утрированно, конечно, но смысл-то всё равно один.
- Хорошо, – с широкой улыбкой киваю девушке, показывающей теперь мне тот же фокус, только в более медленном режиме, так, что возможно, наконец, разглядеть мелкие детали, так старательно до этого момента ускользавшие от меня. И, конечно, тот факт, что Атлас придумал этот трюк сам, не мог не восхитить. Интересно, сколько лет он уже практикуется в карточных фокусах? Было бы здорово узнать, хотя он, конечно, мне никогда этого не расскажет. Хотя Хенли вроде бы раньше работала с ним вместе, ассистенткой, а потом предпочла начать сольную карьеру, поэтому неудивительно, что она знает, в чём именно секрет этого фокуса. Я принимаю у неё колоду, тасую, немного неловко, но старательно – ничего страшного, позже я доведу движения до автоматизма, а сейчас главное – повторить сам принцип, пусть и медленно, зато верно. Очень осторожно, как будто колода могла взорваться у меня в пальцах, я повторяю увиденные движения и не могу сдержать улыбки, когда, наконец-то, получается, действительно получается.
- Вау, спасибо тебе огромное! – восторженности в моём голосе хватило бы на то, чтобы и мертвеца из могилы поднять. Тут же рассыпаю все карты по дивану, что, впрочем, уже не особо важно, но я всё равно принимаюсь их собирать обратно, чтобы повторить фокус ещё раз. И ещё. И столько раз, сколько потребуется.
- С ним сложно работать, да? – спрашиваю у Хенли, подцепляя пальцами карту, застрявшую между диванными подушками. Мы оба, конечно, прекрасно понимаем, кого я имею в виду. Впрочем, Дэниел выполняет всё настолько блестяще, так отдаётся работе, что ему простительно всё, даже очень заметная снисходительность по отношению ко мне. - Я бы хотел когда-нибудь стать таким же профессионалом, как он или ты, – признаюсь простодушно, не глядя на девушку. - Было бы очень круто.

Отредактировано Miles Upshur (2014-10-17 19:20:35)

+1

4

Не то что бы я искала себе союзников для дружбы против Атласа, тем более, присутствие Мерритта в нашей компании способно упростить эту задачу в одно мгновение - напротив, я просто знаю, каким Дэнни может быть, и не хотела бы, чтобы Джек получил сейчас ментальную пощечину от своего кумира. Меня с первых дней работы раздражала противоречивость его мыслей: на блеяние восторженных поклонниц он небрежно отвечал что-то в духе "я же волшебник, никто больше так не сможет", но стоило мне задать вопрос о технике исполнения фокуса, как он раздраженно заявлял, что это простейший трюк, и я просто невнимательна или не достаточно стараюсь. Сейчас я понимаю, что это должно быть лестно, что он так высоко меня ставил, предполагая, что я лучше и умнее, и способна разглядеть за его ловкими движениями все секреты, но тогда влюбленную девушку во мне это обижало. Впрочем, я сама до сих пор тайком наблюдаю за ним, когда он не видит, за его руками, лицом, невольно в голову лезут совершенно лишние воспоминания, отзываясь странным волнением где-то в груди. Я знаю, что это может быть, Мерритт понимает, но загадочно молчит, а остальным знать ничего не обязательно. Это все продлится всего лишь год, а потом, я думаю, нам предстоит вновь разбежаться в разные стороны, я вытерплю. 

Подмигиваю Джеку в ответ на его благодарный взгляд, пока Дэнни метнулся в комнату за курткой. Ловлю фокусника уже почти на пороге требованием выложить колоду из внутреннего кармана, напоминая про данный в инструкциях приказ "не высовываться и не привлекать к себе внимания". Тот выполняет неохотно, глубоко вздыхая и закатывая глаза. Порой, с ними я чувствую себя заботливой мамашей, а не верховной жрицей, как красиво описано на карте. В общем-то, уборка нашего скромного жилища и приготовление пищи так же лежат на моих хрупких женских плечах, так что, от поэтичного титула, присужденного мне теми, кто собрал нас вчетвером, одно название. Но я не жалуюсь, тешу себя мыслью, что все это временно. Широкая улыбка и блестящие восторгом глаза Джека подкупают, и я начинаю понимать, почему Дэнни с такой охотой красуется перед ним. Должно быть, я даже немножко завидую, но совсем недолго. То, что я могу оказаться полезной и научить юношу чему-то новому, доставляет мне действительно большое удовольствие.

- Не за что, - добродушно пожимаю плечами, мне не жалко. В конце концов, имею же я право на такую вот маленькую подленькую месть? К тому же, у Атласа не убудет, а парнишке в радость. Джек как благодарный ученик с энтузиазмом хватает карты и повторяет трюк довольно неплохо, чему я удивляюсь, ибо у меня при первых попытках повторить что-то за Дэнни карты шуршащим ворохом сыпались из рук. А Джек справился вполне ловко, и я волей-неволей отмечаю, что он пытается копировать стиль и манеру Дэнни. Впрочем, мои выводы были поспешны, потому что Уайлдер тут же повторил мой фирменный финал любого карточного трюка. Я смеюсь, помогая собирать ему карты. Не думала, что наше общение может оказаться таким непринужденным. Парнишка располагает своей открытостью и эмоциональностью, и я сама не замечаю, как поддерживаю разговор. - Мягко сказано, - произношу с усмешкой, хоть и не кривлю душой. Нет, я вовсе не хочу запугивать парня, но если он будет чувствовать поддержку со стороны, думаю, ему будет спокойнее. - Если хочешь, еще что-нибудь покажу, в свое время Дэнни многому меня учил, - предлагаю как-то невольно. Кажется, еще секунда, и я захочу его усыновить. И как угораздило его заняться мелким машенничеством? Ему совсем не идет амплуа плохого парня. - Правда, изяществом исполнения похвастаться не смогу, это немного не мой профиль, - с улыбкой тасую ту часть колоды, которую собрала, пока Джек выковыривает между подушек остальные карты. Конечно, Дэнни в восторге не будет, но и сказать - ничего не скажет, лишь начнет критиковать его технику и пенять на "учителя", что ж, это мне безразлично, тем более, я то вижу, что Уайлдер более чем способен довести любой трюк до совершенства не хуже Атласа. Но вот только Джек не так уверен в своих силах, что не кажется мне такой уж новостью - Ты себя недооцениваешь, - стараюсь вложить в свой голос как можно больше тепла, которого ему, должно быть, так не хватало по жизни. Конечно, мне приятны его слова, как и то, что он включает меня в список примеров для подражания, хотя, он делает это скорее из вежливости, но я не разделяю его точку зрения, о чем и хочу сейчас ему сказать. - Ты видел план? - задаю чисто риторический вопрос. Все они уже чуть ли не до запятой выучили этот план. - Трюки с картами на сцене, отвлечение копа, авария на мосту - те, кто нас собрал, уверены, что ты можешь быть лучше нас с Дэниелом вместе взятых, - говорю быстро, быть может, взволнованно, потому что Джеку действительно предстоит очень опасная миссия. - Только не вздумай сказать об этом Дэнни, а то он рванет исследовать морги в поисках усопшего, похожего на себя, - добавляю с беззлобной усмешкой. И все-таки, не могла не вставить какую-нибудь колкость. Похоже, вскоре, и Джек очень многое обо мне поймет, но радует одно, Атлас в этом плане слеп как крот или просто хочет таковым казаться. Неплохо бы отвлечься, пока у парня не возникло новых вопросов. Протягиваю ему карты, которые до сих пор держала в руках. - Попробуешь еще раз?

+1

5

[AVA]http://savepic.org/6237339.png[/AVA] wondering around like spare
time never knew it, I might
suck fizzle or I might just
float away.

С выступлениями Дэниела я познакомился сравнительно недавно, всего пару лет назад, и, пожалуй, именно они оказали на меня наибольшее влияние. Его обожала публика, любой, даже самый сложный, фокус удавался ему легко и просто, казалось, что он даже никаких особых усилий не прикладывает, что всё – именно так, как оно и должно быть. И мне, безусловно, хотелось стать похожим на него хоть немного, ведь такие фокусы – это именно то, ради чего стоит жить. Впрочем, карточные трюки мне не давались. Да, я мог выполнять их, но не хватало чего-то, какой-то искры, что ли, и всё выглядело слишком статично, механически, как у робота. Неидеально. И я был вынужден отказаться от этой идеи. Променять карточные трюки на другие, требующие тоже ловкости рук, но менее эффектные. И тогда я думал, что больше не вернусь к картам, что заниматься мелким мошенничеством куда более забавно, хоть я и не раз и не два получал от раздосадованных зрителей «на орехи». Ну и плевать.
Теплота Хенли в общении со мной подкупает, и мне хочется немедленно рассказать ей обо всех своих страхах, хоть немного поделиться тем, что так сильно меня грызёт день ото дня. Чем ближе время к моменту «икс», тем сильнее я нервничаю, не уверенный в том, что справлюсь с такой ответственной миссией, возложенной на меня. Честно говоря, когда я впервые детально прочитал план, то был просто шокирован тем, что такие важные миссии были возложены именно на меня. Значит, те, кто продумывали это всё, уверены в том, что у меня всё получится. Значит, они в меня верят, раз не выбрали того же Дэниела для инсценировки событий на мосту. Впрочем, роль остальных Всадников я ни капли не умалял – вряд ли бы план был исполнен без любого звена, коим являлся каждый из нас. Но всё-таки. Чёртово чувство неуверенности в себе, преследовавшее меня всю жизнь, вовсе не собиралось сдаваться так просто. Как и я сам.
- С радостью, – киваю девушке, обрадованный её предложением. Всё-таки я не фокусник, а больше мошенник, так что и трюки в моём багаже самые простенькие, ничего такого особо зрелищного, с чем обычно выступают на огромных сценах. А нам нужна зрелищность, ведь именно от неё зависит успех исполнения плана; «чем ближе вы смотрите, тем меньше вы видите». Пока фокусник говорит смотреть в одно место, настоящая магия происходит совсем в другом. Великий обман, ради которого придётся очень хорошо постараться. И многому научиться.
- Честно говоря, я не очень уверен, что справлюсь с этим всем. Особенно с аварией на мосту, – признаюсь честно. - Там главным фактором будут человеческие чувства, которые не позволят понять полицейскому, что он видит или даже прикасается к уже до взрыва умершему человеку. Но всё равно. До этого момента надо ещё уйти от всех полицейских машин.
Тасую снова колоду карт, больше не воспринимая их чем-то таким, удовольствия от работы с чем мне не понять. Аккуратно раскладываю их веером в руках, глядя куда-то сквозь них, потом снова поднимаю взгляд на Хенли, не удерживаясь от вопроса:
- А как ты поняла, что фокусы – это то, чем ты хочешь заниматься?
В конце концов, у каждого из Всадников явно своя, очень интересная история. И если к Мерритту или Дэниелу я с таким вопросом поостерёгся бы подходить, то Хенли выглядит вполне добродушно и вряд ли станет изводить меня издёвками за такую наивность. Думаю, я действительно мог бы ей довериться. Уже доверился, поделившись своим главным страхом – что не справлюсь теперь, и, боясь показаться излишне навязчивым или нытиком, осторожно перевожу разговор на саму девушку. Мне действительно интересно было бы послушать. Некоторые люди решают стать художниками, кто-то – программистом, кто-то – математиком, кто-то – учителем. Это, в принципе, понятно, обычно какие-то таланты проявляются уже в довольно юном возрасте. Но с фокусами, как я считал, всё было иначе. Это должно быть вполне уже осознанное решение, возможно, следование за мечтой всей своей жизни, как, например, было со мной. И я вертел сейчас карты в руках, мельком рассматривая яркие рисунки на них, время от времени поднимая взгляд на Хенли.

Отредактировано Miles Upshur (2014-10-17 19:20:29)

+1

6

Я всматриваюсь в лицо парня внимательно, с интересом. До этого момента я тоже наблюдала за ним, но как-то поверхностно, со стороны, мы почти не разговаривали. После изучения плана мое самолюбие было несколько уязвлено, я не могла понять, почему авария на мосту выпала на его долю. Но эта обида длилась недолго, мне стало любопытно наблюдать за его поведением, пытаться понять, почему именно его выбрали для этой миссии, но так и не смогла прийти ни к чему хоть малость логичному. Тем не менее, никаких негативных эмоций этот парнишка не вызывал и не может вызывать. В конце концов, если бы не он, трое крутых и опытных "волшебников" в итоге разошлись бы по домам, поцеловав закрытую дверь, за которой скрывались все инструкции, которым мы, в свою очередь, сейчас следуем. И я ни в коем случае не забываю об этом, но меня всерьез заботит то, что он совсем мальчишка, и дело даже не в возрасте, а в его поведении, словах, действиях, проявлении эмоций. Он сам не чувствует себя достаточно взрослым для той миссии, которая на него возложена. Он с энтузиазмом принимает мое предложение показать что-нибудь еще из репертуара фокусника, и я пытаюсь восстановить в памяти что-нибудь интересное. В своей программе я крайне редко использую карточные трюки, зачастую они содержат дополнительный реквизит вроде холодного оружия или воспламенителей. Но сейчас приходится выуживать из недр памяти уроки Дэниела, которые он давал мне куда охотнее, чем сегодня Джеку, желая поделиться новым изобретением и услышать от меня похвалу. Теперь ему это не надо, он избалован вниманием настолько, что восторженные возгласы одного человека не представляют собой никакого интереса, особенно, если речь идет о мужчине.  Пока я рассуждаю о роли Уайлдера в предстоящем приключении, на ум приходит один фокус, который мне очень нравился когда-то, но не успеваю я открыть рот, чтобы попросить для исполнения карты, как Джек вдруг сам подает голос. Его тон уже звучит не так весело и беззаботно, напротив, он печален и относительно серьезен и очень вяло пытается это скрыть.  Я выслушиваю его исповедь молча, не выражая никаких явных эмоций: ни жалости, ни напускного сочувствия. И когда он заканчивает свой монолог, единственное, что я могу - положить руку ему на плечо и заглянуть в глаза:

- Ты справишься, - произношу достаточно твердо. Я не знаю, откуда во мне эта уверенность, но я не сомневаюсь ни на секунду в своих словах. - Просто думай об этом поменьше и сосредоточься на деталях, - а вот и единственный ценный совет, который я могу ему дать. В таких делах, как аферы и преступления нельзя задумываться об этике и морали, иначе совесть в покое тебя точно не оставит, загрызет и не подавится. Выучившись в свое время на юриста, я нарушала закон неоднократно хотя бы тогда, когда принимала контрафактные посылки от своего славного знакомого контрабандиста. А вот во что мы впутывались с моей внезапной ассистенткой, я бы даже под пытками не рассказала своей новой компании. Что до Джека, то подозреваю, что он таскал кошельки только у мужчин и только достаточно состоятельных с виду. Пожалуй, у любого в нашей компании побольше грешков, чем за спиной у этого парня с непростой судьбой. И теперь ему придется врать, блефовать, нарушать закон и переступать через тех, чьи имена даны в инструкциях. Его страхи понятны и объяснимы, особенно это касается аварии, и тут я действительно пытаюсь его утешить: - Помни, мы будем рядом все время. Если что-то пойдет не так, мы подстрахуем, - не знаю, откуда взялось это "мы" и почему мне так просто его произносить, но почему-то я заявляю это так уверенно, как будто говорю только за себя.

Наконец, забираю карты из его рук и тасую их, как умею. Я не знаю, сколько у Дэнни колод, но его карты всегда новые, покрытые свежим пластиком, издающие характерный звук, когда слегка прогибаешь колоду пальцами правой руки и ловишь пеструю очередь ламинированной бумаги в ладонь левой. И все-таки Уайлдера, похоже, больше занимают разговоры, но я не против, улыбаюсь, вдруг вспомнив с его подачи, как все начиналось. Я не раз это делала, чтобы хоть как-то рассеять боль и обиду, следовавшие после, но сталкивалась только с диссонансом, который заставлял только еще больше думать о том, что де пошло не так и когда именно это начало происходить. Я перестаю тасовать карты, когда заговариваю, но я не собираюсь раскрывать перед ним всю свою историю:

- Примерно так же, как и ты, - пожимаю плечами, поднимая на него взгляд и сопровождая его легкой улыбкой. - Мой интерес к фокусам возник, когда я впервые увидела выступление Дэниела в Центральном парке, он предложил мне подработку в качестве его ассистентки, и я согласилась, - рассказываю кротко, пытаясь скрыть волнение и старательно избавляя свой рассказ от лишних эмоций. - А потом поняла, что просто не могу без этого жить, и когда наши с Атласом дороги разошлись, создала свое шоу, - что ж, вышло довольно сухо, зато верно. Я не хочу вдаваться в подробности событий шестилетней давности, которые так усердно пыталась забыть. Конечно, мне тоже было бы любопытно послушать его историю, но я не решаюсь задать вопрос. Я знаю, что Джек сирота, и мелкие карманные кражи, которыми он достаточно ухищренно промышлял, едва ли являются для него приятной темой для разговора. Но вот мое внимание вновь возвращается к картам, и я показываю очередной нехитрый трюк. Должно быть, Джек разочарован, но я не намерена восхищать его техникой, напротив, я хочу поделиться с ним одним из важнейших секретов Атласа. - Не так важно то, сколько разных фокусов ты знаешь, как то, сколькими способами можешь показать один, - вот он, главный постулат нашего гения. Он может показать пять фокусов подряд, и вы даже не догадаетесь, что он все это время использовал одну и ту же технику, меняя лишь внешний антураж. Фокусы - это тоже шоу, и они должны быть зрелищными. Я вновь протягиваю ему колоду для повторения и развития навыков. Я в шутку говорю, что он может считать это домашним заданием, а сама прошу повторить оба фокуса подряд. Едва ли это похоже на мастер-класс, но ведь девяносто процентов знаний впитываются благодаря самостоятельной работе.

+1

7

[AVA]http://savepic.org/6237339.png[/AVA] На самом деле, я сильно изменился с момента встречи с остальными Всадниками. Думаю, отчасти это было связано с тем, что раньше мне было не на кого ровняться, а с другой стороны – с самим планом. На первый взгляд он казался невыполнимым. На второй – тоже. На третий возникал вопрос, каким количеством наглости нужно обладать, чтобы провернуть эту крупнейшую аферу, разделённую на три акта. Одновременно было непонятно, почему неизвестные, собравшие всех вместе, выбрали именно нас, а не кого-либо ещё. Увидели потенциал? Но тогда они явно должны были наблюдать за каждым довольно долгое время. Да и план выглядел настолько продуманным, что создавалось впечатление, что на его разработку были потрачены не просто месяца, а целые годы. Тонкие психологические расчёты и схемы сложных фокусов. Иногда я задумывался над тем, кому вообще это могло понадобиться. Ведь, хоть мы и будем выглядеть в глазах полиции и ФБР ворами, себе мы не присвоим и цента из тех денег, что будем использовать в шоу. Честно говоря, ни в какое таинственное «Око» я не верил и надеялся только на то, что сумею унести ноги после того, как всё будет кончено. Веселье весельем, конечно, но прокуковать остаток жизни в тюрьме за мошенничество в особо крупных размерах мне явно не очень улыбалось. Почти уверен, что и остальные думали о том же. Мерритт так и вовсе высказывался в открытую.
Хенли, работавшая когда-то с Дэниелом, явно хорошо его изучила. Многие люди считают ассистенток просто красивым дополнением к основным фокусам, но нам-то прекрасно известно, что это не так, что у них – важная задача отвлекать публику от свершения истинного трюка, чтобы ничьи слишком внимательные глаза не заметили разворачивающегося прямо перед ними обмана. И, действительно, чем ближе вы смотрите, тем меньше вы видите. Впрочем, Атлас ещё и явно из той породы людей, которые остальных и в грош не ставят, желая лишь покрасоваться перед чужими восхищёнными взорами. Но, несмотря на это чёткое осознание, я всё равно не мог не восторгаться его фокусами, как будто в них было что-то магическое на подсознательном уровне, заставляющее запоминать.
Твёрдо прозвучавшие слова девушки вселяют в меня какую-то уверенность в своих силах, и я действительно немного даже воспрянул  духом, слушая их. Возможно, она говорит так сейчас просто для того, чтобы не расстроить меня окончательно, но мне действительно было нужно что-то такое, немного поддержки. И, кстати, когда я поделился своими страхами с кем-то вслух, признал их не только сам себе, то они стали мучить меня чуть меньше. Не могу сказать, что с души будто бы камень упал или что-то в этом роде, но будущее, накатывающее неотвратимо и неудержимо, стало пугать чуть меньше. И я даже мог бы рассмотреть вариант с тем, а вдруг у меня при аварии действительно всё получится…
Я киваю, глядя Хенли в глаза, потому что «спасибо» прозвучит тут избито и недостаточно искренне, а в этом всём я всегда был не особенно хорош – детдомовские ребята вообще странно выражают свои чувства и эмоции, предпочитая справляться со всем в одиночестве. И то, что я сейчас доверился кому-то, возможно, впервые в жизни – это важный шаг вперёд, и детский дом почти перестал маячить за плечами давящим призраком прошлого. Нет, там нас, конечно, не били и не издевались, но сам факт собственной какой-то неполноценности всё равно отягощал довольно прилично.
Внимательно слушаю краткий рассказ девушки. Заметно, что она старается не вспоминать о каких-то моментах прошлого, и я сам вовсе не собираюсь трясти её на этот предмет. Если не хочет рассказывать, значит, действительно было что-то не очень приятное, а я вполне могу довольствоваться и кратким пересказом тех событий. Получается, что у неё началось всё с Дэниела, уже в достаточно зрелом возрасте. У меня было немного так – всё детство я смотрел выступления, одержимый одной-единственной мечтой научиться делать так же. Думаю, это и стало той причиной, по которой меня никто не забрал в семью – мне даже это было не особенно интересно, желание научиться фокусам было больше похоже на одержимость, и я радостно ему сдавался, не собираясь даже получать никакое высшее образование после окончания старшей школы – меня вполне всё устраивало и так.
Я принимаю у Хенли колоду, глядя на тёмную ткань перчаток. Интересно, почему она всегда носит их? Ужасно хочется спросить, но и выглядеть докучающим её ребёнком не очень-то хочется, поэтому я решаю пока повременить с подобными расспросами.
- Не знаю, сколько времени уйдёт на тренировку, но, надеюсь, ты не против, – я воссоздаю в памяти все движения, пока тасую колоду. Если ты не обладаешь взглядом, цепким на всякие мелочи и детали, то тебе явно нечего делать тут, среди остальных Всадников – это я усвоил прекрасно, развивая в свободное время ещё и свою внимательность. Пока можно повторить второй фокус, который я тоже постарался запомнить, немного медленно, неловко, но старательно. Уйдёт время на то, чтобы отшлифовать движения, но я постараюсь. Обязательно.
- Я слышал, что ты в своих шоу чаще использовала эскапизм, чем карточные трюки. Интересно было бы попробовать что-то такое, хотя это всегда – огромный риск, – говорю девушке, чтобы она, возможно, рассказала о чём-то, что ей действительно нравится.

Отредактировано Miles Upshur (2014-10-17 19:20:23)

+1

8

Джек не задает лишних вопросов, и за это я ему благодарна. Мне не хотелось бы сейчас задевать болезненные воспоминания, которые и без того преследовали меня слишком долго. Хоть в чьем-то обществе в этом доме мне более или менее комфортно. Джек пытается повторить за мной показанные фокусы, и получается у него очень ловко, с каждым разом движения все увереннее. Что ж, он действительно хороший ученик. Видимо, Дэнни тоже рассмотрел в нем заметный потенциал, но едва ли он захотел бы быть превзойденным кем-либо. Впрочем, вряд ли Уайлдер преследует цель сдвинуть кого-либо из нас с его пьедестала. Зато, это, видимо, входит в планы тех, кто нас собрал. Честное слово, надо кинуть Мерритту вечером идейку придумать нашим благодетелям какие-то вымышленные кодовые имена или обозначить их каким-нибудь одним ёмким словом, которое будет удобнее употреблять, чем это бесконечное "те, кто нас собрал" и более определенное, чем жутковатое "они". Очевидно, обратив внимание на то, что развивать тему своей работы с Атласом я желанием не горю, Джек выбрал более безопасную тему - мою сольную карьеру. Мне приятно, что мои трюки производят такое яркое впечатление на моих зрителей и всерьез кажутся опасными и рискованными.

- Да, на рынке иллюзий крайне сложно чем-то действительно выделиться и оказаться востребованным, - пожимаю плечами. Когда долго работаешь в одной области и становишься профессионалом в ней, так или иначе перестаешь воспринимать свою деятельность как что-то из ряда вон выходящее. Кажется даже иногда, что собеседник смеется над тобой. Когда знаешь все секреты, все огрехи исполнения, минимальные несостыковки в чем-либо, начинает чудиться, что все и каждый всё увидели и разгадали все тайны. И все-таки, Уайлдер только слышал о моих шоу, но сам никогда на них не был, и едва ли понимает, что ему предстоит сделать нечто куда более опасное и рискованное. А наша миссия заключается в том, чтобы во всем ему помогать и подстраховывать.

***

- Давай сделаем это быстро, - говорю, оглядывая решительным взглядом одну из городских больниц. У меня был год, чтобы подготовиться к этому дню, но стоя здесь и зная, что мне предстоит, я понимаю, что все-таки не готова. И тем не менее, я не могу сказать об этом Джеку, он не виноват в моих страхах, и они никак не должны повлиять на исход операции. Слишком много уже пройдено, и на карту поставлено немало. Если я проиграю битву со своими фобиями, проиграем все мы. Закусываю губу и оглядываюсь на припаркованный напротив больницы фургон, за рулем которого сидит Дэнни. Он поднимает ладонь, как в кратком приветственном жесте, я же отвечаю сдержанной улыбкой. Он не знает, и никто не знает, я никому об этом не рассказывала, и, пожалуй, сильнее, чем покойников, боюсь только показаться слабой. - Ну что, ты готов? - спрашиваю нарочито бодро. Я знаю, что Джек волнуется, и ему требуется рядом друг, способный поддержать в любой момент, а не  дерганная истеричка. - Идем, - произношу с твердой решимостью, на этот раз сопровождая слова соответствующим действием. Мерритт неподалеку травит какие-то шутки в компании двух охранников и делает вид, что даже не замечает нас, пока мы заходим в холл больницы. Похоже, эта славная троица неплохо проводит время.

Я не люблю всякого рода больничные и оздоровительные учреждения в принципе, поэтому, когда в нос ударяет характерный запах, невольно морщусь. Хватит кривиться, неженка, в морге ароматы похуже будут. Следуя инструкции, присланной буквально вчера, сначала мы должны найти коморку уборщицы, чтобы нацепить больничные халаты, а после уже проследовать на цокольный этаж, где и находится "трупохранилище". Даже не хочется думать, как наши наставники искали покойника, похожего на Джека, но я искренне стараюсь верить в счастливое совпадение, ставшее результатом кропотливых поисков. Незаметно пробравшись в коморку, достаю из сумки два белых халата, аккуратно свернутых в полиэтиленовых чехлах. Один из них протягиваю Джеку, другой разворачиваю и надеваю поверх одежды сама. Для завершения своей дилетантской маскировки, цепляю на нос очки для чтения без диоптрий и собираю волосы в высокий небрежный хвост. Все происходит очень быстро, впопыхах. Я собираю чехлы от халатов и небрежно забрасываю их в сумку. Нам сегодня явно сопутствует удача, и мы не встречаем на пути к моргу никого из персонала, кто обратил бы на нас хоть какое-то внимание. Точно выверены часы, когда патологоанатом уходит на обед, и в нашем распоряжении полчаса.

- Ты первый, - произношу, глядя на табличку с надписью "морг". Мое лицо сосредоточено, и я прилагаю все усилия, чтобы никак не выдать какого-то панического страха, бушующего в груди. Я помню, как отец говорил мне, что бессмысленно бояться покойников, они ничего мне не сделают, а вот живых иногда стоит опасаться. И умом я понимаю, что он был прав, но то, что внутри меня, не подчиняется сознанию. - Ты помнишь номер ячейки? - задаю глупый и бессмысленный вопрос. Конечно он помнит. За взломанной парнем дверью оказывается небольшой предбанник, оборудованный как своеобразный кабинет, а дверь в морг оказалась прикрыта, но не заперта. Когда мы входим в просторное холодное помещение, в нос ударяет резкий приторный запах тухлятины, перебиваемый парами спирта и формалина. Этот гремучий коктейль ароматов подгоняет к горлу неприятный комок, и я с трудом борюсь с приступом тошноты. Прикрываю нос рукавом, стараясь дышать через ткань больничного халата, не могу сказать, что спасает, но все же лучше, чем в самом начале.

+2

9

[AVA]http://savepic.org/6237339.png[/AVA] Разве кто-то вообще любит больницы? А морги при больницах? Вряд ли. Даже, наверное, сами патологоанатомы и врачи не испытывают особых положительных эмоций от очередной смерти – это их работа, не более того. У остальных же людей от одного слова «морг» бежал неприятный холодок по коже, и я абсолютно не мог их в этом винить, так как сам относился к их же числу, невольно поёживаясь от мысли, что именно придётся сделать в слишком уж ближайшем будущем. Да, у нас был год на то, чтобы подготовить эту операцию, и я, хоть и переживал, но прекрасно понимал, что провала допустить не могу – иначе вся инсценировка собственной смерти полетит коту под хвост, и план, собравший нас вчетвером, вряд ли сможет быть исполнен. Кто-то должен был это сделать, чтобы открыть потом сейф, и это оказался я – то ли по воле случая, то ли по каким-то таинственным соображениям того, кто за этим всем стоял. Честно говоря, мне очень хотелось бы с ним встретиться, узнать, существует ли «Око» на самом деле, или всё это – просто банальный развод, чтобы заставить нас работать якобы во имя великой цели, на добровольных началах? Нет, я не боялся, но и в тюрьму попадать в своём чересчур юном возрасте не хотел – срок за совершённое нами светил приличный, и, думаю, агенты из ФБР были бы очень рады защёлкнуть на наших запястьях наручники.
Впрочем, всё это было пустое и ненужное на данный момент, и только отвлекало от основной цели сегодняшнего дня – достать тот труп, который должен вполне успешно изобразить моё мёртвое тело, пострадавшее во время аварии на мосту, а потом исчезнувшее в сильном взрыве перевёрнутой машины. Я немного нервно поправляю белый халат, служащий для минимального отвлечения внимания от нас, а потом морщусь, когда захожу в сам морг. И дело даже не в отвратительном запахе, который забирается в нос и заставляет хотеть расчихаться тут во весь голос, а в самой атмосфере эдакого мрачного спокойствия. Мертвенно мрачного, я бы сказал, но сейчас не было времени на подобные каламбуры, и я лишь киваю Хенли, стараясь сильно не бледнеть или зеленеть от одного нахождения здесь. Причём это же – только начало, но я старался убедить себя в том, что одновременно и самая неприятная часть задания. Нельзя убедить всех в том, что ты мёртв, пока сам не побываешь в эдаком мёртвом царстве. Так, Джек, никаких каламбуров.
—Ты как? – не очень уверенно интересуюсь я у Хенли, выглядевшей, честно говоря, не очень – мы могли бы соревноваться в том, кто из нас больше позеленел от нахождения в морге. Я стараюсь отвлечься на работу, подходя к нужной ячейке и взламывая и её несложный замок, отнявший у меня всего-то пару секунд. Да, неудивительно, что тут такая хреновая система безопасности – ну кому придёт в голову красть труп? А если работники промышляют чем-то тёмным, то у них в любом случае есть ключи, рассеянно думаю я, хватаясь за ручку ячейки и делая глубокий вдох перед тем, как её открыть. Внутри я, собственно, ничего такого не увидел – абсолютная темнота, которую почти не разогнал свет дешёвых и тусклых ламп на потолке, поэтому я, поколебавшись пару секунд, хватаюсь за железную полку и с силой выдвигаю на себя, не давая возможности передумать или затормозить. Оставалось только порадоваться тому, что он был в чёрном пакете, абсолютно непрозрачном, и я задерживаю дыхание, уговаривая себя к нему прикоснуться, чтобы переложить на стоявшую неподалёку каталку. Вдох-выдох, давай, Джек, ты сможешь, ты зашёл так далеко не для того, чтобы спасовать перед каким-то покойником, да? Он ведь тебя не укусит. Крепко сцепив зубы, я осторожно подхватываю мёртвое тело, снимая его с полки и осторожно укладывая на каталку, желая лишь избавиться от него побыстрее. Но, чёрт, мне же ещё потом в машину его усаживать – остальные явно откажутся делать что-то подобное.
—Ладно, давай поскорее с этим закончим, – бормочу я Хенли, интуитивно старательно пытаясь отыскать на её лице признаки того, что ей сейчас также не по себе, как и мне. Ну, по крайней мере, здесь мы почти закончили, осталось только с непроницаемыми лицами вытащить эту каталку через чёрный вход, пока Мерритт отвлекает внимание охранников от происходящего. Схема больницы была изучена нами до мельчайших подробностей, и я крепко сжал ручки каталки, с трудом её разворачивая, чтобы убраться из морга как можно быстрее. Хоть все трупы лежали в ячейках, всё равно было очень не по себе, как будто они могли в любой момент воскреснуть и наброситься на нас, как в сериале про ходячих мертвецов. Перестань уже, а то сейчас вообще начнёшь рыдать, как девчонка.
Ривз я пропустил вперёд, чтобы она, если что, сообщила мне о чём-то неладном, пока я вожусь с трудноуправляемой каталкой, прикрывая за собой дверь морга. Да, будут отпечатки. Да, их сверят по базе ФБР. Но кому какая разница будет, если Джек Уайлдер будет официально признан мёртвым? Правильно, никому и никакой, поэтому-то я даже и не думаю надеть перчатки или хотя бы протереть дверную ручку после того, как снова смазано хватаюсь за неё рукой, закрывая дверь. Теперь главное – чтобы к нам никто не пристал по пути до машины, иначе придётся… Ну, варианты того, что придётся, были настолько разнообразны, что я лишь ухмыляюсь краем губ, на секунду даже забывая о том, что именно я только что стащил из морга.

Отредактировано Miles Upshur (2014-10-17 19:21:30)

+1

10

Сомнения. Пожалуй, никого из нашей четверки они не покидают ни на секунду, каждый думает, анализирует, сомневается, никто не может сказать с абсолютной уверенностью, что в наш идеальный продуманный до последней мелочи план в следующую секунду предательски не вмешаются обстоятельства. И я уверена, такие опасения возникают не только в моем женском сознании, они проскальзывают в неровном шорохе карт в руках Дэниела, в лукавом взгляде Мерритта, в неуверенных движениях Джека… Быть может, я преувеличиваю, но я, как и все остальные участники нашего рискованного проекта, не решаюсь затронуть эту тему, даже наедине с кем-то. Нам не стоит сбивать друг друга, даже если все мы думаем об одном и том же. Пусть эта хрупкая мнимая коллективная уверенность, что все пройдет как по маслу, и дальше подпитывает каждого из нас изнутри. Почему-то только вступив вглубь помещения, я понимаю, насколько далеко мы зашли. Казалось бы, мы ограбили банк в центре Парижа, сняли миллионы с личных счетов Артура Тресслера, мы объявлены в международный розыск, за нами по пятам следуют неуклюжий коп и разоблачитель фокусов, но это все казалось мне захватывающей игрой, поводом для веселья, восторга и эйфории от того, как ловко у нас получается все то, что предлагает нам план, как точны корректировки, которые кто-то подбрасывает нам. Но сейчас, здесь, я буквально кожей ощущаю, насколько все это серьезно и масштабно. Мы вчетвером балансируем на краю пропасти, и, стоит совершить промах кому-то одному, за ним следом посыпятся все. Я стою на пороге холодного помещения, а от запахов ком встает в горле. Вероятно, цветом я сравнялась со светло-зеленым цветом двери, в ручку которой вцепилась как в родную, так как Джек интересуется моим самочувствием. Сейчас ни в коем случае нельзя проявлять слабость, он должен чувствовать поддержку напарника, а не размышлять, помещусь ли я  на каталке рядом с трупом.

–  Я в порядке, – киваю, пытаясь изобразить на лице некое подобие улыбки. Теперь неплохо бы поверить самой себе. Джек направляется к нужной ячейке и выкатывает ее из шкафа. Запах не изменился, и это радует, если в этой ситуации вообще может что-то радовать. Оборачиваюсь назад и прислушиваюсь, вроде все тихо, шагов в коридоре не слышно. –  Тебе помочь? – спрашиваю у Джека почему-то шепотом, но парень справляется и без моей помощи, ловко перекатывая тело с полки на каталку. Либо он тренировался, либо мы чего-то о нем не знаем. Я впечатленно приподнимаю брови, на какое-то время даже забыв про омерзительный запах. Когда каталка оказывается у двери, где я стою, останавливаю Джека. Надо убедиться, что работники морга ничего не перемешали и не перепутали. Преодолевая отвращение и смертельный ужас, разрываю черный пакет с одной стороны. Могу себе представить, как жутко чувствует себя Уайлдер, глядя на парня, так чертовски похожего на него самого. В мешке оказывается молодой красивый брюнет. Если бы не землисто-белый цвет кожи, можно было бы подумать, что он спит. Я вижу, как от этого не по себе Джеку, поэтому спешу закрыть края мешка и накрыть простыней, взятой из стопки рядом со входом. –  Извини. Я должна была убедиться, – произношу тихо, поправляя края таким образом, чтобы черный мешок не было видно под простыней. Выхожу из помещения первая, и едва ли не нос к носу сталкиваюсь с мужчиной в белом халате. Сердце падает в пятки, я замираю, плотно закрыв за собой дверь и намертво вцепившись в ручку. Мужчина отрывается от своего планшета с прикрепленными к нему бумажками, окидывает меня рассеянным взглядом и, видимо, не обнаружив для себя ничего интересного, поворачивает налево, вновь уткнувшись в свои бумажки. Я выдыхаю, только сейчас осознав, что увидеть бледную испуганную женщину рядом с моргом – вовсе не экзотика. Те, кто приходит на опознание родных и близких едва ли выглядят как-то иначе. Дожидаюсь, когда мужчина скроется из виду, и открываю дверь, выпуская Джека. - –  Все чисто, выходи, – стараюсь говорить максимально спокойно, хоть сердце до сих пор и колотится как невменяемое.

Мы направляемся к черному входу по извилистым коридорам больницы. Чем меньше людей нас увидит, тем лучше. Жаль, что в этой больнице морг расположен так неудобно, и придется проходить через хирургическое отделение. Я иду чуть впереди, следуя инструкциям. Мы не должны выглядеть так, будто мы знакомы, чтобы, в случае, если Джек попадется, я могла позвать на подмогу Мерритта. Мы поворачиваем за угол и едва успеваем сделать пару шагов, как дверь одного из врачебных кабинетов открывается, оттуда выходят двое мужчин, которые останавливаются на пороге, продолжая какую-то увлекательную беседу с тем, кто остался внутри. Я судорожно оглядываюсь по сторонам. Нельзя, чтобы нас заметили, ведь, если поднимут шум и успеют перехватить нас с трупом, то весь наш план полетит к чертям. Взгляд натыкается на бумажку в пластиковом кармане рядом с одним из кабинетов «Реанимация. Стивен Джонсон. Кома, 6 недель».

–  Вернись за угол, – произношу шепотом, жестами показывая, что Джеку необходимо сделать. –  Доверься мне, – все так же шепчу, прекрасно понимая, что парень напротив хочет побыстрее добраться до выхода, а не ступать назад. Пока Джек делает то, что я говорю, а доктора еще увлечены беседой, я незаметно проскальзываю в запримеченную палату. В просторной комнате находится всего одна кровать, на которой лежит мужчина лет сорока, окруженный всевозможными пикающими и мигающими приборами и капельницами. Я подхожу чуть ближе. Мне откровенно страшно, но я знаю, что нужно сделать, но это так рискованно, не хотелось бы ставить под удар жизнь другого человека. Но у нас слишком мало времени, а врачи вот, прям рядом, за дверью. Я подхожу к кровати и слегка меняю регулятор поступления жидкости из капельницы. Показатели приборов изменились, и я тут же нажимаю кнопку вызова специалистов, расположенную над кроватью и поднимаю максимальный шум. Спустя каких-нибудь несколько секунд в палате оказывается толпа людей в белых одеждах, окруживших мужчину со всех сторон. Мне внимания практически не уделили, так как ничего более или менее внятного я не произносила. Сейчас мне остается надеяться, что Джек воспользуется моментом и прошмыгнет к черному входу, пока я отвлекаю всех, кого только могу. Впрочем, пока на меня не обращают ровным счетом никакого внимания, правильно будет и самой потихоньку смыться.

+1

11

архив в связи с удалением игрока(-ов)

0


Вы здесь » SEMPITERNAL » Архив игры » once I wanted to be the greatest


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC