SEMPITERNAL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » pain that brings pleasure


pain that brings pleasure

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

лучшая готовая книга №о1 сезона "Осень '14"
по мнению читателей

http://savepic.net/4647640.png

http://savepic.ru/6019361.jpg

Rammstein - Ich tu dir weh
Fleur - Жертва
She wants revenge - Written in blood

Morgana

Alpha

-Why don't you just kill me?
-You shouldn't forget the importance of entertainment.
(c) "Funny Games"

Отредактировано Alpha (2014-09-27 19:04:51)

+3

2

Если вдруг замучили тебя
Шорохи ночные в тишине
Лучше помолись, ведь это я,
Это я уже иду к тебе

[Агата Кристи - Секрет]


   Какие у неё всё же изящные руки. Нам всем доставляет невероятное удовольствие наблюдать, как её тонкие бледные пальцы подносят к губам чашку кофе, как алые губы прикасаются к белоснежному фарфору… Мы тихо посмеиваемся, сами так и не сделав ни единого глотка. Да, я взял чашку чая и какой-то причудливо размазанный по тарелке десерт, просто для приличия, что бы не вызывать лишних подозрений, но мне сейчас не до них, я не хочу пить, и есть тоже не хочу. Я слишком занят наблюдением за ней. И предвкушением. Она даже не заметит меня, я специально выбрал место так, чтобы не бросаться в глаза, чтобы не привлекать внимания, и лишь контролировать процесс. Я должен убедиться, что она примет яд перед тем, как мы начнем. Иначе ничего не выйдет. И я доволен – мы все довольны, потому что она покорно вливает в себя сотворённое мной зелье, даже и не догадываясь, что кому-то могло прийти в голову нечто подобное. Ведь это всё на грани фантастики. Почти нереально. На такое способен только настоящий псих. Псих, внимательный к мелочам и любящий непростые задания.

   Если бы я раньше не встречался со всякого рода чудаками, и не бы одним из них, я бы решил, что этот мистер Грасси рехнулся, и все его бандюги-помощнички вместе с ним. Я впервые видел такого серьезного дяденьку таким испуганным и растерянным. Ах да, он слишком стар, у него слабое сердце, которое еле выдержало встречи с чем-то новым и неопознанным. Какая-то девка помахала руками и он чуть не описался от страха. Я еле удерживал в себе тех 15 остряков, что предлагали очень весёлые шутки на этот счёт, но с мафиози не шутят даже такие как мы. Не то что бы я боюсь, но так будет проще, и меньше трупов. Ведь они чуть что - сразу достают свои Глоки, а я этого не люблю.  Никто из нас не любит.
   Этот «дон Карлеоне» конечно же, слишком серьезный человек что бы быть голословным – он предъявил мне записи с камер наблюдения, запечатлевших конфликт.  Он рассказал мне всё что нужно, и дал команду «Просто убей.»  Я попросил у него запись, пояснив, что это может помочь мне в поиске. На самом деле, я просто представил, какая веселуха начнется, если это увидит кто либо ещё , и решил, что лучше такому материалу быть со мной. Сохраннее? Надёжнее? Хм… Просто мне нравится самому создавать веселуху, а не смотреть на то, как что-то такое происходит без моего участия, выходит из под  моего контроля. И вообще, есть у меня парочка дружков, которые готовы сами этой ведьме кости переломать, узнай они, как она неосторожно спалилась перед простыми смертными. Именно к ним я и обратился за помощью с простым и совершенно адекватным вопросом: «Ребят, а вы случайно не знаете, как убить ведьму?». Не,  на самом деле всё было не совсем так, но очень близко к тому. А ребята добрые, отзывчивые и общительные – особенно, если не задавать им дурацких вопросов типа «А правда, что вы сверкаете как кристаллы Сваровски» ? О-о, я однажды спросил, чуть не сожрали заживо. Мой список людей и нелюдей с которыми лучше не шутить резко пополнился. Ребята, кстати, сказали, что с ведьмами тоже шутить не стоит. Но я всё же рискну.

   Она допивает кофе, расплачивается за ужин и выходит из ресторана.  Мне очень хочется узнать у неё, зачем она пьёт кофе на ночь, и я может  быть даже спрошу, чуть позже. В любом случае, меня радует мысль о том, что она будет бодра и полна энергии во время нашей с ней беседы.
Как там её звали? Это сейчас имеет значение меньше всего. Я знаю, что все её имена  наверняка не настоящие , а документы поддельные. Она ничего не знала о камерах, и возможно даже не поняла, как сильно попала. Она решила, что будет достаточно просто сменить имя и место жительства, а всё остальное, если понадобится, сделает её магия. Ведь какая разница, кто там тебе угрожает, когда ты можешь щелчком пальцев превратить неприятеля в крысу? М-м, не знаю, так ли оно работает, но тем не менее – она чувствует полную вседозволенность. Только её магии больше с ней нет.  Всего на парочку часов, правда, но мне этого времени хватит.

   Работа, проделанная мной и приятелями, что перешептываясь в моей голове подсказывали интересные, но очень противоречивые идеи, была тяжела и кропотлива. Правда, самое сложное – представить, как и чем Грасси будет со мной расплачиваться. Как минимум, он должен будет приползти ко мне голышом  на четвереньках  и вылизывать мне пятки всё время , пока его шестёрки будут ввозить в моё скромное убежище тележки наполненные деньгами.  Это минимальная плата, на которую я согласен, и эта мысль беспокоит меня очень сильно.  Я проделал бесценную работу,  я практически сам совершил волшебство. Что мне с собой делать-то , с таким гениальным?  Никто не в силах предложить мне такую сумму денег, которая будет равносильна моей работе. Путь был длинным, но я нашел не только её саму, но и способ лишить её сил на время. Не спрашивайте, сколько странных источников мне пришлось изучить, к скольким людям пришлось втереться в доверие, скольких убить\соблазнить\запугать\подкупить и так далее, что бы  всё вышло.  Я прекрасно развлёкся, но это было только начало – в результате, в  моих руках был старинный рецепт, который, по словам клыкастых дружков  был «совершенно недейственным».  То есть,  он конечно же действенный, но есть очень много нюансов - слишком сложно достать ингредиенты, слишком сильный запах и характерный вкус, который любая уважающая себя ведьма различит сразу же и примет все необходимые меры. Этот рецепт был забыт много столетий назад, а сейчас про существование ведьм обычные смертные уже и позабыли. Только вот клыкастые ребята меня недооценили – раз китайцы научились готовить курицу со вкусом рыбы и рыбу со вкусом клубничного варенья, разве я не в силах усовершенствовать формулу эликсира, с моими –то познаниями в химии? Просто дайте мне и ребяткам время, мы даже жвачку изобретём с этой отравой , если понадобится. Новый Орбит «Ведьмино пойло». Но в данном случае это было совсем не обязательно  - достаточно было создать зелье, чей вкус и запах сможет замаскировать обычный кофе. Я наблюдал за девушкой некоторое время и заметил, что она этот напиток очень любит.

   Чёрт побери, как же она соблазнительно покачивает бёдрами. Плестись за ней следом одно удовольствие, и я бы был согласен ходить так часами, просто что бы наслаждаться видом. Но работа есть работа, и я знаю, что совсем скоро наша прогулка закончится. Но я не расстраиваюсь – потом ведь будет ещё интереснее. Ещё лучше.
Жаркий летний вечер так и уговаривает на прогулку – поэтому не удивительно, что она решила добраться до дома пешком. Такие как она не боятся темных подворотен и хулиганов.  Очень зря. Я ведь продумал всё до мелочей, в том числе и небольшую весёлую заварушку прямо около её дома. Дворы таких домов, как её, всегда очень просторные и ухоженные, но от этого не менее тёмные и безлюдные по ночам...

   О, и это определённо буду не я.  Нет, нет, как такое вообще можно было подумать? Разве я полезу в открытый конфликт с ведьмой, не убедившись, что после всех внесённых мной изменений старинный рецепт не утратил своих свойств? А может быть, он был бредом шизофреника с самого начала?  О-ох, какое это неприятное чувство, когда часть личностей в твоей голове нервничают и паникуют, а другая злится на них и переходит на крик. Что, если ничего не вышло? Что, если я всё это делал зря?! Чёрт, чёрт, заткнитесь все!!  Нет другого способа узнать это, мы сейчас всё сами увидим. Мальчики, просто наберитесь терпения.  Умоляю вас.

   Подставные разбойнички были наняты как раз для того, что бы взять удар на себя. Вот они и появляются, в лучших традициях жанра, сопровождая свой эффектный выход словами: «Эй, киска, не поздновато ли ходить одной?» Они очень быстро оказываются намного ближе, чем ей хотелось бы. Они говорят что-то ещё,  но ей явно не до этого. Сейчас надо действовать, сейчас самое время дать им отпор, благо никого больше рядом нет, а о моём присутствии в непосредственной близости она и не догадывается. Если и существовала у неё какая-то особая ведьминская интуиция, то она была отключена ещё в ресторане.
Теперь остается лишь наблюдать – если мой план провалился, мальчики возьмут удар на себя и героически падут в бою с ведьмой.  Если же я всё сделал правильно, … ей скоро понадобится моя помощь.

Отредактировано Alpha (2014-07-26 19:47:04)

+3

3

Прошло столько лет, Моргана, а ты до сих пор не научилась быть осторожной, осмотрительной, даже невидимой, когда дело касается чего-то поистине серьезного. Посчитай, как давно ты здесь? Сколько людей ты повидала за свою довольно долгосрочную жизнь? Сбилась уже, да? Меня это даже не удивляет.
Столько веков... столько лет... твоя кожа не потеряла белизны, но разум затмился. Ты устала и ты отравлена собственной гордыней, которая так и не покинула тебя с тех пор, как тебя убили, а затем вновь вернули к жизни. Ты решила, что ты лишь марионетка и позволила себе абсолютно все утехи, что были чужды столь волшебным созданиям, променяв магию своей души на билет, ведущий прямо в руки к алчным и мерзким созданиям — людям. Очнись, Моргана! Очнись же!
Эээ, нет, нет, нет. Не вздумай пить кофе! Это же так вредит... Хотя, кому я это говорю? Бессмертной Жрице Старой Религии? И оставь этот кексик в покое, забыла про свои лишние сантиметры? Ах вот оно что! Ты решила съесть все разом, а потом пойти на прогулку? Ну да, вечер — это самое лучшее время для прогулки! Идеально, черт возьми!
Мне кажется, или ты окончательно потеряла бдительность? Ночь — идеальное время для тех, кто совсем недавно узнал кое-что интересное про самого влиятельного человека этой страны. Глупая Моргана. Думаешь, тебя уже не ищут? Думаешь, тебя не найдут? Я уверяю, ты уже на крючке и... совсем чуть-чуть... один неправильный шажок. И металл пронзит твою голову насквозь. Да, хватит лишь пули. И никакого клинка, закаленного огнем дракона не нужно. Осталось только словить тебя. А затем кровожадно уничтожить. Вместе с той самой частичкой магии, что все еще поддерживает жизнь в твоем теле, к сожалению, не наделенном мозгами. Подумай только, сколько таких как ты осталось на Земле? Пять? Четыре? А может быть ты одна единственная? И никто из них не придет тебе на помощь только лишь потому что ты ввязалась в ту судьбоносную драку, обличив свои способности. Ты. Показала. Свое. Истинное. Лицо. И за тебя отдадут огромную, невиданную доселе цену. Кажется, в 1812 ты уже промахнулась точно таким же образом, да? Лихо тогда тебя занесло в Сибирь, ведь только там ты могла найти укрытие. Все почему? Потому что в таких густых лесах тебя никто и не решился бы искать, своя жизнь дороже. Хочешь вновь вернуться туда? Вновь почувствовать ревущий внутри тебя страх? Ха-ха-ха! Никогда не забуду, как ты забралась на дерево, чтобы укрыться от медведя! Вот умора то была!

Моргана медленно опустила чашку с бодрящим напитком на блюдце и вытерла губы. Прикосновение к самой себе казалось таким неестественным, будто собственные пальцы касались чьего-то чужого тела. Окинув взглядом стоящие рядом столики, ведьма опустила глаза и уставилась на чашку. Идеально алый цвет помады, оставшийся на ее краях, был словно сигналом о том, что возможно что-то может пойти не так. Нечто внутри терзало душу Морганы, кричало, билось, толкалось, задевая сердце, которое сбивалось с ритма, то пугливо останавливаясь, то вскакивая и бросаясь куда-то вперед. Единственное, что успокаивало девушку, одиноко сидящую за столиком, — музыка. Well, you can cry me a river, сry me a river, I cried a river over you... Моргане так хотелось влиться в эту томящую волну мелодии, раствориться в ней. Однако, время поджимало. Что-то внутри ведьмы вновь дало о себе знать и требовало немедленно покинуть это заведение, истошно крича "Помоги мне! Помоги мне! Я умираю!". Моргана уже не раз слышала этот голос. Такой детский, иногда игриво хихикающий или наоборот ругающийся. Но таких слов она точно не ожидала от своего внутреннего "я", и, сбросив все волнение на усталость, молча побрела к выходу, ненароком даже забыв рассчитаться.
Холодный воздух ударил в лицо, пронзая сознание и заставляя его вновь очнуться. Точно так же разбивается лед. Судя по всему, то место действительно действовало каким-то пьянящим и утомляющим образом. Решив никогда больше сюда не возвращаться, ведьма зашагала по направлению к зданию, что находилось в трех кварталах отсюда. Прогулка — лучший способ избавиться от бессонницы. Продолжая надеяться, что добродушная женщина, что сдавала ей квартиру, не будет волноваться за "свою дочурку" (так она называла свою клиентку, несмотря на то, что прошло так мало времени с их знакомства) и не кинется на поиски, подключив к ним полицию и парочку пожарных машин. И все же, Моргана была крайне рада тому, что ни капли не постарела. Кто знает, вдруг вместе с морщинами приходит еще парочка бонусов вроде невыносимой ворчливости и паникерства? Моргана усмехнулась и, продолжая ход, с любопытством начала разглядывать постройки и дома, окружавшие ее. В ночной тьме они казались монстрами с огромным количеством горящих глаз. Ведьме трудно было привыкнуть к современной архитектуре. Как бы она ни старалась выбирать места с наибольшим количеством привычных ей замков и устаревших лачужек, все равно, городские чудовища следовали за ней везде, временами раздражая и, дада, пугая. Быть может потому, что каждый из этих домиков был жильем для маленькой доброй семьи? Для папы, мамы, детишек. Завидовала ли им Моргана, кто знает. Но она определенно скучала без чьего-либо присутствия в своей жизни. Она привыкла разговаривать сама с собой, гордиться самой собой, в конце концов, любить только себя. И никого больше. То тепло, что она могла бы отдавать близкому человеку, она отпускала, теряла, выбрасывала в ближайшую урну, считая это бесполезным даром, ведь самый главный у нее уже есть — магия. Но как магия продолжала жить без этого тепла, в совершенно пустом, бесчувственном теле, непонятно. Ведьма и правда стала марионеткой. Но чьей? А вдруг магия однажды покинет ее, оставив записку на столе с одним единственным словом "Прощай", что тогда?
Как же все это было тяжело. Давило тяжелым грузом на плечи. А сердце все таяло... Таяло...

Ты и правда устала. Ты хочешь обыкновенной любви. Или даже страсти. Хочешь ощущать близость, жар, даже похоть. Но тебе нельзя. Ведь именно то, чего ты так желаешь, может привести к тотальной ошибке, а затем, к смерти. Чего ты хочешь больше, глупая? Наслаждения? Или боли? Не стоит доверять тем, кого знаешь лучше, чем саму себя. Стоп, а так вообще может быть?

Тук-тук-тук. Ведьма продолжала идти, уже совсем не думая о том, как выглядит дорога, облака, звезды. Ей хотелось скорее закутаться в одеяло, выпить теплого молока и забыть про свои мысли, что приносили столько обиды. Она злилась на ту долю, что выпала ей. Ее уже ни капли не прельщал тот факт, что она расплачивается своими чувствами за то чудо, таящееся внутри нее. Моргана уже пыталась однажды "вынуть" это "создание" из себя. За что была жестоко наказана этим маленьким милым котеночком. Оно защищало себя, какая бы ни была опасность, будь то разбойники, маньяки... сама Моргана. Наконец ведьма пришла к ответу: она — оболочка и марионетка собственной магической силы. И избавиться от этого невозможно. А тот, кто совершит этот чудесный поступок, определенно, будет достоин медали.
— Эй, киска, не поздновато ли ходить одной? — хитрый и мерзкий голос прозвучал за спиной ведьмы словно гонг. Моргана выдохнула, прикрыла глаза и, словно совершив танцевальный разворот, произнесла:
— Ох и зря вы это, мальчики. Мама не учила, что ночью нужно делать баиньки, а не гонять старушек по улицам? — добавив в голос как можно больше "сладких" нот, девушка с удивлением подметила, как молодые люди изменились в лице.

Ну что, действуем по старому плану? Сначала укладываем каждого, а затем по капельке зелья, что лишает памяти? Или эти обкуренные ребята и без этого на следующий день все забудут? Эй, Моргана, ну хватит вести с ними беседу! У них ведь наверняка есть пистолеты и они в два счета тебя пристрелят! Ну вот, опять нотации, началось.

— Премного извиняюсь, господа, но я с большим сожалением вынуждена откланяться. — ухмылка так и не сходила с лица ведьмы. Что уж не говори, а она всегда любила чувствовать превосходство над жалкими людьми. Ух, пришло время веселья!
Вскинув руку, Моргана направила ее на одного из приятелей-смельчаков и... ничего. Глаза ведьмы не вспыхнули огнем, как это было всегда. И противник даже не шелохнулся! Черт!
— Посмотрите на нее, парни. Эй, детка, ты что, в театральных спектаклях участвуешь? "Смотрите, я ведьма и сейчас вот-вот отправлю вас на тот свет!" — дико прогоготал мужчина, скрывавшийся в темноте.
Нет. Магия никогда не подводила. Может, это сон? Сон, в котором заветная мечта исполнилась так не вовремя? Но почему же не получается проснуться?
Моргана откинулась на стену и издала беззвучный крик.
Это невозможно.
Но что остается? Бежать? Бежать, словно испуганный кролик? Даже сама мысль о бегстве приносила отвращение и ужас. Ведь когда враг за твоей спиной — это самое худшее. Попытаться поговорить с ними? Ну уж нет, ведьма была абсолютно не готова к тому, чтобы раскрывать рот.
— Видимо, чудо меня уже не спасет.

Отредактировано Morgana (2014-07-10 02:58:37)

+3

4

Who`s the kid? Who`s the mother?
We`re all as lost as each other
Who`s a killer? Who`s a lover?
I can`t tell the one from the other

[The Real Tuesday Weld - Save me]


   Сколько грации, сколько изящества. Разворот, колкие фразочки, взмах руками и... и всё. Всё! Ничего не произошло! Я ликую как ребёнок, которому родители подарили игрушечную железную дорогу. Только в моём случае всё намного круче - мне подарили ведьму.
Как мне сладко видеть её беспомощность! Она откидывается к стене, вне себя от гнева и отчаяния, а я просто счастлив. Моя команда жмет друг другу руки, утирает слёзы радости и всячески высказывает свой восторг. Теперь всё будет намного проще.

   Быстрым движением я запихиваю конверт с гонораром разбойников в щель мусорного бака, за которым я прятался, а затем неторопливо появляюсь из темноты, изображая простого такого парня, что идёт себе мирно домой с работы и никого не трогает. Торопиться мне действительно некуда - я разрешил ребятам делать с девушкой почти всё, что захотят, пока я не появлюсь, и мне даже хочется, что бы они успели накинуться на неё, как голодные звери, и пустить в ход свои похотливые рученки. Это мне только на пользу - прекрасный принц, пришедший на помощь, будет светиться на их фоне как бриллиант.
Вскоре я оказываюсь в достаточной близости что бы заметить происходящее. Моя реакция не заставляет себя ждать.
-Эй! Отойдите от неё! - гаркаю я как можно грознее. Ребята обращают на меня внимание, один отходит от ведьмы и мерзко ухмыляется, доставая из кармана ножичек. Только вот я не собираюсь с ним драться, это совсем не обязательно и опасно для успеха дела. Если допустить моё войско до драки, парочкой красивых приёмов дело не закончится - удержать маньяков, жаждущих крови, будет через чур сложно. А ведьме вряд ли понравиться смотреть на то, как я копаюсь в  чужих кишках, даже не смотря на то, что это делалось ради её спасения. Поэтому, мне достаточно достать пистолет из кобуры на поясе, удачно скрытой пиджаком.
-Хочешь проверить мою меткость? - спокойно интересуюсь я, прицеливаясь. Этого достаточно для того, что бы хулиганы резко поменяли свои планы на вечер и разбежались, как тараканы. Через какое-то время они, правда, снова вернуться сюда, что бы забрать "вкусняшку" из мусорного бака.

   А что дальше? Так и не убрав пистолет, я кидаю взгляд на девушку - она выглядит испуганной, но, неоспоримо, видит во мне своё спасение, и предполагает, что причинять ей вред я вроде как не собираюсь. Всё это длится считанные секунды, она и осознать не успевает происходящего, а я уже навожу пистолет на неё и нажимаю на курок, чуть позже любуясь аккуратной дырочкой между глаз и очаровательным багряно-красным месивом на стене за её головой.  Быстро, холодно, расчетливо. Девушка медленно сползает вниз по стене, и взгляд её красивых глаз не выражает ничего. Моя работа сделана. Осталось лишь прислать дону Грасси доказательства выполненного заказа и придумать наконец размер своего гонорара.
Таким план был изначально.

   Только вот, сами понимаете, когда в твоей голове рой из пятидесяти неугомонных личностей, есть некая вероятность того, что план будет видоизменяться много сотен раз и обрастать всё новыми подробностями. По первоначальной задумке, в сцене "спасение красавицы от чудовищ" должен был играть Курт Тотенгрэбер, хладнокровный киллер без грамма эмоций. Эта машина не различает, кто перед ней - красивая девушка, ребёнок, дряхлая старушка или ветеран войны, эта машина не знает жалости или сочувствия, но в то же время, не видит смысла и лишний раз издеваться над жертвой. Курт просто выполняет заказы, для этого он и был создан.  Всё было бы идеально, если бы он действительно сделал то, что должен, но согласитесь, это так скучно! Как ни прискорбно, эмоции часто побеждают разум, а в моём случае это были ещё и очень противоречивые эмоции. Курта быстро вытеснили со сцены два вечных антагониста - Бобби и Джек. Обоим девушка сильно приглянулась, и у обоих были на неё свои планы.  Конечно, были и другие желающие познакомиться с ней - кому-то хотелось исполосовать её лицо узорами шрамов, кому-то - затащить в подворотню потемнее и попросту изнасиловать, у других идеи были подружелюбнее, но всех их эти двое растолкали локтями. О чёрт, если бы они все могли убивать друг друга, в моей голове уже давно произошла бы кровавая бойня, в результате которой остался бы только один, или двое. Иногда мне кажется, я был бы рад такому раскладу.

   Итак, Бобби : этому любителю обтягивающих кожаных штанов, дешевого виски и жесткого секса очень хотелось познакомиться  с жертвой как можно ближе. Бобби хотел мучить её, сколько душе угодно, придумывая всё новые и новые виды развлечений. Джек Девис же испытывал к ней иной интерес - он хотел задать ей несколько вопросов, а быть может даже очень много. Кто такой Джек? Бывший коп, уволенный за неподчинение начальству, который хоть и кажется суровым парнем, на деле строг, но справедлив. Потому его и турнули - случайно стал свидетелем вопиющей несправедливости, и вопреки приказу, молчать не стал. Джек - сильный и надежный. Человек, которому доверяешь, не смотря на то, каким суровым и жестким он может быть, если того потребует ситуация. Женщины и дети почему-то сразу видят в этом небритом типе своего ангела-хранителя, а люди "с грешком" боятся его как огня. Иногда мне кажется, что если бы когда-то давно Тофер Бринк по приказу клиента, которому надо было найти похищенного сына, не загрузил в мою голову Джека Девиса, убийств, совершенных нами всеми, было бы раза в три больше. А может, мы бы не выдержали, и убили сами себя. Джек Дэвис обладал невероятными дарами - самообладанием, сознательностью, спокойствием - и он раздавал их по крупице всем остальным своим "братьям". Только вот Бобби воротил нос от подобных подарков.

   Я чувствовал, и чувствую до сих пор, как эти две частички меня толкаются и отпихивают друг друга, стараясь взять управление телом на себя. Я - табула раса, чистый лист, белое блюдо, на которое они выкладывают, что хотят. Одному подавай стейк с кровью, другому яблочный пирог, но чего хочу сам я? Кто из них, чёрт побери я... Я так много раз задавался этим вопросом, что уже устал. Покорно вздыхая, я в очередной раз плыву по теченью. В этот раз контроль надо мной берёт Джек, но это все лишь потому, что Бобби играл в поддавки. На этом этапе с задачей куда лучше справится именно Девис,но это совсем не значит, что позже Бобби не вернётся снова, когда убедительный и отважный полицейский уже сыграет свою часть спектакля.

   Короче говоря, я не стал стрелять в девушку, хотя стоило бы. Вместо этого, выждав пока хулиганы скроются, я убрал пистолет обратно в кобуру на поясе и подошел к ней поближе. Не знаю, заметила ли она, что мой голос немного изменился в тот момент, когда я задал ей вопрос:
-Вы в порядке?
Это уже был далеко не тот грозный бас Тотенгрэбера - мой голос стал мягче, приятнее. Понятное дело, девушка вряд ли уделила подобной мелочи внимание, ей сейчас было не до того.
-Наверное вы здесь совсем недавно, раз гуляете по таким районам в одиночку ночью, - высказываю я своё придуманное на ходу предположение. - Хоть район и приличный, но шпаны ошивается немало, и это всем известно.
Я пожимаю плечами, наконец разрешая себе чуть внимательнее осмотреть девушку.
-Позвольте проводить вас до дома. Не хочу, что бы с вами ещё что-нибудь плохое случилось.
"Без моего ведома."

Отредактировано Alpha (2014-07-26 19:47:49)

+3

5

Proclaim enternal victory
Come on and change the cause of history
And pull us through
And pull us through

Muse – Apocalypse Please


Невозможно было представить, сколько вопросов сейчас крутилось в голове ведьмы. Она всю жизнь боролась за справедливость, за собственную справедливость, но всегда получала вместо награды — пинки и подзатыльники от Госпожи Судьбы. За что, черт возьми? Плата за невообразимую удачу, что следовала всю жизнь за Морганой, но вдруг покинула ее?
Впервые ведьму посетил такой вопрос: «А что случится, если прекратить сопротивление? Прекратить идти против ветра, отбросив гнев, печали, редкую радость, и просто плыть по течению? Что же будет тогда?». Даже сейчас, находясь окруженной стайкой ублюдков, она пыталась придумать какой-либо план борьбы, возможно, даже отступления или бегства (к черту гордость, сейчас ведь гораздо важнее нечто другое). Но что если просто взять и примириться со всем происходящим вокруг дерьмом? Хотя, черт возьми, Моргана пыталась сделать это уже десятки раз за свою долгую жизнь! Она кидалась на поля военных сражений, мечтая о смерти. Причем неважно какой. От клинка, пули, разорвавшейся бомбы, чего угодно. Лишь бы почувствовать боль. Пускай это была бы боль от утраты собственной жизни.
Пережив столько битв, революций, войн, Моргана ни разу не была на грани смерти. Что за наказание, черт побери! Даровав вечную молодость, магическую способность, как можно было отнять самое главное? Жизнь.
Как несправедлив порой бывает Создатель. Тот самый Создатель, что породил Землю, живых существ и самих людей. Он-то, оказывается, любитель жестокости и зрелищ, не правда ли? Моргана сейчас как никогда хотела бы заглянуть ему в глаза и спросить, к чему нужны были эти людские жертвы? Забавно, наверное, наблюдать, как проливается кровь тех, кто этого не заслужил. И кроме этого, создавать любимчиков, наделяя их частичкой собственного волшебства. Ох, если бы это волшебство могло спасти Моргану.
О, как же хотелось сейчас зарыдать, закричать, зарычать, бороться с собственной беспомощностью, рассекая воздух ногтями. Но сил не было даже на это.
Один из разбойников медленно прикоснулся к бледной коже ведьмы, словно боясь обжечься, а затем резко сцепил пальцы и потянул к себе. Он не был напуган, он возжелал эту женщину, зная, что ему не помешает даже сам заказчик этого происшествия. И он понял, что и девушка не стремится ему помешать. Ее зрачки лишь едва шелохнулись, а тело вдруг стало фарфоровым, как у кукол, что она когда-то коллекционировала, ведя свою спокойную жизнь во Франции. Какими красивыми были эти создания, их стеклянные глаза и невинный шорох платьев... Время их жизни остановилось.
Моргана почувствовала прикосновения к себе и других "голодных псов", затем гулкий рык животного, что остервенело исследовало ее тело. Вслед за магией, Моргану покинуло, кажется, и сознание. Эх, знали бы они, что она могла сделать с ними, не исчезни ее способность так не вовремя. Ироничная усмешка коснулась губ ведьмы, что до сих пор терпела на себе жадные истязания. Она даже и представить не могла, что это только начало и впереди ее ждут куда большие мучения.
— Эй! Отойдите от нее!
Чужой голос громыхнул посреди пустынной темной улицы словно взрыв, эхом проносясь в сознании людей, что были так заняты переосмыслением своей жизни. Разбойники тут же отпрянули от девушки, которая едва стоя на ногах, вновь оперлась на стену и глубоко вздохнула. Чудо все-таки явилось. Однако, немного поздновато. Моргана слегка провела по нежной коже шеи и почувствовала теплую жидкость, стекающую к ключицам. Глянув сперва на пальцы, что были покрыты кровью, а затем на человека, чей силуэт так бережно скрывала тьма, ведьма приготовилась бежать. Однако, она так и не успела сделать хотя бы один маленький шажок. Все произошло слишком быстро. Едва лишь только что появившаяся фигура достала пистолет, окружавшие ведьму ублюдки, кинулись подальше с места происшествия, даже ни сказав ведьме ни слова. Странно. Обычно те, кого Моргана хоть каким-либо образом "огорчала", оставляли некие фразочки вроде "Ты еще поплатишься" или "Расплата настигнет тебя", но эти ребята и взглянуть на нее забыли. Таким ли страшным показался им мужчина, пришедший ей на помощь, или что-то тут определенно не так?
Ах да, "ведьмино чудо", кстати продолжал стоять на своем месте, даже не моргнув и... Моргана увидела дуло, что было одновременно так далеко от нее и так близко. Взгляд мужчины прожигал, убивал еще больше, чем чей-либо еще. А пистолет в стократ способствовал тому, чтобы вновь ввести ведьму в состояние паралича. Она старалась не сделать ни шагу, лишь вглядывалась в маленькую черную дырочку, из которой могла прийти ее смерть.
Однако, как только шаги удаляющихся разбойников стихли, незнакомец убрал оружие и вышел из тени. Едва лишь он сделал шаг навстречу свету, исходившему от фонаря, выражение его лица резко сменилось. Моргана могла поспорить, что секунду назад цвет его глаз был светло-серым, а затем резко сменился на карий. Орлиный взор ведьмы ничто не могло обмануть, но на этот раз она сослалась на плохое самочувствие и отбросила эту мысль, но не свои подозрения о том, что человек, стоявший напротив нее, таит в себе много странностей. Однако, ведь именно он только что спас ее жизнь. Чертовское везение, не правда ли? Лишившись возможности использовать магию, что-то все равно пришло ведьме на помощь. Что-то пугающее... Создавалось ощущение, что она находится в окружении не одного человека, а, определенно, нескольких. Но это невозможно!
— Вы в порядке? — мягкий голос светловолосого незнакомца развеял панику, что вселилась в сознание Морганы, и даже привел в чувство. Ведьма хоть и натянуто, но улыбнулась спасителю, и робко отошла от стены, пытаясь хоть как-то заставить свои ноги двигаться. Что не говори, но даже на войне ведьма чувствовала себя гораздо лучше. Быть может, потому что держала в руках меч и была уверена в своих силах?
Да, в эту секунду ей действительно стало жаль, что магия покинула ее. Ей стало жаль, что она с таким невежеством пыталась "выгнать" ее прочь из собственного тела. Дар, данный ей, нельзя было воспринимать с таким гневом, недовольством и отвращением. Создатель решил ее проучить? Вовремя, ничего не скажешь.
— Наверное вы здесь совсем недавно, раз гуляете по таким районам в одиночку ночью.  Хоть район и приличный, но шпаны ошивается немало, и это всем известно.
Моргана с ухмылкой отметила про себя, как вкрадчиво и в то же время забавно звучат слова мужчины. И откуда он только узнал о том, что Моргана здесь совсем недавно? Немного помедлив с ответом, она устремила взгляд в другую сторону, опасаясь вновь заглядывать в глаза своему спасителю.
— Эм... Просто получилась немного затяжная прогулка. Хотела полюбоваться ночными видами, да и идти здесь совсем недалеко. Встречный вопрос к Вам, что же Вы делаете в столь поздний час здесь? На супер-героя, что следит за жизнями таких глупых женщин, как я, Вы не очень-то похожи. — девушка явно чувствует на себе пристальный взгляд незнакомца. Однако, это уже нисколько не пугает ее, скорее наоборот, зарождает доверие.
Позвольте проводить вас до дома. Не хочу, что бы с вами ещё что-нибудь плохое случилось.
Глубоко вздохнув и слегка улыбнувшись мужчине, Моргана сделала пару шагов в сторону дороги, что вела к ее дому, в надежде, что все плохое уже позади и стоит хотя бы немного отдохнуть в компании такого удивительного человека. Ее до сих пор интересовали некоторые вопросы, но она решила отложить их до поры до времени, полагая, что времени на беседу у них еще хватит.

Определенно хватит, верно?

Отредактировано Morgana (2014-07-16 00:36:13)

+2

6


   Меня удивляет её спокойствие. Другая на её месте кричала бы, билась в истерике, но эта девушка почти даже не сопротивлялась хулиганам. Почему? Смирилась со своей судьбой, или так огорчена пропажей магии, что не видит смысла в жизни без неё? Не знаю, но чувствую, что она спокойна лишь снаружи, а в голове носятся тревожные мысли. Ах, девочка просто привыкла быть сильной. Привыкла терпеть боль, привыкла сжимать зубы и молчать. Наверное, она многое уже пережила. Но сколько ещё предстоит...
   Надо сказать, определённое чутье у неё всё-таки осталось. Она боится меня, и сначала и смотрит с подозрением, но вскоре успокаивается, решая, что я не причиню ей зла. Отвечает спокойно, делая вид, что всё хорошо, и совершенно игнорируя вопрос:"Вы в порядке?". А я ведь уже вижу, что это не совсем так - кто-то из этих идиотов умудрился ранить девушку. Вот же... Я же просил, никаких увечий, только запугать, ну и полапать немного... Нет, им надо было поступить по-своему! И они за это поплатятся, все до деиного. После того, как я закончу с ней, будет прекрасный повод ещё немного повеселиться. Что ж, если подумать хорошенько,  ранение ведьмы мне только  на руку.
-Ну что вы, это не глупость - просто непредусмотрительность. Но видите, всё закончилось хорошо. А в следующий раз вы будете  аккуратнее и не станете гулять по ночам, ведь верно? - я подхожу ближе, улыбаясь той самой улыбкой Джека Дэвиса, которая каким-то чудесным образом обманывает людей, заставляя их доверять нам.
-Я просто шел с работы, - продолжаю я, пожимая плечами. Да, с работы, поздно ночью, в костюме и с пистолетом. И нет, я не Джеймс Бонд, но явно что-то в этом роде. По "легенде", записанной в мою голову, после увольнения из полиции Джек работал частным детективом, но я с уверенностью заявляю, что мой Джек Дэвис мог быть кем-нибудь и покруче.
-И я живу здесь неподалеку, - добавляю я, указывая рукой в сторону того самого двора, в котором проживает моя "клиентка".  - А насчет супер-героя вы зря так, быть может у меня костюм Супермена или Бэтмена под пиджаком, откуда вам знать. Питер Паркер тоже не особо похож на героя, но это не мешает ему ползать по стенам и спасать девушек от хулиганов.
Я усмехаюсь, вспоминая героев из комиксов, которых моя милая собеседница наверняка вообще не знает. Тем не менее, я на все её вопросы ответил, и теперь самое время заметить царапину.
-Эти ублюдки ранили вас, - с негодованием произносит Дэвис и подходит ещё ближе, что бы рассмотреть порез, - Ничего страшного, к счастью. Тем более, у меня в машине аптечка, и нам с вами, кажется, по пути.
После этих слов мы вместе отправляемся вперёд, из тёмной подворотни в просторный двор, в котором я не так давно припарковал свой автомобиль. Не мой, то есть, но это уже не имеет значения. Все пятьдесят личностей ликуют, но главный из моих демонов всё ещё сидит тихо, понимая, что его время не пришло. Осталось совсем чуть-чуть, просто надо сменить декорации.

   Я открываю багажник, совершенно не боясь того, что девушка заметит что-нибудь "не такое". Там только коробка для пикника да пара складных стульев, эти предметы вряд ли вызовут  у кого-либо ужас, по крайней мере если не знать, для каких целей они предназначены. И аптечка, аптечка тоже тут, конечно же. Её содержимое тоже покажется весьма миловидным и безобидным любому, кто знает меня плохо. То есть, почти каждому.
-Возьмите вот это, - говорю я, покопавшись немного в аптечке и найдя там пузырёк с таблетками, с виду очень похожими на какую-нибудь обыкновенную валерьянку. Я протягиваю девушке одну таблетку и смотрю ей в глаза , будто бы пытаясь разгадать, о чем она сейчас думает и доверяет ли мне, - Вы взволнованы, это поможет чуть-чуть успокоится.
Джек Дэвис совсем не похож на убийцу, киллера или серийного маньяка. По словам ведьмы, на супер-героя он не похож тоже, но тем не менее, Дэвис - доблестный блюстителя порядка, и в этом его призвание, в этом суть программы, записанной в мою голову. Пользуясь его личностью, мне совсем не сложно произвести впечатление добренького, и поэтому я точно знаю - она возьмёт таблетку. А потом я продолжу копаться в аптечке в поисках бинта и перекиси, исключительно для виду.  Они мне  больше не понадобятся, потому что совсем скоро девушку начнет клонить в сон, она не сможет больше держаться на ногах, а я, как настоящий джентльмен, не дам ей упасть. И загружу её в багажник, предварительно переложив на сиденья два стула и корзинку с принадлежностями для романтического ужина. Да, я тот ещё романтик.

место действия, вид снаружи

http://sf.uploads.ru/tTXR7.jpg

Мне ничего не стоило просто достать нож и искромсать свою жертву на лоскуты ещё тогда, всё в той же подворотне. Карл Уильям Крафт, моё бывшее настоящее "Я", которое  так и не удалось стереть из моей головы, хотело именно этого. Карла легко распознать - когда он приходит, на моём лице появляется выражение истинного безумия, которое ни с чем не перепутать. Эту гримасу прекрасно дополняют мелкие брызги крови, которые окропляют его моё лицо в тот момент, когда Карл разукрашивает красным очередную жертву. В общем, вы уже поняли - было очень много разных, но по-своему простых и легких способов избавиться от ведьмы, быстро, грубо и без лишних сюсюканий, но мне хотелось иного. Кому-то из нас хотелось иного. Кто-то из нас выбрал невероятно живописное место для свидания, и сейчас мы отправлялись именно туда. Был ли это Бобби, любить мучить своих жертв долго, красиво и с выдумкой, или Роберт, безобидный художник с обострённым чувством прекрасного? А может, некое слияние характеров и личностей, назовём его Робби, например. Некое "среднее арифметическое", которое всё так же жаждет мучить и истязать, но подходит к процессу с львиной долей театральности.

   Мы выбрали это место не спроста - заброшенный склеп посреди леса вдалеке от города мало кто посещает. Тут никто не услышит крики и не сможет нам помешать, а если вдруг и появятся какие-нибудь ещё ценители прекрасного,или же представители готической субкультуры, решившие полюбоваться на старинный склеп, им... мягко говоря, не поздоровится. Мы очень не любим, когда нас отвлекают.
   В лесу тихо и спокойно, а в подвальном этаже склепа ещё и весьма прохладно, хоть и пахнет сыростью. Затащить сюда бездыханное тело было не очень легко,так так по узкой винтовой лестнице и  в одиночку спустится сложно, если не хочешь переломать костей. Джек настаивал на аккуратном обращении с бездыханной девушкой, но Бобби отмахивался и уверял, что тело всё равно ничего не чувствует, так что можно и побить немного об углы да поржавевшие железные ступени. В результате, справившись с задачей, мы кинули тело, (уже связанное по рукам и ногам, а так же с завязанными глазами),  в угол склепа, и принялись к украшению помещения. Пока здесь был только стол, роль которого любезно согласилось исполнить достаточно высокое для таких целей надгробие, и обломок мутного зеркала, вообще непонятно что забывший в этих местах. Я нашел его чуть ранее возле склепа и затащил сюда, решив, что для декораций пригодится.
...

   Когда девушка начала шевелиться, она уже была любезно посажена мной на стул прямо перед праздничным столом. Я сидел напротив, дожидаясь, пока она проснётся и не стараясь разбудить нарочно - нам доставляло удовольствие наблюдать за ней и представлять, какой будет её реакция, когда она придет в себя.
-Наша Спящая Красавица наконец проснулась, -произнёс я, любуясь на неё, и ласково спросил, - Как тебе спалось?
Она меня ещё не видит, но слышит гулкие шаги - я подхожу ближе и опускаюсь на корточки рядом с ней.
-Прости, мне пришлось завязать тебе глаза, что бы ты не увидела мой сюрприз раньше времени. Я люблю сюрпризы, а ты? Уверен, тебе понравится. - я резко срываю с неё повязку, и первое что девушка видит - своё отражение в мутном зеркале, и тени от свечей, пляшущие на её лице. Отблески огней, отражающиеся в моих сумасшедших глазах.
На надгробии перед ней стоит подсвечник с тремя свечами, два бокала, наполненные вином, и блюдо с диким виноградом и какими-то терпкими ягодами. В этом чудном месте много насекомых, и потому не странно, что на гору ягод уже вскарабкался паук, с любопытством изучая изменившуюся обстановку - совсем недавно здесь не было никакого , а теперь разворачивается такое чудесное действо...
Свечи не только на столе - ими усыпан весь склеп, как будто упавшими с неба звёздочками, которые рано или поздно умрут здесь, в царстве покоя и мрака. Что там, мы все когда-нибудь умрём, просто кто-то совсем скоро, а кому-то ещё жить да жить.
-Тебе нравится здесь? -спрашиваю я, аккуратно поднося руку к её лицу, и убираю прядь волос, упавшую на щеку. Какая нежная кожа, мне нравится прикасаться к ней, и с чего бы мне останавливаться? Кто мне запретит? Я снова провожу рукой по её щеке, и мои губы изгибаются в счастливой улыбке. Она так прекрасна, что я сейчас расплачусь от переизбытка чувств.

Отредактировано Alpha (2014-07-27 00:56:19)

+2

7

Das Leben läuft vorbei
Der Wind er trägt ihn fort
Den Traum aus der Vergangenheit
Verloren wird die Seele
Wenn Zweisamkeit zerbricht
Prinzessin meiner Ewigkeit

Жизнь проносится,
Ветер уносит
Мечту из прошлого.
Душа теряется,
Когда совместное одиночество разрушает,
Принцесса моей вечности

Heimataerde – Eins Sein (Быть вместе)


Вещества, что оказались в теле ведьмы благодаря незнакомцу, словно друг за другом дополняли себя, сплетались в страстном танце, образовывали квинтэссенцию, с каждым разом заставляющую Моргану еще глубже проникать в свое сознание в поисках ответов, решений своих проблем. В поисках новых ощущений, в конце концов. И на этот раз снотворное, что так хитро было подано ей, подействовало самым невероятнейшим образом - вероятно, даже "спаситель" ведьмы не знал, что творилось сейчас в ее голове, пока он спокойно следовал по дороге к своему таинственному местечку. Несмотря на свой сон девушка ощущала этот запах сырости, что так сильно напоминал ей запах смерти. Время застыло здесь. Но оно никогда не молчало. Оно томилось, скучая по людям, ведь только над людьми оно имело власть. Однако, власть в этом месте находилась в руках мужчины, чьи глаза горели словно пламя. Он был вне себя от счастья, он ликовал, торжествовал, спешил скорее разделаться со своей жертвой. Ведь он так любил овладевать людьми всякими изощренными способами. Чертов ублюдок.
Да, тело девушки спало, но не ее сознание. Она ощущала и понимала все, что происходит, словно видела ситуацию со стороны, как зритель. Моргана была восхищена и в то же время возмущена, ведь она понимала, что как только она вернется свое материальное состояние ее ждет...

...

http://sd.uploads.ru/t/1CjSQ.jpg

Сильные руки грубо, но в то же время нежно водят по моему лицу. Каждое прикосновение сладко отдает где-то внутри, заставляя меня закусить губу и робко поднять взгляд на мужчину. Как он великолепен в этой темноте, что тянется в этой комнате, словно дымка. Этот вожделенный и похотливый взгляд пугает, но и притягивает. Я хочу прикоснуться к нему, слегка провести пальцами по коже на ключицах, по пересохшим губам и выступающим на руках венам. Я протягиваю к нему руки, желая обнять, но мужчина вдруг цепляется мертвой хваткой за мои хрупкие запястья и в одно мгновение на них оказывается холодный металл. Наручники. Нельзя сказать, что я удивлена. Я не успеваю сделать что-либо, как вдруг он толкает меня к стене и прижимает к ней. Стена кажется такой холодной по сравнению с его абсолютно раскаленным телом. Потрясающе. Я словно нахожусь между огнем и льдом. К счастью, мои ладони свободны и я без промедления начинаю исследовать его каменный торс, иногда впиваясь в него острыми ногтями, словно проверяя на прочность. Ох, мне очень мешает его рубашка. Я тянусь к пуговицам, но мужчина грубо отводит мои руки от себя и приближается к губам, в то же время пристально вглядываясь в мои глаза. Что же он пытается рассмотреть? Хоть каплю совести? Или скромности? Видимо, разочаровавшись в своем "поиске", мужчина со злостью (?) упирается коленом между моих ног, наказывая или, наоборот, поощряя? Не удержавшись, я издаю тихий стон и закрываю глаза от удовольствия. Мой "хозяин" победно расхохотался, глядя как я не тороплюсь открывать глаза. Видимо, он счел, что мне они сегодня не нужны - и поэтому теперь мое лицо украшает кружевная черная повязка. Как только мой взор погружается в полнейшую тьму, все остальные чувства словно проснулись от глубокого сна. Я вдруг почувствовала, с каким на самом деле желанием он смотрит на меня; услышала его тяжелое, похотливое дыхание. Божественен. Я хочу его. Прямо сейчас и прямо здесь на холодном полу. Но почему он не торопится поцеловать меня? Я неуклюже тянусь вперед, но вокруг будто не было никого. Он исчез? В груди снова что-то начинает трястись, то ли от злобы, то ли от страха. Я перестаю дышать, и кажется вот-вот потеряю сознание от нехватки воздуха.
Проходит несколько секунд, но они кажутся вечностью. И вот наконец он нападет на меня, как голодное животное. С рыком впивается в губы, кусая их и принося невыносимое удовольствие. Он дарует мне новую жизнь, и я жадно глотаю воздух сквозь поцелуй, чувствуя, как на моих глазах проступают слезы. Я не успеваю почувствовать сладость его губ, а он уже спускается вниз, к шее, покрывая ее поцелуями. Как бы я не пыталась держать рот закрытым, сквозь него все равно прорывается стон, полный желания. Мужчина снова довольно хмыкает, поднимает голову и слегка касается своими губами моих. Меньше, чем на секунду. Затем отрывается и вновь впивается в них. Как это невыносимо.
Я хватаю его за рубашку, делаю пару шагов, отводя от стены и опрокидываю на стол. Он послушно ложится на него и хохочет, наблюдая за тем, как я наугад вожу по его телу в поисках пуговиц. И наконец ткань его рубашки бессильно падает на стол, открывая гладкую и нежную кожу. Я по-хозяйски ложусь на мужчину и касаюсь губами груди. Запах великолепного парфюма еще больше сводит меня с ума и я уже не целую, а кусаю, продвигаясь все ниже и ниже. Едва мои губы оказываются возле ремня, даже он не сдерживает себя и вновь рычит словно зверь. Схватив меня за плечи, притягивая к себе, мужчина опускается на пол и с бешенством стягивает с меня сначала пиджак...
Затем брюки и рубашка тоже летят в сторону...
Я чувствую удары хлыста и запах дорогой кожи...
Чувствую его внутри себя...
Его запах, его стон...
Не оставь от меня ничего, слышишь?

Моргана медленно открыла глаза и ошарашенно пыталась оглядеть окружающую ее обстановку. Ее окружала темнота, точно такая же, как и в ее сне, последствия которого до сих пор заставляли ее сердце бешено биться, словно вылетая из груди. Dreams come true?
Вернувшись в реальность после такого сна, она чувствовала себя некомфортно, странно и не могла толком вспомнить, что же случилось перед тем, как она тут оказалась. Ах да. Сначала хулиганы, исчезновение ее магических сил, затем незнакомый мужчина, что спас ее... Загадочная таблетка. Таблетка. Снотворное, черт возьми. Вот же урод!
Постепенно приходя в себя, ведьма начала пробовать сдвинуть руку или ногу, однако, все было бесполезно. Тело казалось настолько свинцовым, что даже поднять голову было непостижимым заданием. Видимо, препарат до сих пор продолжал действовать. Ярость вспыхнула в груди девушки. Она не знала, что делать, но точно знала, что ей нужно попытаться воспользоваться магией. Невозможно описать, как она обычно вызывала ее, но как бы то ни было, попытки Морганы были бесполезны. Она дважды почувствовала себя бессильным животным, загнанным в угол.
— Наша Спящая Красавица наконец проснулась. Как тебе спалось?
Моргана вскинула голову на голос, что обратился к ней, однако, оставила его слова без ответа. Слишком много чести. Пускай попробует заставить ее заговорить. Она уже догадывалась, что здесь ее наконец настигнет смерть, однако, даже если и так, умирать, оставив свою гордость, она не хотела.
Прости, мне пришлось завязать тебе глаза, что бы ты не увидела мой сюрприз раньше времени. Я люблю сюрпризы, а ты? Уверен, тебе понравится.
Внезапно повязка слетает с глаз ведьмы, заставляя ее морщиться от света, пусть это и был лишь свет, исходивший от свечей. На удивление, вся комната была уставлена ими.
— Боже, как "романтично"! — с сарказмом подумала про себя ведьма и даже слегка ухмыльнулась. Движение своего же лица вдруг заставило ее обратить внимание на зеркало, что так невинно расположилось напротив.
Между зеркалом и ведьмой будто пронеслась волна ненависти. Моргана терпеть не могла смотреть на саму себя, а сейчас, глядя в свое отражение, она с еще большим отвращением отметила, что выглядит в разы хуже обычного. Глаза окружали синие круги, волосы неопрятно падали на грудь, а алая помада едва ли испарилась, превращая губы девушки в губы мертвеца. Хороший сюрприз, ничего не скажешь. Отметив так же, что кроме незнакомца здесь были еще и насекомые, особенно пауки, Моргана в конец расстроилась.
— Тебе нравится здесь?
Ведьма смерила мужчину уничтожающим взглядом и вновь опустила глаза на зеркало. Лучше уж смотреть на свое ужасное отражение, нежели на этого ублюдка, от присутствия которого рядом с собой хотелось взвыть.
Однако, едва незнакомец коснулся своей рукой кожи ведьмы, ее щеки вспыхнули. Моргана отшатнулась.
Она всеми силами надеялась на то, что ее сон не станет реальностью.
Или же наоборот?

+2

8

I want to hold you close
Skin pressed against me tight
Lie still, and close your eyes girl
So lovely, it feels so right

I want to hold you close
Soft breath, beating heart
As I whisper in your ear
I want to fucking tear you apart

[She Wants Revenge - Tear You Apart]


Я не соврал - в моих безумных глазах действительно поблескивают слёзы. Я смотрю на ведьму восторженно, весь переполненный эмоциями, и когда она дёргается под моей рукой, я не могу сдержать улыбку. Я радуюсь, мне нравится видеть её испуг. Или... или это не я?
-Ты что, боишься меня, детка? Да ладно, брось! Мы же так мило проводим время! - моя рука, нежная и ласковая сначала, с силой сжимается на её подбородке, заставляя вздрогнуть. Я вынуждаю её приоткрыть рот, и провожу пальцем по её приоткрытым губам, одновременно разворачивая её за подбородок в сторону зеркала, заставляя смотреть на себя любимую и на то, что я с ней делаю.
-Бобби, какого чёрта ты творишь? - рычит Джек, силясь сопротивляться.
-Что хочу, сладкий мой, совсем как обычно - заявляет он, усмехаясь.
-Мы же... Мы договаривались не торопиться! Ты обещал, что дашь нам поговорить!
-А ты...ты действительно хочешь с ней именно говорить? - я слышу тихий смех Бобби в своей голове. - Ты что, импотент?
В результате внутренней борьбы, моя рука то ослабляет хватку, то ласкает её нежную кожу, будто успокаивая и утешая после причинённой боли, то снова сжимается мёртвой хваткой. Моя рука соскальзывает ниже, а неё нежную шею, и в этот момент я отдёргиваю руку, как ошпаренный, и отхожу от неё на шаг.
-Конечно боится, ты же испугал её до полусмерти - рычу я, сам не замечая, что говорю уже вслух, - Хотя... Она же ведьма, неужели она будет бояться простого смертного? Ну что ты, это смешно.
Я ласково улыбаюсь, глядя в её глаза, и так добродушно смеюсь, будто рассказал только что весёлую и добрую шутку.
-Мне кажется, мы ей даже нравимся, она просто пока боится это признать, - говорю я, глядя в её глаза таким обезоруживающим взглядом, будто ума не приложу, как такой удивительный красавчик, как я, может кому-то не нравится. Да я же просто милашка. А она... ох, как же нас всех заводит её страх. Особенно Бобби.
"Знаешь, Джек, что я сделаю с ней? Хочешь я тебе расскажу? Я хочу её так неудержимо, что ты ничего со мной не сможешь поделать. Я сорву с неё рубашку,нет, я разрежу её ножом, не боясь оставить порезы и на её коже, я сорву с неё лифчик и припаду губами к груди, царапая её тело острым лезвием, которое я сжимаю в руке. Мне придётся закрыть ей рот ладонью, потому что она будет кричать. Я буду прикасаться языком к её ранам, пачкая губы в её крови, и одновременно ранить её всё сильнее, и сильнее. Я заставлю её плакать. Я заставлю её умолять. Но, поверь мне, я ни разу не прислушаюсь к её мольбам.
Я смахну с могильной плиты все расставленные над ней предметы, наслаждаясь звоном бьющегося стекла. Я заставлю её подняться со стула и, намотав её прекрасные локоны на кулак, прижму лицом к холодной плите, заставляя выгнуться так, как удобно мне. Освободив и её, и меня от всего лишнего, я войду в неё, резко, без лишних прелюдий, не заботясь о том, нравится ей это, или нет. Потому что я буду сходить с ума от её криков, от её слёз, всхлипываний.  Я буду двигаться грубо, не забывая про нож в моей руке, потому что кровавые узоры на её спине будут приводить меня в ещё больший восторг. И это будет длиться так долго, сколько я захочу. Главное, что бы моя детка не потеряла сознание - это будет обидно, и она пропустит всё самое интересное. За секунду до того, как меня настигнет оргазм, я лёгким движением руки перережу ей горло и буду содрогаться от удовольствия, наблюдая, как брызги её крови разукрашивают в красное могильную плиту..."

-Заткнись! - недовольно восклицаю я, но снова делаю шаг в сторону своей жертвы, не сразу понимая, что любимый нож переместился с пояса брюк мне в руку, и я уже глажу им щеку моей ведьмы. Фантазии Бобби возбуждают меня, хотя... хотя кого-то из нас они определённо пугают, и мы понимаем, как это неправильно...как это ужасно.
-Ты не хочешь со мной разговаривать, и мне приходиться говорить с самим собой, - печально вздыхая, комментирую я свои действия. - Но лучше будет, если ты поговоришь со мной.  Лучше для нас всех, поверь. Мне хочется узнать тебя поближе. Какой твой любимый напиток? Ах, да, я помню, кофе. Ещё ты любишь ночь и чёрный цвет. А твоё хобби - скрывать от простых людишек свои маленькие секретики. Чёрт, как много я про тебя знаю. Но я хочу ещё больше.
Лезвие ножа аккуратно, неторопливо начинает срезать пуговицы с её рубашки. Одна за другой они падают на холодный пол, а мне открывается прекрасный вид на её грудь, плотно обтянутую белым кружевом бюстгалтера. На её шее красуется засохшая дорожка крови и тонкий шрам.
-Как тебя зовут? - так невинно и спокойно спрашиваю я, будто мы просто знакомимся где-нибудь в клубе за барной стойкой. - Я слышал много имён, но я знаю, что они все ненастоящие. Ты ведьма, у тебя должно быть какое-нибудь необычное имя. Бастинда, Брунгильда... Нет, я не угадал?
Опять тяжелый вздох разочарования. Я провожу пальцами по затянувшемуся тонкой корочкой порезу, и тут же на этом месте оказывается лезвие ножа, рассекая её кожу снова по тому же месту, да ещё и углубляя порез. Струйка крови снова сбегает по её ключицам, устремляюсь в аппетитную ложбинку между грудями. Это зрелище очаровывает меня, и  я хочу припасть к алой полосе на её коже губами, но я сдерживаю себя - рано, рано!
-Хочешь вина ? - опять предельно вежливо интересуюсь, и тут же беру со стола бокал, поднося к её губам. Я не буду её заставлять - просто предлагаю. Я будто выжидаю чего-то, сам плохо осознавая, чего именно.

Отредактировано Alpha (2014-08-04 02:46:48)

+2

9


Хм, а не хотите ли вы поговорить о чем-нибудь? Да-да, о чем-нибудь таком, что всегда доставляло Вам неудобства, словно выедая изнутри последние остатки сознания, затуманивая его, уничтожая. Спорю на сотню долларов, что Вам кажется что Вы уже давно живете не своей жизнью. Смотрите на происходящее вокруг словно с экрана телевизора, очень реалистичного телевизора. Но на самом то деле Вы давно перестали переживать за героев картины, что проходит перед Вашими глазами, не так ли? Вам наверно даже наплевать на самого главного персонажа внутри действия — на самого себя. Вы не видите света впереди. Вы просто плывете по течению, Вы расслаблены и абсолютно спокойны. Представьте, а вдруг Вселенная всерьез может наделить человека несколькими жизнями и это не первое Ваше появление здесь, на этой прогнившей земле. Возможно, Вы были здесь в 1238, оставили свой след среди монголов-кочевников. А потом, допустим, в 1547, поприсутствовали на церемонии венчания на царство великого царя. О, погодите, я, кажется, вижу еще одну прожитую Вашей душой жизнь! Хм, несомненно, это Франция, 1789 год. Взятие Бастилии. А у Вас богатый набор, могу я Вам сказать. А теперь представьте, что Вам не приходилось бы умирать. Что Вы жили, жили, жили... Без перерыва, без отдыха, без отпуска. Думаете, это забавно, пережить столько столетий, увидеть угасание цивилизаций, эпох... Рождение новых? Считаете, что взрастить свое душевное состояние в условиях активного развития искусства и технологий это полезно? Полагаете, что бессмертие это лучшая награда от Всевышнего? Вы ошибаетесь. У всех есть предел. Представьте сосуд — это есть человек. Человеку дается лет 100, не больше. Это допустимый максимум для сосуда, который принимает в себя все, что видит. Каждая капелька жидкости, что его заполняет — это его эмоции, чувства, пристрастия, влюбленности, злоба, отчаяние и прочие, прочие "радости" человеческой жизни. А теперь только подумайте, каково сосуду, что целую вечность пытается выдержать на себе такие испытания. Точнее, пытки. День похож на другой, следующий тоже. Хочется разнообразия, а зачем? Ведь все вокруг абсолютно одинаково. И Вы успеваете это понять только тогда, когда проживете несколько столетий подряд. Когда Вы ослабеваете и уже не боитесь умереть. И Вы не боитесь признаться в том, что Вы этого страстно хотите.

Ведьма завороженно прожигала взглядом свое собственное отражение, словно пытаясь вызвать внутри себя хоть какие-то чувства, которые помогли бы ей разобраться, что же случилось с ее магическими способностями. Раньше она с большим удовольствием покрывала инеем все зеркала, что так мешали ей при любом возможном случае. "К чему нужны эти отвратительные предметы? Ведь все равно, люди смотрят на тебя совсем не так, как ты смотришь на себя." — рассуждала девушка, любуясь проделанной работой над зеркалом в торговом центре. Жаль, что сейчас этого сделать нельзя. И как раз кстати, этот маленький кусочек невежества стоял напротив Морганы. Интересно, а откуда этот человек узнал о ее боязни? Впрочем, неважно. Моргана сейчас размышляла, как могли звать ее "спасителя-обидчика". Может быть, Джон? Или Майкл? А может быть Уильям? Прямо как принц. Хотя, мужчину, что сейчас нависал над девушкой, действительно можно было назвать принцем. Такой забавный, видимо, до сих пор любит играть в игрушки. Правда, уже серьезные. Вместо игрушек уже живые куколки, настоящие машинки. Оторви голову кукле, а там, вау, кровь! Подожги машину, вау, взрыв! Совсем не так как в детстве, да? Все так реалистично, красиво... Даже эстетично. А у парня есть вкус! Вполне подходящий склеп для того, чтобы умереть. Осталось только узнать, каким именно способом.

Вы наверно сейчас задумались, а почему я не оставляла попыток спасти свою жизнь? А тем более, применяя магию? Честно сказать, это скорее всего можно назвать рефлексом. Магия просто не может существовать без тела, без живого тела, конечно же. Это как сосуществование двух личностей внутри одного организма. Одна слишком устала, потому что уже очень многого натерпелась. А другой все нипочем и она вновь и вновь отталкивала от себя врага, что шел на нее с ножом или пистолетом. Магия гораздо старше, чем мы могли бы себе представить. И поэтому, она мудрее. Собственно, именно поэтому я позволяла ей защищать нас. А что бы Вы сделали на моем месте? Сомневаюсь, что сделали бы иначе. Вы надеялись бы, что впереди, возможно, нечто куда более интересное, ведь впереди Вас ждет оно, будущее. Но день приходил за днем, древа поколений росли ввысь. И только Моргана Пендрагон до сих пор не продолжила свою ветвь. Заблудилась где-то в далекой глуши. И ни капли об этом не жалеет. Что ж, вернемся к нашему принцу.

Нельзя сказать, что Моргана чувствовала себя спокойно, глядя на то, как, на первый взгляд, взрослый и серьезный мужчина... разговаривает сам с собой. Это загадочное "мы" и вовсе привело ее в истерический восторг, который, к сожалению, она не желала проявлять. Этот склеп казался прямо-таки сценой! А Моргана и принц — эдакие Отелло и Дездемона. "А ты молилась на ночь, Дездемона?" — завопил мужчина в голове девушки, проигрывая всеми известную сцену. А мужчина все продолжал извиваться перед ней, словно актер, чей талант еще никто не оценил. Молчание, что с такой легкостью Моргана отдавала немым зрителям в этом склепе, все больше и больше раздражало принца-мучителя. Он распылялся, словно внутри него было не меньше трех личностей. Каждое слово звучало по-разному, то спокойно, то истерично. Но как, черт возьми, это было возможно?
Моргану совершенно не волновали те факты, что приводил человек, находившийся напротив нее. Она лишь ужасалась. Да, ей действительно становилось страшно. И еще страшнее, видеть себя полураздетой в зеркале. Идеальное издевательство над ведьмой. Он продумывал все это заранее, или как?
— Хочешь вина?
В надежде успокоить нервы, Моргана приняла напиток от принца и сделала пару глотков. Неплохая выдержка. Год, вероятно, 1960? Довольно терпкий и слегка сладковатый вкус... Моргана уже дважды оценила выбор, сделанный этим человеком. Что ж, ему есть, чем гордиться.

Отредактировано Morgana (2014-08-14 20:38:17)

+2

10


Она молчит. Она молчит, что бы я ни делал, не желая порадовать меня даже тихим стоном или всхлипом, что уж говорить о мольбах и просьбах пощадить! Она гордая, эта ведьма, но я вижу страх в её глазах, и я понимаю, что она не сможет долго держать его внутри. Теперь, когда её магии нет с ней, она сможет по-настоящему почувствовать боль, но физические ощущения - не самое страшное. Беспомощность, вот что заставит её выть и стенать, пусть даже про себя. Беспомощность, и осознание того, что теперь я могу играть с ней как с куклой, и делать всё, что придет мне на ум. Кукла...как я не люблю это слово. От него мурашки по коже, правда! Но когда в роли куклы не я, всё намного лучше.
Всё это было бы совсем скучно, если бы ведьма не удивила меня в последний момент, согласившись принять вино. Это было неожиданно - было бы логичнее предположить, что она сожмет губы и попытается отвернуться, но от вида того, как она покорно приоткрывает губы, я аж замер. Если это мой бредовый сон, то пожалуйста, пусть он не заканчивается.
-Хорошая девочка, - я ласково глажу её по волосам, наклоняя бокал так, что бы она могла сделать пару глотков, - Я выбирал его специально для тебя. Вообще-то, я сам больше люблю виски.
Сейчас я кажусь таким добрым, если судить по моему выражению лица - ласковый взгляд, добродушная улыбка. Но мгновение - и рука дёргается, запрокидывая бокал с вином и заставляя ведьму принимать кроваво-красную жидкость в себя вопреки тому, хочет она этого, или нет. Бобби нравится смотреть, как она захлебывается и откашливается, как на глазах выступают слезы, и как вино стекает по её губам, присоединяясь к темной струйке крови на её шее. Вот же извращенец!
Потом он с размаху откидывает бокал к стене и подходит к девушке сзади, наклоняясь к ней и прижимая ножик к горлу. Он, это всё он, Бобби. А я? Разве я смог бы совершить что-то подобное? Вот и опять мы возвращаемся к вопросу "А кто я вообще такой?" Наверное, сейчас не самое время...
Она видит в отражении, как меняется выражение моего лица, как я морщусь от всех этих мыслей, разрывающих мою голову. У меня лицо страдальца, и конечно же, я не хочу страдать один. Если бы только кто-то знал ответ... если бы...
-Каково это, быть не такой как все? - спрашиваю я у неё, плотно прижимая нож к нежной шее, - Каково это, чувствовать себя уникальной, а потом...
Резкий взмах скальпелем, и на её шее остаётся тончайший и не очень глубокий порез, хотя даже так, приятного мало.
-...а потом всё потерять.
Я бы мог сразу перерезать ей глотку, но разве это весело? Ведь настоящее удовольствие - смотреть, как она теряет надежду. 
-Мог бы утешить тебя и сказать, что это будет быстро и безболезненно, но я и так достаточно врал сегодня, - с сумасшедшей улыбкой произношу я, почти касаясь губами её уха, - Раз не хочешь говорить со мной, то хотя бы смотри. Иначе он вырежет тебе глаза, и заставит съесть.
Снова свободная рука сжимает её подбородок, заставляя её повернуть голову к зеркалу и не давая отвернуться. Снова лицо озаряет счастливая улыбка и из моих уст доносится смех, который смехом здорового адекватного человека назвать можно с трудом.
Если бы только она знала...
Не трудно догадаться, что люди, хорошо знающие меня, или давно мертвы, или находятся очень далеко, потому что иметь дело с таким опаснейшим ублюдком никому не хочется. Но , будь здесь, например, Эхо, она бы поняла, что надо пытаться завести разговор именно с той частью меня, которая не хочет зла. Если бы Джека, или кого-то из подобных ему ребят заметили и попытались "позвать", это бы сделало их сильнее... Чёрт, это всё слишком сложно, да и какая теперь разница? Я же здесь что бы убить её, и лучше бы мне об этом не забывать.
Я больше не говорю не слова - я и так слишком много болтал, и говорить в пустоту уже надоело. Вместо этого, я провожу скальпелем по её груди, спускаюсь к ребрам и медленно, очень медленно ввожу лезвие под кожу, следя за эмоциями на её лице. Рука снова дёргается, заставляя нож вырваться на свободу, вспарывая кожу изнутри. Да, это больше не шуточки.
Неужели ты будешь молчать и сейчас?

Отредактировано Alpha (2014-08-28 12:36:58)

+2

11


На мгновение Моргана почувствовала, как горечь алкогольного напитка проникала в голову, проходя сквозь венки и нервные окончания. Вслед за мимолетным приливом энергии последовала небольшая сонливость, отчего глаза ведьмы стали томными или едва ли не пустыми. А мужчина, нависавший над ней словно колосс все продолжал вливать напиток ей в рот, наслаждаясь столь прекрасной картиной. Девушка чувствовала, как вино прожигает горло и на глазах выступают слезы, как аккуратно струйки кроваво-красного напитка стекают по коже, оставляя алые следы на ней и кружевном белье, она чувствовала... желание. Как наигранно нежен был этот мужчина, но в то же время сила, с которой он держал девушку, просто потрясала. Хоть кому-то ведьма стала интересна... за последние триста лет. Эта мысль даже слегка позабавила ее.
Как только светловолосый отбросил бокал в сторону, Моргана напряглась, однако рефлексы ее все равно были притуплены, и она не особо обратила внимание на это. А тем временем, он прислонил к коже ведьмы холодный металл, в ожидании выпытать у нее хоть слово, хоть какую-то реакцию на все его извращения. Мужчина специально двигался так, чтобы внимание ведьмы было обращено только на ее отражение, однако, даже ее фобия сейчас померкла перед ощущением таких сильных и таких теплых пальцев. Моргана почти чувствовала привязанность к этому человеку. Интересно только одно, что же он будет делать после того, как убьет ее? Устроит дальнейшую охоту на ведьм и волшебников, убивая каждого с большей изощренностью? Стоит ли сказать ему, что таких людей осталось настолько мало, что это все равно что искать иголку в стоге сена. И Моргану он не нашел бы, если бы она сама не прокололась, забыв про то, что нынешний мир совсем не такой, каким был раньше, вокруг слишком много глаз. Глаз потомков того самого Утера, который и был зачинщиком этой охоты. Не будь он таким ослом, нынешний мир был бы совершенно другим. Полным магии и волшебства. Но он не такой. И Моргане было искренне жаль человека, что сейчас прижимал нож к ее шее, потому что убив ее, возможно еще нескольких волшебных существ, он не сможет больше получать удовольствие от издевательств над обычными людьми. И скорее всего, застрелится, сидя где-нибудь на пустынной улице и размышляя о том, как пуст стал теперь этот мир. Пуф! И все эти смерти станут бессмысленными. Как жаль, не правда ли?
— Каково это, быть не такой как все? — дыхание ведьмы перехватило от того, насколько сильно нож был прижат к горлу. —  Каково это, чувствовать себя уникальной, а потом... — едва лишь лезвие скользнуло по тонкой коже, она словно ткань обнажила тонкую красную линию, за которой скрывался красивейший алый шелк человеческого тела.
... а потом все потерять. Кажется, только что появившийся порез начал давать о себе знать. Моргане так и хотелось прикоснуться к нему, как-нибудь избавиться, потому что кожу начало жечь и саднить. Но вместо этого, ведьма запрокинула голову назад, стараясь как можно лучше разглядеть глаза своего мучителя, затем ухмыльнулась и, приоткрыв рот, слизала вино со своих губ. Она старалась вызвать все большее раздражение, в надежде, что мужчина просто сойдет с ума от той ярости, что будет испытывать к своей жертве (она и не подозревала, что скорее сойдет с ума сама).
— Мог бы утешить тебя и сказать, что это будет быстро и безболезненно, но я и так достаточно врал сегодня, — ведьма на секунду позволила себе прикрыть глаза в страхе, что сейчас в ход могут пойти зубы. Однако, мучитель, к счастью, лишь продолжил свою речь. — Раз не хочешь говорить со мной, то хотя бы смотри. Иначе он вырежет тебе глаза, и заставит съесть. — мужчина с силой заставил ведьму смотреть в зеркало, а затем раскатился в безумном хохоте, и это в который раз привело ведьму в замешательство.
А тем временем сверкающий металл скальпеля спускался все ниже и ниже, исследуя тело Морганы, готовясь вот-вот сделать удар. И вот этот удар наступил. Тонкое лезвие надорвало кожу, а затем начало проникать внутрь, медленно и мучительно. Казалось, будто нож погружался в плоть целую вечность. А девушку с каждой секундой трясло все сильнее. От боли на ее глазах проступили слезы, а рот застыл в безмолвном крике. Она уже и забыла каково это. На этот раз ей действительно было больно, даже слишком, чтобы передать это словами. Ведьма поняла, что игры уже закончились и страх смерти поразил ее больше, чем "оружие" в руках этого человека. Моргана и сама не заметила, как по ее лицу прокатилась слеза. Ее терпение наконец лопнуло, словно воздушный шарик. Как только мужчина вынул ножик, она вскрикнула и наконец решила заговорить.
— Ты считаешь, что можно удивить ведьму таким способом? — Моргана в привычном для себя стиле ухмыльнулась и перевела взгляд с зеркала на принца-потрошителя. — Да и издевательства у тебя слабоваты. В свое время я видела как таких, как я жгут на костре, а тут всего лишь вскрытие и связанные руки. Надеюсь, дальше по программе будет что-нибудь более интересное? Если нет, не обидишься, если я немного посплю? Уж больно устала, да и время позднее.
Моргана ни капли не жалела о тех словах, что произнесла в этой комнате. Слова надо беречь. А эти были как раз к месту и заставили понервничать не только ее саму, но и, кажется, светловолосого со скальпелем в руках.
— Не хочешь представиться? Ты ведь знаешь обо мне так много, а я лишь то, что ты слегка не в себе. Знаешь, а я смогу помочь тебе в этом, обещаю. Только прекрати это, прошу.
Прекращай жалеть себя, Моргана. Выйди из зоны комфорта и почувствуй себя смертной. Почувствуй, как кровь вслед за магией покидает тебя.

Отредактировано Morgana (2014-08-29 02:11:09)

+1

12


Ведьма улыбается, слизывая с губ вино, поворачивает ко мне голову, желая разглядеть меня...Из всего этого я могу сделать лишь один вывод - у нас есть нечто общее, потому что она судя по всему, тоже не совсем нормальная. Я не раз видел, что бы жертвы плакали и молили о пощаде, все они боялись меня, ненавидели, испытывали ко мне отвращение и больше ничего. Никто не хотел смотреть мне в глаза, осознавая, что в них можно увидеть слишком многое. Больше, чем кто-либо хочет видеть. А она...
Я снова разражась смехом.
-Ты мне нравишься, - честно признаюсь я... нет, скорее уже мы все. С этим трудно поспорить, она нравилась каждому из нас, кадому по-своему.
Я вытираю капли слёз с её шек, улыбаясь при виде гримассы ужаса на её лице, и страха в глазах. При всём этом, она старается быть сильной, какая умница! Конечно же, что бы она ни делала, ни к чему хорошему это не приведёт. Она явно хочет меня выбесить, но вместо этого лишь больше возбуждает, ражигая внутри огонь, который с каждым новым мгновением будет всё сложнее потушить. Впрочем, возбуждение и агрессия всегда были для нас понятиями схожими, ходящими рука об руку...
И! Наконец этот счастливый момент - она решает заговорить со мной. Самое время радостно захлопать в ладоши - терпение ведьмы закончилось. Ну ничего себе, так быстро... а я ещё только начал...
Когда она начинает говорить, я убираю скальпель и отхожу, присяживаясь на надгробие прямо напротив неё. Я  слишком много говорил, теперь её очередь. Я не буду перебивать, мне интересно.
Со стороны может показаться, что мне безразличны все её слова, и когда она говорит, что я ничем её не удивляю, и когда просит разрешения подремать, и когда сообщает, что мне нужна помощь. Её помощь. О, я кажусь безразличен, я специально не даю ни единой эмоции пробиться сквозь эту маску, но трудно представить, что сейчас происходит внутри меня. Это... как феерверк, или торнадо, или снежный вихрь, или всё вместе. Помните, я говорил, что для спасения ей надо попробовать достучаться до тех, кто хочет ей помочь? Она делает всё ровным счётом наоборот, и мои демоны говорят ей спасибо. Мои ангелы плачут, сгоря в огне моей маленькой преисподней. Они не хотели всего этого, но их никто не спросил.
Какое-то время я сижу неподвижно, будто врос в надгробие и являюсь какой-то странной каменнной статуей, но наступает пора действовать. Наступает пора последовательно отвечать на все её дерзкие заявления.
-Конечно, поспи, - тихо произношу я, "оживая" и вставая с надгробия, - Прости, что не постелил.
С этими словами я резко, и, определённо, очень неожиданно делаю удар ногой, не особо думая, куда попаду и не собо размышляя на эту тему. Кажется, удар приходится по коленям - так или иначе, девушка вместе со стулам отлетает к противоположной стене склепа. Хлипкая табуретка, к которой она не была привязана, вылетает из под девушки. Я медленно приближаюсь к ведьме и через несколько секунд отчетливо замечаю запах гари. Ах, точно, ведь угол, в который я её толкнул, был обставлен свечками. Ай-ай-ай.
-Уверенна, что помощь нужна именно мне? - интересуюсь я так неторопливо, будто собираюсь стоять и смотреть, как она сгорает до тла из-за какой-то маленькой свечки. Какая нелепая смерть...
На самом же деле, я конечно уже оценил ситуаию и знаю, что делать. Судя по запаху, наша ведьма предпочитает одежду из натуральных материалов, по крайней мере пиджак, который и загорелся. Ей просто чудом повезло, что пламя не попало на волосы, пока что не попало - если я быстро не предотвращу пожар, зрелище будет не из самых приятных...
Огонь распространяется быстро, но так как моя скорость реакции сильно превышает обычную человеческую, я молнеиносно перерезаю веревки, стягивающие руки ведьмы, отбрасываю в сторону пиджак и быстро тушу его, а потом снова возвращаюсь к ведьме. Вряд ли за это время она успела бы предпринять что-то что бы защититься от меня  - да и вообще, вряд ли она успела прийти в себя после случившегося. Я присаживаюсь рядом с ней, с удовольствием наблюдая за ней, радуясь всем её страданиям и боли.
-Вот видишь, кто-то гибнет на костре, красиво и почти героически. А ты чуть не согрела из-за какой-то ничтожной свечки. Разве тебя не забавляет тот факт, как мало ниогда надо что бы уничтожить челвоека? По-моему, это очень иронично.
Я тянусь к веревкам на её ногах и перерезаю их - неожиданно, да? Дело в том, что так определённо будет удобнее, а она всё равно уже никуда от меня не денется.
-Называй меня как хочешь, у меня много имён, да и мне, в общем-то, всё равно, - с этими словами я поднимаюсь на ноги сам и заставляю ей встать тоже. В следующий миг  я толкаю её к холодной стене склепа.
-И, знаешь...-я приближаюсь к ней, вдавливаю её в стену и кладу руку на горло так, что дышать становится почти невозможно, - Я действительно польщен тому, что ты хочешь помочь мне. Знаешь, ты такая первая.
Не смотря на мои действия, взгляд голубых глаз настолько трогателен, насколько это вообще возможно. И, я не совру, сказав, что на глазах, кажется, выступают слёзы. Представляю, как это умилительно и сентиментально выглядит со стороны.
-Ты мне нравишься, я уже говорил? - я убираю руку с её шее и резко срываю уже безнадежно испорченную некогда белую рубашку и подбираюсь к застежке бюстгалтера, расстегивая его одним лишь движением. Забавно, говорят у мужчин бывают проблемы с этим предметом одежды, но это даже смешно. Тем временем, мои губы припадают у её губам, я целую её очень грубо, а потом прикусываю губу до крови, тут же слизывая алую жидкость.

+1

13


— Моргана, иди скорее в замок, отец хочет нас видеть!
— Подожди, Артур! Скажи ему, я подойду, как только закончу!
Маленькая девочка лет двенадцати помахала рукой своему брату и вновь наклонилась к земле. Мальчишка, что кричал ее, немного погодя пытался разглядеть, что она там делает, однако, спустя минуту махнул на это рукой и отправился обратно. Он знал, что она всегда была упертой. И если ее интересовало что-то серьезное, сдвинуть с места ее было нельзя. К сожалению, он не пытался предположить, что именно так привлекло ее внимание. Артура никогда не интересовали все эти девчачьи дела. "Пускай копается себе в земельке, дурочка" — думал он, вспоминая их последнюю тренировку на мечах. Моргана запросто уделала его, отчего юный рыцарь был просто в бешенстве. Собственно, именно поэтому он не стал помогать сестре в столь сложном деле. Действительно сложном, ведь Моргана даже не знала, что делать в таких ситуациях. Хоть и пыталась помочь всеми силами. Возвращаясь домой она  услышала тоненький голосок, что, определенно, звал ее на помощь. Это был маленький птенец, что свалился из гнезда на зеленую траву и был почти незаметен среди нее. Он был еще совсем слабеньким и беззащитным. Моргану удивило, каким он был хрупким, словно хрустальным. Сквозь его тоненькую кожицу было видно не только венки, но и другие органы. Маленькое, живое существо на ее руках еле дышало, но все же, старалось как можно сильнее прижаться к ее теплым рукам, ведь тепло — это единственное, что могло спасти ему жизнь. Вытерев слезы, девочка с трепетом прижала малыша к своей груди и поспешила домой. Она знала единственного человека, который мог ей помочь — придворный лекарь Гаюс. Но даже и он был бессилен. Те травмы, что получил птенчик, были слишком серьезными. И все, что человек мог сделать для этого живого существа — лишь побыть с ним эти последние часы. В тот день юная ведьма плакала, как никогда ранее. Держа погибающего птенца на руках, она сидела где-то в лесу и рыдала изо всех своих сил. Она лишь спрашивала себя, почему он, не успев еще даже родиться, чувствует столько боли и страданий? Почему эти маленькие дрожащие крылышки теперь никогда не взлетят?
Моргана не выдержала и оставила его там, в лесу, умирать в полном одиночестве. Теплота ее рук была бессильна и не могла спасти птенца, хотя девочка прекрасно знала о том, что обладает чем-то магическим. Тем, что ее отец так безжалостно истреблял. В детстве все верили в чудо. Но Моргана перестала.

Удар. Голова девушки упала на холодный камень с громким стуком. Чудовищная боль пронзила сознание ведьмы, перемещая ее на секунду в прошлое и заставляя вспомнить то, чего она уже давным-давно забыла. Постаралась забыть. В тот момент, она не думала ни о свечах, ни о огне на ее пиджаке. Она вновь почувствовала все то страдание, когда твоя жизнь в руках человека, но он бросает тебя подальше от себя не в силах больше терпеть эту боль. Быть может, этот самый человек рядом с Морганой встал на ее место? Может, ему все же нужна помощь и спасение?
Приходя в себя от удара, ведьма медленно отползла немного подальше от мужчины и затуманенным взглядом уставилась на пол, не понимая, что именно сейчас произошло. Да, сосредоточиться было, на удивление, очень сложно. Падение было слишком болезненным. А обычно в таких ситуациях Моргана просто пользовалась магией, уберегая себя от каких-либо повреждений. Магия... Черт возьми, ну почему она покинула ее именно сейчас? Моргана постепенно начала осознавать, что действие препарата, введенного ей, в скором времени начнет ослабевать, а значит, даже сотой доли ее силы хватит на то, чтобы разделаться с этим сумасшедшим и убежать как можно дальше отсюда. О да, она была напугана, но где-то внутри нее вновь появилось желание жить. Поэтому, она все же решила впредь не проверять судьбу на прочность, говорить спокойно и включать все свое очарование. Каждая секунда была дорога для того, чтобы магия наконец вернулась в ее тело. Пусть оно немного покалеченное. Да, черт возьми, ведьма в который раз была почти уверена, что не сгниет здесь.
Вот видишь, кто-то гибнет на костре, красиво и почти героически. А ты чуть не согрела из-за какой-то ничтожной свечки. Разве тебя не забавляет тот факт, как мало ниогда надо что бы уничтожить челвоека? По-моему, это очень иронично.
— Меня не раз пытались отправить на тот свет. Как видишь, бесполезно. — равнодушно ответила ведьма, откашливаясь и потирая виски пальцами. К счастью, руки ее были теперь свободны. Затем, путы слетели и с ее ног. Стало немного легче, но пульсирующая боль в ее голове с каждой секундой все увеличивалась. Слова, что произнес мужчина она пропустила мимо ушей. Но встать на ноги ей все-таки пришлось. И она была совсем не удивлена, как только ее тело оказалось прижатым к холодной стене. Снова удар. Сильная мужская рука сдавила горло девушки, отчего боль стала просто невыносимой. К горлу подступила тошнота, а все мысли были только о том, как бы скорее выбраться отсюда. Да, ведьма устала от таких приключений. Устала настолько, что на глазах Морганы проступили слезы.
Ты мне нравишься, я уже говорил?
Что-то я не припоминаю. А если и да, то такой способ встречно понравиться ей не совсем хорош. — буркнул голос в сознании ведьмы. Однако, даже он замолчал, как только предметы одежды девушки упали на пол. Моргана с молниеносной скоростью прикрыла тело руками. Холодно. Страшно.
Но последовавший далее поцелуй можно было назвать самым неожиданным, что только могло произойти. Что за черт? Моргана вжалась в стену еще больше, чувствуя, как и ее губы пронзает боль. Приятная боль. Что-то внутри перевернулось от волнения и в то же время все-таки злости. Но ведьма бессильно отвечает на поцелуй, постепенно обнимая мужчину и прижимая к себе. Да, она ждет еще какой-нибудь опасности, но все же, в этот момент даже время застыло в ожидании чего-то невероятного. Чуда?
Действительно ли теперь она хотела уйти?

0

14


Мне нравится пить кровь с ее губ, нравится причинять ей боль и ощущать её страх - все это возбуждает, и я совсем не собираюсь останавливаться. Вот и все, процесс запущен - над моим телом взяли контроль те из личностней , что не ведают жалости, а так же любви и сострадания. Те, кому нравится грубая сила и чужие страдания. Однако, мы все удивляемся, когда ведьма вместо того что бы отбиваться, прижимается к сильному торсу своего мучителя и кладёт руки на его плечи. На секунду я замираю, прерываю поцелуй, и мой взгляд меняется - в нем недоумение и ...надежда? На мгновение мне удается поверить, что что-то ещё способно измениться во мне. Но..какая же глупость! Мое лицо сново искажается и я заливаюсь смехом. Моя рука со всей дури вцепляется в волосы ведьмы, причиняя сильную боль. Я тяну её за собранные в руку волосы и резко толкаю в сторону стола.
- На что ты надеешься, дурочка? - ласково спрашиваю я - Ты думаешь,  я передумаю убивать тебя?
Я снова смеюсь,подбираясь к ней поближе, смахиваю со стола всё, что на нем стояло и укладываю на надгробие ведьму, нависая сверху. Я изучаю её пристальным взглядом, я снова упиваюсь её страхом и снова любуюсь ей.
- Ты так красива, - произношу я тихо, проводя рукой по её волосам, касаясь рукой бледной кожи её шеи и спускаясь к груди, - скажи, возможно всё дело в том, что тебе давно никто этого не говорил? Я прав?
Я заглядываю в её глаза, и мне кажется, я вижу в них ответ.
-Как давно к тебе никто не прикасался? - шепчу я, сжимая рукой её грудь и медленно спускаюсь губами по шее вдоль тонкой раны. Я весь горю от возбуждения, но я специально медлю, заставляя себя сходить с ума. Пока у меня получается быть относительно нежным, но скоро это все закончится и я просто порву её на части, и я надеюсь, что она будет кричать так громко, насколько только способна. Одной рукой я держу запястья ведьмы, заведенные за голову, что б и не думала отбиваться, впрочем, в данном случае это лишние меры - она почему-то не так уж активно сопротивляется. Сказать по правде, многие из нас этим даже расстроены.
Я грубо раздвигаю её ноги коленом, и мои пальцы тут же стремительно спускаются к пуговице на брюках. С безумной улыбкой любуясь её измученным телом, скользя взглядом от груди к низу живота, я хочу лишь одного - побыстрее сорвать с неё одежду, и с себя тоже. И лишь положив руку на застежку её брюк, я вспоминаю, что у меня есть еще одно неотложное дело. Рука тут же опускается в карман пиджака и достается оттуда тонкий шприц, а та, что сжимала запястья, усиливает хватку, так как теперь у ведьмы еще больше поводов отбиваться. Я должен ввести ей ещё одну порцию препарата, что бы её чары не вернулись и я мог продолжить с ней развлекаться.

Отредактировано Alpha (2014-09-13 20:37:13)

+1

15


Все вокруг настолько сонное и серое. Дни сменяются другими; проблемы, их решения, все вокруг словно превратилось одну большую массу, что беспорядочно хлещет тебе в лицо, стараясь поставить тебя на колени, унизить, прижать к углу и в который раз сказать "Ты ничтожество". Ты не помнишь, что было вчера, что должно быть завтра. У тебя нет никаких планов, потому что ты словно застыл где-то между реальностью и безостановочно движущимися стрелками часов. В этой пустоте ты не слышишь даже себя. Лишь капли дождя дают тебе понять, что ты до сих пор жив, а мир продолжает двигаться вокруг своей оси. Жаль, но ты уже не чувствуешь, как этот огромный астероид вращается вокруг огромной звезды, как скрежещет металл, как грохочет земля, как кричит ядро внутри планеты. Лишь воздух и абсолютно непроглядная белоснежная п у с т о т а, в которой ты прибываешь и тебе лень даже пошевелить пальцами. Определенно, остаться тут навсегда было бы неплохой прерогативой, но ты словно зверь в клетке, на которого все смотрят, которого хотят забрать к себе и приучить каким-либо своим привычкам. Но они умеют лишь только осуждать. А вот похвалы ты не достоин. Потому что ты ничтожество. Как бы ты не старался, тебе никогда не удастся добиться того, чего ты хочешь, не потому что ты плохо стараешься, просто оно не хочет тебя. И наверно, такое состояние тебя вполне устраивает, мой растерзанный, маленький и печальный котенок.
Кап-кап-кап... Ты висишь в воздухе, словно тебя окунули в воду. Так красиво проводишь рукой, рассекаешь прозрачную гладь, а волосы мягко движутся будто в такт музыке. Кап-кап-кап-кап...
Что ты предпочтешь? Умение чувствовать или умение управлять своим сознанием на 100%? Только представь, сколько всего может делать человеческий мозг. Он может познать абсолютно все тайны нашей Вселенной, побывать в любой точке мира в любом временном отрезке, будь то семнадцатый век или пятый. Однако, человек променял дар мысли на возможность чувствовать. Глупо. Но именно чувства делают человека человеком, какими бы они не были. Ты кричишь, смеешься, любишь, грустишь... Не будь всего этого, ты превратился бы в труп, который умер, но сам еще не успел этого заметить. Почему не успел? Потому что тебе было бы на все наплевать, когда у тебя нет сердца.
Эти голоса в твоей голове, что поют они тебе? Что шепчут их теплые губы тебе на ухо?
Мерзость.
Их мерзкие речи разлагают тебя. Кожа слезает и небольшими хлопьями падает вниз, обнажая нечто новое, кроваво-красное, непривычное для нашего взора. Следом, песчинка за песчинкой растворяется все остальное, оставляя за собой лишь маленькую дорожку пепла. Одно лишь дуновение ветра и волшебство, что скрывалось за твоей спиной, ожидая чего-то, исчезнет навсегда. Останется лишь она. Пустота.
Но ты ведь хочешь жить и ты спросишь, как выбраться из нее? Никак. Ты все равно умрешь здесь, спустя год, два, может быть пятьдесят. Но попав сюда однажды, ты не захочешь вернуться, потому что там, за ней мир еще хуже. Жестокость, ложь, сплетни... Одиночество, это единственное спасение. От себя самого. И я ничего не путаю.

- На что ты надеешься, дурочка? Ты думаешь,  я передумаю убивать тебя?
Моргана пришла в себя после поцелуя, что словно поглотил ее сознание, и не успев в очередной раз осознать, где находится, она оказалась на надгробии, как безвольная кукла в руках хозяина. Честно говоря, приходить в себя таким способом ей не особо то нравилось. Запуганный зверь, теперь уже не обладающий способностями, чтобы себя защитить, какая ирония. Обида на себя саму разбушевалась с такой силой, и это вновь лишило ведьму возможности кого-либо слышать, видеть, чувствовать. Управлять ею было проще простого. И незнакомец этим пользовался. Он был груб настолько, насколько мог. И это прибавляло еще больше обиды в душу девушки, ведь она так надеялась, что человек за несколько сотен лет все-таки сможет понять, что есть истина, как нужно себя вести в этом мире. Человек проливает кровь другого человека. И это не изменяется на протяжении тысячелетий, не то чтобы веков. Но Моргана продолжала верить. Напрасно.
Тем временем, незнакомец продолжал исследовать почти растерзанное тело ведьмы, желая поиграть с ним еще немного, а затем уничтожить, опустив в черную гладь воды. Пугал не только он сам, но и его руки, его голос, теплота, исходившая от него. Ах, как жаль! Ведь все могло быть иначе, не допусти Моргана столько ошибок в своем прошлом. Не попавшись в камеру наблюдения, не выпей кофе в уютном ресторане, не дай незнакомому человеку себя защитить...
Но особенный человек навсегда останется особенным.
Едва лишь мужчина достал из своего кармана шприц, наполненный какой-то жидкостью, зрачки Морганы вдруг поменяли свой цвет. И это означало лишь одно - магия вернулась к ней. Она не могла позволить больше угнетать себя. И едва появилась возможность выпустить хоть малую долю энергии, она это сделала. Она была той самой самостоятельной частью ведьмы, которая подействовала даже тогда, когда Моргана вовсе не пребывала в этой Вселенной и возможно уже попрощалась с жизнью. И даже небольшой всплеск магических способностей позволил сделать нечто невероятное - теперь мужчина безвольно разложился на полу, приходя в себя от удара об стену, а Моргана тем временем находясь по влиянием вернувшейся к ней магии, уже стояла над ним, продолжая пронизывать его насквозь своими очами, что до сих пор пылали огнем. Казалось, если она сейчас заговорит, то это будет похоже скорее на львиный рык, нежели на человеческую речь. Каждый предмет в этом склепе тихонько трепетал, постукивал, словно реагируя на ярость внутри ведьмы.
Ну и кто теперь жертва? Да, все это мог прекратить один лишь единственный шприц, что теперь висел в воздухе рядом с ведьмой, однако, одерживать контроль над тем, что могло тебя едва ли не убить - это самое сладкое в мире чувство.
Щелк. И шприц рассыпался на мелкие частички, а затем и вовсе растворился в воздухе.
Однако, наибольшую сладость все же приносило наблюдение за незнакомцем, что заставил ведьму пережить все это. Восседая на холодном полу, мужчина потер затылок и попытался встать. Он игнорировал то, что рядом стоящий с ним человек вот-вот убьет его. Однако, он все же поднялся на ноги и с ухмылкой посмотрел на Моргану.
- Смешно, мой сладкий? - наигранно, с ноткой горечи произнесла девушка и даже было протянула руки к человеку, пытаясь сделать вид, что хочет ему помочь. Однако, помогать этому засранцу она, конечно, ни в коем случае бы не стала. Она вопрошала, что же можно сделать с ним? Как отомстить? Внутри нее все словно расцвело, заиграло новыми красками. Ощущение вернувшейся магии было похоже на ощущение наркотика в своей крови, это была эйфория. Потрясающее и абсолютное чувство власти на другими, смертными. В этот момент ведьма расхохоталась и вновь перевела взгляд на мужчину. Как он жалок. Достав шприц на минуту раньше он бы сейчас продолжал развлекаться с ведьмой. Но похоть овладела его сознанием, а это лишь дало время на высвобождение маленького и могущественного существа внутри девушки.
- Так, так, так... И что же нам с тобой делать? - Моргана осмотрела комнату и вдруг увидела валяющийся на полу стул со свисающими с него веревками. Ответ пришел сам собой. - Ну что, поиграем? - она без раздумий взяла первую попавшуюся вазу и приложилась ею о голову маньяка.
Упс.

Отредактировано Morgana (2014-09-27 18:42:43)

+1

16

You have to abuse me
'Cause I could have been so
And I was never able to
You have to abuse my sex
And tight your slipknot around my white neck

[Spiritual Front - Slave]


"Ты доиграешься" - говорили мне они все. Я слышал эту фразу множество раз и от себя самого, и от случайных знакомых, и от жертв, и от тех людей, которые были мне дороги, но остались в далеком прошлом. Много кто осуждал меня, некоторые даже пытались меня остановить, "вылечить"... ха-ха. Не то что бы я нуждался в чьей-то помощи! Нет, я не позволял никому даже попытаться что-то исправить во мне, я обрубал все попытки на корню...И всё же, когда-то и кому-то я сказал, что человек, который сможет меня убить сделает огромное одолжение всему миру, и даже я скажу ему спасибо, если только в тот момент ещё смогу говорить. Я не вижу способов исцелиться, я считаю все попытки тщетными, я не хочу ничего менять - и в то же время, я ненавижу себя за то, какой я... И я понимаю, что достоин смерти. Парадокс? О, когда в твоей голове столько голосов, ты уже с трудом понимаешь, какое у тебя мнение, о чем ты думаешь...Я слишком часто противоречу себе, и я, кажется, уже к этому привык. И конечно, сейчас я тоже испытываю очень противоречивые чувства.

Эта игра была интересной с самого начала, и я испытывал истинное удовольствие. Это же так прекрасно - знать, что перед тобой могущественно существо, и делать с ним всё что хочешь, унижая тем, что ты, мерзкий смертный, осмелился прикоснуться к чему-то настолько уникальному, и более того, не боишься это разрушить, опорочить, уничтожить. Ты делаешь это исключительно для того, что бы сказать себе "Я могу всё!", просто что бы потешить своё самолюбие... Я купался в этом чувстве, я был по-настоящему счастлив, пусть и совсем недолго. И нет ничего странного в том, что я потерял счёт времени. О да, я заигрался.
Эта игра была интересной с самого начала, но когда всё пошло не так...О-о, чёрт побери...Игра стала ещё интереснее.

-Ты знал что так будет, сукин сын, ты чувствовал кожей, ты...ты подсознательно шел на это! Признайся!
-Эй? О чем ты говоришь? Я понятия не имел!
-Не ври, не ври мне - ты хотел что бы это случилось, ты бы никогда не признался нам, и даже сам себе, но в этом был план. Что бы всё пошло не так. Что бы...
-Не неси бред! Не один адекватный человек...
-АДЕКВАТНЫЙ. В этом всё дело, не находишь?
-Заткнитесь! Оба! Из-за вас мы все погибнем!!
-...
-Не самый худший исход событий, тебе не кажется?

Я не ожидал того, что произошло со всеми нами в тот самый момент, когда в моей руке оказался шприц. Это было очень быстро. Раз - и все мы уже летим в стену, а потом тихо вскрикиваем от боли и кое-как пытаемся встать. Всё вокруг меняется в одночасье, будто бы пропитываясь магией, и вместе с этим приходит осознание, что теперь любой предмет в этой комнате может быть смертельно опасен. Глаза ведьмы горят огнем, и моё сердце замирает, когда я вижу это. Чёрт. Побери.
Знаете, это более чем просто прекрасно. Это как увидеть жар-птицу и любоваться ей, осознавая, что сгоришь в её пламени, это как восхищаться единорогом, наплевав на то, что через мгновенье он ударит тебя копытом в грудь, заставляя захлебываться собственной кровью... Это...смертельно, но слишком красиво, что бы думать о смерти.
Я усмехаюсь, глядя ей в глаза - мне приятно думать, что я умру от её рук. Нет, я уже успел обдумать варианты, при которых я не_умру, и пришел к выводу, что их не существует. Без сомнения, я буду бороться, я слишком привык жить, что бы взять и отказаться от этого просто так, но тем не менее, если мне суждено подохнуть сегодня... что ж. Умереть от рук такого создания мне не будет стыдно.
Ведьма больше не выглядит напуганной, она даже не кажется измученной - магия придала ей сил и уверенности в себе. Теперь она ещё лучше, я не могу с этим поспорить, как и с тем, что тот голос в моей голове был отчасти прав - я хотел это увидеть.
- Смешно, мой сладкий?
-Что ты, - я пожимаю плечами, пристально глядя в её горящие глаза, а потом опуская взгляд ниже, нагло пользуясь тем, что она всё ещё полураздета, - Я напуган до чёртиков.
"И тем не менее, эстетическая составляющая моей казни просто зашкаливает, что не может не радовать"
-Ну что, поиграем?
Надо сказать, далеко не все мои личности были восхищены происходящим, и вообще не разделяли мой взгляд на вещи - около десятка впали в истерику или же застыли от страха, но я предпочитал скрывать их эмоции, пока это возможно. Уж лучше надменно ухмыляться, делая вид, что перспектива предстоящих экзекуций меня ничуть не смущает, чем писаться от страха и визжать как девченка. Впрочем, даже те "истерички" не успели вздрогнуть, когда в мою голову прилетело что-то тяжелое. Всё опять произошло слишком быстро, лишь убеждая меня в том, что никакого шанса противостоять магии у меня нет.

Когда я очнулся, моя голова раскалывалась на части даже сильнее, чем обычно. Я привык мучатся от головных болей, но сейчас всё было ещё хуже. Первое что я увидел - своё отражение в мутном куске зеркала. Кажется, я даже не сразу узнал себя, просто потому, что не привык видеть себя побитым и связанным - обычно я всегда выступал в роли мучителя.
Я резко дёргаюсь, как только до моих слабых и истеричных личностей доходит, в каком бедственном положении мы все находимся. Им совсем не нравится быть связанными, и они глупо пытаются избавиться от пут, но конечно же, ничего не выходит.  Тем более, судя по моим ощущениям, верёвкам будто бы что-то помогает держать меня ещё крепче. Магия, конечно же, опять она.
-Тише, тише...- шепчу я сам себе, успокаивая те части себя, что хотят впасть в истерику - нет уж, хотя бы внешне я должен быть спокоен как удав. Я поднимаю глаза, делаю глубокий вдох и улыбаюсь отражению в мутном зеркале.
Ведьмы в склепе нет, по крайней мере, я её не вижу. Вероятно, вышла подышать свежим воздухом, оглядеть места, в которые я е завёз...и выбрать место для моей свежей могилы. Как-то так. Мои размышления длятся не долго - вскоре я слышу тихие шаги.
-Э-эй, красавица, ну где же ты? - выкрикивает кто-то один, а остальные "мысленно" пытаются заткнуть руками его рот, но из этого конечно же ничего не выходит - Неужели ты просто бросишь меня тут и уйдёшь?

+2

17


Ненависть. Она такая всепоглощающая, что ее количество могло бы ужаснуть любого человека. Она как вода, как море, как океан, тонны которого сваливаются тебе на голову и превращают твое тело в смесь мышц, разломанных костей и ошметков кожи. Она мерзко мурлыкает над твоим ухом, проникает в мозг, затуманивает его и делает из тебя животное, с одними лишь инстинктами. Ее слишком много. И будь это количество немного меньшим, тебе было бы невыносимо больно, ты чувствовал бы всю свою человеческую сущность, жалость к самому себе. Но высшая степень ненависти это как раскаленный металл, притронувшись к которому ты почувствовал бы боль, стерпеть которую невозможно. Но ты делаешь это специально, чтобы пройти сквозь точку не возврата и ощутить наслаждение. Эту сладость во рту, эту животную похоть и нескончаемую силу и власть в своих руках. Рычи, милая, рычи! Ха-ха-ха!

Каков дурак, ну вы посмотрите! Как можно было сделать столько ошибок? Удивительно, как один, всего лишь один человек внезапно смог изменить жизнь девушки, возраст которой уже и не счесть. А ведь никто за все это время не смог сделать что-то подобное, действительно удивительное, но в то же время страшное. Ведьме было обидно не только за действия, совершенные над ней, но и за то, что она так отчаялась, опустила руки, лишившись магии всего лишь на несколько часов. Неужели она настолько бесполезна без нее? Вроде нет. Но все же. Однако, сейчас магия к ней вернулась и Моргана пообещала себе больше никогда не доверять людям, попадающимся ей по дороге домой в темное время суток. Определенно, они обязательно попадутся либо со шприцами с неизвестной жидкостью внутри, либо с голым задом, спрятанным под плащом. В обоих случаях, зрелище не особо приятное, особенно если первое грозит лишением магических сил. Благо, не изобрели еще средства, что могло бы подавить такое существо внутри. Итак, вывод. Не доверять мужчинам. Особенно мужчинам. Мужчины должны страдать. Но как? А вот над этим вопросом Моргана собиралась подумать как можно тщательней. Собственно, именно поэтому она сидела сейчас на полу, неподалеку от уже привязанного к своему "трону" незнакомцу. Холодновато, конечно, однако, не привыкать. Ведьму больше раздражал тот факт, что одежда на ней была теперь похожа на ту, в которую обычно облачают пугало. Она совсем не надеялась найти в этой едва ли не кромешной темноте что-то похожее на одежду, однако, ей все же посчастливилось найти некое подобие платья. В голову, конечно же, пришел вопрос "Неужели это стало бы моим посмертным облачением?", но все же ведьма отбросила эту мысль и поспешила переодеться. Тем более, что в платье оказалось гораздо теплее и удобнее, нежели в рванье. Было очевидно, что оно оказалось в этом склепе вместе с ними, его редкими посетителями. И Моргана опять же оценила вкус мужчины, до сих пор пребывающим без сознания. Строгое, в пол, черное платье могло бы существовать и без человека. Оно словно обладало таким же могуществом, что и сама ведьма. Девушка даже представила себя на секунду в нем, бездыханной, со стеклянными глазами. Не хотелось бы, конечно, хвалиться, но тут и сама ведьма согласилась, что это зрелище было бы потрясающим. Жаль, жаль, но наш кровожадный незнакомец все это упустил.
-Тише, тише...
Внезапно раздавшийся посреди комнаты шепот заставил Моргану обернуться. Однако, ее движения в этой тьме были незаметными, свечи словно отказывались приносить свет к тому уголку, что она заняла. Наверно именно поэтому незнакомец осматрел комнату будучи едва ли не полностью уверенным в том, что он здесь находится один. Глупец. Ведьма ухмыльнулась и продолжила наблюдать за его действиями, которые были так похожи на действия маленького ребенка, которого родители оставили посреди улицы и куда-то пропали. Человек. Как он ничтожен. Ха-ха! Хотя, эта особь, судя по всему, на немного, но все же более бесстрашна. Даже улыбается. Прекрасно, прекрасно. Моргана уже придумала, как можно стереть эту улыбку с его лица.
-Э-эй, красавица, ну где же ты? Неужели ты просто бросишь меня тут и уйдёшь?
Моргана мысленно расхохоталась. Да он ведь нарывается, черт возьми! Однако, он уже сделал все, что мог. И получит по заслугам.
- Бросить такого мерзавца как ты? Ни в коем случае. - ответила мужчине ведьма, оставаясь во тьме. Наверно, это производило неплохой эффект, будто сами стены разговаривают с этим существом. Это должно было пугать и напрягать. Во всяком случае, девушка надеялась, что так оно и произошло.
Помедлив несколько секунд, она все же решилась выйти, представляя себя взору мужчины. Подойдя к нему, она слегка провела пальцами по его шее и с удовольствием отметила, как интенсивно дергалась венка под нежной кожей. Она даже прикрыла глаза от удовольствия, она представила кровь, что сочится внутри, почувствовала ее вкус на своих губах. Бороться с желанием впиться зубами в эту ткань человеческого тела было просто невозможно. Но нет, слишком рано. Давайте лучше наслаждаться этой замечательной картиной?

0

18

Kiss the boot of shiny, shiny leather
Shiny leather in the dark
Tongue of thongs, the belt that does await you
Strike, dear mistress, and cure his heart

[Ordo Rosarius Equilibrio - She's in Love with the Whip]


Ведьма отвечает почти сразу, и это даёт мне понять, что всё это время она была ближе, чем я думал. А что же за шаги я тогда слышал? Слуховые галлюцинации? О-о, будто мне было мало пятидесяти голосов...Но они все не важны, когда есть один голос, который принадлежит ей. Он звучит со всех сторон, проникая мне в голову и заставляя всех нас умолкнуть.
Я тихо смеюсь, показывая этим, что мне нравится её ответ, и мне приятно думать, что она осталась здесь ради меня. Какая честь, надо же... К счастью, те части меня, что могли бы начать верещать о том, что всё это не к добру, слишком напуганы и до сих пор находятся в неком оцепенении. Сдалась мне их болтовня, будто я не знаю, к чему всё идёт? Я снова смеюсь, теперь уже громче, внимательно вглядываясь в своё отражение. Я буду видеть всё, что она будет со мной делать - хотя бы эта мысль должна заставить меня волноваться, но, кажется, я только больше заинтригован. О, я же ничего не знаю про неё - она хоть и ведьма, но такая нежная, такая хрупкая...Что она знает о жестокости? Как далеко она способна зайти? Как сильно я смог её разозлить? Я облизываю пересохшие губы, продолжая и продолжая задавать себе вопросы подобного рода. Надо же, я настолько неадекватен, что смеюсь на собственной казни. Кто бы сомневался.
Наконец девушка появляется из тени, и я с немалым удивлением замечаю, что она одета в длинное чёрное платье, которое я приготовил для неё. Вернее, наверное, не я... Для меня это слишком театрально, всё это - склеп, свечи, старое чёрное платье, "винтажное", как сейчас модно говорить... Всё это проделки одного из нас, который уже не в первый раз придаёт нашим мрачным и нелицеприятным шалостям эстетичный вид. Ну, сравнительно эстетичный...Если собрать во едино всех нас, то можно сделать вывод, что у нас весьма извращенное чувство прекрасного. Весьма странное и противоречивое.
-Надо же, это платье как будто специально было сшито для тебя, -произношу я, запрокидывая голову назад и глядя ведьме в глаза, - Тебе идёт черный цвет. Цвет тайны, цвет смерти...
Мой голос становится всё тише, но я не перестаю улыбаться, в том числе и тогда, когда она касается моей шеи. Я изгибаюсь под её прикосновениями, я отвечаю на каждое её движение, и мне нравится следить за реакцией ведьмы. Неужели она думает, что я замолчу? И хочет ли она этого?
Я вижу, как она прикрывает глаза, я вижу удовольствие на её лице, и вместо того, что бы пугать, это меня возбуждает. Мне даже немного стыдно перед здравым смыслом, который сейчас спит сладким сном - мне должно быть страшно. Я повторяю это много раз, как мантру, и вот уже не один, а множество голосов шепчут это, но...
Внезапно я снова разражаюсь смехом, счастливым, чуть горьковатым, но всё же счастливым смехом. Она наверное решит, что я совсем слетел с катушек. И будет права.
В любом случае, я не замолчу так просто, ей понадобиться много усилий, что бы заставить меня заткнуться, и что бы сбить улыбку с моего лица.

+1

19

You came to see the mobscene
I know it isn't your scene
It's better than a sex scene and it's
So fucking obscene, obscene yeah.

Вы пришли посмотреть на непристойности
Я знаю, это не для вас
Это круче секса,
Это чертовски пошло, пошло, да!

Marilyn Manson – mOBSCENE


Итак, на чем же мы остановились? Ага, именно. Кажется, здесь, в этом самом склепе один чертов маньяк едва не лишил жизни бедную девушку. Ах да, я совсем забыл сказать, что девушка то не простая, а золотая тоже с прибабахом, собственно, именно поэтому она сейчас раздумывала, каким образом можно его наказать. Ну или просто отомстить за свои страдания, которые, кстати говоря, были довольно-таки забавными.
Первым делом она, конечно же, обыскала всю комнату в поисках чего-нибудь колющего или режущего. На удивление, здесь кроме чудовищно красивого платья оказалось так же огромное количество разных коробочек, содержащих в себе то самые невероятные вещества, начиная от пороха, заканчивая костным порошком, то иглы и крюки, которые ведьма сочла вполне подходящими для будущих издевательств.
Однако, начать она все же решила с миловидных паучков, которые ползали повсюду, отравляя своим присутствием сознание Морганы. Да, ведьма терпеть не могла пауков. Поэтому решила убить двух зайцев сразу.
- Ну что, радость моя, как ты смотришь на то, чтобы немного полакомиться? Нужны столовые приборы или тебе помочь? - ведьма с отвращением сгребла маленьких уродцев в чашу, стоявшую неподалеку и подсела к незнакомцу. Хотя, какой он уже к черту незнакомец? Вполне себе такой знакомец. После всего того, что случилось то! Поэтому, Моргана решила, что в честь их новой дружбы сумасшедший дружок будет не прочь скушать пару-тройку восьмилапых. Девушка поставила чашу на стол и пододвинула свечи к себе. Ну правда, не в сырую же их есть? И не всухомятку! Ведьма наполнила бокал тем самым вином, что когда-то испробовала и сама, а затем продолжила свое развлечение. Итак, достанем сначала одного и насадим его на крюк. В конце концов, не голыми же руками лезть к огонькам свеч. Ведьма, конечно же, хоть и была бессмертной в некоторых случаях, но портить кожу совсем не хотела.
- Тебе с корочкой, радость моя? - с улыбкой спросила Моргана. - Специй не желаешь? Ммм... Невероятная вкуснятина, я считаю. - девушка поднесла трепыхающееся существо к огню и с удовольствием начала наблюдать, как оно умирает, превращаясь в съежившийся комок. Еще пару секунд и будет готово!
Ведьма поднесла раскаленное блюдо ко рту мужчины.
- Ну давай же. Разве ты не любишь точно так же лакомиться своими жертвами, м? Сначала медленно издеваться над ними, медленно убивать. А потом съедать их крики, эмоции, боль. Ты ведь так питаешься, верно? Так почему бы не сделать это снова? - прошептала ведьма, рыча и шипя, как разгневанная кошка. Да, гнева в ведьме было достаточно, поэтому она и творила столь безумные вещи. Но больше всего ей хотелось вновь вернуться домой и укутаться в одеяло, забыв о всем этом. Ведь спокойствие - это лучшее, что может обрести человек за все время своей жизни. И чем раньше он его обретет, тем счастливее его жизнь.
- Не откроешь рот сам, я сделаю это с помощью магии. Возможно даже и оставлю его открытым на всю твою оставшуюся жизнь. - хихикнула ведьма и провела паучком по губам мужчины. Судя по всему, аргумент, приведенный ведьмой, подействовал на него вполне действенно. Ведьма довольно улыбнулась, положила подбородок на руку и принялась наблюдать.
- Ну какой же ты вредный. Давай, активнее! Не то наколдую тебе поросячий хвостик и длинный нос! Как это делают злые колдуньи из сказок! - ведьма вновь расхохоталась, да так, что едва не опрокинула со стола чашу с пауками и свечи.
Плюнув на свою затею, Моргана решила заняться чем-то более серьезным. К счастью, ей не надо было для этого подниматься со стула и двигаться в принципе. Зрачки девушки загорелись, а одежда на мужчине тем временем мгновенно превратилась в пепел. Жаль, что он так и не успел ничего почувствовать, но на сегодня достаточно горелых уродцев. Однако, для совершения следующего этапа наказания, ведьме все же пришлось встать. Она вновь провела пальцами по телу мужчины, слегка царапая кожу и с наслаждением представляя, как красиво будет выглядеть эта кожа, когда ее украсишь крюками.
Ведьма совершенно не была удивлена, что человек рядом с ней иногда посмеивается. Ему нравится боль, нравятся подобные утехи, но Моргану это совсем не останавливало. Точнее сказать, она лишь хотела проверить его на прочность. Может, стоило бы напоить засранца каким-нибудь зельем, усиливающим ощущения? Жаль, что таковых ингредиентов здесь не было. Но попробовать стоило, поэтому, ведьма уже достала первый крюк и приложила его к коже на спине. Надорвать ее было проще простого. Тонкая струйка крови появилась наружу, так невинно и красиво рассекая белизну тела. Наконец-то. Ведьма припала губами к дорожке и медленно провела по ней языком. Нет более пьянящего напитка, нежели этот.
Однако, дело необходимо было продолжать. И ведьма подарила этому телу еще три крюка.
Продолжим?

Отредактировано Morgana (2014-10-05 18:19:37)

+1

20

Ты сам меня к себе призвал
Своим отчаянным желаньем
Улыбка для тебя – оскал.
Ты наслаждаешься страданьем.

[Otto Dix - Раб]


Ну наконец-то, начало представления! А то я уже начал засыпать. Начать моя прекрасная мучительница решила с... трапезы. Как забавно. И её выбор блюда меня немного удивил, но не то что бы сильно расстроил. Подумаешь, пауки.
-М-м, покормишь меня с ложечки? Или с вилочки? - вертя головой я задаю вопросы, наверное, не совсем тем тоном, которого она от меня ждет. Я звучу скорее заинтересованно и воодушевлённо, чем испуганно. -О-о, с крючка, чудесно!
И я снова смеюсь.
За мучением паучка, которого специально для меня готовила Моргана, я следил без особо трепета, даже сердце не дрогнуло от жалости, вот такая я скотина. И надо сказать, за девушкой наблюдать было занятнее - по тому, как она совершала все эти процедуры, не трудно было сделать вывод, что ей всё это куда противнее чем человеку, которому предстоит лакомиться блюдом. Ну конечно, я и до этого заметил что пауки ей не нравятся, и теперь она придумывает пытки для меня, основываясь на своих страхах.
-Как интересно с каждой минутой узнавать о тебе всё больше и больше... - шепчу я, завороженно любуясь, и почти сразу после того как я договариваю, перед моими губами оказывается раскаленный крюк с маленьким комочком, который, судя по предположениям ведьмы, должен меня напугать. Ох, детский сад да и только! Один из моих импринтов был спецназовцем, и вовремя очередной операции был вынужден больше недели выживать в джунглях... И она хочет удивить меня вот этим угольком? Ха! Другое дело, что крюк раскаленный, и поэтому облизывать его мне как-то не особо хочется. Я сжимаю губы, я тяну время, позволяя металлическому оружию остынуть, и через какое-то время всё же поддаюсь на уговоры девушки, приоткрывая рот.
Я ем паука так спокойно, будто это просто кусочек курицы в панировке, но моя мучительница всё равно в полном восторге, ведь в её представлении я подвергаюсь каким-то страшным унижениям. Хм, подумаешь...
"Да тебе радоваться надо, что у неё не такая фантазия, как у тебя" - говорит один их нас. Да-а, я думаю, он прав.
-В Камбодже пауки считаются деликатесом, их жарят с солью и чесноком, - сообщаю я совершенно спокойно, - Только там это ядовитые тарантулы размером с руку, а не то, что приготовила ты. Порция была как-то маловата.
Я усмехаюсь, думая, каких бы ей ещё увлекательных подробностей рассказать про встречающуюся в джунглях живность, что бы ей стало не по себе. Но сказать ничего не успеваю - ведьма , которой явно не по нраву эта тема, нашла способ перевести разговор в другое русло.
Разглядывая своё отражение в зеркале, я удивлённо вскидываю брови - в мгновение вся одежда на мне сгорела, в то время как я сам остался целым и невредимым, как и верёвки.
-А ты умеешь...- в этот момент я чувствую как что-то рассекает мою кожу, и это заставляет меня на секунду замолкнуть, шумно вдыхая воздух в попытке прийти в себя от внезапной боли. Но я, конечно же, молчу совсем не долго, и вскоре завершаю предложение, выдыхая последнее слово-  ...развлекаться.
И стоило мне договорить, как я снова чувствую прикосновение, на этот раз куда более приятное - это уже не холодный метал, это её руки и её же язычок, собирающий алые капли моей крови. Я сладко улыбаюсь, пытаясь сосредоточиться именно на приятных ощущениях и не слушая те крики, что звучат в моей голове.
"Спите, мальчики мои, спите и не думайте об этом - я справлюсь сам." Но если бы всё было так просто, если бы я только мог отключать и включать свои личности когда захочу...Остаётся лишь вести диалоги с теми, кто сохраняет спокойствие или вовсе получает удовольствие от процесса.
"О-о, она нашла наши крюки. Может сказать ей, что, они намного лучше смотрелись бы в её сосках?" -усмехается Бобби.
"Лучше не надо. ," - отвечает Джек, понимая, что ведьма тоже может в ответ придумать что-нибудь в этом роде.
"Да, ты прав, пусть сама думает, зачем подкидывать ей идеи?"
В это время в кожу впивается ещё несколько железных когтей, и я, изгибаясь, снова наполняю легкие воздухом, делаю вдох-выдох и лучезарно улыбаюсь. Не знаю почему, но эта сумасшедшая улыбка помогает мне справляться с болью и не думать о ней как о чем-то плохом. Разве мне больно? Нет, нет, мне весело!
"Wir tun, es sei alles gut, drinnen ist aber ein schrecklicher Schmerz." - тихо звучит в голове голос Курта Тотенгрэбера, спокойный и холодный. О, проснулся! Ты-то мне и нужен. В следующем акте этого спектакля будешь выступать именно ты.

0

21

Хм, однако. Моргана чувствовала себя абсолютно опустошенной. В один момент ей показалось, что помещение, что окружало ее, в миг рассыпалось, образуя лишь бесконечную темноту. Или наоборот, бесконечно огромную белизну. Не так уж и важно. Тонкие пальцы замерли в воздухе, а сознание вдруг остановилось.
Черт.
Что же это за блядский синдром такой? Почему ведьма никак не может избавиться от своей меланхолии, которую ведет за собой на протяжении стольких лет? Неужели нельзя позволить себе в свои годы оторваться как следует, перестать действовать законам природы и судьбы, взять их за рога и вывести собственную жалкую жизнь к истинному счастью? Хотя, что же такое счастье? Для каждого оно разное. Вы сейчас подумали о любви, семье, благополучии... Но ведьма, конечно же, подразумевала нечто иное под этим словом. Что именно? Она и сама не знала. Она уже и забыла само слово, не понимала, зачем люди употребляют его в своей речи. Они ведь должны понимать, что когда-нибудь умрут, так и не постигнув этого вымышленного счастья. Никто его не постигнет. Это фикция, выдумка и ложь. Вокруг в-принципе нет ничего, кроме лжи. Умрут все. Умер Иисус, умер Микеланджело, Ньютон, Ленин. Им не воздалось за труды, как это было обещано. Вряд ли их имена останутся вечными на этой земле. А не значит ли это, что всем нам можно попросту дожить свои годы в тишине и покое, не предпринимая попыток обрести славу или постигнуть истину?
А что если ты бессмертен, что же делать тогда?
Хотя, черт побери! Бессмертие это же прекрасно? Просто прекрасно? "Все умрут, а я останусь", как говорится!
- Staying alive, ah, ha, ha,ha... Stayin' ali-a-a-a-a-a-a-ve! - внезапно пропела ведьма, вставляя последний, тринадцатый крючок в кожу маньяка. - Как жаль, как жаль, что твой прекрасный план провалился. Хочу отдать должное, логистика оказалась на высоте. Признайся, неужели меня было так легко раскрыть? И как там поживает мой испуганный и разгневанный работодатель? Боюсь представить, каково его психическое состояние! - ведьма расхохоталась, представляя эту агонию простого смертного, который терзает свой разум в догадках, что именно ему довелось встретить и как самому обрести такую власть. Ответ прост - никак. Упс. Вот незадача.
- Пожалуй, стоит навестить этого засранца. Конечно же, после того, как разделаюсь с тобой. Хотя, тут уже и разделывать нечего. - ведьма сделала пару шагов, окидывая взглядом мужчину.
На секунду ей стало жаль его. Всем своим нутром она хотела отпустить его восвояси и никогда более не встречать. Но желание отомстить занимало в ее сознании много больше места, нежели жалость.
- Скажи мне, а ты веришь в Бога? Аллах, Будда, Христос? Хотя, дай угадаю, ты считаешь богом лишь себя? Но ты ведь знаешь, что они принесли в жертву свою жизнь, чтобы идея, созданная ими, разлетелась вместе с их прахом по всей земле? Готов ли ты страдать за свою идею, если она, конечно же, есть...
Ведьма хотела реветь от жалости. Она хотела увидеть наконец эту боль на лице своего мучителя. Неужели у нее не получится этого добиться? Жалость. Она хотела безмерной и абсолютной жалости, чтобы она обуревала ее и заставляла почувствовать разницу между человеком и ею, существом более высшем, избранным. Человечество само закопало эволюцию в землю, вместе с трупами тех, кто был выше их. Страх. Вот, что является преградой для эволюции. Ты можешь залезть в пасть крокодила, войти в горящее здание, но ты всегда будешь чего-то бояться, всегда. Потому что ты - человек. А она - нет. Обретая магию, лишаешься страха, понимаешь все вокруг себя, чувствуешь Вселенную вокруг, чувствуешь себя выше. Гордость. То, что навсегда станет отличительной чертой волшебного существа.
Магия вновь просочилась в помещение сквозь ведьму, поднимая тело мужчины от стула. Поднимаясь с каждой секундой чуточку выше, он казался марионеткой, такой смешной и безвольной. Невидимая сила развела руки новой куклы Морганы и медленно понесла ее к стене.
- Ты будешь страдать. Так же, как страдал на кресте обманутый Иисус. А знаешь, кто обманул тебя? Ты сам.
Легкий взмах пальцами и неизвестно откуда в воздухе повисли несколько гвоздей. Осталось лишь вбить их в ладони, что с такой яростью рвали одежду на ведьме. Вбить их с той же яростью и наблюдать, как струйки крови скатываются вниз, оставляя многочисленные дорожки. Ведьма боялась даже представить, какую чудовищную боль испытывает человек, вися на единственных лишь гвоздях...
Тело мучителя легко стукнулось о стену, продолжая "плавать" в воздухе, словно перышко. Моргана была готова обрушить на него всю свою обиду. Для этого требовалось лишь четыре гвоздя.
Первый гвоздь со свистом рассек воздух и вонзился в плоть. Ярость.
Второй под воздействием магии медленно проник сквозь плоть. Жалость.
Третий уже не приносил плоти столько боли. Страх.
Четвертый скрепил плоть с холодной стеной. Гордость.

Спустя секунду магия перестала поддерживать тело мужчины.

Кто-нибудь, соберите кровь страдальца, быть может, через пару сотен лет ее назовут священной!

+1

22

There is nothing you can do that I have not already done to myself


Её прикосновения ко мне перестают быть ласковыми. Снова крюки впиваются в кожу, и снова три самых сильных, и при этом подходящих для контакта с ведьмой, личности стоят на страже, не давая боли прорваться внутрь и добраться до более слабых. Курт Тоттенгребэр, Джек Дэвис и Бобби, у которого нет фамилии - этим троим не за что любить друг друга, или уважать, или вообще испытывать хоть что-то кроме ненависти, но сейчас они вынуждены быть одной командой. Джэк Дэвис старается быть спокойным и выносливым, Бобби - получать от боли удовольствие и раздражать мучительницу своей довольной улыбкой, а Курт... Курт не чувствует ничего. Он холоден как лёд, его взгляд тяжелый как свинец, а в его личном, независимом от нас всех, сознании, как будто бы нет ни единой мысли. Курт совершенно равнодушен к происходящему, и именно поэтому я выбираю его следующим "переговорщиком". Вторым рядом после упомянутой троицы стоит "армия" врачей, солдат и прочих более-менее сильных и стабильных личностей, прикрывая спинами кучку слабых и немощных, эмоциональных и не способных переносить боль. Мы будем держаться сколько сможем, а оболочка тем временем должна сменить своё поведение.
Когда ведьма снова смотрит на меня, она становится свидетелем странной картины. Я ловлю её взгляд, я оглядываю её с ног до головы развратным и развязным взглядом, улыбаясь и тяжело дыша от боли. Я стараюсь из последних сил не стонать, не хрипеть, и тем более не кричать. Я стараюсь убедить себя в том, что в этом есть свой кайф...Я улыбаюсь как наркоман, я агрессивно скалюсь, глядя на неё как настоящий безумец, и в ту самую секунду, когда ей кажется, что я не смогу больше держаться... Картинка меняется. Моё лицо меняет выражение так резко, будто кто-то переключил канал - больше никакой улыбки, никаких эмоций на лице... Нет ничего. Холодный тяжелый взгляд, лицо, на котором не подвижен ни один мускул, будто парализованное, будто совсем чужое. Здравствуй, дорогая, теперь перед тобой человек, равнодушный к боли. Ну, почти равнодушный.  Его зовут Курт Тотенгрэбер и он, (оригинальный он) умер под пытками, так и не выдав тайны, которую из него хотели вытянуть. Он не всесилен, но он не привык сдаваться. Жаль лишь, что его так трудно выманить, и так трудно удержать...Я не знаю, как долго у меня получится сохранять спокойствие, сдерживая 49 личностей силой одного лишь закаленного и привыкшего к боли наёмника.
Ведьма тем временем сходит с ума - поёт, смеется, строит планы на будущее. Ещё совсем недавно я бы посмеялся с ней, но сейчас я одел другую маску. И я смотрю на неё таким взглядом, будто она - даже не ничтожество, а просто пустое место. Невидимка, не существует и никогда не существовала. Курт совершенно безразличен к ней, в отличии от Бобби, который хочет её, и Джека, который боится её, но понимает и сопереживает ей.
"Если бы не вы, я бы убил её." - шепчет Курт по-немецки - он очень редко переходит на другие языки, хоть и знает четыре.
"Что он сказал?" - спрашивает тихо Бобби.
"Кажется, он на нас запал", - мысленно пожимает плечами Джек, совмещая полную невозмутимость в голосе с капелькой иронии.  Бобби не важно знать, о чем там треплется Курт, хоть говорит он и очень редко, и сейчас эти несколько слов означают, что он ужасно зол, выведен из себя и почти на грани. Если бы они не были все сросшимися сиамскими близнецами, Курт бы убил Бобби и Джека. И всех остальных.
"И ведьму." - прерывает он мои мысли. Боже, как это жутко, погружаться в размышления и слышать голос в своей голове, который будто бы исходит извне, но в то же время он твой... Это было так непривычно сначала - слышать мысли, которые я не думаю, осознавать что это всё принадлежит мне...
Заметили, я вспомнил про бога. Так вовремя. Или это не я вспомнил, а ведьма вспомнила про него, а я погрузился в свои мысли и будто бы её не слышал, но слова всё равно записались в моём сознании? Всё это так сложно...
- Ты будешь страдать. Так же, как страдал на кресте обманутый Иисус. А знаешь, кто обманул тебя? Ты сам.
Пока я не слушал её, пока я слушал шипящий голос Курта в моей голове, было намного легче. Теперь я поймал брошенный в меня дротик открытой ладонью, позволяя боли вонзиться в меня, задеть меня снаружи и встревожить что-то внутри. Совесть просыпается, вот что происходит. И Джек...он начинает давать слабину, потому что он чувствует себя виноватым. Он не смог остановить всё это. Он разрешил Бобби совершить страшную ошибку, и теперь они все умрут. Теперь они все исчезнут вместе.
Лишь один тяжелый вздох - вот и вся реакция Курта на внезапное перемещение. Совершенно голый,  с мокрой от крови спиной, с разодранной в лоскуты кожей, подвешенный в воздухе на невидимых нитках  - он всё равно холоден как сталь, он всё равно спокоен как водная гладь в штиль, и ему будто бы всё равно. Даже тогда, когда наше измученное тело с силой ударяется о стену, и мы понимаем, что как бы не были крепки морально, физически нас всё-таки можно сломать. Силы иссякают, песок утекает сквозь пальцы, всё скоро закончится. Всё скоро закончится.
Первый гвоздь ласково прикасается к правой ладони.
"По сравнению со всем, что было раньше, это не боль... Правда, Бобби?"
Второй гвоздь, как в тёплое масло, входит в левую ладонь.
"Мы видели многое, но такое с нами ещё не делал никто. Она отвратительнее всех, кого мы раньше встречали. Её фантазия почти так же хороша, как наша. Ну разве не прелесть?"
Третий гвоздь пробивает себе путь, раздвигая тонкие кости на правой ступне.
"Ролевые игры. Какая... прелесть..."
Четвертый гвоздь, последний винтик в механизме.
"Мне нравится смотреть, как ты ломаешь меня."
Занавес поднимается. Представление лишь начинается, когда она убирает свою магию, и я осознаю тяжесть своего тела. Тяжесть глупой физической оболочки, тяжесть тряпичной куклы, которой пользовались все, все кому не лень, и вот теперь это делает она. Смешно, смешно что мы так и не смогли научиться побеждать физическую боль, и мы не смогли научиться существовать без чувствительной, хрупкой скорлупы, из-за которой мы теряем силы. Джек ненавидит себя, и сдавленно стонет в моей голове, Бобби улыбается из последних сил, стискивая зубы...Стоны и всхлипы раздаются в моей голове эхом, эта дрянь медленно распространяется по нам всем. И только Курт всё ещё держится, и поэтому внешне я невозмутим. Я медленно поднимаю голову и смотрю на ведьму жестким взглядом,полным презрения.
-Ты когда-нибудь была в аду, сладкая?-на лице появляется ядовитая ухмылка, выдающая возвращение Бобби. Взгляд оживает, и теперь в нём горит огонь ненависти, который прожег бы ведьму насквозь, если бы только мог, - А я... живу... в аду.
Он выдаёт эти слова с хрипом, скалясь как зверь, облизывает губы, и... снова меняется в лице, будто снова переключили канал. Снова пустой отрешенный взгляд, и Курт мысленно пытается перенестись как можно дальше, в другие страны, в другие миры.
Вопрос лишь в том, как долго я продержусь.

+2

23

http://sa.uploads.ru/t/SfyD5.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/12900773EahI[/audio]
-Ты когда-нибудь была в аду, сладкая? А я... живу... в аду.
Я молчу и медленно опускаю глаза. Улыбка сходит с моего лица, словно солнце опускается за горизонт. Вместе с улыбкой уходит и непонятное настроение, что преследовало меня все это время. Оно словно овладело мной, заставляя творить столь глупые и жестокие дела, а ведь человек, что сейчас висит на стене совершенно не виноват в том, что он человек. В том, что он всего лишь человек, столкнувшийся с жутким злом, переживший на себе столько ненависти, злобы от людей, таких же, как и он. Злоба это некий ресурс, словно деньги, передающийся из рук в руки и заставляющий совершать абсолютно мерзкие поступки. Злоба клеймит тебя, разрушает, стоит лишь к ней прикоснуться. Но за деньги можно купить что угодно, а злоба бесполезна. И сегодня, злоба, что была отдана мне, вернулась обратно к ее отправителю. А ведь я могла бы за столько лет набраться мозгов и научиться не отвечать на эту злобу, останавливать ее путь и не позволять проходить сквозь меня?
Нет, я так ничему и не научилась за всю свою долгую и бесполезную жизнь. Однако, сегодняшний день принес мне гораздо больше уроков, нежели когда-либо. Я подаюсь немного вперед, все так же находясь в раздумьях и не обращая внимания на висящего мужчину. Он ни в чем не виноват. И пускай ненависть и ярость его глаз прожигают меня насквозь, я чувствую эту боль, что буквально пронизывает сказанные им слова. Он не виноват. И не мне судить его. Я не имею права покушаться на его жизнь, хотя, признаю, убивать его собственноручно я не хотела. Теперь я просто благодарна этому мужчине, что вернул к жизни мое сознание, поставил его на законное место, хотя мое сердце яростно желает прикончить его прямо сейчас. Причем самыми возможными вариациями, которых я, безусловно, знаю немало. Но разум берет верх над сердцем, которое так жаждет убийств. Сердцем, которое уже много лет не знает ничего человеческого. А была ли я хоть когда-нибудь человеком? Быть может, лишь в те времена, когда еще не знала о своих магических способностях, когда ощущала себя совсем по-другому, не выше других обитателей этой земли. Тогда я с уверенностью могла сказать, что люблю людей, люблю всем сердцем, а сейчас единственное, что я могу с точностью утверждать, так это то, что я их просто жалею за их беспомощность и отсутствие чести. Точно убедилась.
- В ад просто так не попадают. Должно быть, ты неплохо провинился, чтобы обрести его здесь, прямо на нашей бренной земле.
Я всегда не понимала людей, которые построили вокруг своего общества такое огромное количество мифов и легенд. Боги, богини, спасители грешников. Религия - это так глупо. Учитывая тот факт, что все волшебство, которое якобы творили все эти вымышленные "боги" на самом деле маги и волшебницы, что окружали их на протяжении всех этих веков. Внешне они ничем не отличаются от людей, но владеют гораздо большими способностями. Как жаль, что эти столпы, что мифология, что религия... Это лишь больная фантазия грезившего о могуществе человека. Обман, как и злоба, - повсюду. И я по обыкновению задаюсь вопросом - зачем тогда это все? Зачем проживать жизни за жизнями, если вокруг все равно нет ничего, кроме злобы, обмана и бесчестья? И все же, человек несет страшное бремя. Быть может, ад и не нужно переносить на землю, ведь он уже здесь?
Мои руки трясутся, но я делаю взмах рукой, отчего гвозди, секунду назад пронизывающие плоть мужчины, покинули ее с тем же свистом, что и вонзились. Я слышу звон, с каким падает железо на голые камни, и немедленно отворачиваюсь, дабы не видеть того, что произойдет дальше с человеком, который только что висел на этих гвоздях. Наверно, я поступила слишком жестоко, но равносильно тому, как поступил со мной он. Но если быть честной, порванная одежда и несколько царапин не настолько ужасающее преступление. Благо, что дальше не зашло, однако, здесь спасибо надо говорить не нашему виновнику торжества, а вернувшейся ко мне магии. Я все же решаюсь говорить, однако, все равно боюсь повернуться к нему.
- Как ты думаешь, что ждет тебя после смерти?
Едва мои губы вновь смыкаются, я понимаю, что вопрос оказался довольно-таки глупым. Его не ждет абсолютно ничего, ведь тех самых Высших Сил нет и никогда не будет. Некому судить его и некому простить. Лишь только он сам в состоянии сделать это, встать на путь истинный и верный, обрести моральные принципы. Ха, я порой чувствую, что в моей голове кто-то диктует инструкции по тому, как надо жить, однако, признайте, это ли не лучший вариант для того, чтобы стать поистине человеком? Я улыбаюсь самой себе и начинаю тихонько ступать рядом со столом, аккуратно проводя пальцами по "сюрпризу", что приготовил мне незнакомец. Мои зрачки разжигаются золотым заревом и стол вспыхивает неестественно мощным огнем. Зачем я это сделала? Наверно потому, что видеть уже не могу эту комнату и все, что с ней связано. Кажется, нам пора выйти отсюда на воздух, потому что совсем скоро его здесь совсем не станет, как и всего склепа в принципе.
- Ад - это когда ты теряешь близкого тебе человека. Когда он умирает на твоих глазах. Ад - это когда ты видишь закат эпохи, в которой родился. Расскажи мне, а в чем тогда заключается твой ад? - говорю я, стоя за созданной мной стеной огня. Он меня не видит и должно быть даже слышит не очень то уж и хорошо - сказывается потеря крови и треск сгорающего дерева. Но голос мой кажется столь холодным, он словно противостоит огню.
- Нам пора. Доберешься как-нибудь сам? - говорю я так же холодно, но не собираюсь помогать ему покинуть это место. Надеяться, что незнакомец сам сможет подняться бесполезно, поэтому, оставляю его здесь, пусть решит свою судьбу самостоятельно. Либо выберется сам, либо умрет здесь. Поджигаю все вокруг - в этом месте творилось слишком, слишком много плохого, чтобы оставлять его нетронутым. Можно считать,  не мщу человеку, я мщу стенам и тому, как они безмолвно наблюдали за тем, что со мной происходило. Пламя жадно заглатывает каждый предмет в этом склепе, а я с большим удовольствием иду к выходу. Без сожаления. С каждым шагом свежий воздух чувствуется все сильнее и сильнее, я с дрожью принимаю его внутрь своих легких. В этот момент я рождаюсь заново. Впервые за сотни лет.

Отредактировано Morgana (2014-11-30 21:00:30)

+1


Вы здесь » SEMPITERNAL » Фантастика » pain that brings pleasure


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC